'Вопросы к интервью
С.БУНТМАН: Добрый вечер. Мы начинаем очередной выпуск программы «Народ против». Начинаем его в хорошем настроении, потому что есть почему. Как-то нам со вчерашнего вечера спорт в нашей стране начал больше нравится, чем обычно. И сегодня у нас в гостях Вячеслав Фетисов. Добрый вечер, Вячеслав.

В.ФЕТИСОВ: Добрый вечер.

С.БУНТМАН: Вячеслав Фетисов руководит Агентством по всему нашему спорту и по всей физической культуре. Мы сегодня будем говорить о современном спорте и о спорте у нас – идет ли Россия в сторону современного спорта и что это такое вообще, современный спорт? Я б хотел задать вопрос сейчас нашим членам клуба привилегированных слушателей – как вы считаете, в современном спорте главное – расчет, технология, холодный расчет, скажем так для условности, или с не меньшей условностью – горящие глаза? Ну что, попробуете ответить на этот вопрос?

Материалы по теме

Что в настоящее время является решающим фактором в достижении спортивных побед?

«горящие глаза» и мотивация
51%
холодный расчет и технологии
44%
затрудняюсь ответить
5%


А.НЕПОМНЯЩИЙ: Я попробую. Мне кажется, спорт сейчас уже перешел в область высоких технологий. Рекорды достигаются только за счет постоянных тренировок, причем тренировок не только физических, но и, к сожалению, медицинских.

С.БУНТМАН: Ну а раньше что, можно было выбежать просто так и просто подбежать, забить, без тренировок?

А.НЕПОМНЯЩИЙ: Раньше не было таких препаратов, которые есть сейчас.

С.БУНТМАН: А, то есть это даже химия. То есть холодный расчет в пробирке. Понятно. Хорошо. Роман, ответьте на этот вопрос.

Р.РОДИН: Да, я считаю, что технологии сейчас в нашем спорте намного важнее, потому что горящие глаза были хороши лет 20 назад. А сейчас на одних горящих глазах мы обычно ничего не достигаем. Поэтому нужно скорее вкладывать деньги в науку. Но нужно не повышать зарплаты спортсменам, а повышать зарплаты тренерам или вкладывать деньги в ту же химию или в технологии.

С.БУНТМАН: Опять химия… Пожалуйста, Оля, может быть, вы без химии обойдетесь.

О.УЗЛОВА: Я считаю, что сейчас в спорте главную роль играют, наверное, деньги, и горящие глаза, я думаю, должны достойно оцениваться.

С.БУНТМАН: Уклончиво. Пожалуйста, последний ответ.

Е.РОМАНОВ: А я считаю, что последние два матча нашей футбольной сборной показали, что горящие глаза и мотивация играют все-таки решающую роль, по крайней мере в игровых видах.

С.БУНТМАН: Спасибо, что кто-то ответил так. Сейчас на этот вопрос будет отвечать Вячеслав Фетисов и слушатели одновременно. Потому что я этот вопрос задам нашим слушателям в интерактивном голосовании. И давайте мы уже прямо запустим голосование, если у нас это получится. Получится, я думаю. И я сразу задам этот вопрос нашим слушателям – думайте-думайте. Итак, по-вашему, в современном спорте залог успеха – это холодный расчет, условно, вы уже поняли, что тут и деньги, и технологии высокие, вплоть до химии, – тогда вы звоните 660 01 13. И обобщенное понятие «горящие глаза», во что входит мотивация, спортивный дух, честь спортивная, сила характера – тогда вы звоните 660 01 14. Начинаем голосование. Две минуты вы будете голосовать.

ГОЛОСОВАНИЕ

С.БУНТМАН: А теперь Вячеслав Фетисов. Как вы считаете, что прежде всего современный спорт все-таки?

В.ФЕТИСОВ: Очень интересно. Вчера ведь наша команда выиграла, а могла бы и не выиграть, могло бы такое произойти, и у нас другое настроение сегодня бы было.

С.БУНТМАН: А я уж думал, что не могла, честно говоря.

В.ФЕТИСОВ: Помимо всего прочего, результат во все времена, наверное, был с таким комплексным подходом и со всеми вытекающими последствиями. Во-первых, это тренировочный процесс, это талант спортсмена, тренера, всего коллектива, который готовит, это современные условия подготовки, это спортивный принцип, который должен быть главным и определяющим. И, естественно, стимул. В разные времена он был разным. И я могу не согласиться, так как сам являлся воспитанником спортивной советской системы, которая была одной из лучших в мире, где все эти моменты были расставлены в правильном порядке, то есть приоритеты были совершенно очевидны. Это талант, это огромный труд, это психология. Естественно, в разные времена это поддержка… химия – это, наверное, слишком простое определение. Если бы было так просто – замешал что-то в пробирке, дал спортсмену, и он побежал за 9, за 8 секунд стометровку, забил десять шайб, пять голов голландцам и все было бы хорошо. На самом деле это не совсем так. И сегодня мы говорим, и я согласен полностью с Александром, что сегодня спорт высших достижений – это некий хай-тек. И должны быть созданы определенные условия современные для подготовки, и должны работать суперпрофессионалы во всех направлениях, и обслуживающий персонал. И это мотивация. Что это значит – деньги ли, честь страны и флага, профессионализм или желание кому-то понравиться – эти составляющие должны быть успеха. И здесь постоянно возникает вопрос – а сколько вообще стоит успех? Можно ли заплатить спортсмену определенное количество денег и он обязательно выиграет?

С.БУНТМАН: Чтобы успех был гарантирован, да?

В.ФЕТИСОВ: Да. Наверное, никто таких гарантий не даст. И я могу сказать на примере профессиональных хоккеистов, которые приезжают за сборную своей страны, получая суточные, так скажем, и возможность семьи приехать за счет организаторов и поучаствовать в чемпионате мира, олимпийских играх, кубке Канады или кубке мира, — мотивация совершенно другая. То есть ты получаешь результат, а потом это вложится в копилку твоего следующего контракта с профессиональным клубом, где ты будешь получать…

С.БУНТМАН: То есть и материальные, и нематериальные вещи, которые становятся материальными, и наоборот. Это все взаимосвязано, да.

В.ФЕТИСОВ: Профессиональный спорт и оценка игрока совершенно очевидна, спортсмена. То есть его полезность в команде. Не его индивидуальные качества, а именно как он себя может найти в коллективе. Поэтому, я думаю, что талант тренера сегодня создать команду определяющим. Насколько это сложный механизм, я могу судить, потому что я сам был тренером и знаю, насколько важно учитывать все нюансы – распределить роли, дать возможность раскрыться талантам, мотивировать их, сказать нужные слова в нужное время в нужном месте и нужным тоном.

С.БУНТМАН: Я хочу доложить результаты голосования, которое у нас происходило не без инцидентов. То есть в какое-то время оно прекратилось, потом снова ожило. Но во всяком случае результат от этого не изменился – он как установился примерно на этом уровне… Считают, что холодный расчет, включающий высокие технологии, базу материальную спорта современную, — 54,9%. 45,1% считают, что прежде всего это т.н. горящие глаза и нематериальная мотивация. Ну, примерно пополам и разложилось. Я прошу прощения у тех, кто не смог вовремя проголосовать, потому что в это время линия у нас рухнула. Пожалуйста, Александр, вопрос сразу Вячеславу Фетисову. И динамичнее вопросы, а то мы ничего не успеем.

А.НЕПОМНЯЩИЙ: Вы говорите про то, что хайтек необходим и для этого необходимы правильные тренерские установки. В России сейчас хорошие тренеры –иностранцы. Наша тренерская школа уже не способна выпускать профессионалов высокого уровня.

В.ФЕТИСОВ: Мы сегодня видим действительно тенденцию, когда наши особенно игровые команды выигрывают с иностранными тренерами. Но опять же, это говорит о том… объяснить, что такое НХЛ, что такое жизнь в этой Лиге, что такое профессиональный хоккеист, не будучи там, наверное, сложно. Мы попали вперед развала одной системы, и наверное мы не успели создать новую свою. Естественно. Талантливые тренеры, которые работали, огромное им спасибо за то, что они в свое время подняли советский российский спорт на совершенно небывалую высоту. У них были совершенно другие навыки, совершенно другие инструменты влияния и так далее. Грубо говоря, нас держали 11 месяцев в году на сборах. То есть тренер, при всем его таланте, постоянно чувствовал каждого игрока, он находился с ним рядом, жил с ним одной жизнью и мог принимать решения на основе того, что он постоянно контролировал игрока. Сегодня игроки получают огромные деньги. В то время зарплата была у всех одинаковая, возможность поехать за границу была стимулом выиграть Чемпионат. Только выиграв, была возможность премировать. Ну и так далее. Много было инструментов, которые были связаны с образом жизни в стране. То есть командный результат был главным определением твоей успешности. Сегодня это независимые ребята, это большие деньги, это то, что называется сегодня умением соответствовать современности. И есть много причин в тот переходный период, когда много посредников и людей, которые решили на этом заработать, не дают сегодня возможности соответствовать многим современным моментам.

С.БУНТМАН: У нас в спорте «ларьковый» капитализм такой.

В.ФЕТИСОВ: Он до сих пор есть, и к сожалению, он уходит не так быстро, как хотелось бы. На самом деле посредники, которые образовались в нашем спорте, они сегодня больше всего мешают достижению результата. Естественно, сегодня мы радуемся успехам, потому что мы видим, что находятся специалисты, которые определяют ценность игрока, они сумеют аргументировано давать правильные указания, быть последовательными во всех принятых решениях и быть уважаемыми. Сегодня тренер должен быть прежде всего профессионалом высокого уровня, быть уважаемым последовательным профессионалом, пользующимся уважением среди ребят, который сумеет создать атмосферу вокруг команды и внутри нее.

С.БУНТМАН: Лен, пожалуйста.

Е.ДОЛГАНОВА: У нашей страны не самые развитые сейчас технологические достижения. Но несмотря на это у нас появляется успех в спорте. Поэтому здесь как раз у нас, я считаю, в наших победах – это именно мотивация, желание победить, настрой. Даже, может, какие-то другие страны более развиты, но мы все равно обходим их по достижениям.

В.ФЕТИСОВ: Еще раз хочу сказать, что талант спортсмена должен быть главной определяющей успеха. Еще раз – талант. Если мы говорим об уровне чемпионата мира, уровне рекорда мира и так далее, только неординарный талантливый человек сможет покорить эти вершины. Это совершенно понятно должно быть для вас. Просто так вколоть в кого-то какую-то химию и сказать, что он обязательно будет первым, наверное, сегодня не совсем правильно.

С.БУНТМАН: В некоторых вкалывают. Они становятся чемпионом, а потом их снимают…

В.ФЕТИСОВ: Сегодня, кстати, ведется серьезная борьба. Я являюсь одним из руководителей Всемирного антидопингового агентства, вхожу во все комитеты, комиссии и знаю, насколько серьезная борьба в этом направлении ведется. Но с другой стороны, было бы совсем просто – вколол, пробежал и все выиграл. Что касается мотивации, чести флага, я еще раз хочу определить, что наверное для любого профессионального спортсмена и для советского спорта главной определяющей успеха была честь флага. Помимо профессионализма, таланта, трудоспособности. Ну и так далее. И все время для нас было важно то, что у нас на груди, то есть название команды, а не то, что на спине, то есть твое имя. И в Америке я играл 9 лет, тренировал команду еще 4 года – я совершенно четко могу сказать, что ценность спортсмена определяется именно этими критериями. Насколько он сегодня готов играть на команду, для команды и за команду. Поэтому здесь совершенно очевидно: мотивация – это одна из главных составляющих, профессионализм спортсмена, ну и наверное его отношение к тому, что происходит. Мы, к сожалению, в период распада той система почему-то поняли, что я лично должен понравиться какому-то агенту, какому-то тренеру для того, чтобы быть успешным. А на самом деле ты должен делать дело свое хорошо. А все остальное придет, это совершенно очевидно.

Е.ДОЛГАНОВА: Но сейчас, например, наши неудачи объясняются тем, что мы плаваем, например, не в тех костюмах. То есть наши поражения начинают объясняться тем именно, что у нас чего-то не хватает технологической базы. Например то, что у нас тренироваться негде.

В.ФЕТИСОВ: Exсuses – это удел слабых и неумех. То есть те люди, которые хотят добиться, ищут выход из любой ситуации. Надо говорить об этом. Естественно, сегодня любой новый костюм в том же плавании – это некая психологическая тема, которая влияет каким-то образом чисто на психологию. И мы должны понимать, что все эти моменты выпускаются накануне больших соревнований. Естественно, правильно дать спортсмену дать возможность не думать о том, что если он не будет иметь этот костюм, он не будет иметь эти лыжи, то он выступит хуже. То есть мы должны соответствовать сегодня времени. С другой стороны, ни один костюм, наверное, как замечают великие спортсмены, сам не будет плыть. То есть надо очень много тренироваться, иметь талант, нужно огромное желание и пахать для того, чтобы быть первыми. Вдумайтесь: это спорт, он настолько с одной стороны объективен, что ты не можешь быть первым в мире, не имея таланта, не умея трудиться и не имея большой мотивации.

С.БУНТМАН: Пожалуйста, Роман.

Р.РОДИН: Талант – есть, несомненно, самое важное в спорте. И я уверен и все уверены, что талантов у нас тысячи в стране. Но по-моему одного таланта недостаточно. То есть талантов много, но нужно вкладываться не только в мотивацию готовых талантливых спортсменов, но именно искать эти таланты. Ведь важнее всего, наверное, сейчас искать молодые таланты и развивать сеть по всей стране, а не вкладываться в готовых талантливых спортсменов.

В.ФЕТИСОВ: Я понял. То есть нужна какая-то система, правильно?

Р.РОДИН: Да, нужна какая-то система по всей стране.

В.ФЕТИСОВ: Вот мы все это последнее время работали над созданием системы. Что под этим подразумевается? Во-первых, нужно вовлечь детей в занятия спортом. Сегодня мы говорим, что залог успешности нации, здоровья ее, альтернатива всем проблемам социальным лежит в развитии школьного спорта. Совершенно очевидно для меня, и это сегодня практика лидеров мировых, и в экономике в том числе, — это здоровое амбициозное поколение. Спорт дает возможность воспитать в детях именно эти качества – конкурентность, умение взаимодействовать, умение преодолевать трудности, ставить перед собой задачи коллективные, решать их вместе, взаимодействовать, ставить свои личные планы, тоже их решать. То есть если мы говорим, что при этой системе мы сможем получить суперфутболистов, которыми мы будем гордиться или суперпловцов, мы будем рады. Если мы из этой системы получим здоровых, амбициозных, красивых молодых людей, россиян, которые будут решать свои задачи, мы будем за них горды вдвойне. То есть мы сегодня говорим, что спорт решает очень многие вопросы. Что мы сегодня мы имеем в виду? Вот возобновить спартакиадное движение – мы говорим, что хотим вовлечь в процесс как можно большее количество детей, то есть создать систему соревнований даже на школьном уровне. То есть для меня совершенно понятно – если б не было системы, я б не сидел, наверное, здесь сегодня перед вами. То есть была «Золотая шайба», которая предопределяла создание клубов по месту жительства, выделение формы, систему соревнований и так далее. То есть меня вовлекли в этот процесс. Потому мне повезло – я попал в команду ЦСКА, в детскую спортивную школу, где я прошел определенные этапы становления. То есть со мной работали уже профессионалы другого уровня – сначала профессионалы, которые сумели меня увлечь, потом профессионалы, которые меня сумели раскрыть. Вот мы сегодня над этим работаем. У нас много проблем в связи с этим. То есть низкий статус учителя физкультуры. Вы знаете, что только треть детей у нас здорово физически в системе образования. Мы сегодня говорим, что количество наркоманов растет, что употребление наркотиков спустилось сегодня на уровень 11-12-летних. И мы сегодня говорим о том, что спорт сегодня (и мы имеем совершенно четкие цифры) – единственная альтернатива всем этим проблемам. Ребенок, который систематически занимается спортом начиная с раннего детства, уже имеет определенные свои устремления, и для него наркотики и алкоголь неинтересны, он совершенно по-другому мотивирован. Он по-другому получает удовольствие – от каких-то соревновательных моментов. И мы говорим, что сегодня школьный тренер, учитель физкультуры, детский тренер должен быть социально важным человеком в нашем обществе. То есть тем, который найдет, который увлечет, который научит.

С.БУНТМАН: А  что для этого нужно?

В.ФЕТИСОВ: Для этого нужно во-первых поднять статус, платить нормальные деньги, создать систему мотивации и решать это на уровне государственной задачи. То есть это не по желанию должно быть, а должно быть обязательным условием дальнейшего развития страны. Мы не можем быть конкурентноспособными ни в каком деле, если мы не будем иметь сильных, здоровых, амбициозных, мотивированных молодых людей. И мы должны их воспитывать с самого детства.

Ф.ОКОЛЬНИКОВ: У меня сразу вопрос. Я долго ждал – не хотелось перебивать. То, о чем вы говорите, называется федерально-целевая программа, принятая Росспортом. У меня к вам сразу вопрос. Там одно из направлений называется – «Массовый спорт в образовательном учреждении». Что вы вкладываете в это понятие? Почему не назвать «массовое физическое воспитание»?

В.ФЕТИСОВ: Понимаете, у нас сегодня есть Министерство спорта, туризма и молодежной политики, есть такое понятие – физическая культура. И у нас все время идут споры: физическая культура – это часть спорта или спорт – это часть физической культуры? С другой стороны…

Ф.ОКОЛЬНИКОВ: И как вы отвечаете на этот вопрос?

В.ФЕТИСОВ: Я не могу вам сейчас однозначно сказать.

Ф.ОКОЛЬНИКОВ: Ну как? Вы же приняли эту федерально-целевую программу.

В.ФЕТИСОВ: Я говорю вам о факте того, что вы сказали. На самом деле мы приняли федерально-целевую программу беспрецедентную вообще в нашей стране. И в советское время такой программы не было.

Ф.ОКОЛЬНИКОВ: Я б сказал – не беспрецедентную, а несколько безалаберную, потому что спорт, с точки зрения школы, куда вы его сейчас внедряете, это все-таки средство и метод физического воспитания. Понимаете?

В.ФЕТИСОВ: Да.

Ф.ОКОЛЬНИКОВ: Значит ли массовый спорт в образовательном учреждении… слово «массовый» к чему относится – к детям или к видам спорта, которые вы хотите внедрить в образовательный процесс?

В.ФЕТИСОВ: Массовый – это количество занимающихся.

Ф.ОКОЛЬНИКОВ: В этой связи у меня сразу вопрос. Там один из показателей – это количество построенных физкультурных комплексов. Скажите, пожалуйста, а кто будет заниматься мотивацией детей к занятию?

В.ФЕТИСОВ: Мы с вами, родители, старшие братья, сестры, учителя. Вы знаете…

Ф.ОКОЛЬНИКОВ: Я сразу перебью. Хочу просто вам напомнить один момент. Вы в 2004 году были инициатором упразднения должности учителя физкультуры и замены ее на должность тренера. Вы сейчас тоже придерживаетесь такой позиции?

В.ФЕТИСОВ: Не упразднение. Это, наверное, модификация системы вообще в целом. Давайте я вам коротко объясню, что на самом деле происходит. Мы приняли программу беспрецедентную. Мы должны построить до 2015-го года 4 тысячи спортивных объектов, в том числе 700 бассейнов, 1500 спортзалов многофункциональных по всем видам спорта, 750 стадионов, сейчас мы приняли программу по строительству 800 футбольных полей.

С.БУНТМАН: До новостей только ответить можно будет. А потом продолжим.

В.ФЕТИСОВ: И все они рассчитаны на межшкольное использование. То есть это межшкольные стадионы, это бассейн. Многофункциональный спортзал. Для чего? для того, чтобы были сегодня современные условия, чтобы наши дети могли заниматься всеми видами спорта. Просто сегодня войти в зал физкультуры в школе – я вот ходил в свою школу и часто хожу туда, особенно 1-го сентября, — как я уехал оттуда уже 45 лет назад, так все там в таком состоянии и находится. То есть сегодня мотивировать детей можно и тем, что создать суперсовременные условия – то, что мы сегодня строим. Другой вопрос – как влияет статус учителя физкультуры. То есть создать при общеобразовательных школах спортивные клубы для того, чтобы школы могли соревноваться с другими школами, чтобы могли соревнования проводиться внутри школы между классами. Ну и так далее. То есть мы сегодня говорим о том, что суббота-воскресенье должны быть спортивными днями, когда родители могли бы прийти, поболеть, поддержать своих детей, старшие поболеть за младших, младшие за старших. То есть воспитание патриотизма. Во всем мире существует школьный спорт – есть названия команд, есть логотип, есть возможность гордиться тем местом, где ты воспитывался и рос.

С.БУНТМАН: Кто не участвует, тот болеет обязательно.

В.ФЕТИСОВ: Да. Поэтому мы сегодня должны делать все возможное для того, чтобы втянуть как можно больше людей в занятия физкультурой и спортом. Потому что совершенно очевидно – это сегодня является социальным феноменом решения многих проблем, которые существуют в обществе.

С.БУНТМАН: Ну что же, мы сейчас прервемся. Как бы ни хотелось задать вопрос той же Лене сейчас и всем остальным, вопросов много – у нас будет время для того, чтобы их задать, — мы сейчас с вами разойдемся на три минуты, а потом продолжим, «Народ против…» Задавайте вопросы, и слушатели тоже могут задавать. У меня тут смски приходят — +7 985 970 4545. Встречаемся через три минуты.

НОВОСТИ

С.БУНТМАН: Вячеслав Фетисов у нас в гостях, и члены клуба. Федор как преподаватель тут же начал правильную тему. Я хочу повторить вопрос. Пока шли новости, мы как раз здесь говорили о школьном спорте. Чем он должен обеспечиваться. То есть в базе школы должен быть, наверное, спортивный стандарт. Как вы считаете? Федор, Вячеслав.

Ф.ОКОЛЬНИКОВ: Я сразу предлагаю развести понятия – школьный спорт и школьное физическое воспитание. Это два разных вообще момента. Школьный спорт уходит во внеклассную работу во второй половине дня, а школьное физическое воспитание, хотя на самом деле должно быть физическое развитие…

С.БУНТМАН: Ну они ж спаяны!

Ф.ОКОЛЬНИКОВ: Не-не, там есть тонкости, которые важны именно для нас. Потому что дополнительные уроки физкультуры, которые вводят, они все уходят во вторую половину дня. Дети на них не ходят. Потому что есть что? Есть нормы СанПин. Вам никто их превышать не даст.

С.БУНТМАН: Сейчас, Федор, я побрюзжу немножко, а потом дам. Если поставлена работа, дело не в том, что 40 или 45 лет назад, но дело в том, что урок физкультуры – одна из скучных, например, вещей был. Но после уроков – с 5-го класса нас выпускали против 10-классников играть не во что-нибудь, а в баскетбол. Нас били-мяли, но мы мечтали — когда вырастем, мы будем сами выигрывать все на свете в школе, а может и межшкольные какие-то соревнования. Когда мы окончили школу, мы приходили играть в волейбол, баскетбол, в мини-футбол. Приходили играть в нашем же зале, пока его не закрыли, всегда играть с 10-классниками тамошними. И бились, и говорили, что мы старые, но мы лучше, когда нам уже было 19, а не 17. Вот как здесь сделать это?

В.ФЕТИСОВ: Мы пришли к главной теме, которую необходимо решать достаточно срочно. С каждым годом промедления – это потеря здоровья и потенциала страны, на самом деле, ни много ни мало. Вот это разделение физического воспитания и спорта, я думаю, достаточно условно. Мы достаточно много сегодня взаимодействуем с Министерством образования. И у них четкая позиция, что спорт не нужен вообще. Хотя мы общаемся с детьми, мы провели достаточно много совещаний именно со школьниками, со студентами, с учителями физкультуры. Там, где есть понимание, где есть энтузиасты, там урок физкультуры интересен. Для примера – в московской школе произошло разделение в определенной возрастной категории уроков физкультуры: мальчики-девочки отдельно. То есть ребята играют в баскетбол, в мини-футбол, в волейбол, девочки в это время занимаются аэробикой, всякими фитнес-направлениями, чтобы владеть своим телом. Очень важно. Что мы видим? Стопроцентная посещаемость и тех и других уроков. Дети говорят, что, как нам говорят классики, физкультура не мешает академическому образованию, а наоборот помогает разгрузиться, особенно при таком напряженном моменте. Что мы сегодня говорим? Для того, чтобы поменять всю эту систему, нам нужно принять очень серьезное решение на уровне государства. Согласовать с Министерством здравоохранения, с Министерством образования, с Министерством спорта, как мы дальше будем двигаться. Мы увеличили на один час уроки физкультуры. Я в этом случае говорю – если мы видим, что дети не ходят на два урока, не поменяв стандарты и подход, то они с таким же удовольствием не будут ходить и на три, и на четыре, и на пять уроков. То есть мы говорим о том, что мы должны сегодня поменять полностью подход. Мы должны сегодня с самого раннего детства дать возможность детям разных физических возможностей, разных антропометрических данных найти себе место в школьном спорте. То есть был комплекс ГТО – мы начали рассматривать его как возрождение традиций. Провели в одном из регионов нашей страны эксперимент в течение одного года. Что мы имеем? Дети современные не могут сдать на значок ГТО по всем возрастным категориям, допустим, второй ступени в 70%. То есть сегодняшние дети по сравнению с детьми 30-летней давности хилые, физически неразвитые, они не умеют двигаться, они сегодня ущербны сами по себе физически.

(говорят все вместе)

Ф.ОКОЛЬНИКОВ: Можно вопрос? А вот эта идея – с аэробикой для девочек и игровыми видами спорта для мальчиков – скажите, пожалуйста, кто этим будет заниматься? Ставок нету, учителей тоже нету.

В.ФЕТИСОВ: Так вот, к чему мы пришли. У нас 13 вузов физкультуры в стране…

Ф.ОКОЛЬНИКОВ: И ни один из них не выпускает тренеров.

В.ФЕТИСОВ: Потому что сегодня вузы подставились под то, что сегодня интересно людям. У нас 90% выпускников вузов уходят в другие отрасли. Я говорю – у нас сегодня самая высокообразованная охрана в мире. То есть ребята уходят в охранные структуры, закончив институт физкультуры, потому что там они получают больше денег. Нет стимулов, нет перспективы, нет социальных пакетов.

Ф.ОКОЛЬНИКОВ: В вашей программе федерально-целевой ничего про это не сказано.

В.ФЕТИСОВ: Вы знаете, мы должны были решить в рамках программы, но мы не могли решить все проблемы.

Ф.ОКОЛЬНИКОВ: И последний самый вопрос. Скажите, спортивный паспорт и паспорт здоровья ребенка, который в обычных школах есть, это согласованные документы или это два разных документа?

В.ФЕТИСОВ: Это два разных документа, я думаю.

Ф.ОКОЛЬНИКОВ: То есть они опять не согласованы между собой…

В.ФЕТИСОВ: Почему мы хотим иметь спортивный паспорт? У нас сегодня 5.5 тысяч спортивный школ. Они разной направленности, разной принадлежности ведомственной. Мы сегодня говорим – для чего нам нужен спортивный паспорт? Для того, чтобы понимать учет – сколько занимается детей, и не упустить ни одной мало-мальски талантливого спортсмена. Что мы имеем в виду? Это электронная карта. В период новой России – вот за последний 6 лет мы возобновили спартакиаду в школе, когда талантливые ребята с Дальнего Востока и из Сибири могли приехать показаться, а до этого не было такой возможности, потому что билет перекрывал все мыслимые и немыслимые затраты региональных спорткомитетов. Дети варились в собственном соку. Если мы говорим, что мы создаем спортивный паспорт, и мальчик, молодой спортсмен на Камчатке в возрасте 12 лет прыгнул 1 метр 90, это сразу входит в базу данных. Мы в Москве получаем в базе данных, что появился мальчик очень талантливый на Камчатке, который может быть суперзвездой. И мы пригласили его на сборы…

С.БУНТМАН: Это к вопросу о поисках талантов. С чего началось. Да.

В.ФЕТИСОВ: Или мы послали туда специалистов, или пригласили его на сборы. Мы сегодня говорим – кто первый тренер? Мы не можем определить, кто первый тренер. Оказывается, эти люди при создании паспорта будут заметны и известны. То есть у него будет стимул расти. Его могут пригласить куда-то дальше преподавать, он может стать старшим тренером сборной команды, он может стать старшим тренером команды молодежи. То есть будет стимул расти. Мы найдем не только талантливых спортсменов, но и талантливых тренеров.

С.БУНТМАН: Вот смотрите, что пишут: «В Питере в одной из школ нет физкультуры в 1-2 классах уже два года. Это нормально?» Ответа – нет. Что здесь делать с учителями?

В.ФЕТИСОВ: Опять же, возвращаемся к тому, что надо менять стандарты послевоенные (до сих пор). Была подготовка – сдать нормы ГТО.УЗЛОВА: Кстати, мы предлагали одним из вариантом комплексный подход. Федор, тебе как специалисту будет, может, интересно. Германия послевоенная – упадническое настроение, наркомания, свободная любовь. Что они предложили обществу? Спорт. Спартакиада, «Мама, папа, я – спортивная семья» — все эти вещи. Что мы сегодня говорим? Опять же, возвращаясь к нормам ГТО – сегодня дети их не сдадут. То есть мы их отпугнем. Давайте что-то другое придумаем – сделаем, допустим, комплексный подход. Лучший класс. Делаем эстафету определенную. То есть класс будут подтягивать друг к другу, чтобы все занимались, все тренировались. И потом мы определим – это лучший спортивный класс. Не профанация, а именно действительно – они прошли все региональные отборы…

С.БУНТМАН: Потому что главная-то идея – не значок получить, а «А»-шника оббегать или «Б»-шника, соответственно.

В.ФЕТИСОВ: Да. А потом для тех, кто будет особо одаренный, будет другой стимул. И у тренера детской спортивной школы должен быть стимул найти этого талантливого парня и получить за это в итоге, воспитав звезду, много денег. А сегодня получается, что детскому тренеру выгоднее иметь блатного ребенка у себя в управлении, чем воспитывать талантливого спортсмена. Я вам сто процентов могу сказать, что мы теряем огромное количество молодых талантливых спортсменов, потому что они видят несправедливость – у них нет денег, они из бедной семьи, они не видят перспективы. И вторая еще тема – вот мы работали, в министерство это все переходит, над созданием закона о спортивной подготовке, то есть о создании стандартов. Если ты говоришь на региональном уровне, что у тебя детская спортивная школа, что у тебя училище олимпийского резерва, что у тебя детский спортивный клуб, то ты должен определенный уровень для занятий спортом. То есть должен быть стандарт – зал определенного размера, высота, освещенность. Не в подвале, да? если мы говорим, что это детская спортивная школа, значит, у тебя должен быть специалист определенного уровня, который должен получать определенные деньги и иметь определенный стимул. Если ты говоришь, что у тебя создана система детского спорта юношеского, значит, ты должен иметь систему диспансера. Мы сегодня по всем справкам теряем более половины талантливых спортсменов в регионах, потому что у нас отсутствует спортивная медицина в регионах, по одной простой причине: неправильно поставлен диагноз, неправильно назначено лечение. Это говорит об эффективности использования бюджетных средств. То есть талант уходит, потому что там блатные дела. И талант теряется для спорта, потому что нету медицинского обслуживания такого, как нужно.

С.БУНТМАН: Кстати говоря, вот недавно был пример – выступал врач спортивный. Массовая вещь – у мальчиков, которые занимаются футболом, в переходном возрасте болезнь роста – с коленкой. Раньше это было все, говорили – больше не занимайся. А оказывается, просто это надо знать – полгода покоя, полгода перерыва в интенсивных тренировках, и можно ехать дальше до любых высот. Иначе можно потерять.

В.ФЕТИСОВ: Еще раз, чтобы вы понимали. Допустим, американский спорт. Даже комментаторы, которые есть сегодня у них на центральных каналах, откуда они взялись? Университетский спорт у них является основой всего спорта. То есть уже на уровне университетов там рождаются эти комментаторы, судьи, доктора, врачи, менеджеры. То есть конкуренция все время есть. Для того, чтобы попасть в профессиональную команду, ты должен иметь очень высокий уровень профессионализма. Это определяет все сегодня. У нас конкуренции нет, у нас за период безвременья убито самое главное – спортивный принцип и конкуренция. У нас сегодня тренер знает, что он без работы не будет – он перешел в другую команду, он привел с собой тех же игроков, с которыми он играл. Текучка в хоккейных командах до сих пор была 70% после сезона. Как работал тренер, я не представляю. Как привыкнуть болельщикам к команде, я тоже не понимаю. Как спросить с него патриотизм, с игрока, когда он первую половину сезона играл для того, чтобы найти себе команду, где он будет играть на следующий сезон.

С.БУНТМАН: Это не технологии, а огромные неконтролируемые деньги.

В.ФЕТИСОВ: Сто процентов. Это завышение рынка…

С.БУНТМАН: Опять же – ларек, только очень большой. Пожалуйста, Лен, давайте.

Е.ДОЛГАНОВА: Вы говорите, что вместо талантливых ребят порою в спортивных школах занимаются блатные. Ведь сейчас очень недешево заниматься спортом – спортивная экипировка та же хоккейная дорого стоит, теннисные ракетки, теннисисты ездят за рубеж тренироваться. У нас же достаточно небогатые люди. Вот кто этим будет заниматься и обеспечивать детей всем?

В.ФЕТИСОВ: У нас произошло разделение власти. То есть детские спортивные школы, я сказал уже, ушли на муниципальный уровень. По большому счету, сегодня проблема у восточно-европейских стран такая же. Я знаю, что в ближайшее время будут проблемы в чешском хоккее, в словацком хоккее – стадионы построены давно, экипировка стоит дорого, лед дорогой, государство сегодня не вкладывает, потому что рынок пришел.

С.БУНТМАН: Они тоже на всем старом работают, да?

В.ФЕТИСОВ: Конечно. Еще хуже, чем у нас. Мы, правда, 300 катков построим в ближайшие семь лет и всех обгоним в этом плане. Но естественно, мы должны понимать, что сегодня… ну для примера – чтобы компенсировать все, что происходило, детская спортивная школа должна где-то найти деньги, чтобы найти экипировку и раздать талантливым ребятам. Для того, чтобы его найти, школа должна создать систему, то есть вовлечь в процесс детей, чтобы тренер мог пойти и отобрать самых талантливых, привести в школу и сказать – «Слушай, вот тебе экипировка, вот те форма – давай, тренируйся, будет все хорошо». Вот смотрите, что у нас происходит – что мы можем сделать в хоккее сегодня, создав новую лигу? Мы говорим, что система драфта – то есть драфт сегодня даст возможность определить наиболее талантливых ребят не по рекомендациям, а именно по объективным каким-то показателям. Его с 15 лет проследили, в 18 он уходит на драфт. И отдать детские спортивные школы как они есть муниципальному образованию. И говорить, что если ты работаешь хорошо, то давай-ка команда вышлет пацана – первый номер такой-то, Иванов Ваня, пошел в «Металлург Магнитогорск», который должен заплатить за него 500 тысяч долларов. Детская спортивная школа получает 500 тысяч долларов…

С.БУНТМАН: Школе прямо?

В.ФЕТИСОВ: Да, школе. Не то, что мы платим сегодня миллионы долларов и евро за иностранных спортсменов. А именно школе, которая работала все это время. Для чего? для того, чтобы переоборудоваться, чтобы закупить инвентарь. И 20% от этих денег – 100 тысяч долларов – отдать тренеру, который воспитал.

С.БУНТМАН: Это что ж получается? Значит, должно быть выгоднее не получить с родителей странного мальчика, которым все время голову морочат и говорят, что он такой талантливый… Это тренеры повторяют, потому что родители очень много приносят.

В.ФЕТИСОВ: Да, а здесь будет спортивный принцип главный и определяющий. Здесь определится квалификация тренера, который работает. Здесь будет понятно, как работает детская спортивная школа. И будет конкуренция – попасть в школу, где есть специалист, а не попасть в школу, где непонятно что. То есть мы говорим – деньги есть на рынке, только они работают в карман кому-то, а не в карман того, кто сегодня пашет.

Е.ДОЛГАНОВА: Это только так в хоккее?

В.ФЕТИСОВ: Нет, во всех. Воспитала легкого атлета, допустим, школа какая-то – пожалуйста, он выступает… Ну, там уже другой механизм, правда. Я просто говорю как принцип.

С.БУНТМАН: Просто хоккей разработан достаточно.

В.ФЕТИСОВ: Деньги болтаются, по большому счету, но они не попадают к тем, кто работает. И я считаю, что как только мы создадим систему стимулов для тех людей, кто работает с самого начала с талантливыми ребятами, система заработает по-другому. Это тренер будет ходить и искать по дворам этого талантливого парня. Он будет его воспитывать, лелеять. Потом у него появится перспектива прийти в фан-клуб работать, а потом возможность стать из детского тренера…

С.БУНТМАН: То есть и у тренера есть движение.

В.ФЕТИСОВ: Сто процентов. Конкуренция везде – это совершенно понятно.

О.УЗЛОВА: А у меня вот такой вопрос. Детские школы, воспитание талантов, соответственно потом профессиональные спортсмены – все это очень замечательно. Но у меня, например, ассоциация с большим массовым спортом исключительно одна: что любой профессиональный спортсмен – это больной человек. Потому что все травмы и, соответственно, все болезни профессиональные…

В.ФЕТИСОВ: Ольга, я сыграл 23 профессиональных сезона, 1700 профессиональных игр официальных и закончил в 40 лет.

О.УЗЛОВА: Ну, по вам этого не скажешь. Просто вопрос в том – в связи с массовым развитием этого всего будет ли такое же развитие медицины? Потому что, например, детский организм, когда он развивается, когда ребенок приходит в спортивную школу, это же не только детский врач, это еще и медицинское обслуживание, причем грамотное. Чтобы травмы у ребенка не превратились бы в то, что он бы стал инвалидом, и после этого родители не знают, что с ним делать и как его лечить.

В.ФЕТИСОВ: Оль, а вы знаете, в чем было преимущество советской системы спортивной? Для нас это был профессиональный спорт, для всех других это был любительский. В каком отношении? Детские тренеры выпускаются только в нашей стране. Вы знаете, что в Америке в той же только волонтеры работают с клубами и только профессиональные люди работают в общеобразовательных школах, то есть тренируют, закончившие колледж. Все остальные – это волонтеры. Огромное количество литературы – это отдельная тема, когда ты можешь пройти в книжный магазин и найти достаточное количество литературы, чтобы начать тренировать, если ты это дело любишь. То есть все пошаговые возможности есть. И мы сегодня говорим о том, что чтобы избежать всех этих моментов, мы выпускали детских тренеров, которые изучали физиологию, психологию, работу именно с конкретной возрастной категорией детей. Я помню – я пришел в 10 лет в ЦСКА – у нас ежегодно был медицинский контроль. У нас был диспансер в центральном спортивном клубе армии. То есть мы проходили контроль до начала сезона и по окончании сезона. Если, не дай бог, какая травма, то приходил и лечился там. Если мы говорим о спорте высших достижений, то сегодня хай-тек – это необходимое требование для того, чтобы во-первых, избежать травмы, во-вторых, довести спортсмена до уровня результата, не потеряв его по неумению, по непрофессиональным каким-то моментам. Здесь мы должны эту систему создать сегодня, это совершенно очевидно. Что касается всего остального, у нас премьер вышел из спорта, многие моменту получил, президент нынешний тоже занимался в детских спортивных школах – нормальные же они. И, наверное, больше половины кабинета министров сегодня – это те люди, которые благодарны спорту в плане того, что он дал им определенные жизненные качества, чтобы состояться и быть там, где они есть. Не говоря уже о многих примерах, что происходит в мире у нас.

С.БУНТМАН: Жень.

Е.РОМАНОВ: У меня вопрос. Вы говорите про вовлечение детей в спорт, про строительство спортивных залов в школах. Это все, конечно, хорошо, но при этом против вас же фактически выступает и здравоохранение, и образование. Потому что любая болячка, и ребенку дают справку освобождение от физкультуры на полгода. В школы внедряются любые предметы – всякие культурологии, ОБЖ. При этом физ-ры один час, и дети занимаются по 8 часов в день другими всякими вещами и сидят сгорбившись за партами. Вот у меня вопрос – как вы планируете взаимодействовать со здравоохранением и образованием, чтобы просто пропаганда не пошла насмарку?

В.ФЕТИСОВ: Это интересная у нас получается ситуация, когда здравоохранение для того чтобы получить деньги, говорит о том, что у нас только 30% детей физически здоровых. Мы говорим о том, что если мы не будем сегодня развивать физкультуру и спорт в школе, то мы будем еще больше в этом плане снижаться в процентном отношении. То есть сегодня физическая культура и спорт — это помощник здравоохранения. И мы говорим, что сегодня в мире есть уже определенные расчеты, что вложенные у.е. в развитие физкультуры и спорта дает трехкратный экономический эффект. То есть меньше надо будет лечить, меньше проблем иметь. И это единственная профилактика на сегодня всем наркотическим и вредным привычкам. Это спорт. Еще раз хочу повторить. Есть сегодня регионы, которые вкладывают достаточно огромные средства в те же школьные стадионы, когда на период летних каникул, сейчас начинается пора, когда дети предоставлены сами себе. И вот я на примере регионов могу совершенно четко сказать: три года, как развивается… допустим, в Челябинской области «Школьный стадион» программа, и они видят совершенно четкую тенденцию – за период летних каникул в последние три года снижается детская преступность, наркомания и алкоголизм и так далее. Мы сегодня говорим, что развитие спорта сегодня – это и экономический эффект, и воспитание здорового амбициозного человека. И мы сегодня говорим, что на Западе при равных условиях кого возьмут на работу – того, что физически крепок, или того, кто физически не здоров? Совершенно очевидно. И мы сегодня говорим, что физическое развитие – это один из элементов успешности. Для вас особенно, для молодых.

С.БУНТМАН: Пожалуйста, Саша, последний вопрос.

А.НЕПОМНЯЩИЙ: Последний вопрос, наверное, все-таки важный. Даже на Западе люди толерантны и понимают, что есть проблема инвалидов. В России развивается в связи с развитием спорта высоких технологий спорт среди инвалидов?

В.ФЕТИСОВ: Естественно, могу сказать, что шесть лет назад, когда я пришел, на параолимпийский спорт выделялось ноль. Мы сегодня одеваем-обуваем. Мы сегодня дали возможность нашим параолимпийцам иметь суперсовременные условия, тренируем их. Они экипированы, одеты-обуты, имеют возможность тренироваться. С ними работают специалисты, которые работают со здоровыми спортсменами. Итог – первое командное место в Турине по зимним видам спорта, впервые за всю историю. Мало того, Россия впервые в мире проводит спартакиаду среди детей-инвалидов. Совместно с фондом «Республика Спорт», жена моя этот фонд возглавляет. Он некоммерческий. Проводятся эти спартакиады впервые. И сегодня мы как бы инициированы и получили колоссальные отклики от международных организаций в плане возможности поделиться опытом. И сегодня я уверен, что на следующие спартакиады среди инвалидов к нам приедет очень много детей со всего мира. И мы сегодня понимаем, возвращаясь к тому, что нужно многие моменты координировать, что сегодня для этих детей спорт является, во-первых, единственным средством и возможностью выехать и пообщаться на соревнованиях, получить радость от занятия спортом. Другой вариант – это возможность сегодня поправить свое здоровье. Это тоже сегодня совершенно очевидно. И есть многие методики, которые через спорт помогают детям, особенно с определенными нарушениями, стать достаточно здоровыми. Еще один момент, в котором спорт может нам помочь сегодня, это спорт в детских домах. Мы сегодня имеем опыт – школа 24 в Москве: мы пять лет назад построили там лучшее в Москве футбольное поле, пригласили Пеле, пригласили очень много известных политиков, спортсменов на открытие. Что мы сегодня видим? Сегодня дети со всего микрорайона приходят в детский дом на лучшее футбольное поле, взаимодействуют с детьми, играют, два парня уже попали в детские спортивные школы, у них появляются другие возможности в жизни. У воспитателей появился инструмент воспитательный для этих детей: то есть будешь плохо себя вести, не будешь учиться – не будешь тренироваться, не будешь играть.

С.БУНТМАН: Ну что ж, друзья мои, у нас передача… Нельзя, все. Мы уже пересидели, ребят.

В.ФЕТИСОВ: У нас сегодня есть структура, у нас сегодня есть люди, которые помогут организовать спорт в школе. Это совершенно очевидно.

С.БУНТМАН: Спасибо большое. Вячеслав Фетисов. Обо многом не поговорили. Придется еще раз приходить. Программа «Народ против…»



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире