'Вопросы к интервью
С.БУНТМАН: Добрый вечер. Сергей Бунтман ведет эту программу. И сегодня у нас в гостях Виталий Леонтьевич Мутко — президент Российского футбольного союза. Добрый вечер всем. И члены нашего клуба – обычные, не футбольные – сидят в цивильном, не в форме, но будут задавать, я надеюсь, что острые вопросы. Причем очень хорошо – так же, как у нас было в первой передаче, – что это совершенно другое поколение. Вот наше поколение с Виталием Леонтьевичем… Я родился, когда сборная Советского Союза, уже по идее мог это видеть я, выиграла Олимпийские игры. Виталий Леонтьевич, если я правильно понимаю, в год чемпионатов Швеции и мира родился. Потому был Кубок Европы первый, который Советский Союз выиграл. Сейчас мы все время чего-то ждем. Причем стоило почитать то, что пишут в Интернете, — оценки просто катастрофические. Ожидания от Евро-2008 – я слушателям задам вопрос, чего они ждут: скорее успеха, более или менее, у каждого свое понимание успеха, или скорее провала? Вот вы чего ждете от нынешнего футбола, члены нашего клуба? А потом Виталий Леонтьевич сам ответит на этот вопрос. Пожалуйста, Лена.
Е.ДОЛГАНОВА: Ну, если честно, я не жду ничего хорошего — глядя, как сейчас выступают наши ведущие клубы, из которых комплектуется наша сборная, у меня очень какое-то пессимистическое ощущение насчет нашей сборной. И вот матч с Румынией тому, по-моему, подтверждение.
С.БУНТМАН: Коля, пожалуйста.
Н.НИКУЛИН: Ну, у меня напротив все-таки другие ощущения. Я смотрю на наш российский футбол – он действительно развивается. Кстати, мы в таблице коэффициентов УЕФА все выше и выше. Поэтому, что касается предчувствий – я очень надеюсь, что «Зенит» выиграет Кубок УЕФА, а за ним выиграет «Спартак», «Локомотив» и остальные клубы премьер-лиги.
К.ДГЕБУАДЗЕ: Конечно, вопрос риторический, но все-таки я буду смотреть на развитие нашего футбола глазами оптимиста – все-таки уровень нашего чемпионата сильно повысился, наши клубы также достойны выступать на европейской арене, у нашей сборной есть умный, талантливый и везучий тренер, и поэтому я смотрю на Чемпионат Европы глазами оптимиста и надеюсь на успех.
С.БУНТМАН: Ну ладно. Тогда еще, пожалуйста, Иван. И мы будем слушать Виталия Леонтьевича.
И.НИКИТИН: Я буду совсем краток – провалится.
С.БУНТМАН: Начинается. Хорошо, ладно, я тогда пойду на свое место. Пожалуйста, как вы все-таки, даже и не только с высоты своего поста, а все-таки вы тоже с каким-то напряжением, опасением и чувствами смотрите за тем, что будет у нас на Евро…
В.МУТКО: Конечно, безусловно, Чемпионат Европы или выступление национальной сборной в футболе – это как бы вершина результатов труда в целом всего футбола российского. И безусловно, конечно, мне бы очень хотелось, чтобы сборная России как минимум решила задачу выхода из подгруппы. И естественно, надо просто понимать, что во-первых, это, конечно, игра – футбол. И всегда надо помнить, что в игре кто-то побеждает, кто-то проигрывает. Все зависит от того, как ты проигрываешь или как ты выигрываешь. Это первое, конечно. И естественно, то, что вы говорите, когда мы играем с румынами в таком стиле и проигрываем, то это действительно можно назвать провалом. Мы с такой игрой просто не выйдем из подгруппы. На самом деле, я бы все-таки ближе к оптимистам был. Все-таки футбол действительно развивается. Это поколение футболистов, которое сегодня играет, — это лучшие футболисты, которые собраны в российском футболе. У нас действительно хороший талантливый тренер. Мы вышли на Чемпионат Европы, спустя провальный Чемпионат Европы и непопадание на Чемпионат мира предыдущие. И вообще последние 15-17 лет у российского футбола очень мало успехов. Не может быть успеха, если у тебя нет духа победителя. Юношеские команды 15-17 лет не играют в финальных частях Чемпионата Европы. Мы как бы из этой футбольной жизни большой мировой и европейской выключены. И поэтому – что вы, что футболисты – поколение, которое в принципе играет некий такой междусобойчик, и они никогда не могут сравнить себя. Если ты не играешь с таким же сверстников из другой страны на другом уровне, очень сложно. И поэтому то, что сейчас происходит – то, что мы, пускай кому-то нравится, не нравится, чудес просто не бывает, — мы медленно, но все-таки двигаемся вперед. Мы действительно попали – это главное, это серьезный результат. И надо решить задачу в ближайшие годы – снять проблему непопадания. Попасть на Чемпионат мира в 10-м году. А уже будем дальше выходить из подгрупп, выигрывать Чемпионаты Европы. Вы увидите, что 14-16-й год — мы будем играть в финалах, полуфиналах. Это совсем рядом.
С.БУНТМАН: Ой, ну давайте сейчас пока постучим по дереву. Но и при этом давайте у слушателей спросим, чего они ждут от Евро-2008, от российской сборной. Итак, вы думаете, что ждет сборную России на Евро-2008 скорее успех – тогда вы звоните 660 01 13, или скорее провал, позор, как здесь пишут наши слушатели некоторые – «Ничего не жду, кроме позора» — тогда 660 01 14. поехали голосовать. В течение двух минут будет идти электронное голосование.
ГОЛОСОВАНИЕ
С.БУНТМАН: Ужас! Голосуйте как-нибудь нормально, пожалуйста. Чего вы ждете?
В.МУТКО: Вспоминайте второй тайм с Англией и голосуйте на этом фоне.
С.БУНТМАН: Да. Чего вы ждете от сборной России на Евро-2008? Скорее успеха – 660 01 13. Или скорее провала – 660 01 14. Вы звоните. Еще полторы минуты – вы можете исправить ситуацию. Ребят, пожалуйста, сразу вопрос. Коля.
Н.НИКУЛИН: Да, хотел сказать, что не нужно быть гадалкой, чтобы предсказать тут результат, за который проголосуют наши слушатели. А что касается футбола – вот мы говорили о росте российского футбола – я полагаю, что этот рост достигнут за счет того, что мы приглашаем действительно очень хороших иностранцев. А что касается российских футболистов, то их уровень не очень-то и высокий. На самом деле, если взять 90-е годы, наша сборная по игре смотрелась гораздо сильнее, чем сейчас. Если мы посмотрим – да, мы прошли на Евро, безусловно, но при этом какой ценой. Вот мы Англии проиграли 3:0, у себя дома еле-еле смогли ее обыграть, и при этом вспомните, что Англия не являлась тем монстром, которым она являлась 4 года назад в других подгруппах, потому что потом она на своем поле не смогла обыграть даже хорватов. Ну, хорватам мы можем сколько угодно эпитетов говорить по поводу того, что это хорошая команда. Да, безусловно, очень талантливая, но тем не менее, я думаю, серьезная команда, Испания, допустим, обыграла бы их.
С.БУНТМАН: Вывод какой?
Н.НИКУЛИН: Да, вывод следующий: что наши российские футболисты не очень-то и сильные, и тут надо как-то комплексно подходить. У нас нет и коллективной игры, которую пытается поставить Гус Хиддинк, например. У нас нет и костяка. Потому что Семшов, например, не совсем подходит под тех футболистов «Зенита», которые уже достаточно сыграны.
С.БУНТМАН: Вот хлебом нас не корми – дай подробности, с каждой позиции мы будем сейчас всех учить играть.
В.МУТКО: Я вам просто скажу, что вы приводите до 90-го года. Я уже сказал, что действительно в рейтинге российского и советского футбола достаточно побед – мы чемпионы Европы, мы дважды выигрывали Олимпийские игры, но это выигрывали те поколения. Не забывайте только одну вещь – это был Советский Союз, это было 240 миллионов.
С.БУНТМАН: Коля говорил про 90-е годы.
В.МУТКО: 90-й год – это еще сборная, которая уходила… она собрана была со всего Союза. Это сегодня совершенно другая система. Не забывайте последние 10-15 лет, когда мы бросили футбол, много другого… Не буду здесь давать оценки, но мы разрушили систему подготовки, мы потеряли Чемпионат России, мы сняли все ограничения на лимит легионеров. У нас, помните, Динамо московское три года назад вышло на поле – ни одного российского игрока? Мы пришли к тому, что нам в национальную сборную надо было набирать 11 из 12. У нас три защитника. Из всех клубов российской футбольной премьер-лиги, из которых мы выбираем. Я хочу просто всем, кто голосует, и всем сказать – во-первых, А – если ты любишь свой футбол, свою клуб, свою страну, ты уважай то, что сегодня есть. Понимаете, на сегодня мы так играем, это наш уровень. Чтобы нам лучше играть, у нас принята серьезная программа развития. Сегодня надо изменить систему подготовки в стране. В стране сегодня работает 1450 спецшкол и отделений. 415 тысяч наших мальчишек учится в этой системе. А нам нужно 4,5 тысячи футболистов во все клубы премьер-лиги и профессиональной лиги. Так в чем проблема? Или мы плохих тренеров имеем, или нет материальной базы, или нет системы подготовки.
С.БУНТМАН: Сейчас я объявлю тоскливые наши результаты.
В.МУТКО: Ну, мы будем потом их, что ж…
С.БУНТМАН: Ну да, я думаю, что… ну да…
В.МУТКО: Опровергать или доказывать.
С.БУНТМАН: Ну, опровергать будут ребята.
В.МУТКО: Ну я и говорю.
С.БУНТМАН: Итак, 15,2% считают, что будет скорее успех, и 84,8% считают, что скорее провал будет. Вот пока так распределяются.
В.МУТКО: Ну, в принципе, видите, как. Завышенные ожидания, конечно, у многих людей. Футбол – особая такая вещь. Все ждут именно в футболе результатов. Хочу просто две вещи сказать, чтобы вы понимали, что такое футбол мировой и европейский. В мире в футбол играет 208 стран, в Европе – 53 страны. Отобраться и куда-то попасть – это уже сегодня проблема. Вот у нас семь сборных юношеских – 93-й, 94-й, 95-й и выше – молодежная команда – я уже сказал, по 15-16 лет поколениями не играли в финальных частях Чемпионата Европы. Рауль и все эти парни всегда играют. Откройте – Испания, Португалия, Франция, Германия. И только сейчас поколение Прудникова ворвалось, стало чемпионом Европы два года назад, и они в этом году в подгруппе уже, на год старше стали – 18 им стало, они начали играть в команде до 19-летнего возраста, они попали в подгруппу с Германией – вы знаете, вышли из этой подгруппы, в следующем раунде обыграли немцев 3:2. То есть это уже идет некое другое поколение. И конечно, надежда на них очень большая.
С.БУНТМАН: Пожалуйста, ребят. Коля.
Н.НИКУЛИН: Виталий Леонтьевич, патриотизм патриотизмом, но все-таки если наша сборная болеет, мы должны это признавать, как-то вылечить, а не любить этого больного таким, какой он есть. Вы посмотрите на футболистов в 90-е годы – у нас сборная состояла из костяка «Спартака», из тех футболистов, которые играли за границей. Посмотрите, сколько сейчас футболистов играет за границей – ноль. Кержаков играл – обратно вернулся в «Динамо». Почему, как вы считаете? Почему футболисты наши не востребованы в Европе? При этом огромная у них цена. Но они не могут заиграть. В той же Испании…
В.МУТКО: Ну здесь много причин. Во-первых, надо иметь в виду, что наш чемпионат, вы сами сказали, находится уже в шестерке – уже шесть клубов по итогам этого сезона будет играть в кубках, три будут в Лиге чемпионов. Это первое. Второе – экономические условия, которые создают наши клубы, не хуже, чем сегодня во многих европейских футбольных державах. Это тоже, в общем, не гонит сегодня за заработком, как миллионы бразильцев, миллионы хорват, сербов, которые едут на заработок. Уровень чемпионата здесь растет. Сегодня не так просто выиграть чемпионат. У нас «Рубин» сегодня лидирует в чемпионате России. И дай бог, чтобы как можно чаще менялись чемпионы, чтобы не было монополи одного клуба. В принципе, это и есть причина. Ну и вторая – надо сказать, что, может, и уровень наших игроков на сегодня пока не соответствует, и менталитет их не соответствует тому, чтобы сегодня закрепиться. Тот же Саша Мостовой или Валера Карпин – они закрепились и смотрите в каком возрасте начали играть в испанских клубах. Виктор Онопко. Они уже в совершенно серьезном возрасте закрепились и играли. Поэтому здесь на это надо смотреть именно так. Я хочу сказать, что я не знаю, почему так голосуют. Я могу сказать, что национальная сборная сегодняшней России – это уже не мальчики для битья. Да, может, они нестабильны. Может, у нас есть проблемы в оборонительных линиях. Но у нас есть игроки европейского уровня. Это, я считаю, и Акинфеев – игрок достаточно высокого уровня, и Андрей Аршавин – игрок достаточно высокого уровня. Да эти же игроки «Зенита», который вы называете, они обыграли и «Байер». Значит, они могут играть на таком уровне. Ну, они играют с одной мотивацией с «Байером», потом приезжают и играют с «Крыльями Советов» уже в совершенно другой футбол. Вот в этом плане когда будет больше и жестче конкуренция внутри Чемпионата России, я думаю, когда будут переполнены стадионы, когда будет мотивация, тогда, конечно, и уровень будет расти.
С.БУНТМАН: Насколько чист Чемпионат России сейчас? Чище он стал? Насколько? И чем это удается?
В.МУТКО: Здесь, конечно, сложно проценты приводить, но намного чище. Вы уже видите, что три года последовательная работа дает свои плоды. Мы и людей убираем, которые этим занимаются, из футбола, мы наказываем клубы, и видите, что уже второй год мы решаем проблему объективного судейства, делаем судьев независимыми. Это целая концепция работы. Вы видите, сейчас даже чемпионат судят пять новых молодых арбитра. Вот я вчера был на игре ЦСКА-Томь – молодой арбитр, Лаюшкин судил. Ну, вы понимаете, это уже совершенно новое поколение арбитров, которым мы платим хорошие деньги, они становятся профессионалами, они также становятся членами, участниками футбола, как и другой игрок. То есть на все нужно время. Могу только в заключение сказать, что у нас в футболе есть одна проблема. Я сегодня все могу сделать – мы можем сделать материальную базу, мы сейчас выводим методики, мы начали обучать и переобучать тренеров, 9000 работает в нашей системе, нам нужно все это запустить – методики, поурочные программы. Мы должны внедрить новую философию футбола. Но чего мы не можем сделать – мальчику сегодня 7 лет, ему завтра 8 не будет, ему будет 8 через год. Время нужно! Время – на то, чтобы выросло поколение футболистов. Просто элементарно – время в хороших условиях поработать.
С.БУНТМАН: Каха, пожалуйста.
К.ДГЕБУАДЗЕ: Разговор у нас зашел тут о Чемпионате России – соответственно, возникает вопрос в связи с последним инцидентом. Я думал, такие дикие инциденты остались в середине 90-х годов, но оказывается, они и сейчас тоже повторяются. Это матч Терек-ЦСКА. Безобразное поведение – я не знаю, кого, но кто ворвался к судье и пригрозил ему, чтобы он отсудил, как надо, как надо команде Терек. Вот что в связи с этим предпринимается? Я думаю, это наказание, которое понес Терек, очень слабое, очень мягкое наказание – условный период наблюдения за Тереком и 500 тысяч рублей. И, пожалуйста, назовите, кто же этот человек был?
В.МУТКО: Вы знаете, какая вещь – я думаю, что это перегретая ситуация по Тереку. Поверьте мне, никто туда не ворвался, как подают. Да, мы наказали. Я вам скажу просто прямо, что Терек Грозный по организации футбольного матча стоит в лидерах, потому что там не было 14 лет футбола, все лекалы, всю систему организации и проведения матча мы дали им, они строго им следуют. Они ложе наших фанов, которые приезжали, ЦСКА – организуют питание даже. Понимаете? То есть не как в некоторых регионах – солидолом мажут фанатские трибуны гостей, которые приезжают, или сажают через одного милиционера. Я вам скажу, что Терек начинает футбол. У него не было футбола 14 лет. Люли просто не умеют, не знают. Что касается этого инцидента – ну, во-первых, там находился комиссар матча, надо всех успокоить, эта деталь уходит за рамку. Вообще никто не узнал бы об этом инциденте. Но был комиссар матча. Поэтому этот инцидент произошел буквально в несколько минут, и этого товарища вывели. Этот депутат Государственной думы от Чеченской республики, который зашел высказать свое «Ф», условно говоря…
С.БУНТМАН: Почему никто не говорит, кто это?
В.МУТКО: Я думаю, его назовет сейчас КДК. Я думаю, что его назовут буквально в ближайшее время. Я просто хочу, чтобы они сами его назвали. Мы запросили МВД, чтобы была установлена личность. Нам хочется, чтобы они назвали. Это первое. А второе – я хочу вам сказать, что просто этого человека попросили и вывели. А клуб наказали. Причем наказали очень серьезно. Зря вы так думаете. Наказали 500 тысяч рублей и предупреждением, что если… Послушайте, это предупреждение, но я хочу, чтобы вы еще раз меня услышали – 14 лет там не было футбола. Даже с точки зрения организации – надо всех начиная от стюарда до милиционера и работника аэропорта, работника стадиона – всех научить проводить матч. Мы сейчас финал Лиги чемпионов готовим здесь в Москве 21-го числа – 60 человек здесь сидят и каждый шаг контролируют. Потому что это процесс. И я вам сказать – я уверен, что больше таких инцидентов в Грозном не будет.
К.ДГЕБУАДЗЕ: Я просто хочу к тому вопрос привести, что, на мой взгляд, рановато было этот вопрос ставить в Чечне и Грозному доверять проведение таких матчей. Все-таки я не уверен, что такие инциденты больше там не повторятся, в том же самом Грозном, например.
В.МУТКО: Такие инциденты у нас в Лобне повторились, когда избили по окончании… Это Московская область. Понимаете? Такие инциденты у нас, извините, в Липецке. А это что, это Россия! Когда тренер взял и повез в лес команду, два бандита вышли с битам из-за угла и, извините, за то, что ребята не хотели сдать игру, отлупили этих игроков. Не надо сегодня, мне кажется, на Чечню… Это все Россия. И я хочу, чтобы вы меня правильно поняли – мы не политическая организация, мы общественная организация. У нас нет никакого основания запрещать в Чечне проведение матчей. Нет ни одного факта. Там чрезвычайного положения нет, общественно-политическая обстановка – нам все гарантии дали ФСБ, МВД. Там сегодня аэропорт работает – три рейса летает туда регулярных. Туда ходит поезд. И вы посмотрите на сайте болельщиков ЦСКА – они там побывали. Вы с ними, с ребятами поговорите, как там.
С.БУНТМАН: Судья Гвардис был прав, что добился того, что…
В.МУТКО: Да ничего Гвардис. Я еще раз говорю – там сидел комиссар.
С.БУНТМАН: Кто доложил – Гвардис или комиссар?
В.МУТКО: Протокол составлен – его подписали и комиссар, и Гвардис. Это правильно.
С.БУНТМАН: Правильно, что этот случай стал…
В.МУТКО: Все должно становиться достоянием. Это правильно. Но хочу сказать, что касается и Гвардиса, и судейства – и судить надо объективно. Очень многие вещи — мы стараемся уйти в сторону. Ведь сегодня футболист, тренер и судья являются участниками процесса. Очень много провоцируют болельщики. Именно они. Я вот тут на одном матче был – в ложе невозможно сидеть, в VIP-ложе в Москве невозможно сидеть – такое слышишь по отношению к футболистам, к команде, к соперникам…
С.БУНТМАН: То, что говорят прямо в VIP-ложе?
В.МУТКО: Да. А вы говорите про Чечню. Там-то как раз люди очень дисциплинированы. И вы видели стадион – мы все матчи оттуда транслируем, — как там обстановка на самом стадионе.
С.БУНТМАН: Один вопрос здесь нам задают. Я напоминаю — +7 985 970 45 45 – это телефон для СМС. «На матче Локо-Терек был баннер «Буданов – герой России!» санкции будут?»
В.МУТКО: Ну, сложно здесь. Опять же, я еще раз хочу сказать, что есть вещи какого-то правового…
С.БУНТМАН: Ну провокация стопроцентная, Виталий Леонтьевич.
В.МУТКО: Я хочу, чтобы вы знали, что, конечно, это было замечено. Я на этом матче был. Сразу был баннер этот убран. И с людьми, которые этот баннер вывесили, конечно, определенная работа будет проведена. Вы понимаете, если говорить о фанатском движении, о болельщиках – очень много провокаций. Мы должны сделать так, чтобы фаната, болельщика отделить от тех экстремистов, от тех людей, которые провоцируют эти вещи.
С.БУНТМАН: Те, которые в колпаках ходят куклуксклановских и так далее…
В.МУТКО: Конечно. И тут это большой разговор – о новых правилах, о новой системе безопасности на стадионе. Конечно, должна работать система безопасности. В Ярославле в прошлом, по-моему, году играл Спартак, когда вообще вывесили свастику на стадионе. Мы сфотографировали, все отдали, направили в правоохранительные органы – получаем от зам прокурора Ярославской области ответ: состава преступления не установлено. Мы же сегодня не можем давать оценку с правовой точки зрения – является ли это экстремизмом или элементом подстрекательства или фашизма. Мы имеем свою футбольную конституцию, и по ней клуб, конечно, за это наказывается. Я сказал, что мы лишаем возможности играть, мы дисквалифицируем. Я приводил пример – тренер пожизненно лишен лицензии, футбольный тренер Липецка, допустим. Он не может работать в российском футболе. У клуба дисквалифицирован стадион. То есть, понимаете, мы эти меры футбольные принимаем. Мы можем снять очки, лишить статуса профессионального клуба, можем дисквалифицировать – это наши возможности. Если речь идет об уголовных деяниях, то конечно, должна правоохранительная система работать. И мы сейчас добиваемся сейчас того, чтобы были внесены изменения в закон о милиции, в другие законодательные акты, чтобы появились такие меры административной ответственности, как запрет посещения футбольного матча. Если ты сегодня постоянно – запустил петарду или…
С.БУНТМАН: То есть именно запрет, да?
В.МУТКО: Конечно. В день матча должен явиться в отделение милиции местное и отметиться, условно. И пока матч не закончится, он должен находиться… Так в Англии действует система.
С.БУНТМАН: В Англии, в Шотландии – был известный случай, когда человеку пожизненно запретили. Недавно был случай. Лена, хватите времени только на вопрос. И тогда будет просто отложен ход – Виталий Леонтьевич сможет его обдумать. Какой вопрос?
Е.ДОЛГАНОВА: У меня вопрос про легионеров. Мы же хотим сейчас поднимать уровень нашего чемпионата. А вот лимит на легионеров не приведет ли к расслоению команд еще большему, что снизит конкуренцию и будет деградация? Не приведет ли к этому?
В.МУТКО: Нет, не приведет.
С.БУНТМАН: Очень хорошо.
В.МУТКО: Даже вот смотрите – очень разумно. До 10-го года мы должны выйти на формулу 6+5. Зенит сейчас играл с Байером – 8 россиян было на поле. ЦСКА выиграло когда Кубок УЕФА, 6 россиян играло. То есть в принципе это оптимальное число.
С.БУНТМАН: Мы продолжим через три минуты. У нас маленький перерыв.
НОВОСТИ
С.БУНТМАН: У нас в гостях Виталий Леонтьевич Мутко — президент Российского футбольного союза. И я призываю к активности. Мне что, стоять перед вами, как на фанатской трибуне? Я вас не призываю здесь ломать кресла или бросать файеры в Виталия Леонтьевича. Но пожалуйста, активнее. Заведен очень важный разговор – о легионер. Не приведет ли это у нас к большему расслоению? Но я должен в скобках сказать – тут произошло возгорание колпака на голове. На ком-то шапка горит… «Сергей Александрович, а откуда у вас информация о том, что колпак, о котором вы упомянули, был куклуксклановским? Вы запутались». А о каком я говорил колпаке? Там их много было, и в разных городах это было. И на что существуют кадры телевизионные? Это очень серьезные вещи – расизм на трибунах против которого весь мир и Россия в том числе должны бороться. Но то, что сказала Лена – дело в том, что у нас страшные деньги стоят российские игроки. И вот здесь если будут… легионеров, ну так, навскидку, покупают боле дешевых, чем российские игроки. Чтобы купить российского игрока серьезного, это страшные нужны деньги.
В.МУТКО: Вы знаете, это не совсем уже сейчас соответствует действительности. Может, несколько лет назад это и было. А сейчас я вам хотел сказать, что сокращение количества легионеров и работа по созданию системы подготовки все-таки дает свои результаты. И сегодня очень много молодых футболистов, которые начинают заявлять о себе. Вы посмотрите даже сейчас: Спартак – Паршивлюк, Жиляев, в Перми ребята молодые, Савин в Самаре. То есть очень много ребят, которые где-то находились, и у них сейчас появился шанс и возможность. Дело в том, что все хотят результат сейчас и сегодня. Президент клуба нанимает тренера – у него срок контракта два года. Перед ним ставится задача выиграть чемпионат или занять более высокое место. Тренер, да еще и легионер, иностранный тренер не будет заниматься системой воспитания. Поэтому он говорит – хорошо, вы передо мной ставите задачу – дайте мне 30 миллионов, и я привезу вот этого, этого и этого. И когда мы не обращаем на это внимания, то, конечно, ничего и не будет. Мы приняли программу долгосрочную – по 10-й год, мы предупредили заранее клубы, мы поменяли систему розыгрышей Чемпионата России среди дублирующих составов, назвали его молодежным чемпионатом. Там играют теперь — из 11 выходящих на поле 7 человек должны быть не старше 21 года. Понимаете, эта система начинает сама по себе работать. И я уже сказал – 415 тысяч в наших центрах и школах. Мы сейчас большое внимание им уделили. Если три года назад обеспеченность футбольными полями была 8%, то сегодня уже 30%. 115 полей в эту систему уложено. Дальше начали обучать тренеров – 9000 тренеров. Уже 1500 из них имеют лицензии, которые прошли специальное обучение. Начали писать поурочные программы. 6-9 лет – уже есть. Сейчас пишется 9-11. Некий образовательный стандарт. И все начнется. Мы должны озаботится качеством подготовки. Вот игра была Локомотив – Терек, последний матч – в перерыве матча администрация клуба взяла и вынесла маленькие ворота и вывели мальчишек 96-го года, и они играли маленький матч 10 минут. Вы понимаете, на таком огромном стадионе, когда такое стечение людей – то есть они уже воспитывают причастность к клубу. Эти мальчишки все талантливые. И со мной был один из руководителей Норвежской федерации по футболу. Он мне говорит – Вы знаете что, вы самая богатая страна по людским ресурсам; мы за каждым мальчишкой в Норвегии бегаем; вот нашли талантливого – хватаемся и растим, у вас их – тысячи! И мы не можем с вами вырастить 4,5 тысяч футболистов. Подождите, мы вырастим. Это я вам на 100% говорю.
С.БУНТМАН: Коль, пожалуйста.
Н.НИКУЛИН: Вы говорите такие замечательные вещи, что я аж слезу обронил…
В.МУТКО: Не надо слезу ронять.
Н.НИКУЛИН: Но вы понимаете, патриотизм должен быть умеренным. Если вы действительно хотите развивать качество нашего футбола, то давайте говорить об естественном развитии нашего футбола, а не об искусственном. Когда мы вводим лимит легионеров, мы прежде всего как раз не заботимся о конкуренции. Ведь наши футболисты сильнее становятся не потому, что мы допускаем, чтобы они участвовали в основном составе, занимали свою позицию – он должен завоевать эту позицию, а не просто мы ему дали эту позицию. Пускай будет 9 легионеров, но играет два футболиста, достойных играть в основном составе.
С.БУНТМАН: В продолжение – ведь Адвокат выпустил 8 россиян не потому что… он сильнейших выпустил…
В.МУТКО: Николай, я правду вам хочу такую сказать. Я хочу, чтобы вы в этом сами разобрались. Мы же говорили, что у нас в профессиональном футболе проблемы, еще несколько лет назад. Мы сами сначала задали это. Коррупция – Сергей говорил об этом, договорные матчи. А что вы думаете – менеджер, которые покупает, он заинтересован в покупке, как вы думаете, вместе с агентом? Я хочу, чтобы вы вещь одну поняли – то не всегда объективно… Правильно: любое ограничение – это всегда ограничение, но как только мы увели, в Россию пришли качественные легионеры. Вы понимаете, о чем я говорю? Я говорю о том, что все это сообщающиеся сосуды, что система должна вырасти вместе. В том числе и профессиональный клуб. Вот сейчас Ростов ушел в первый дивизион. Половина футболистов уходящему менеджеру принадлежат. Вы понимаете, мне бы хотелось, чтобы клубы были величиной постоянной. Может тренер уйти, футболист уйти, но Милану, Интеру, другим клубам, нашим некоторым – Спартаку, ЦСКА – им сегодня по 70-80 лет, а некоторым профессиональным клубам уже и по 100 лет. И эта система должна работать. Лимит легионеров – это на сегодня разумная мера, чтобы не потерять некую самобытность футбола. Вы видели, что конгресс сейчас будет в Сиднее в мае ФИФА, и там вопрос формулы 6+5 будет Блатером выноситься. Потому что мы уже все потеряли. А что это за чемпионат? Уже в английском чемпионате предложили, да и у нас Белоус здесь предлагал – провести один тур. Они смотрят, откуда игроки едут. У него игроки, извините меня, уже из Азии есть, игроки из Африки – а давайте там тур один английского чемпионата…
С.БУНТМАН: Ну, дополнительный тур собирались, да. Маечный тур, майки продавать.
В.МУТКО: Понимаете, вы сложный вопрос затрагиваете. Я сам на эту тему очень много думаю – что ж такое футбол? Может, вообще руки сложить, и пусть это будет как шоу? Нравится это, что сегодня играют в командах и в некоторых других видах спорта наняли суперзвезд, и люди ходят, и им нравится, и прочее. Но я не такой большой противник патриотизма, как вы. Я-то все-таки считаю и убежден, что сегодня у нашего парня должен быть шанс. Для того, чтобы у него был шанс…. Не деньги должны решать. Сегодня сел в самолет и, если вы говорите о Зените, купил готового Ломмерса этого, бельгийца. Но мальчик, Лебедев, допустим, поехал в Носту – хочу вам сказать, да, может, этот мальчик и талантливый, но Файззулин никогда бы не заиграл, если бы сегодня не было бы системы лимита легионеров. Никогда бы он не появился в Зените. Потому что ему просто элементарно не хватило бы места. И мы должны просто в этом немножко разобраться – истина всегда посередине. Если так просто рассуждать – пусть они конкурируют, — так просто ничего не будет. Мы должны заставить и стимулировать клубы заниматься собственной системой подготовки.
С.БУНТМАН: Пожалуйста, Каха.
К.ДГЕБУАДЗЕ: Смотрите, у нас такой парадокс в нашем футболе. У нас сейчас в футбол пришли огромные деньги. Сейчас каждый наш клуб имеет деньги, имеет возможности, с финансами не имеет никаких проблем. Но при этом мы как играли на огородах, так и играем на этих огородах. И проблема с полями— одна из важнейших проблем российского футбола. При этом мы много разглагольствуем о талантливой молодежи, что она должна расти… но как эта талантливая молодежь будет учиться играть техничному, умному футболу на таких полях, которые у нас есть? И как с этой проблемой справиться?
В.МУТКО: Я вам дам сегодня, если хотите посмотреть, наш отчет за последние два года по той же программе «Подарим детям стадион». Я вам сказал, что еще три года назад в система 8% обеспеченность полями была. Я проехал 47 регионов страны за эти три года. Совсем недавно приехал из Пензы. И если меня приводят, я говорю – покажите детскую футбольную школу. Показывают – школы нет. Есть кабинет директора. В 6-8 местах они рентуют поля, играют по щиколотку в грязи. Мама нормальная туда своего ребенка не отдаст. И вот это был первый вопрос. И когда вы говорите про профессиональный футбол – да, это, может, для нас не сразу стало приоритетным вопросом. Был приоритетный вопрос – это детские школы. Сегодня я могу вам сказать – практически каждая школа имеет минимум один искусственный газон. И я думаю, что мы за ближайшие 2-3 года, тем более будет принята федеральная программа, мы построим и 10 манежей, и эти центры будут уже иметь условия. Дети начнут работать в хороших условиях. Это первое. И останется вопрос только в тренере и в методике. А что касается профессионального футбола – совершенно с вами согласен, и могу совершенно открыто сказать, чтобы мне дальше не развивать эту тему: безусловно, последний год в таких условиях играет Владивосток, Ярославль, Нальчик. Я говорю это совершенно официально – последний год. Опыт Локомотива, когда в феврале-месяце они приехали и уложили газон. Он будет навязан каждому клубу. В следующем году ни один клуб не будет принят, не будет сертифицирован стадион, если не будет подготовлен газон.
С.БУНТМАН: В этом году с Владивостоком уже прямо сейчас могут возникнуть проблемы, насколько я знаю.
В.МУТКО: Могут. Мы их предупредили, что если сейчас… я понимаю, не вырастет за 5-6 дней, но если нам сейчас клуб не положит просто решение вопрос – контракт на то, что через 20 дней или в такие-то сроки будет заменен газон…
С.БУНТМАН: И это можно будет проверить?
В.МУТКО: Контракт мы проверим, мы знаем всех игроков на этом рынке, кто умеет эти газоны делать, то он не получит такое право. То же самое с Ярославлем. Они сегодня получили директивы о запрете. Потому что ведь футбольное поле можно принять в феврале, две игры сыграть, его убили уже через пять туров, поэтому у инспектора матча и у судьи есть возможность перед игрой принять этот газон или не принять. Но правильно вы говорите – мужеству не хватает у инспектора или у судьи прийти и сказать «На этом газоне играть нельзя». И я думаю, что мы такие полномочия и инспектору и судье дадим. И такие города, как Ярославль – действительно, чего ж там позориться? Уже бюджет по 12-20 млн долларов, а мы не можем сегодня позволить себе сделать газон. Это, конечно, неправильно.
С.БУНТМАН: Пожалуйста, Иван.
И. Скажите, пожалуйста, я все-таки вернусь к проблеме легионеров. Вы говорили про Англию – про то, что у них очень много легионеров играет в клубе, но при этом у них сильная сборная…
В.МУТКО: Да она на Чемпионат Европы не поехала…
И. Неважно. Но сборная сильная. Или вы это отрицаете?
В.МУТКО: Я хочу сказать – сборная на Чемпионат Европы не поехала. Сильная она, не сильная… вот вы сегодня оцениваете…
И. Хорошо. Испания…
В.МУТКО: А что Испания? Испания десятилетиями ничего выиграть не может. Да, она попадает. Но там градус ожидания таков, что там сейчас правительство потребовало реформы в испанском футболе и внеочередной конференции по замене руководства. Они не попали на Олимпийские игры впервые в истории. Испания уже не может ничего выиграть десятилетиями. Вы посмотрите. Вот вам Испания. Они все к этому придут. Потому что сегодня если мы футбол хотим делать просто как зрелище и как борьбу денег и прочее-прочее, то это одна вещь. Футбол, прежде всего – это игра.
С.БУНТМАН: Или умрет Чемпионат мира для национальных сборных.
И. Короткий вопрос еще один. Вот вы говорили о посещаемости стадионов, о том, что ее надо всячески повышать. Вот вы знаете, почему я не хожу на футбол, например, на стадион, хотя раньше ходил?
В.МУТКО: Догадываюсь.
И.НИКИТИН: Из-за милиции. Меня жутко раздражает, когда я не могу попасть на матч в течение 20 минут после его начала. Меня просто бесит, когда вычищают у меня карманы те же милиционеры. И ситуация не меняется. Вы как общественная организация, как вы говорите, должны каким-то образом лоббировать свои интересы в этом плане?
В.МУТКО: Да, обязаны.
И.НИКИТИН: Что конкретно делается?
В.МУТКО: Вы, наверное, недавно совсем видели и слышали – мы провели с министром внутренних дел большой серьезный разговор на эту тему. Это первое. Второе – мы попытались объединить всех болельщиков, фанатов всех клубов. Создано сейчас Всероссийское объединение болельщиков. Вы знаете.
С.БУНТМАН: Оно зарегистрировано как юрлицо недавно совсем.
В.МУТКО: Да. Они получили офис. Это представители всех. Мы хотим, чтобы они представляли все 116 профессиональных клубов. И мы хотим, чтобы представители болельщиков участвовали в оценке того, о чем вы говорите. Закончился тур – я хотел бы, чтобы после каждого тура они клали мне на стол их оценку, как был организован допуск на стадион, организация. Это позволит нам несколько влиять на процессы. Что касается коренных реформ – я уже сказал, что система безопасности и организация безопасности в соответствии с законом о милиции, на мой взгляд, себя просто изжила. Она сыграла свою роль на определенном этапе. Но сейчас, когда ты идешь через три кордона, когда тебя обыскивают, когда в чаше стадиона ОМОН в бронежилетах с собаками — это все выглядит не совсем так, как должно в 21-м веке. Когда в каждом болельщике, пусть даже и фанате, видят исключительно правонарушителя. Вот это сегодня, конечно, на сегодня пока – правильно вы говорите – один из элементов, который отпугивает нормальных людей. Это меняется постепенно. Мы сейчас к окончанию первого круга договорились разработать единые правила организации безопасности на стадионах, которые мы подпишем с министром внутренних дел. Они будут едины для Владивостока и, допустим, для Набережных Челнов, и для Казани, и для Нальчика. Сегодня, к сожалению, везде разные требования, везде милиционер главный – он может у вас отобрать баннер, а вот этот разрешить, а вот здесь вот запретить вот это. Я не идеализирую поведение наших болельщиков. Безусловно, и мат на этих трибунов, и экстремистские выкрики, и эти бесконечные петарды, и всего у нас хватает, и уши вянут порой, когда ты там сидишь. Но сейчас, если вы заметили, все-таки фановское движение меняется. Оно старается идти в сторону шоу. Они изготавливают баннеры, они сегодня разучивают какие-то новые речевки. Если вы видели матч Россия-Англия, я хочу вам сказать, что 20 000 билетов мы отдали Объединению болельщиков. И вы видели, как они подготовились. Один файер всего был зажжен. Как они болели, как эти люди пели гимн в том числе. Это Николаю как нестороннику патриотизма.
С.БУНТМАН: Все уже, Николай заклеймен проклятьем просто.
В.МУТКО: Но – очень сложный процесс. Действует закон о милиции. И если собралось больше тысячи человек, то на сегодня милиционер старший. Он может все что угодно сделать. На нем по закону о милиции ответственность. Трагедия случилась в свое время в Лужниках – отвечала милиция. Мы должны изменить постепенно все это. Локомотив – как пример: мы сегодня договорились, последний матч был без милиционера в чаше стадиона. Мы договорились, что были стюарды. Но стюарды не имеют полномочий. И даже когда этот баннер, о котором вы сказали, я не хочу повторять, вывесили, стюард подходит, но он юридически не имеет права. Если б он имел полномочия, прописанные в законе…
С.БУНТМАН: Есть возможность прописать их?
В.МУТКО: Конечно. Мы над этим работаем. И я вот сейчас создана рабочая группа, и наконец МВД пошло нам навстречу. Мы рабочую группу направили в Англию – они поехали, посетили три матча. И сейчас готовятся некие предложения, в том числе в закон о милиции, где будет написано, что такое стюард, что такое ответственность клуба, что такое ответственность стадиона. Больше надо доверять стадионам и клубам. Я думаю, вот здесь наш путь.
С.БУНТМАН: Но первый инцидент – и все вернется назад.
В.МУТКО: Конечно.
С.БУНТМАН: Пожалуйста, Лена.
Е.ДОЛГАНОВА: Вы говорите, что строятся новые стадионы с искусственными газонами и манежи. Может, тогда стоит перейти на систему осень-весна? А то получается, что у нас клубы, которые занимают первые места, на следующий год уже выступают не так ярко.
В.МУТКО: Достаточно спорный вопрос. Ну нет аргументов к тому, что мы перейдем и будем сразу на вершине. Мы говорили, что в советский период у нас результаты были, у нас играли и в Кубке Кубков, Динамо Киев, Динамо Тбилиси, мы выигрывали Чемпионат Европы, мы дважды становились Олимпийскими чемпионами, и эта система нам не мешала, и вдруг нам сейчас мешает эта система. Это, в общем-то, спорный вопрос. Потому что 13 стран играет по такой системе, как в России, и ничего им не мешает играть на высоком уровне в мире. Тем же норвежцам, допустим. Мы думаем на эту тему. Для того, чтобы перейти, нужна система мер. Не надо мерить футбол российский только по премьер-лиге. Здесь 16 клубов. Но не забывайте, что у нас есть Первый дивизион – 22 клуба. Не забывайте, что у нас есть Второй дивизион, в котором играет 95 клубов. Не забывайте, что у нас есть Третий дивизион, где 3500 клубов…
С.БУНТМАН: А переводить надо будет всех.
В.МУТКО: И не забывайте, что есть четвертый, т.н. Региональный дивизион, где играет 42 тысячи клубов. И вся система – это как сосуд: из Первого дивизиона в этом году 7 команд будут переходить, оттуда две команды, и все это идет. Если переводить, то всю систему. А теперь вернемся – как мы переведем? Вы переводите, не переводите – вы растянуть временные рамки игры в футбол в России не сможете. По климатическим условиям. Мы можем играть в футбол – начинать в феврале, в первой декаде марте и заканчивать в середине ноября. Так вот, уложите сюда. И конечно, мне жалко, если мы начнем по этой системе – месяц летнего перерыва.
С.БУНТМАН: Секунду. Я сейчас объявлю голосование. И тогда можно будет задать один-два последних вопроса. У нас очень мало времени осталось. Теперь голосование такое – не популистское, а по сути дела. Как вы считаете, улучшилось ли положение в российском футбольном хозяйстве за три года президентства Виталия Мутко? В начале апреля вы были избраны. Да или нет? Если вы считаете, что да, улучшилось – 660 01 13. Если вы считаете, что нет, не улучшилось – 660 01 14. Голосуем в течение двух минут.
ГОЛОСОВАНИЕ
В.МУТКО: Сегодня как раз совещание было – 81 президента Федерации мы пригласили в Москву со всех регионов страны. И мы обсуждали проблему. Я вам могу сказать самое главное – в регионах очень серьезно меняется ситуация. Это надо иметь в виду.
С.БУНТМАН: Меняется под давлением обстоятельств?
В.МУТКО: По-разному – и под давлением, и под инициативой нашей, но в принципе вот там наш успех. Фундамент дома строится там.
С.БУНТМАН: Пожалуйста, Лен.
Е.ДОЛГАНОВА: Но Кубок России, по сути, играется по системе осень-весна?
В.МУТКО: Лен, если вы хотя бы один аргумент, кроме того, что надо перейти, приведете, мы с вами сядем и переговорим на эту тему. ЦСКА выиграло Кубок УЕФА – не помешало это им. Зенит блестяще подготовился и играл – вы видите, дошел до полуфинала Кубка УЕФА – не помешало это им.
Е.ДОЛГАНОВА: Это более стабильные клубы. А есть такие, которые выступят хорошо, а на следующий год, когда им выступать в Кубке УЕФА, они уже где-то плетутся.
В.МУТКО: Леночка, дай бог нам с вами не вернуться в те времена – вот сейчас люди голосуют, — когда у нас выходили Анжи Махачкала и Черноморец Новороссийск, не по спортивному принципу. Дай нам бог, чтобы шесть клубов, которые выйдут, вышли бы честной борьбой и конкурентной борьбой станут играть и представлять Россию на международной арене.
С.БУНТМАН: Честно говоря, беды бывают и за два месяца – с декабря по февраль. Бывает, что у нас, что везде. Так. Все. Кто-нибудь скажите что-нибудь последнее. И я подведу итоги голосования.
Н.НИКУЛИН: Критическое ведь можно, да, сказать?
В.МУТКО: Конечно.
С.БУНТМАН: Так надо!
Н.НИКУЛИН: По поводу критического. Я как сторонник, заклейменный уже сторонник не-патриотизма хочу сказать, что у нас патриотизм ассоциируется с вертикалью. Я же считаю, что футбол может у нас развиваться только горизонтально. Почему у нас вертикальный футбол, совершенно очевидно. Колосков в своей книжке написал, что ему в определенный момент, когда уже его кресло шаталось, позвонил Дмитрий Анатольевич Медведев, сегодняшний президент уже избранный и сказал – давайте, готовьте преемника. И мы уже знаем, какой преемник – перед нами сидит. И мы знаем, сколько людей за него проголосовало – один лишь только человек воздержался. У нас советские времена приходят в наш футбол. И поэтому если вы говорите о развитии футбола, давай сделаем так, чтобы футбольные клубы будут сами развиваться, а не мы будем навязывать им правила и не мы будем навязывать им ограничения.
С.БУНТМАН: Хорошо. Должен сказать, что 58,7% считают, что положение в футбольном хозяйстве за три года улучшилось, и 41,3% — что не улучшилось.
Н.НИКУЛИН: Улучшилось не благодаря, а вопреки.
С.БУНТМАН: Ну ладно. Хорошо.
В.МУТКО: Я хочу вам сказать, знаете, что. Вот, допустим, как вы говорите, вы считаете, что в Российском Футбольном союзе кто-то сделал перемены, вы глубоко заблуждаетесь. Знаете, есть независимость и самостоятельность. К сожалению, мы порой два эти понятия путаем. Российский Футбольный союз должен быть самостоятельным, но он не может быть независимым от общества. И вы говорите – Дмитрий Анатольевич позвонил. Потому что на него давление идет везде, где он бывает, и все спрашивают – когда сборная выиграет? Почему 7:1 проигрываем, главный тренер бросает при шестом забитом мяче команду, как тонущий корабль, и уходит? Вы возьмите на себя ответственность. Вот я сижу перед вами – я готов брать ответственность за весь футбол. А что касается клубов и всех других субъектов футбола — хотите играть под эгидой Российского Футбольного союза, играйте по тем правилам, которые мы устанавливаем. Не хотите играть, хотите по горизонтали – создайте себе… Ж-14 создало себе организацию, но она просуществовала 6 лет, потому что они не смогли найти сторонников. Все должны играть. Футбол чем хорошо – тем, что это прежде всего игра. И ей сто лет. Она очень консервативна в хорошем смысле слова. И мы ценность этой игры должны сохранить. А если не будем сохранять, вы увидите борьбу кошельков. Это ни к чему не приведет.
С.БУНТМАН: Виталий Леонтьевич, спасибо.
В.МУТКО: Ну кто-то себе игрушку купит, закупит 20 игроков со всего мира, обыграет здесь всех и 10 лет будет чемпионом России. Вы футбол российский так не разовьете.
С.БУНТМАН: Футбол – это игра. Президент Российского союза этой игры Виталий Леонтьевич Мутко. Спасибо вам большое. Спасибо, ребята. Еще можно было быть суровее, но вы держались прекрасно. Опыт. Спасибо, всего доброго.

Материалы по теме

Что ждет сборную России на «Евро 2008»?

скорее позор
85%
скорее успех
9%
затрудняюсь ответить
6%

Улучшилось ли положение в российском футбольном хозяйстве за три года президенства В. Мутко?

нет, не улучшилось
62%
да, улучшилось
29%
затрудняюсь ответить
10%


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире