'Вопросы к интервью
С.БУНТМАН: Добрый вечер. Сергей Бунтман ведет, как всегда, эту программу. И сегодня мы займемся нашими долгами, задолженностями и тем, что нам за это грозит. Сергей Сазанов – первый заместитель директора Федеральной службы судебных приставов РФ. Я сейчас сразу, даже прежде чем поздороваюсь с гостем, я нашим участникам передачи – у нас тут, как всегда, молодая компания, по ходу дела вы будете узнавать, кого впервые, кого не впервые, — но я сразу задам вопрос, который мы через некоторое время поставим на голосование. Вообще вы в принципе за такую систему — да, я понимаю, по судебному решению, но чтобы за такие долги, как, например, алименты, штрафы невыплаченные некоторое время тому назад, задолженности по ЖКХ, чтобы можно было не выпускать человека за границу, в командировку, на отдых и так далее? Пожалуйста, Иван.
И.НИКИТИН: Я скорее просто, потому что, во-первых, у нас не налажена информационная система, то есть достаточно сложно узнать, что ты должен, кому должен, в каком объеме должен. Ну и, во-вторых, мне кажется, что это просто противоречит нашей Конституции.
С.БУНТМАН: Так, еще одно мнение. Пожалуйста, Лена.
Е.ДОЛГАНОВА: Я скорее отрицательно отношусь к этому, потому что я вообще против тех законов, которые направлены на ужесточение наказания.
К.ДГЕБУАДЗЕ: Кахабер. Я надеюсь на то, что этот новый федеральный закон, предусматривающий эти меры, он повысит эффективность исполнения актов судов и других уполномоченных органов. Но при этом у меня есть масса сомнений по этому поводу.
С.БУНТМАН: Ну и еще Роман.
Р.РОДИН: А я против. Потому что я считаю, что это неправомерно просто. Ну и на моем личном опыте это портило людям отдых хороший.
С.БУНТМАН: Вот хороший отдых… так надо платить! Ну, вот сейчас мы послушаем Сергея Сазанова.
С.САЗАНОВ: Во-первых, здравствуйте. Я рад вас всех приветствовать.
С.БУНТМАН: Пожалуйста, отвечайте.
С.САЗАНОВ: Ну, сам вопрос достаточно интересный, в оригинальной манере был задан. Я понимаю, что, видимо, формат передачи требует определенных каких-то мнений.
С.БУНТМАН: А вы его задайте правильно.
С.САЗАНОВ: А правильно… Вот вы, с одной стороны, правильно его задали. Ведь вопрос в том, что есть у нас неисполненные судебные решения – есть неисполненные алиментные обязательства. Вот у нас девушки в студии присутствуют – вот я им желаю счастья в личной и семейной жизни, не дай бог что-то случится, но те, кто сталкивался, оставаясь с детьми, допустим, и ее супруг алименты не выплачивает, скрывает свои истинные доходы, при этом летает и нормально отдыхает за границу, в Куршевеле где-то катается, и так далее. Это один из нормальных способов… Причем вы вот сказали, что вы против ужесточения в принципе норм ответственности каких-то, но вопрос-то ведь в том, что это нормальная международная практика – точно таким же путем идут и Соединенные Штаты Америки – у них есть совершенно аналогичная нашей мера. Во-вторых, так же поступают наши коллеги из стран Европы и так далее. И самое главное – у одного из ребят вопрос прозвучал по поводу конституционности. Ну, во-первых, у нас существующая правовая система строится таким образом, что ни один нормативный акт – он рассматривается в Совете Федерации, в Государственной думе – не может быть принят, там есть соответствующие правовые управления, которые дают заключение по этому поводу, и проводится анализ на соответствие норм этого закона нормам Конституции, и никто не говорит о запрете выезда. Есть временные ограничения выезда за пределы Российской Федерации только в том случае, если имеется неисполненное судебное решение.
С.БУНТМАН: Сергей Владимирович, сейчас вы продолжите. Я запущу голосование – я хочу, чтобы слушатели тоже высказались, особенно после первой части вашего ответа ответили на тот же вопрос: считаете ли вы правильным, справедливым, что за долги, подтвержденные судебными решениями, человек можно на некоторое время не выпускать из страны? Если вы считаете, что это правильно – 660 01 13. Если это неправильно, на ваш взгляд, — 660 01 14. Две минуты голосуем мы с вами.
ГОЛОСОВАНИЕ
С.БУНТМАН: Пока идет голосование, мы продолжаем с вами.
С.САЗАНОВ: Я бы хотел свою мысль все-таки завершить. По поводу справедливости – вы как сами считаете, насколько это справедливо: человек принципиально избегает уплаты задолженности, в том числе и по социальным каким-то… вы пострадали в ДТП, вас залили соседи, и так далее, то есть масса гражданских правоотношений каких-то, и ваш оппонент, нагло смеясь вам в лицо, говорит – «Знаешь, подавай в суд – ничего ты с меня не получишь, никто мне ничего сделать не сможет». Пристав ограничивает его право. Он считает себя неуязвимым, потому что машина зарегистрирована на брата, квартира на жену и так далее. И остается у пристава единственная мера – такая, как ограничение его права выезда за границу. Потому что, условную ситуацию мы возьмем, — должник хорошо обеспечен и мог бы в принципе с долгами рассчитаться. И после того, как он понимает, что ограничены его права, что он не может путешествовать по миру, не может выезжать, как вы сказали, в Куршевель, и так далее, он идет и быстренько с долгами рассчитывается. Вот это правильно или нет?
С.БУНТМАН: Сейчас. Пожалуйста, Лена, да.
Е.ДОЛГАНОВА: Я просто отвечу. Я за то, чтобы человек уважал законы, чтобы должник платил свои долги. Но не получится, что просто человек забыл оплатить телефонный счет или заплатить штраф в ГАИ, а у него срывается командировка. Где найти вот это соответствие?
С.САЗАНОВ: Я понял. Здесь вопрос в том, что я в самом начале сказал — такое ограничение возможно только по судебному решению. Соответственно, ситуация, когда человек забыл, просто невозможна. По одной простой причине: если он не заплатил долг за телефон, за жилищно-коммунальные услуги, ну, для начала его вот эти службы будут третировать звонками различными – заплатите, а то отключим, заплатите, а то в суд подадим. После этого идет исковое заявление в суд. По судебной практике, на сегодняшний день для того, чтобы суд ваше заявление принял, вам необходимо представить в суд документ, подтверждающий, что ваш оппонент получил это исковое заявление. Это либо заказное письмо с уведомлением, либо расписка в личном вручении. Без этого суд просто не будет рассматривать это исковое заявление. Затем суд выносит определение о принятии дела к слушанию. И на основании этого определения суд уже обязан направить повестку соответствующую. После этого суд рассматривает его. Обычная судебная практика – суд начинает рассмотрение дела, судебное заседание проводится только на третий раз после неявки ответчика.
С.БУНТМАН: Сергей Владимирович, одну секунду. Я мнение наших слушателей и зрителей RTVi сейчас доложу. Считают, что это правильно, 60,9%. 39,1% считают, что это неправильно.
С.САЗАНОВ: Это для тех, видимо, кто национальным видом спорта… как, знаете, я в одном эфире выступал, и прозвучала такая информация, на сайт пришла, что долги платят только трусы. Вот, видимо, это из разряды тех спортсменов, которые…
С.БУНТМАН: А, это и у меня тоже было, что долги платят только трусы. Это хорошо. Но у нас есть такая убежденность, что надо платить только карточные долги. Это такая народная убежденность. Вот это долг чести. Пожалуйста. Одну секунду, Каха, я просто знаю, что у Романа был вопрос – был случай из жизни, да?
Р.РОДИН: Да, у меня как раз был точно такой случай, и это было связано с ДТП, с ГАИ, то есть ничего криминального. Мои знакомые…
С.БУНТМАН: Это хорошо: ДТП, ГАИ – ничего криминального, хорошее дело.
Р.РОДИН: Просто ДТП. Дело передали в суд, потому что оба истца являются и истцом и ответчиком, и каждый пытался свалить вину на другого. И никому не сообщалось о том, что их могут задержать в России. И никакой информации такой не давалось. Однако когда знакомые выезжали отдыхать, кататься на лыжах за границу, их прямо в аэропорту без какой-то предварительной информации задержали и завернули. У них пропал отдых, пропала путевка, пропало много денег на этом.
С.САЗАНОВ: Ну а на основании чего их завернули-то, Роман?
Р.РОДИН: Их завернули на основании того, что у них продолжается дело в суде, и оно еще не…
С.САЗАНОВ: Ну, здесь вопрос не к судебному приставу. Я бы хотел сразу же пояснить, пользуясь случаем, чтобы недоразумений не было в дальнейшем, и вопросы лишние, возможно отпадут. Судебные приставы – это орган принудительного исполнения. Это единственный орган принудительного исполнения в России. Поскольку принудительное исполнение – действие достаточно живое, показательное, очень многие представители СМИ этим пользуются, во всех ракурсах нас показывают и пытаются нас сделать крайними во всех ситуациях. Но при этом у нас на сегодняшний день судебная практика складывается таким образом, что суд вправе, и законодательство так построено, и я считаю, что это совершенно правильно, — что суд руководствуется всеми правовыми нормами, вынося решения, суд может проводить судебное расследование, суд может давать различные поручения и исследовать все обстоятельства дела и после этого только уже принимать какое-то решение.
С.БУНТМАН: А во время суда?
С.САЗАНОВ: Во время суда можно заявлять отводы, масса там…
С.БУНТМАН: Нет, во время суда-то могут не выпустить?
С.САЗАНОВ: Во время суда… Мы сейчас говорим о судебных приставах. Вообще, за границу, так скажем, ограничивают пограничные службы и миграционная служба, которая выдает паспорта. То есть она либо может отказать в выдаче заграничного паспорта, либо уже на непосредственно пограничном контроле вас просто не пропустят. Говоря о вашей ситуации, я не знаю – здесь или вас не совсем правильно проинформировали. Потому что дело судебное не разрешено было. Судебного решения не состоялось. Ваших знакомых не выпустили за границу – нет оснований никаких. Потому что, готовясь к нашей передаче, я специально еще раз поднял…
С.БУНТМАН: Здесь много бумаг – здесь все ваши долги?
С.САЗАНОВ: Нет, это моя шпаргалка. Поднял документы. Вот у нас есть закон такой – О порядке въезда и выезда за пределы РФ. И там есть 15-я статья, которая говорит, что право гражданина РФ на выезд из РФ может быть временно (я подчеркиваю) ограничено в случаях, если они… И здесь перечисляется ряд условий, и в том числе – «если у него имеется неисполненное судебное решение, либо он уклоняется от исполнения обязательств, наложенных на него судом».
С.БУНТМАН: Судом! Это правильно. Судом. Одну секунду. У меня есть здесь бумажка очень интересная. Вот кто здесь правильно формулирует, а кто нет. С 1 апреля в Белгородской области стартовал месячник борьбы с неплательщиками штрафов. Его объявили судебные приставы. Основанием для возбуждения и исполнительного производства служит не только судебный акт, но и акты и постановления других органов. И дальше описывается, что могут на стационарных постах, вы можете расплатиться… причем интересно – «расплатиться на месте», мне это очень нравится. Это как-то по-другому всегда называлось. Например, если нет денег, то могут взять мобильный телефон, могут и машину остановить. Я не знаю, как вам, но мне очень нравятся здесь – «акты и постановления других органов». Это какие органы? Что это такое?
С.САЗАНОВ: Нет, ну во-первых, здесь совершенно неверно дана информация. Я воспользуюсь форматом вашей передачи. Хочу наших слушателей всех проинформировать. Ограничение на выезд за пределы Российской Федерации может быть только на основании судебного акта. Что касается штрафов, есть такая статья в Административном кодексе, в Кодексе об административных правонарушениях – о том, что если должник злостно уклоняется от уплаты штрафов, то орган, который выписывал это постановление об административном правонарушении, вправе обратиться в суд, и суд уже может тогда принять решение либо об административном аресте, как было всегда, вы помните, до 15 суток, либо об удвоении штрафа. То есть, условно говоря, вы должны сто рублей – обратились – должны двести. Но двести рублей вы теперь уже должны будете на основании судебного акта. И вот против вас может быть, опять же – не будет, а может быть применено право на ограничение выезда. Ребята, в сравнении – у нас в прошлом году было 34 миллиона исполнительных производств на исполнении в службе, 34 миллиона! А ограничений на выезд из Российской Федерации было наложено 14 тысяч всего по всей России.
С.БУНТМАН: По всей России 14 тысяч.
С.САЗАНОВ: Да, за год.
С.БУНТМАН: Пожалуйста, Роман.
Р.РОДИН: А вот эта вот процедура – об удвоении штрафа, о запрете выезда – может быть произведена заочно? То есть может так получиться, что человек не был проинформирован, а ему только потом присылают, что ваш штраф теперь уже не 100 рублей, а 200, и за границу вы выезжать не можете?
С.САЗАНОВ: Вы знаете, если я скажу, что не может быть, будет неправдой. Может быть, безусловно. Может быть и качество работы почтовой связи, уведомлений этих заказных – все с этим наверняка сталкивались. Поэтому здесь есть цепочка всей этой структуры судебной власти. Есть, безусловно, недостатки в организации этой работы. Поэтому… ну, в первую очередь, это на совести судей.
С.БУНТМАН: Я прошу прощения, Иван из Екатеринбурга пишет, я напомню телефон — + 7 985 970 45 45, и СМСки можете посылать. «Пристав говорит неправду. Так как суды штампуют решения о недоимках без уведомления ответчика».
С.САЗАНОВ: Вы понимаете, здесь вопрос. «Пристав говорит неправду…» Я, во-первых, не даю оценок никаких…
С.БУНТМАН: Это формула вежливости, я вас сразу предупреждаю.
С.САЗАНОВ: …нашей судебной системы, потому что это не входит в мою компетенцию. И мы этим не занимаемся. И здесь я наоборот хотел бы ваше внимание обратить, чтобы у нас уже диалог был бы откровенный и с пониманием. Сейчас пытаются делать из службы судебных приставов монстрообразную организацию – она придет, у вас все отнимет, отберет. И так далее. А здесь я всегда вопрос в этих случаях задаю – вот надо исполнять судебное решение? Ну, наверное, ответ любого здравомыслящего человека – что надо. Надо, чтобы был качественный инструмент принудительного исполнения, если отказывается должник исполнять? Ну, наверное, тоже надо. Потому что мы регулярно проводим личные приемы, в том числе и выездные какие-то, ко мне достаточно много людей на личных приемах обращается, и я вам скажу, что когда человек приходит и говорит: вот в ДТП пострадали, есть все у него – и имущество, но не можем в квартиру зайти – нагло в глаза смеются. И так далее. Вот у меня, честно говоря, было чувство злости, потому что действительно мы не имели инструментов для того, чтобы принудительно воздействовать на должника и заставить его рассчитаться с долгами. Вот я вам один пример расскажу, по алиментам у нас разговор начался… в прошлом году, в конце года, где-то, по-моему…
С.БУНТМАН: Сергей Владимирович девушек специально пугает – видит на переднем плане, и тут же…
С.САЗАНОВ: Нет. В ноябре США вводят визовый проезд между Мексикой и США. И тут же 435, по-моему, миллионов долларов в качестве погашения алиментных обязательств поступает через соответствующий аналог нашей службы. Почему? Потому что люди занимаются коммерцией, люди занимаются бизнесом, как я уже сказал, что в странах Европы и Америки такая же практика существует, как у нас, и как только они почувствовали угрозу, тут же идет расчет с долгами. Поэтому говорить о справедливости…
С.БУНТМАН: Понятно. Хорошо. Кахабер, пожалуйста, наконец-то.
К.ДГЕБУАДЗЕ: Сергей Владимирович, у меня вопрос личного характера. Согласно новому федеральному закону, который вступил в силу 1 февраля, об исполнительном производстве, судебным приставам и исполнителям дается право вступать в жилье должника без его согласия. Вы понимаете, такая ситуация, что информация о должниках в ЖКХ является весьма незащищенной. То есть имена, фамилий, сумма долгов – все это указывается, и это можно узнать. Или тот же самый ДЕЗ вывешивает на домах позорные листы – информацию о тех или иных неплательщиках. В связи с этим создается ситуация, при которой возникает лжесудебные приставы, которые пользуются этой информацией, то есть работают по этим наводкам и, соответственно, наведываются к жертвам. Как с этой ситуацией бороться?
С.БУНТМАН: Понятен вопрос, спасибо. Сергей Владимирович.
С.САЗАНОВ: Да, была у нас такая ситуация. На моей памяти всего один раз она была. В Московской области. Такой вопрос задавали. Действительно, мошенники воспользовались… не знаю даже, как назвать… не статусом, наверное, а тем, что служба судебных приставов приобретает все большую популярность, и попытались с ряда граждан взыскать. Причем несколько квартир они обошли, но все закончилось хорошо — они были задержаны сотрудниками органов внутренних дел и понесли заслуженное наказание. А как с этим бороться? Во-первых, судебный пристав имеет удостоверение установленного образца, когда он к вам приходит. Во-вторых, судебный пристав обязан совершать исполнительные действия в форменной одежде. Форменная одежда – это у нас черная форма, голубая рубашка, голубой кант. И в-третьих, если вы рассчитываетесь и выплачиваете какие-то деньги судебному приставу, он их принимает исключительно по квитанционной книжке. Квитанционная книжка – это такой документ, который готовится в типографии Госзнака. Она имеет несколько степеней защиты. И копия этой квитанции остается у судебного пристава, вам эта квитанция передается. Поэтому я еще раз хочу предостеречь в том числе от недобросовестных судебных приставов. Здесь греха таить нечего – есть и в нашей службе такие люди, которые пытаются где-то граждан обмануть. Поэтому когда вы деньги приставу даете, он в обязательном порядке выдает вам квитанцию установленного государственного образца.
С.БУНТМАН: Понятно. Пожалуйста, Николай.
Н.НИКУЛИН: Я бы хотел продолжить логику Кахи. Вот вы достаточно убедительно говорите, защищаете свою позицию, что даже я уверовал в те слова, которые вы произносите…
С.БУНТМАН: Чудо!
Н.НИКУЛИН: Чудо, да, действительно. Однако меня смущает тот факт, что вы и вообще многие у нас т.н. властьимущие люди оперируют такими понятиями, как «в других стран так тоже делают». Просто мне кажется, что есть у России специфика. И, прежде всего, специфика в том, что у нас исполнители не такие – они скорее волю честного человека превратят в произвол. И я хотел бы задать такой вопрос. Может такое произойти, что повышение полномочий судебных приставов превратится в повышение проблем и несчастья отдельно взятого человека? Может так случиться?
С.САЗАНОВ: Ну, если брать совсем уж отдельно взятого человека, то наверное да. Наверное, да. Потому что никто не застрахован и от бездушья, так скажем, чиновников. И что греха таить, служба судебных приставов у нас является слепком с того общества, которое на сегодняшний день в России существует. Поэтому есть у нас и герои, есть у нас и негодяи, с которыми мы боремся. Вот я, готовясь к эфиру, знаю, что на сайте были размещены вопросы, и там вот один из слушателей поинтересовался по поводу уголовных дел и борьбы с коррупцией в рядах службы судебных приставов. Вот я некоторые цифры озвучу сегодня. По прошлому году: у нас 691 дело было передано в правоохранительные органы по факту нарушений различных, выявленных со стороны судебных приставов. По 401 делу были возбуждены уголовные дела в отношении наших сотрудников. Причем у нас есть собственная служба безопасности, которая достаточно активно работает, и из этих 401 дела по 317 делам материалы были инициированы непосредственно нами, нашей службой безопасности. Вот буквально перед самой передачей пришла информация, что в Красноярском крае задержан судебный пристав-исполнитель при получении взятки в 500 тысяч рублей. Вот эту информацию разработали непосредственно наши сотрудники собственной службы безопасности, и сейчас материал будет передан в прокуратуру – будет проводиться следствие. Очень многие интересуются – а сколько дел из этих 400 направлено было в суд? Я скажу – 159 дел было направлено в суд. Остальные были по различным основаниям прекращены.
С.БУНТМАН: Скажите еще – есть ли какой-то нерушимый кодекс, профессиональный, кодекс чести как готовить судебных приставов? Это специфическая работа?
С.САЗАНОВ: Работа специфическая, но к сожалению, в качестве одной из проблем я могу назвать, что у нас подбор сотрудников, хотя мы стараемся и проводим огромное количество проверок – насколько я помню, 45 тысяч проверок было проведено в прошлом году при общей численности службы в 65 тысяч человек. Отсеиваем, безусловно, мы достаточно много при приеме на работу. Но тем не менее, заработная плата судебного пристава… один из критиков службы нас пнул, спросил – а какие там требования? Вот на сайте публиковали — кто такой судебный пристав? Это мальчик, который имеет среднее или высшее образование и получает 9 тысяч рублей. Безусловно, на такую заработную плату, особенно в крупных городах – Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск – трудно найти людей. Потому что зарплата сейчас везде растет. Мы изыскиваем какие-то стимулы дополнительные, пытаемся платить различные премиальные какие-то награждения… Но качество пока оставляет желать лучшего.
С.БУНТМАН: Понятно. Мы сейчас прервемся и продолжим нашу программу «Народ против…» через три минуты.
НОВОСТИ
С.БУНТМАН: Мы продолжаем нашу программу, и у нас в гостях Сергей Владимирович Сазанов – первый заместитель директора Федеральной службы судебных приставов РФ. У вас было уточнение, Сергей.
С.САЗАНОВ: Да, я хотел извиниться перед нашими радиослушателями и сделать поправку. Я оговорился – задержан у нас был судебный пристав не в Красноярском, а в Краснодарском крае.
С.БУНТМАН: Так что Красноярск может расслабиться. Пожалуйста, у Ивана есть вопрос.
И.НИКИТИН: У меня вопрос следующий. Вам не кажется, что существует реально очень большая проблема недостаточного информирования? Условно – я не заплатил штраф 50 или 100 рублей, я подумал через два месяца, что мне пора бы его заплатить, но я не знаю, как это сделать, я не знаю, в какой сумме это сделать, я не знаю, куда позвонить, чтобы узнать, что я должен. То же самое, допустим, с налогом на транспорт. То же самое, может быть, с долгами по квартплате. Вы не планируете создание некоего единого информационного центра или информирования людей не только по почте, но, скажем, через СМС, через другие современные каналы?
С.БУНТМАН: Вот этот вопрос вам тут задают и в Интернете.
И.НИКИТИН: Это очень важно, на мой взгляд.
С.БУНТМАН: Конечно, важно.
С.САЗАНОВ: Этот вопрос очень хороший, спасибо. Но здесь вопрос-то в том, что служба судебных приставов все-таки является органом принудительного исполнения, как я сказал. То есть мы отступаем на конечные точки. На сегодняшний день у нас созданы рабочие группы с представителями органов ГИБДД, и, как показывает опыт нашего общения, они тоже озабочены этой проблемой, в том числе возможностью свободной уплаты штрафов. И мы понимаем, что многие граждане не платят штрафы не потому, что им денег жалко, а в том, что очень сложная эта процедура…
С.БУНТМАН: Вы знаете, я понял. Я прошу прощения, я понял, в чем состоит наказание ГИБДД как раз, когда 50 рублей было. Наказание состоит не в 50 рублях, а в 158 нулях, которые нужно заполнять – вот эти все ИНН, ОКАТО, это все…
С.САЗАНОВ: Да. И у нас на рабочей группе присутствовал заместитель руководитель Департамента безопасности дорожного движения, и вот он мне рассказывал, что они провели эксперимент и проехали по сберкассам Москвы. Причем, насколько я помню, семь различных отделений Федерального казначейства – там что-то около 14 цифровых знаков, ни в одной сберкассе этого не было. То есть сейчас принимаются меры – раз. Вы, понимаете, вопрос задали, как граждан должны информировать административные органы, которые выносят вот это вот постановления о наложении штрафов. А я отвечаю, что мы не можем регулировать действия ГИБДД или Природоохраны и так далее. Мы со своей стороны что можем делаем – мы создаем рабочие группы, заключаем какие-то соглашения. Идем к тому, чтобы упростить для граждан проплату. Наши коллеги из Чувашии провели эксперимент – в одном из крупных торговых центров специально посадили судебного пристава, дали по радио объявление о том, что принимаются долги, которые связаны с исполнением судебных решений, и выстроилась очередь. То же самое – благодарят нас водители – я общаюсь просто на приемах – рассказывают, что когда пристав стоит рядом с представителем ГИБДД, и водителя останавливают на дороге, он говорит – мне не надо в сберкассу идти, мне не надо мыкаться. И вопрос, знаете, какой там задают? А можно, я за брата заплачу? А у меня отец еще что-то должен. То есть проблема в том, и я насколько знаю, ГАИ сейчас решает эти вопросы – они пытаются ставить автоматы рядом со стационарными постами, еще как-то… Недостаточно, Иван, согласен…
С.БУНТМАН: Недостаточно, но нужно. Сейчас, Иван, здесь важная вещь, конечно. Потому что, знаете, кроме этих 158 нулей еще дело в том, что письмом заказным в ГИБДД областное я отправлял, но я их, извините, развел на уведомление о вручении и на открытку, на марочку.
С.САЗАНОВ: И здесь я уточню, еще одну ремарку добавлю. Здесь есть нюанс какой – это касается ГИБДД и Кодекса об административных правонарушениях – что если вы не платите, вы обязаны сообщить инспектору свое место работы, это я просто и радиослушателей информирую, и они обязаны вот это постановление направить вам по месту работы, и у вас просто из заработной платы бухгалтер вычтет эти 100 рублей, и вам бегать никуда не надо. Но дело в том, что либо это недобросовестные сотрудники ГИБДД, либо это люди пытаются как-то схитрить, сказать, что не работают, и место своей работы они не называют. Вот сейчас мы как раз в рамках рабочих групп пытаемся добиться, и мы находим вроде бы взаимопонимание – спасибо нашим коллегам из ГИБДД – они обещали ограничить количество, то есть максимально со своей стороны пытаться проработать место работы, возможность внепринудительного исполнения этих постановлений, и только после этого обращаться в службу…
С.БУНТМАН: В общем, если есть выбор, то лучше сказать место работы, чем неожиданно не пустят за границу. Иван, пожалуйста, дополнение.
И.НИКИТИН: Дополнение. О чем и речь. То есть если бы люди, которых не выпустили за границу в прошлом году, вот эти несколько тысяч, если б они знали, что их не выпустят за границу и знали бы, где и как заплатить, они бы заплатили и поехали бы.
С.САЗАНОВ: Я вас уверяю, что это распространенное заблуждение, утка в определенной степени, запущенная в СМИ, которая обрастает перьями.
С.БУНТМАН: Мы виноваты во всем, да. Мы всегда виноваты.
С.САЗАНОВ: Нет, я поясню. Нет у нас такой практики, что за невыплату штрафов этих вот гаишных мы ограничиваем выезд. Наоборот, я вам скажу – мы применяем эти меры, когда… Я был в Благовещенске в прошлом году председателем комиссии по проверке, приехали мы в одно подразделение, и вот по справке там указывается – люди должны по кредитам, занимаются бизнесом. Благовещенск – это что такое? Это граница с Китаем, Амур. Через Амур переплыл – и ты в Китае. И занимаются челночным бизнесом они. У одного по кредиту задолженность 200 тысяч, у другого – 350. Не платят – денег нет. Как только приставы ограничили выезд за границу, на следующий день пришли оба и рассчитались полностью по всем своим долгам.
С.БУНТМАН: Вот так. Пожалуйста, Илья у нас, по-моему, созрел для вопроса.
Илья: Существует такая проблема, о ней говорят компании. Это все очень красиво, когда в Домодедово задерживают людей под светом телекамер, когда гаишники останавливают, и тут же пристав, но есть проблемы. Я общался с компаниями, которые рассказывают, что есть, например, долг в 72 млн рублей — по суду должны взыскать с другой компании, и не взыскивают – приставы говорят «Мы никогда с них не взыщем, потому что это сложно по тем-то причинам», и просто ничего не делается. То есть висит огромный долг, и компания ничего не может сделать. Но при этом взыскивают с людей, которые должны 50 рублей, посылают уведомлений на бОльшую сумму, чем этот штраф.
С.БУНТМАН: Да, Илья, добавим, вот здесь у меня масса вопросов о пропавшем куда-то Мавроди, еще есть такие вот…
Илья: Но при этом на 50 рублей посылают 50 уведомлений на 100 рублей.
С.САЗАНОВ: Я вопрос понял. Здесь существует два варианта развития событий. Первый – действительно, может быть какой-то нехороший интерес со стороны судебных приставов, поэтому я обращаюсь в радиослушателям – хочу продиктовать телефон доверия, по которому можно обратиться в службу. И я вас уверяю, здесь – вот ребята некоторые улыбаются – вопрос в том, что та информация, которая идет не телефон доверия, ежедневно оперативным дежурным докладывается директору службы. Когда я исполнял обязанности директора, я сам принимал вот эту вот информацию, поступившую с телефона доверия, и по ней мгновенно дается поручение на проведение служебной проверки. Этот телефон – 620-65-97.
С.БУНТМАН: Московский телефон, да?
С.САЗАНОВ: Да, это телефон нашего центрального аппарата, телефон доверия, через который непосредственно информация будет доведена до директора службы. И второй момент – может быть, эта компания действительно не имеет ни имущества, ни денежных средств для того, чтобы рассчитаться. То есть здесь надо смотреть и в каждом отдельном случае разбираться. Есть компании, которые вроде бы такие звучные, на слуху, а начинаешь когда вплотную заниматься – у них имущество в аренде, банковские счета их пустые и так далее.
Н.НИКУЛИН: Дочерняя компания Роснефти – она работает и прекрасно себя чувствует.
С.САЗАНОВ: Давайте, пожалуйста, информацию нам – я готов сам рассмотреть это.
С.БУНТМАН: Хорошо. Оля, да.
О.УЗЛОВА: У меня такой вопрос. Соответственно, ваша служба должна работать в тесной взаимосвязи с другими ведомствами. Я столкнулась с тем, что взаимоотношения ведомств… они там тоже, наверное, почтой голубиной общаются, — очень долго. Насколько оперативно там какие-то решения принимаются, и вот если, например, судебное решение вступило в силу, у человека есть какой-то срок для того, чтобы обжаловать это решение. Принимается ли это во внимание? Обжалование, кассационная жалоба. Как по этой процедуре?
С.САЗАНОВ: Я вопрос понял. Здесь вопрос не в том, что принимается во внимание. Эти все нюансы прописаны в процессуальных кодексах – в Арбитражном процессуальном кодексе и в Гражданском процессуальном кодексе, и отвечая на ваш вопрос, скажу одно: исполнительный лист не будет выдан на руки, пока решение не вступит в законную силу. Служба судебных приставов начинает работать с момента предъявления исполнительного листа. Причем впервые мы в 229-м законе ввели новацию такую – если раньше суд мог нам автоматически направить на исполнение в независимости от того, хочет ли взыскатель направить лист на исполнение принудительное или он хочет сам его направить в банк или он мог непосредственно к должнику подойти с этим листом, то сейчас этот исполнительный лист принимается только от взыскателя с его письменным заявлением.
С.БУНТМАН: Понятно. Вот еще один вопрос о сроках и о взаимосвязи как раз здесь есть. Это Ирина из Петербурга. «Заплатила долг…» — у нее была задолженность за мобильную связь, — «…есть подтверждение судебного пристава, а из Москвы больше месяца не убирают из компьютера. Не могу выехать».
С.САЗАНОВ: То есть по выезду непосредственно, да?
С.БУНТМАН: Да.
С.САЗАНОВ: Есть такая проблема.
С.БУНТМАН: Попасть легко…
С.САЗАНОВ: Да, попасть легко, выйти уже достаточно сложно. Если у Ирины эта проблема, я сказал телефон доверия. То есть в тех случаях, когда, на ваш взгляд, пристав совершает какие-то противоправные действия…
С.БУНТМАН: И вы еще раз повторите тот, и еще скажите…
С.САЗАНОВ: И еще есть у нас отдел приема граждан и писем. Мы располагаемся по улице Кузнецкий мост, дом 16/5, строение 1. Там есть соответствующий флаг, вывеска, что это служба судебных приставов, и есть телефон – 620-65-39. Поэтому можно по этому телефону позвонить, и вам уже дадут развернутую консультацию, как обратиться туда. И телефон доверия я еще раз повторяю – 620-65-97. То есть по этому телефону обращайтесь, если вы считаете, что пристав совершает какое-то правонарушение, преступление или в чем-то заинтересован.
С.БУНТМАН: Не забудьте, что телефон доверия будет в расшифровке нашей передачи, в тексте и в звуке – естественно, вы еще можете в Интернете на нашем сайте все услышать и почитать. Пожалуйста, Кахабер.
К.ДГЕБУАДЗЕ: Сергей Владимирович, опять Федеральный закон в новой редакции покоя не дает. Соответственно, хотелось бы напомнить, что по новой редакции этого закона, судебным приставам дается право получать информацию от банков о кредитах должников и по движению банковских счетов и также от налоговых органов об открытии должникам новых банковских счетов. И тут, соответственно, получается, что судебные приставы получают право на владение информацией, которая является банковской тайной. Вот вы, наверное, как юрист не дадите мне соврать, что по Закону о банковской деятельности всего лишь предусматривается четыре случая, когда можно такую информацию выдавать, но нигде не прописано, что такую информацию можно выдавать судебным приставам. Как вы прокомментируете эту правовую несуразицу?
С.САЗАНОВ: А очень просто я вам прокомментирую. Это не правовая несуразица. Есть такая терминология среди юристов, как коллизия – несоответствие законов. И я вам встречный вопрос задам. А вы скажите, пожалуйста, как мог Закон о банках и банковской деятельности предусмотреть право на получение информации у судебного пристава, если он был принят в 96-м году, а первый закон об исполнительном производстве в 97-м, то есть спустя год после принятия закона? И во-вторых, теперь уже отвечая на ваш вопрос. Это вопрос риторический, не требующий ответа.
К.ДГЕБУАДЗЕ: В том-то и дело – прежде чем принимать новый Федеральный закон в новой редакции, измените Закон о банках и банковской деятельности, потом уже вопросов не будет возникать.
С.САЗАНОВ: Если бы моя фамилия была Грызлов и я был бы председателем Государственной думы, я бы, наверное, такие решения принимал бы. Но моя фамилия Сазанов, и я к Государственной думе отношение имею косвенное.
С.БУНТМАН: Вы б тогда к нам не пришли – он к нам не приходит, несмотря на все вопросы.
С.САЗАНОВ: Вот отвечаю дальше на ваш вопрос – есть соответствующее определение Верховного суда, потому что при работе судебных приставов возникали определенные проблемы именно при применении этой нормы. Во-вторых, судебный пристав и ранее, на основании закона 97-го года – там не было четко прописано. Он имел право обращаться в любые органы, организации, независимо от форм собственности, и получать информацию, необходимую для осуществления исполнительного производства.
С.БУНТМАН: Но это может обращаться… сейчас, одну секунду, Кахабер… Судебные приставы могут обращаться в банки, когда у них есть судебные решения, они не знают, где взыскать…
С.САЗАНОВ: Нет, судебный пристав обращается в банк, и он получает информацию в пределах той суммы задолженности, которую надлежит взыскать. То есть банк может ответить… судебный пристав направляет запрос в банк, что есть исполнительное производство о взыскании одного миллиона рублей какой-то компании. Банк ему отвечает, что миллион и одновременно с запросом судебный пристав в банк – ну, такая практика у нас существует, — направляет постановление о наложении ареста на денежные средства в пределах суммы задолженности. Банк ему сообщает, что да, деньги есть, на миллион арест наложен. Если пристав начнет спрашивать – а сколько денег, а почему, — то банк вправе ему отказать в предоставлении такой информации. Но здесь есть нюанс – если денежных средств меньше, чем надлежит взыскать, то в порядке судебный пристав может вынести соответствующее постановление, и деньги будут арестовываться в порядке накопления, но опять же до того предела…
С.БУНТМАН: То есть он должен тысячу рублей, а у него там пятьсот лежит.
С.САЗАНОВ: Да, пока тысяча не накопится, пристав может такое ограничение накладывать.
С.БУНТМАН: Понятно. Лена.
Е.ДОЛГАНОВА: А вот сколько надо задолжать или насколько надо просрочить штраф, чтобы тебя не выпустили за границу или чтобы к тебе в дом врывались? Как найти правильный баланс?
С.САЗАНОВ: Очень интересный вопрос, Лена.
Е.ДОЛГАНОВА: Кто будет решать – почему именно этим 14 тысячам запретили выезжать за границу, а вот, сколько вы там сказали, должников, и они могут выезжать за границу?
С.САЗАНОВ: Вообще, по закону решает судебный пристав, потому что судебный пристав обязан принять все предусмотренные законом меры для исполнения судебного решения. Если он какие-то меры принял, каике-то не принял, уже могут возникнуть вопросы к судебному приставу со стороны прокуратуры. И в том числе у нас были факты, когда в отношении судебных приставов возбуждались уголовные дела по 315-й статье — За неисполнение судебного решения. Теперь вопрос – кто определяет? Определяет в первую очередь даже не суд и не судебные приставы. Я немножко расскажу о процедуре, чтобы вам понятно было. Вот вы не заплатили штраф. Неважна сумма – 50, 100 рублей. Два раза не заплатили штраф, три раза, четыре. Когда решит тот орган, который выносит постановление о штрафе – то ли это ГИБДД, то ли это Природоохрана, — обратиться в суд. В суд имеет право обратиться только тот орган, который выносит постановление о наложении штрафа. Обратился он в суд. Дальше судья уже принимает решение, что с вами дальше делать – удвоить вам сумму штрафа, применить к вам меры административного наказания в виде административного ареста или еще что-то. Теперь третий момент. Выдается, опять же, не судебный пристав. А я сказал, что у нас сейчас по закону только представитель взыскатель. То есть в данном случае это вот судебное постановление попадает в ГИБДД, ГИБДД нам его передает на принудительное исполнение. Судебный пристав идет к вам. Если вы всячески уклоняетесь от встреч с судебным приставом, дверь не открываете, он направляет запрос о вашем имущественном положении и ваших банковских счетах. Получается из соответствующих регистрирующих органов информация. Он может вас в глаза не видеть. Направляет в банк на ваш счет постановление, с вашего счета списывает необходимую сумму – все, вопрос закрыт, производство заканчивается фактическим исполнением.
С.БУНТМАН: То есть тот самый пресловутый невыпуск за границу – это далеко не первая вещь?
С.САЗАНОВ: Да, это какой-то жупел там…
С.БУНТМАН: Ну обидно, да.
С.САЗАНОВ: Ну вы сравните – 34 миллиона и 14 тысяч. Вот разницу почувствуйте.
С.БУНТМАН: Вот слушайте. Я сейчас задам очень важный вопрос, который мне тут очень много раз задают. Вопрос такой. Многие люди считают, что необходимо, если даже у тебя нет никаких ни алиментов, ни штрафов, ни задолженностей, ни налоговых и так далее, тебе нужно брать справку для того, чтобы выехать за границу. И считается, что нужно обзаводиться справками, что это обязательно, что у тебя ее могут потребовать.
С.САЗАНОВ: Я отвечу так. Раньше был вопрос выезда на постоянное место жительства требовал получения такой информации и для длительной работы за рубежом. Поэтому в принципе практика такая была, и на сегодняшний день судебные приставы не отказывают – можно прийти в подразделение судебных приставов, просто написать заявление – выдайте мне справку, и в течение месяца вам эту справку будут обязаны выдать.
С.БУНТМАН: Но необходимо ли это?
С.САЗАНОВ: Нет, если вы выезжаете куда-то по турпутевке, в командировку, такой необходимости нет.
С.БУНТМАН: То есть если тебя нет, условно говоря, в компьютере, с тебя никто не может потребовать эту справку?
С.САЗАНОВ: Я вам больше того даже скажу. Если вас ограничили в праве выезда, у вас, на ваш взгляд, незаконно сгорели эти денежные средства, которые вы потратили на путевку и так далее, и вы считаете, что это незаконно, то обращайтесь в суд, пожалуйста, и можно обращаться в суд даже с иском о взыскании ущерба с государства, с бюджета и со службы судебных приставов. И на сегодняшний день у нас достаточно отлажен механизм по взысканию вот такого ущерба. И Министерство финансов аккумулирует у себя эти вот исполнительные листы, и в течение полугода все суммы задолженностей практически гасятся.
С.БУНТМАН: Понятно. Кахабер свою норму исчерпал. А вот Николай…
К.ДГЕБУАДЗЕ: Я хочу просто очень интересный задать вопрос.
С.БУНТМАН: Только короткий.
К.ДГЕБУАДЗЕ: Да. Мне интересен вопрос об аресте имущества. Когда имущество арестовывается, во-первых, кто его оценивает? Второе – как он реализуется? И третье – должен ли должник иметь право первоочередного выкупа этого имущества в дальнейшем с какой-то процентной скидкой?
С.БУНТМАН: Прав, важный вопрос.
С.САЗАНОВ: Я отвечу сразу на три его вопроса. Его беспокоила возможность судебного пристава проникать в помещения жилые и конституционность этой нормы. Значит, есть у нас статья 25-я Конституции, которая говорит, что жилище неприкосновенно, но неприкосновенность жилища может быть нарушена в том случае, если это определяет Федеральный закон либо имеется судебное решение. Вот в нашем случае это есть и закон, и судебное решение. Больше того – и раньше у нас была такая норма. Но, опять же, она не конкретная была, и не говорилось о том, что жилые помещения. А говорилось так: что судебный пристав может проникать в помещения, занимаемые должниками. Мы добавили туда три слова: «в том числе и жилые». Теперь что касается желания судебного пристава ломать двери. Тоже это всеобщее заблуждение: думают, что сейчас судебный пристав… А зачем? Вот вы просто задайте себе этот вопрос. Вы, здравомыслящие люди, задайтесь вопросом – зачем судебному приставу это надо? И представьте, хлопоты какие. Вот он сломал эту дверь, попал в жилое помещение. И что ему надо сделать? Ему надо акт составить, переписать все имущество более или менее ценное, которое там есть, ему надо найти и определить хранителя. Все вот эти действия он должен совершить в присутствии понятых, которых предварительно ему тоже надо найти. Ему надо найти в ДЕЗе слесаря, который замок сломает, ему надо потом с этим хранителем вставить новый замок, опечатать и так далее. Теперь что касается оценки имущества. Имущество стоимостью до 30 тысяч рублей оценивает судебный пристав самостоятельно по закону. Все, что касается свыше 30 тысяч рублей, оценивает оценщик. На сегодняшний день произошли изменения в законодательстве – оценщик не должен иметь лицензии, но он должен быть членом саморегулируемой организации Представители оценочных организаций. И он несет ответственность в соответствии с Уставом этой организации.
С.БУНТМАН: Понятно.
С.САЗАНОВ: По имуществу обычного домашнего обихода нет приоритетного права. Существует позиция, определенная Гражданским кодексом, когда это доли на праве собственности какие-то – в жилых помещениях, акциях и в особых видах имущества. Вот я должен сказать, что сегодня как раз был пленум Высшего Арбитражного суда по этому поводу – наши представители ходили. К сожалению, не знаю я, чем закончилось. Наша позиция была такова: что, безусловно, приоритетное право выкупа должно быть у должника, если он имеет это, но здесь есть нюансы – либо он будет участвовать в аукционе и судебный пристав ему обязан соответствующую возможность участия в аукционе предоставить, либо он уже будет вне участия в аукционе, но он будет иметь право выкупить это имущество по той цене, которую последний участник аукциона обозначил.
С.БУНТМАН: Понятно. Сложновато все-таки. Все. Единственное, что я хотел бы Сергея Владимировича попросить – напомнить контакты. Потому что здесь мне пишут: вот, вы одному человеку сказали, всем другим не сказали…
С.САЗАНОВ: Телефон доверия – по этому телефону обращайтесь в случае, если, на ваш взгляд, судебный пристав совершает какие-то преступные противоправные действия, — телефон московский: 620-65-97. И телефон для приема ваших обращений и жалоб: 620-65-39.
С.БУНТМАН: Сайт есть?
С.САЗАНОВ: Сайт есть – www.fssprus.ru . Очень просто все.
С.БУНТМАН: Понятно.
С.САЗАНОВ: Федеральная служба судебных приставов – только латинскими – Российской Федерации.
С.БУНТМАН: Спасибо. Это была программа «Народ против…» Спасибо за вопросы. Спасибо за ответы. До свидания.

Материалы по теме

Считаете ли Вы справедливым, что за долги можно на некоторое время не выпускать из страны?

да, считаю
51%
нет, не считаю
47%
затрудняюсь ответить
2%


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире