'Вопросы к интервью
17 мая 2014
Z Они Все выпуски

Максим Ксензов, заместитель руководителя Роскомнадзора


Время выхода в эфир: 17 мая 2014, 22:11





В.РОМЕНСКИЙ – Здравствуйте, многоуважаемые радиослушатели! Я хочу выступить с важным объявлением. Сегодня программу «Они» проведу не только я, Владимир Роменский, но и вернувшийся из Украины Тимур Олевский. Это программа «Они» на волнах радиостанции «Эхо Москвы», 22 часа и 14 минут и это самая внимательная программа, которую вы можете услышать в эфире радиостанции…

Т.ОЛЕВСКИЙ – Самая честная программа, потому что мы будем рассказывать про человека, который все честно сказал.

Материалы по теме

Будет ли в России заблокирован Твиттер и Фейсбук?

да
51%
нет
40%
затрудняюсь ответить
9%


В.РОМЕНСКИЙ – Зрители Сетевизора должны были сейчас видеть, как Тимур Олевский, словно шторм ворвался в наш эфир и также в студию. Теперь, конечно, он объявит нашего сегодняшнего героя, как мы привыкли называть наших… порой даже пациентов, которых мы препарируем.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Максим Юрьевич Ксензов. Пожалуйста, правильно ставьте ударение в его фамилии – на второй слог. Кто же он? Заместитель… — чему вы все смеетесь? – Минкомсвязи…

В.РОМЕНСКИЙ – Может быть, он просто замглавы Роскомнадзора? Давайте будем проще.

Т.ОЛЕВСКИЙ – …Замглавы Роскомнадзора, который….

В.РОМЕНСКИЙ — …сегодня отмечен вниманием нашего премьера.

Т.ОЛЕВСКИЙ — … Дмитрия Анатольевича Медведева. Но не потому, что он совершил что-то, что Дмитрию Анатольевичу Медведеву понравилось.

В.РОМЕНСКИЙ – Или что-то героическое.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Он совершил что-то очень героическое, я считаю. Он рассказал о планах нашего президента на будущее в отношении социальных сетей.

В.РОМЕНСКИЙ – Тимур Олевский несколько сгущает краски.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Короче, я вам расскажу. Максим…

В.РОМЕНСКИЙ — В газете «Известия» — давай начнем с того…

Т.ОЛЕВСКИЙ – В газете «Известия» дал интервью, в котором в какой-то момент рассказал о планах ведомства…

В.РОМЕНСКИЙ – Почему, о планах? Он рассказал о том, с какими проблемами ведомство сталкивается и какие возможности этого ведомства существуют.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Давай зачитаем, может быть?

В.РОМЕНСКИЙ – По мнению Дмитрия Анатольевича это далеко не планы, так не будет. Мы будем сегодня, наверное, всю программу спорить, собираются ли российские власти закрывать интернет в том или ином виде в качестве социальный сетей, Твиттера, Фейсбука или этого не произойдет. У нас с Тимуром диаметрально противоположные точки зрения, но сейчас давай по фактам и поменьше по оценкам. «Мы завтра уже в течение нескольких минут может заблокировать Твиттер или Фейсбук в России, мы не видим в этом больших рисков. Если в какой-то момент мы оценим, что последствия от так называемого выключения социальных сетей будут менее существенны по сравнению с тем вредом, которое причиняет российскому обществу неконструктивная позиция руководства международных компаний, то мы сделаем то, что обязаны сделать по закону»

Т.ОЛЕВСКИЙ – А потом он добавил еще, что уже сейчас, в принципе, Роскомнадзор готов закрыть Твиттер и Фейсбук, технически это займет очень немного времени.

В.РОМЕНСКИЙ – На это тут же отреагировал как раз-таки Дмитрий Анатольевич Медведев.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Давненько я не слышал, как Дмитрий Анатольевич Медведев на что то так реагирует.

В.РОМЕНСКИЙ – Давненько я не слышал, как Дмитрий Анатольевич Медведев стреляет из пулемета – помнишь, такое было? Я вот давненько не слышал, как Дмитрий Анатольевич Медведев стреляет из пулемета. – «Как активный пользователь социальных сетей считаю, что российское законодательство обязаны соблюдать все: и социальные сети и пользователи. Но отдельным чиновникам, отвечающим за развитие отрасли, надо иногда включать мозги». Достаточно резко отреагировал премьер.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Это интересная история, потому что смотрите, что мы знаем про Дмитрия Анатольевича Медведева, кроме того, что он премьер и занимается правительством. Мы знаем, что он неравнодушен…

В.РОМЕНСКИЙ – Чтобы история была немножко окрашена в какие-то, действительно, цвета хочу… Знаешь, кстати, сам Максим Ксензов – он человек не то, чтобы очень публичный, и вы, скорей всего, не найдете в интернете – мне, по крайней мере, не удалось – его каких-то заявлений перед телекамерами…

Т.ОЛЕВСКИЙ – У него биография очень сухая.

В.РОМЕНСКИЙ — По ней обязательно пройдемся

Т.ОЛЕВСКИЙ – Три секунды займет, к сожалению.

В.РОМЕНСКИЙ – После того, как Дмитрий Анатольевич отреагировал, тут же замглавы Роскомнадзора Максиму Ксензову был назначен за высказывание о возможной блокировке в России социальных сетей выговор.

Т.ОЛЕВСКИЙ – За превышение полномочий, кажется.

В.РОМЕНСКИЙ – Я хочу, чтобы мы сейчас послушали, как официальный представитель Минкомсвязи Екатерина Осадчая рассказывала о том, какие меры приняты в отношении Максима Ксензова.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Давай.

Е.ОСАДЧАЯ — По результатам проведенной вчера служебной проверки министр принял решение объявить выговор и, собственно, мы сегодня об этом объявили.

А. ВЕРШИНИНА — А, что подразумевает слово «выговор»? Будут ли какие-то внешние санкции применяться?

Е.ОСАДЧАЯ — Ну, выговор, это… знаете, я подумаю, как сказать… Я не знаю, честно говоря, как подробнее расшифровать, не знаю. Я зачитаю сейчас приказ: «На основании заключения комиссии по проведению служебной проверки в отношении заместителя руководителя службы Максима Ксензова министр принял решение применить дисциплинарное взыскание». Собственно, это выговор и формулировка в приказе: «За ненадлежащее исполнение должностных обязанностей в соответствии с федеральным законом о государственной службе».

Т.ОЛЕВСКИЙ – Но тут возникает замечательный вопрос. Спасибо Алене Вершининой, которая допыталась и выяснила, за что же заместителю главы Роскомнадзора Максиму Ксензову назначили выговор. Точная формулировка этого выговора звучит так, Володя: «За ненадлежащее исполнение должностных обязанностей, выразившихся в нарушении пункта 11-го…» и так далее.

В.РОМЕНСКИЙ – Только что госпожа Осадчая именно это и произнесла.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Послушай, мы с тобой можем предположить, что выговор – это реакция за то, что он позволил себе замахнуться мечом на Твиттер и Фейсбук публично и пообещал, что его могут закрыть, акции обрушить или что-то еще… А, мне кажется, что выговор он получил за то, что это вслух сказал. Только лишь.

В.РОМЕНСКИЙ – Я тебе расскажу. Он и позже, уже после того, как Дмитрий Медведев его о тчитал, и, кстати, мы должны сказать, что Максима Юрьевича мы сегодня очень просили выйти к нам в эфир по телефону, как это обычно бывает, нашей программы, но он, к сожалению, отказался. Действительно, когда тебя критикуют, когда тебе выносят выговор, здесь не сладко. Но все-таки его мнение еще сегодня прозвучит. Ну, а пока я хочу напомнить наши координаты для связи: телефон для sms в эфир: +7 (985) 970 45 45, также вы можете писать в Твиттер аккаунт vyzvon, обязательно будем читать и первая sms, которую я бы хотел озвучить, она пришла к нам из Пензы за авторством Евгения: «Тимур, храни тебя бог в твоей работе, чтобы ни один кудрявый волос не упал с твоей головы».

Т.ОЛЕВСКИЙ – Спасибо огромное!

В.РОМЕНСКИЙ – Все ждали возвращения Олевского. Как же прекрасно, что он теперь с нами!

Т.ОЛЕВСКИЙ – Да, действительно. Правда, я предлагают вернуться… А-а, давайте мы об этом поговорим?

В.РОМЕНСКИЙ – Еще одна эсэмэска от Александра из Москвы: «Пусть закрывают. Главное, чтобы «ВКонтакте» не закрыли», — считает он. Это интересный факт.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Именно об этом и сказал Максим Юрьевич Ксензов. В принципе, он сказал, что уже сейчас никто на улицу не выйдет. Если закроют ваш Фейсбук и Твиттер, то вот, что будет, Володя – я тебе рассказываю. «ВКонтакте» останется, музыку там слушать можно будет. Те люди, которые в Твиттере распространят политические заявления и возмущаются тем, что происходит в стране…

В.РОМЕНСКИЙ – Еще одна эсэмеска из Свердловской области: «Твиттер можно отключать. Что там полезного делать кроме пропаганды?» Подтверждение твоих слов.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Те люди немногие, которым это очень важно – читать в Твиттере самих себя и потом возмущаться – научаться обходить запрет, как это сделали в Турции все пользователи Твиттера.

В.РОМЕНСКИЙ – Да, расскажи, пожалуйста, эту историю.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Там была, вообще, очень интересная история. Эрдоган накануне выборов для него очень принципиальных в Стамбуле…

В.РОМЕНСКИЙ – Ну, это называлось муниципальные выборы и проходили они в нескольких крупных городах: Анкара, Стамбул… что еще?

Т.ОЛЕВСКИЙ – Там во всех городах проходила, но просто «битва за Стамбул» очень принципиальна для Эрдогана, потому что есть такая практика: мэр Стамбула становится премьер-министром.

В.РОМЕНСКИЙ – Накануне этих самых выборов власти, которые как раз-таки…

Т.ОЛЕВСКИЙ – Появился инсайдер какой-то в правительстве, который стал писать о том, с кем спит Эрдоган, что естественно Эрдоган, какие дети у Эрдогана, где они тратят деньги Эрдогана, и вообще, всякие такие подробности.

В.РОМЕНСКИЙ – Там, по-моему, была история, когда какие-то высокопоставленные политики, чуть ли не главы министерств обсуждали возможность вторжения в Сирию и это доже добавляло определенного накала страстям.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Просто министр обороны обсудил возможность вторжения в Сирию накануне выборов, чтобы поднять рейтинг Эрдогана, это было немедленно слито…

В.РОМЕНСКИЙ – Ну, неважно. Они закрывают Твиттер, и следом закрывают Фейсбук.

Т.ОЛЕВСКИЙ – И ничего не происходит, потому что турецкие программисты и, вообще, умеющие пользоваться компьютером люди очень быстро научились обходить этот запрет…

В.РОМЕНСКИЙ – В течение часов, если не ошибаюсь, это произошло.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Это Турция. Поэтому в каждом кафе в Стамбуле, в Измире и Анкаре в меню вместе со списком кофе и булочек появилась инструкция о том, как обходить запрет в Твиттере.

В.РОМЕНСКИЙ – Я беседовал со всякими интернет-гуру – один из них сидит за стеной, Александр Плющев скоро появится в эфире радиостанции «Эхо Москвы», мы ему передаем привет — и он тоже, по-моему, говорил, и Антон Борисович Носик, который является интернет-экспертом, что на самом деле этот запрет ничего не решает.

Т.ОЛЕВСКИЙ – В общем, в Турции получилось так. В день запрета Турция побила рекорд мировой по количеству твитов.

В.РОМЕНСКИЙ – Ну, то есть, люди только наоборот, раззадоренные этим запретом, начинают больше твитить.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Не так. Все не так будет. Послушай, как будет, быстро скажу тебе, как будет. Из миллиона, предположим, пользователей Твиттера отвалятся, останется 20 тысяч, которым так важно поговорить между собой, они научатся обходить запреты и будут продолжать между собой дискутировать на тему, а все остальные пойдут смотреть Первый канал и читать «ВКонтакте»

В.РОМЕНСКИЙ –Где котятки, где политических новостей минимум.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Я уверен, что будет так.

В.РОМЕНСКИЙ – Где есть — как это называется? – МДК.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Ну, вот всякие развлекалочки. И будет на самом деле. Потому что они получают новости политические не потому, что они их специально ищут, а исподволь.

В.РОМЕНСКИЙ – То есть, как и на телевидении: новые каналы появляются, но они, как правило, развлекательные и никакой просветительской сути не несут, о политической ситуации в стране не рассказывают, о том, как меняется общество и какие у него запросы тоже не говорят, лишь развлекают. Может быть, и так, но, тем не менее, кажется, закрыть интернет просто невозможно, потому что информация сейчас является одним из главнейших продуктов. Все развитие сосредоточено на информации и информация – то самое за чем стремятся… Это важнее нефти, пойми, потому что, если бы не нужна была информация, у тебя не было бы айфона, айпада, компьютера, и именно доступ к информации продолжает толкать технологии вперед. Если ты стоишь на пути у паровоза – тебя просто сносит. И здесь уже невозможно сделать что-либо.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Не сносит. Просто в айфоне, которые продаются на территории Российской Федерации, нельзя будет скачать приложение Твиттер, и все успокоятся на этом и будут пользоваться ICQ.

В.РОМЕНСКИЙ – Не может такого быть. Мы знаем, конечно, пример Китая, но все интернет-эксперты…

Т.ОЛЕВСКИЙ – Мне кажется, в Китае тоже можно обойти запрет, но этом занимается небольшое количество людей, которые и так все знают, мнение которых государству совершенно никак не угрожает.

В.РОМЕНСКИЙ – Те люди, которые пишут в блогах и за это страдают, они присутствуют в целом ряде стран, и в Белоруссии, в том числе, но отслеживать это – я не думаю. Но интересно то, что в Турции, где революция как раз-таки происходила в связи с развитием коммуникаций, благодаря Твиттеру, Фейсбуку люди приходили на площадь, именно там сейчас эти социальные сети запрещают. Тимур я очень попрошу тебя озвучить биографию Максима Юрьевича.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Я начну с середины. Мне кажется…

В.РОМЕНСКИЙ – Нет, начни, пожалуйста, с начала.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Нет, я тебе сейчас начну с середины, а потом быстро начну с начала. Я хочу напомнить, что Максима Ксензова на свою должность назначал Дмитрий Медведев своим указом, потому что это та самая должность, которая назначается председателем правительства. И если я ничего не путаю, то он не мог не знать, естественно, кого он назначает на должность человека, который отвечает за цензуру и отношения с социальными сетями – теми самыми, которые он, вообще, так любит и опекает. Вряд ли он не знает лично этого человека, и даже, может, знает про него что-то очень хорошее. Но давайте по порядку, потом про инсайд.

Сухая информация про его биографию. Родился в городе Запорожье Украинской ССР в 73-м году. Сам он с Украины, с Запорожья, на востоке страны, где сейчас не проходит антитеррористическая операция, потому что там все спокойно.

В.РОМЕНСКИЙ – Это было особое мнение Тимура Олевского о состоянии на востоке Украины. Пожалуйста, давайте мы с этой темой на сегодня закончим.

Т.ОЛЕВСКИЙ – А я тебе сейчас объясню, почему. Ведь мог бы высказаться на эту тему, но не высказывался, хотя он оттуда родом. Закончил Военно-воздушную Академию имени Жуковского в 95-м году по специальности радиоинженер-исследователь. Человек военный, человек, который окончил очень серьезное учебное заведение.

В.РОМЕНСКИЙ – Все-таки факты продолжайте озвучивать дальше.

Т.ОЛЕВСКИЙ – И при этом он получит лам техническую специальность. До 97-го год младший научный сотрудник НИИ Министерство обороны Российской Федерации. С 97-го года по 2001 год работал в администрации Тюменской области. Занимал он должность председателя комитета связи и информатизации. Он работал при том губернаторе, который был до Собянина, Рокецкий его, кажется, зовут – губернатор Тюменский, который был губернатором до Собянина, в Совете Федерации сенатором трудится. Вот, когда пришел Собянин, он покинул команду правительства Тюменской области.

В.РОМЕНСКИЙ – Давайте быстрей, Тимур.

Т.ОЛЕВСКИЙ – До 2004 года он работал… — не подгоняйте меня, пожалуйста, Владимир Роменский — директором по внешним связям, заместителем коммерческого директора компании «Газком», ныне она называется «Газпром космические системы». Занимался он крупными корпоративными клиентами.

В.РОМЕНСКИЙ – Поставляет газ в космос.

Т.ОЛЕВСКИЙ – «Газпром» является крупнейшим оператором связи в России, крупнейшим, то есть их не так много, но один из лидеров, у которого своя группировка спутников, и которые умеют передавать сигнал. Мы на «Дожде», в том числе, через «Газпром» передавали сигнал в «кабель», насколько я помню. Дальше. В 2004 году – начальник управления лицензирования Росохранкультуры, позже возглавлял управление разрешительной работы в сфере массовых коммуникаций РоссвязьохранкультурыРоссвязькомнадзора и Роскомнадзора, соответственно – ведомство меняло название несколько раз: сперва это была Россвязьохранкультура, потом Россвязькомнадзор и в результате Роскомнадзор, где он и работает по настоящее время.

В.РОМЕНСКИЙ – И год, практически два года назад он был назначен на эту должность.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Теперь нюансы.

В.РОМЕНСКИЙ – Можно, пока мы не пришли к нюансам, мы немного побеседуем с Артемом Козлюком. Это не кто-нибудь, а член Пиратской партии России, он член штаба этой политической силы. Он у нас на прямой связи. Артем, здравствуйте!

А.КОЗЛЮК – Да, здравствуйте!

В.РОМЕНСКИЙ – Я так понимаю, что вы с Максимом Юрьевичем лично знакомы, могли бы для нас, может быть, дать характеристику краткую этого человека?

Т.ОЛЕВСКИЙ – Может быть, он в футбол играет?

А.КОЗЛЮК – Да, я, в принципе, с ним лично знаком, но я не буду, наверное, какие-то свои личные субъективные мнения насчет этого человека высказывать. Это исполнитель, государственный человек. В принципе, как я понял, полностью поддерживает ту политику государственного регулирования, усиливающегося государственного регулирования.

В.РОМЕНСКИЙ – То есть это определенного уровня такая шестеренка, шестеренка замглавы ведомства.

А.КОЗЛЮК – Тем не менее, он представляет собой, я так понимаю, медийную личность, он активно пользуется рядом социальных сетей, пытается каким-либо образом взаимодействовать с IT-сообществом напрямую, в том числе, например, если вы знаете, есть такой крупнейшее IT-сообщество «Хабрахабр». Он там тоже… его пригласили, он участвовал в дискуссии.

В.РОМЕНСКИЙ – Каким он себя там проявил, кстати, с пользователями именно сети?

А.КОЗЛЮК – Естественно, он с позиций государства высказывался, которое в настоящее время не совсем поддерживает IT-сообщество, поэтому не смог там долго продержаться…

В.РОМЕНСКИЙ – Нарвался на критику жесткую, я так понимаю, то есть непечатными словами его там называли.

А.КОЗЛЮК – Да. Все-таки наши ведущие IT-специалисты большей части придерживаются нормативной лексики и стараются аргументированно высказывать свою позицию, но наталкиваются не стену непробивания и отсутствия аргументов со стороны государственных чиновников – почему то или иное происходит в настоящее время в сети. Я хотел бы такой момент пояснить, что хоть вчера у Максима Ксензова и случился такой звездный час, я думаю, он сам этому не рад, и, в принципе, он сказал, как исполнитель тех законов в отношении госрегулирования интернета, что уже стали пачками приниматься Госдумой и, по сути, он не сказал никаких откровений. Уже были прецеденты…

В.РОМЕНСКИЙ – Мне кажется, знаете, что он сказал вот так, по чесноку? То, что ребята, вы приняли законы и по этим законам мы должны бы уже Твиттер закрыть, потому что его руководство не идет нам на встречу, и мы определенные станицы закрывать не можем, а мы обязаны, потому что закон-то уже работает, и он должен исполняться – именно это сказал человек. А как? Если они не отключают по чуть-чуть, что нам сделать, как отключить? Придется отключать целиком.

А.КОЗЛЮК – И да и нет.Во-первых, на самом деле в тех законах, которые сейчас принимаются, уже сами тексты закона несут в себе такие формулировки, что позволяют полностью блокировать интернет-ресурс даже, если на какой-то одной страничке находится какая-то запрещенная информация, не только интернет-ресурс, но и десятки, а то и десятки тысяч других добропорядочных сайтов, которые находятся на том же IP-адресе, живут в том же доме, что и запрещенный контент. Конечно, де-юре он можно сказать прав, что в любой момент может быть заблокирована любая сеть, любой какой бы то ни был крупный ресурс. И почему-то все забыли, что ряд соцсетей, в том числе, и крупных, таких, как «ВКонтакте», «Гугл плюс», «Мир тесен» уже побывали в реестре и подвергались блокировкам. Просто с 1 августа, когда вступят в силу новые законодательные нормы по еще нескольким аспектам государственного регулирования коммуникаций граждан в сети, оснований для таких блокировок крупных ресурсов стане просто еще больше. И он на самом деле не сказал ничего нового. Да, он как исполнитель сказал, что при вступлении в силу новых законов, будут, естественно, блокировки, какой бы крупный сайт не был. И такие блокировки уже происходили.

В.РОМЕНСКИЙ – Артем, попрошу вас прерваться буквально на несколько секунд. Давайте, мы прямо сейчас проведем голосование. Вопрос у нас очень простой: Как вы считаете, будет ли в России заблокирован Твиттер и Фейсбук? Именно об этих двух социальных сетях говорил Максим Ксензов и Дмитрий Медведев, и именно такой вопрос мы ставим. Наши позиции с Тимуром здесь диаметрально противоположны.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Я считаю, что будет.

В.РОМЕНСКИЙ – Я считаю, что власти на это не пойдут, и Дмитрий Медведев в данном случае не блефует. И, соответственно, нашего эксперта из Пиратской партии, которая, собственно, и объясняет многим пользователям, как обходить запреты в интернете, тоже сейчас в ближайшие секунды обсудим, ну а вы можете голосовать. Итак: Будет ли закрыть Фейсбук и Твиттер в России? Если да – +7 495 660 06 64, если нет – +7 495 660 06 65.

Артем, теперь ваше мнение по этому же вопросу. Я напомню, у нас член штаба Пиратской партии, руководитель проект РосКомСвободаи автор петиции на РОИ за свободу интернета Артем Козлюк.

А.КОЗЛЮК – Мое мнение такое. Я абсолютно не удивлюсь, что даже не обязательно с 1 августа, а в любой момент может быть в России заблокирован любой интернет-ресурс, любая социальная сеть. Как я уже сказал, это уже происходило. Был в реестре и «Гугл», был в реестре и «ВКонтакте», был в реестре и LifeJournal – все эти ресурсы в той или иной степени, с той или иной продолжительностью времени побывали в реестре и подвергались уже блокировке.

Т.ОЛЕВСКИЙ — Но ведь все-таки власти научились блокировать страницу, не сайт целиком.

В.РОМЕНСКИЙ – Но только, когда это, конечно, не хотелось.

А.КОЗЛЮК – Отнюдь-отнюдь. До сих пор порядка половины операторов связи осуществляют блокировку именно по IP-адресу.

В.РОМЕНСКИЙ – Но позвольте, вот смотрите, Навального блог блокировали navalny.com. функционирует, по-моему, нормально. «Грани» -сайт информационного агентства «Грани.ру» тоже блокировали, он открывается.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Говорили, что Ксензов был инициатором блокировки «Грани.ру». Какая-то такая Росцензура получается.

В.РОМЕНСКИЙ – Даже «Эхо» в тот день блокировали, потом опять же разблокировали.

А.КОЗЛЮК – Навальный, сайт, который он открыл – этот сайт в реестр, насколько я знаю, не внесен. Был внесен в реестр именно его дневник, блог в LifeJournal, и он подвергается внесению в реестр до сих пор. Насчет «Граней» — это все зависит от оператора связи, некоторые операторы связи, в принципе, не осуществляют блокировку, хотя и выгружают информацию – есть такие сведения. Некоторые даже не выгружают информацию, за что Роскомнадзор подает на них в суд и, кстати говоря, уже состоялись прецеденты таких процессов удачных в отношении операторов связи, когда суд вставал на сторону оператора связи, что он имеет право не выгружать данные из реестра, это не входит в его лицензионные обязанности.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Давайте прямо поощрите их оглашением в эфире – называния операторов, которые не выгружают данные.

А.КОЗЛЮК – Вы знаете, я могу назвать оператора, который выиграл суд, а тех, которые не выгружают данные, я как бы не буду говорить в эфире. А тот, кто выиграл суд – это, в принципе открытая информация….

К.ОРЛОВА – Кто это, Артем?

А.КОЗЛЮК – Оператор связи «Всевнет» в Ленинградской области.

В.РОМЕНСКИЙ – Артем, а ведь за операторов телесетей тоже отвечает Роскомнадзор у нас?

А.КОЗЛЮК – Да, но это просто другой заместитель руководителя ведет регулирование.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Артем, у меня еще один вопрос есть. Я сейчас расскажу информацию, которая есть у меня, вдруг, если вы знаете о ней что-то и можете прокомментировать и сказать так это или нет, я вам буду очень признателен. Рассказывают мне, что Ксензов пришел в сферу массовых коммуникаций в 2004 году, то есть он пришел еще при прошлом министре Щеголеве, а с Щеголевым, вообще, история довольно смешная: он хоть министром сейчас быть перестал, но стал советником или помощником президента и продолжает, как говорят, активно вмешиваться в дела отрасли, и, соответственно, это иногда приводит к конфликтам по линии: Щеголев и министерство нынешнее, то есть нынешний руководитель Никифоров. А Ксензов, получается, человек, пришедший в старой команде, старожил, и, скорее, он, что называется, принадлежит душой и сердцем команде прошлой.

Ходят такие слухи, что, когда принимали закон о блогерах совсем недавно, все упрекали Госдуму в несогласованности действий с правительством и экспертами. Тогда Вадим Деньгин – это один из авторов закона лично Катерине Винокуровой – кстати, из издания Znak.com – говорил, что Роскомнадзор только за этот закон, при этом все знали, что правительство не одобряет его, а Роскомнадзор вроде бы был за. При том, что Минкомсвязь устами господина Волина выступала против, официально говорило, что «мы против». То есть и ведомство, которое ему подчиняется, тоже должно быть против, но Деньгин говорил, что они «за». В итоге закон приняли, не дождавшись из правительства ко второму чтению, хотя и была определенная договоренность об этом с правительством. То есть, получается, что правительство просто кинули, другими словами, а Роскомнадзор начал бодро рапортовать, что готов этот закон принять к исполнению. И, может быть, эта трактовка…

В.РОМЕНСКИЙ – Есть ли такое противостояние, по вашим данным, Артем, или нет?

А.КОЗЛЮК – Вы знаете, всегда публично Роскомнадзор абстрагируется от всяческой законодательной деятельность. Но, в принципе, и правильно – они являются исполнителями. Они всегда говорят: Нам какие законы спускают, те мы исполняем, мы не будет говорить плохие они или хорошие, мы являемся исполнителями.

В.РОМЕНСКИЙ – Тимур, ты знаешь у меня, кстати, совсем противоположное ощущение. Когда только был принят закон, который перечислял сайты, вредные для детей, то есть та самая информация, и туда попали тут же Википедия за статью про марихуану, туда попал Lurkmore и все долго возмущались. И мне тогда рассказывали в Роскомнадзоре о том, что наоборот, они страдают: приняли эту инициативу – им тут же глыба новой работы на них обрушилась – каким людям блокировать, как разбираться, куда пересылать. Понимания нет, в законе это не прописано, и она даже от этого больше пострадали.

А.КОЗЛЮК – Да, но они, таким образом, в том числе, пытались НЕРАЗБ. Они хотели получить 97 миллионов рублей в год за введение первого закона о черных списков сайтов, но это не очень хорошо получилось, потому что это было предано огласке. Когда принимался закон, один из пунктов закона – что он не потребует финансирования из бюджета, исполнения его…

В.РОМЕНСКИЙ – А работать-то больше теперь надо, теперь сайтов вон сколько запрещать надо Раньше только за экстремизм или по суду, правильно?

А.КОЗЛЮК – Да, теперь много оснований стало. И еще я напомню, что порядка 20 проектов в Госдуме, которые будут увеличивать всяческие основания и категории запрещенных ресурсов, которые требуют блокировки, то есть еще на подходе будет ряд законодательных мер, ужесточающих что-либо в интернете. Так вот, возвращаясь к финансированию: как только Роскомнадзор получит какое-либо финансирование по любому закону о блокировках, сразу же любой закон этот является антиконституционным, потому что он не получил отзыв правительства, что прописано в Конституции. Это, кстати, очень практический вопрос. Любые другие основания: нарушения свободы слова или презумпция невиновности – это как бы так.., а вот тут технический вопрос, что именно любят бюрократы – что именно не соблюдена техника принятия закона, и с этой позиции можно будет вполне обосновано обращаться в Конституционный суд по оспариванию конституционности этого закона. Это будет хорошо, кстати говоря…

Т.ОЛЕВСКИЙ — Очень коротко, одним словом. Правильно ли я понимаю, что Роскомнадзор – это скорее, воля администрации президента, а Минкомсвязи – это воля правительства, и у них там несогласовка идет между собой?

А.КОЗЛЮК – Не скажу.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Хорошо, не скажите…

В.РОМЕНСКИЙ – Постойте, кстати, к слову. Песков разве не давал комментариев по поводу заявления Ксензова?

А.КОЗЛЮК – Да, он дал…

Т.ОЛЕВСКИЙ – Но администрация президента неоднородная – это надо тоже понимать.

В.РОМЕНСКИЙ – Тимур, вы ищите каких-то черных кошек в темной комнате, когда этих кошек там нет. А, что сказал Песков, Артем? Я просто это пропустил.

А.КОЗЛЮК – В принципе, стал на сторону Медведева, осудил высказывания Ксензова. Мое ощущение, что ему просто шлепнули по губам, сказали: ты рановато что-то…

В.РОМЕНСКИЙ – Хватит людей пугать.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Мне тоже так кажется: они не просто против, а просто не надо об этом было говорить вслух.

В.РОМЕНСКИЙ – Спасибо огромное! У нас на связи был Артем Козлюк – член штаба Пиратской партии, руководитель проекта РосКомСвобода, ну, и также человек, который выступает за свободу в интернете.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Вадим Деньгин, как раз я с ним сегодня говорил.

В.РОМЕНСКИЙ – Давай мы еще раз объявим наши координаты для связи и после этого я расскажу еще одну очень важную историю. Телефон для sms в эфир: +7 (985) 970 45 45. И, кстати, почитаем эсэмески. Вы также можете писать на Твиттер аккаунт vyzvon и тоже до нас ваши сообщения дойдут.

Максим и Москвы пишет: «Если вы надеетесь на защиту Медведева, то он в любой момент может перестать быть премьер-министром». — «Будет заблокирован несомненно, — это по поводу нашего опроса, — ибо нечего обмениваться информацией про «Едро» и прочих депутатов». Кстати, именно о том, будет ли закрыт Твиттер и Фейсбук – наше сегодняшнее голосование. Оно продолжается, вы можете звонить на телефон +7 495 660 06 64, если думаете, что рано или поздно в нашей стране Твиттер и Фейсбук закроют, если вы думаете, что этого не произойдет, ваш телефон +7 495 660 06 65.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Давай почитаем Твиттер, который пока не смог закрыть Максим Ксензов.

В.РОМЕНСКИЙ – Хорошо, давай.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Группа «Война» пишет Максиму Ксензовув открытом паблике…

В.РОМЕНСКИЙ – Группа «Война» — это, кстати, человек абсолютно конкретный, это Петр Верзилов.

Т.ОЛЕВСКИЙ – О’кей, я не против. Наверное, да.

В.РОМЕНСКИЙ – Хорошо бы это знать, Тимур, если вы пользователь Твиттера. Это муж Надежды Толоконниковой Петр Верзилов.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Это точно. Владимир Роменский утверждает, что твит от Петра Верзилова. Читаю…

В.РОМЕНСКИЙ – Если это группа «Война», то да.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Да, это группа «Война».

В.РОМЕНСКИЙ – А я не знаю, какую вы там группу «Война» нашли.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Поэтому я и не говорю, что это Петр Верзилов.

В.РОМЕНСКИЙ – Дай я посмотрю на этот…

Т.ОЛЕВСКИЙ – Пойди посмотри, а я пока буду читать: «По указанию Медведева М. Ксензов был выпорот розгами на заднем дворе за покушение на запрет Твиттера», — пишет пользователь под названием группа «Война». Это он, Верзилов?

В.РОМЕНСКИЙ – Да, это, конечно, Петр Верзилов.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Максим Ксензов ему немедленно отвечает: «Вам приснилось. Что вы там курите?» — отвечает Максим Ксензов.

В.РОМЕНСКИЙ – О-о, пользователь Твиттера со стажем.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Петр Верзилов, группа «Война» пишет: «Решаем на нарко-семинаре сейчас, что к вам актуальней применить – розготерапию или закапывание в землю на 15 минут? Что хотите?» На что Максим Ксензов отвечает куртуазно и прекрасно, мне очень нравится. Зачитываю ответ Максима Ксензова: «Своим неаккуратным заявлением, граничащим с уголовно наказуемым деянием, вы ставите под угрозу свою свободу и жизнь, а также оскорбляете всех пользователей Твиттера и своих родителей. Будьте разумнее!» Обожаю этот твит. Прочитайте еще раз.

В.РОМЕНСКИЙ – Нет, давай еще раз скажем о других комментариях в отношении Максима Ксензова и его заочного спора с Дмитрием Анатольевичем Медведевым. Вот на отклик Медведева – еще раз его озвучу: «Отдельным чиновникам, отвечающим за развитие отрасли надо иногда включать мозги и не давать интервью, объявляющих о закрытии соцсетей».

Т.ОЛЕВСКИЙ – Нужно тихо закрывать соцсети и не объявлять об этом публично – мне кажется, так надо трактовать эти слова?

В.РОМЕНСКИЙ – Да, на это собрали достаточно много комментариев. –«А почему думать должны только отдельные чиновники, а не все?» — «Вам тоже нужно думать прежде, чем назначать таких чиновников на должности. Он назначен вашим распоряжением».

Т.ОЛЕВСКИЙ – Я тебе говорю, да.

В.РОМЕНСКИЙ – «Дмитрий Анатольевич, — вот серьезно, без иронии, — дай ты хоть раз по зубам этим тупорылым, чванливымзапрещальщикам!» — это я читаю подборку, которую сделала газета «Московский комсомолец» с чудесной иллюстрацией Алексея Меринова. – «Классически нас разыграли. Один говорит – закрыть, а тут появляется премьер весь в белом и наводит порядок. Вот же клоуны!» Любопытными и разнообразными эпитетами пользователи сети забросали посетители и микроблог самого Ксензова. Одному из пользователей на вопрос: «Скажите, а вы, действительно, решили закрыть Твиттер, Фейсбук, отдельные там… ЖЖ, например, а книги жечь на площадях будете?» Он ответил: «Где это написано? Я что-то пропустил».

До Максима Ксензова журналисты дозвонились. Вот, какой диалог состоялся:

— Максим Юрьевич, вы это говорили или вам приписали?

— Не комментирую.

— Ну, как же? Такой резонанс, даже Медведев вас откомментировал.

— Я заявление Медведева не комментирую.

— Это ваша фраза или нет?

— Не комментирую. Но буквально завтра никто блокировать ничего не собирается.

И, наконец, после долгой паузы чиновника, как заявляют журналисты «Московского комсомольца» прорвало:

— А, что нам делать, если администрация Твиттера стала игнорировать законные требования об удалении экстремистских материалов. Мы отвечаем за исполнение закона, а он не исполняется. Ну, как нам поступать, чтобы нас услышали. Я больше всех не хочу ничего закрывать. Я пытаюсь докричаться и призывать к диалогу. Мы надеемся найти коммуникативные механизмы, и не намерены идти на крайние меры. Мы со всеми до последнего пытаемся выстроить взаимодействие.

Т.ОЛЕВСКИЙ – И вот про это как раз говорит Вадим Деньгин, в том числе, правда, он рассказывает, что Фейсбук посговорчивей Твиттера кроме всего прочего. Давай о том, как он взаимодействует с Ксензовым, прямо сейчас послушаем. Вадим Деньгин, депутат Госдумы, фракция ЛДПР, один из авторов этого самого «антиблогерского», как говорят, закона.

В.ДЕНЬГИН – В России, как вы знаете, огромная нехватка профессионалов именно в тех структурах, которые, так или иначе возглавляют определенные люд или имеют к ним отношения. Господин Ксензов имеет отношение к Роскомнадзору и является замом. Человек профессионал, человек понимающий, человек, осознающий то дело, которым он занимается. В том, что, так или иначе имеет дело с интернетом, он тоже разбирается и имеет право сделать определенные выводы и умозаключения. Это, честно говоря, воспринимается общественностью достаточно позитивно. Другой вопрос, у нас чиновники, когда они дают определенные интервью посредством своих слов делают посыл, а не то, что они хотели сказать. Допустим, если господин Ксензов имеет сообщения в отношении, допустим, Твиттера, то он имеет в виду посыл руководству Твиттера. Он достаточно спокойный человек, нет в нем никакой резкости. Мы с ним общались и достаточно активно общаемся на территории комитета. Нет ничего такого, что бы выглядело либо комичным, либо непрофессиональным, либо неэтичным, то есть человек профессионал своего дела, и это заслуживает уважения.

Официальное общение в рамках Роскомнадзора с Фейсбуком, Твиттером, с иными социальными сетями, попытка выстроить нормальный конструктивный диалог для того, чтобы появившийся нелегальный контент каким-то образом удалить, или, допустим, какие-то взаимодействия на позитивном уровне. Он нормально и объективно к этому относится, и если Твиттер принадлежит, в том числе, к чиновникам, имеющим отношение к Белому дому, то здесь, поверьте мне, очень сложно общаться, потому что есть ориентир со стороны Америки: гнобить Россию и делать все возможное, чтобы ее очернить. Потому что это у них такой стиль. Очень сложно общаться с руководством Твиттера на предмет того, что… допустим, у нас появляется какой-то нелегальный контент, вы хотите его удалить – Твиттер практически закрывается и не реагирует ни на какие предписания со стороны Роскомнадзора. Кстати, Фейсбук этим не грешит и Фейсбук идет на хороший контакт, на взаимодействие. Периодически они, конечно создают проблемы для того, чтобы закрыть тот контент, который противоречит уголовному и административному законодательству Российской Федерации, но, по крайней мере, на мой взгляд, со стороны Роскомнадзора есть объективные взаимоотношения, настроенные на позитив, чтобы добиваться решения тех проблем, которые, так или иначе, возникают.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Вадим Деньгин, депутат от ЛДПР рассказал, как мне кажется, из важного, что Твиттер просто отправляет обратно все, что присылают из России на предмет закрытия информации, и все делают это, кстати, со всеми. А Фейсбук не со всеми. И последний вопрос, который я ему задал – Вадиму Деньгину, я еще поговорил с ним пару минут – спросил: «Ну, скажите, закроют или нет, скажите, что вы думаете?» Он сказал: «Такого желания, такого обсуждения – срочно закрыть Фейсбук и Твиттер — сейчас на повестке дня не стоит и не обсуждается.

В.РОМЕНСКИЙ – Ты знаешь, в апреле этого года был еще один момент, и тоже давай читать Максима Ксензова между строк сегодня: «Президентский совет по правам человека предпринимал попытки предотвратить принятие в России спорного закона о блогерах, вызывающего резко негативную реакцию интернет-сообщества». Накануне проект закона тогда, 23-го апреля принимали в Госдуме, и Михаил Федотов просит отклонить этот документ и создать комиссию для его доработки, но вот по поводу блогеров: «Если к вам на страницу заходит больше 3-х тысяч человек, — Твиттер Тимура Олевского читает сколько?

Т.ОЛЕВСКИЙ – 20 тысяч.

В.РОМЕНСКИЙ – У меня 5 с половиной. Померялись, да?

Т.ОЛЕВСКИЙ – В четыре раза, Володя.

В.РОМЕНСКИЙ – Да, в четыре раза больше.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Твиттером померялись, твиттером.

В.РОМЕНСКИЙ – То есть мы с Олевским должны наши твиттеры регистрировать как СМИ.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Они, кстати, являются СМИ.

В.РОМЕНСКИЙ – Если там появится что-то не то, что может быть показано в СМИ, то вас будут закрывать, к вам будут приняты отдельные нормы. Вот смотрите, Президентский совет тогда выступал и обращался, но, как нам сообщает издание NEWSru.com. чиновники считают, что в попытках регулировать отношения в интернете — нет ничего страшного. «Чем больше количественных и качественных отношений будет в интернете, тем больше будет попыток регулировать эти отношения – в этом нет ничего страшного. Чем больше ты заходишь, и чем больше гадостей ты там пишешь, то тем мы будем больше за этим следить», — Ксензов об этом говорил, и он также высказывал предположение о том, что новые инициативы наверняка не последние. – «Какие бы ни были законодательные инициативы, их правоприменение не даст интернету не дожить интернету до 2015 года. Мы точно отпразднуем и 20-летие и 60-летие Рунета». Он говорит: «и 20-летие, и 60-летие Рунета». Может быть, все-таки когда-то будет построен российский файрвол…

Т.ОЛЕВСКИЙ – Да уже строится.

В.РОМЕНСКИЙ – И, действительно, кроме Рунета мы с вами такихридитов не почитаем, на иностранные сайты не выйдем, но лишь на те, на которые разрешат российские власти, ну, в общем, это уже начинает происходить. Мы сегодня проводили опрос, и я хотел бы сейчас зачитать его результаты. Мы спрашивали: «Как по вашему мнению, будет ли в России закрыт Фейсбук и Твиттер? Это, наверное, одни из самых популярных сетей. Ну, «ВКонтакте», по-моему, держит популярность, да?

Т.ОЛЕВСКИЙ – Да.

В.РОМЕНСКИЙ – Итак, 77% аудитории «Эха Москвы», которые дозвонились нам в прямой эфир, говорили о том, что по их мнению в ближайшее время или ближайшей перспективе Фейсбук и Твиттер будут закрыты. 23% считают, что этого не произойдет. Я еще раз озвучу свою позицию. Я считаю, что это просто невозможно – переть против информации, которая является одним из самых важных сейчас ресурсов, которые можно добывать, которые можно продавать, которые можно передавать. Это очень сильный паровоз, против которого переть ну, просто не стоит.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Можно ли остановить информацию в России? Можно, если страну можно повернуть вспять. Мне кажется, что никаких проблем не возникнет, и даже большого волнения в народе это не вызовет, потому что за Твиттер выходить на улицу, покажется как-то немножко слишком, и никто никуда не пойдет, и все привыкнут к этому, и чего они потеряли – очень быстро забудут. Видишь, мы тут с тобой не совпадаем. А, вообще, мне интересен, конечно, в этом смысле Максим Ксензов, как человек, как персонаж. Я читаю его Твиттер сейчас, и все больше вижу, что хорошо образованный, интересный человек, и вспоминаю, что Павел Иванович Гаевский, который цензурировал Пушкина при Николае, тоже был хорошим журналистом и, в общем, хорошо образованным интересным человеком.

В.РОМЕНСКИЙ – Ты понимаешь, задачу ставят. Не Ксензов придумывает этот закон.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Это на самом деле функция цензуры, настоящей цензуры.

В.РОМЕНСКИЙ – Он функционер, он ставит галочку напротив того сайта, который нужно закрыть.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Так Павел Николаевич Гаевский тоже не был автором этой идеи. Он выполняет работу. Он расстраивается не по поводу того, что у нас Твиттер будет или не будет, а по поводу того, что у него есть закон, надо его исполнять, а никто не реагирует.

В.РОМЕНСКИЙ – Ему же самому тоже нравится Твиттер.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Ну, нравится, но не все…

В.РОМЕНСКИЙ – Если он пишет туда, если он отвечает группе «Война». Мне кажется, замглавы Роскомнадзора мог бы, если ему нужно, как и всем чиновникам, — а мы помним, как Дмитрий Медведев выступал за то, чтобы чиновники пользовались Твиттером, чтобы отвечали своим избирателям, тем людям, для которых они работают именно через социальные сети. И мы видели много примеров этого.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Получается, он дома пользуется Твиттером, а на работе готов его цензурировать. Или, например, он в жизни приятный человек, просто у него работа такая – заниматься отрубанием от сети разного контента. Мы же не говорим о контенте, который связан с детской порнографией, условно говоря. Кто бы спорил, что это плохо?

В.РОМЕНСКИЙ – Там было три пункта: детская порнография, призывы к суициду и информация, связанная с наркотиками.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Но в результате все это…

В.РОМЕНСКИЙ – Закрывают в Википедии статью: «Марихуана»

Т.ОЛЕВСКИЙ – О’кей, но это глупость, вообще, безумная совершенно. Но в результате все это топчется на самом деле сейчас на политическом поле и в результате все понимают во всем мире, что информация, обмен информации, так или иначе, ведет к прогрессу и развитию, кроме, конечно, информации крайне вредоносной. Например, детская порнография у меня не вызывает вопросов. А закрытие Твиттера в результате может привести только к тому, что мы будем меньше знать о том, где учатся дети депутата Железняка или депутата единоросса НЕРАЗБ.

В.РОМЕНСКИЙ – Мне кажется, что-что, а зачем трогать социальные сети? Здесь мнение людей и, мне кажется, эти мнения надо слышать и именно их должна слышать власть.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Это социальная терапия огромная. Я чувствую это, что, когда начинают говорить о борьбе за нравственность, в конце концов, заканчивается это попытками задушить свободу, хотя начинается это всегда, действительно, под предлогом самых что ни на есть лучших, светлых идей. А заканчивается все на политическом поле: Не трогайте нас, мы тут будем немножко страной управлять как-то, а вы уж, пожалуйста, читайте там про котиков.

В.РОМЕНСКИЙ – Игорь из Питера присылает на эсэмеску: «Вот была бы жизнь, если бы Медведев еще и ездил на машине, ходил в магазин и жил без охраны в обычном доме. Многим бы чиновникам пришлось бы включать мозги» — такое сообщение прислал нам Игорь из Питера. А я лишь хочу напомнить, что пока, как говорит Медведев, у нас интернет отключать не будут. Однако много законов о том, как его регулировать уже принято и в ближайшее время будет работать. В этом смысле нам, наверное, надо быть немножко грамотнее и даже несмотря на эти запреты, стремиться…

Т.ОЛЕВСКИЙ – Скачать себе приложение Тор.

В.РОМЕНСКИЙ – Скачать себе весь интернет – наверное, это единственный выход, а дальше посмотрим. Спасибо вам большое! С вами были этот час Владимир Роменский, Тимур Олевский. Всего вам доброго!

Т.ОЛЕВСКИЙ – Пока!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире