'Вопросы к интервью
22 марта 2014
Z Они Все выпуски

Юрий Ковальчук, крупнейший совладелец и председатель совета директоров банка «Россия»


Время выхода в эфир: 22 марта 2014, 22:10

В.РОМЕНСКИЙ – 22 часа и 13 минут в российской столице. Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы». Это самая верная программа на этих волнах. Дело в том, что это программа «Они», а значит, в студии Владимир Роменский и Тимур Олевский.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Добрый вечер!

В.РОМЕНСКИЙ – Добрый вечер! Самая верная она, потому что будем говорить про одного, наверное, из самых близких и верных товарищей нашего президента Владимира Путина, про Юрия Ковальчука. Его банк, который…

Т.ОЛЕВСКИЙ – Говорить будем осторожно, взвешенно, используя источники.

В.РОМЕНСКИЙ – Конечно. Ну, и надо сказать, что банк, которым владеет в частности, Юрий Ковальчук, стал известен, наверное, известен на весь мир…

Т.ОЛЕВСКИЙ – Тем, что это довольно средний…, средняя кредитная организация.

В.РОМЕНСКИЙ – Это ведь небольшой банк, но, тем не менее…

Т.ОЛЕВСКИЙ – Но, почему-то именно он попал в список, в том числе, был указан в отчете министерства финансов США, как банк, который попал в список санкций, которые правительство США ввело против российских бизнесменов…

В.РОМЕНСКИЙ – Там не только бизнесмены. В списке США 20, по-моему, чиновников и только одна кредитная организация.

Т.ОЛЕВСКИЙ – По поводу этой кредитной организации Владимир Путин, как я уже сказал, высказался в том смысле, что это – посмеялся даже, пошутил, — что это средняя кредитная организация. Было даже ощущение, что он будто бы и не знает, что это за банк, обещал там свой счет открыть. Но, конечно же, много об этом писали и говорили, что это далеко не просто банк, и вряд ли Владимир Путин о его существовании ничего не знает. Может быть, просто запамятовал в тот момент.

В.РОМЕНСКИЙ – Да нет, знает все Путин. Ну, например, выдержка из интервью, которое Дмитрий Песков давал журналу «Форбс» очень давно, 6 лет назад, где он говорил про Путина и Ковальчука: «Они знакомы со времен работы Владимир Путин в Санкт-Петербурге. С ним общается не так часто ввиду плотного рабочего графика президента». Это заявление, которое делал его секретарь Дмитрий Песков. Ну, а сейчас давайте послушаем – после этого объявим наши координаты, – как Владимир Путин, вообще, реагировал на список санкций и об этом он наверное узнал сам, ему доложили, но на Совбезе, заседании, которое прошло вчера, Путину об этом докладывал министр, глава внешнеполитического ведомства Сергей Лавров. Давайте послушаем, как Путин реагировал на то, что теперь в отношении России введены санкции:

С. Лавров: Вслед за первой волной санкций в отношении физических лиц, которая состоялась несколько дней назад, президент Обама объявил о новых санкциях, которые касаются примерно, опять же, 20 физических лиц и одного финансового учреждения – банка «Россия». В таких случаях в дипломатии действуют определенные правила, и мы готовим предложения об ответных мерах.

В. Путин: АСколько физических лиц?

С.Лавров: Около двадцати.

В.Путин: Надо держаться от них подальше — они нас компрометируют. Что касается финансового учреждения, насколько я понимаю, это такой, средний банк. У меня там счета не было, но я обязательно в понедельник там счет открою.

В.РОМЕНСКИЙ – Вот такое заявление делал Владимир Путин, но, однако только этим он не ограничился. Уже через некоторое время он вышел к журналистам и рассказал, какую роль в Крымском конфликте играли как раз-таки Ковальчуки, Ротенберги и прочие его друзья.

Вопрос: Вы сегодня в целом уже прокомментировали на Совбезе санкции, но, тем не менее, в списке есть необъяснимые фамилии, такие как господа Тимченко, Ротенберг, Ковальчук. Это потому что они считаются Вашими друзьями или потому что они имеют отношение к Крыму?

В. Путин: Если честно, то да, это как раз они – «вежливые люди» в камуфляже с автоматами на животе, ну и фамилии у них какие-то странноватые, Вы их сейчас сами только что назвали: Ковальчук, Ротенберг, Тимченко, – типичные «москали». Думаю, что мне нужно держаться от них подальше.

Но там есть и финансовое учреждение, вот его, безусловно, — поскольку оно уж точно не имеет никакого отношения к этим событиям и там есть клиенты банка, — мы, безусловно, должны взять не только под защиту, но и всячески оказать содействие с тем, чтобы не было никаких для этого финансового учреждения негативных последствий: ни для учреждения, ни для клиентов этого банка.

Как вы знаете, я уже сказал, что намерен открыть там свой личный счёт и, более того, дам указание Управлению делами, чтобы туда переводили мою заработную плату. То же самое просил сделать, но не по поводу заработной платы, а по поводу поддержки этого учреждения, Центральный банк Российской Федерации, тем более что у банка очень звучное и символичное название, он так и называется – «Россия»

В.РОМЕНСКИЙ – Вот такое заявление делал Владимир Путин. Сначала сказал, что эти люди его компрометируют, от них надо держаться подальше. Потом сказал, что именно они были теми самыми неизвестными солдатами, которые совсем недавно появились в Крыму, и благодаря которым на полуостров, действительно, не могли ввести свои силы, соответственно, из Киева новые власти.

Т.ОЛЕВСКИЙ – О пострадавших вкладчиках.

В.РОМЕНСКИЙ – Сейчас, одну секунду. Я просто объявлю наши координаты для связи. Вы можете присылать свои эсэмески на телефон для sms в эфир: +7 (985) 970 45 45, также можете писать в Твиттере аккаунт vyzvon. Ну, теперь еще насколько эсэмесок зачитаю. От Дмитрия: «Разве Ковальчук не кошелек Кремля?» Ну, смотрите, пожалуйста…

Т.ОЛЕВСКИЙ – Погодите, сейчас посмотрим.

В.РОМЕНСКИЙ – Еще одно заявление от Дмитрия Мезенцева на телефон для sms в эфир: +7 (985) 970 45 45 – «А это не его брат не был избран в академики?»

Т.ОЛЕВСКИЙ – Его-его. Не опережайте события, сейчас все расскажем. Это очень интересная история. Смотрите, значит, по поводу его пострадавших клиентов банка «Россия». Некоторые знакомые мои из компании РЕН ТВ обнаружили вчера, что они не могут обналичить свои карточки зарплатные и испытали по этому поводу ряд неудобств, которые легко объяснить: у людей лежали там зарплаты, а они не смогли их снять через банкомат, предположим. Это случилось не только в компании РЕН ТВ, это, в общем, видимо, происходило и с сотрудниками 5 канала, можно предположить, что что-то похожее происходило с сотрудниками LifeNewsи, вообще,NewsMediaиздательский дома.

В.РОМЕНСКИЙ – Действительно, Ковальчук владеет очень многими активами.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Но, что удивительно, это не могло затронуть, например, сотрудников Первого канала, потому что, когда большая часть Первого канала стало собственностью Юрия Ковальчука…

В.РОМЕНСКИЙ – Подконтрольных ему структур.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Подконтрольных ему структур, да. Тогда по соглашению Первый канал не отказался от сотрудничества со «Сбербанком». Наверное, вчера они по этому поводу порадовались. Итак, что за санкции?

В.РОМЕНСКИЙ – Да, давайте разберемся. По мнению Минфина США банк «Россия» занимает уникальное положение среди кредитных организаций, поскольку – цитата: «Не только контролируются, попавшим в список санкций человеком — Ковальчуком, — но и функционирует, как банк теневых российских лидеров, — это цитата, — банк «Россия» — это персональный банк Путина, тесно связанный с узким кругом ближайших советников президента», — уверены в Вашингтоне.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Это официально практически. Это цитата из официального документа, то есть, они стали тоже говорить таким примерно языком, как наш МИД высказывался на тему неприездаРомпея в Россию – там был такой, вольный стиль языка, которым описывалось это событие – неприездРомпея, который чуть не стал невъездным в Россию. И вот, примерно в таком же духе отвечает Министерство финансов США. Но есть там еще один пункт, который касается очень конкретных вещей, помимо заморозки активов. Соответственно, поскольку, международные платежные системы Visa и MasterCard, в общем, имеют юрисдикцию американскую, они «перестали оказывать услуги по проведению платежных операция для клиентов АБ «Россия», против которого власти США ввели санкций», — говорится в сообщении кредитных организаций.

В.РОМЕНСКИЙ – Действительно, банку «Россия» и еще целому ряду кредитных организаций, причем, не только подконтрольных Ковальчуку, но и братьям Ротенбергам сейчас, действительно, приходится непросто. Visa и MasterCard отказываются проводить какие-то транзакции по счетам этих компаний.

Т.ОЛЕВСКИЙ — PayPal остался.

В.РОМЕНСКИЙ – Тимченко хорошо вышел из этой ситуации. СвойGunvor продал за некоторое время до того, как… в ожидании, наверное, — правильно сказать так — тех санкций, которые могут…

Т.ОЛЕВСКИЙ – Предчувствие, может?

В.РОМЕНСКИЙ – Может быть. Бизнесменом без предчувствия быть невозможно, как раз-таки до введения, тем более этих санкций. Ну, давайте поймем, «откуда есть пошел» Юрий Ковальчук, а также будем рассказывать. Во время этой передачи у нас есть целый ряд мнений о том, кто такой Юрий Ковальчук, и какими активами он владеет.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Одна короткая история только, Володя. Первый раз журналисты услышали фамилию Ковальчук и Тимченко на пресс-конференции Ивана Рыбкина, кандидата в президенты Российской Федерации, который не скрывал потом уже – ну, не он не скрывал, а Борис Абрамович Березовский не скрывал, — что это была его синекура; и воспользовался он Рыбкиным только для одного: чтобы, пользуясь своей президентской неприкосновенностью, он на пресс-конференции в «Интерфаксе» озвучил фамилии людей, которые якобы являются владельцами, носителями неких активов, которыми владеет Владимир Путин – так это было преподнесено Иваном Рыбкиным.

И тогда Иван Рыбкин на «Интерфаксе» первый раз сказал фамилию Ковальчука, Тимченко. И иностранные журналисты — тогда еще с редкими довольно для Москвылептопами, синтернетами — вдруг застучали— застучали. Это рассказывали очевидцы, которые были на этой пресс-конференции. Застучали, потому что они в первый раз услышали эти фамилии так вот открыто. Тогда они были представлены. Эти бизнесмены находились тогда в тени. О них знали только те люди, которые, что называется, слишком хорошо знали историю Владимира Путина. И широкая общественность получила возможность на это сослаться. Правда, потом Иван Рыбкин куда-то исчез, обнаружился в Киеве, снялся с предвыборной гонки ну и все такое.

В.РОМЕНСКИЙ –Мы понимаем, что Борис Березовский за этим стоял.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Да, за оглашением этого очевидно стоял Березовский. Он хотел, чтобы это было озвучено.

В.РОМЕНСКИЙ – Ну, не стоит забывать, что Юрий Ковальчук является одним из соучредителей кооператива «Озеро», в который, кстати, входит и Владимир Путин. Это поселок, который находится в ста километрах от Санкт-Петербурга, где Путин и ряд его приближенных людей – а там был Владимир Якунин, и как раз Ковальчук…

Т.ОЛЕВСКИЙ – И это прекрасная история. И Андрей Фурсенко и его брат – они все в этом кооперативе «Озеро», и многие ошибочно думают, что Владимир Путин с этими людьми связывает какое-то странное соседство по даче. А вовсе не так.кооператив «Озеро» — это был момент уже потом. Их на самом деле связывает – и тут это тоже важно понимать – и вовсе не только даже бизнес. А началось все в Советском Союзе, когда Юрий Валентинович Ковальчук, сын известного историка стал прекрасным физиком, прекрасным.

В.РОМЕНСКИЙ – Давай начнем издалека. У Юрия Ковальчука, как нам напоминает издание «Форбс»…

Т.ОЛЕВСКИЙ – Полегче, полегче, ты не прав…

В.РОМЕНСКИЙ — … от 2008 года, было все необходимо для успешной карьеры в стране Советов: дед – украинский крестьянин перед Октябрьской революцией работал на одном из питерских заводках. Отец историк, доктор наук, автор сотен научных работ, в основном о блокаде Ленинграда. Третье поколение питерских Ковальчуков: Юрий и его старший брат Михаил, ныне директор Курчатовского института, главный пропагандист нанотехнологий, поступил на физфак ЛГУ. Учился хорошо. «Он был красивым молодым человеком, девушки на него падали» — ну, это воспоминание одной из однокурсниц. Мальчик из хорошей семьи, занимался спортом и все такое. В 28 лет Ковальчук защитил диссертацию, в 35 – докторскую. После ЛГУ устроился в Ленинградский физико-технический институт.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Имени Иоффе.

В.РОМЕНСКИЙ – Да.

Т.ОЛЕВСКИЙ – А в 85-м защитил диссертацию на соискание доктора физико-технических наук, и в 87-м уже стал первым заместителем директора ФТИ. Это, между прочим, очень серьезная история. Он был не просто физиком, а физиком, у которого вышло больше ста работ, которого цитировали, который очень хорошо рос, быстро стал заместителем Жореса Алферова.

В.РОМЕНСКИЙ – В физтехе он как раз познакомился с Андреем Фурсенко.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Вот, и это важно. Он познакомился там с Андреем Фурсенко, он там познакомился с Владимиром Якуниным, который в тот момент в этом научном институте возглавлял департамент иностранных сношений этого института с внешним миром. Эта вся компания оттуда.

В.РОМЕНСКИЙ – Нет, с Фурсенко он познакомился раньше. Ты знаешь, у них, по-моему ,дружили отцы. Андрей Фурсенко – давай мы просто сейчас напомним – он является ныне советником президента, и он также попал в список американских санкций. Был министром образования до недавнего времени. И, кстати, когда Фурсенко позвонили журналисты и спросили: «А вот, почему вы там?» Он засмеялся: «Ну, наверно, — говорит, — потому что я советник президента, но зато в хорошей компании я оказался».

Т.ОЛЕВСКИЙ – Вот смотри, на самом деле многие люди, даже очень хорошо знающие историю Андрея Фурсенко, журналисты, мои коллеги – мы общались, — которые знают его историю, следили внимательно за его биографией чиновника, удивились, потому что он вроде бы никак не был связан с крымской историей, ни с какими-то активами возможными гипотетическими первого лица или какого угодно лица, но, тем не менее, судя по тому, что он тоже попал в этот список – в список попали все близкие люди по началу работы Владимира Путина в Санкт-Петербурге, по крайней мере, они попали туда точно. Люди, про которых американское министерство финансов может подумать, что они настолько близки с президентом, что они могут ему доверить что-то очень ценное, сокровенное, чего не может доверить никому другому.

В.РОМЕНСКИЙ – На самом деле в ФТИ Ковальчук и Фурсенко, уже будучи замами руководителя, организовали несколько научно-технических фирм вокруг этого института. Но главным источником доходов по некоторым данным была торговля компьютерами. И при этом говорят, что Алферову это очень не нравилось, он говорил, что фирмы в интересах… ему говорили, что фирма действует в интересах института, но в начале 90-х выяснилось, что все идет в карман учредителей – по крайней мере, так заявлял Владимир Прибыловский – автор нескольких работ о Путине и его окружении. В итоге Прибыловский говорит, что Алферов выгнал Ковальчука, Фурсенко и еще нескольких человек. Такой конфликт якобы был. Но совсем недавно Жорес Алферов, лауреат Нобелевской премии по физике сказал, что на самом деле никого он не выгонял; и по его словам –по крайней мере, он об этом заявлял в интервью каналу «Дождь» в программе Hardday'snightнашим коллегам, — на самом деле он очень гордится, по всей видимости, знакомством с Юрием Ковальчуком и, если бы ситуация повернулась бы иначе, то возможно, Ковальчук…

Т.ОЛЕВСКИЙ – Юрий Ковальчук стал бы  главой Физико-технического института имени Иоффе – так могло быть.

— Только что вспомнили о том, что вы буквально вырастили Андрея Александровича Фурсенко, и, кажется, не только его, а еще одного видного российского бизнесмена Юрия Ковальчука, они оба были вашими замами. А, вспомните, пожалуйста, как они к вам пришли, как развивались ваши отношения. Они, кажется, были разными.

— Я их выдвинул. Я их пригласил быть у меня заместителями. Юра Ковальчук очень талантливый, блестящий администратор. Когда он был у меня заместителем, я спокойно уезжал в командировку и поручал ему все, и все это было сделано прекрасно. Я думаю, что если бы не произошли определенные события в стране, то Юра и сегодня работал бы в науке и, может быть, что именно ему я передал бы физико-технический институт.

Ж. Алферов: Мария Макеева: Говорят, что вы их обоих уволили, а не выдвинули на руководящую работу.

Алферов: Мало ли что говорят.

Макеева: Неправду говорят?

Ж. Алферов: Ни того, ни другого я не увольнял.

П. Лобков: Я правильно понимаю, что был создан кооператив, который собирался коммерциализировать достижения?

Ж. Алферов: Вы где-то слышали звон… Вы меня извините, но что я могу сказать совершенно точно: знал бы я о том, что мы будем с вами здесь обсуждать и какие вы мне будете здесь задавать вопросы – я бы к вам просто не пришел.

П. Лобков: Нет, мы же говорим о коммерциализации науки.

Ж. Алферов: Бессмысленно говорить, когда люди «слышали звон, но не знают где он». Что вы говорите, Павел?

Т. Дзядко: То есть то, что говорит Павел — это совершенно не так?

Ж. Алферов: Совершенно точно.

Т.ОЛЕВСКИЙ – По-моему, это очень болезненно для Жореса Алферова.

В.РОМЕНСКИЙ – Да, это из интервью, которое Жорес Алферов давал сотрудникам телеканала «Дождь» в программе Hardday'snight.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Были такие в 91— году фирмы, которые появлялись около крупных институтов, вообще, научных центров, которые стали заниматься продажей компьютеров. Из таких компаний выросли разные, очень известные конторы…

В.РОМЕНСКИЙ – Да, что то уж там – Михаил Ходорковский занимался примерно тем же в начале своей карьеры, именно на этом он поднял своей первый капитал, который в дальнейшем позволил ему именно стать главой ЮКОСа.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Иногда они потом отрывались от материнской части институтов учредителей и занимались самостоятельным бизнесом. Но Юрий Ковальчук в то время не только компьютерами торговал, и даже, я бы сказал, далеко не только ими. Уже к тому моменту он начал заниматься банковским бизнесом. Как раз появился банк «Россия». Он появился еще раньше, Ковальчук в нем, кстати, очень долгое время не занимал лидирующих постов, а был в ранге заместителя руководителя банка и его многие считали человеком, который руководит, но просто он тогда еще не очень разбирался в банковской сфере, однако банк этот был не простой.

В.РОМЕНСКИЙ – Он был создан для обслуживания счетов Областного комитета КПСС и управления КГБ. Деятельность банка была приостановлена в августе, после путча 91-го года, но через месяц после этого мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак поручил Владимиру Путину создать на базе «России» фонд стабилизации экономики Санкт-Петербурга и области с привлечением иностранных инвесторов. По поводу иностранных инвесторов. Была такая Ассоциация совместных предприятий Санкт-Петербурга…

Т.ОЛЕВСКИЙ – Которую возглавлял Ковальчук.

В.РОМЕНСКИЙ – Нет, он был там вице-президентом. В 91-м году он был вице-президентом, и как раз Путин курировал взаимодействие с ней. И по некоторым данным посредником между Ковальчуком и Путиным одно время был Якунин, начинавший работать на мэрию Санкт-Петербурга. Впоследствии Ковальчук и сам сблизился с будущим президентом России. Эта Ассоциация совместных предприятий Санкт-Петербурга  — что это была за история? В нее входили компании, часть в которых имели какие-то иностранные предприятия. И именно там были достаточно большие взносы, тем не менее, люди были готовы идти на такие жертвы, чтобы оставаться в этом сообществе, потому что, через некоторое время знакомство Ковальчука с руководством петербуржской мэрии начало приносить реальные плоды. И такая помощь со стороны властей, пусть и региональных, но была очень ощутима для этих компаний.

Т.ОЛЕВСКИЙ – На эту помощь и взаимовыгодное сотрудничество еще как посмотреть, потому что, если я ничего не путаю – ты меня поправь, не хочу тут ошибиться, — но, по-моему, банк «России», в том числе, обслуживал сделки по продаже всевозможных сырьевых богатств, которые проходили через эти компании. То есть, в том числе, уже тогда банк «России» понимал, как обслуживать сделки по продаже сырья.

В.РОМЕНСКИЙ – На самом деле, как мы понимаем про Юрия Ковальчука, вообще никто ничего не слышал, и рассказать про него, вообще, никто ничего не может.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Интервью Ковальчука – их очень мало было, он, вообще, в первый раз появился в списке «Форбс» только в нулевые годы, когда говорили, что у него денег совсем немного, и он потерял все деньги после кризиса 2008-го года. Тогда в этот момент в списке «Форбс» он оказался среди долларовых миллиардеров с капиталом под 2 миллиарда долларов. Но потом «Форбс» уточнил через некоторое время, по-моему, через год, что его капитал – 1,2 миллиарда долларов. Примерно такими были те суммы, которые назывались.

Известно только что Юрий Ковальчук интересовался в какой-то момент очень сильно «Газпромом», и так получилось удачно, что государственная монополия, которая торгует газом, согласилась передать подконтрольным Ковальчуку группам самые интересные, с точки зрения выручки активы. Не те, которые добывают, и вкладывают огромные деньги в добычу и сложно это, не социальную свою нагрузку, которая есть во всевозможных регионах добычи – этим как раз занимается государство в лице «Газпрома», а как раз были переданы очень выгодные активы, например: «Согаз», «Газфонд» – пенсионный фонд, который приносит прибыль. Были переданы структуры, которые занимаются распределением уже сделанной газовой продукции, а вовсе ни ее добычей.

И это любопытно, потому что, понимаешь, какая история. Вот есть конкретный человек, но его нельзя назвать коррупционером, вообще никак. Про Юрия Ковальчука точно можно сказать, что он не коррупционер. Ну, трудно представить, чтобы он какие-то взятки в конвертах получал. Это что-то другое, может, сапатизм или что-то другое. Это, когда какому-то человеку близкому, дружественному с президентом удается каким-то образом получить очень выгодные компании, которые, скорей всего, без прямого указания очень влиятельного человека никто другой получить бы не смог. Например, было известно, что в какой-то момент Ковальчуку принадлежала большая часть акций государственного канала, Первого канала, очень большая часть.

В.РОМЕНСКИЙ – Да и сейчас он владеет частью в Первом канале.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Там все время разные цифры назывались. В какой-то момент говорили, что до 40% принадлежит, сейчас трудно… я не хочу называть какие-то точные проценты. Но, чтобы получить такой контроль над Первым каналом, кто попало не войдет. Березовский владел-владел и в Лондоне повесился.

В.РОМЕНСКИЙ – Ну, а сейчас давай послушаем то, о чем ты рассказываешь. Это начало нулевых голов и очень подробно эту ситуацию помнит Владимир Милов. Он тогда занимал пост замминистра энергетики, а ныне он лидер партии «Демократический выбор». Он как раз рассказывает почему, в том числе, санкции введены в отношении Юрия Ковальчука.

Т.ОЛЕВСКИЙ – А я потом скажу, почему так важно именно его мнение.

В.МИЛОВ –Там разговор о том, что непрофильные активы «Газпрома» должны быть распроданы, желательно на открытых прозрачных аукционах. Эти разговоры велись еще с начала нулевых годов. За это, в частности, очень активно бился Герман Греф, но стало какое-то время, ближе к концу первого путинского срока, что Путин лично наложил на все эти аукционные планы лапу и запретил эти активы продавать безего ведома. После чего вдруг мы выясняем – это было летом 2004-го – что каким-то мутным путем более половины акций «Согаза» продано этому малоизвестному тогда банку «Россия», и потом выяснилось, что за ним стоит этот самый Юрий Ковальчук. Насколько можно понять, дисконт НЕРАЗБ. не покупке «Согаза» был больше 100 миллионов долларов. Вся эта сделка была настолько непрозрачна, что вопросы тогда возникли, что «питерские» во главе с Путиным начали прибирать к рукам финансовые активы «Газпрома», которые раньше планировалось выставить на открытый аукцион.

Это было не самое крупное приобретение, «крупняк» пошел позже, после того, как страховая компания «Лидер» управлявшая активами «Газфонда» — это крупнейший негосударственный пенсионный фонд в стране, который управляет пенсионными накоплениями в системе «Газпрома». Собственно, эта компания «Лидер» — 75% ее акций были приобретены этой группой Ковальчука – банком «Россия» через тот же «Согаз» и Ковальчук получил контроль над действительно уже серьезнейшим активом. Пенсионный резерв – это несколько миллиардов долларов составляли у «Газфонда». Самая интересная история: «Газфонд» потом оказался в итоге владельцем контрольного пакета акций «Газпромбанка». Как вы знаете, это один из крупнейших банков страны и опорный банк «Газпрома».

В апреле 2007-го было опубликован релиз о том, что «Газпром» консолидировал более 50% акций «Газпромбанка», он потом, правда, часть их продал. Вот, таким образом, к середине нулевых Ковальчук консолидировал все финансовые активы «Газпрома», в том числе, третий по величине в стране банк – «Газпромбанк», крупнейший негосударственный пенсионный фонд – «Газфонд», и крупнейшую страховую компанию «Согаз». Вместо того, чтобы быть проданными на открытых аукционах, эти непрофильные финансовые активы «Газпрома» остались по каким-то мутным, непонятным, непрозрачным схемам этому человеку, которого многие считают лицом, очень приближенным к Путину.

Правда, надо сказать, что в последние годы есть признаки того, что Юрий Ковальчук достаточно серьезно потерял влияние. В частности после того, как Путин стал снова занимать президентское кресло два года назад у Ковальчука остался только «Согаз», а вот контроль над компанией «Лидер», которая контролирует активы «Газфонда» и крупный пакет акций в «Газпромбанке» были проданы НЕРАЗБ.ВЭБу. То есть, «Согаз» остался в числе совладельцев «Лидера», но уже не с долей 75%, а всего 25% и собственность на «Газпромбанк» и «Газфонд» была распределена между разными участниками путинской группы: ВЭБ, «Газпромом», куда Ковальчук, в общем, не входил. Таким образом, за последние два года его влияние сильно уменьшилось, тем не менее, он продолжает оставаться одним из влиятельных бизнесменов, который контролирует крупные финансовые активы в путинском окружении.

Так что в этом объявлении о санкциях в его адрес, скажем так, оно – извините за каламбур – попало по адресу. Я не знаком лично с Юрием Ковальчуком, и, вообще, это такая фигура достаточно недоступная. Я знаю, например, очень много известных бизнесменов, банкиров, которые мне говорили о том, что он не сильно лезет общаться с людьми и старается держаться в стороне. У Ковальчука есть статус почетного консула Таиланда в Санкт-Петербурге и он по сути оформлен, как консульство королевства Таиланд. Это одна из таких деталей, которая показывает, что у него есть в каком-то смысле и дипломатический иммунитет. Он себя огораживает не только дистанцированием от общения.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Вот дипломатический иммунитет или чувство юмора или еще какие-то интересы есть у Юрия Ковальчука по совам Владимира Милова. Почему, мне кажется, это очень важное свидетельство…

В.РОМЕНСКИЙ – Над его домом, действительно – ты понимаешь – над домом друга Путина развивается флаг и герб королевства Таиланд.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Прекрасно!

В.РОМЕНСКИЙ – Кстати, ты знаешь, что, когда банк «Россия» только создавался, делал первые какие-то шаги, то ему офис для этого банка был выделен рядом со Смольным. Это был небольшой флигелек, как рассказывали помнящие люди.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Трехэтажный флигелек.

В.РОМЕНСКИЙ – Трехэтажный – это сейчас. Это здание как раз, над которым развивается флаг королевства Таиланд. К нам пришла эсэмеска: «Господа, Юрия нельзя называть взяточником. А кумовство тоже составная часть коррупции, как и взяточничество?», — пишет нам Михаил.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Понимаете, какая история. По законодательству можно пытаться преследовать за непрозрачные сделки с покупкой активов, предположим. А назвать его коррупционером, в котором мы привыкли говорить слово «коррупционер» — человек, который получает левые доходы, путем шантажа или предоставляя какие-то услуги за что-то — тоже совсем язык не поворачивается назвать так Юрия Ковальчука. Поэтому очень важно ссылаться опять на  этот американский документ, который появился. Удобно теперь ссылаться на официальную бумагу пусть даже иностранного государства, где сказано, что Юрий Ковальчук… Володя, попробуй еще раз процитировать, что там сказано.

В.РОМЕНСКИЙ – Я тебе с удовольствием процитирую: «По мнению Минфина США банк «Россия» занимает уникальное положение среди кредитных организаций, поскольку не только контролируется попавшим в список санкций человеком – Ковальчуком, — но и функционирует, как банк теневых российских лидеров. Банк «Россия» — это персональный банк Путина, тесно связанный с узким кругом ближайших советников президента» — в этом уверены в Вашингтоне.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Конец цитаты. Оставим это на совести Министерства финансов США, и будем придерживаться этой формулировки.

В.РОМЕНСКИЙ – Юрий Ковальчук – это, действительно, бизнесмен с большой буквы Б или даже с буквы О, потому что он все-таки олигарх. Он, кстати, владелец заводов… — чего там было? – газет, пароходов…

Т.ОЛЕВСКИЙ – Кстати, про газеты отдельный разговор. Это очень важный разговор.

В.РОМЕНСКИЙ – Начинается эта история в 2005 году, когда Ковальчук начался приобретением медийных активов, стал крупнейшим акционером ТРК Петербург-Пятый Канал. Его тогда продавала мэрия. А также он купил газету «Санкт-Петербуржские ведомости».

Т.ОЛЕВСКИЙ – А также он купил Московскую кабельную сеть неожиданно в какой-то момент. Тоже кому попало бы, не продали.

В.РОМЕНСКИЙ – Но еще не менее важный момент: в феврале 2008 года был создан холдинг «Национальная медиа группа».

Т.ОЛЕВСКИЙ – Давай еще хором разок: «Национальная медиа группа» — звучит прекрасно! Мне просто нравится, как это звучит: «Национальная медиа группа».

В.РОМЕНСКИЙ — … В которую вошли телеканалы: РЕН ТВ, «Петербург-Пятый Канал», а также крупнейший продавец рекламы «Видео Интернешнл». Почему важно, что Ковальчук продает рекламу. Рекламу на телевидении не так просто разместить. Если у вас появится, например, желание поздравить свою маму с днем рождения, вы не сможете прийти на «Первый канал» с толстой пачкой зеленых бумажек и потребовать, чтобы ваше объявление немедленно прозвучало на всю страну, хотя бы даже раз. Для этого есть целая схема. То есть, есть люди, которые эту рекламу производят, которые ее продают…

Т.ОЛЕВСКИЙ – Есть уполномоченные агентства.

В.РОМЕНСКИЙ – Именно таким агентством и является «Видео Интернешнл». О том, вообще, сколько сейчас в руках Юрия Ковальчука сосредоточено медиа активов рассказывает Михаил Бергер, ныне генеральный директор медиа-холдинга «Румедиа» и генеральный директор «Бизнес-ФМ», ну а без того, кстати, мой институтский преподаватель. Давайте послушаем, что он говорит о Медиа-империи Юрия Ковальчука.

М.БЕРГЕР – Ковальчук – одна из самых не публичных фигур. Мало кто может похвастаться, что с ним встречался, брал у него интервью, на тусовке с ним пересекался. Между тем у него помимо ныне на весь мир знаменитого банка «Россия», довольно много медиа-активов первого порядка. Это большая доля в «Первом канале», это «Видео Интернешнл» — крупнейший практически монопольный держатель рекламных ресурсов, крупнейшее рекламное агентство России, которое безраздельно властвует на телевизионном пространстве и частично в прессе, на радио и в интернете. Это доли в компании РЕН ТВ, это «Пятый канал» телевизионный, который тоже стал федеральным. Это, конечно «СТС-Медиа» – огромны холдинг международный, который котируется на бирже NASDAQ в Нью-Йорке.

То есть, это грандиозная меди-империя, медиа-компания, которая поэтапно собиралась. Как он досталась господину Ковальчуку? Ну как – в результате купли-продажи. Но учитывая, что никакой сколько-нибудь существенный медиа-актив купить в нашей стране без одобрения в определенных инстанциях невозможно, то надо понимать, что он был «благословлен» на эти приобретения. Да, еще такие мелочи, как газета «Известия». И это уже более, чем много. С ним может соперничать только «Газпром-Медиа», который постепенно превращается в министерство печати советского образца, когда там было все. Но мы сейчас говорим про другой холдинг. Тем не менее, это большой, сильный медиа-субъект. Особенность его в том, что он не только располагает медиа-активами, но он и крупнейший игрок на рекламном рынке, что дает большие преимущества.

В.РОМЕНСКИЙ — Как менялась редакционная политика изданий после того, как они переходили под контроль Юрия Ковальчука?

М.БЕРГЕР – Здесь надо сказать, что редакционная политика формируется, наверное, не столько владельцами, сколько общим духом и общим наставлением. Как менялась она? Она все меньше отличалась от того, что транслируют государственные медиа-ресурсы, скажем так.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Михаил Бергер – спасибо большое ему – генеральный директор медийного холдинга «Румедиа».

В.РОМЕНСКИЙ – Я просто хотел бы заметить, Михаил Бергер говорит, что Ковальчук не вмешивался в редакционную политику…

Т.ОЛЕВСКИЙ – Вот и я об этом хотел. Володя, тут такая история про «Пятый канал»…

В.РОМЕНСКИЙ – Понимаешь, мы на прошлой неделе, например, с тобой говорили про Галину Тимченко, бывшего главного редактора «Ленты.ру» и говорили о том, какое решение принял Мамут, который этой лентой владеет, бизнесмен. Он просто поменял главного редактора.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Он не вмешивался-не вмешивался, а потом взял и уволил главного редактора, а за ней уволились все остальные.

В.РОМЕНСКИЙ – Ну, вот «новостники» на том же самом РЕН долгое время говорили, что никаких инструкций относительно содержаний и тональности передач до какого-то момента ниоткуда не приходило. Новые владельцы, в том числе, Ковальчук никак на это не влияли. Типа нет никаких черных списков, и даже Милов, Немцов, которых во власти теперь ныне точно уж не любят, презентовали в эфире РЕН ТВ исследования, посвященные сомнительным сделкам путинской эпохи. Речь шла, в том числе, и странных операциях, в которые был вовлечен банк «Россия».

Т.ОЛЕВСКИЙ – Послушай. Про медиа-активы. Вот, смотри, про «Пятый канал» меня задевает история, потому что был «Пятый канал», который принадлежал Ковальчуку два года — принадлежал-принадлежал, и как будто, действительно, он не вмешивался в редакционную политику. Ну, тоже теперь с трудом могу представить, как Юрий Ковальчук с утра названивает главному редактору или управляющему, директору «Пятого канала» и говорит – ставь или не ставь. А потом взяли и уволили топ-менеджмент «Пятого канала», но трудоустроили, правда, или они сами трудоустроились; по-моему, зам министра культуры сейчас один из топ-менеджеров бывших «Пятого канала». В какой-то момент просто их уволили и то, что случилось с «Пятым каналом» после этого – это ровно то, что стало со всем российским телевидением: «Первый канал» похож на «2-й канал», все остальные каналы похожи на 1-й и 2-й канал. Это мое лично сейчас оценочное мнение. И проблема этой медиа-империи Ковальчука не в том, чтобы там что-то не звучало…, а в том… как бы это аккуратней сказать…

В.РОМЕНСКИЙ – Чтобы Путина там не ругали, а все остальное будет и так хорошо. Путин такой шутник, он так замечательно юморит по поводу тех людей, которые находятся санкций со стороны США, говорит: «Надо держаться от них подальше, они нас компрометируют».

Т.ОЛЕВСКИЙ – Понимаешь, должны быть яркие люди, которые должны там пропагандировать. Например, Киселев, Соловьев и прочее, но их много не нужно…

В.РОМЕНСКИЙ – Киселев, кстати, попал в список санкций со стороны Евросоюза – это тоже, по-моему, достаточно забавно.

Т.ОЛЕВСКИЙ – И не сможет ездить в Амстердам. Жаль его, потому что он сам к этому долго шел. Но дело не в этом. А дело в том, что необязательно, чтобы кто-то ругал и пропагандировал – такие люди есть, но понятно, их не много – а дело в том, чтобы не ругали Путина. Все превращается в такую разноцветную, такую серую историю. Обычное такое российское телевидение.

В.РОМЕНСКИЙ – Телефон для sms в эфир: +7 (985) 970 45 45, и вот одна из них от Евгений из Пензы: «На фотке на заставке Сетевизора, — а вы можете нас не только слушать, но и смотреть через сайт echo.msk.ru, так вот – на фотке на заставке у Ковальчука довольно хитрая рожа, никак обманул кого-то только что?» — пишет нам Евгений из Пензы.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Евгений, вы физиономист какой  — вам бы только поглумиться. Вам любую фотографию поставь – вы будете такое говорить. Володю вы можете не только видеть и слышать, но даже потрогать.

В.РОМЕНСКИЙ – Игорь нам пишет. Ты знаешь, обычно на обвиняют в страшных вещах по sms, сегодня тоже нам пишут, что мы нездоровы умом. Нет, на этот раз не то, как мы продаем любовь свою плотскую…

Т.ОЛЕВСКИЙ – А вот мне, знаешь, какая нравится эсэмеска? Давай про нас, про Ковальчука больше нету сил. Да, вот мы психи за эфиром. Вообще мы за эфиром такие – про нас можно было на одном из канало медиа-империи «Национальной медиа группы» просто шоу снимать – такие мы прямо за эфиром – ух, какие мы!

В.РОМЕНСКИЙ – Можно, прежде, чем ты начнешь рассказывать про брата Юрия Ковальчука, — а ты начнешь, я тебя призываю к этому – я бы хотел добавить насколько штрихов к портрету: контактный, быстро схватывает, очень конкретный – не любит трепаться, сразу берет быка за рога. Это отзываются о Ковальчуке знакомые с ним люди. У него есть чувство юмора, знает очень много анекдотов. Такая небольшая деталь про Юрия Ковальчука. Теперь давай про его брата.

Т.ОЛЕВСКИЙ –Могла бы, например, Юлия Слащева – глава СТС нам рассказать что-нибудь про это, или даже – я не знаю – кто еще. Ну, вот кто-нибудь из людей, кто с ним… Орджоникидзе нам бы мог про него рассказать, но, к сожалению, не дозвонился до него сегодня – люди, которые, что называется, с ним лично знакомы и проводят время или время от времени сталкиваются. Про брата – Михаила Ковальчука – хочется лишь только заметить, что он не изменил своему призванию и по-прежнему занимается наукой, правда, здесь, скорее, он занимается организацией науки. Он не только пропагандист нанотехнологий, но и глава Курчатовского института, известного совершенно всем, и также зонтичных институтов.

То есть, знаешь, Курчатовский институт – это не один институт, это сообщество неких физических институтов, и не хочется по-профански пытаться придумать им название самому – они известны людям, которые этим занимаются. Это целый зонтик институтов, которые, так или иначе, в какой-то момент, как показалось некоторым академикам вРАН, Михаил Ковальчук и этот Курчатовский институт, в котором царит довольно авторитарная атмосфера, стал претендовать на управление всей наукой Российской Федерации, просто всей. И это еще одна была такая попытка под фамилию Ковальчук что-нибудь собрать. Например, собрать науку российскую, например, Российскую академию наук. Некоторые злые языки даже поговаривали, что реформа РАН была сделана под одного человека – под Михаила Ковальчука. И мой и твой коллега Павел Лобков… Когда это все бурно еще обсуждалось, академики еще легко и свободно, негодуя по поводу законов, которые сейчас принимает Госдума – до конца еще не приняла – высказывались на тему того, что такая реформа им не нужна, они позволяли себе иногда предположить, что, действительно, можно сказать, что Михаил Ковальчук является человеком, по фамилию которого, под авторитет которого собирают российскую науку, а уж что там с ней будет – их не вполне устраивает. И как раз Валерий Рубаков, академик РАН в один из таких приходов, посещений телеканала «Дождь» не исключил, что это возможно, давай послушаем, как это было.

П.Лобков: Скажите, действительно ли во многом реформа… одно событие связано с другим событием?

В.Рубаков: Никак не связано.

П.Лобков: Вся общая реформа связана с объединением наиболее мощных и публикуемых физических институтов, гордости нашей еще с тех времен, под зонтиком Михаила Ковальчука. Вы разделяете эту версию?

В.Рубаков: Ну это одна из. Если законопроект пройдет в том виде, в  каком он есть, то начнется растаскивание институтов академии наук под разными зонтиками. Придут, как говорится, правильные люди править этими зонтиками. Физические институты всеми силами будут заставлять перейти под зонтик Курчатовского института. Другие – куда-то еще. Какие-то начнут создаваться конгломераты. Придет правильные люди, правильно распорядятся наукой.

П.Лобков: А что, в Курчатовском все так плохо по отношению к общему уровню.

В. Рубаков: Я не могу сказать, что все там плохо. Это большая организация, но просто, видимо, там атмосфера все-таки совсем не такая. Я с трудом могу себе представить, что такого рода выступление на ученом совете, которое позволил себе Евгений Павлович, в моем институте, и, вообще, в любом другом академическом институте…

Т.ОЛЕВСКИЙ — Ну, вот такая история про Ковальчука…

В.РОМЕНСКИЙ — Про Михаила Ковальчука.

Т.ОЛЕВСКИЙ — Про Михаила Ковальчука, да.

В.РОМЕНСКИЙ – Ты знаешь, что в прессе он упоминался, как ученый секретарь Совета при президенте России по науке, технологиям и образованию и заместителем председателя правительственного совета по нанотехнологиям. Это вот тоже тебе такая добавка. Еще, что хотелось рассказать про Юрия Ковальчука для того, чтобы вы, может быть, представили немолодого седоватого бизнесмена, который не появляется без охраны, а, чтобы побеседовать с ним, или, как нас спрашивают по sms: «Есть ли хотя бы одно радио или телеинтервью с Ковальчуком?» Я такого интервью – я его честно искал – я его найти не смог.

Т.ОЛЕВСКИЙ – И тут, возвращаясь назад, читая знаменитую статью – я не побоюсь этого слова – Михаила Козырева и Анны Соколовой, статью в «Форбс» «Юрий Ковальчук. Старший по России», которая нам сегодня, кстати, тоже помогла в подготовке передачи. Вот и возвращаемся мы к кооперативу «Озеро». «Мы все устали, пора остановится, и понять, кто мы такие», — сказал Ковальчук на презентации Центра стратегических разработок в ноябре 2000-го года. А центр, научным руководителем которого сейчас является Михаил Дмитриев, когда-то давно, на заре нулевых годов попечительский совет возглавлял как раз Юрий Ковальчук, потом перестал это делать. Потом Греф, по-моему, возглавлял попечительский совет, потом Мау. После поражения Собчака на выборах, и отъезда Путина в Москву, владельцам «России» было, отчего приуныть – новый мэр Владимир Яковлев, действительно, знакомых прежних уже так не привечал, для бизнеса у него были другие знакомые.

В.РОМЕНСКИЙ – Ты знаешь, отъезд Путина в Москву все-таки сыграл свою роль.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Сыграл. Между летом 96-м года и приходом Путина к власти три года спустя, в 1999 году, в жизни «россиян» — в кавычках – то есть, людей, близких к банку «Россия» произошло два события. Во-первых, Ковальчук, Якунин, братья Фурсенко и Мячин стали вместе с Путиным соучредителями дачного кооператива «Озеро», и вот, собственно, обзаведясь домами на берегу Комсомольского озера в ста километрах от Петербурга, вошли в самый ближний круг будущего президента. А в 97-м году старые владельцы «России» формализовали отношения с серьезным партнером: 20% акций банка приобрела финская компания IPP, связанная с нефтетрейдерской группой «Кинэкс», а представитель «Кинэкса» Андрей Катков возглавил совет директоров банка.

В.РОМЕНСКИЙ – Тимур, у нас остается две минуты, я хочу ответить на вопросы, которые приходят к нам по sms. Вот один из них из Ленинградской области: «Вы на самом деле не любите Россию или вы любите, но вам за это денежку платят?»

Т.ОЛЕВСКИЙ – Я не понимаю, как это следует из нашей передачи сегодняшней, правда.

В.РОМЕНСКИЙ – Я Россию очень люблю, если это вас как-то успокоит. – «Тимур, Владимир, вы исключаете для себя путь Дмитрия Киселева?» Тимур?

Т.ОЛЕВСКИЙ – Да, конечно. Не знаю, правда, какой путь имеет в виду наш…. Если вы имеете в виду путь пропаганды оголтелой и передергиваний чудовищных, то да – я для себя его исключаю. Но, мне кажется, что это тоже не очень тема нашей передачи.

В.РОМЕНСКИЙ – Перед тем, как закончим, хотелось бы еще несколько деталей по поводу Юрия Ковальчука: увлекается коллекционированием раритетных автомобилей и игрой в настольный теннис; кроме того, вместе с Борисом Грызловым и Владимиром Лисиным… — Борис Грызлов был совсем еще недавно спикером нижней палаты парламента…

Т.ОЛЕВСКИЙ – Слушай, я знаю историю – я, правда, не уверен в ней до конца, — но у меня было ощущение, что Михаил Лесин, когда еще был министром и до своей отставки…

В.РОМЕНСКИЙ – Министром печати.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Да, министром печати. До отставки, которой подвергся он по решению президента Медведева, отставки с чудовищными какими-то формулировками о том, что он не… как там программа правильно звучало? – что он доверие…. Ну, в общем, там была обидная формулировка. И тогда был момент, когда Лесин и Ковальчук параллельно интересовались «Газпром Медиа» и Ковальчук в результате получил контроль над этой группой.

В.РОМЕНСКИЙ – Ну так вот, с Борисом Грызловым, Владимиром Лисиным Ковальчук называется соучредителем «Национальной федерации спортинга» – вида стрельбы из гладкоствольных ружей дробью. Ну, а закончить нашу передачу хочу закончить одним небольшим заявлением. Ни в одной западноевропейской стране человек не может заработать миллиарды долларов за пять-шесть лет – это сказал президент Владимир Путин в конце 2003-го года в ответ на вопрос об аресте Михаила Ходорковского. Так вот, Юрий Ковальчук тогда еще не был миллиардером, однако…

Т.ОЛЕВСКИЙ – За пять-шесть лет…

В.РОМЕНСКИЙ – Да. Это оказалось совсем несложно.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Правда, мы не знаем до конца, и никогда, наверное, не узнаем или узнаем только потом — чьи это миллиарды на самом деле?

В.РОМЕНСКИЙ – И вот последняя эсэмеска от Дмитрия: «Про Ковальчука можно сказать, что он не то ни се». Я бы сказал, что про Ковальчука мы просто знаем очень мало, а он и то и се – наверное, это страшно.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Ну, и прекрасно!

В.РОМЕНСКИЙ – Ну, не знаю. Теперь он в санкциях со стороны США и посмотрим, что будет делать Европа, и, что будет делать, соответственно, банк «Россия», в котором теперь президент будет держать свой вклад, и куда будет поступать зарплата.

Т.ОЛЕВСКИЙ – Зато можно будет съездить в Крым. Всем пока!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире