'Вопросы к интервью
22 февраля 2014
Z Они Все выпуски

Дмитрий Ярош, лидер «Правого сектора»


Время выхода в эфир: 22 февраля 2014, 22:10

В. РОМЕНСКИЙ: 22 часа в российской столице. Вы слушаете радиостанцию « Эхо Москвы». Это самая правая программа на волнах этой радиостанции, это программа « Они». В студии В. Роменский и А. Позняков.

А. ПОЗНЯКОВ: Неожиданно заменяю сегодня Олевского, который в Киеве, но Киев вместе с нами. Мы далеко от Киева не уйдем. И будем говорить сегодня о лидере правого сектора. Той самой организации, которая фактически обеспечивает всю жизнь радикальных активных событий в центре украинской столицы. Будем говорить о Дмитрии Яроше. О человеке, который долгое время оставался в тени. О человеке, который в значительной степени определяет то, что сейчас происходит на Украине.

Материалы по теме

Нужна ли России ультра-правая радикальная партия?

да
22%
нет
77%
затрудняюсь ответить
1%


В. РОМЕНСКИЙ: Последние события на Украине создавали своих героев. Дмитрий Ярош наверняка станет одним из них. Это человек тихий. Он предпочитал не светиться. Но за последнее время, как говорят его соратники, дал много интервью, в том числе и иностранным каналам. Теперь он является одним из лидеров оппозиции, как мне кажется. Смотрите, была какая история, когда Кличко, Тягнибок и Яценюк ходили на переговоры, вроде бы даже когда-то договаривались, Дмитрий Ярош говорил – нет. « Правый сектор» ни с кем не договорился. «И пока активисты не будут на свободе, пока президент Янукович не уйдет в отставку, мы будем продолжать свою борьбу. И мы допускаем любые методы, чтобы изгнать этот бандитский режим». Это говорил Д. Ярош. Он говорил, что его организация сосредоточила много оружия, чтобы давать отпор противникам, которые, по его словам, выступают против свободы на Украине.

А. ПОЗНЯКОВ: Тут интересно, что его слова, слова, за которые мы зацепились. Буквально вчера вечером, когда В. Янукович обещал объявить досрочные выборы, но не сложил полномочия, когда он пообещал немедленно сформировать правительство народного доверия, когда завершились переговоры с оппозицией, завершились подписанием соглашения об урегулировании кризиса, В. Кличко – лидер оппозиционной партии « Удар» — пришел на Майдан, чтобы рассказать об этом собравшимся. Его выступление было прервано, Кличко освистали, сначала один из сотников, участников самообороны, вырвался к сцене и заявил, что политики: Кличко, Яценюк и Тягнибок – не исполняют требований Майдана. Зашла речь о вооруженном походе на Раду, если Янукович не уйдет в отставку. Затем на сцене появился лидер « Правого сектора» Д. Ярош, выступление которого практически поставило крест на этом соглашении об урегулировании кризиса, после выступления которого, во многом, что происходит на Украине, связано с тем, что он сказал:

 — « Слава Украине! Слава украинским героям, павшим в битве за свободу, справедливость и благосостояние нашей Родины, нашей Украины», — начал он.

«Братья и сестры, ситуация тяжелая. Опять, как и не раз, власть принялась заниматься очковтирательством. Те договоренности, которые достигнуты, не соответствуют нашим с вами стремлениям. «Правый сектор» не сложит оружие. «Правый сектор» не снимет блокаду ни одного из государственных учреждений, пока не будет выполнено самое главное наше требование — отставка Януковича. Друзья и подруги, я подчеркиваю, что все виновные — Захарченко, командиры «Беркута». Те, кто отдавал приказ, снайперы, должны быть арестованы. «Правый сектор» выступал и выступает за единство повстанческого движения». «Правый сектор призывает все субъекты Майдана к продолжению совместной борьбы против режима внутренней оккупации. Мы готовы взять ответственность за дальнейшее развертывание украинской революции на себя. Слава Украине!».

А. ПОЗНЯКОВ: Такое заявление делал Д. Ярош. Его активно поддерживала толпа. После этого заявления уже мы становились свидетелями того, что Майдан не очень приветливо относится к тем, кого мы называем лидерами оппозиции. Кого мы называем лидерами парламентской оппозиции. Вот эта тройка: Тягнибок, Яценюк, Кличко. После этого выступления чаще стали появляться, что стало ясно, кто является лидерами Майдана. Лидеры Майдана это не те люди, с которыми Янукович вел переговоры.

В. РОМЕНСКИЙ: Мы все понимаем, что легитимная власть возможна только при участии выборов. Дальше какие события будут развиваться? Выборы нового президента, какую роль в этом будет играть « Правый сектор»? Что говорит на эту тему сам Д. Ярош? По его мнению, отставка Януковича и выборы – это лишь промежуточная цель, дальше должны произойти революционные изменения в государстве, которые улучшат жизнь реально, а не по мнимым соображениям. В стране должна произойти люстрация, считает он. «Самое главное — верхушка пирамиды. Когда снизу увидят, что наверху несут наказание, она посыплется. Это слон на глиняных ногах», — сказал он. «А дальше — просто преступники, находящиеся у власти. Например, мэр Днепродзержинска — человек с криминальным прошлым. Таких можно почистить путем выборов. Если ты совершил преступления против государства, народа, то просто в тюрьму отправить. Это не люстрация, а действие закона. Вор должен сидеть в тюрьме». Так говорит человек, у которого под контролем футбольные фанаты, вооруженные люди, с которыми сотрудничают афганцы. Он показал, что его подразделения, и люди, находящиеся под его контролем, могут давать отпор сотрудникам полиции, « Беркута». На улицах доказывать, что они – сила.

А. ПОЗНЯКОВ: Именно Д. Ярош возглавляет ту организацию, которая является силой Майдана. Как известно, бойцы Майдана разделены на так называемые сотни. « Правый сектор» — это 23-я сотня Майдана. Но весь «Правый сектор» вместе со своими бойцами – это сотни людей. Многие сотни людей рассказывают, что до 5 тысяч они могут мобилизовать. Один из поворотных моментов, когда стало ясно, что это серьезный игрок на политической арене Киева, стали события на улице Грушевского. Мы все помним, что Майдан поначалу относительно мирно существовал, переживал осады, переживал нападения. Несколько раз его разгоняли. И в какой-то момент начались очередные переговоры, и казалось, что вот-вот все затухнет, успокоится, где та и другая стороны будут вынуждены пойти на уступки. В этот самый момент, когда люди договаривались об уступках, толпа после митинга, когда было заявлено, что будет формироваться параллельное правительство « Народного доверия» с участием оппозиционеров, толпа после многотысячного митинга пошла к Верховной Раде, чтобы выразить свой протест, чтобы заставить Раду отменить ( НРЗБЧ)16 января.

В. РОМЕНСКИЙ: Мы помним, как горели покрышки на Грушевского. На мой взгляд, «Правый сектор» показал себя именно на Банковой улице. Мы помним, как там начались противостояния с сотрудниками милиции. Там были люди, которые вполне активно и дружно махали деревянными палками. А чем занимался Д. Ярош до того? Ведь он, как мне говорили, ездил в такие тренировочные лагеря и возглавлял организацию « Тризуб». Это символ Украины, который вы наверняка видели и на флагах. Д. Ярош в этом «Тризубе» во многом занимался подготовкой молодых людей, в том числе и физической. При этом в «Тризубе» официально подчеркивалось, что его члены не могут занимать государственных постов. Но теперь что будет? Теперь Украина переходит в ту фазу, когда нужно легитимизировать власть. Мы понимаем, что Д. Ярош, под контролем которого находятся радикальные силы, может не остаться в стороне от этих процессов. « Правый сектор», сейчас не самым лучшим образом организован, и точно там нет партийных ячеек и еще чего-то. Как говорили про «Тризуб», мы всегда смотрели на человека, который хотел сюда вступить. Он сюда приезжал, мы беседовали, после этого, если к нему было доверие, то тогда уже с ним и работали. Эта организация, которая держится на других, не формальных узах.

А. ПОЗНЯКОВ: Она еще находится на стадии формирования. Но это военизированная организация, как подчеркивали люди. Эта военизированная организация во многом подчинена строгой иерархии. Она способна очень быстро мобилизоваться. Начиналось все с того, широкая деятельность « Правого сектора», началась с того, что люди были вынуждены пройти боевую подготовку. Решили, что им нужно ее пройти, чтобы защищать Майдан. Именно тогда людям раздали дубинки, щиты. И они проходили эти самые тренировки. Фотографии распространялись в интернете. Я так понимаю, что федеральный канал не упустил возможности рассказать о боевиках Майдана, которые готовятся в это время в Киеве. Началось все это после того, как в ноябре и декабре бойцы « Беркута» и спецназа применяли грубую силу. Очень серьезно пострадало большое количество людей, студентов, молодежи. Эти события на Майдане восприняли как неадекватную и необоснованную агрессию.

В. РОМЕНСКИЙ: Украинский национализм – это какая-то отдельная история. Тем более организация « Правый сектор». Не то, что в нее кого-то не пускали. То, что подчеркивают, когда говорят о Яроше, что он не ксенофоб. По большому счету, как говорил Ярош, те, кто находился на Майдане, прекрасно понимали, что они не могут жить с той системой координат, которая сложилась. Может быть, им не близка евроинтеграция, за которую в самом начале вроде бы воевали. Конечно, они не хотят никакой зависимости от России. Что Ярош говорит о формировании « Правого сектора»? « Окончательно он возник после событий 30— го ноября, когда мы отошли на Михайловскую площадь. Там мы и начали готовиться к защите и тренироваться. Потом мы все время были на Майдане и вошли в состав самообороны Майдана. Также в «Правый сектор» вошли «Тризуб», УНА-УНСО и Карпатская сечь из Закарпатья», — сказал Ярош, давая интервью одной из местных газет. Дмитрий Ярош добавил, что решения в «Правом секторе» принимает группа примерно из 12 человек. Отмечает, что примкнули к ним афганцы. Говорят, что к ним приходят и футбольные фанаты. Напомню наши координаты. +7-985-970-45-45. Для ваших СМС. Можете писать на Твиттер – аккаунт @vyzvon. Проведем голосование. Отталкиваясь от опыта Украины, мы попытаемся представить, что было бы, если бы в России появился свой Д. Ярош. Как бы вы к нему отнеслись. Сейчас давайте послушаем одно из мнений, почему Д. Ярош долго оставался в тени. И сейчас вынужден открыто свою позицию излагать. Послушаем пресс-секретаря « Правого сектора» Артема Скоропадского:

 — До этого он был не совсем публичным человеком. Он не давал ни одного интервью, насколько я знаю, в своей жизни. Вся деятельность всех предыдущих руководителей ( НРЗБЧ), была не особенно публичной. Когда « Правый сектор» стал влиятельным игроком во всей ситуации, сложившейся на Майдане, им пришлось отказаться от некой закрытости и начать общаться с представителями СМИ. Как пресс-секретарь, я могу сказать, что за последние три недели интервью у главы « Правого сектора» брали практически все СМИ Украины. Все ведущие СМИ мира. ( НРЗБЧ) Пришлось выходить в публичное пространство. Оно было немножко непривычно, потому что деятельность закрыта была все предыдущие годы. Основа « Правого сектора» процентов на 80 состоит из активистов « Тризуба» им. С. Бандеры. Людей, которые в течение 20 лет, именно столько существует эта организация, привыкли действовать без лишних разговоров. Привыкли действовать прямо. Ярош за годы, когда он стал лидером «Тризуба», ему удалось собрать вокруг себя серьезную силовую команду, которая готова была беспрекословно выполнять все приказы руководителя. После этого к « Тпизубу» присоединились УНА-УНСО, футбольные болельщики и небольшие националистические организации. Основа « Правого сектора»  — это « Тризуб». Вышло так, что всем « Правым сектором» руководил глава « Тризуба», что естественно, т.к. « Тризуб» — это основа правого сектора и есть. Его позиция – это позиция « Правого сектора». Мы не стремимся к каким-то министерским постам, к креслам, должностям, « Правый сектор» был создан как часть самообороны Майдана. Защищали студентов, пенсионеров, которые не имеют опыта войны в обычных условиях. После этого мы стали куда более серьезной и влиятельной силой. Наша задача была завершить национально-освободительную революцию, которую начал украинский народ. Это один из этапов. Это еще пока не завершение национально-освободительной революции.

А. ПОЗНЯКОВ: Это был пресс-секретарь « Правого сектора» Артем Скоропадский. Он рассказал, как формировался « Правый сектор». Важным и поворотным моментом стали события на улице Грушевского. 19 января большое вече на Майдане. Десятки тысяч людей пришли на центральную площадь Киева, чтобы обсудить ситуацию после принятия закона, который оппозиционеры называли репрессивным. Вводился ряд ограничений на политическую деятельность, на деятельность СМИ. Это вызвало широкое возмущение. После этого вечера большая группа людей направилась в сторону правительственного квартала. Они говорили, что хотят встать перед Верховной Радой. Они наткнулись на кордоны полиции, которые бессменно стояли на этом месте. Сначала ситуация была непонятной, потому что мирные люди просили полицейских подпустить. Я там находился в этот момент, когда я пришел, там сформировалась большая группа из нескольких сот молодых людей с дубинками. Как выяснилось, это был « Правый сектор». И эти молодые люди, пока В. Кличко пытался вести переговоры о том, чтобы полицейские выступили против своих приказов, в этот момент « Правый сектор» начал раскачивать автобус. Пытался автобусами таранить кордоны. Они начали силовым способом прорываться в правительственный квартал. Что из этого вышло, мы прекрасно знаем. В конечном счете, полетели гранаты со слезоточивым газом в толпу. В ответ полетели булыжники. В центре, на передовой, всегда находились бойцы « Правого сектора», они сожгли автобусы, которые превратились потом в сгоревшую баррикаду, которую сложно было преодолеть в обе стороны. Они продолжали противостояние даже тогда, когда люди расходились. После новостей мы поговорим о Д. Яроше. Обратимся к его прошлому, к его детству.

А. ПОЗНЯКОВ: 22 часа и 32 минуты в Москве. В студии В. Роменский и А. Позняков. Программа « Они». Мы продолжаем разговаривать о Д. Яроше, лидере « Правого сектора». Ю. Тимошенко выступила со словами о том, что необходимо привлечь к ответственности всех, кто причастен к гибели людей. Судя по ее словам, речь идет о представителях власти.

В. РОМЕНСКИЙ: Порой она противоречила Яценюку, который является руководителем фракции, ее заместителем. Янукович сравнивает тех людей, которые взяли под контроль Киев, а « Правый сектор» здесь сыграл не последнюю роль, с фашистами, которые запрещают партии, жгут офисы. Ярош выступает за то, чтобы была запрещена коммунистическая партия, партия регионов, насколько я понимаю. Наш герой не допускает, что на Украине может быть гражданская война. Для меня такой возникает внутренний конфликт. Эти молодые люди, которые готовы стрелять в сотрудников правопорядка, убивать их, и сами выходить под пули. Мы видели и таких людей, которые бегали по Киеву и отстреливались от « Беркута». Эти люди могут поставить страну на грань Гражданской войны. С другой стороны, если бы этих людей не было, конечно, не было бы такого количества жертв, но и не было бы той революции, которую столько дней требовал украинский народ на площадях в Киеве и в других городах страны.

А. ПОЗНЯКОВ: Тут еще один важный момент, широкая поддержка среди сторонников Евромайдана, которую получил « Правый сектор». Тот же самый поворотный момент на Грушевского, когда люди перестали относиться к насилию и жестким и радикальным методам как к чему-то неприемлемому. Сначала говорили, что экстремисты устраивают провокации на Банковой. Экстремисты идут в драку с « Беркутом».

В. РОМЕНСКИЙ: А потом эти экстремисты сняли маску, как это сделал Ярош и сказал, что ему свое лицо больше прятать нечего. Я руковожу « Правым сектором», и « Правый сектор» берет на себя ответственность за революцию. Причем он подчеркивал, Кличко в своих речах говорил, что ответственность на происходящее в большей степени, имея в виду кровопролитие, лежит на власти. Ярош говорил, что ответственность лежит на нем. Он это особенно подчеркивал. Он говорил, что это революция, мы готовы воевать, и у нас есть оружие, чтобы давать этим людям отпор.

А. ПОЗНЯКОВ: Интересный момент в связи с широкой поддержкой. Сейчас, мне кажется, этого не очень понимают в Москве. В заявлениях, которые следуют из Москвы, ощущается это непонимание. Не понимают, что провести грань между радикалами и обычными участниками Евромайдана сейчас достаточно сложно. Вспоминая эти картины, когда женщины и дети вставали в цепочки и передавали булыжники, когда девушки помогали разливать «коктейли Молотова» по бутылкам, вспоминая это, я не вполне понимаю, где заканчиваются границы тех, кто потенциально может участвовать в действиях « Правого сектора».

В. РОМЕНСКИЙ: Евгений пишет: « Мое отношение к этому человеку двойственное. На первый взгляд, он отморозок, на нем лежит ответственность за жертвы. С другой стороны, без него и его организации не случилось бы то, что случилось. Т.е. с одной стороны, бандит, с другой стороны, человек, без участия которого не пал бы бандитский режим».

А. ПОЗНЯКОВ: Обратимся к биографии Д. Яроша. Мать работала на вагоностроительном заводе. Отец был инженером в газовом цехе местного металлургического комбината. Родился Ярош в Днепродзержинске Днепропетровской области. Было это в 71 году. Работал на металлургическом комбинате, служил в советской армии. Занимался общественно-политической деятельностью.

В. РОМЕНСКИЙ: Знаешь, по поводу службы в армии. Он сначала служил в ракетных войсках в Белоруссии, а потом в Иркутске. Там выступал против КГЧП, работал на Нефтегазе, ремонтировал электродвигатели. На Днепропетровском комбинате организовал забастовочный комитет. Торговал даже на базаре. « Пряжу возили из Чернигова, жена вязала детские кофточки, а я продавал. Сразу стыдно было, а посмотрел, у меня полковники отставные сидят, учителя, врачи. Общение было интеллектуальное». «Вынужден сидеть на Майдане и революцию делать, потому что бандитский режим страшно достал». Еще одно мнение, которое высказывали, что Д. Ярош этой революции ждал всю жизнь. Мы победили, мы бандитский режим свергли. Нет – говорит он. Мы будем следить, как эти процессы будут продолжаться дальше. По всей видимости, раз это оружие есть, никто это оружие отобрать у героев революции, а мы слышим, что любое выступление на Майдане начинается со слов « Слава Украине, героем слава», к которым причисляют и тех, кто Майдан отстоял. У них оружие отобрать не посмеют, тем более эта организация создала свои отделения буквально за полтора месяца в ряде украинских городов. И они готовы, по всей видимости, держать оборону и завоевывать какие-то вещи. Если нынешние лидеры, которые поднимались на сцену, Кличко, освобожденная Тимошенко, еще кто-то, если они где-то оступятся, как посчитает « Правый сектор», я не думаю, что им стоит ждать пощады.

А. ПОЗНЯКОВ: Еще один момент, о чем говорили влиятельные участники « Правого сектора», они говорили о том, что после возможной обязательной победы революции, возможно, « Правый сектор» каким-то образом будет участвовать в политической жизни. Это достаточно сложный и болезненный вопрос для них всех. Правила участия в организации « Тризуб» запрещают заниматься государственной деятельностью ее членам. Сам Ярош признавался, что антисистемность позволяет действовать открыто и смело. Интересны отношения с организацией « Свобода».

В. РОМЕНСКИЙ: « Свобода» — достаточно националистическая организация. Казалось бы. Те парни, которые ходят под флагами УНА-УНСО, которые чествуют С. Бандеру. И его идеи называют основными. Им же с этими националистами только объединяться.

А. ПОЗНЯКОВ: Я часто встречал мнения в социальных сетях, в разговорах с людьми, что националисты – это такие фашисты, которые ненавидят евреев, ненавидят другие расы. Очень интересный вопрос и ответ в интервью « Новый газете». Ярош рассказывал, что мешает объединению « Правого сектора» со « Свободой». Он говорил, что очень большая разница между парламентской партией и национальным движением, что по-человечески со « свободовцами» очень хорошие отношения. Но их отличает отношение радикальности к вопросам ксенофобии. Ярош и другие представители « Правого сектора» обвиняли « Свободу» в расизме. В интервью нашей радиостанции А. Тарасенко, первый заместитель главы организации « Тризуб», сейчас член « Правого сектора», он говорил о том, что они терпимо относятся к людям различных вероисповеданий. И даже у них в организации состоят такие люди. В « Тризубе» подчеркивают, что они основывают свой национализм на принципах Бандеры, как они его описывают. Для них первые соратники – это те, кто борется за независимость Украины. Во-вторых, те, кто живут на территории Украины, не мешают им. Третьи – это враги, которые мешают им добиваться сохранения независимого украинского государства.

В. РОМЕНСКИЙ: То, что Д. Ярош не ксенофоб, об этом говорит один из основателей украинской республиканской партии. Диссидент в прошлом, депутат Верховной Рады Степан Хмара. Они познакомились с Ярошем около 10 лет назад. Я сегодня много спрашивал С. Хмару о том, есть ли какие-то политические амбиции у Яроша. И может ли он пойти куда-то в политику. Какой следующий шаг. Теперь эти молодые люди и дальше будут ездить на свои сборы, либо это станет каким-то движением молодежным. Всю свою сознательную жизнь Ярош занимался тем, что готовил молодых людей, воспитывал в них национальный дух. Будет ли Ярош заниматься дальнейшей политической деятельностью? Станет ли он руководителем чего-либо под флагом государства? Будет ли у него когда-то статус чиновника. Об этом С. Хмара сказать мне не смог:

 — Была общественная организация. ( НРЗБЧ)Работали, очень много сделали, имеют разветвленную сеть по всей Украине. Причем ребята самоотверженные. Они занимались воспитательной и подготовительной работой, изучением культуры, украинской истории. Конечно, физическая подготовка. Как и положено, в основном это молодежь. Не верьте слухам, которые распространяются. Это ерунда, это патриоты, которые очень самоотверженные. Так, как и положено быть патриотам. Яроша уважают, его слушаются. Он имеет влияние и авторитет. Голова у него хорошо работает. Он хорошо ориентируется в политической ситуации. Имеет государственное мышление, не какой-то авантюрист. Это человек на месте. Это не популист, это человек дела.

В. РОМЕНСКИЙ: Такое мнение высказал С. Хмара, один из основателей украинской республиканской партии. Правозащитник и диссидент. Он рассказывал, что Ярош готовил молодых людей, которые сейчас могут принимать участие в самообороне Майдана.

А. ПОЗНЯКОВ: Тут есть забавная история, связанная со С. Хмарой. Дело в том, что вокруг Яроша, поскольку он лицо не публичное, очень много легенд о нем ходит. У него есть образ мощного коменданта. У него прозвище Ястреб в « Тризубе». Ходят о нем байки. Одна из этих баек связана с московским периодом. Рассказывали, что однажды он приехал на собрание националистов в Москву. Это было еще в советские годы. И молодой тогда Ярош, выступая перед националистами, перед украинцами, которые жили в России, в Москве, он им сказал: « Я больше не советский, не российский человек». Вырвал страницу из своего паспорта и сжег ее.

В. РОМЕНСКИЙ: Он сам опровергал это.

А. ПОЗНЯКОВ: Он говорил, что единственный раз, когда он приезжал в Москву, это был 89 год на экологические пикеты. И стоял там со С. Хмарой.

В. РОМЕНСКИЙ: Еще один момент, который хотелось бы обсудить. Это то, нужна ли России ультраправая радикальная партия. Мы видим, что есть такая сила на Украине. Она не является партией, она является движением достаточно разрозненным. Во время всех этих событий, в одном из городов на концерте одной из групп вышли на сцену молодые люди и сказали: « Ты сейчас скажешь, что ты поддерживаешь Правый сектор». Солист дал свой отказ. В какой-то момент в зале начали гасить свет, на сцену выбежали молодые люди в масках, одетые соответствующим образом, это были представители « Правого сектора», они избили этого солиста группы. Прокричали что-то со сцены и ушли. После этого « Правому сектору» было предъявлено то, какого черта ваши люди так себя ведут. Они сказали, что обязательно разберутся. И этих молодых людей по законам революционного времени за это накажем. И из своих рядов мы их исключим. Это один такой штрих. Конечно, Яроша слушаются. Он глава, ему удается руководить людьми. Но качество этих людей достаточно сомнительное.

А. ПОЗНЯКОВ: Сказывается нехватка структур и организации. Это можно оправдывать тем, что « Правый сектор» только формируется.

В. РОМЕНСКИЙ: Но в эту организацию уже хлынули деньги. И что на эти деньги можно приобрести? Сами судите. Если эти люди готовы давать отпор с оружием в руках. Может быть, это оружие на эти деньги и будет куплено. Еще один момент. Со стороны « Правого сектора» были молодые девочки-подростки, которые кидали «коктейли Молотова» в « Беркут». Лезли под пули, которых Ярош в данной ситуации прогнать не может. Он говорит, что да, слава богу, что ни одна не пострадала. А что мы можем с ними сделать? Мы бы рады из них медсестер сделать, но вы можете представить, что такое объяснить тринадцатилетней девочке, что ее товарищ в бой пойдет, а она в берцах должна сидеть и кому-то перевязывать раны. Он говорит, что это невозможно. Под контролем Яроша такие люди шли в бой. Давайте сейчас попробуем проголосовать. Вопрос касается России. Как вы считаете, нужна ли России праворадикальная партия? Я сначала оговорюсь, что Россия – это гораздо более многонациональная страна, чем Украина. Если праворадикальная партия на Украине может существовать, что здесь главный украинский народ, но мы любим всех, то в России это прозвучит иначе.

А. ПОЗНЯКОВ: Там много русских, есть татары.

В. РОМЕНСКИЙ: Но Россия и Украина — это две разные страны. По вашему мнению, нужна ли России ультраправая партия в Госдуме? Если да, то ваш телефон: 660-06-64. Если нет, то: 660-06-65.

А. ПОЗНЯКОВ: В нашей правой программе хочу обратиться к СМС сообщениям, которых много. Ты рассказываешь про них. Когда ты рассказываешь хорошо про Яроша, сразу же нас называют бандитскими прихвостнями. Это самое мягкое. Стоило переключиться на более сложные проблемы, тут же говорят, что пытаешься облить помоями героев Украины.

В. РОМЕНСКИЙ: Я хочу для вас вот какой момент обозначить. На Украине есть ультраправое движение, которое готово с оружием в руках выходить на улицы. Мы на это смотрим с одной стороны. Когда мы говорим, что в какой-то европейской стране в парламент попала ультраправая партия, мы не подразумеваем, что это никто иной. Мы понимаем, что эти люди практически поддерживают фашистскую идеологию. Для меня это всегда звучит именно так. Если в Европе это происходит, то для меня это тревожный знак. Что люди, которые могут носить нацистскую, фашистскую форму, они приходят к власти, но для меня это всегда очень тревожный звонок.

А. ПОЗНЯКОВ: И очень тревожный звонок для жителей страны. Это значит, что спокойными и мирными мерами люди не могут решить свои проблемы. Когда люди не могут решить свои проблемы таким образом, они обращаются к радикальным организациям, дают им деньги. Появляются предприниматели, которые готовы спонсировать. Ярош рассказывал, что им огромное количество денег стали приносить в последние недели. У них действительно серьезные финансовые потоки.

В. РОМЕНСКИЙ: Надо понимать, что Ярош это не какой-то дядька, который сидит в кресле, где-то далеко. Это человек простой, который на Майдане жил в палатке, до этого на 5 этаже размещался « Правый сектор». Дом офицеров, если я не ошибаюсь. В этот дом офицеров они приглашали и международных наблюдателей, чтобы показать, что именно там у них оружия нет. Это до определенного момента. В какой-то ситуации они сказали, что мы теперь приемлем любые методы. Если будет достигнуто перемирие, мы «коктейли Молотова» кидать не будем. Если вы продолжаете нас разгонять, мы берем ответственность за тот ответ, который готовы дать. И мы готовы действовать любыми методами. Кстати, любыми методами Ярош готов действовать по отношению к тем людям, которые недавно стояли на сцене Майдана. Он говорит, если люди, которые придут к власти через ближайшее время, которые будут избраны в Верховную Раду, будут себя плохо вести, будут бандитами, они в « Правом секторе» оставляют возможность нового восстания. Давайте послушаем, что говорил Ярош в переводе телеканала « Дождь». Спасибо нашему коллеге Илье Васюнину:

 — У «Правого сектора» всегда была особая позиция по сравнению с лидерами трех оппозиционных партий, которым в ноябре дали право на принятия решения на Майдане. Мы выступаем за объединение всех протестующих движений на Украине. Если так случится, что они придут к власти и поведут Украину куда-то туда, куда не надо, не туда, куда они обещают вести, то нам придется поднимать народ и на борьбу с этим режимом тоже. Но, по моему мнению, власть никогда не может быть идеальной. Не бывает. Очень много зависит от механизма народного контроля над властью. Если не реализовать эту возможность, то такая ситуация всегда будет повторяться. Поэтому мы говорим о смене всей системы, о смене приоритетов власти. Это тяжелый процесс, но, как показывает международная практика, это возможно. Грузия, например. Сейчас взаимодействие у нас нормальное. Когда они сказали про перемирие, мы поддержали его, и ни одного коктейля не было кинуто за баррикады. И мы просили лидеров подключить представителей Майдана для переговоров. И нам все равно, будет это представитель «Правого сектора» или «Самообороны», или «Гражданского сектора». Майдан сам может решить, кто там должен быть на этих переговорах. Если мы будем контролирующей стороной хотя бы на этих переговорах, это уже хорошо. Во-первых. И чтобы они слушали эти договоренности, озвучивали их на Майдане. Сколько раз было, что они приходят озвучивать на сцене одни договоренности, а на деле все происходит потом по-другому. А кто нарушил эти договоренности, или власть, или оппозиция, никому непонятно.

В. РОМЕНСКИЙ: Такой заявление делал Д. Ярош сам в одном из интервью. Как вы слышали, он готов к тому, чтобы взаимодействовать с новыми властями, если они пойдут по неверному пути.

А. ПОЗНЯКОВ: Главное  — это не люди, с которыми приходится общаться, а задачи, которые необходимо решать во имя нации и страны, как объясняет Ярош. Надо подвести итоги голосования.

В. РОМЕНСКИЙ: Итоги очень интересные. Я хотел бы еще один момент упомянуть, когда мы говорим о « Правом секторе». Не могу иначе. Среди тех, кто воюет и воевал от « Правого сектора», были и те люди, которые поддерживали сепаратизм в Чечне, которые беседовали с Басаевым, Дудаевым и т.д.

А. ПОЗНЯКОВ: Ярош говорил – что тут такого. Это опыт национальной борьбы, мы должны его изучать и использовать. Чтобы не доходить до военных действий, мы должны знать, как эти военные действия ведутся.

В. РОМЕНСКИЙ: С пресс-секретарем « Правого сектора» очень забавно. Мне понравилось его заявление, что сначала мы дали отпор, а потом начали вербовать и учить людей, которые не имели опыта уличной войны. Они подразумевают, что они готовы к этим действиям. И они готовы всегда дать отпор. Мне это напоминает вторую поправку к американской Конституции, которая разрешает людям иметь оружие, если их строй будет захвачен, они могли дать вооруженное сопротивление.

А. ПОЗНЯКОВ: Итоги голосования пора подводить.52% хотят, чтобы в России была праворадикальная партия на фоне обсуждений « Правого сектора». 47.9% не хотят. Это была программа « Они». Владимир Роменский, Андрей Позняков. Программа выйдет в эфир через неделю, не совсем понятно, в каком составе.

В. РОМЕНСКИЙ: Я надеюсь, Олевский вернется. Привет ему. Очень заждались.







Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире