'Вопросы к интервью
30 марта 2008
Z Одним словом Все выпуски

1. Дело ТНК «BP» 2.Рейс Москва-Тбилиси 3.Александр Бастрыкин, глава следственного комитета — персона недели


Время выхода в эфир: 30 марта 2008, 21:10

С. АЙМУРЗАЕВ: 21 час и 7 минут в Москве. Вы слушаете «Эхо Москвы». Добрый вечер, у микрофона Сакен Аймурзаев и Евгений Бунтман.
Е. БУНТМАН: Добрый вечер.
С. АЙМУРЗАЕВ: Да, я сегодня заменяю Тихоня Дзядко, как, собственно, всегда, когда его нет.
Е. БУНТМАН: Как и договорились в прошлый раз, да, сегодня я вместо него. Итак, программа «Одним словом». Вы слышали всю неделю, как наши мэтры, как недавно тут, в пятницу, в программе «Сотрудники» сказали «столпы», радиостанции обсуждали главные события, новости, персон этой недели. Ну теперь это сделаем с вами мы. Значит, наши координаты: присылайте sms-ки по номеру +7(985)9704545, и наш телефон прямого эфира 363-36-59.
Е. БУНТМАН: Ну что, я думаю, что мы уже начнем с первой темы.
НОВОСТЬ НЕДЕЛИ
Е. БУНТМАН: И в качестве новости недели мы выбрали… выбор был достаточно большой, но мы решили остановиться на такой условной теме — «Дело ТНК «ВР»». Довольно сложно определить, что это такое. Одни говорят, что политика, другие говорят, что не политика, что это чистый криминал, третьи говорят, что это экономика.
С. АЙМУРЗАЕВ: Кто-то говорит, что это шпионаж и происки Запада враждебного, который так и норовит вторгнуться в наши секреты нефтяные.
Е. БУНТМАН: Но надо сказать, что вот на этой неделе я читал и британские, и американские газеты, где делу ТНК «ВР» уделялось повышенное внимание. Были многочисленные версии, предположения, в частности, что это причины скорее экономические, чем политические, и наоборот, скорее политические, чем экономические. Но все, безусловно, видели какой-то подтекст под этим делом.
С. АЙМУРЗАЕВ: И согласись, в выражениях совсем не стеснялись. То есть западная пресса в этом смысле просто вот разразилась, можно сказать, это очень задело это событие.
Е. БУНТМАН: «Уолл-стрит джорнал», если я не ошибаюсь, писала про «кремлевских волков»…
С. АЙМУРЗАЕВ: Которые «сожрали, разорвали» ЮКОС…
Е. БУНТМАН: Разрывают очередную компанию вслед за ЮКОСом и так далее.
С. АЙМУРЗАЕВ: Но тем не менее нас интересует в деле ТНК «ВР» вторая часть аббревиатуры, потому что компания «Бритиш Петролеум», которая вместе с ТНК образует этот гигант, третья в России по добыче нефти компания, одна из крупнейших в мире – ТНК «ВР»… Так вот, нас интересует британская составляющая этой всей истории. Как вы знаете, на этой неделе стало известно о том, что в отношении компании ТНК «ВР» возбуждено уголовное дело, возбуждено довольно давно, нам об этом рассказали лишь на этой неделе, и связано оно с налоговыми претензиями государства к этой компании. Связаны с одной из компаний, которая влилась в ТНК «ВР», когда эта компания образовывалась. И вот это событие стало одним из очередных криминальных событий, связанных с этой компанией, и такой черный пиар преследует ТНК. И надо сказать, что, помимо шпионских вот тех арестов братьев Заславских, потом были обыски, теперь этот арест, и вот в четверг, буквально на днях, без пятнадцати одиннадцать вечера вот здесь, на Новом Арбате, был задержан, как пишут информ-агентства, в нетрезвом виде господин Кузнецов. Господин Кузнецов – это директор судебного департамента компании ТНК «ВР Менеджмент», Владимир Кузнецов. И задержали его, вот составили протокол, привезли в ОВД Арбата и написали, что он виноват в мелком хулиганстве. Сам же он, говоря о том, что его задержали, сказал, что он просто шел по переулку Сивцев Вражек, его безо всяких причин остановили и слегка побили. На этом его комментарий ограничился. То есть мы видим такую массированную…
Е. БУНТМАН: Есть несколько… я бы это назвал удивительными совпадениями. Есть несколько удивительных совпадений, на которые мы не можем не обратить внимание. Да, то же самое происходило с Британским советом. Тоже главу одного из филиалов Британского совета задерживали за вождение, правда, в нетрезвом виде. А тоже как раз на волне борьбы с недобросовестными британцами — шпионами, хулиганами и алкоголиками…
С. АЙМУРЗАЕВ: Тунеядцами к тому же.
Е. БУНТМАН: Это раз. А второе такое совпадение получается – это, безусловно, все, что связано с избранным президентом Дмитрием Медведевым. Потому что Медведев нанесет свой первый визит как раз в Великобританию.
С. АЙМУРЗАЕВ: Я уточнил, Женя, они встретятся в июле в Японии.
Е. БУНТМАН: В июле в Японии на саммите с Гордоном Брауном. Это будет первая встреча. Как вы знаете, там будут все восемь глав государств, и вот это будет первая встреча Медведева в новом качестве с Гордоном Брауном в Японии во время саммита «большой восьмерки». Очень важно, и в Британии за этим следят, и все газеты об этом пишут, что эта встреча может как-то помочь. Да, вот мы знаем дело Литвиненко, Британский совет. Вообще Британия стала таким врагом номер один, наверное. Хотя враг номер один – это все-таки другая страна, но вот по праву занимать стала ведущую позицию по степени напряженности и неприязни такой. Вот что вы думаете о том, улучшатся ли отношения между Россией и Великобританией при новом президенте, при избранном президенте Дмитрии Медведеве. Пишите нам sms на номер +7(985)9704545 и звоните по телефону 363-36-59.
Е. БУНТМАН: И второе, соответственно, не знаю, совпадение, не совпадение, связанное с Дмитрием Медведевым, это такое объемное интервью британской же газете «Файненшл Таймс», очень подробное интервью… Наверное, после выборов фактически это первое интервью.
С. АЙМУРЗАЕВ: Первое такое, тем более зарубежному журналисту, пространное…
Е. БУНТМАН: Дмитрия Медведева. И вообще не то чтобы очень часто Медведев раздает интервью. И, в частности, Медведев говорит, что в этом интервью про отношения с Великобританией констатировал тот факт, что отношения сейчас напряженные, и хотелось бы, чтобы они улучшились, и пообещал, что они улучшатся, эти отношения.
С. АЙМУРЗАЕВ: А вот как вы думаете? Верите ли вы, что они улучшатся при новом президенте? Итак, 363-36-59, звоните. Алло? Говорите.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер.
С. АЙМУРЗАЕВ: Как вас зовут? И откуда вы?
СЛУШАТЕЛЬ: Москва, Виктор.
С. АЙМУРЗАЕВ: Виктор, как вы думаете?
СЛУШАТЕЛЬ: Ну что касается англо-российских отношений, то после того, как они столь длительное время были заморожены… Ну, конечно, будут предприняты какие-то усилия в плане разморозки, может быть, даже ценой жертв с обеих сторон каких-то.
Е. БУНТМАН: Например, это каких жертв?
СЛУШАТЕЛЬ: Ну, допустим, могут сделать подобие какого-то взаимного судебного разбирательства…
Е. БУНТМАН: Ну да, выдать Лугового, да, например?
СЛУШАТЕЛЬ: Нет, так прямо не сделают, потому что слишком долго делалось в противоположном направлении. Вообще что касается Лугового, мне вообще не понятна история всего этого дела, поскольку действительно может наша великая страна предъявить претензии о том, что на многих исторических этапах она не очень честно поступала в отношении России. Множество примеров таких можно привести. Так вот, чего бы, если мы никоим образом на самом деле в этом не завязаны, к тому же господину Луговому, а также всем нашим государственным службам не совершить как бы порядок такой дипломатической и даже политической мести своего рода? Если мы никоим образом не завязаны, давайте продемонстрируем это всему миру.
С. АЙМУРЗАЕВ: Понятно, Виктор, спасибо вам большое. Но что касается шагов, в общем, один из первых шагов предпринят. Хотя Великобритания говорит о ротации посла. Как вы знаете, Энтони Брентон, который много лет возглавлял английскую миссию в Москве, он уезжает в октябре…
Е. БУНТМАН: Ну у него просто кончился срок.
С. АЙМУРЗАЕВ: Да, кончился срок. Но тем не менее вот как-то это все совпало.
Е. БУНТМАН: Потому что Тони Брентон, безусловно, очень раздражал многих в России после того, как он посетил одно из мероприятий оппозиции, довольно радикальной оппозиции.
С. АЙМУРЗАЕВ: Да и вообще он был одним из самых публичных послов, который появлялся в телевизоре, говорил что-то там.
Е. БУНТМАН: И очень долго его травили прокремлевские движения.
С. АЙМУРЗАЕВ: Пока их не предупредили, да, кое-где. Итак, 363-36-59, и пишите sms на номер +7(985)9704545. Алло?
СЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый день.
С. АЙМУРЗАЕВ: Добрый день. Как зовут вас?
СЛУШАТЕЛЬ: Леонид. А я хотел бы высказаться в таком контексте. Мне кажется, что отношения могу улучшиться. Но вот те последние проблемы, которые связаны с арестом «ВР», вот лично мое такое впечатление, что это идет какая-то атака на Медведева. И он должен вступить во власть уже с каким-то шлейфом обязательно, ну то есть Запад уже должен к нему относиться тоже подозрительно. Потому что все вещи, которые он говорил изначально, он явно настраивал положительным образом к себе, и все, что он говорит, он одновременно выглядит лицемером. Идет атака, людей сажают. И, таким образом, силовой блок, который он представляет, явно неприятен и чужд, потому что он на сто процентов хочет показать, что с Медведевым ничего не меняется, атмосфера такая же, температура, «ребята, не настраивайтесь на оттепель». И поэтому он выглядит лицемером одновременно. И говорит, и это сразу происходит буквально в течение нескольких дней. То есть он говорит, что он будет вмешиваться в эти процессы, налаживать отношения, регулировать определенных людей, и в этот же день происходят аресты, опять беспредел, сажают людей в тюрьмы, какие-то дурацкие обвинения предъявляют. То есть такое впечатление мое.
Е. БУНТМАН: То есть вы, Леонид, считаете, что Медведева хотят подставить так?
СЛУШАТЕЛЬ: Я не думаю, что подставить, подставить – это как-то очень примитивно. Мне кажется, хотят показать последовательность того, что делал Путин, и показать Западу, что ничего не меняется. Потому что от очень многих прокремлевских политологов слышно, что «ребята, не настраивайтесь, действительно ничего не меняется, все остается вот таким же образом». То есть он сам еще не контролирует ничего, а люди, которые находятся у рычагов власти, силовых разных структур, они хотят его уже заранее скомпрометировать. Вот такое вот впечатление.
С. АЙМУРЗАЕВ: Да, спасибо, Леонид, это интересно. Потому что действительно западная пресса пишет о том… ну, пока там, конечно, нет ничего такого, что вот «кремлевские волки», как «Уолл-стрит джорнал» написал, не ассоциируются пока с Медведевым. Но ожидание, причем очень четкое ожидание, которое ограничено по времени, они действительно ему дали. То есть он это должен ощущать. И они пишут о том, что «вот посмотрим, а мы посмотрим». Да?
Е. БУНТМАН: Да, потому что еще недели две назад в той же тональности был разговор: вот изменится, станет ли более либеральной внешняя политика, в том числе при Медведеве? И говорили: да, да, безусловно, идет курс на более либеральную политику, на какие-то более здравые отношения, в том числе и с Британией, без угроз и так далее. Но, тем не менее, вдруг бац, свалилось вот это дело «ВР», пока не очень ясное, достаточно мутное дело. Но прозвучали обвинения в шпионаже, в связях с зарубежной разведкой. А это уже уводит в политическую, безусловно, дело. Это не только наши инсинуации, но вот было четко сказано про шпионаж, пожалуйста. Это уже, безусловно, политика. Никакая не экономика, не хулиганство, не вождение в пьяном виде, нападение на сотрудников милиции, а действительно вот такая вот политика.
С. АЙМУРЗАЕВ: И пишите нам: +7(985)9704545. Тут нам Иван из Череповца пишет, что не может дозвониться. Ну вот дозвонились. Алло? Говорите.
СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, у меня парадоксальная точка зрения…
Е. БУНТМАН: Пожалуйста.
СЛУШАТЕЛЬ: Которую вы сейчас сразу опровергнете, я думаю. А она заключается в том, что нам не нужны хорошие отношения с Англией. Объясню теперь, почему. У наших правителей есть капиталы, есть возможность, такой теоретический шанс, что власть может перемениться, и надо будет скрываться. Так опыт Березовского и всех остальных говорит, что Англия – идеальное место. И пока плохие отношения, не идет выдача преступников, которых обвиняет в преступлениях наша страна. А значит, там можно оставаться и прятаться. Это единственная лазейка в мире, которая осталась для наших, будем говорить, владельцев больших капиталов.
Е. БУНТМАН: Действительно очень любопытно, действительно парадоксальная, очень нестандартная точка зрения, это очень любопытно.
С. АЙМУРЗАЕВ: Спасибо вам, да. Что тут скажешь?
Е. БУНТМАН: Но надо сказать, что в Великобритании, в Лондоне, не только скрываются, но и вполне себе живут и владеют футбольными клубами, и учатся многие дети политиков. Я в этом ничего не вижу плохого, просто отношения такие неформальные с Великобританией, где, что называется, ничего личного, только бизнес, они как раз очень неплохие. А я на самом деле думал, что нестандартная точка зрения – это что вот только благодаря таким плохим отношениям с Англией, сумели Англию обыграть и попасть на Чемпионат мира.
С. АЙМУРЗАЕВ: Ну да, это на самом деле да, мне кажется, не имеет прямого отношения. Давай, может быть, мы запустим уже голосование. Вот, собственно, тот же самый вопрос, который задаем вам сейчас, разговаривая с сами.
Е. БУНТМАН: Какие-то у нас небольшие проблемы с sms…
С. АЙМУРЗАЕВ: Но, тем не менее, вы пишите: +7(985)9704545. Итак, вопрос. Улучшатся ли отношения между Россией и Великобританией при Медведеве?
Е. БУНТМАН: Если вы считаете, что да, улучшатся, то звоните 660-01-13. Если вы считаете, что нет, не улучшатся, ухудшатся или останутся прежними, соответственно, два подответа, то 660-01-14.
НАЧАЛСЯ ПОДСЧЕТ ВАШИХ ГОЛОСОВ
С. АЙМУРЗАЕВ: Итак, улучшатся ли отношения между Россией и Великобританией при Дмитрии Медведеве. Если «да» – 660-01-13. Если «нет, не улучшатся» — 660-01-14. И продолжим разговаривать с вами. Да, добрый вечер.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Вы меня слышите?
С. АЙМУРЗАЕВ: Да. Как вас зовут?
СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Яна. И мне очень приятно вас слышать.
С. АЙМУРЗАЕВ: Да, Яна, нам вас тоже. Говорите.
СЛУШАТЕЛЬ: Вы знаете, я удивлена политическим инфантилизмом тех, кто звонил. Это вообще детский лепет.
С. АЙМУРЗАЕВ: В смысле? Что именно?
СЛУШАТЕЛЬ: Ну, вы же понимаете, что такое Великобритания. Что скажут США, то выполнит Великобритания. Внешняя политика Великобритании является совершенно автономной от США. И недаром Блэра называли дворняжкой или кем-то там хуже…
С. АЙМУРЗАЕВ: Пуделем, да.
СЛУШАТЕЛЬ: Но это только первый аспект, о котором я хотела бы сказать. Дело в том, что я — этническая армянка, мне интересно высказать вам другую точку зрения. Например, вот этот бастион демократии является основным промоутером вхождения Турции в Евросоюз. Геноцида армян для них не существует, при этом они в своих газетах пишут о «моральной гангрене путинского режима». Я хотела бы знать их моральную гангрену, особенно в аспекте того, что звания… (неразб.) продаются, геноцид не признается официально, Турция лоббируется и ее прием в Евросоюз…
С. АЙМУРЗАЕВ: Да, Яна, это понятно. Но проблема в том, что Женя Бунтман не лорд, а я не премьер-министр Великобритании. Поэтому мы не можем вам сказать, что…
Е. БУНТМАН: Нас больше отношения России с Великобританией все-таки…
С. АЙМУРЗАЕВ: Отношения России с Великобританией. Как вы думаете, улучшатся они или нет?
СЛУШАТЕЛЬ: Если улучшатся с Соединенными Штатами Америки, то Великобритания будет просто в арьергарде этого улучшения, вот и все.
С. АЙМУРЗАЕВ: Ну и дай бог. Спасибо, Яна, вам большое.
Е. БУНТМАН: Понятно. Спасибо.
С. АЙМУРЗАЕВ: Ну что у нас там по результатам? Есть у нас какие-то результаты?
Е. БУНТМАН: Сейчас посмотрим. Ну я думаю, что еще минутку, наверное, подержим голосование. Я напомню вопрос, соответственно. Улучшатся ли отношения России и Великобритании при Медведеве? Если вы считаете, что да, улучшатся, то звоните 660-01-13. Если вы считаете, что нет, не улучшатся, то 660-01-14. Еще, наверное, 30 секунд голосование у нас…
С. АЙМУРЗАЕВ: Да, тут любопытно. Ну давай еще один звоночек на эту тему. Алло?
Е. БУНТМАН: Да, последний.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день.
С. АЙМУРЗАЕВ: Добрый день. Как зовут вас?
СЛУШАТЕЛЬ: Александр из Подмосковья.
С. АЙМУРЗАЕВ: Да, Александр.
СЛУШАТЕЛЬ: Во-первых, я хочу сказать, что нельзя так ставить вопрос. Тут, в общем, два лидера сейчас – и Медведев, и Путин. Я как-то их пока не разделяю. Это во-первых. Поэтому тут как-то именно при Медведеве – трудно так сказать.
Е. БУНТМАН: Но президентом-то Медведев в любом случае будет.
СЛУШАТЕЛЬ: Увидим. А что касается улучшения, то, знаете, есть такая хорошая поговорка, что лучшее – враг хорошего. Мне кажется, что улучшать отношения с Англией ни к чему, они нормальные.
С. АЙМУРЗАЕВ: Нормальные?
СЛУШАТЕЛЬ: Да. Даже, может быть, если они будут жестче, то они будут еще лучше.
С. АЙМУРЗАЕВ: То есть а вы хотите вообще… Вы были когда-нибудь в Великобритании?
СЛУШАТЕЛЬ: Ну нет, не был и не очень хочу.
С. АЙМУРЗАЕВ: Ну тогда понятно, Александр.
СЛУШАТЕЛЬ: Да, мне тоже понятно.
С. АЙМУРЗАЕВ: Хорошо, счастливо.
Е. БУНТМАН: Да, спасибо. Так, останавливаем голосование. Итак, у нас все-таки меньшинство считает, что улучшатся отношения с Великобританией при Медведеве. 32 почти процента считают, что отношения улучшатся, и 68 с небольшим процента считают, что нет, отношения не улучшатся.
С. АЙМУРЗАЕВ: А ты как думаешь?
Е. БУНТМАН: Посмотрим. Потому что еще две недели назад до дела ТНК «ВР» я думал, что все-таки улучшатся. Но жизнь – штука непредсказуемая, посмотрим.
С. АЙМУРЗАЕВ: Изворотливо ответил Бунтман.
Е. БУНТМАН: А ты считаешь, что улучшатся?
С. АЙМУРЗАЕВ: Надеюсь.
СОБЫТИЕ НЕДЕЛИ
С. АЙМУРЗАЕВ: Ну не будем гадать, перейдем к фактам. Итак, событием недели мы выбрали рейс «Москва – Тбилиси».
Е. БУНТМАН: На самом деле ситуация похожая, это в продолжение темы. Там мы гадали, улучшатся, не улучшатся, ухудшатся, не ухудшатся. А тут, наверное, все-таки стоит сказать о том, что отношения улучшились в какой-то мере у России с Грузией. И есть уже первые шаги.
С. АЙМУРЗАЕВ: Первый самолет.
Е. БУНТМАН: Да. То есть еще боржом с вином-то не привезли в Россию, к величайшему сожалению. Но уже самолеты начали летать. И теплоход «Михаил Светлов» уже…
С. АЙМУРЗАЕВ: Как бы это ни звучало смешно, уже пошел…
Е. БУНТМАН: Ходил в Батуми, да.
С. АЙМУРЗАЕВ: И поезда пойдут. Короче, все будет хорошо. И можно будет полететь в Грузию и отдохнуть там замечательно. Я на собственном опыте знаю, что такое эта блокада, потому что летал в командировку в январе через Киев туда. Там два часа, по-моему, я ждал в Борисполе, потом обратно через Баку. Это очень было неудобно, потому что фактически весь день ты проводил в дороге. Сейчас мы узнаем у нашего корреспондента Алины Гребневой, сколько лететь из Москвы в Тбилиси без всяких…
Е. БУНТМАН: И удобно ли это.
С. АЙМУРЗАЕВ: И удобно ли это, без всяких там перекладных. Алло, Алина, добрый вечер.
А. ГРЕБНЕВА: Добрый вечер.
Е. БУНТМАН: Добрый вечер.
С. АЙМУРЗАЕВ: Здравствуй, Алина. Алина была на этой неделе в Тбилиси, я ей завидую бесконечно. Алина, расскажи, вот сколько ты летела, когда ты летела, и как это было. Вообще когда ты полетела в Тбилиси?
А. ГРЕБНЕВА: Я летела, собственно, вот этим самым первым рейсом по маршруту «Москва – Тбилиси». Мы улетали из Домодедово вечером во вторник. И общее время полета составило где-то приблизительно 2 с половиной часа. Но единственное, там возник небольшой инцидент, когда нас вывели из самолета, в целях безопасности его нужно было еще раз проверить. Поэтому рейс задержали на полтора часа.
С. АЙМУРЗАЕВ: Это вот в Домодедово, да, здесь?
А. ГРЕБНЕВА: Да, на полтора часа задержали. Ну это была такая ложка дегтя в это радостное событие. Хотя сами пассажиры, в основном это были грузины, они спокойно это восприняли, потому что люди часто летают и считают, что раз сказали, раз в целях нашей же безопасности, то мы выйдем, пусть еще раз самолет проверят. Все-таки почему это все проверяли – потому что один из пассажиров, какой-то мужчина, я лично его не видела, он сидел где-то впереди салона, он сказал, что ему плохо, он отказывается лететь. Причем это произошло уже буквально за две минуты до того момента, когда самолет должен был взлететь. Но в целом это не испортила общих впечатлений от поездки…
Е. БУНТМАН: Ну, конечно, даже если полтора часа задержки, это все равно быстрее, чем через Стамбул или через Баку.
А. ГРЕБНЕВА: Конечно. Вот, кстати, очень многие… я общалась с теми, кто летел, они, несмотря на все эти полтора года, они по-прежнему летали в Тбилиси, в Грузию, потому что там и родственники, и друзья, и работа. И они говорили, что да, вот самое сложное во всем этом – пусть там политики, конечно, занимаются своими делами – люди, обычные, простые граждане страдали из-за того, что с такими жуткими пересадками… И еще Киев – самый такой вариант, Сакен, более или менее. Потому что через Турцию люди летали и через Армению…
С. АЙМУРЗАЕВ: Ну это да, это экзотика. Я очень хотел, никогда в Турции не был.
Е. БУНТМАН: Вот Тихон Дзядко летал через Турцию.
С. АЙМУРЗАЕВ: А обратно через Баку, да, да.
А. ГРЕБНЕВА: Но прямой рейс – это, конечно, прекрасно. Практически не ощущается, раз, два – и ты уже в Тбилиси. А насколько мне известно, запустят скоро рейсы в Батуми, так что будет фактически два часа – и вы уже у моря и можно отдыхать.
С. АЙМУРЗАЕВ: Точно, да. И все – Аджария, да, это просто… Хачапури, все на свете. Скажи, Алина, вот мы с тобой виделись в аэропорту, и я встречал рейс из Тбилиси. Это был вообще самый первый самолет, который 18 месяцев, по-моему, не летал, который прилетел оттуда в Москву. И спрашивал у людей, они говорили, что там феерию какую-то устроили в аэропорту: их угощали вином, на борту боржоми раздавали. И здесь их встречал посол. То есть это все было так вот торжественно и красиво. А как ты? Вот ты летела… ну, не буду спрашивать, чем кормили…
Е. БУНТМАН: У тебя было так же торжественно?
А. ГРЕБНЕВА: Кормили хорошо, сразу скажу. Даже предлагали грузинское вино. Но по долгу службы пришлось отказаться. Мы потом отметили уже в Тбилиси, когда долетели, все было хорошо. Мы тоже немножко надеялись и ждали, конечно, что будет торжественный прием. Притом летело несколько российских журналистов и много грузинских. И вроде как такой слушок прошел, что да, торжественная встреча, и вино, и цветы, в Тбилиси будут нас встречать громкими овациями. Но мы прилетели, все было буднично и спокойно, несколько десятков человек встречающих. Хотя у меня такой журналистский азарт возник, когда я увидела группу людей в национальных костюмах, вот в этих черных, в папахах, там дети тоже были в костюмах. Думаю: ну вот, вот, наверное, они что-нибудь нам споют, станцуют. И я к ним подхожу, говорю: «Вы встречаете Москву, первый рейс?» И они так говорят: «Нет, мы Мюнхен встречаем».
С. АЙМУРЗАЕВ: Замечательно.
А. ГРЕБНЕВА: Ну так как-то мы потихонечку, спокойно сели…
С. АЙМУРЗАЕВ: Но вы уже поздно прилетели, наверное.
А. ГРЕБНЕВА: Да, видимо, не дождались. Вот эти полтора часа… наверное, все вино выпили, цветы завяли, к сожалению, все ушли. Но сами люди… мы в Тбилиси тоже общались и с таксистами, и с простыми людьми, все, конечно, радуются и говорят, что слава богу, что власти наконец-то договорились. Причем винят в такой ситуации не скажу, что только Россию. Говорят, что «наше грузинское правительство, и Саакашвили тоже в этом виноват, что они вот все это политизируют, а страдают обычные люди». Ну и когда мы уже улетали, я забежала в сувенирную лавку в аэропорту Тбилиси, ну, какие-то сувенирчики покупаю, и продавец, грузинка, с радостью говорит: «А это уже Москва, уже Москва идет к нам за сувенирами?» Я говорю: «Да». Она: «Ну слава богу, так мы вас ждали». То есть они тоже рады тому, что наконец-то россияне будут прилетать.
С. АЙМУРЗАЕВ: А скажи, есть какая-то обида за то, что 18 месяцев, и, по сути, это мы прекратили, их самолеты готовы были летать, якобы не заплатили 3 миллиона долларов авиадиспетчерам российским. Есть ли какая-то обида за то, что мы вот так отрезали, все мосты сожгли на 18 месяцев, или нет?
А. ГРЕБНЕВА: Ну, по крайней мере, я не почувствовала. Наверное, это особенность грузинского менталитета, такой открытый, душевный народ. И такой обиды… многие спрашивали, на себя проецировали, что чуть ли «не вы виноваты, представители Российской Федерации, что не летали самолеты». Нет, они говорили: «Хорошо, никого не виним, будем летать. Надеемся, что это продлится долго». Единственное, они высказывали пожелание, чтобы следующим шагом стала отмена виз, потому что это, конечно, еще более такой сложный вопрос для грузинских граждан – оформлять визы при перелете в Российскую Федерацию. А так нет никакой обиды, все солнечные, радостные. Собственно, сам Тбилиси нас встретил вообще летней погодой, и такие же люди открытые, радостные ходили. Мне никто никаких претензий не высказывал и не говорил.
Е. БУНТМАН: А они не говорят, когда вино, например, повезут? Что-нибудь об этом говорят, что «вот раз самолеты полетели, то скоро и наше вино в Россию поедет»?
А. ГРЕБНЕВА: Нет, про вино ничего не говорят. Ну, я думаю, Сакен тоже может рассказать, как люди радостно показывали купленные, видимо, в Дьюти Фри боржоми и грузинское вино.
С. АЙМУРЗАЕВ: Да, в Домодедово показывали. Мы смотрели на них, как аборигены на каких-то вот приплывших. Понимаете, вот показывают бутылку боржоми, не видели ее уже 2 года.
Е. БУНТМАН: С бусами стеклянными.
С. АЙМУРЗАЕВ: С бусами, да, я говорю, так же смотрели на эти вещи. Ну спасибо тебе, Алина, огромное за твой рассказ, за твой полет. Вообще историческое событие, да?
А. ГРЕБНЕВА: Да, да, да. Мы уже подумали о том, что когда-нибудь на аукционе можно будет выставить этот билет…
С. АЙМУРЗАЕВ: Ты не выкинула, надеюсь?
А. ГРЕБНЕВА: Нет, конечно, не выкинула, не выкинула.
С. АЙМУРЗАЕВ: Все. И сколько стоит, скажи?
А. ГРЕБНЕВА: Мне где-то обошлось все около 15 тысяч. Ну, там где-то разброс 15 – 20 тысяч – это в две стороны. То есть в одну сторону где-то около 8 – 10 тысяч.
С. АЙМУРЗАЕВ: Я для сравнения вам скажу. Тут мой друг недавно в Красноярск летал, 35 тысяч заплатил. Так что дешевле в Тбилиси.
А. ГРЕБНЕВА: Да, все в Грузию, в Грузию все летим.
С. АЙМУРЗАЕВ: Спасибо тебе огромное, Алина.
Е. БУНТМАН: Спасибо, Алина.
С. АЙМУРЗАЕВ: Спасибо, пока.
А. ГРЕБНЕВА: До свидания.
С. АЙМУРЗАЕВ: Итак, давайте пишите нам: +7(985)9704545. Звоните 363-36-59. Но как бы ни был красив рассказ Алины, и радость, и прочее, прочее, все-таки 18 месяцев были. Да? Были вот эти месяцы блокады. Вот эти транспортные, экономические санкции – это ведь не просто какая-то прихоть, это обдуманное, разумное такое, то есть принятое холодным разумом политиков решение. И это метод, так или иначе, которым оказывается политическое давление.
Е. БУНТМАН: Неофициальный. Потому что официальное объяснение, я напомню, что в боржоми нашли соли тяжелых металлов…
С. АЙМУРЗАЕВ: Да, вино – вообще отрава.
Е. БУНТМАН: Вино… я уже даже не вспомню, какую-то пакость там Онищенко тоже нашел и здравоохранительные ведомства. С самолетами… соответственно, Грузия не платила за самолеты, за обслуживание рейсов, поэтому, собственно, полеты и прекратились. Но это как-то все получилось одновременно, плюс ухудшения политических отношений с Грузией, с сепаратистскими республиками и так далее. Поэтому мы все-таки, наверное, позволим себе тут говорить о некоторых санкциях в отношении Грузии. Я просто сразу хочу оговорить тогда…
С. АЙМУРЗАЕВ: Да, явных, неявных. Официально это так не называется, естественно, и наши официальные лица это не опровергают…
Е. БУНТМАН: Это не санкции, Советом безопасности ООН принятые против Ирана или против Саддама когда-то, да.
С. АЙМУРЗАЕВ: Де-юре, да, это не санкции. Но де-факто мы видим, что это некие ограничения, от которых страдают не только избранные какие-то люди, не какая-то грузинская элита или российская элита, а простые граждане, которые не могут полететь, не могут выпить минеральной воды и так далее.
Е. БУНТМАН: Но самое любопытное, что ни к какому результату это, собственно, не привело. Потому что санкции, когда принимаются, они принимаются с какой-то целью, официально или неофициально. С целью, например, скинуть Саакашвили и привести, например, какое-то другое политическое крыло грузинское.
С. АЙМУРЗАЕВ: Или не дать власти создать ядерное, химическое или прочее оружие.
Е. БУНТМАН: Да. Или обмен: например, Грузия соглашается на то-то и на то-то, а Россия в результате отменяет санкции. Ну и что? В общем, ничего не изменилось. Грузия по-прежнему требует, чтобы Абхазия и Южная Осетия считались неотъемлемой частью Грузинской республики. По-прежнему напряженные отношения в международных органах. Ну, в общем, ничего не изменилось, просто как-то всем надоело, и самолеты стали летать.
С. АЙМУРЗАЕВ: Или кто-то очень захотел полететь. Тут нам Кирилл напоминает: «Диоксин в вине нашел». Спасибо, Кирилл.
Е. БУНТМАН: Ну там много всего нашли, в вине.
С. АЙМУРЗАЕВ: Много разного. И, собственно, мы хотим вас спросить, раз уж мы назвали это санкциями. Считаете ли вы экономические санкции разумным или, можно сказать, эффективным методом политического давления? И об этом мы с вами поговорим, конечно, на примере Грузии.
Е. БУНТМАН: Просто с прагматической точки зрения. Не эмоционально – что надо дружить с Грузией, не надо дружить с Грузией. Санкции бывают разные: против разных режимов, против демократических государств, против недемократических государств. Бывают разные ситуации. И мы говорим в общем об экономических санкциях, об эффективности и разумности этого метода.
С. АЙМУРЗАЕВ: Алло?
СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.
Е. БУНТМАН: Добрый вечер.
С. АЙМУРЗАЕВ: Здравствуйте. Как вас зовут?
СЛУШАТЕЛЬ: Марина, Москва. Вот ваш разговор еще больше меня убеждает в том, что у нас нет никакой политики. У нас только психология. Вот Грузия – пустая страна для нас, с ней можно делать, что угодно. Надоела – можно закрыть, разозлила – можно людей вышвырнуть. Та же самая политика у нас и с Англией – чисто психологическая. Что нам от Англии нужно? Ничего. «ВР» у нас, а у них нашего «ВР» нет.
С. АЙМУРЗАЕВ: Но вы, Марина, разделяете эту психологическую позицию, или вам она претит, она у вас бунт вызывает?
СЛУШАТЕЛЬ: Когда у такой страны нет политики никакой, ни в какой части, ни с какими государствами, как можно это разделять? Вот Эстония. Ну почему же в Эстонии только пошумела немножко гопота? И все. Почему? Ведь ничего не сделали, никаких санкций. Есть причины. Правда?
С. АЙМУРЗАЕВ: А что должны были бы сделать?
СЛУШАТЕЛЬ: Ну, раз был такой шум, что они оскорбляют наши чувства патриотические, ведь что-то могли сделать и экономическое. Но почему-то ничего не сделали. А вот интересы там свои есть.
Е. БУНТМАН: Очень просто объяснить, почему. Потому что Эстония входит в Евросоюз.
СЛУШАТЕЛЬ: Нет, совсем не это. У нас и Косово сейчас будет входить в Евросоюз.
С. АЙМУРЗАЕВ: Ну, это не так скоро, Марина.
СЛУШАТЕЛЬ: Просто потому что там личные интересы. Только. И вся политика только на этом зиждется.
С. АЙМУРЗАЕВ: Спасибо.
Е. БУНТМАН: Хорошо, да. Мы, в общем, учли вашу точку зрения.
С. АЙМУРЗАЕВ: Давай запустим голосование…
Е. БУНТМАН: Вот, пестициды, пестициды нашли…
С. АЙМУРЗАЕВ: Да чего только не нашли, там все нашли. Давай запустим голосование. И зададим вам тот же самый вопрос, который сейчас задаем. Считаете ли вы экономические санкции разумным и эффективным методом политического давлением?
Е. БУНТМАН: Если вы считаете, что «да, это эффективный метод», то звоните 660-01-13. Если вы считаете, что «нет, это метод неэффективный», то звоните 660-01-14.
НАЧАЛСЯ ПОДСЧЕТ ВАШИХ ГОЛОСОВ
С. АЙМУРЗАЕВ: Считаете ли вы экономические санкции разумным, эффективным методом политического давления?
Е. БУНТМАН: Мы говорим не только про Грузию, мы говорим в общем.
С. АЙМУРЗАЕВ: В общем, да. Но все-таки говорим о России, наверное, да? 660-01-13 – эффективный метод. Неэффективный – 660-01-14.
Е. БУНТМАН: Я вот хотел бы тут с некоторой ремаркой и напоминаниями. Вот были, например, экономические санкции против Ирака после Залива. Ну и что? Ну вот были санкции, ну 10 лет прекрасно себе… Да, население бедствовало, население оказалось за гранью нищеты. Но при этом режим Саддама продолжал существовать, и перестал он существовать, только когда туда пришли американские войска. Вот были санкции экономические. А сейчас существуют санкции против Ирана, но тоже как-то ничего не меняется. Запрещено ввозить то-то, то-то и то-то, но все равно все с Ираном общаться, Иран продолжает производить то, что производил, и никто не мешает развивать ядерную отрасль. Санкции против Кубы. Кто пострадал от санкций против Кубы? Вот Фидель Кастро живет и здравствует. Не сказать, что здравствует, но живет, и брат его Рауль сейчас управляет государством. И ни к чему эти санкции не привели со стороны Соединенных Штатов.
С. АЙМУРЗАЕВ: Северная Корея: как маршировали, так и маршируют. Ну нельзя им каких-то продуктов купить…
Е. БУНТМАН: Зато ядерное оружие есть. Ни к чему эти экономические санкции не приводят, будь то Грузия или совсем какой-нибудь там людоедский режим.
С. АЙМУРЗАЕВ: «Грузия заплатила за свои самолеты, и рейсы возобновились. Никаких санкций, только бизнес». Не только бизнес, не только бизнес. И, Михаил, не надо, наверное, себя обманывать. Не заплатили-то они не 18 месяцев назад, а почему-то возникла необходимость прерывать авиасообщения именно тогда, когда она возникла.
Е. БУНТМАН: Ну давайте тоже считать это удивительным совпадением, что множество товаров из Грузии… Ну вот с Абхазией была та же ситуация, когда мандарины запретили провозить в Россию (ну, это главный все-таки бизнес), потому что выбрали не того президента. Так удивительно совпало, что обнаружили…
С. АЙМУРЗАЕВ: Пестициды.
Е. БУНТМАН: Нет, муху. Обнаружили средиземноморскую муху, я как сейчас помню. А потом эта муха загадочным образом после того, как при Багапше стал вице-президентом Хаджимба, исчезла.
С. АЙМУРЗАЕВ: Мистика.
Е. БУНТМАН: Алло? Добрый вечер.
С. АЙМУРЗАЕВ: Алло? Добрый вечер. Как зовут?
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, меня зовут Елена. А можно мне про Олимпиаду в Китае задать вопрос?
С. АЙМУРЗАЕВ: Нет, Олимпиада – это в другой части. Давайте про санкции. Про санкции, Елена, вам есть что сказать?
СЛУШАТЕЛЬ: Нет, про санкции не хочу.
С. АЙМУРЗАЕВ: Ну и хорошо, дождемся Олимпиады.
Е. БУНТМАН: Тогда извините, да.
С. АЙМУРЗАЕВ: Давай еще раз. Алло?
Е. БУНТМАН: Кстати, санкции против Китая тоже можно было бы…
С. АЙМУРЗАЕВ: Вполне. Алло?
СЛУШАТЕЛЬ: Алло.
С. АЙМУРЗАЕВ: Да. Как вас зовут?
СЛУШАТЕЛЬ: Вы со мной разговариваете?
Е. БУНТМАН: Именно с вами.
СЛУШАТЕЛЬ: Очень трудно понять. Меня зовут Зинаида из Москвы, ну из Подмосковья, можно сказать. Вы знаете, вот меня… вы так весело говорите на эти темы, а меня этот вопрос давно волнует. Потому что почему же могут ссорить людей, нации между собой? И правительство, и все вот эти онищенки, которые принимали участие в этой кампании, не несут никакой ответственности. Как так можно – ссорить народы? Мне уже 60 лет, я за свою повидала: и Югославию ругали, и Брос Тито был врагом, потом он к нам приезжают на завод. И они же нас заставили прятаться, чтобы, не дай бог, какого-то террористического акта не было. Понимаете, они нас сами ссорят, стравливают. И никто… Вот сейчас вы говорите очень весело про Грузию. А мне, честно говоря, тогда было неприятно, неприятно это и сейчас. С пустяков начали, но это же не пустяки. Это правда.
С. АЙМУРЗАЕВ: Совсем не пустяки.
Е. БУНТМАН: Совсем не пустяки, конечно.
СЛУШАТЕЛЬ: Ну как это? Это соседи, это такая близкая нам нация, честно говоря, как любая нация, мне близка. Но меня это занимает, вы знаете, значительно глубже.
С. АЙМУРЗАЕВ: Спасибо, Зинаида. Правда, это невесело, но и плакать-то тоже не надо. Жить надо, понимаете? Ну что делать? Вот поеду в отпуск в Грузию. А вот тут спрашивала Анжела из Москвы, как получить визу. Просто садитесь, летите и там, в аэропорту, купите. Вот прямо в аэропорту отдадите тысячу рублей, по-моему, и на 3 месяца вам дадут визу. А вот для грузин не так просто – им там надо отстоять очередь, им надо… Очень сложно им сюда попасть, нам легче. Поэтому садитесь и летите, и все будет хорошо. Ну, у нас есть результаты парадоксальные.
Е. БУНТМАН: Да, все, останавливаем. Еще буквально 30 секунд назад было 50 на 50 ровно. А я вот не успел в этот момент потрясающий остановить голосование, и у нас сейчас 51 процент… на самом деле напополам разделились. 51 процент считают, что экономические санкции – это разумный метод политического давления, 49 процентов считают, что это неразумный метод политического давления. Вот так вот разделились голоса.
С. АЙМУРЗАЕВ: Ну а мы переходим к заключительной части программы…
ПЕРСОНА НЕДЕЛИ
Е. БУНТМАН: Итак, персоной недели у нас стал глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. Тоже тут очень любопытно, как вот это было интервью Медведева «Файненшл Таймс» нашумевшее, в общем-то, так была и нашумевшая пресс-конференция Бастрыкина, на которой он говорил обо всем. И говорил чрезвычайно любопытные вещи. И мы остановимся вот на нескольких момента. Во-первых, первый главный момент – это расследование громких убийств, просто так, по пунктам. Убийство Анны Политковской раскрыто. То есть Бастрыкин заявляет, что убийство раскрыто, убийцы найдены, названы имена убийц, имена заказчиков. То есть, ну, почти все звенья цепи, кроме главного заказчика, и мотивы не названы. Я еще к этому вернусь. Мотивов нет. А дальше ситуация с гибелью Щекочихина. Есть подозрения, что Щекочихин умер не своей смертью.
С. АЙМУРЗАЕВ: Да, у родных, у коллег. Они практически убеждены в этом.
Е. БУНТМАН: Да, что он был отравлен. Было отказано в возбуждении уголовного дела по факту смерти Щекочихина, но потом вышел Бастрыкин, глава Следственного комитета, и распорядился отменить это решение и возобновить уголовное дело, направить материал на новую проверку по уголовному делу по факту смерти Щекочихина. Взрыв поезда «Невский экспресс». Тоже скоро отправится в суд это дело. Знают, кто исполнитель этого преступления, правда, не найден, будут искать. Но тут, правда, есть одна очень, не знаю, забавная, незабавная, но какая-то экзотическая деталь, что при расследовании использовался метод гипноза.
С. АЙМУРЗАЕВ: Ну нестандартно подходит новый глава Следственного комитета к выполнению своих обязанностей.
Е. БУНТМАН: Нестандартно. Никак комментировать не буду, следователям, в общем, виднее…
С. АЙМУРЗАЕВ: Это их дело, да.
Е. БУНТМАН: Это абсолютно их дело. Но во всяком случае это любопытно, и об этом как-то открыто рассказывается, как и о многих других вещах. Вот, в частности, в Тольятти, там и назван человек, который устроил этот взрыв, и мотив, и способ, которым взорвали.
С. АЙМУРЗАЕВ: И убийство Андрея Козлова, зампреда ЦБ. Да, вот мы следим за этим процессом. Вот с завтрашнего дня он будет закрытым, но, тем не менее, мы знали, вплоть до того, что текст анонимки попал в прессу, и все могли прочитать и узнать, кто мог бы его заказать.
Е. БУНТМАН: Пришлось так долго перечислять, но, по-моему, это вполне эффектно. Есть несколько важных вещей, то есть мы об этом узнаем. Это делается довольно-таки открыто. Этому можно верить или не верить, что действительно раскрыто. Есть определенные вопросы, в частности, вот что я говорил, о мотивах убийства, скажем, Политковской, которые пока остаются невыясненными. Во всяком случае, это открыто. Глава Следственного комитета выходит и подробнейшим образом рассказывает, что, как и где делается. Особенно это касается громких убийств, о которых все всё время спрашивают. Это, конечно, нечто новое. То есть есть у нас определенные вопросы к Бастрыкину о шпионаже, о неправительственных организациях…
С. АЙМУРЗАЕВ: И журналистах, и правозащитниках, которые подрывной деятельностью занимаются, как он сказал на неделе.
Е. БУНТМАН: Работают на зарубежные органы всевозможные и международные организации сомнительные. Эти вопросы есть. Но на самом деле мне кажется, что вопрос главный – это вопрос доверия. Вот после таких открытых довольно-таки заявлений главы Следственного комитета… внешних, мы не знаем, что там происходит внутри, мы не можем этого знать, что происходит на самом деле, мы знаем, что есть на выходе. И вопрос, который, в частности, мы и выставим на голосование: стали ли вы больше доверять следствию после создания Следственного комитета? Вот такой вот политике Следственного комитета, политике в некотором роде открытости.
С. АЙМУРЗАЕВ: Вы можете нам написать, что вы об этом думаете, +7(985)9704545, и звоните 363-36-59. Действительно, вот как Женя сказал, очень показательно даже вот с Щекочихиным это дело, и то, как Бастрыкин это донес. То есть вышел государственный человек, мягко говоря, не последний, друг Путина, по многим свидетельствам, и человек, который выходит и говорит: «Я прочитал в газетах, что дело отказались возбуждать», — и приказал это решение отменить. То есть он не просто дает факт, он нам рассказывает некую технологию, причем для его ведомства всем лестную технологию.
Е. БУНТМАН: Позорную технологию.
С. АЙМУРЗАЕВ: Позорную технологию, если глава ведомства узнает из газет.
Е. БУНТМАН: И в Управлении Следственного комитета по Москве как раз заявили, что уголовное дело прекращено.
С. АЙМУРЗАЕВ: Да. И что вы думаете? Стали ли вы более доверять следствию при Александре Бастрыкине? Алло? Не получилось. Алло?
Е. БУНТМАН: И тут не получилось.
С. АЙМУРЗАЕВ: Смотри, как… Не доверяете неужели? Алло?
СЛУШАТЕЛЬ: Алло.
С. АЙМУРЗАЕВ: Здравствуйте. Как зовут вас?
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Наконец-то я до вас дозвонилась. В первый раз.
С. АЙМУРЗАЕВ: Как вас зовут?
СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Наталья Михайловна.
С. АЙМУРЗАЕВ: Так, Наталья Михайловна, доверяете ли вы, стали ли вы больше доверять следствию?
СЛУШАТЕЛЬ: Никогда не доверяла и сейчас еще больше не доверяю. Потому что это заявление Бастрыкина было сделано еще, по-моему, полгода назад.
С. АЙМУРЗАЕВ: Нет, на неделе.
СЛУШАТЕЛЬ: Путин говорил, что уже нашли.
С. АЙМУРЗАЕВ: Про Политковскую вы говорите?
СЛУШАТЕЛЬ: Он говорил, что нашли убийцу.
С. АЙМУРЗАЕВ: Политковской?
СЛУШАТЕЛЬ: Политковской.
Е. БУНТМАН: Ну да, да, говорилось. Но тут появляются каждый раз новые подробности.
СЛУШАТЕЛЬ: Ну они будут появляться еще 25 лет. А убийцы как нет, так и нет.
С. АЙМУРЗАЕВ: Спасибо. Наталья Михайловна не верит, не верит. А вы стали больше доверять следствию после того, как возглавил Следственный комитет Александр Бастрыкин. Алло? Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вы по поводу Грузии, да?
С. АЙМУРЗАЕВ: Нет, мы уже по поводу Бастрыкина.
СЛУШАТЕЛЬ: А, извините.
С. АЙМУРЗАЕВ: Не проблема. Алло?
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.
Е. БУНТМАН: Добрый вечер.
СЛУШАТЕЛЬ: У меня такое странное имя – меня зовут Аветис. Вы знаете, я не то чтобы не стал больше доверять следствию. Я, с одной стороны, доверяю им. Больше доверяю с точки зрения того, что следствие эмвэдэшное, оно было — ну, так уж получилось, я с ним соприкоснулся – просто напрочь продажное. Здесь, скорее всего, этого нет. Но не доверяю я в том, что они явно выполняют какие-то политические функции. То есть я уверен в том, что, скорее всего, раскрывать простые, ну, относительно простые дела, связанные с оргпреступностью, они будут лучше. Но то, что они будут работать еще и на политику, это тоже стопроцентно.
С. АЙМУРЗАЕВ: То есть это некий пиар?
СЛУШАТЕЛЬ: Не совсем. То есть можно сказать, что да, они будут лучше, да, они работают лучше, чем эмвэдэшное следствие. Но при этом в их работе есть две стороны – это уголовная, грубо говоря, сторона и политическая. Вот в части политической стороны я не то что перестал доверять, я, в общем, понимаю, что это… Вы знаете, как раньше говорили, что царская охранка, которая шьет дела. Вот это такое же…
С. АЙМУРЗАЕВ: А скажите, вот по гамбургскому счету, вот возьмем, эту политику уберем. Стали вы больше доверять или нет?
СЛУШАТЕЛЬ: Да. Если говорить о политическом следствии – да. Уголовное следствие во многом… скажем так, по делам, которые часто попадают к ним, можно сказать, что да, они, скорее всего, будут более качественно раскрыты.
С. АЙМУРЗАЕВ: Спасибо.
Е. БУНТМАН: Да, спасибо. Вот Ольга из Москвы нам пишет: «Я никогда в течение 15 лет (последних, видимо) не была уверена, что арестованные и наказанные действительно виновны в преступлениях. Слишком много вранья, доверия нет ни на грош». Вот, Ольга, например, не верит.
С. АЙМУРЗАЕВ: Ну, узнаем у вас. Алло? Как вас зовут? Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Людмила Михайловна. Я не верила и не поверю, пока у власти кэгэбэшники. А вранье – это их фирменный, так сказать, знак и метод. Они с давних времен, еще со Сталина, когда похищали генералов и говорили, что «нет, нет, это все происки».
С. АЙМУРЗАЕВ: Ну вот смотрите, вам рассказывают, Людмила Михайловна. Вам не просто в газете «Правда» маленькую такую заметку пишут: «Арестован тот-то…»…
Е. БУНТМАН: Или отговорка: «Следствие идет, мы разберемся»…
СЛУШАТЕЛЬ: Так они могут кого угодно арестовать, какого-нибудь несчастного из психодиспансера. Кого угодно. И когда вот в «Новой газете» писали, что следователи обучали какого-то несчастного собирать взрывные устройства, все никак научить не могли.
С. АЙМУРЗАЕВ: Да, спасибо вам большое. Может, запустим уже голосование и продолжим?
Е. БУНТМАН: Да, запустим голосование, собственно, с тем же вопросом. Стали ли вы больше доверять следствию после создания Следственного комитета? То есть, собственно, после прихода нашего героя «Персона недели» Александра Бастрыкина. Если да, стали больше доверять следствию после этого эпохального события, то звоните 660-01-13. Если нет, ваше доверие или недоверие осталось на прежнем уровне, или стало его даже меньше – 660-01-14.
НАЧАЛСЯ ПОДСЧЕТ ВАШИХ ГОЛОСОВ
С. АЙМУРЗАЕВ: Стали ли вы больше доверять следствию после создания Следственного комитета после того, как его возглавил Александр Бастрыкин? Если стали – 660-01-13, если нет – 660-01-14. Давай послушаем еще…
Е. БУНТМАН: Еще есть время у нас на один, наверное, или максимум два звонка. Алло? Добрый вечер.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, здравствуйте.
С. АЙМУРЗАЕВ: Как вас зовут?
СЛУШАТЕЛЬ: Я — Бессонов Алексей Борисович, город Пермь. Маленькая ремарочка. Во-первых, никакого Следственного комитета не создавалось. Как раньше были следственные управления при МВД, ФСК и, так сказать, прокуратуре, так они и остались. Поэтому, в принципе, это, так сказать, игры внутри прокуратуры, это попытка Бастрыкина, а также Путина какой-то верх иметь в прокуратуре и иметь противовес генеральному прокурору, только и всего. На самом деле ситуация в следственных управлениях катастрофическая. Они развалены фактически. В МВД нет следствия как такового. За всеми делами не могут, короче…
С. АЙМУРЗАЕВ: Спасибо. Значит, не доверяете, если коротко?
СЛУШАТЕЛЬ: Нет, профессионалов там нет, дела раскрывать не могут. Если бы нашли действительно убийцу, давно бы уже доложили. Поэтому нет, не доверяю.
С. АЙМУРЗАЕВ: Все понятно, понятно.
Е. БУНТМАН: Я еще раз, наверное, повторю вопрос. Если вы стали больше доверять следствию после прихода Бастрыкина, то звоните 660-01-13. Если нет, вы не стали больше доверять следствию, то 660-01-14.
С. АЙМУРЗАЕВ: Тут Сергей из Барнаула размышляет о тщеславии и карьерных амбициях господина Бастрыкина. Мы не знаем, какие у него амбиции. Но то, что он позволяет себе говорить вещи, даже противоречащие официальной позиции Генпрокуратуры, это правда. Он вступает в спор, он говорит.
Е. БУНТМАН: Главное, чтобы убийства раскрывали.
С. АЙМУРЗАЕВ: Да, выполняли свои прямые обязанности.
Е. БУНТМАН: Абсолютно, чтобы выполняли свои прямые обязанности, а не как там… по прошествии 10 лет закрыть уголовное дело, ну и черт с ним.
С. АЙМУРЗАЕВ: По давности лет. Давай подведем итог.
Е. БУНТМАН: Все, останавливаем голосование. Итак, у нас совсем немного – 8 процентов всего лишь – доверяют следствию сейчас, после прихода Бастрыкина. И 92 процента следствию не доверяют по-прежнему.
С. АЙМУРЗАЕВ: Ну вот, на этом, собственно, мы и заканчиваем нашу сегодняшнюю программу. С вами были Евгений Бунтман…
Е. БУНТМАН: И Сакен Аймурзаев.
С. АЙМУРЗАЕВ: До встречи через неделю.

Материалы по теме

Улучшатся ли отношения между Россией и Великобританией при Дмитрии Медведеве?

нет, не улучшатся
52%
да, улучшатся
37%
затрудняюсь ответить
11%

Считаете ли Вы экономические санкции эффективным методом политического давления?

да, считаю
80%
нет, не считаю
20%
затрудняюсь ответить
0%

Стали ли Вы больше доверять следствию после создания Следственного комитета?

нет, не стал
90%
затрудняюсь ответить
5%
да, стал
5%


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире