'Вопросы к интервью
А. Петровская Добрый день. У микрофона Александра Петровская. Это программа «Окей, школа». Я приветствую мою гостью и соведущую Анастасию Азбель, доцента Института педагогики Санкт-Петербургского государственного университета, автора образовательных программ. Анастасия, здравствуйте.

А. Азбель Здравствуйте.

А. Петровская Продолжаем выяснять, как работает школа, как с ней взаимодействовать, и как её выбирать. Есть ещё одна тема, которая, мне кажется, очень важна в выборе школы. Это то, что всем родителям, конечно же, кажется, что их дети — особенные и одарённые, и им нужна такая же одарённая школьная среда. Что же такое одарённость, и как её нужно воспитывать, развивать — какой глагол здесь правильно подобрать?

А. Азбель Давайте разберёмся, что такое одарённость. Есть разные градиенты того, что мы называем одарённостью. Есть человек с развитыми способностями, есть одарённый человек, есть талантливый и есть гениальный. Я работаю, например, в образовательном центре «Сириус», и туда приезжают ежемесячно примерно 500-600 детей из разных направлений. Я могу сказать, что я видела не все направления, но работаю с одним, которое называется «литературное творчество». И казалось бы, наша смена — около 100 человек, но гениальных детей я за 4 года встретила… На пальцах одной руки. Но это действительно такие вот совсем уникальные люди, личности.

А. Петровская Как эту одарённость мерить? Вы сказали, есть шкала, и на ней много-много градаций. Как мы это можем измерить, где этот градусник, которым одарённость измеряют?

А. Азбель Это очень хороший вопрос. Дело в том, что одарённость — это комплексное понятие. Им начали заниматься примерно 100 лет назад. Изначально, конечно же, пытались оценить то, что называется «коэффициент интеллекта», но в какой-то момент осознали, что просто коэффициент интеллекта нам не даёт возможности предсказать по сути ничего. Мы можем измерить, какого класса задачи может решить человек в лабораторных условиях — это делали психологи. Но мы не можем никак предсказать, как человек с этими высочайшими способностями будет действовать в конкретных контекстных ситуациях.

С чем столкнулись в середине XX века? Заметили в лонгитюдных исследованиях, что люди с высоким коэффициентом интеллекта на самом деле не достигают каких-то вершин того, что называется успехом. А вершины успеха достигают некоторые люди с не таким высоким коэффициентом интеллекта, как те, у кого его зафиксировали. Тогда стали разбираться: а в чём, собственно говоря, тогда вопрос? И пришли к выводу. Первая модель одарённости приписывается Рензулли, её можно загуглить и увидеть. Она строится на трёх столпах: общие способности, креативность и мотивация. Это классическая модель одарённости.

То есть, человеку важно быть не только с очень хорошо раскаченной нейронной сетью, не только нужно решать какой-то класс, допустим, математических или логических задач. А ещё нужно иметь способность как-то перетрансформировать эту информацию, каким-то образом её переосмыслить и выдать некоторое новое знание, новое действие. Это креативность. И следующее — то, что относится к мотивации. Человек даже с очень высоким уровнем интеллекта может не обладать волевыми качествами. И с этим, например, сейчас часто сталкиваются в школах, где есть отбор, когда поступают маленькие мальчики-девочки в 5 классе, но потом не могут учиться, потому что помимо очень высокой интеллектуальной нагрузки нужно ещё обладать некоторым набором качеств. В западноевропейской литературе это называется мотивацией, а у нас это традиционно называется волевыми качествами.

А. Петровская Тогда мы приходим к тому, что работа в школе с одарёнными детьми — это не просто создание определённой среды, работа по определённым задачам и более сложным программам, а на самом деле это комплексная история, которая требует развития в том числе и той самой мотивации, без которой двигаться этот механизм не будет.

А. Азбель Абсолютно. Что мы заметили, например, наблюдая за ребятами в образовательном центре «Сириус», который маркируется как центр по работе с одарёнными детьми? Мы спрашивали как-то направление «наука», то есть, ребят, которые занимаются наукой: «Кто из вас имеет разряд по спорту?» И вы знаете, по-моему, 30% ребят имеют спортивный разряд. То есть, эти дети одновременно имеют опыт преодоления сложных ситуаций, преодоления самого себя. Встать рано, прийти на тренировку, заниматься и работать на результат. И получается, что вроде как эти вещи даже взаимосвязаны.

Какое было дальше развитие этих моделей интеллекта? Появилась новая модель Монкса. Они уже приписали, что всё зависит не только от человека, у которого хорошо развит интеллект, он обладает креативностью, творческим мышлением, и у него организм устроен достаточно для того, чтобы какие-то волевые решения принимать относительно своих образовательных и не только целей. Заметили, что на многое влияют семья, школьная среда и то, с кем общается ребёнок, с кем он дружит. Это сверстники, одноклассники, если говорить о дополнительном образовании — одногруппники, если это кружковое движение — кружковцы. То есть, на самом деле нужно рассматривать человека и его среду обитания, и тогда мы хотя бы что-то можем предсказать, как он будет в принципе выглядеть через 20-30 лет.

А. Петровская Насколько сегодня в российской школе созданы условия для работы с одарённостью?

А. Азбель У нас есть проблемы с массовой школой. Школы бывают массовые — средние общеобразовательные, они бывают тоже очень разные; и есть школы, которые непосредственно посвящены и служат развитию одарённости и ярких способностей. Какие у них бывают проблемы? Часто они работают с мотивацией, развитием этого волевого тяжёлого компонента. Давление, давление, давление, и рано или поздно это давление нагнетается — и какой-то космический эффект, олимпиады международные или ещё что-то выигрывают. Давление это происходит во многом почти на всех ребят, которые находятся в этом пуле школ. И, конечно же, развитие интеллекта.

Иногда есть такое, что некоторые ребята могут чувствовать, что интеллектуальная нагрузка настолько сильная, что не хватает времени и энергии на то, чтобы развивать креативность. И тогда, что называется, не в коня корм. В этой ситуации нет смысла даже оставаться в этой школе. Если вы, как родитель, чувствуете, что развивается интеллект, память, умение решать задачи по заданным шаблонам (да, очень сложные задачи, но всё равно по шаблонам), но не развивается креативный компонент — это значит, что уже не про одарённость идёт речь, а просто про очень качественное развитие нейросети. Я имею в виду мозг человека.

Что касается средних общеобразовательных школ, здесь ситуация бывает очень разная. Есть школы с фантастической одарённостью и фантастически одарённым педагогическим коллективом, ведь качество учителя определяет, конечно же, качество ученика. Что значит «качественный учитель»? Это тот, который продолжает учиться, он всё время стоит в позиции ученика.

А. Петровская Анастасия, у нас совсем не остаётся времени сегодня, поэтому, видимо, на этом мы должны поставить точку.

А. Азбель Точку с запятой.

А. Петровская Да, давайте точку с запятой. В следующей программе поговорим о персонализации — о том, что нужно стараться подобрать каждому ребёнку персональную траекторию, чтобы он мог свою одарённость реализовать. А сегодня на этом завершаем программу. Я напоминаю, что это «Окей, школа». Можно её слушать, а также смотреть в YouTube. Анастасия Азбель, доцент Института педагогики Санкт-Петербургского государственного университета, автор образовательных программ сегодня была с нами. Спасибо. До свидания.

А. Азбель До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире