'Вопросы к интервью
31 декабря 2018
Z Одна Все выпуски

Время выхода в эфир: 31 декабря 2018, 21:05

Е.Альбац Еще раз добрый вечер — 21.06, в эфире Радиостанция «Эхо Москвы», я Евгения Альбац и весь этот час я буду отвечать на ваши вопросы, если эти вопросы будут. Потому что то, что мне референты принесли сейчас с сайта «Эха» это все какая-то параша. Только, пожалуйста, подписывайтесь. Я не умею обращаться к людям за подписью «М». Наш всегдашний Дмитрий Мезенцев «С наступающим Новым годом, как планируете отмечать?» — не слишком шумно. За всякие добрые пожелания вам спасибо.

Е.Альбац: Я совершенно себе не представляю, что г-н Лукашенко так легко сдаст свой пост

«Как вы относитесь к тому, что Лукашенко вчера сказал, что союзное государство состоялось? Что будет с отношениями России и Белоруссии в 2019 году». Это действительно любопытная тема. Она стала особенно жаркой в последние две недели, когда мы с вами наблюдали, что лидер Белоруссии и бессменный лидер, начиная с середины 90-х годов, господин Лукашенко приезжал в Москву – у них отношения с Путиным очень сложные. И все заговорили о том, что проблема 2024 года началась решаться именно сейчас, что Россия предпримет шаги для — как это аккуратно говорится, — для интеграции России и Белоруссии, а по сути, для инкорпорирования Белоруссии в состав Российской Федерации, что позволяет соответственным образом менять конституцию, поскольку появится новое государство и это позволяет Путину не уходить в 2024 году, как это предписано российской Конституцией, а остаться и стать президентом нового союзного государства Россия-Белоурссия, и таким образом остаться практически навсегда.

Думаю, что, конечно же, в принципе, это один из сценариев. Но я совершенно себе не представляю, что г-н Лукашенко, президент Белоруссии, так легко сдаст свой пост. Думаю, что это очень прожженный политик, который довольно жестко управляет Белоруссией на протяжении почти 25 лет. И я не представляю себе, чтобы так легко Александр Григорьевич отдал свой офис Путину.

Думаю, что все эти разговоры – мы знаем о том, что еще в прошлом году – об этом подробно писали «The New Times»в прошлом году, и в позапрошлом году, — Лукашенко занялся тем в Белоруссии, что стал вычищать из КГБ Белоруссии тех полковников и генералов, которые по данным его ближайшего окружения тесно были связаны с РФ и с ФСБ России. И это говорит о том, что Лукашенко уже тогда реально оценивал свои риски, связанные с тем, что РФ может захотеть в принудительном виде заставить Белоруссию интегрироваться в Российскую Федерацию.

Е.Альбац: Кому-то, вероятно, кажется, что этот нефтяной пирог Россия с радостью поделится с Белоруссией

Конечно же, многие белорусы, которые смотрят на Россию и приезжают сюда и на заработки и по всяким другим делам, они видят, насколько Россия богаче. И кому-то, вероятно, кажется, что этот нефтяной пирог Россия с радостью поделится с Белоруссией.

Я плохо себе представляю, чтобы Лукашенко без боя сдал бы собственный офис. Думаю, что скорее он попытается использовать все эти разговоры о возможной оккупации Белоруссии, присоединении к России, в торговле с европейскими партнерами, выбиванием кредитов, помощи финансовой, и так далее, из Европейского Союза

Я, честно говоря, не очень понимаю, как Российская Федерация, как российские власти, если они действительно реально думают о присоединении Белоруссии, откуда они найдут на это денег. Потому что итак за последние годы появились 4,5 миллиона жителей Крыма, которым надо платить пенсии, которым надо предоставлять социальную защиту и строить Крымский мост, и много всего другого.

Есть непризнанные Донецкая и Луганская народные республики, у которых, как вы знаете, главная валюта это рубль и которые, соответственно, завозятся туда с территории РФ, и эти республики Российская Федерация содержит, что ни для кого не секрет.

Тоже мне не очень понятно, как это может произойти. Поэтому я, при том, что кажется, что гипотеза о решении проблемы 2024 года через образование нового Союзного государства Россия-Белоруссия кажется представляется такой логичной, понятной, и даже в какой-то степени реализуемой, — я, честно говоря, не верю в такие простые решения и не думаю, что это будет легко сделать.

Е.Альбац: Я опасаюсь, как бы не начались более серьезные боестолкновения вокруг Керченского пролива

«Решится ли Путин пойти в Украину из-за недостатка воды в Крыму?» Скорее, я боюсь, что может произойти столкновение в Керченском проливе — так, как это уже было, когда началась стрельба и когда украинские моряки были задержаны и находятся сейчас в российской тюрьме. Я скорее опасаюсь, как бы не начались более серьезные боестолкновения именно вокруг Керченского пролива.

«Предлагаю поговорить о газовом взрыве в Магнитогорске» — что, больше проблем нет, Игорь Ткаченко? Это трагедия, которая случилась. И как вы знаете, она случилась не первый раз и даже, к сожалению, не десятый. Это постоянно повторяющаяся проблема и связана она, прежде всего, с крайней отсталостью коммунальных служб России. Эта сфера до крайности коррумпирована и при этом она так и не реформирована.

Знаете, я летом была в Иркутске. И я вам скажу, что лучшие дома в Иркутске – это дома декабристов. Совершенно обтруханные дома, страшные дороги, люди там — это до сих пор называется частный сектор, — люди живут в деревянных домах, где все удобства на улице. Если учесть, что сейчас там под 50 градусов, в Усть-Куте, это несколько сот километров от Иркутска, несколько дней назад было минус 54.

Так вот это не самое легкое жилье. У городских властей нет денег на то, чтобы приводить в порядок коммунальную сферу, федеральные власти, как я понимаю, начинают обращать на это внимание только тогда, когда происходит трагедия. Ну, вот сейчас, наверное, дай бог, дадут денег на Магнитогорск. Но, к сожалению, мы отлично понимаем, что такая трагедия может случиться практически в любом российском городе.

«Как вы думаете, проявят ли достаточную солидарность олигархи России, чтобы убрать Путина? Потому что Путин не уйдет и будет у них спокойствие, как и у нас с вами». Видите ли, те, кого вы называете «российские олигархи», видимо, так называя людей с большими состояниями, которые вхожи непосредственно к Путину. Всегда есть проблема первого. Поэтому каждый боится каждого, и для того, чтобы сформировать какой-то заговор, необходимо, чтобы нашелся один сумасшедший, готовый на большие риски.

Е.Альбац: Сфера ЖКХ до крайности коррумпирована и при этом она так и не реформирована

Поэтому я не думаю, что стоит ожидать каких-либо изменений в российской власти, связанных с давлением олигархов. Обо всех других вариантах я и не хочу говорить. Думаю, что скорее, можно ждать каких-то действий от ближайшего окружения Путина.

Скажу вам – например, была такая история в Бразилии, где в середине 40-х годов у власти все время находился один и тот же президент, но который никак не мог уйти от власти. И уже был объявлен его преемник, и он все время говорил о том, что когда я уйду, на мое место придет такой-то, но никак не мог оторваться от власти, потому что это трудно и часто очень небезопасно. Ну и кончилось дело тем, что приемник просто совершил государственный переворот, и таким образом получил право распоряжаться пирогом.

«Крымчане присоединялись к России в надежде уйти на пенсию в 60 лет, ас завтрашнего дня – облом. Опять обманул». Ну да. К сожалению, это то, с чем столкнулись огромное количество людей в России. Мне кажется, что э очень несправедливо. Несправедливо, в том числе и потому, что мы имеем дело с поколением, которое начало не просто с низкой базы, а с отрицательной базы. Поколение, которое вышло совершенно нищими из жизни в Советском Союзе, которое потеряло свои сбережения в так называемых «Сберкассах» — теперь это Сбербанк. Потому что эти деньги были просто изъяты из сберкасс государством, поскольку надо было каким-то образом закупать зерно за рубежом, а цены на нефть тогда сильно упали.

Так вот мне кажется, что по отношению к этому поколению это низко – то, что сделано у нас с пенсиями. Понятно, что на те пенсии, которые сейчас выписываются, прожить совершенно невозможно, и люди используют эти пенсии как добавку к своим зарплатам. И их этого лишили. У них просто взяли и украли их кровные, заработанные за 5 лет. Мне кажется, это очень низко и неправильно.

«Оказывают ли сейчас давление на журнал «The New Times»? Знаете, Стас, у нас сейчас совершенно замечательная история. Потому что я получила очередное письмо из Роскомнадзора, в котором Роскомнадзор, оказывается, начал подробно читать наш архив. Сейчас Роскомнадзор читает номера журнала за 2013 год, — да-да. Тогда мы выходили на бумаге – напомню, что «The New Times» выходил на бумаге до июня 2017 года. Так вот теперь Роскомнадзор озаботился архивом за 2013 год, и теперь они прислали письмо, связанное с тем, что у нас была некая заметка, в которой упоминалась некая недобросовестная женщина-предприниматель, и она была названа, и так далее. И они говорят, что мы таким образом нарушаем закон о персональных данных.

Е.Альбац: Не думаю, что стоит ожидать изменений в российской власти, связанных с давлением олигархов

И я уже совершенно просто развела руками, потому что вообще-то наша профессия – писать о людях и процессах вокруг. И как мы можем это делать, не называя по имени, отчеству и фамилии людей, о которых мы пишем, я не понимаю, что значит «раскрытие персональных данных», когда журналист пишет заметку? Как это можно квалифицировать как раскрытие персональных данных, я тоже совершенно отказываюсь понимать.

Но для меня совершенно очевидно, что — вот у меня есть 18 протоколов, недавно мы заплатили очередной штраф в 40 тысяч рублей, — это, если мне память не изменяет, за колонку Аркадия Бабченко, тоже 2013 года, которая буквально полдня провисела у нас на сайте, когда пришло это страшное сообщение, что Аркадий убит в Киеве, и мы подняли эту колонку – она была очень личная колонка, провисела она полдня. И мы получили очередное предупреждение от Роскомнадзора, очередные 40 тысяч.

Это бесконечное… у меня такие своеобразные интимные отношения с Роскомнадзором – я не буду детализировать, как я воспринимаю эти отношения. Это происходит абсолютно постоянно.

«Будете ли вы пытаться брать интервью у простых предпринимателей – у Боширова и Петрова, у генерала Золотова?» — Олег из Казани. Олег, конечно, я бы очень хотела бы взять интервью у этих неудачливых сотрудников Главного разведывательного управления, равно как и у генерала Золотова. Но я, к сожалению, сильно сомневаюсь, что ГРУшникам дадут разрешение дать мне интервью. И думаю, что генерал Золотов побоится встречаться с независимыми журналистами.

Знаете, это хорошо с экрана, в папахе с кокардой сидеть и говорить, как он кого-то отмутузит, и так далее. И совсем другое дело, когда надо отвечать на вопросы реального журналиста, который задает реальные вопросы, в том числе и о том, что же за такой успешный бизнес у генерала Золотова был в Питере в 90-х годах, что позволяет ему и его семье владеть сейчас, как говорят и как пишут в СМИ и в интернете, большим количеством дорогой земли на Рублевке.

Е.Альбац: Просто взяли и украли их кровные, заработанные за 5 лет. Мне кажется, это очень низко и неправильно

«Расскажите, чем в настоящее время занимается предприниматель Ирена Лесневская» — Стас Путинцев, Курск. Напомню, что Ирена Лесневская и Дмитрий Лесневский это основатели новой версии журнала «Новое время», которая стала с 12 января 2007 года выходить как «The New Times». Ирена Лесневская также создатель канала РЕН-ТВ, собственно, РЕН это и есть имя Ирены Лесневской. Они вынуждены были продать РЕН в 2006 году, после того, как убили Анну Политковскую в 2006 году. В октябре Ирена решила, что необходима подушка, необходимо свободное СМИ, И она купила логотип журнала «Новое время», который к тому времени совершенно обанкротился, собственно, так и появился наш журнал.

Ирена Лесневская, насколько я понимаю, особым бизнесом сейчас не занимается, чем занимается Дмитрий Лесневский, откровенно говоря, просто не знаю.

Кого-то без подписи интересует область моей экспертизы, и обращаются ко мне как к «Юлии Марковне» — все-таки я Евгения Марковна.

У меня есть степень доктора философии. Диссертацию я защищала по бюрократии, и я в академической сфере, когда я этим занималась, — к сожалению, давным-давно уже этим не занимаюсь, — я занималась политическими науками.

Сергей, Тамбов: «Спасибо, с наступающим Новым годом», — спасибо большое.

«В Белоруссии должен пройти референдум о присоединении к России, народ Белоруссии будет против, они давно уже ориентируются на Европу». Я не видела опросов по Белоруссии. Очень трудно говорить вообще о народе — я никогда не понимаю, что тут имеется в виду, потому что люди очень разные, у людей разные интересы, разные представления. Кто-то в Белоруссии ориентируется на Европу, я знаю, что очень много молодых людей уезжают в университеты Европы из Белоруссии, а кто-то напротив, ориентируется на Россию.

Сергей, Москва: «Скажите, что, по-вашему, хуже – новое союзное государство со старым президентом, или Россия с пятым колесом в телеге – неким госсоветом с необычными полномочиями?» Я полагаю, что в 2024 году должны закончиться полномочия Путина, должны быть проведены нормальные конкурентные выборы и народ РФ должен решить, кто станет президентом.

Е.Альбац: Думаю, что генерал Золотов побоится встречаться с независимыми журналистами

Надеюсь, что тот человек, который станет следующим президентом, тут же начнет процесс трансформации государственного устройства России в сторону парламентской республики. Поскольку я вам напомню, – об этом писал еще Аристотель – что какой бы аристократ духа ни был во главе государства, рано или поздно он неизбежно превращается в диктатора.

Собственно, все эти угрозы мы ощущаем непосредственно на себе. Мы видим, что сейчас Путин имеет практически диктаторские полномочия, они совершенно непонятно чем ограничены, непонятно, кто может контролировать его действия, его решения. Мы знаем, что существует Совет безопасности, но в отличие даже от Политбюро ЦК КПСС, где челны Политбюро обладали полномочиями, за ними стояли партийные группы, интересы тех или иных областей. И мнения, как мы видим по материалам, которые сейчас рассекречены, самым серьезным образом учитывались на заседании Политбюро.

Мы имеем довольно маленькое представление о том, что такое Совет Безопасности – это такой совещательный орган.

Делам сейчас перерыв на новости и рекламу.

НОВОСТИ

Е.Альбац Еще раз добрый вечер. 21.35, это Евгения Альбац, еще 25 минут я с вами в эфире, потом поеду праздновать новый год. Отвечаю на ваши вопросы и очень прошу вас подписываться, потому что приходят интересные вопросы — например, пришел вопрос по поводу Кириенко и по поводу президента Украины. Но нет подписи и я не могу разговаривать с анонимами.

Е.Альбац: Журналист должен всегда помнить, что его работа – это исполнение конституционного права людей на информацию

Николай Бекешкин: «Может ли журналист принимать какую-то политическую сторону?» Во-первых, Николай, тут есть две вещи. Первое — как в человеческом плане – да, конечно, журналист должен иметь политическую позицию, более того, всегда опасно, когда журналист такой политической позиции не имеет. Второе – дело в том, что существуют две модели журналистики. У нас принято в красный угол вешать модель, которая существует в США, где журналистика предельно объективизирована — что касается новостей – есть новости, они должны быть лишены всякой субъективности. И есть полоса мнений, которая существует отдельно и там указано, что это именно мнения конкретных людей.

Есть вторая модель, которая существует в большей части Европы – это модель партийной прессы. Да-да, ровно так. То есть, это не значит, что газеты принадлежат партиям – нет, конечно, тут я утрирую. Но если вы посмотрите, во всех развитых демократиях, а верпа это, прежде всего, парламентские республики, многопартийные системы, — так вот, например, в Великобритании известно, что газета «Гардиан» тяготеет к лейбористам, а газета «Тайм» тяготеет к тори, консерваторам. Во Франции «Ле Монд» тяготеет больше к левым, а «Фигаро» — к правым.

То же самое в Италии, германии, и так далее. В европейских газетах журналисты больше имеют возможность излагать свою позицию. Но при этом все стараются все-таки придерживаться одного правила — что новости должны быть лишены какой-либо политической окраски. И есть мнения, в которых авторы этих мнений высказывают свою точку зрения.

Е.Альбац: Я давно ищу главного редактора, потому что отлично понимаю, что нужен человек с менее зашоренными мозгами

Например. В США есть газета «Тhe Wall Street Journal» — долгое время там была смешная ситуация, когда «newsroom», который производил новости, расследования, и так далее — там журналисты скорее тяготели, что ли, к левым взглядам.

Вообще должна вам сказать, что для журналиста, мне кажется, это нормально быть немножко слева, потому что мы работаем на земле. И люди, которые работают на земле, неизбежно сталкиваются с бедами людей. Поэтому вот эти – иногда очень правильные рассуждения о том, что люди должны рассчитывать, прежде всего, на собственные силы, и так далее, — что характерно, скорее, для консервативной идеологии – это трудно совмещается с тем, что мы видим то количество боли, несчастий и нищеты, кстати говоря, которые существуют на земле, и не только в России, но в России в том числе.

Так вот, «Тhe Wall Street Journal» — вот эта «полоса мнений», «Opinion», была очень консервативная, такая классическая республиканская. И все это существовало в одной газете.

Я бы не стала абсолютизировать ни ту, ни другую модель. И та и другая имеют свои плюсы и минусы. Думаю, что очень важно, что журналист должен быть честен в своей работе, должен всегда помнить, что его работа – это исполнение конституционного права людей на информацию. Ровно так: мы предоставляем услуги для людей и эта услуга называется «исполнение конституционного права людей знать».

Е.Альбац: Рубль будет еще слабеть

Петр: «Зачем вы ездили в Иркутск?» Петр, у меня появилось в последнее время правило – летом я уезжаю — это, что называется, «щупать землю руками» — уезжаю бродить. Потому что понять из того, что идет – я уже не говорю про российское телевидение, оно вообще нам рассказывает только и исключительно про Украину, там российских новостей нет. Но понять даже из интернета, что происходит в стране, очень и очень трудно.

Если вы посмотрите тот же самый «Фейсбук» или Твиттер в большой части это обсуждение все тех же историй внутри Садового кольца, внутри Москвы. Между тем, мне кажется невероятно важным уезжать в разные регионы России, непосредственно разговаривать с людьми, бродить, спрашивать, задавать вопросы, и прежде всего, слушать – для того, чтобы понимать, чем живет страна. Мне кажется, что для журналиста это важно, а для журналиста, который, к тому же, главный редактор, принципиально важно.

Здесь где-то был вопрос о том, предполагаю ли я уйти с поста главного редактора. Да, и обязательно это сделаю в этом году, в ближайшее время. И считаю, что это абсолютно необходимо. Я давно ищу главного редактора. Потому что отлично понимаю, что нужен человек с менее зашоренными мозгами, человек значительно более молодой. И мне на самом деле, честно скажу — у меня есть разные планы, мне многое еще хочется написать, а работа главного редактора отнимает очень много времени.

Е.Альбац: Авторитарные режимы крайне неустойчивы. Сейчас в России весь режим построен на одной ноге

К тому же, в последнее время у нас было совсем плохо с деньгами, поэтому я была уже мастер на все руки – я научилась верстать сайт, стала верстальщицей. Я и верстальщица, правлю материалы, делаю интервью, и так далее.

«Что вы думаете по поводу рубля на следующий год, что делать с деньгами?» Знаете, я не финансист, но мой принцип очень простой — я держу на счетах ровно столько рублей, сколько мне необходимо на расходы, на жизнь. А остальное перевожу в евро и доллары, потому что мы с вами видим, что рубль опять слабеет. И думаю, что если цены на нефть будут в следующем году падать, а мы видим фьючерсы на нефть – они значительно ниже, чем предполагалось еще месяц назад. И это значит, что рубль будет еще слабеть – ну а зачем терять деньги?

«Озеро Лача» — спасибо, это в Архангельской области озеро Лача, о котором я говорила в первой части передачи.

«Считаете ли вы, что начался крах режима и правящая система вошла в дисбаланс?» Да, мне кажется. Не знаю, крах или не крах, но мне кажется, что система поползла, что в отличие — все-таки в Советском Союзе система выстраивалась 70 лет, она держалась на двух вертикалях — одной вертикалью была государственно-партийная система, собственной, как вы понимаете, КПСС это была не партия, это была форма государственного управления, это была одна вертикаль, которая шла «от Москвы до самых до окраин».

Была вторая вертикаль – это КГБ СССР, точно так же, «от Москвы до самых до окраин» – это были два оселка, две, что ли, ноги этой власти. Плюс ко всему, в основе была труба, куда были засунуты всякие размышления, мнения людей, все это было внутри некоего партийного образования, о котором я уже сказала, что не было, конечно, никакой партии. Но люди привыкли, что единственное место, где можно было высказывать свое хоть какое-то мнение – это всякие партийные собрания. Короче, это было то, что цементировало тоталитарную систему, которая существовала в Советском Союзе.

Авторитарные режимы крайне неустойчивы. Сейчас в России весь режим построен на одной ноге. Эта «нога» представлена выходцами из КГБ СССР, они везде, они занимают примерно около 75% офисов в центре и на местах. Мы видим, — если вы приезжаете в пограничные регионы, то вы бесконечно слышите слова о том, что здесь у нас все контролируют чекисты — так в Карелии, так в той же самой Иркутской области, так в Коми, и так далее. Поэтому это очень неустойчивая система.

Е.Альбац: Категория «люблю-не люблю» по отношению к политикам совершенно недоступна моему пониманию

Я своим студентам всегда говорила: попробуйте постоять на одной ноге, сколько вы выдержите прежде, чем вам захочется подставить другую? Ну, примерно минут 15 кому-то удавалось.

Другой вопрос, что есть же всякие форму усиления этой «ноги», в том числе, с помощью репрессий или, в том числе, с помощью создания внешней угрозы «отечество в опасности», и так далее.

«Почему вы так ненавидите Трампа?» — Михаил. Послушайте, Трамп мне не любовник, чтобы я его или любила, или ненавидела. Меня всегда удивляет, когда мне задают вопрос: почему вы не любите Путина? Я всегда отвечаю одно и то же: ребята, он мне не любовник, чтобы я его любила или не любила. Это вообще смешно – вот эта категория «люблю-не люблю» по отношению к государственным деятелям и политикам мне совершенно недоступна моему пониманию.

Мне представляется, что Дональд Трамп чрезвычайно неопытный государственный деятель и чрезвычайно плохо образованный человек – но это выбор американского народа и им с этим делом разбираться. Но его действия в отношении европейских союзников, или его действия в Сирии, вызывают, конечно, целый ряд вопросов. Потому что США огромная, мощная страна с колоссальным интеллектуальным багажом. Все говорят все время: экономика-экономика США. Ребята, там лучшие университеты мира. Там потрясающее совершенно интеллектуальное, экспертное сообщество. Там технологический инкубатор для всего мира, там созданы крупнейшие технологические компании, — от «Apple» до «Uber», которые просто засовывают за пояс наш «Газпром», «Роснефть», и так далее, вместе взятые.

Это, прежде всего, интеллектуально очень мощная страна. И конечно, в этом смысле это страна, которая влияет на остальной мир самым серьезным образом. Поэтому, когда во главе такой страны появляется человек, который бесконечно в Твиттере пишет о том, что главные враги это медиа, средства массовой информации, — у меня это начинает вызывать какое-то недоумение. Я никак не могу понять, как такая концентрация интеллекта в качестве лидера выбрала человека, который говорит в категориях врагов.

Е.Альбац: Дональд Трамп чрезвычайно неопытный государственный деятель и чрезвычайно плохо образованный человек

«В 90е необходима была люстрация, осуждение чекизма». Думаю, что это будет все равно необходимо сделать.

«Останетесь ли вы в журнале Нью таймс в случае вашего ухода с поста главного редактора?» В каком-то виде, наверное, останусь. Видите, Дмитрий Муратов ушел с поста главного редактора «Новой газеты», но остался издателем.

«Что вы думаете по поводу Константина Борового?» Ничего о нем не думаю. По-моему, человек чрезвычайно неумный, но я стараюсь от него держаться подальше.

«Доренко говорит, что в 90-е вы хотели возглавить КГБ». Григорий, я вас умоляю — Сережа любит всех троллить, я не думаю, что он это реально говорит. У него, наверное, такая форма троллинга. Пожалуйста, не верьте тому, что говорит Доренко. Ну, о чем вы, ребята? Все-таки мы с вами здравые люди.

«Вам только кажется, что система поползла, только рухнет вместе со страной». Нет, я так не думаю, честно говоря.

« Елагину – в главные редакторы». Саша Елагина замечательный журналист, расследователь и, слава богу, что она этим занимается.

«Почему международное кинематографическое сообщество не оказывает существенной помощи Олегу Сенцову» — Дмитрий из Москвы. Ну, почему же? – оказывает. В том смысле, что было составлено несколько петиций, Агнешка Холланд об этом все время говорит, это знаменитый польский режиссер. Она говорит об этом на всех возможных фестивалях и форумах. Но к сожалению, ситуация тупиковая. И пока не будет осуществлен обмен «всех на всех», — я имею в виду между военнопленными России и Украины, которые содержатся в тюрьмах России и Украины, Сенцова не освободят.

«Ваше мнение о книге Евгения Панасенкова?» — ничего про это не знаю.

«Как сайт вашего журнала?» — Я сегодня на сайте «Эха Москвы» выложила подробный отчет о том, что удалось нам понять, исследовав – у нас появилась возможность исследовать данные по примерно 15 тысячам человек, которые, в том числе, переводили деньги во время фандрайзинга, который проходил с 9 по 13 ноября, когда мы собрали за 96 часов более 25 миллионов рублей. И я опубликовала подробные графики, насколько было возможно. Медианный перевод, то есть, это не среднеарифметическое между 100 рублями и 10 тысячами рублей, а это наиболее частый перевод, который встречается в выборке — 600 рублей.

Е.Альбац: Юрий Дудь, безусловно, очень талантливый человек

Очень любопытно смотреться, как происходило распределение. Самый большой перевод на «Сбербанк» был 130 тысяч рублей. Самый большой перевод на «Альфа-Банк» был миллион 300 тысяч рублей. Но опять же, медианный перевод на «Альфа-Банк» — тысяча рублей.

Это чрезвычайно тронувшее меня событие, я бесконечно благодарна всем тем. Кто решил спасти нас тогда, в ноябре. Думаю, что это очень важная победа гражданского общества, которое не позволило власти сделать то, что они с нами тогда придумали сделать

Михаил, нет времени говорить о Трампе.

«Готовы ли вы дать интервью Юрию Дудю, если он вас пригласит?» Не знаю. Я на эту тему подумаю. Я смотрю – какие-то интервью мне очень интересно смотреть, — те, которые делает Дудь. Какие-то менее интересно. Он, безусловно, очень талантливый человек.

«Есть ли вероятность, что Путин уйдет раньше 2024 года?» — Григорий, ленинградская область. Только если будет вариант переворота. Сам он никуда не уйдет. Он себе просто не может этого позволить.

Сергей: «Если война – то с кем?» Знаете, к сожалению, сейчас фактор случайности становится чрезвычайно важным. И когда вы слышите о том, что российский самолет пролетел в 15 метрах, сверхзвуковой истребитель, со всем необходимым вооружением, пролетел в 15 метрах от американского истребителя — это чрезвычайно опасная история. Вот эти игры, эта имитация атаки – это чрезвычайно опасная вещь. Потому что в какой-то момент другой пилот может подумать, что это не имитация атаки. А атака, и может предпринять какие-то действия, после чего может начаться война.

Все эти игры в войнушку они очень опасны. И это, конечно, прежде всего, связано с тем, что у власти в России на основных постах находятся либо чекисты, либо военные. Эти люди совершенно по-другому воспринимают риски. И вот эта игра в солдатиков, в которую они не доиграли в детстве, она может для нас очень плохо закончиться.

«С наступающим вас, у нас два часа 2019 года» — я понимаю, что вы пишите с востока страны. Конечно же, на востоке России уже случился Новый год. Я всех поздравляю людей, кто уже встретил новый год — будьте счастливы, здоровы и будем живы.

«Вы посмотрели новогоднее поздравление Парфенова? Оно гениально». Обязательно посмотрю. Леонид Парфенов бесконечно талантливый человек.

«Альбац, есть ли шанс на вашу встречу как журналиста с Путиным?» нет, меня никогда не приглашают на встречу с Путиным. Конечно, я бы очень хотела с ним сделать интервью. И сделала бы его максимально жестким.

«Следите ли вы за деятельностью молодых журналистов?» Конечно, слежу.

«Есть ли потенциал в развитии независимой журналистики в России?» К сожалению, хорошие журналисты уходят с рынка. К сожалению, очень многие уходят во всякие пиар-компании, в пиар – их можно понять, им надо растить детей, а зарплаты резко падают, денег нет, реклама — ведь вот это введение санкций против России это колоссальным образом отразилось на медийном рынке, потому что компании, бизнесы ушли с рынка. И в том числе, иностранные компании ушли с рынка и перестали давать рекламу.

Е.Альбац: Эта игра в солдатиков, в которую они не доиграли в детстве, она может для нас очень плохо закончиться

«Какое у Путина звание в «Штази»? Это совершенно неважно. Это вообще какая-то выдуманная история. Потому что в КГБ СССР был 11-й отдел, который контролировал деятельность всех структур Госбезопасности стран народной демократии – как это тогда называлось — стран Варшавского блока. По сути, и СГБ в Чехословакии, и «Штази» в Германии – это все были подразделения КГБ СССР в этих колониях Советского Союза.

Мне показывают, что мы должны уходить из эфира. Я поздравляю вас всех с Новым годом. Будьте счастливы, и встретимся уже в 2019 году. До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире