'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 06 марта 2018, 23:05


Подписывайтесь на YouTube-канал «Эхо Культура»

Д. Быков Поехали! Добрый вечер, дорогие друзья. Простите, что в этот раз мы встречаемся вне расписания, так получилось, что в четверг я улетаю в командировку. Несколько вас заинтригую: я лечу встречаться, вероятно, с самой умной женщиной, которую я когда-либо встречал, и одной из самых красивых, безусловно. Если все у нас получится, мы договорились встретиться как раз 9 марта, мы сделаем недурное интервью. Если как-то не получится по разным обстоятельствам, это будет один из самых жестоких обломов в моей личной жизни. Думаю, что вас ожидает чрезвычайно увлекательный разговор. Попутно я заеду прочитать лекцию одну в маленькую европейскую страну, и после этого вернусь, и мы продолжим встречи уже по четвергам.

По обещанию, я вынужден, хотя я и долго колебался между двумя своими обещаниями, между Висконти и Набоковым, я все-таки решил поговорить о «Бледном огне». Потому что «Бледный огонь», наверное, величайший роман Набокова, я ставлю его даже выше «Лолиты», и уж точно выше «Ады». Я думаю, это самое задушевное его создание. И любопытно, что это мое мнение совпадает с оценкой одного из моих любимых авторов, Михаила Ефимова, замечательного филолога, с которым мы сейчас для «Сноба» подготовили довольно занятный диалог о Мирском. А вообще для меня такой важный критерий читательского качества — это отношение людей к роману «Бледный огонь», роману чрезвычайно сложному, очень хитро придуманному и, пожалуй, не имеющему аналогов в мировой словесности. Во всяком случае, среди американской профессуры этот роман значительно популярнее и, я бы сказал, любимее, чем весь остальной Набоков.

«Прочитал «Исповедь» Августина, — спрашивает Тимофей, — и считаю эту книгу шедевральным дневником человека, страстно ищущего бога. Ваше мнение по этому труду, и что вы можете посоветовать из литературы на тему поиска создателя?»

Тимофей, вообще «Исповедь» Блаженного Августина стабильно входит в пятерку моих любимых книг. Для меня очень важно, что как русская литература начинается с «Жития протопопа Аввакума, им самим написанного», начинается с Аввакума Петрова, точно так же начинается европейский роман воспитания с «Исповеди» Блаженного Августина. Я вот только сейчас детям в очередном лекционном курсе это рассказывал, подросткам. И они с неожиданной радостью как-то очень живо ухватились за Блаженного Августина. Ведь из Блаженного Августина, понимаете, вышли и Руссо, и Пруст, и Флобер, «Воспитание чувств» уж точно. Все романы воспитания европейские вышли из Блаженного Августина.

Я не говорю уже о том, что интонация разговора с богом, которую он нашел, интонация исключительно непосредственная: «Я написал там еще несколько сочинений, я их потом потерял. Ну ты, Господи, знаешь», — вот это такая интонация уважительного, почти сыновнего собеседничества, без фамильярности, но с глубочайшим доверием, она не то что поможет кому-то уверовать, нет. Но она введет вас в состояние, в котором уверовать проще. Две только такие книги я могу назвать, которые вводят в это христианское состояние души. Что бы там Юлия Латынина ни говорила о христианстве, я бесконечно ее уважаю, но никакой ИГИЛ, который запрещен, разумеется, у нас, с которым она иногда сравнивает некоторых радикальных христиан первых — никакой ИГИЛ такой интонации человеку не дает.

Первая такая книга — «Исповедь» Блаженного Августина, вторая — «Иисус Неизвестный» Мережковского. Читая эту книгу, вы не то что понимаете Христа, вы подвигаетесь к христианству. Я вообще люблю книги, которые не объясняют, не рассказывают — которые вводят в состояние, такая, если угодно, литературная психоделика.

Из других, конечно, Руссо, «Исповедь», безусловно, это уж как хотите, и там автор неприятный, ничего не поделаешь, но страшно обаятельный и по-человечески бесконечно понятный. Из других таких книг я назвал бы довольно неожиданно Хьортсберга, «Падшего ангела», из которого сделано «Сердце ангела». Вот уж книга о поиске бога, которая напрямую реализует одну из главных интуиций Блаженного Августина, вот в формулировке Андрея Кураева: «Господи, если бы я увидел себя, я бы увидел тебя». У Августина сказано чуть иначе: «Господи, где мне было видеть тебя, когда я не себя не видел?» — но, в общем, это одно и то же. Вот найти себя — это довольно такая сложная и неоднозначная, в сущности глубоко теологическая задача, коль скоро мы ищем в себе образ божий.

Неожиданную сейчас вещь скажу: из других книг, которые довольно резко способны подвинуть человека к поиску бога, я назвал бы роман Стайрона «И поджег этот дом», самую религиозную американскую книгу, которую я знаю. Роман более религиозный, чем «Моби Дик».

Вот тут, кстати, пришел на почту вопрос, что я вкладываю в понятие великого американского романа. Это не я вкладываю, это есть такие конвенциональные вещи, признанные везде. Великий американский роман, во-первых, имеет ясную библейскую сюжетную прооснову, и это все очень видно в «Моби Дике». Во-вторых, он обладает энциклопедическим содержанием, содержит огромное количество сведений таких универсальных, из всех областей жизни, как «Радуга гравитации» Пинчона, как макэлроевские «Женщины и мужчины», где тоже такой роман-энциклопедия, на полторы тысячи страниц, как «Infinite Jest» Уоллеса, и так далее.

И в-третьих, это нелинейная наррация, потому что в американском романе такого сквозного монотонного повествования не бывает, там либо очень много флешбэков и флешфорвардов, и отступлений, как в «Моби Дике», либо там чрезвычайно сложные игры со временем и с композицией, как у Уоллеса. Либо это вообще, как у Уоллеса в «Бледном короле» (тоже, кстати, такой наш ответ на «Бледный огонь»), со страшной силой перетасованы все эпизоды, и как учил нас Уоллес, каждый прилетает с неожиданной стороны. Но это мы отвлеклись на американский роман.

А вот именно богоискательская тема из всех американских романов, мне известных, наиболее страшно, радикально и наглядно решена в романе «И поджег этот дом». Во всяком случае, от отвращения к себе один шаг до истинной веры.

«Пожалуйста, повлияйте на оперативную выкладку текстов вашей передачи».

Саул, дорогой, если бы я мог на это влиять. Тут героические люди отчаянные занимались расшифровками этой программы, делали это бесплатно, но, видимо, на всякое подвижничество есть чувство меры и голод. И так до сих пор и не нашлось другого энтузиаста. Сам бы расшифровывал, но тогда у меня не останется времени писать.

«Бахтин пишет, что в произведениях Пруста субъективное время можно уложить в ореховую скорлупку и растянуть на любое количество томов. В продолжение приводятся Джойс, Хемингуэй, литература потока сознания. Как это связано с произведениями эпохи Твиттера и Инстаграма?»

Олег, произошла довольно радикальная смена парадигмы. Пруст написал единственную в своем роде книгу, подражать которой невозможно, он повесил за собой кирпич. Я не думаю, что литература потока сознания или литература такой джойсианской пестроты и метода, или уж тем боле джойсианская литература на таком макароническом метаязыке, как «Finnegans Wake» — я не думаю, что это сегодня возможно. У меня есть, наоборот, стойкое ощущение — очень горькое, кстати, ощущение — что когда «Поминки по Финнегану» наконец появятся по-русски, а насколько мне известно, наиболее продвинутый переводчик перевел уже треть романа, они не произведут никакого впечатления. Ну, «Поминки по Финнегану» — это великий текст, пока он загадка. А когда вы начинаете его читать, и примерно понимаете, про что там…

Я помню, Гениева, когда выступала на журфаке, а она все-таки была главный такой джойсианец и джойсовед наряду с Хинкисом, с Хоружим — она сказала, что как только вы продеретесь хоть немного сквозь язык «Поминок по Финнегану», вы поразитесь абсурдности и при этом бледности содержания этой книге. Ну, спят четыре человека: отец, дочь и двое сыновей. Мать не спит, мать вообще река, она течет сквозь все это пространство. Кабак называется «Here comes everybody» — «Сюда приходят все». Отцу снится, что он растлил дочь, и сейчас его будут за это судить. Сыновья выясняют между собой какие-то физические, химические, математические проблемы, довольно скучные. Дальше происходит попутно путешествие по музею всей человеческой истории. Она довольно смешная книга именно с точки зрения языка, с точки зрения замечательных языковых игр. Но в ней ничего особенного не происходит. И больше того, ничего, кроме этого ночного языка, как пишет Кубатиев, языка безумия джойсовской дочери, там ничего собственно интересного и нет.

Я вам больше скажу, мне кажется, что и у Пруста ничего особенно интересного нет, потому что это очень трогательно, конечно, что он восстанавливает утраченное время, но кой черт мне дело до его насыщенной жизни, кстати, даже не особенно и насыщенной? Когда дело дошло до «Пленницы», до «Беглянки», там мне стало интересна такая скрежещущая ревность, а в остальном это довольно бледное сочинение, как мне кажется, простите меня.

Поэтому давайте вместе порадуемся, что великая литература модернизма отошла в прошлое. Сейчас время коротких книг, коротких высказываний. Я это говорю как человек, написавший несколько очень длинных книг, и понимающий, что, наверное, я был безжалостен к читателю. Почему время таких книг наступило коротких, размером с уже упомянутую «Лолиту» или с «Бледный огонь»?

Набоков написал огромную «Аду», и «Ада» — самый нечитаемый из его романов, хотя бы потому, что это огромное эссе, количественно небольшое, но очень занудное, про текстуру времени, составляющее четвертую часть — это, конечно, софистика совершенно голимая и ничего не прибавляющая к нашему пониманию времени, такое старческое забалтывание бездны. Тогда как первые две части замечательны своей физиологической страстностью, прекрасной совершенно героиней, которую он зря, по-моему, называл шлюшкой.

Иными словами, время таких титанически больших, титанически сложных текстов ушло. И мне кажется, что великие бестселлеры ближайшего будущего будут размером с «Гекльберри Финна», не больше. Это связано не с тем, что сейчас эпоха клипа, или Твиттера, или Инстаграма, а с тем, что ускоряется все, и ускоряется в том числе чтение. Поэтому я в общем даже как-то отчасти рад, что пристанская эпоха завершилась.

Я очень надеюсь, что Кушнер меня сейчас не слушает, потому что Александр Семенович считает Пруста главным и самым поэтическим текстом XX века, я этого никогда не понимал. Я, кстати, вспоминаю, как Кушнер цитировал замечательную фразу Лидии Яковлевны Гинсбург: «Есть три признака, по которым можно определить гея — это любовь к Кузмину, Прусту и балету». На что он добавлял с такой ядовитой усмешкой: «Видимо, меня спасает то, что я не люблю балета». Вот здесь такое ощущение, что не то что спасает, от чего тут особенно спасать, но как-то, скажем, ограничивает. Пруст представляется мне главным мифом XX века, подобно Бунину, я не могу это принимать всерьез. Хотя понимаю, что это, наверное, великая проза.

«Поясните связь притчевых жанров в кино и в литературе».

Это разные совсем жанры. Вопрос очень хороший. Понимаете, притча в кино прежде всего определяется абстрактностью происходящего. Действие происходит в такой пустоте. В кино этого достичь очень трудно, потому что кино — грубое материальное искусство, имеющее дело с реальностью. В кино очень трудно изобразить разреженный воздух притчи. В притчах действие помещено в абстракцию, оно происходит нигде и никогда. «Притчу» Фолкнера, роман Фолкнера «Притча», для того чтобы его экранизировать, такой метавоенный роман, который происходит на всеобщей, всемирной бесконечной войне — я не знаю, кем надо быть. Маликом, наверное, надо быть. И то я не думаю, что это возможно. А притча в кино всегда получается ложно многозначительной, как первые два фильма Звягинцева. Мне кажется, чем дальше он уходил от притчи, тем лучше у него получалось.

А единственная притча в кино, которая, по-моему, получилась идеально — это «Парад планет» Абдрашитова и Миндадзе, где есть условный город женщин, условная река, условные военные сборы. Такое пространство только Абдрашитов умеет создавать, такой почти вакуум. И мера условности там соблюдена изумительно.

В литературе это гораздо проще, в литературе обобщение дается легче, да и вообще в литературе поместить героя в разреженное пространство — это довольно элементарно. Вот пишет Домаль «Гору Аналог» — это притча. А попробуйте снять «Гору Аналог» — и это будет история о восхождении альпинистов, это будет «Вертикаль». Поэтому я не знаю, это надо обладать каким-то особенным чувством, особенной такой способностью переносить действие в совершенно сказочное небывалое пространство. Ну знаете, скажем, как «Смерть в Венеции» Висконти. Потому что это не про Венецию, а это про смерть. Вот это действительно мы попадаем туда и понимаем, что сейчас Ашенбах будет умирать, это как бы написано на всем — на воде, на причале, на всем. Хотя я не люблю совершенно эту картину, она, по-моему, дико занудная, но я понимаю — это гениально. Я бы даже рискнул сказать, что задача Томаса Манна решена там лучше, чем у Томаса Манна. Это случай совершенно беспрецедентный.

«В какие моменты мысленный собеседник важнее реального?»

Тогда, когда вы не выносите людей. Это бывают такие состояния. Помните, у Бродского сказано: «Даже во сне вы видите человека». Иногда я, например, могу вести только мысленные разговоры. Иногда даже с теми людьми, которых я люблю. В этом смысле я довольно богат, у меня есть человек пятьдесят хороших друзей, человек десять очень близких друзей, и человек пять — ближайших, которых я могу видеть в любом состоянии. Слава богу, моим отношениям с ними не угрожает ничего, мы можем придерживаться любых взглядов, но мы друг другу необходимы.

Тем не менее бывают состояния, когда даже этих людей я не хочу грузить собой. И тогда я мысленно разговариваю с ними. Это потому, что не во всяком состоянии бываешь терпим, не во всяком состоянии бываешь приемлем. Мне, честно говоря, стыдно, когда я совершенно неспособен собраться, когда я зануден, мне довольно стыдно грузить собой людей. В этом состоянии я предпочитаю мысленные диалоги или чтение каких-нибудь совсем уж легких англоязычных детективов.

«Что вы можете посоветовать прочитать на тему верной дружбы, и почему так часто разрывы бывших друзей в книгах и в жизни?»

На тему дружбы лучшее, что я могу посоветовать — это «Я, бабушка, Илико и Илларион» Думбадзе. Наверное, самый трогательный диалог… Там дело в том, что два героя этой книги, два таких трогательных старика, из них один одноглазый, и все время один другого дразнит одноглазым. А потом он сам лишается глаза, и чем больше он переживает, чем больше он комплексует из-за этого, тем больше он издевается в застолье над этим другим. А потом тот говорит: «Да ладно, не переживай, я заметил, ничего страшного. Проживешь». И вот этот диалог, он такой печальный и такой бережный взаимно, что просто слезы.

Из других сочинений про дружбу довольно скептический и замечательный совершенно рассказ Валерия Попова «Любовь тигра». Очень мне нравится, кстати говоря. Потому что это тоже такая своеобразно понятая дружба. И ужасно мне нравится, конечно, у того же Попова «Жизнь удалась», где два его друга, Леха и Дзыня, сопровождают его. «Похождения двух горемык» — прелестная повесть его же.

Вообще дружба, она трудно дается, потому что это и вещь довольно редкая. «Что дружба? Легкий пыл похмелья иль покровительства позор» — сказал Пушкин на эту тему. Ну, мне, слава богу, это ощущение знакомо. Кстати говоря, у Наума Нима в книге «Господи, сделай так» замечательные совершенно друзья.

«В преддверии Международного женского дня прочитайте, пожалуйста, «Когда бороться с собой устал…».

Я, наверное, под занавес первого часа прочитаю. Спасибо, что заказываете.

«Можете ли вы прочесть «Ex Portland»?»

Вот это очень приятно. Это пишут, видимо, люди из Бостона, потому что я больше нигде это произведение пока не читал. А его я не буду читать, извините. Во-первых, оно пока не напечатано. А во-вторых, у меня сейчас хорошее настроение, а это стихотворение совершенно ему не соответствует. Но такое стихотворение «Ex Portland» у меня действительно есть, это такая вариация на тему «Ex Ponto». Я надеюсь, его в ближайшее время напечатают. Но спасибо, что вы на него обратили внимание.

«Намедни думал, и пришла в голову мысль: а ведь одна из основополагающих скреп сегодняшней России, как и прошлого СССР, это внешняя угроза».

Rexis, дорогой друг, это не российская скрепа, это скрепа универсальная. Другое дело, что Россия, я об этом недавно писал, она такая страна эмоциональная в достаточной степени. Она любит не идеи и не убеждения, а любит она эмоции. А одна из самых популярных эмоций — это именно вот такое наслаждение своей плохостью, как бы мы самые плохие, но мы вам сейчас покажем, потому что в душе мы самые хорошие. Это эмоциональное наслаждение, описанное у Достоевского в «Записках из подполья», извлечение самого сладкого сока из унижения, такое довольно опасное чувство, оно и есть главная духовная скрепа. Жать на эту педаль можно бесконечно, она и есть главное секретное оружие Путина. Почему Россия так легко ловится на этот соблазн, именно Россия? Ну, наверное, потому, что обычная жизнь тут очень мало стоит. И поэтому расстаться с нею по любому поводу — это милое дело.

Возвращаясь к теме того же Мирского, Ярослав Смеляков памяти его посвятил довольно гнусненькое такое стихотворение. Святополк-Мирский — это лучший русский литературный критик XX века, который после эмиграции в тридцать втором году вернулся, возвращение такое. Сменовеховец, евразиец, патриот Советского Союза большой, погибший, естественно, в лагере в тридцать девятом году (в тридцать седьмом его арестовали). Это не помешало затребовать его обратно в Москву во время дела Эфрона, но он уже четыре месяца как был мертв. Так вот, он погиб, как Мандельштам, на Дальнем Востоке, даже где-то по соседству с ним. Их судьбы совершенно параллельны.

И вот я подумал, что в этом стихотворении Смелякова как раз выражено очень внятно вот эта эмоция: «Но лучше уж русскую пулю на русской земле получить». Лучше, чем что? Лучше, чем жить? Лучше, чем умереть своей смертью, лучше, чем получить пулю за границей? Большая разница, конечно. Я главное не могу понять, а что, Родина ничего не может предложить, кроме пули, своему истинному патриоту? Вот тому, кто любит Родину, полагается русская пуля на русской земле. А кто не хочет пулю, тот не русский. Гнусное совершенно стихотворение, вы почитайте его, оно есть в сети. Оно показывает, что Смеляков, трижды отсидевший, он под старость впал в стокгольмский синдром. Он начал обожествлять тиранию.

Дикое совершенно стихотворение «Петр и Алексей», там: «По-мужицкому широка, в поцелуях, в слезах, в ожогах императорская рука. Молча скачет державный гений по земле — из конца в конец. Тусклый венчик его мучений, — имеется в виду Алексея, — императорский твой венец». Это опять личность, ничтожная перед лицом императорского венца, императорского всадника. И еще более жуткое стихотворение «Трон», где он сел на трон Ивана Грозного, и там: «И молния веков меня, — чего-то там, — прожгла». Это и есть стокгольмский синдром. Человек, которого эта власть трижды сажала, стал лобызать руки этой власти.

Вот почему-то эта эмоция очень в России распространена. Это и с Достоевским случилось, тоже стокгольмский синдром. Я думаю, это от шока, который, когда сажают невиновного, он в первый момент испытывает шок, а потом пугается так, что начинает видеть в этом величие.

«Расскажите, пожалуйста, о писателе и букинисте Станиславе Рубинчике».

Я от вас впервые слышу о нем, почитаю теперь.

«Почему так незаслуженно забыт Константин Паустовский, один из самых порядочных и одаренных писателей своего времени?»

Так видите ли, Василий, он совершенно не забыт. Вот неделю назад о нем спрашивали в эфире, постоянно приходят о нем вопросы. Он очень недурно раскупается, сейчас издали в двух томах «Повесть о жизни», все шесть частей, и вполне себе Паустовский популярен. Надо сказать, что у меня к нему отношение такое восторженное, с одной стороны, я упоминал уже его рассказ «Соранг», менее пронзительную, но от этого не менее лиричную и талантливую «Мещерскую сторону», всякие «Барсучий нос», «Золотой линь», «Шкатулка мастера Гальвестона» и так далее. Он совершенно замечательный писатель. Но, к сожалению, той крепости, того летучего спирта, который есть у Грина, у него нет. Того остроумия, которое есть у Бабеля, тоже у него нет. Это немножечко все-таки вода на киселе. Притом что он был писатель с колоссальными потенциями, замечательным талантом. И вот редкий случай: чем старше он становился, тем лучше он писал.

Вот Веллер считает, что Паустовский — это слишком красиво, поэтому выдумано. Не везде слишком красиво. Действительно, вы правы, в описаниях природы нет ему равных. Он такой, мысли, мне кажется, там мало. В «Золотой розе» она есть, а вообще он именно изобразитель. Он не мыслитель и он не психолог, хотя «Телеграмма», конечно, выдающийся рассказ.

«Что вы думаете о стихах Дениса Туманова?»

Опять, к сожалению, не знаю. Понимаете, очень много вещей, которых и не могу я знать. Но у меня сейчас будет краткая пауза такая рекламная, и я посмотрю стихи Дениса Туманова, и выскажусь о них со всей полнотой. Услышимся через три минуты.

РЕКЛАМА

Д. Быков Продолжаем разговор.

Посмотрел я стихи Дениса Туманова. Пять стихотворений успел я посмотреть за это время. Автор, судя по всему, очень молод, может быть, какой-то прок появится. Пока это неинтересные стихи. Вот в них есть и темперамент, и некоторое начальное владение формой, но в них нет сюжета внутреннего и нет мысли. Возможно, это все появится. Все зависит от того, сколько автору лет. Если ему восемнадцать — у него блестящие перспективы; если двадцать пять — уже довольно сомнительные; если тридцать — никаких. Мне кажется, что думать надо, это очень важная вещь в литературе. Посмотрите концентрацию мысли в лучшей лирике, совершенно не обязательно наличие там философии, обязательно какое-то личное высказывание, которое бы этого человека для меня определяло, вот то, что Слепакова называла своячиной. Здесь я пока, к сожалению, ничего подобного не вижу, и это заставляет пролистывать стихотворение, не дочитывать его. Внутренний сюжет не простроен. Желаю автору удачи.

Я тут, кстати, вспоминал недавно, я принес свои стихи в четырнадцать лет в «Юность», и там сидел Виктор Коркия, один из моих любимых поэтов. Я хорошо довольно знал его стихи, потому что дома было много всякого самиздата, в том числе Коркии тоже. Но по-настоящему я стал знакомиться с его текстами уже, конечно, в кабаре Алексея Дидурова. Он меня очень ободрил, и я Виктору Платоновичу до сих пор за это глубоко благодарен, тем более что он до сих пор один из моих любимых авторов. И вдруг пришли Евтушенко с Олегом Хлебниковым. Олег был еще совсем молодой, и он этой встречи, конечно, не помнит. А Евтушенко ее запомнил, как ни странно. Он со своей обычной жадностью прочитал тут же мою подборку и сказал: «Да-да, все это очень мило, но вы поднимаете небольшие штанги. Надо поднимать большие штанги». Я говорю: «Мне кажется, я еще мал большие штанги поднимать». На что он сказал: «Вам сколько лет? Четырнадцать? Вот сейчас самое время. Учтите, продукты старения накапливаются в организме с двадцати четырех лет». Это очень на меня подействовало, с тех пор я стал, как мне кажется, ну не поднимать, но стал стремиться к проблемам более радикальным.

«Хочу написать биографию Григория Горина. Какие основные моменты при написании биографий, кроме поиска достоверных дат и проверки событий как минимум из двух источников посоветуете вы учитывать?»

Ну, видите ли, Игорь, тут две вещи, которым я обычно пытаюсь учить, хотя какой из меня в этом смысле учитель. Но две вещи, которым я пытаюсь учить начинающих, когда мы на Creative Writing School учимся писать биографии. Во-первых, вы должны найти лейтмотивы этой биографии и ее инварианты. Сквозные повторяющиеся в ней ситуации. Вообще единственный способ понять себя и понять свою жизнь — это вычленить в биографии те моменты, которые повторяются. Как учит нас Радзинский, если вас оставили на второй год, значит, вы чего-то не поняли.

У меня в жизни, я совершенно не делаю из этого тайны, довольно долго повторялась ситуация мучительного такого раздвоения, это и в первом браке было, когда я вел такую официальную жизнь, а была какая-то жизнь тайная, подпольная — подпольная любовь. Наверное, мне зачем-то это было нужно, это так меня раздирало на части. Может, мне нужны были угрызения совести, с этим сопряженные. Многих хороших людей — и нехороших, кстати, тоже — я этим измучил. Как только я поймал этот инвариант, как только я понял, что в определенных моментах эта ситуация повторяется, я с этим закончил.

Я научился этого избегать. Потому что эта ситуация, повторяясь, не приносила ничего нового. Наоборот, она меня, к сожалению, истощала, она меня ставила в некоторый моральный тупик. И вообще я не люблю повторов, повторяющихся циклических ситуаций не люблю. Поэтому и российский цикл меня в общем раздражает, бесит, потом что эта цикличность, к сожалению, не приводит к переигрыванию ситуации на новом качестве, на новом уровне. Наоборот, она приводит к деградации. Этот круг все уже, и это и труба ниже, и дым жиже.

Поэтому вы должны найти в каждой биографии такие сквозные мотивы. Вот, скажем, в биографии Горина, как мне представляется, такой мотив был — постоянная смена амплуа и тематики, чтобы не впадать в тот самый повтор и не эксплуатировать свои находки. Вы знаете, вероятно, что «Горин» расшифровывается как «Григорий Офштейн Решил Изменить Национальность». Это совершенно общее место, и он этого не скрывал. Горин менял очень резко род занятий — с медицины на прозу, с прозы на драматургию, резко менялись темы его драматургии. Вы знаете, он же умер как раз накануне огромного перелома, он заканчивал пьесу о царе Соломоне, которая должна была его прозу и его драматургию перевести в совершенно новое качество. Мы не будем сомневаться, я думаю, не будем спорить, что все-таки в его поздней драматургии возникала определенная эксплуатация уже готовых приемов.

Он был таким нашим советским Шварцем, поздним советским Шварцем, но при этом более радикальным в каких-то отношениях, более жестким, более циничным, менее сентиментальным гораздо. И сотрудничество Захарова и Горина, оно приводило к появлению какого-то нового качества, когда балаган-балаган — и вдруг трагедия. Особенно наглядно это было, все любят «Мюнхгаузена», я «Мюнхгаузена» люблю меньше, а «Свифт», который не зря же лег на полку. Вот «Дом, который построил Свифт», который три года не выходил — это самая жесткая и точная его драматургия. Кстати, «Шут Балакирев» тоже.

И вторая вещь, которую надо помнить — вы должны найти аттрактанты, то, что будет цеплять читателя, приковывать его к книге. В жизни Горина таких эпизодов не очень много. Я знал Григория Израилевича, мы были знакомы. И я, тогда начинающий поэт, был обласкан его очень хорошим отношением. И он в интервью со мной бывал довольно откровенен, как мне кажется. Арканов нас познакомил. А мне кажется, что Горин при всей своей закрытости был человеком, во-первых, необычайно ранимым, что и привело к его такой ранней смерти от инфаркта, а во-вторых, человеком внутренне при всей своей кажущейся мягкости довольно бескомпромиссным, довольно жестким.

Он наиболее личным своим произведением, самым автобиографическим, называл «Случай на фабрике № 6» (я, может быть, путаю). Там история была о том, как инженер, интеллигентный человек, работая на этой фабрике, не мог с работягами договариваться, потому что не умел материться. И работяги эти наняли ему репетитора, который учил его мату и начитывал ему лингафонные пленки. И вот (сохранилась запись магнитофонная) они сидят и учатся материться. И когда потом во время очередной ссоры с работягами умер этот инженер от инфаркта, вот этот рабочий-репетитор приходит на радиоузел, в радиорубку заводскую, и объявляет: «Умер инженер такой-то, хороший был человек», — и запускает эту пленку, на которой он неумело, запинаясь, произносит матерные реплики. И все встают, все в этой столовке молча встают.

И вот Горин говорил, что, может быть, какая-то самая удачная сцена в моей литературной жизни, катарсис — это звучит «твою мать», и все встают. Это очень сложная сцена, очень амбивалентная, потому что можно это понять как осуждение грубости жизни, а можно, наоборот, как гимн бессмертию и жизненной силе русского мата — очень по-разному. Но ощущение: «твою мать», и все встали — это Горин. Пожалуй, я вам это могу порекомендовать.

«Успели ли вы уже прочитать «Люди среди деревьев» Ханьи Янагихары?»

Нет, не буду. Я прочел «Маленькую жизнь», мне хватило. «Маленькая жизнь» мне кажется очень спекулятивной книгой, неинтересной, в общем. Ну совсем мне это не понравилось, просто такая туфтень — прости меня господи. Мне стыдно очень, есть люди, которым эта книга нравится безумно. Но ко мне все это не имеет никакого отношения.

«Что вы думаете о фильме «Довлатов»?»

Уже сказал в прошлой программе. Если говорить совсем серьезно, там многие не поняли, и говорят: «Как же, неужели вам эта картина понравилась больше, чем довлатовская проза?» Нет, на самом деле довлатовская проза по крайней мере остроумна, а эта картина просто невыносимо нудна. Но я все равно считаю, что там выявились, проявились некоторые замечательные такие характерные довлатовские черты — занудство, отсутствие трагедии, отсутствие высокой планки — эти все вещи каким-то образом проявились.

«Ваше отношение к «Оскару», и насколько вы согласны с распределением призов?»

Я совершенно солидарен с Антоном Долиным, который радовался присуждению «Форме воды», не потому что мне нравится «Форма воды», а потому что мне не нравятся «Три билборда». «Три билборда», на мой взгляд — это плохой Балабанов. Со сценарием проще, я совершенно согласен, довольно изящная картина, а с остальными — тут я не берусь судить. Наверное, приз за лучшую женскую роль попал в хорошие руки. Очень символично, что сразу же этот приз во время банкета украли, чудом нашли. Лучший мультик я пока еще не видел. Но вообще награждение за «Нелюбовь» было бы, конечно, мне более приятно. Я не видел еще «Фантастическую женщину», да и как ее так сразу и увидишь, но у меня есть ощущение, что если Россия хочет…

О, отличный сюжет, делюсь: если Россия хочет получить «Оскара», то вот вам сюжет. Но это не Звягинцев должен снимать, это должна быть черная комедия, очень мастерская, тоже про трансвестита. Про то, как он не хочет больше быть мужчиной, потому что быть мужчиной — это вообще невыносимо. Мужчины грубые, они матерятся, в России быть мужчиной вообще очень трудно, потому что надо быть мужиком, а он не хочет быть мужиком, пацаном, его это все напрягает. И он в общем благополучно производит операцию. Массу можно придумать съемочных эпизодов, как он с трудом осваивается со своим новым телом, с трудом осваивается с новой гендерной ролью, пытается доказать, что он полноценная женщина, учится готовить.

И тут Владимир Путин выступает с посланием к Федеральному Собранию о том, что мы находимся в кольце врагов, и герой испытывает такой патриотический энтузиазм, что идет записываться в армию. Потому что он трансгендер, но он патриот, и в нем в этот момент взыграло мужское начало, и он бросил юбку, бросил кастрюли, сковороды, и в этом новом своем виде пошел маршировать. Это был бы гениальный сюжет, в нем было бы все, что нужно для «Оскара»: Путин, русофобия, трансгендер, можно сделать харрасмент, потому что он стал женщиной, избавился от мужских проблем, но у него начались женские, его все стали харрасить повсюду, куда бы он ни пришел. Это гениальную можно снять картину. Ребята, продается сюжет. Вообще обращайтесь, я сценарий готов написать просто практически не сходя с места. И в конце все кончается этой веселой и замечательной сценой.

Вопрос: «Осталось ли что-то от поэмы Маяковского «Плохо»?» — пришло письмо.

Ничего не осталось, и никакой поэмы не было. Все эти разговоры о последних замыслах Маяковского… У него был замысел драмы, романа автобиографического о футуризме и поэмы «Плохо», которая должна была бы реферировать, естественно, к поэме «Хорошо». Я думаю, что в поэму «Плохо» могли сложиться стихи типа «Маруся отравилась», у него есть такое, посмотрите. Тут в чем история, Маяковский, как правильно совершенно формулирует Шкловский, в последние годы стал писать вдоль темы. Вот это стержневое развитие сюжета, которое было в «Про это», лирический сюжет — это по разным причинам перестало ему даваться. И в результате он стал собирать поэмы по принципу «собранья пестрых глав».

«Хорошо» — замечательная поэма, но цельного лейтмотива там нет, кроме, может быть, ощущения бесконечной усталости и страдания, это там появляется в главе, где на оба колена упал главнокомандующий, он испытывал скорее сострадание к врагам, вот в чем проблема. И в стихотворении «Император» это очень видно, там «Коммунист и человек не может быть кровожаден» в первоначальном варианте, и так далее. Маяковский переживал не лучшие времена.

Поэтому возможно, что поэма «Плохо» была бы собрана из лоскутьев, из лоскутков его сатирической поэзии последних лет. И плохо было бы не то, что советская власть плоха, а плохо то, что она недостаточно советская, плохо омещанивание, плохи самоубийства среди молодежи, плоха сексуальная неразборчивость — то есть то продолжение Серебряного века, которое увидел он и которого он совершенно не хотел. В «Клопе» уже ведь задана вся эта ситуация — и попытка самоубийства, и омещанивание, и сексуальная неразборчивость.

Мы выпускаем сейчас в АСТ, в «Редакции Шубиной» выпускаем эту книгу, которая как раз и будет называться «Маруся отравилась» и которая состоит из рассказов двадцатых годов о свободной любви и о Танатосе, о том, как Эрос и Танатос Серебряного века перекочевали в пролетарскую среду. Это «Дело о трупе» Глеба Алексеева, «Собачий переулок» Гумилевского, естественно, какие-то куски из Малашина — это все будет там. Это с правой стороны или с левой. С левой, кажется. Вот это все довольно распространенные вещи, которые показывают, что жизнь была совершенно не та, которую он ждал, такой шок двадцатых: главный герой — Остап Бендер, главная ситуация — любовь и суицид. Вот об этом была бы поэма «Плохо», а вовсе не о том, что плоха советская власть.

«Помню, в детстве я любила книгу «Егорка» про медвежонка на корабле».

Есть такая книга, да, автора не помню. По-моему, Бахревский, но я могу путать. Посмотрите, по-моему, это Вячеслав Бахревский.

«В основе древнегреческой трагедии, чтобы ввести зрителя в катарсис, всегда предусматривалась гибель главного героя. Но, как сказал Шварц, стыдно убивать героев, чтобы растрогать холодных и расшевелить равнодушных. Это я об убийстве Акуниным Эраста Петровича. Право же, это увлечение трикстерами — ни дома, ни работы, ни семьи. Я понимаю, что за двадцать романов страсть автора поугасла, да и какое будущее могло его ждать? Но это было так пошло, ведь никаких объективных коллизий для гибели в романе не было».

Я совершенно не уверен, что герой погибает. Там же «не прощаюсь». Понимаете, я уверен, что раз уже Акунин так его изящно воскресил после «Черного города», да еще и сделал так, что к нему вернулась вся полнота его способностей, включая сексуальную, очень может быть, что он и в этот раз выкрутится. Понимаете, Джоан Роулинг тоже закаивалась продолжать «Гарри Поттера», однако же продолжила.

«На какой ступени вашей внутренней иерархии стоит Лев Кассиль? «Швамбранией» в детстве зачитывался».

Я очень ценю Кассиля, но больше всего ценю «Великое противостояние», конечно, обе части. У него много довольно слабых произведений, в частности «Улица младшего сына». Ну, там не столько он, сколько Поляновский. И «Вратарь республики» или «Ход белой королевы», спортивные его вещи. Ну, мне очень нравилась «Дорогие мои мальчишки», очень нравилась «Будьте готовы, Ваше высочество!». «Кондуит и Швамбрания», само собой, тоже, но в меньшей степени, потому что я на том же материале прочел «Дорога уходит в даль…», и «Дорога уходит в даль…» была сделана лучше. Что касается «Маяковский — сам», то там лучшая глава «На капитанском мостике», а в целом книжка довольно тривиальная. Правильно Кассиль был охарактеризован Маяковским, что «он должен за папиросами мне бегать», — боюсь, что так. Хотя это неплохая история.

И вообще он был человек хороший. Понимаете, человек, который умер от разрыва сердца, болея во время футбольного матча по телевизору — это хороший человек. И вообще он добрая был душа, Гайдара любил. Но я больше люблю «Великое противостояние» за замечательный образ Расщепея. Считается, что это Эйзенштейн, я так не думаю, но все равно замечательная книга.

«Сегодня, 6 марта, день рождения Искандера и Маркеса. Было бы здорово, если бы вы сказали несколько слов про этих писателей. Вижу много параллелей между ними. Родились в один день, 6 марта, правда, с разницей в два года, и умерли с разницей в два года. Оба южане, оба писали эпос своей малой родины».

А знаете, я когда-то Искандера об этом спросил, и он говорит: «Когда мне прислали одну статью из New York Times, рецензию на «Сандро», я был так потрясен, что даже вспомнил остатки английского языка, которому меня учили в МГУ, и перевел, и радостно прочел: «Всюду слышим — Гарсиа Маркес, Гарсиа Маркес. А вот есть писатель, ничем не хуже — это Фазиль Искандер, который даже еще гораздо веселее, остроумнее, динамичнее, и наносит на карту точно так же новую территорию».

Но, видите ли, при всей любви к Искандеру я должен сказать, что Маркес мне кажется фигурой более масштабной, более трагической. Правда, Искандер, в отличие от Маркеса, писал очень хорошие стихи, Маркес не писал их вовсе, насколько я знаю. Стихи Искандера мне очень нравятся. А вот что касается прозы, я очень ценю «Сандро». Мне кажется, что это поэма настоящая, и это выдающееся произведение. Но «Сто лет одиночества» гораздо концентрированнее.

А высшее достижение прозы XX века, просто высшее — их два, как я думаю. Это Андрей Белый. Страшная густота письма, «Симфонии», «Москва», в меньшей степени «Петербург», «Серебряный голубь». Вот, по-моему, есть два человека в мире, которые «Серебряного голубя» ставят выше «Петербурга» — Майкл Вахтель и я, но мы в этом едины. Замечательный, кстати, филолог-русист. А вторая такая фигура — это Гарсиа Маркес с «Осенью патриарха». Вот «Осень патриарха» — этот тот прозопоэтический синтез, который Белый искал в «Симфониях», и который я, наверное, ставлю выше всего Маркесом написанного. Маркес — гениальный писатель, как мне представляется.

А мы вернемся через три минуты.

НОВОСТИ

Д. Быков Продолжаем.

«Ваше отношение к Нилу Гейману?»

Знаете, примерно как к дель Торо. Я считаю, что это тоже такой Кинг-лайт, разбавленный Кинг — и в моральном отношении, и в смысле изобразительной мощи. Но Гейман веселый. Дель Торо тоже довольно забавный. У него «Лабиринт фавна» мне когда-то очень нравился. «Форма воды» — это не мое. Ну, что говорить? Человек он очень одаренный.

«Седакова в интервью сказала, что у творческого человека редко бывает духовник, — нет, не так редко. — Что вы думаете о необходимости «духовного попечительства» (термин Франкла) творческого человека?»

Думаю, что в ситуации творческого подъема духовник не нужен, потому что, так сказать, самоанализ в таких ситуациях достигает высших степеней, и писатель вполне владеет своими силами — и душевными, и интеллектуальными. А в ситуации творческого кризиса, наверное, нужен. Но тут же, понимаете, очень редко это приводило к спасению. Вот отец Матвей, который практически в гроб вогнал Гоголя… Ну, там, правда, считается, что его отравили каломелью, но действительно… ну, неправильно лечили. Но отец Матвей, по всей вероятности, свою лепту внес в это дело — и даже не лепту, а довольно серьезный вклад.

Я тут, кстати, записывал сегодня гоголевскую «Шинель», аудиокнигу, и поразился все-таки, как этот человек к тридцати годам полностью состоялся. Обычно современный писатель к тридцати годам делает первые робкие шаги, а этот уже все умел, все знал. И конечно, композиционное мастерство — вне всяких сравнений. Вот то, как он вводит бесконечное количество новых фигур, как он меняет интонацию, как он после кульминационной трагической сцены добавляет несколько великолепных комических, как у него из страшного привидения в конце получается очередная буффонада — это, конечно, богатство невероятное.

Ну, мне кажется, что Гоголь именно от того и испытывал кризис, что слишком рано и бурно начал. Ну, вы подумайте — ведь страшная месть. Это двадцать два года человеку — уровня позднего, самого страшного Гофмана, самого лучшего. Поэтому мне кажется… Ну, Гоголя, конечно, главным образом погубило то, что реальность кончилась. Всю наличную реальность он написал, попытался угадать типы будущего (Костанжогло, Тентетникова), но вот задохнулся, как рыба на песке. В этой ситуации духовник, конечно, был бы нужен, но не такой, как Матвей Лоскутов.

Вообще писателю, мне кажется, нужен не духовник, а психоаналитик. Но где взять хорошего психоаналитика? Вот это очень большая проблема. Не говоря уже о том, что я практически не знаю случаев опять же, когда писателя бы в состоянии кризиса психиатр, психолог вылечил бы. Напротив, Хемингуэя довели до полного творческого бессилия, он не мог надпись на книге сделать после электрошока. Уоллес не смог писать после лечения антидепрессантами и повесился, в конце концов. Стейнбека, Фолкнера много раз лечили от алкоголизма — ничего хорошего из этого не получилось, и поэтому Фолкнер и не стал продолжать лечение. В общем, подозреваю, что писателю нужен духовник или психиатр такого же класса, как сам этот писатель. А такого человека где же взять? Понимаете, Фрейдов на всех не напасешься.

Именно поэтому я никогда в жизни к психоаналитику не обращался… А нет, был случай. Слушайте, я жаловался на тревогу. Были основания для тревоги в девяносто пятом — девяносто шестом годах. И Александр Мирер, Царствие ему небесное, замечательный писатель, свел меня со своей дочерью Варварой, которая прогнала меня через опросник, через анкету (как бы сбылась повесть «Гонорар»), посмотрела и сказала: «Да, действительно, есть тревожные некоторые расстройства. Если хотите, попейте валерьянку. Больше вам ничего не надо». Я говорю: «Ну, спасибо. До свидания». — «Как до свидания? А деньги?» Я говорю: «Ну, Варя! Ну, вы же дочь Мирера как бы. Он мой друг. Я думал, это такая консультация дружеская». Она говорит: «Вы знаете, если бы это была дружеская консультация, вы бы мне не поверили и ваши тревожно-мнительные расстройства продолжались бы. А если вы мне заплатите — вы поверите, что у вас нет ничего серьезного. Давайте вы ко мне будете относиться как к профессионалу». Я ей заплатил — и все прошло. Действительно, это довольно надежно оказалось, да. Ну, она немного с меня взяла. Варя, если вы меня сейчас слушаете: я вспоминаю, вы меня тогда очень повеселили. И я действительно, правда, совершенно успокоился.

«Поделитесь вашим мнением о пьесе Горенштейна «Детоубийца». Почему-то Петр Великий у него детоубийца, а не созидатель империи».

Андрей, одно другому не мешает. Горенштейн поймал в этой пьесе очень важную вещь. Пьеса, кстати, конечно, затянута сильна. Была гениальная ее постановка Фоменко в декорациях Каплевича под названием «Государь ты наш батюшка». Там пьеса была потрясающе решена. Особенно мне нравилось, когда Граббе выходил с «Курантами». «Вот я читаю «Куранты», — и он доставал газету «Куранты» (тогда такая выходила). Это было дико смешно! Там потрясающая была совершенно работа Суханова (царевич Алексей). Замечательно там совершенно вахтанговец (сейчас вспомню фамилию) играл Толстого, начальника канцелярии. Ой, нет, это было дико смешно. Страшный и гротескный спектакль. И Горенштейну он очень нравился, хотя пьеса была сокращена на треть, если не на половину, но она очень выиграла от этого. А нет, вру, Петра играл этот… Петра играл Суханов, а Маковецкий — насколько я помню, Алексея. Потрясающий был спектакль.

И вот что мне кажется важным. Понимаете, всякий тиран (показал Горенштейн) всегда детоубийца, потому что сама мысль о том, чтобы передать власть сыну, для него невыносима; сын воспринимается как конкурент и заговорщик. И надо вам сказать, что судьба Алексея Петровича в значительной степени продиктована именно этим печальным обстоятельством, а не тем, что он был ахти какой оппозиционер. Он был, наверное, действительно поклонник старины, как и матушка его, но, конечно, он не был опасен Петру.

Другое дело, что… Вы обратите внимание, как неслучайно, что мы дважды сегодня упоминаем уже — сначала в связи со стихами Смелякова, а теперь в связи с этой пьесой — коллизию Петра и Алексея: коллизию монарха, которому некому передать власть, который не может передать власть, для которого сама мысль о передаче власти невыносима. Помните, Петр написал последние слова, умирая: «Отдайте все». А кому отдайте — не написал. Некому было отдать. Ужас весь в том, что… И даже была замечательная повесть Юлиана Семенова «Версии», где он пытался восстановить, кому отдайте, — и не находит. Некому отдать. Понимаете? Поэтому это коллизия такой вечной безальтернативной несменяемой власти. Сначала становишься детоубийцей…

Ну, там сначала же, понимаете, там идет очень тонкая параллель у Горенштейна. Там рассматриваются двое детоубийц — Мария Гамильтон (ее там называют «девка Гамильтова»), которая убила сына Петра, насколько я помню, ну, ребенка, а параллельно идет история Петра, который сам детоубийца. Это у него (у Горенштейна) была такая, понимаете, реминисценция «Годунова», потому что ведь в «Годунове» смотрите как поставлен вопрос: власть, не имеющая нравственной легитимности, несменяемая, не поддерживаемая народом, держащаяся на честном слове и на рабстве, эта власть неизбежно аморальна.

Ведь вы вспомните, с чего начинается «Борис Годунов»: вернулся царевич Димитрий. Да? Появился слух о том, что Борис — детоубийца. И кончается эта пьеса детоубийством, потому что пришедший к власти Димитрий Самозванец первым делом убивает Федора, сына Годунова. Ох, это страшная сцена! И мысль эта пушкинская о том, что в отместку за одно детоубийство наступает другое, которое ничем не лучше, и народ либо кричит «Да здравствует царь Дмитрий Иванович!», либо безмолвствует — большой разницы нет (хотя она такая чисто стилистическая есть, но она практически небольшая). Вот эту же тему отслеживает Горенштейн — тему, что власть, не имеющая альтернативы и опирающаяся на рабство, неизбежно детоубийственная, ну, потому что у нее нет будущего. Убийство ребенка, мертвый ребенок в русской литературе — это всегда тема общества без будущего. Отсюда тема мертвого ребенка в «Хождении по мукам», в «Тихом Доне», в «Лолите». Это довольно серьезные вещи.

«Вы начали разговор с поиска себя и поиска Бога. Какую роль в этих словах играет художественное слово?»

Ну, видите ли, художественное слово… Есть такая метафора у Тургенева. Рассказ «Собака» очень в этом смысле показателен. Писатель и его душа — это охотник и его собака. Вот собака у Тургенева — это душа, поэтому Герасим убивает Муму, и он убивает свою душу, потому что без этого он не убежит от барыни, без этого он не станет свободным. Душа — это главный писательский инструмент поиска. Собственно писатель только тем и занимается, что расчищает в себе душу или, так сказать, прислушивается к ее показаниям. Понимаете? Вот обычно мы душу не слышим, но писателю надо как-то расчистить ее в себе, как родник некий (простите за банальность), и тогда он ее услышит. Вот такую роль играет художественное слово, к сожалению.

«Читала вашу прозу, — спасибо на добром слове. — Обратила внимание, у вас почти все главные герои — интеллигенты или творческие интеллигенты. Неужели вас не может заинтересовать человек нетворческий?»

Наташа, может. Вспомните Рогова из «Оправдания», который безработный историк и вообще человек без занятий определенных. Вспомните героев «Списанных» — там все, кроме Свиридова, люди совершенно нетворческие и не имеют отношения какого-то к творчеству. В следующем моем романе не будет творческих людей вообще, да и героев в собственном смысле не будет. Вот такой есть у меня есть еще романчик «Остромов, или Ученик чародея» — там тоже главный герой работает бухгалтером. Ну, он пишет что-то (Даня), но вообще он совершенно не принадлежит к творческой интеллигенции. И даже к интеллигенции вообще его можно отнести с определенной натяжкой. Герои «ЖД» — ну, там есть один поэт, названный в честь приятеля моего, замечательного человека, нацбола Максима Громова. Но вот Волохов, например, он совершенно не творец никакой, он просто честный малый, такой простоватый, из альтернативных историков. Ну, то, что у меня большинство героев имеют высшее образование — это да. Но так сейчас, к сожалению, большинство людей вообще имеет высшее образование. Это очень жаль, но от этого никуда не денешься.

«Вы несколько раз цитировали Кьеркегора про три ступени развития человека: эстетическую, этическую и религиозную. Как вы сами к нему относитесь? И как эти стадии отражены в «Квартале»?»

Олег, в «Квартале» они отражены самым непосредственным образом, потому что там высшей стадией, как мне представляется, является эстетическая. Там все самые сложные религиозные переживания человеку приходится как-то извлекать из эстетики или из детства, которое, как известно, такой «ковш душевной глуби».

Понимаете, я очень люблю Кьеркегора, прежде всего как стилиста, но Кьеркегор… Ну, «Страх и трепет» — вообще, понимаете, настольная книга всех более или менее продвинутых подростков, или во всяком случае начитанных подростков. Поэтому что касается трех ступеней — он как раз довольно тривиально мыслит. Мысль, что этика выше эстетики, — эта мысль устаревшая, романтическая. Синявский, наоборот, вот я помню, говорил, что «всегда вывезет эстетика». Очень легко уговорить себя насчет того, что то-то и то-то нравственно. А вот уговорить себя, что то-то и то-то красиво, практически невозможно. О вкусах можно спорить сколько угодно, но есть художественное качество, которое не отрицается. И точно так же… Ну, это душа чувствует интуитивно. Как она чувствует добро, так она чувствует и эстетику.

Вот я помню, как Синявский в девяносто третьем году сказал: «Меня всегда вывозит эстетика. Вот говорят: «Как ужасно, что стоят нищие старухи на улицах». Наверное, это ужасно. Но прежде всего это очень неэстетично». Вот это глубокая, такая циничная по-синявски мысль. Действительно, к сожалению, его всегда считали циником. Вот я помню, как его ругали за эротические сцены в «Суд идет». И он, я помню, пораженно говорил: «Ну простите, но ведь без цинизма смотреть на женщину может только маниак». Да, это совершенно справедливо.

И вообще эстетика, мне кажется, она не просто выше этики. Она, как писал Пушкин, «совершенно другое дело». И она с религиозным чувством имеет больше общего. Понимаете, есть люди, которые приходят к религии со страху. Таких довольно много. Кстати, когда я давеча читал эту лекцию про Аввакума, там ведь, если вы помните, Аввакум впервые задумался о Боге, когда увидел мертвую скотину, и он понял, что с ним это тоже может случиться. Это довольно частый агиографический мотив такой. Агиография, жития святых используют: «Вот я увидел мертвое тело — и понял, что это может со мной случиться. Господи, кто избавит меня от сего тела смерти?!» Но я подозреваю, что, судя по субъективности и яркости описания, когда он увидел мертвую скотину, видимо, это личный опыт. Можно прийти к Богу от страха, от страха смерти, да.

Вот один школьник высказал забавную мысль, он говорит: «Вот вы упоминаете религиозность очень многих паханов, многих воров в законе. Почему вы думаете, что это от страха? Почему вы думаете, что они пытаются подольститься к Богу? А может быть, это черта иерархического сознания, в котором есть представление о высшем и низшем, о пахане, о воре в законе и о рядовом воре, о мужике или о фраере, условно говоря? Может быть, это отражение внутренней иерархии?» Я подумал: да, действительно, наверное, паханам присуще иерархическое сознание. Можно прийти к Богу через чувство иерархии. Ну, помните, как Мандельштам пишет о Франсуа Вийоне: «Для Вийона существует еще целая иерархия богов и, наверное, какой-то бог над богом, которого всегда будет оправдывать Вийон». Такие мысли возможны. Иерархическое сознание — это не так плохо, как страх.

Но есть и третий момент, который мне кажется самым перспективным, — это когда к Богу приходят через эстетику, потому что Божий мир хорош. Вот Александр Шмеман, один из выдающихся богословов, говорил: «Господи, хорошо нам в Твоем мире!» Это предсмертная проповедь, последняя, за неделю до смерти. Вот надо чувствовать, что хорошо, и поблагодарить Бога чисто эстетически, потому что красиво прежде всего.

Мне кажется, что эстетическое как-то приводит к Богу вернее, чем мораль. Мораль — такая штука, что она каждым трактуется произвольно, а вот «хорошо» — это объективно. Мне кажется, что Искандер прав, который сказал, что «вера в Бога — это как музыкальный слух: она от морали не зависит, она дается человеку не по заслугам и без всякой связи с этической составляющей». А так Кьеркегор, конечно, классный. Чего там говорить?

«Вы обещали «Когда бороться с собой…».

И настойчивое повторение просьбы насчет «Ex Portland». «Ex Portland» не будет. Ну, я напечатаю все равно. Чего мне стесняться? Это из того же цикла, что и «Разрыв», что еще штук шесть новых стихов. Они действительно такие довольно радикальные. Ну, чего же не напечатать? А «Когда бороться…» сейчас я вспомню.

Когда бороться с собой устал
Покинутый Гумилев
Поехал в Африку он и стал
Охотиться там на львов.
За гордость женщины, чей каблук
Топтал берега Невы,
За холод встреч и позор разлук
Расплачиваются львы.

Воображаю: саванна, зной,
Песок скрипит на зубах…
Поэт, оставленный женой,
Прицеливается. Бабах!
Резкий толчок, мгновенная боль…
Пули не пожалев,
Он ищет крайнего. Эту роль
Играет случайный лев.

Любовь не девается никуда,
А только меняет знак,
Делаясь суммой гнева, стыда
И мысли, что ты слизняк.
Любовь, которой не повезло,
Ставит мир на попа,
Развоплощаясь в слепое зло
Так как любовь слепа.

Подозреваю, что нас любя,
Как пасечник любит пчел,
Бог недостаточной для себя
Нашу взаимность счел —
Отсюда войны, битье под дых,
Склоки, резня и дым:
Беда лишь в том, что любит одних,
А палит по другим.

А мне что делать, любовь моя?
Ты была такова,
Но вокруг моего жилья
Нет и чучела льва.
А поскольку забыть свой стыд
Я еще не готов,
Я, Господь меня да простит,
Буду стрелять котов.

Любовь моя, пожалей котов!
Виновны ли в том коты,
Что мне, последнему из шутов,
Необходима ты?
И, чтобы миру не нанести
Слишком большой урон,
Я, Создатель меня прости,
Буду стрелять ворон.

Любовь моя, пожалей ворон!
Ведь эта птица умна,
А что я оплеван со всех сторон,
Так это не их вина.
Но, так как злоба моя сильна
И я, как назло, здоров, —
Я, да простит мне моя страна
Буду стрелять воров.

Любовь моя, пожалей воров!
Им часто нечего есть,
И ночь темна, и закон суров,
И крыши поката жесть…
Сжалься над миром, с которым я 
Буду квитаться за 
Липкую муть твоего вранья
И за твои глаза!

Любовь моя, пожалей котов,
Сидящих у батарей,
Любовь моя, пожалей скотов,
Воров, детей и зверей,
Меня, рыдающего в тоске
Над их и нашей судьбой,
И мир, висящий на волоске,
Связующем нас с тобой.

Когда-то Лукьянова назвала это стихотворение «выдающимся образцом поэтического шантажа». Я ничего не могу добавить к этому определению, жене виднее. Ну, правда, это очень старые стихи. Сейчас бы я написал иначе. Сейчас мне кажется, что в плане эвфоническом, таком благозвучном они несколько… Как бы сказать? Там неприятные скопления согласных. Сейчас я бы сделал это иначе и, может быть, короче. Мне всегда очень нравится высказывание Светлова. Он однажды под бомбежкой читал «Гренаду». И продолжал читать, и солдаты продолжали слушать. Его спросили: «Ну вот как?» Он сказал: «Старик, я впервые понял, что стихотворение затянуто». Оно действительно в каком-то смысле несколько великовато.

«Вы часто говорите о том, что в педагогическом образовании существует отрицательная селекция. Как с ней бороться?»

Да очень просто. Тут видите какая история? Я говорил о том, что в педвузы идут люди, не принятые больше никуда. Это действительно так. Ввиду дефицита учителей, хронического и очень серьезного, даже сейчас, когда закрываются многие школы и идет демографическая яма, действительно в педвузы берут всех. Там минус один человек на место, да? Не полчеловека, не четверть, а вообще минус один человек на место, условно говоря. Так вот, бороться с этим очень просто. Профессия учителя должна быть в обществе такой же привилегированной, как собственно военного. Ранняя пенсия должна быть у учителя.

Знаете, мы хоронили вчера моего учителя истории Николая Львовича Страхова. Молодым совсем умер человек, в шестьдесят лет. Я Страхова очень любил. Он был в моей жизни очень важный человек. Классный действительно историк, много меня научивший. Я иногда прогуливал уроки только ради того, чтобы, когда у него окно, посидеть с ним и поговорить. Они все математику сидят и пишут, а я вместо этого забегаю в кабинет 25-й, как сейчас помню, истории поговорить со Страховым. Он был очень красивый. И в гробу лежал очень красиво. Он был такой худой, горбоносый, усатый, лицо такого воина. Прекрасный был человек. Все девочки наши были в него влюблены. И вот я подумал… Он последний год не работал. Он вернулся в школу, но последний год не работал, потому что плохо ходил, ноги отказывались. Он собственно и погиб от гангрены.

И вот я вспоминаю его уроки: огромное количество информации, которым он владел! Искусство подать это так, чтобы это было всегда весело, увлекательно. Я только одного… нет, ну двух я историков знаю такого класса: Ида Борисовна Иванова, дай Бог ей здоровья, она у нас тоже преподавала, и Кузин Николай наш из «Сечения». Когда Кузин рассказывает — вот где живая история! Ну, у Кузина вообще очень такой интересный способ подачи материала: он, говоря о каком-то историческом событии, всегда называет цену вопроса, всегда говорит о том, скольким людям это стоило жизни. Довольно жестокая история получается.

Страхов (а я бывал же часто у него дома), он обладал огромным массивом информации. Количество архивных материалов, книг, которые у него загромождали квартиру, было невероятным! И вот я думал: сколько нужно энергии и информации, чтобы подготовить такого человека. Понимаете? И конечно, человеку, который вкладывает столько сил в свою работу, ему необходима ранняя пенсия, поездки за границу для обмена опытом, быстрый — после 10–15 лет — перевод в методисты. Потому что учитель — дело молодых, педагогика — дело молодых. Стоять перед классом 45 минут, и так шесть часов подряд… А иногда бывает по шесть уроков. Меня спрашивают, не трудно ли мне читать лекции. Ребята, после этого мне уже ничего не трудно. Понимаете, мне только тачку катать труднее (и то не знаю). Учителю, конечно, нужны колоссальные льготы и преференции.

А еще, кстати, вспоминаю… Вот Страхов — он был человек этически очень точный. Меня в классе потравливали. Я никогда этого не скрывал и не стеснялся, потому что травят вообще сильных, слабаков игнорируют. И вот я помню, наш комсорг был (такая редкая, конечно, гадина), он ему говорит: «Ну, когда все не любят одного, вы же понимаете, что это не может быть субъективно». На что Страхов, я помню, почесывая длинный свой нос, заметил: «Да-да, нацики — они всегда довольно дружные ребята». Это был, знаете, восемьдесят третий год. И довольно сильное это производило впечатление.

Ох, как я многим ему обязан! Вот это был с большой буквы Учитель. Кстати, сколько вчера пришло его коллег и учеников! И кстати, все мы, его ученики, до сих пор вспоминаем Страхова как одно из самых ярких наших впечатлений. Учитель должен быть ярким. Информация, которую он дает, ее можно сейчас найти в Интернете, а мотивация понять эту информацию — это нигде. И кроме того, понимаете, надо, чтобы хотелось быть таким, как учитель, хотелось быть таким красивым, как Страхов, безукоризненно одетым, как Страхов, храбрым, как Страхов. А он же был очень храбрый. Этого, конечно, не хватает мне очень в сегодняшней педагогике.

И мы с тоски делаем двухминутную паузу.

РЕКЛАМА

Д. Быков От Лены вопрос: «Интересно ваше мнение о писателе Игоре Ефимове. Как вы оцениваете его творчество?»

Я знаком с Игорем Ефимовым. Люблю его еще с тех пор, когда он был в Питере участником группы «Горожане». Он, кстати, входил в ЛИТО Мочалова, поэтому даже после отъезда Ефимова, когда, понятное дело, его книги исчезли отовсюду, у меня была счастливая возможность читать «Лаборантку» и другие его ранние сочинения. Это у Слепаковой и Мочалова стояло на полках.

Я к Ефимову отношусь с большим почтением. Я надеюсь, что он не обидится, если я скажу, что я его интеллектуальные, такие публицистические сочинения, его расследования ценю выше, чем его художественную прозу. Проза его городская ранняя мне, кстати, очень симпатична, но гораздо больше мне нравятся его расследование убийства Кеннеди (на мой взгляд, образцовое) и очень недурная, хотя и очень спорная книга «Философия неравенства». Она — такой наш ответ Айн Рэнд. И она во многом меня довольно отпугивает своей жесткостью, но это выдающееся произведение, конечно. И вообще Ефимов очень умный. Переписка его с Довлатовым — выдающийся текст. И многое, сказанное там, тоже жестоко, но справедливо. Вообще Ефимова как человека и как историка, как социолога ценю я весьма высоко. Кстати, он неплохой специалист и по всяким авиаделам.

«Что вы можете сказать о книге Понасенкова «Первая история войны…»?»

Он мне ее подарил. Женя, спасибо. Я ее прочел с большим любопытством. Хотя многое из этого я знал и от Понасенкова, и не только от Понасенкова. Что я думаю об этой книге? Она — храбрый человеческий поступок. Она — поступок ученого, который, безусловно, разоблачает очень опасный миф. Но мне как филологу там интереснее один парадокс. Конечно, все, о чем пишет Понасенков, было. Но было и другое — то, что он относит за счет пропаганды. Была действительно скрытая теплота патриотизма. Тому порукой нам Пушкин, воспитанный «Грозой двенадцатого года». Он сам весьма скептически отзывался о том, как «наши повара орла двуглавого щипала», но он же вспоминал и «текла за ратью рать… завидуя тому, кто умирать шел мимо нас…» и так далее.

Было некое явление перехода общества в новое состояние, в такую плазму. Было, безусловно, и то, что в конце концов Наполеон в России увяз и погиб. Он мог выиграть Бородинское сражение, он мог войти в Москву, но в целом он проиграл, потому что с этой страной ничего сделать нельзя. Помните, говорил Александр: «Если бы осталась одна Камчатка, и от Камчатки пошла бы возрождаться Россия». Это совершенно верно. Россия — ризома: где ткнешь палку — там и центр. Ну, «куда поставишь вертикаль» — назовем это так.

Поэтому главный парадокс войны двенадцатого года… А она не зря же все-таки стала темой самого парадоксального русского романа, а именно «Войны и мира». Главный парадокс войны двенадцатого года в том, что это поражение, превратившееся в победу. А это для России довольно распространенная ситуация. Все российские победы вырастают из поражений. «Слово о полку Игореве» — это песня о поражении, и тем не менее это великая моральная победа. Вот два главных текста русской литературы — «Слово о полку Игореве» и «Война и мир» — это тексты о поражениях. И тем не менее это победа, потому что… Тут же, понимаете, не важно, что… ну, то есть важно, но не принципиально для нас сегодняшних, что Кутузов потерял 53 тысячи человек, а Наполеон — 22 тысячи человек в Бородине, а важно то, что, пишет Толстой, «была наложена рука сильнейшего духом противника». Если бы это было не так, Толстой не взялся бы за эту тему, уверяю вас. А он взялся, потому что ему надо было создать русский эпос.

Поэтому Понасенков сделал, если угодно, замечательный научный комментарий к этому эпосу. Но от этого поражение Наполеона не стало победой. Это все равно было поражение, потому что… Поражение не военное, поражение духовное. Можно очень любить Наполеона, как любил его, например, мой кумир Мережковский, но эта любовь носила характер все-таки романтический. В Мережковском очень много было такого инфантильного романтизма.

«Опишите свой педагогический идеал в отношении образования».

Так я тысячу раз описывал, и существует он. Русский педагогический идеал — это лицей. Вот лицей или то, как у Стругацких в «Полдень, XXII век» это описано, в «Возвращении», — да, вот такие вещи.

Ну а теперь переходим к нашей теме, к сегодняшней лекции — к роману Набокова «Бледный огонь».

«Бледный огонь» вырос из работы Набокова над переводом «Онегина». Как говорил Набоков с присущим ему очаровательным снобизмом: «Думаю, что я сделал для Пушкина не меньше, чем Пушкин — для меня». Это на самом деле довольно скромное высказывание, потому что ведь «не меньше, чем сделал Пушкин для меня» — это все-таки довольно локально. Вот «не меньше, чем сделал Пушкин вообще».

Действительно, для Пушкина Набоков сделал очень много — во-первых, благодаря своему чрезвычайно фундаментальному и очень душеполезному, и веселому, и стилистическому пестрому комментарию, ну, где сочетаются мемуары, научные экскурсы, переводы, вольная эссеистика, злобные шпики в адрес других комментаторов и так далее. Но, разумеется, пушкинский текст и набоковский комментарий важны для Набокова не как научный подвиг (он так пафосно не выражался), а как новый жанр. Надо сказать, что жанр у него получился безупречный. Он сумел придумать новый способ строительства прозы, новый способ построения романа — как такую новую наррацию, как поэму, комментируемую другом автора, который считает себя ее героем.

Что происходит в «Бледном огне»? Там есть скромный, одинокий, гомосексуальный преподаватель Боткин, русский эмигрант. Он немножко такой Пнин. И кстати, как и Пнин, он атлет, атлетически сложенный, но он не обаятельный. У него изо рта пахнет (это упоминается), он не умеет нравиться. Его не любят студенты, его предмет никому не нужен. И единственный человек, который его терпит, хотя и крайне неохотно, — это Джон Шейд, профессор, который сочиняет поэму «Бледный огонь», такую тысячестрочную большую англоязычную поэму. Поэму, кстати, прелестную, писаную набоковским, очень нерусским по синтаксису, очень легко переводимым на самом деле английским языком. Ну, трудности перевода там возникают именно из-за того, что английские слова короче, текст плотнее.

Но у нас есть изумительный перевод Александра Шарымова, Царствие ему небесное, замечательного ответственного секретаря журнала «Аврора», который сумел напечатать этот перевод в той же «Авроре» уже многие годы спустя. Я думаю, что только по переводу Шарымова и следует знакомиться с этой поэмой. Есть, конечно, перевод Сергея Ильина вместе с основным текстом поэмы (по-моему, совершенно неудачный). И есть перевод прозаический Барабтарло и Веры Набоковой — они вместе сделали совершенно такой в лучших набоковских традициях, чисто прозаический перевод поэмы, который, конечно, не передает ее очарования. Шарымов умудрился перевести изумительно точно! И я думаю, что с его переводом поэму и следует публиковать (и комментарии тоже).

Значит, в чем главный сюжет? Вот этот Боткин, который явно сходит с ума от одиночества, он проецирует на себя историю некоего одинокого короля, бежавшего из далекой северной страны под названием Зембла. Эта проекция восходит, конечно, к «Solux Rex», недописанному роману Набокова тридцать девятого года. Двадцать лет спустя он попытался его реконструировать. История художника Синеусова полностью вылетела оттуда, заменившись историей Джона Шейда, который тоже, как Синеусов, пытается снестись загробно, но, правда, не с женой, а с дочерью, которая утонула или утопилась (ну, некрасивая девочка, которая очень страдала от одиночества). И линия одинокого короля из линии Земблы полностью перекочевала в «Бледный огонь». Если вы почитаете «Solux Rex» (менее удачную главу, чем «Ultima Thule»), вы обнаружите практически полное фабульное и стилистическое совпадение.

Кинбот, Боткин (он называет себя Кинботом), описывая жизнь в Зембле, храбро фантазирует. Мы можем там увидеть только отражение его причудливых фантазий о России. Он придумывает себе роль принца в изгнании, придумывает себе трагическое бегство, наследство. И придумывает себе великую роль в международной политике — нечто такого принца в изгнании, принца Флоризеля.

Но вот обратите внимание: в Шейда стреляет случайный убийца, а Кинбот (Боткин) выдумывает из этого версию, что метили-то в него, целились в него, что это представитель тайной полиции Земблы после переворота там разыскивает его, де Аргус (или Градус, как он его называет), что вот он стрелял в него, а случайно подвернулся Шейд. И вот какая получается штука. Версия Кинбота оказывается гораздо эстетичнее, убедительнее, в каком-то смысле логичнее, чем версия объективная, в которой все случайно. Набоков не любит мира, в котором торжествует и царствует случайность. Это, как сказано в рассказе «Королек», «мир снова томит меня пестрой своей пустотой».

Вот обратите внимание, что версия объективная — это версия пестрой пустоты, а мир по Шейду, ну, по Кинботу, он глубоко логичен, тщательно организован. Что делает Кинбот? Ну, есть такая версия высоколобых американских профессоров, что Набоков издевается в своем романе над явлением overinterpretation, сверхинтерпретаций, когда поэму, вообще любой художественный текст до такой степени перетолковывают, что смысл исчезает полностью. Действительно, этих over-интерпретаций в американском литературоведении полно. Поезжайте на любую научную конференцию — и вы услышите такие версии про гомосексуальность автора, про раздвоение личности автора, про его детские травмы; вам и с точки зрения фрейдизма его разберут, и с точки зрения Бахтина, и особенно с точки зрения мифологии.

Вот то, что делает Кинбот с поэмой Шейда — это как раз пародия на сверхинтерпретацию. Но на самом деле то, что делает Кинбот с поэмой Шейда — это попытка маленького одинокого человека выстроить личный миф, встроить себя в поэму Шейда «Бледный огонь», в поэму, в которой пожилой американский профессор рассказывает свою тоже трагическую жизнь, полную, безусловно, творческой работы, как «Стоунере», полную опасений, страхов, сложных отношений с женой, скорби по дочери, и пытается в этой жизни найти смысл, найти ускользающую логику. А эту ускользающую логику видит Боткин, потому что для Боткина вся поэма — это отражение их с Шейдом долгих разговоров. Он видит в этой поэме земблямские реалии. Он уверен, что вот он произвел такое впечатление на Шейда своими галлюцинацинаторными фантазиями, что тот все это в своей поэме описал. И хотя Шейду не было никакого дела до Боткина, хотя он страшно им тяготился, он тем не менее представляется Кинботу (Боткину) летописцем Земблы, представляется поэтом, увековечивающим рухнувшую эту империю. Это очень трогательно! И, кстати говоря (я уже об этом говорил), Дмитрий Фурман говорил: «Первый признак ложности версии, ее конспирологичности — это ее логичность, потому что жизнь всегда алогична». Вот пестрая пустота.

Что касается художественной формы изложения. Вообще Набоков после «Лолиты» пребывал в довольно трудном положении. Представьте себе, что вы написали роман, который стал всемирным бестселлером, роман, который сложил к вашим ногам деньги и славу, жизнь в швейцарском отеле. Набоков мог позволить себе ничего вообще уже не писать. И у него не было бы финансовых затруднений, потому что в Palace Hotel его держали за копейки как местную достопримечательность. Преподавать? Он мог больше не преподавать абсолютно, и не было никакой в этом необходимости. Он вообще писал уже только для поддержания имиджа гениального писателя-эстета, но он нуждался в поддержании этого имиджа. Он мог ничего уже не публиковать, но перед ним продолжали вставать художественные задачи, такие как шахматные: вот любопытно связать слона и коня, любопытно дать две версии реальности, из которых одна достоверная, а вторая — красивая.

Кстати говоря (я уже об этом упоминал), прием этот не нов, но по-настоящему только Набоков его разработал. А уж после Набокова — ну, скажем, Чарльз Маклин в «Страже», где версия психотерапевта скучна, а версия вот этого человека, вообразившего себя стражем и глубоко прослеживающего регрессию, такую рекурсию в собственную личность, она безумно интересна и, главное, красивая, захватывающая. И «Бледный огонь» — это как бы высокое искусство. Роман Маклина, может быть, искусство массово, но гениальная книга все равно, один из выдающихся романов, самых страшных и поэтичных (что особенно важно).

Так вот, этот способ наррации Набоков изобрел, находясь в очень трудном положении: надо было написать роман не хуже «Лолиты». Ну, он выпустил «Пнина», который, конечно, не может рассматриваться как конкурент «Лолиты». Его называют самым человечным романом, самым добрым романом Набокова. И все-таки это роман далеко не того масштаба. Надо было сделать что-то сенсационное. И он сделал. Он сумел написать роман в небывалой до этого форме. Роман состоит из четырех песен поэмы и трехсот страниц (ну, примерно двухсот пятидесяти) комментария к ним безумного Боткина. И из этого комментария, если мы внимательно его читаем, мы узнаем хронику переворота земблямского, узнаем причины краха царствующего дома. И все это причудливо (хотя и очень точно по-своему) отражает историю Россию, историю падения российской монархии, российской аристократии. Замечательно написанная сцена бегства из Земблы.

Но что мне представляется принципиально важным в этой истории? Набоков — он не просто сострадает Кинботу. В нем есть глубокая внутренняя линия, потому что Кинбот с поэмой Шейда делает примерно то же, что Набоков — с «Евгением Онегиным»: он вычитывает оттуда личные реалии, личную судьбу, воспоминания о несостоявшейся дуэли Пушкина с Рылеевым, которая должна была состояться в его имении. То есть всякий читатель, всякий комментатор вычитывает в книге то, что написано про него — вне зависимости от того, что там есть действительно.

И вот Боткин — он, конечно, автопортрет. В этой же мере автопортрет и Пнин, специально замаскированный. Туда введен рассказчик, чтобы никто не подумал, будто Набоков бывает в жалком положении. Вот вы задумайтесь: у Набокова всегда присутствует в книге как бы двойной автопортрет. Там есть «ненавистный писатель недюжинный, сноб и атлет». Это Годунов-Чердынцев. Это Горн в «Камере обскуре». Это повествователь в «Пнине». И уж конечно, это… ну, скажем так, Шейд, потому что Шейд — успешный, несчастный по-своему человек, но его положение незыблемо, прочно; он пожизненный профессор. А есть герой жалкий. Это Путя из «Обиды». Это Лик из рассказа. Это повествователь вялый и толстый в «Истреблении тиранов». Это даже не слабак, а… Ну, Кречмар, я думаю, в «Камере обскуре», потому что в Кречмаре есть личные черты: и эта зацикленность на таком типе красоты, и эта поруганная семейственность. Я думаю, там каким-то образом отражено раскаяние в изменах, которые бывали или предполагались. Ужас, ад греха.

И вот я думаю, что в Боткине Набокова очень много. Боткин — это сниженный, уродливый автопортрет. И вот знаете, то, что Набоков умел писать такие автопортреты, его спасло. А Хемингуэй таких автопортретов писать не мог. У Хемингуэя он всегда жестокий мачо, «победитель не получает ничего». А надо иногда посмотреть на себя вот так, надо позволить себе увидеть себя проигравшим. А Хемингуэй был слишком ригидный, слишком жесткий, и поэтому ему не удавалось трансформироваться, поэтому он погиб не в силах смириться со старостью. А Набоков умеет увидеть себя и Боткиным, и пожалеть себя, и увидеть величие в участи Боткина.

Кстати, тут вопрос: «А есть ли версия, что Боткин и Шейд одно и то же?» Есть такая версия, но я не думаю. Там они слишком разные. А вот что Боткин, скорее всего, покончит с собой, закончив комментарий, — да, это возможно. Просто это живой урок того, что надо уметь свою ностальгию переливать вот в такие формы — рассказывать историю еще небывалым способом.

Спасибо за внимание, услышимся через неделю.

Ой, ребята, тут выясняется, что у нас есть еще четыре минуты до нуля, потому что оказывается, что мы в ноль уходим. Это у меня в 56, когда я ухожу в четверг, а сегодня мы сидим до часу. Таким образом, я успеваю поотвечаю еще на весьма важные вопросы, которых назадавали чрезвычайное количество.

«За что вы ругаете Трампа и называете его фашистом-лайт?»

Понимаете, «если надо объяснять, то не надо объяснять». У меня как раз есть ощущение, что Трамп — это тот страх Америки, с которым она носилась последние семьдесят лет, а тут она действительно сделала себе такую прививку. Он очень авторитарен, очень самодоволен. В нем есть, безусловно, все черты отвратительного популиста, который за ценой не постоит. Может быть, он прекрасный человек. Может быть, он добрый семьянин. Но в качестве президента он — носитель самых отвратительных популистских тенденций. Он заигрывает с худшим, что есть в американском электорате. Это есть в любом электорате, но вопрос же в том, на кого ты опираешься.

«С искренним удивлением познакомилась с мнением Ремчукова о вашем романе «Июнь». Прокомментируйте, пожалуйста, его высказывание об «Июне».

Ну, вот он не встречался с такими типами и честно об этом сказал. А я встречался с такими типами и честно об этом написал. И вообще что это за такая, понимаете, тенденция — усматривать в романе авторские мнения? Это не мои мнения. Это мнения моих героев. И если эти герои настолько не похожи на меня, то мне кажется… Ну, это как-то мне льстит до известной степени. И мне приятно, что эти мнения будоражат общество. Но пока еще, слава богу, ну в прозе-то герои-то могут высказывать какие-то нестандартные мнения. Почему все должны уж под одну дудку-то петь, да? В свое время очень хорошо сказал Леонов: «Сейчас собственное мнение можно отдавать только отрицательным героям, иначе убьют». А у меня там в романе нет положительных, если честно. Ну что, Боря Гордон — хороший человек, что ли? Да побойтесь Бога!

Ну, Ремчуков — вообще, он милый такой в общем, умный как бы, и я к нему довольно нежно отношусь. Но он не литературный критик, это не его забота совершенно. Вот он этим и не занимается. А я не редактирую «Независимую газету» и не занимаюсь бизнесом, и не даю ему советов.

«Как вы относитесь к американскому политологу Роберту Каплану? Он является наследником Хантингтона?»

Про Хантингтона знаю, про Каплана — ничего. Век живи — век учись.

«Каково, на ваш взгляд, будущее такой науки, как геополитика?»

У этой науки нет будущего, потому что нет такой науки. Геополитика — это выдумка, это такое следствие ресентимента. Не будет никакой геополитики. Знаете, вот у меня совершенно четкий есть принцип: если человек употребляет слова «англосаксы», «геополитика» и «Хартленд» — все, я общение с ним прекращаю. Это бессмысленно. Его нервы будут целее, и мои.

«Как прошла премьера «Золушки»?»

Спасибо. Премьера «Золушки» прошла отлично. Но все, кто не попал на нее (а таких было довольно много, увы), могут 16 апреля приходить. Пароль тот же.

А вот теперь уже пока на неделю. До скорого!

Комментарии

109

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


lena_pevzner 06 марта 2018 | 23:10

Добрый вечер, Дмитрий Львович. Интересно Ваше мнение о писателе Игоре Ефимове. Насколько вы оцениваете его литературное творчество?


neburzhui2 07 марта 2018 | 00:35

Господи ! Как у тебя всё эстетично, красиво и хорошо ! Как вкусно !
Хлеб наш насущный намажь нам маслом. :-))


nicoletta 07 марта 2018 | 00:59

neburzhui2:

Поиск ускользающей логики может завести так далеко, что и не выбраться

Особенно забавно искать её в романе, не прочитав его, а опираясь на поиски некоего журналиста, бизнесмена и политика.

А вот, ДЛ и сам сказал о своём романе.


eliza_liza 07 марта 2018 | 01:08

nicoletta:
Не знала, что Быков сегодня будет.


nicoletta 07 марта 2018 | 01:13

eliza_liza: Я тоже не знала и поймала Быкова в последние минуты передачи.


(комментарий скрыт)

omw3 07 марта 2018 | 12:23

nicoletta: eliza_liza: irdo 06 марта 2018 | 23:40 malgorzata: Ремчуков мне не кажется убедительным..."
Дело не в Ремчукове, а в тексте, который он привел примером.
И как бы не относились к Ремчукову, но что он очень умный и образованный человек, отрицать сложно... Об Израиле
» Дмитрий Быков сообщил, что, по его мнению, «Израиль – историческая ошибка», и «задача соли плавать в общем супе, а не собираться в одной солонке».
Вот, что ответил ему Игорь Губерман по этому поводу:
«Я слышал эту вашу теорию, и это, по-моему, херня, простите меня, старика. Вы говорите много херни, как и положено талантливому человеку. Наверное, вам это зачем-то нужно – может, вы так расширяете границы общественного терпения, приучаете людей к толерантности, всё может быть. Я вам за талант все прощаю."... zja 06 марта 2018 | 16:52
omw3: //Но и меня коробит … ДЛ останется в этой своей позиции , а нам остаётся право с ним не согласиться… Вы вольны а своих заблуждениях…//
А вам не кажется, что этот салат, где невнятные ощущения перемешаны с клише и банальностями, вольно или невольно размывает нравственные ориентиры?
Вы заметили, что satt, начавший данный диспут (он не первый) и вы, его поддержавшие, избегаете интерпретации фактов и пытаетесь все свести к «равноправным» заблуждениям?
Причем, что знаково, в некоторых других вопросах эта группа вовсе не склонна к такой моральной лабильности, напротив, придерживается жестких догм: «так думать разрешено, а вот так не сметь». А тут – пожалуйста.
Вы сами определились, что именно вы считаете заблуждением:
- мое мнение, что выведение идеологии фашизма из законов иудаизма – это юдофобия?... Вот такие «равноправные заблуждения», а вы типа примиряющая сторона: мол, коробит слегка, можно не соглашаться, но пусть будет.
И еще остались люди, которые удивляются: как это просвещенный немецкий народ можно было за короткое время превратить в чудовищ. А вот так. "


omw3 07 марта 2018 | 12:46

omw3: omw3 06 марта 2018 | 18:07 zja: omw3 06 марта 2018 | 16:33 irdo: matveylm: nata_lia: malgorzata:"... . А отморозки, которые поймут так, как им удобно, всегда найдутся. Человек, владеющий словом, не может этого не знать..." И это очень может быть, увы...В качестве примера могу предложить идеи гениального мыслителя , перевернувшего мир своей философией !!! Его имя связано с теми вызовами, которые были брошены человечеству, – с идеей «переоценки всех ценностей»... «Границы между расами, нациями и классами абсурдны: существует лишь иерархия личностей, но зато это – иерархическая лестница неимоверной длины»!!! Истинный человек-творец– это тот, кто, пережив в себе смерть ложных ценностей, не впал в нигилизм, но смог стать свободным творцом новых, жизнеутверждающих ценностей !!! " ..Всем известно , КАК распорядились гениальными идеями отморозки...Увы..Так что ув ДЛ "...«Вы, профессор, воля ваша, что-то нескладное придумали! Оно, может, и умно, но больно непонятно. Над вами потешаться будут»...мы с ув irdo. перенесли диспут на форум почитателей ДЛ ...с Вами . сударыня , мне спорить практически не о чем - Ваши взгляды , Вашу тревогу я , в основном. разделяю....Вы удовлетворены ?!!...omw3 06 марта 2018 | 22:07
malgorzata: Мне , например . сам Ремчуков тоже не авторитет...Мне симптоматично , что он тоже не верит русофобию и антисемитизм ДЛ...Поражается и спрашивает : Зачем ?!!...Спрашивают и с других форумов...Почему ? ...поклонники ДЛ берега потеряли...что усиливает тревогу..или пора уже стыдиться своего непонимания последствий такого подхода ?!


eliza_liza 07 марта 2018 | 13:16

omw3: omw3:
Дорогой omw3:
Мне кажется, что не стоит приносить в этот блог
споры и беседы из других блогов, в виде ленты коментов. Кто интересуется, прочтет "по месту". Ваше право, конечно, но мне представляется это лишним.


omw3 07 марта 2018 | 13:53

eliza_liza: Простите меня..И. ради Бога , не подозревайте меня в амбициозности !!!...Но меня задели упрёки в удобной равноудалённости почитателей гуру Быкова...И эти мнения , бережно сохранённые лентой . я перенёс в этот блог с надеждой получить разъяснение по существу от обожаемых мною поклонников Мастера !!! Это я лично-персонально интересуюсь мнением уважаемых мною юзеров на том блоге , где таковых больше !!! ...Другим блогам моё уважение и доверие куда меньше...Вы хотите изумить меня , представляя моё уважение и доверие излишним....Простите меня , я изумлён !!!...


nicoletta 07 марта 2018 | 16:25

omw3: "...почитателей гуру Быкова.."

????????????????????????????????


omw3 07 марта 2018 | 16:42

nicoletta: Да . мне . как и Вам , тоже такое обращение не понравилось...Кто-то и яблочников считает сектантами вокруг гуру ГАЯ ...


malgorzata 07 марта 2018 | 18:16

omw3: Вы имеете полное право ставить на форуме любой вопрос, связанный с творчеством Быкова. Никто не имеет
права корректировать Вас, давать Вам советы, как Вам себя
вести, тем более, что страна советов, к счастью для нас всех,
почила в бозе. Вы хотите вернуться к вопросу, есть ли в прозе,
публицистике и т.д. Дмитрия Львовича скрытый антисемитизм?
Я высказалась в старом эфире, не буду повторяться. Скажу
только, что ни разу за всю его деятельность на Эхе мне не
приходилось уловить что-либо похожее. Просьба высказаться
всем, кто читал роман "Июнь".


(комментарий скрыт)

eliza_liza 07 марта 2018 | 20:30

omw3:
Это вы о чем?


omw3 07 марта 2018 | 20:45

eliza_liza:
_....(_۱./_)
_....(_»O«_)
_....(_/.۱_)
....... |
....... |
....\\..|../
.....\\.|./


eliza_liza 07 марта 2018 | 20:50

omw3:
?????????


omw3 07 марта 2018 | 21:00

eliza_liza: *************

...............{♥}*{♥}
...........{♥}*{♥}*{♥}
........{♥}*{♥}*{♥}*{♥}
........\ {♥}* {♥}* {♥} /
.............\ \ \ ! / / /
................\\ ! //
.................\\!//
.................>♥<
.................//(\\  


malgorzata 08 марта 2018 | 19:12

omw3: Да Вы просто Джойс, дорогой Базилевс!
Отличный текст. Называется он "Поминки по _....(_»O«_) ". Тем не менее, возвращайтесь!
Я пока послушала 20 минут. Главный тезис послания Дмитрия Львовича таков: Возрадуемся, братия, великая литература модернизма отошла в прошлое! Ибо произошла смена парадигмы! Наследовать им невозможно! И бледный Пруст, "у которого ничего интересного нет", и Джойс, с его"абсурдностью" и "бледностью" приказали долго жить. Пруст вообще главный миф 20 века, что бы там ни говорил Кушнер. Поздний Набоков тоже свое отжил. "Ада" огромна и нечитабельна, эссе про время - "старческое забалтывание бездны". "Время больших, титанических текстов ушло". Еще раз возрадуемся!
Я всегда готова возрадоваться, но в данном случае, мне представляется, что ликовать преждевременно. Во-первых, пока еще Великий пост, во-вторых, учение Пруста и Джойса всесильно, потому что оно верно. Проза Пруста и Джойса огромный метатекст, который еще долго будет переваривать мировая культура. На Западе появляются новые тексты, насыщенные аллюзиями и цитатами из "Улисса", пьеса Тома Стоппарда "Травести, или Комедия с переодеваниями в двух действиях" или роман Аманды Кросс "Поминки по Джойсу", например. Выходит огромное количество литературоведческих, искусствоведческих и философских исследований, посвященных обоим авторам, и я бы подписалась под словами французского философа Мориса Бланшо, который говорил: "То, что понятия формы и жанра потеряли свою подлинную значимость, что абсурдным было бы, например, задаваться вопросом, относится ли "Finnegans Wake" к прозе вообще или к искусству романа, в частности, указывает на глубинную работу литературы, которая пытается утвердиться, отменяя различия и разрушая пределы."
Продолжу завтра.


(комментарий скрыт)

malgorzata 08 марта 2018 | 19:40

omw3: Спасибо! Я невероятно тронута.


omw3 08 марта 2018 | 20:11

malgorzata: Не разделяю Ваших восторгов...вот пару-тройку пинков от обожателей ув.ДЛ с других форумов получил."..сочувствую. Давно туда не захожу. По моему субъективному мнению, это уже не тусовка, а секта, и Быков для них уже не Мастер, а божество. Божество не может иметь изъянов. Тот, кто их углядел, подвергнется травле, остракизму.

Предъявлять конкретные цитаты, например про связь иудаизма с фашизмом, бессмысленно. Одни добровольно себя ослепили. Другие из фанатизма готовы принести божеству в жертву души своих родителей, осквернить их память. Третьим пофиг, не нарушайте их комфорт. Если пойдете против течения, огребете по полной. Всех благ..." ...ещё пару пинков вообще...а я грудничёк...и никто не хочет поберечь мою хрупкую психику-у-у-у !!!..


malgorzata 08 марта 2018 | 20:38

omw3:Я узнала, кто писал. При всем уважении - не согласна. Дмитрий Львович, конечно, еще здесь культовая фигура, но уже не Божество.
Иных богов не надо славить:
Они как равные с тобой,
И, осторожною рукой,
Позволено их переставить.
Сначала, действительно, был строгий культ, теперь уже можно "осторожною рукой" божеству наподдать. Временами он тут попадает под горячую руку. Я же, хотя и позволяю себе, критический подход, обращаюсь, как мне кажется, с ДЛ очень любовно.
Теперь второе. Ну, не верю я в антисемитизм Быкова. Не поверю, пока не увижу своими глазами.
"Другие из фанатизма готовы принести божеству в жертву души своих родителей, осквернить их память."
Мы с Вами понимаем, что в этом фрагменте речь не о ДЛ. Я согласна. Надеюсь, мы поняли друг друга.


omw3 08 марта 2018 | 21:04

malgorzata: Сударыня . МНЕ МНЕ МЕРЗКО- ПОГАНО повергать ДЛ....Вы меня не убедили.....Слава Богу - у ДЛ есть запас на ближайшие сотню лет он безупречен.. а нас там не будет ?!!...Я СПРОШУ...


malgorzata 09 марта 2018 | 10:55

omw3: К вопросу о его безупречности. Мне легко Вам сделать приятное. В самом нчале эфира Дмитрий Львович говорил об
"Исповеди" Блаженного Августина. Это было так горячо, так интимно, так высоко, что вслед за Вами я могу повторить - он был безупречен.


malgorzata 09 марта 2018 | 12:54

malgorzata: Я закончу о литературе модернизма. Россия и европейский модернизм. Было огромное влияние Джойса на эстетику Эйзенштейна, на Тарковского, на теорию диалога Бахтина. Что касается литературы, наш знаменитый переводчик Элиота, и не только Элиота, Андрей Сергеев, друг Бродского и пр., прямо писал:"После них (Пруст, Джойс, Кафка - у Сергеева в такой последовательности) невозможно, а даже и стыдно серьезному человеку, не развлекателю, писать как в XIX ".
Наши писатели от Джойса усвоили, что можно писать обо всем. Осталось совсем немного - хотя бы сколько-нибудь приблизиться к его уровню. Не сомневаюсь в том, что освоение творчества столпов европейского модернизма в России процесс еще длительный.
Я успела о притчевости кино услышать, в частности, о "Параде планет". Я бы этот фильм вообще рассматривала не в контексте притчи (притча все-таки очень конкретное, почти бытовое, повествование, имеющее аллегорический смысл), а в ряду символического, метафорического кино, такого, как "Сталкер", "Зеркало". "Парад планет" состоит из нескольких символических эпизодов, которые мы можем трактовать как в основном христианские, но и языческие метафоры. Целое представляет собой обобщенный взгляд на жизнь человека. Первый эпизод, военный, это и инициация, и, вполне возможно, какой-то апокалипсический зачин. Своего рода обратная перспектива. Композиционно он сделан сложно: потом мы возвращаемся с середине жизни- условно "эпизод брак" ( "город женщин"), потом крещение под Allegretto из Седьмой симфонии Бетховена (отлично!) и схождение, как у Данте, в мир "скорби", в загробный мир - эпизод "дом престарелых".
Последний эпизод - возврат обновленных героев (Олег Борисов по виду точно обновился) в реальную жизнь. Мне видится так. Притчевое кино у нас было скорее у грузинских режиссеров.
Матвей, где вы, может вы напишете что-нибудь о кино?
Наташенька, а вы об "Июне", уверена, что вы читали.


matveylm 09 марта 2018 | 18:58

malgorzata: может вы напишете что-нибудь о кино?
===
Добрый вечер, Марго.
Я очень люблю "Парад планет". Еще со времен его создания.С тех пор неоднократно пересматривал, и всегда прочитывал по-разному. Это поразительный по глубине фильм, сам факт его появления - чудо, в котором можно усмотреть приближение перестройки. Представляю, с какой рожей отсматривал бы его цензор из Главлита, но в 1984 году им было уже не до этого - слышался треск палубных надстроек.

Для притчи он пожалуй, слишком многослойный и полифоничный.

Мне очень понравился ваш отзыв. Музыкальную составляющую я, честно, в расчет вообще не принимал. Интересно


malgorzata 09 марта 2018 | 19:56

matveylm: "Музыкальную составляющую я, честно, в расчет вообще не принимал"
Лишаю вас за это плюсика. Посмотрите обязательно, где они переплывают речку.


jjtompson 10 марта 2018 | 14:50

Привет, Матвей! Прицеплюсь из-за фраы
matveylm: "Это поразительный по глубине фильм, в котором можно усмотреть приближение перестройки".
Хронология - вещь всегда субъективная))).
По моему разумению, то что мы называем
Перестройкой, началось несколько раньше - в 81-м.
А в 83-84-м уже вышло достаточно много фильмов, все разные, все про прорыв к Свету.
Это и Мэри Поппинс и Демидовы, и Парад.


matveylm 09 марта 2018 | 18:44

malgorzata: он был безупречен
===
Дмитрий Львович бывает очень разным. Я обычно с огромным пиететом воспринимал его суждения и оценки. Некоторые его странности считал неизбежными редкими исключениями, простительными для сверх-эрудированного и одарённого человека.

Но вот пару дней назад Наташа Симакова прислала мне его статью 2015 года, которая начисто отравила мне настроение и отбила желание обсуждать его философствования. Я написал ей, что если ДЛ способен нести такую пургу, то я теперь трижды подумаю, прежде чем рассматривать его мнение как авторитетное и компетентное.

Ну вот - я и думаю. Трижды, как решил...)). Захотелось взять паузу.


omw3 09 марта 2018 | 18:59

Уже переживать стал - не заболел ли милорд matveylm..Всё слава Богу ?!! А как Вам это ..."... Давно в блог ДБ не захожу. По моему субъективному мнению, это уже не тусовка, а секта, и Быков для них уже не Мастер, а божество. Божество не может иметь изъянов. Тот, кто их углядел, подвергнется травле, остракизму.

Предъявлять конкретные цитаты, например про связь иудаизма с фашизмом, бессмысленно. Одни добровольно себя ослепили. Другие из фанатизма готовы принести божеству в жертву души своих родителей, осквернить их память. Третьим пофиг, не нарушайте их комфорт. Если пойдете против течения, огребете по полной..." "...Видимо, упрек в мой адрес.
Но я уже написала, что не вхожу в блок почитателей, я вообще не вхожу ни в какие блоки,..

Поэтому мне интересней полемика и обмен мнениями, как повод, чем мнение ув.мэтра Быкова,
которое давно мне стало абсолютно нереферентным.
Я, если честно, давно перестала читать его блоги... " Несём потери ?!!...


marfa_1953 09 марта 2018 | 18:59

matveylm: Матвей, привет! Что за статья?


matveylm 09 марта 2018 | 19:24

marfa_1953: Лена, привет!
Эта статья всплывала в отдельных цитатах и отзывах впечатлительных читателей. Но одно дело - фрагменты, и совсем другое - прочитать весь массив.

Материал большой, приводить его здесь нет смысла.
Найти легко: "Русский пионер Быков Компромисс"
И тогда уж, под впечатлением, очень хорошую рецензию:
"Русский пионер Красильщиков Быков критикует Довлатова"

Я здорово расстроился. Может, я такая "кисейная барышня"?
Может бвть.


marfa_1953 09 марта 2018 | 19:30

matveylm: Ок. Спасибо.


marfa_1953 09 марта 2018 | 19:57

matveylm: Хорошо добавил от себя А. Красильщиков.
И в конце: "Если бы не его медийная популярность, то на эту его статью о Довлатове никто и не взглянул бы".
.


matveylm 10 марта 2018 | 19:40

marfa_1953: Я недавно прочитал классную книгу Александра Гениса "Довлатов и окрестности". Впечатление огромное. После этого Быковские злобные разглагольствования могут вызывать только недоумение. Почему же злюсь? Досадно видеть такую неадекватность у признанного эрудита.

Кстати, я эту книжку купил в электронном варианте. Если у тебя есть читалка, могу прислать в формате EPUB.


marfa_1953 11 марта 2018 | 18:56

matveylm: Спасибо за предложение, Матвей.
Буду читать бесплатно): нашла по названию. И опять тебе спасибо.:-)


matveylm 11 марта 2018 | 19:27

marfa_1953: Я рад, что ты будешь читать Гениса. Получишь удовольствие.
Но предупреждаю: в бесплатном доступе только "ознакомительный вариант", это 1/5 текста. Я через это проходил. В конце наткнёшься на предложение купить полную версию - тогда обращайся...))


marfa_1953 11 марта 2018 | 19:50

matveylm: Ах вот как - ознакомительная... Ок., обращусь.
Спасибо.


(комментарий скрыт)

omw3 09 марта 2018 | 22:17

irdo: А чего не светите свой честной инсайд ?!!!


irdo 10 марта 2018 | 00:24

omw3:
Плещеев.


jano 09 марта 2018 | 20:28

matveylm:
Еще интересная полемика Быков-Эпштей "Чума и чумка".


malgorzata 09 марта 2018 | 20:55

jano: Михаил Эпштейн писал о ДЛ:
"Как только речь заходит об СССР, поражает странное слепое пятно в этом светлом и блестящем уме".
Полемика 2011 года. С тех пор ДЛ сделал несколько интересных признаний, говорящих о том, что идея "советского проекта" ему уже не кажется такой безупречной, как раньше. Он меняется, но не так быстро, как меняются нечестные люди.


matveylm 09 марта 2018 | 19:34

marfa_1953: Пардон. В строке поиска статьи Аркадия Красильщикова лучше НЕ упоминать "русский пионер"
Так найдется лучше


malgorzata 09 марта 2018 | 20:18

matveylm:"Я обычно с огромным пиететом воспринимал его суждения и оценки"
Зачем же с огромным пиететом, Матвей? Он что Вячеслав Всеволодович Иванов, который прошел огонь, воду и медные трубы? Он талантливый человек, с прекрасной памятью, хороший, замечательный, иногда плохой, но он даже не литературовед. Сверхэрудированных нет. Были просто эрудированные. Но это Сергей Сергеевич Аверинцев, Вячеслав Всеволодович Иванов, Владимир Николаевич Топоров, Юрий Михайлович Лотман. Дмитрий Львович писатель, он даже не филолог, и может себе позволить думать, как он хочет. Он имеет право нести пургу, только не переходя нравственных границ. Разве вы недавно не читали его статью о Бродском? Мы с Наташей обсуждали. Он просто его оприходовал как красно-коричневого. Вот где я первый раз дрогнула. А к Довлатову он гораздо мягче. В этом эфире он и Пруста, и Джойса снял с шахматной доски современной европейской литературы. Ну, и что?
В то же время, сто раз уже говорили, именно он сидит по ночам бесплатно на Эхе и просвещает народ. Как не отдать ему должное?!
В общем, приходите, будем вместе воспитывать ДЛ. :-)


matveylm 09 марта 2018 | 21:05

malgorzata: Мы с вами, Марго, находимся на совершенно разных уровнях анализа. Те авторитеты. которых вы перечисляете, знакомы мне только на слух и находятся в недоступной для меня области познания. А Быков говорит на языке, понятном мне, он прекрасный популяризатор и этим для меня ценен. Поэтому именно его я воспринимал с пиететом.

Но в своей статье он не только мерзко написал о Довлатове, он оскорбил огромное число интеллигентных людей, относящихся к нескольким после-перестроечным поколениям. Он назвал меня лично посредственностью, которое хочет почувствовать причастность к большой литературе путём чтения простеньких вульгарных баек.
Фу-у-у!!!

Это было написано 3 года назад. Было время и возможность немного открутить назад, сгладить оскорбительный тон. Нет, не захотел.


malgorzata 09 марта 2018 | 21:16

matveylm: "Он назвал меня лично посредственностью, которое хочет почувствовать причастность к большой литературе путём чтения простеньких вульгарных баек."
Матвей, я читала эту статью. Это плохо, но в полемике допустимо. Вот Бродского он оскорбил по-настоящему. Вот где надо было задуматься. За такие штуки при нормальной ситуации в стране могла последовать самая серьезная обструкция со стороны общества. Завтра допишу, приходите.


omw3 13 марта 2018 | 20:18

malgorzata: странно-тот форум камент не принимает...Я ленив и нелюбопытен ...Ну , бывают у меня очень болезненные приступа интереса к разным сторонам реальности...Эти приступы сверхчувствительности имитировать невозможно...Поэтому заявить о своей искренней позиции по Краине не могу - пока не будут восстановлены мои персонально-личные связи с Родичами и полуРодичами в Краине ...Хватает того , что детки очень живо общаются с друзьями в Одессе и Киеве...Ни о чём критичном от них не слышал...Правда , детки слишком увлечены своим творчеством , политикой интересуются мало . просто держат себя в курсе...К слову , у них есть помощники и поклонники с Краины...Всё как бы ОК...И ещё такое дело...когда я только-только появился на форумах, я попытался найти себе сторонников в узловых моментах общей истории моего Рода Чужаков и тех мест . где Краина - мне не повезло...Я КУПИЛСЯ . когда краинцы на форуме легко выводили неолитические свои культуры доисторического периода...Я загорелся - был у меня инсайдец о связях Рода Чужаков с древними Пиндосами из древнегреческих колоний...Вначале меня картвелы послали - Сам Великий Зурабомоурав заявил - мы тут со времён джорджопитеков....УКРО - историки тут же нарекали МЕНЯ москалём и ордынцем , послали подальше с моим сторонним мнением . великие укропитеки , блин !!! И так было не один раз...Нынешняя Руина - Рассеюшка мучает меня больше , чем Руина- Нэнька ..Могу гарантировать только одно - на бытовом уровне антиукраинскую истерию умею гасить...Пусть укры борятся со своими проблемами - а мы боремся со своими...С чужими проблемами наши справляются на раз...


omw3 14 марта 2018 | 16:02

malgorzata: irdo: matveylm: "... Своими постами я только хотела обратить внимание на беспрецедентно сложное положение Украины сейчас с сказать, что лозунговый подход к проблеме Украины - это просто подлость. Надо вникнуть, как следует, чтобы по возможности понять." "... Бандеру хотят сделать символом, это другой вопрос. Но особенность символов такова, что они начинают "работать" и самореализовываться. Такова метафизика символических форм. Если у украинцев в обозримом будущем не хватит мужества отказаться от него, можно почти с уверенностью утверждать, что как культурная нация они погибнут..." Убедили...Со своей стороны я тоже готов настроится на сотрудничество ...Одну тему себе я уже наметил - мне интересен феномен появления в Нэньке доморощенного Ли Кван Ю - Нестора Махно !!! Пусть вспомнят - именно Батька способствовал тому , что тевтонам ВНЕЗАПНО с лютой силой пришлось познать, на что способны вооружённые хохлы, если у них с одной стороны пробуют отобрать хлеб, сало и самогон, а с другой — находится вожак, который способен их возглавить !!! Именно он реально построил общество , где крестьяне получили землю, рабочие — 10-часовой рабочий день и молоко за вредность, буржуи не были выпилены и получали свой профит со всего этого. Ещё ценно - Батька сурово карал собственных нацистов и не давал обижать ни евреев , ни германских колонистов...Кто знает , быть может , удастся ли ещё увлечь и на тему славянофилов и западников - если остались там неинфицированные подъёмом с колен...Прицепится камент или нет ?.


omw3 15 марта 2018 | 20:13

malgorzata: matveylm: nata_lia: НИКАК НЕ МОГУ ПРИЛЕПИТЬ КАМЕНТ...На уровне рассудка и логики я настроен настроен на народную дипломатию ....отчасти потому , что меня душит стыд за мерзейшую оккупацию...за 86 % одобряющих оккупацию...За то , что и я , формально , оккупант...позор на моих сединах...В части народной дипломатии мог бы принести свои три копейки...Было любопытно обнаружить краинские корни у кузин , племянников и внучат...Готовясь принять в наследство всё Крыло Рода Чужаков я улавливал все ниточки линий Рода от П-Камчатского до Львова и Кенигсберга , от Воркуты до Одессы и Севастополя - в начале 80 -тых...Было прикольно обнаружить , к примеру , что моя любимая пятиюродная кузина ( я даже жениться на ней хотел !!! Духовник , придурок , отказался благословлять , наложил кучу уроков за попытку кровосмешения - неприемлемую для наследника Крыльев Рода... ) - наполовину западенка по отцу ( потому и родилась в Воркуте...)...У меня - куча племянников и внуков в Хорькове - Любимый братик покойной матушки с 51-го года преподавал в ХВАТУ ХВАИВУ ХВКИУ ХВВКИУ РВ им. Крылова Н.И РВСН СССР...Помянули покойную матушку..Дядюшка пожелал узнать мою версию моей службы на Камчатки ( Версия троюродных полуРодичей из крайисполкома Приморья у него была... по факту я . находясь в карауле , разрядил весь рожок АКМ в пузо дембилю Бесу . сыночку какого-то партхозфункционера из Хорькова...)...После моих объяснений дядюшка в позе ментора...Я взбесился...Сталинский Сокол . блин...Свой орден , очередные звёзды за увечье Вы получили за грязную авантюру Упырей в Корее !!! Да и генерала получили только когда Вас выкинули с кафедры за постоянные шашни с хохлушками !!! Ментор . блин...В своём глазу бревна не видим...Стыдно. но отношения не заладились...Когда правительство Незалежной предложило дядюшке пост и возможность обучать обучать краинских ракетчиков - он отказался...Стар стал !!! -несмотря на давление жён и деток...


nata_lia 09 марта 2018 | 22:34

matveylm:

// Было время и возможность немного открутить назад//

Привет, Матвей. Вы, как всегда, умеете подметить главное, а меня окутывают негативные эмоции, которые разрастаются и не дают трезво подумать. Вот и сейчас вы отметили существенное, если не главное: за несколько лет ДЛ не захотел сгладить оскорбительный тон.
Тут мне часто говорят, что он имеет право на своё мнение. Имеет, но при этом он смешивает с д-м СД и оскорбляет, унижает и смешивает с той же массой читателя, который является и его читателем. Этот читатель слушает его уже несколько лет, и он сам говорит о каком-то нашем духовном родстве. Как же так получается?

Кстати, в отношении СД для него нет авторитетов. Ведь такие люди, как Генис, Вайль, Валерий Попов, Виктор Ерофеев, Виктория Токарева и многие другие (сразу всех не вспомню), но для них всех СД значит очень много. Обо всех этих писателях Быков высокого мнения, но получается, их мнение для него ничего не значит. Кроме Быкова я вообще никого не знаю, кто бы негативно относился к СД.

Матвей, вы сейчас пришли к такому тяжелому состоянию. А я в нем давно, но вы меня не хотели понять, говоря о праве на разные мнения. Я молчала, только иногда позволяла себе всплески. Кстати, если он нас просвещает, то должен бы к нам относиться уважительнее


nata_lia 09 марта 2018 | 22:54

matveylm:

// Вдогонку//

Захотелось добавить. Я говорила с ДЛ о СД лично на его встрече с читателями, до того как он стал вести передачи на Эхе. У него стало замкнутое лицо, он отвернулся и цедил слова, не глядя на меня... Уже здесь на Эхе я написала ему очень уважительно, прося объяснить причину. Он не ответил, а просто перестал отвечать мне на другие мои вопросы.

Только через некоторое время стал меня замечать.. Хотя я уверена, что он не забыл. Мне кажется, он злопамятен. А меня многие здесь осудили в том смысле, что я лишаю ДЛ права на его мнение


matveylm 09 марта 2018 | 23:28

nata_lia: Правы те, кто говорят, что Быков, как и любой человек, может иметь свой вкус.
Но и мы правы, если нас возмущает его оскорбительная риторика.
"Эта публика — суррогат советской интеллигенции, то, что от нее осталось после девяностых, когда лучшие уехали, а остальные деклассировались".
Хамоватое высказывание, аккуратно говоря.


nata_lia 10 марта 2018 | 00:19

matveylm:

//Эта публика — суррогат советской интеллигенции,//

Это можно сказать один раз в запале. Но у него это стойкое убеждение. Я жила с этим долго и плюю сейчас, а вы переживает сейчас слишком лично


irdo 10 марта 2018 | 00:42

nata_lia:
Мне кажется, он злопамятен. А меня многие здесь осудили в том смысле, что я лишаю ДЛ права на его мнение
============
Вот я давно читаю Ваши комментарии, и там, где касается литературы, а не политики, считаю, что у Вас безупречный вкус,
но всегда удивлялась, почему Вы ему-вкусу, то есть себе, так не доверяете,
что начинаете переживать, что Ваше мнение в чем-то не совпадает с мнением Д.Б.
А это его проблемы, что его мнение не совпадает с Вашим, с моим, и с другими читателями.
Это он должен задуматься, потому что пишет для читателей, а не оскорблять их унизительно-презрительно, называя посредственностью, или говоря, что «Бродский — поэт несостоявшихся, угнетённых или неудачливых граждан»
А его восхищение советским модерном, и оправдание его, делает Д.Б. суррогатом той советской интеллигенции, которая так ему не нравится,
но очень сближает с любимым им авторами типа Проханова или Шаргунова.


nata_lia 10 марта 2018 | 01:05

irdo:

//это его проблемы, что его мнение не совпадает с Вашим, с моим, и с другими читателями//
.
Литературные вкусы и предпочтения у нас с ДЛ большей частью разные, и мнения часто не совпадают. Но я признаю абсолютно, что ДЛ – большой талант, эрудит и знаток литературы, каких, может, больше и нет. По крайней мере, я таких не встречала. И для меня он вершина недоступная


irdo 10 марта 2018 | 03:07

nata_lia:
Хорошая память еще не талант.
Да и талант или нет решает вечность.


nata_lia 10 марта 2018 | 04:21

irdo:

// Хорошая память еще не талант//

Я про память ничего не говорила. У меня тоже хорошая память, и я тоже помню много стихов наизусть. Ну и что? Таких людей много. Это не талант.

Талант- это высокая одаренность к творчеству. ДЛ – талантливый поэт, талантливый писатель. Вообще талантливый человек. Для таких определений, по-моему, не нужно вечности. Это всё видно при жизни


irdo 10 марта 2018 | 04:34

nata_lia:
Это всё видно при жизни
==========
Вам видно, мне нет.
И не только мне.
Но это дело вкуса и меры, а не спора.
Вам нравится--прекрасно.
Мне нет.Тоже имею право.


А.К." Что мне лично отвратительно в Быкове - это его поза величия судьи, знатока истины в конечной инстанции. Он точно знает, какой народ хорош, а какой -плох, какая вера праведна, а какая нет, какая страна имеет право быть на карте мира, а какой там не место. Знает Дмитрий Львович и о том, кто классик современной и мировой литературы, а кто только к ней примазывается. Об одном только не догадывается Д.Быков, что сам он прозаик весьма посредственный и в классики современный Гаврила русской поэзии не попадет никогда. Статья же его о Довлатове полна завистливой злобы, копания в грязном, нижнем белье писателя и ненависти, даже не покойному собрату по перу, а к армии его преданных читателей. То есть, и здесь Быков знает, что фанаты его,например, творчества - люди хорошие, а поклонники Довлатова - плохие.
Мне же кажется, что дело здесь не в извечной толкотне на Парнасе, а в том, что Д.Быков - характерный образец очевидного вырождения современной русской, творческой элиты. Боюсь, что не только русской.





Быков,- несомненно профессор. Профессор-БИБЛИОТЕКАРЬ. Прекрасно знающий русскую литературу и язык, что позволяет ему являться большим специалистом по риторической казуистике. Что позволяет ему своё беспонтовое мнение о писателях, людях, странах облачать в форме красивого, редкого по правильности, русского языка.
Но это мнение остается совершенно беспонтовым, мелким и неумным.
Если бы не его медийная популярность, то на эту его статью о Довлатове никто и не взглянул бы".
.


shkolniza 11 марта 2018 | 12:33

irdo: :))) Быкова можно назвать не только библиотекарем, но и уборщицей библиотеки.:)
Сияние его ума не померкнет.:))
Не буду становиться горой за Быкова-писателя,
тем более за автора рифмованной политконъюнктуры.
А как филолог он пачтишта гениален.
Зря вы притащили публикацию, в которой злобы в адрес Быкова в разы больше, чем быковского негатива
к Довлатову. Теа более что злоба эта "концептуальна": "Д.Быков - характерный образец очевидного вырождения современной русской, творческой элиты."
Дай Бог нашей элите "вырождаться", как это делает
Быков!:)))


pni_na 11 марта 2018 | 04:42

nata_lia:
"Литературные вкусы и предпочтения у нас с ДЛ большей частью разные, и мнения часто не совпадают."
====================================================================
Привет, Наталия!
Признаюсь откровенно, - если что и "возбуждает" меня в Быкове, так это его самашечая работоспособность. Книги, лекции, уроки, стихи, "обратно" книги, лекции, уроки, стихи... Уважаю.
А уж за мАстерский самопиар снимаю перед ним шляпу, - этакий подвластен не каждому. Да -, на мой извращенный вкус, и еженедельные приходы в "Один" работают на него, - дабы оставаться все время "на слуху".
Скажи, а разве для любого достойного литератора, писателя или поэта большой талант, эрудиция или знание литературы в диковинку? Неужели только у ДЛ такой волшебный дар многознания и таланта ? Есть у меня тихое подозрение, что не перевелись еще на российском земном шарике эрудиты, таланты, знатоки и ценители прекрасного. Просто, возможно, меньше мелькаю лицами.
Поверь, я не хочу обидеть или усомниться в ДЛ. Упаси, бог... Только что-то последнее время, для меня, выглядит он, как "и швец, и жнец, и на дуде игрец"
А уж какой, судя по направленным к нему вопросам, властитель дум... Все подвластно, - и литература, и политика, и житуха, и кино.
Вот и чудится мне, что сами, при его тонком, деятельном участии, раскурили фимиам вокруг светлого лика.
При всем моем цинизме и кондовом атеизме, но крутится в черепушке что-то про "не сотвори себе кумира"...
А кумир-то с нами, воздыхателями, не церемонится, оскорбляет, называя нас, своих читателей-почитателей, посредственностью.
Мы же закидываем головки, глядя на "вершину недоступную", не догадываясь, что говорить с нами, смердами, изволит не только талантливый литератор, но и отменный, просто "гениальный" (украла у ДЛ) казуист.
Мы же с тобой, моя дорогая, будем нежно любить Сереженьку Довлатова.


shkolniza 11 марта 2018 | 12:15

pni_na: Не забывайте, что Быков не просто безбашенно
одарённый и энциклопедически набитый литературовед. Он журналист. А посему его не
манит даль, в которой он будет почитаем как классик
времён инета, забитого краткими пересказами многотомных романов. Ему важно быть на слуху
здесь и сейчас. Он подпитывается спорами/раздорами,
из сора которых рождаются новые аналитические и оценочные быковские шедеврики.:) Так что любите кого угодно! От наших любовей не убудет, и ничью память никто не обидит!:) А Быкову энергетический гешефт.:)) Одной Вашей волной, аки тихоокеанской,
его массу легко снести может.:)) И поделом - за что
боролся...:))


nata_lia 11 марта 2018 | 15:01

pni_na:

// Есть у меня тихое подозрение, что не перевелись еще на российском земном шарике эрудиты, таланты, знатоки и ценители прекрасного//
// Мы же с тобой, моя дорогая, будем нежно любить Сереженьку Довлатова//

Привет, Нинуля!

Наконец-то ты отозвалась на мои вопли и метания. А то я уже не раз посыпала голову чем там положено и поглядывала на мой походный рюкзачок, который у меня всегда наготове. Да-да, посещали меня такие греховные мысли. А тут такой бальзам – твои речи.
И я радостно с тобой соглашаюсь.

Конечно, «не сотвори себе кумира». Как я это понимаю. Тоже «кондовая атеистка», и, когда говорю о себе любимой, с удовольствием сообщаю, что атеизм у меня наследственный.
И с удовольствием слушаю, как умные собеседники начинают мне объяснять, что этого не может быть.
К чему я это? К тому, что, будучи такой атеисткой, я всю жизнь только тем и занимаюсь, что сотворяю себе кумиров.

А на твой вопрос – «неужели только у ДЛ такой волшебный дар многознания и таланта?» - с уверенностью отвечу, что, конечно, нет.
Не сомневаюсь, «не перевелись еще на российском земном шарике эрудиты, таланты, знатоки и ценители прекрасного». Но где ещё найдешь такого волшебника, который уже почти три года с непонятным постоянством, посещает меня еженедельно каждую ночь, чтобы интеллектуально усмирять мою мятущуюся душу.
Невзирая на мой скверный характер, постоянные придирки, неприятные вопросы и, главное, невзирая на мою любовь к СД, которого, как ты понимаешь, я люблю гораздо больше, чем вышеназванного кумира. Ты знаешь, Нинуль, нет таких, наверное.

Не бросай меня, дорогая. Помни, что ты свет далекой звезды


pni_na 11 марта 2018 | 16:31

nata_lia:
"Наконец-то ты отозвалась на мои вопли и метания."
======================================================================
Извини, дорогая, не до тебя мне было в феврале...
Первую половину м-ца, до Валентинова дня, упахивалась в своем приюте. Люди становятся особенно нежны и трепетны перед этим днем, - забираю в свои дома всех собачек-кошечек. Домой приползала в 11-12 р.м. Не до тебя было.
Во второй половине месяца дочки моего друга, купив билеты, сбагрили нас в итальянско-миланскую Ла Скалу на две оперы.
Сперва (20 февр.) была опера "Симон Бокканегра" Верди, - признаюсь, что до того даже слова такого "бокканегра" не слыхивала. А вот на счет "Орфея и Эвридики" Глюка была осведомлена заранее, лет этак 50 тому назад. Я к опере отношусь, мягко говоря, сдержанно. Воспринимаю ее только в двух местах: в Ла Скала и в опере венской, - атмосфера какая-то необыкновенная.
"Встретила двух "знакомцев".
Первый, итальянец Лео Нуччи. Сколько-то лет назад его много показывали в американском телевизоре, называли героем, т.к. в Вене во время спектакля спас русскую певицу Гулегину. Подставившись под падающую сверху железную конструкцию, прикрыл девушку своим телом.
Второй, Дм.Белосельский - русский бас. Его я услышала на гастролях в США с хором Сретенского монастыря в Карнеги Холл, - прекрасный голос, заключенный в молодое и очень красивое тело.
Отписала, специально прикинувшись "культурной девушкой", т.к. обидевши на твои слова "Помни, что ты свет далекой звезды".
Йех, крошка Натали!
А как же Осип Мандельштам с его "я ненавижу свет однообразных звезд"?
Да и "свет далекой звезды" не греет, потому как холоден и мертв.
А я же еще живая, теплая, я же еще могу, "если меня прислонить к теплой стенке"...


nata_lia 11 марта 2018 | 17:47

pni_na:

// Извини, дорогая, не до тебя мне было в феврале...//

Ох и требовательная ты, подруга, и не по делу обидчивая. А мне как такие слова твои читать: «не до тебя мне было в феврале». Моя душа полна эгоцентризму, а тут вдруг такое. Хотела сразу разобидеться, но любопытство пересилило.

А дальше сплошная твоя похвальба пошла: и Ла Скала у неё, и Милан, и знакомые итальянцы. А вот уж про "бокканегру" для моей простоты это слишком – только как издевательство воспринимаю. Я с тобой как с подругой делюсь о самом заветном – о ночных посещениях мирового корифея, а ты мне такие слова.

Перехожу плавно к звездам. Ты, Нинуль, чего, совсем там со своими Лео Нуччи чутье потеряла? Я тебе, можно сказать, комплимент, послала –
о неповторимом звездном твоём сиянии заговорила, а ты сразу на Мандельштама ссылаться, об однообразии печалиться.
А как же наш с тобою любимец Михаил Юрьевич: Вдали горит одна звезда – мой взор она манит всегда. Не говорю уж о незабвенном Анненском, который одной звезды повторял имя, потому что томился с другими. Ты меня, подруга, с поэтическими звездами не заводи. А то тебе сейчас на твою Ла Скалу устрою вечер поэзии. Не зря же ко мне великие поэты прилетают по ночам. Так что ты возьми себя в руки и смирись. Главное, что ты живая и теплая, чему я очень рада


omw3 11 марта 2018 | 18:24

pni_na: irdo: shkolniza: nata_lia: Дорогой Сергей Довлатов! Я тоже люблю вас, но Вы разбили мое сердце. Я родился в этой стране, бесстрашно служил ей во время войны, но так и не сумел продать ни одного своего рассказа в журнал «Нью-Йоркер». А теперь приезжаете вы и — бах! — Ваш рассказ сразу же печатают. Что-то странное творится, доложу я вам… "Kurt Vonnegut, Jr.... The New Yorker. Многие писатели Америки не публиковались там, хотя очень хотели...Всех благ...


omw3 08 марта 2018 | 21:18

malgorzata: И уже неважно - кто писал...Пишу я...обожатель ДЛ...Своё несогласие выражайте мне !!!...не обижайте источники - они обижены вами раньше..


nata_lia 09 марта 2018 | 22:59

omw3:

// Своё несогласие выражайте мне //

Я своё несогласие выразила в комменте Матвею. Если вам не очень трудно, ответьте мне, пжл, как обожатель ДЛ


omw3 10 марта 2018 | 01:25

nata_lia: nata_lia: АНТОН и ВСВ - ЭТО ДО УТРА !!!


nata_lia 10 марта 2018 | 01:42

omw3:

//АНТОН и ВСВ - ЭТО ДО УТРА !!!//

А я не про Антона и не про ВСВ. Я про Быкова и Довлатова. Очень интересно Ваше мнение об отношении Быкова к Довлатову и к читателям, которые любят Довлатова. Конечно завтра


omw3 10 марта 2018 | 09:19

nata_lia: Я очень тепло - почти с обожанием отношусь к ДЛ и могу позволить себе быть пристрастным...Но даже моё обожание к ДЛ бывает иногда им оскорбляемо...Пример такого оскорбления - нелюбовь к Довлатову и к почитателям таланта Сергея Донатовича...Всякий раз удивляюсь этому и ухожу от Быкова..Потом начинаю по нему скучать - и возвращаюсь..."...Если ДБ говорит о литературе (в широком понимании этого явления), то к его мнению, как минимум, стоит прислушаться. Если же он начинает умничать и выёживаться по другим вопросам - в Сибирь его, убирать снег, весь..." Как-то так...Ужасно не хочется говорить о ДЛ гадости...


nata_lia 10 марта 2018 | 12:54

omw3:

//Я очень тепло - почти с обожанием отношусь к ДЛ и могу позволить себе быть пристрастным...Но даже моё обожание к ДЛ бывает иногда им оскорбляемо//

ППКС


shkolniza 10 марта 2018 | 13:10

omw3: ухожу от Быкова..Потом начинаю
по нему скучать - и возвращаюсь...
=======================================
Верный способ поддержать страсть в отношениях.:))


omw3 10 марта 2018 | 20:14

shkolniza: Верный способ поддержать страсть в отношениях.:)" - в персонально- личных отношениях - ммм- достаточно юных и здоровеньких партнёров...В более взрослом состоянии можно немножечко пожалеть более слабого партнёра...И хрен бы с этой вашей Страстёнкой - я с ней не знаком близко...А партнёрша...-пусть живёт и здравствует...даже не со мной...типа " Йа тэбэ отпускаю... ДЛ рискует...Я- грудничок - искренне переживаю , что из блога ушли очень интересные юзеры , разочарованные оскорблением ДЛ и непротивлением ДЛ- обожателей...Я извинился за эту хрень и пригласил всех в блог...я-никто , мне не поверили...Мне стыдно . леди и джентельмены...А вам...


shkolniza 10 марта 2018 | 21:03

omw3: 1. Бываю редко, поэтому блог как организм
мне не открылся, и не за этим залетаю. Читаю случайно, скажем так, - неслучайных. Их немного. Ну, сколько есть.:)
2. Право Быкова иметь ЛЮБЫЕ оценки отстаиваю изначально. Не может он любить всех авторов всех времён и народов, как и не обязан любить тех, кого любим мы.:) Плюс феномен сиюминутности реакций, которые в иных обстоятельствах и эфирах могли бы быть иными. И не склонна каждую его фрвзу препарировать и выстраивать рейтинг версий,
чья ближе к оригиналу.:) Ну, и если к другому уходит невеста, то неизвестно...:) А юзеры уходят и приходят...
3. Не раз наблюдала попытки возглавлять/организовывать/режиссировать... тот или иной форум.
Ничего путного из этого никогда не выходит. Виртуальный форум - стихия.:)


omw3 10 марта 2018 | 21:16

shkolniza: Извините , сударыня - буков много , и типа ППКС . А вопрос неотвечен...


shkolniza 10 марта 2018 | 21:28

omw3: :) Такии у Вас буков по обыкновению немало.:)
А в чем вопрос-то? To be or not to be?..:)


omw3 10 марта 2018 | 21:46

shkolniza: Мне , грудничку . СТЫДНО , за добрых людей ...Всегда стыдно , когда добрые люди трусят...по разным поводам...ТИПА сам собой в разведку не пошёл бы...Я ПРИВЫК ХОДИТЬ В РАЗВЕДКУ С САМИМ СОБОЙ !!! И Вы как-то этому верите...Для остальных я -никто...и звать меня никак...Вам-то - не стыдно :?!! ...


shkolniza 10 марта 2018 | 22:20

omw3: Вы ведь помните, надеюсь, как я однажды заметила, что Ваши насыщенные обращения воспринимать непросто, часто рискуешь не отсканировать.:)
1. За кого стыдно?:) Для кого для "остальных"? :)
Виртуал соотносится с реалом, как подкорка с коркой головного мозга. Виртуал - буйство подкорки. Это одна из его основных функций. Отдыхают, разряжаются/заряжаются, самовыражаются, лечатся, убегают от жизненных невзгод или, напротив, эмоционально насыщают пресную жизнь и пр., и пр. Какой "стыд"?:)
2. Относительно никто/звать никак и "остальных". Заводите референтный группу, и всё встанет на свои места.:) Вам многое дано, чтобы брать не числом, но умением.:) Успехов.:)


shkolniza 10 марта 2018 | 22:23

...референтнУЮ группу...


omw3 10 марта 2018 | 22:28

shkolniza: Всемилостивейшая сударыня . таки чувствую или ощущаю...не знаю..Вы почувствовали моё огорчение... остальное буковки... им я не верю... Всех благ...


shkolniza 10 марта 2018 | 22:44

omw3: :) Воля Ваша. Стоит ли тогда затевать обмен?:) Ищите для отдачи иные стенки.:)


omw3 10 марта 2018 | 23:32

shkolniza: Вы меня огорчаете...Я мыслил -Вы-то на моей сторонушке... Но не парьтесь - я устою.......


shkolniza 11 марта 2018 | 11:34

omw3: :)Да на Вашей. А кто по другую-то сторону
баррикады?:)


omw3 11 марта 2018 | 12:59

shkolniza: Увы , такие же добрые люди - как мы с Вами...Спасибо !!! Всех благ !!!...


shkolniza 11 марта 2018 | 13:29

omw3: Да здравствуют добрые люди.:)


ardascha 10 марта 2018 | 21:25

omw3: Я ни в коем случае не обижаюсь на Дмитрия Львовича за его нелюбовь к Довлатову, но очень сожалею по этому поводу. Получается следующий парадокс: Быков прояитал очень много книг, в трм числе книг малоизвестных и малозначительных авторов, которых он с быковской щедростью и широтой называет гениями. Отсюда вывод -
1)Быков так любит процесс чтения, что готов читать всё подряд
2) Для Быкова назвать даже малоизвестного писателья гением - как морской свинке чихнуть. ( возможно я слегка преувеличиваю, но это для наглядность)
И что же Довлатов, которого однажды опубликовало такое солидное издание как Вечерний Нью Йорк. Позитивные ртзывы Гениса, Вайляи даже самого Бродского.
Ах да : Бродский у Быкова тоже не в чести.
Возможно Быкову не близок тот образ жизни который вёл Довлатов, но филолог способен отделить предмет изображения от способа изображения.
Вспоминаю цитату из фильма Тодоровского старшего
- Вам нравится Гоген?
- Нет.
- А кто из импрессионистов Вам нравится?
- Все, кроме Гогена

А так и получается, что Быкову нравятся все писатели, кроме Довлатова.


oleg_sergeevich 07 марта 2018 | 00:02

Дмитрий Львович, Вы обещали "Когда бороться с собой устал..."


sotka 07 марта 2018 | 00:50

Дмитрий....если погуглить страны по тупому... по количеству населения..., юговосточная азия, африка, южная америка...то на каком литературном материале...культурной основе живут и развиваются эти сотни и сотни миллионов людей...


zemljanka 07 марта 2018 | 00:56

Спасибо!


zemljanka 07 марта 2018 | 00:59

Если надо объяснять, то не надо объяснять. (С)
Любимое выражения.


nicoletta 07 марта 2018 | 01:05

zemljanka:

"И если что-то надо объяснять,
то ничего не надо объяснять.
А если всё же стоит объяснить,
то ничего не стоит объяснить." (с)


(комментарий скрыт)

berlin2017 07 марта 2018 | 07:51

В Сети похабных много слов, они звучат со сцены. Бомонд платить за них готов, Орлуша знает цены. Я их не буду тут писать, все скажет литератор. Он объяснит, к чему там мать. К чему вам провокатор. Он объяснит каких глубин Шнур достигает словом. Что он у нас такой один, что смыслом он взволнован. Нарыли «поц» там и «шалава», и передали «ксивой». Свобода раз, – имеют право, нам разъяснят мотивы. Свободу дал нам Михаил, да видно не архангел. Борис бардак тот углубил придвинув резко шланги.

Царю воздвигли монумент, пока что без подельцев. У них весомый аргумент: победа там – где Ельцин. На свете много разных стран: монархий и республик. Но, где как тут бывал титан, что все раздал за рублик? Воистину, как пацаны, добравшись до халявы, разворовали полстраны, коль не было управы. Любил он водку, пиво пил хотя и не любое. Порядок часто наводил, и тоже, - все запоем. Не так, мол, сели, господа. Немедленно исправить. А лик, как вновь упал с моста. Не видел, не представить. И не сказал ему никто: «И ты ведь не на месте. С утра уж принял грамм так сто. А может все и двести…

Я не люблю таких господ, товарищ – слово ближе. Его впихнули в обиход, как в нашу баню – лыжи. Отчизны внемля призываньям, я жду – еще придет поэт и освятит вновь это званье, в сердцах найдет ответ.


berlin2017 07 марта 2018 | 10:03

Из тучи месяц вылез…

Маяковский

Устала бить баклуши
Она с недавних пор.
Решила все же Ксюша
Здесь навести фурор.
Нет на других надежды,
Кругом один совок,
Кругом одни невежды, -
Заткнет за поясок.
Конечно, есть Алешка,
Но тоже – не фонтан.
Кому-то – свет в окошке,
Кому-то – хулиган.
Он говорит всем часто
Одну и ту же речь.
С замашками схоласта.
Куда он может влечь?!
Сошлись они на время,
Сейчас не по пути.
К чему ей это бремя?..
Мешает лишь идти…
А Ксюше, безусловно,
По силам все теперь.
А с силою духовной
Ногой – любую дверь…
Пока они расстались,
На сколь не знаю дней.
К чему ей пасторали?..
Не нужно это ей!


sauh 07 марта 2018 | 11:07

г. Рувинский,
не проще ответить,
чем УДАЛЯТЬ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

06 марта 2018 | 09:58
Дмитрий, респект.

Пожалуйста, повлияйте
на оперативную выкладку текста Вашей передачи,
ибо обращения к главному редактору сайта «Эхо Москвы»
г. Рувинскому игнорируются им же…
Помогите.

Вам-
Здоровья,
Удачи,
Здоровья!

Письма в "никуда" без ответа :

06 марта 2018 | 09:21
г. Рувинский,
трус.

Кто адекватный и
может ответить на вопрос!?
Дайте адрес.

02 марта 2018 | 12:28
г. Рувинский,
вы на своём месте?????!!!!!!!!

01 марта 2018 | 10:05
Когда будете УВАЖАТЬ своих слушателей и
ОПЕРАТИВНО
давать текст "Один" Д. Быкова!!!!!!!???????????
Ответа, как всегда,
НЕ БУДЕТ!!!!!!!!!!!!!
Доколе...
Вас не учили отвечать?!

27 февраля 2018 | 15:23
Когда будете УВАЖАТЬ своих слушателей и
ОПЕРАТИВНО
давать текст "Один" Д. Быкова!!!!!!!???????????
Ответа, как всегда,
НЕ БУДЕТ!!!!!!!!!!!!!
Доколе...


eugeniy_65 07 марта 2018 | 17:28

«Притча в кино всегда получается ложно-многозначительной…Единственная притча в кино, которая по-моему получилась идеально – это «Парад планет» Абдрашитова и Миндадзе, где есть условный город женщин, условная река, условные военные сборы…» (Дмитрий Быков)

Ещё бы знать, что означают «условные военные сборы», что это за притча такая? Наверно, Быкову следовало бы сказать: «условная война» и «условная смерть». А «условные военные сборы»… Я вот был на мероприятии, которые можно назвать «условные военные сборы». Условность заключалась в том, что мы месяц кормили комаров на болоте в лесу, а военные науки были представлены вполне скудно. Меня некий офицер назвал сектантом и пригрозил, что отметит это в каком-то протоколе, который не позволит мне получить очередное воинское звание. Вызвано это было, наверно, тем, что я постоянно бегал кроссы и играл в футбол (взял с собой на сборы мяч, потому что подозревал об «условности» сборов), тогда как остальные курсанты непрерывно курили, заполняя земляную яму для окурков до уровня: «идеже быша яма глубокая, созиждеся гора высокая».
Где условность, там и притчевость. Почти, как в фильме «Парад планет». Представьте: пять человек из Перми двигаются на сборы. В Свердловске мы заходим в большой гастроном: домашние запасы в поезде съели. Лежит колбаса, очереди нет. Не верим своим глазам. И правильно делаем: в передовом Свердловске ввели недавно талоны на «мясо-колбасные изделия». Для жителей со «свердловской пропиской», конечно, а не для бродяг из Перми. Но мы не угомонились, а зашли снова и запросили хлеба ситного. И хлеб нам продали! И что ещё нам надо? Закусили хлебушком и отправились дальше на восток.
(продолжу)


eugeniy_65 07 марта 2018 | 17:34

eugeniy_65: …и отправились дальше на восток.
К КПП военной части ведёт узкий мостик через небольшую речку. Вокруг ни души, ни птичьего крика, ни собачьего брёха: густой туман и мёртвый лес. Мостик почти миновали, когда вдруг ворота КПП с грустным скрипом открылись, и оттуда на мостик навстречу нам выехал автомобиль, легковой, офицерский. Мы замерли и оценили, что мост слишком узок, в одну колею: машина почти скребла боками по парапетам. Но упорно двигалась, визжа мотором. Кинулись назад. Еле успели пробежать весь мост обратно и прыгнуть в пыльные канавы. Самый нерасторопный не успел вернуться к началу моста, полез на перила, ноги перекинул на ту сторону, к реке. Машина прошла удачно, почти нашего парня не зацепив: слегка только рюкзак его помяла. И в реку не упал, удержался на узкой доске по ту сторону парапета. Вот так курсанты: бдительность потеряли, нервы не сберегли. А нужно всегда быть готовыми ко всему в нашей сказочной стране.
Так мы попали в мир притч: о человеке, просящем хлеба в полночь, например. О птицах малых. О благоразумном рабе – это как раз о постоянной готовности, о том, что расслабляться нельзя. А за месяц сборов в притчах мы вовсе заплутали и завязли: притчевым государством был Советский Союз, не к ночи будь помянут…

А если вернуться к «Параду планет» Абдрашитова, то я недавно в который раз пересматривал по каналу «Культура». Неплохой фильм. Но не образец притчевости в кино, как предположил Дмитрий Быков. Как раз, притчи в этом фильме кажутся мне весьма умозрительными, искусственно притянутыми. Все эти «города женщин». Не говоря уж об «условных военных сборах». С оглядкой на госкиношный совок.


eugeniy_65 07 марта 2018 | 18:36

И я не согласен с Дмитрием Быковым, что в кино притчевость зачастую плохо получается, и что притчей поэтому в кино мало. Притчей в фильмах так много, что уже и поменьше бы надо. Но и удачного воплощения притчевости в искусстве кино достаточно. Взять Бунюэля хотя бы, Бергмана…
Приведу свой пример удачно воплощённой притчевости: фильм Джузеппе Торнаторе «Лучшее предложение». Сильно и образно показана в этом фильме евангельская притча, о неразумном богаче. С одной стороны, слишком понятно, что накопление сокровищ - ради личного наслаждения - порочно, так как где-то в Евангелии говорится, что копить глупо, ибо в мире сём всё скопленное ржа точит и воры крадут: вот воры и украли. С другой стороны, безумное личное накопление прерывается внезапной смертью, о чём предупреждает говорится как раз в притче о безумном богаче.


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

satt 09 марта 2018 | 01:10

eugeniy_65:

Люблю "Парад планет". Пересматривал раза четыре и
всё мало. "Лучшее предложение"- безусловно шедевр!
И спасибо тебе за рассказ о том, как всегда нужно быть ко всему готовым.
Запомнил на всю жизнь, как поехал в командировку в Воронеж, взяв с собой несколько 50-рублевых купюр.
Только сев в поезд, узнал что их вывели из обращения.
Весёлая получилась командировка!


nicoletta 09 марта 2018 | 21:02

satt:"Люблю "Парад планет".


Привет, Миша! Это ты должен был мне написать, а не Никите - это МОЙ любимый фильм и мы с Никитой уже пару раз на протяжении многих лет спорили и тут, и не тут, а уж ссылки на кадры, где звучит Седьмая симфонию Бетховена, столько раз выкладывались на сайт, что я привыкла к мысли, что Бетховен писал её специально к этому фильму. Впрочем. к этому фильму вроде бы и Шостакович руку приложил, а другой рукой написал тему для героя Тома Круса к "Широко закрытым глазам" Кубрика. И ещё много кто, что и где.
А некоторые (не скажу, кто, но таких несколько) считают, что город женщин содран у Феллини. Я с этим категорически не согласна. Вот. На всякий случай. ставлю ))) .


nicoletta 07 марта 2018 | 22:09

eugeniy_65: "Как раз, притчи в этом фильме кажутся мне весьма умозрительными, искусственно притянутыми. Все эти «города женщин». Не говоря уж об «условных военных сборах». С оглядкой на госкиношный совок."
====

Готовлю свой ответ, естественно, не здесь.
Мало не покажется )))

"Лучшее предложение" - как и в прежних обсуждениях, согласна со сказанном Вами, и с тем, что писала раньше - есть надежда на встречу в аолшебной Праге.

Р.С. Пора послушать и Быкова.




eliza_liza 07 марта 2018 | 22:46

nicoletta:
Секундант не нужен?)


nicoletta 07 марта 2018 | 23:42

eliza_liza: "Секундант не нужен?)"

Спасибо, нет. Не на "Парад планет." )


eugeniy_65 08 марта 2018 | 01:48

nicoletta: В какой Праге? Есть надежда на встречу в аду! Богач-мошенник умер, когда обнаружил исчезновение всех его несусветных шедевров. На это нам и указывает притча о неразумном богаче. Прага, родина искусственного человека - Голема, столица магии, алхимиии и колдовства в начале 17 века с выдуманным заведением "Ночь и день" (с его абсолютно адскими, безумными часовыми механизмами), нужна режиссёру для того, чтобы показать, что Верджил попадает в "ночь", то есть, в ад. Вот для чего здесь Прага. Это ещё и тема Фауста, который по одной из версий, попал в ад прямо из трубы своего здания на Карловой площади в Праге.
много чего есть в фильме Торнаторе, нет только надежды на примирение влюблённых. Всё выжжено дьявольщиной.


nicoletta 08 марта 2018 | 02:48

eugeniy_65: "В какой Праге?"

В какой -какой - в такой. В фильме надежды, может и нет, а в мою душу Торнаторе заронил её лучи

"Когда надежды поют, как трубы,
Их зов дурманит, как сладкий дым.
Они предельны, они сугубы,
И так несложно поверить им" (МЩ)


eliza_liza 10 марта 2018 | 14:00

nicoletta:
Сегодня ДР одного из братьев -бардов- исполнителей, , Мищуков- Валерия ..Поздравляю от всей души.

"Мы по-прежнему стареем,
Кто неспешно, кто скорее,
Постареем, побелеем,
Соберемся в мир иной.
Детям выделим излишки,
Низведем дела в делишки,
Но появится мыслишка:
Не тряхнуть ли стариной?

Припев:
И будут к водочке грибки, чай с ватрушками,
Как сойдутся старички со старушками.
Как по прошлому пойдут, словно ощупью,
Напевая на ходу нашу, общую.
И роняя по пути годы лишние,
И гуляя до пяти, как в давнишние,
Удалые времена, бесшабашные,
Чтоб на завтра вспоминать про вчерашнее.

А на завтра кости ноют,
С нехорошей новизною,
Тело глупое, больное.
Сами посудите, как
Жить в душе с такою тарой?
Эх ты, дурень, дурень старый!
Смерть с клюкой, а ты с гитарой,
С прежней силушкой в руках.

Припев:
И от восьмидести восьми к двадцати шести
Ты же можешь, черт возьми, всех нас вывести.
Так гони по осевой, не постанывай!
Не успели мы всего - значит, заново!
Собираться старичкам со старушками,
Ставить водочку к грибкам, чай с ватрушками,
Пробираться по годам, словно ощупью,
Напевая, как всегда, нашу общую!

Па-ра-ра:
Пробираться по годам, словно ощупью,
Напевая, как всегда, нашу общую!"

Вадим и Валерий Мищуки.



nicoletta 10 марта 2018 | 17:32

eliza_liza: Присоединяюсь к Вашему поздравлению и буду слушать.


ardascha 08 марта 2018 | 13:07

Уважаемый Дмитрий Львович! Сегодня услышал от Вас, что Довлатов недостаточен для Вас тем, в довлатов кой прозе Вы не находите трагедии и высокой планки. Но вот, что я хочу сказать. В моей жизни были и трагедии и высокие планки, но сейчас, находясь в эмиграции уже 12 лет я со сладкой брлью вспоминаю не трагедии и высокие планки, а обычную жизнь. Например, как выбегаю на мороз без верхней одежды из Дворца Культуры, где проработал 20 лет в соседнюю столовую под названием " копейка", так как там можно было дшево , хотя и невкусно поесть. И директор ДК , завидев меня говорит : " Ты чего раздетый,? Простудишься" Я только открываю рот, чтобы напомнить директору, что я в прошлом морж, но директор меня опережает:" Ах да, ты же морж!"
Чтдо это? Трагедия? Высокая планка? Нет. Более того в этой ситуации проявлялась цикличность, которую Вы тоже не любите. Но мне дорог этот эпизод и у меня слёзы от воспоминания об этом эпизоде наворачиваютя, а от воспоминаниях о трагедии и высокой ланке не наворачиваются.
В чём же дело? Мне кажется в том, что нужно так любить жизнь, что любить её и в отсутствии трагедий и высоких планок.
Читая Довлатова я прлучаю такое же удовольствие, как от влспоминаний от собственной жизни. Я проживаю с Довлатовым его дизнь и его жизнь мне нравится, она мне интересна. Более того я могу сказать, что я тоже немного Довлатов.
Ах как бы мне хотелось, чтобы Вы смогли получать хотя бы малую долю того наслаждения от перечитывания довдатовской прозы.


omw3 11 марта 2018 | 17:24

ardascha: . " ... Более того я могу сказать, что я тоже немного Довлатов..." Я очень люблю СДД...Но редко . очень редко его перечитываю...Слёзы на глаза наворачиваются...Помните слова Эрнста Неизвестного:
"... Его пьянство, с точки зрения психиатрии, да для этого не нужно быть психиатром, любой пьющий мужик это знает, это была форма самоубийства. Именно так как он пил... Он как бы втыкал нож в своё сердце и говорил: «На тебе, на тебе, на тебе»… Это было .., здорово отражено в песнях Высоцкого: «Что за дом притих…», «всё не так! Всё не так, ребята» Поэтому какое-то стремление куда-то убежать, а куда бежать? в смерть, у него конечно было...".Страшное было время !!! "... нужно так любить жизнь, что любить её и в отсутствии трагедий и высоких планок... " Увы , я не умею так любить жизнь -задыхаюсь.... Я лично очень активное существо -чтобы не задохнуться в той совковой мертвечине я побывал и на ударных стройках , и в заполярной ЮПНРЭ , отслужил в морчастях погранвойск и отходил по ВеликоТихому на БМРТ Океанрыбфлота..очень не люблю алкашей...Страшная судьба гения -утопить себя в пьянстве...Талант СДД - пронзительным взглядом художника - видеть совок во всех милых деталях , не упуская мерзких подробностей." ..Человек привык себя спрашивать: кто я? Там ученый, американец, шофер, еврей, иммигрант… А надо бы всё время себя спрашивать: не говно ли я?..." Что же касается недругов гения ( ДЛ и Э. Лимонова ) - не всем же дано так тонко троллить " Дорогой Сергей Довлатов! Я тоже люблю вас, но Вы разбили мое сердце. Я родился в этой стране, бесстрашно служил ей во время войны, но так и не сумел продать ни одного своего рассказа в журнал «Нью-Йоркер». А теперь приезжаете вы и — бах! — Ваш рассказ сразу же печатают. Что-то странное творится, доложу я вам…" Всех благ !!!...


ardascha 12 марта 2018 | 00:29

omw3: Я бы не поставил Лимонова рядом с Быковым, как противника Довлатова. Лимонов ко всем современным писателям одинаково строг и сдержан и критичен. Но главное, что Лимонов , высказывал своё мнение о других писателей, честно и внятно, без всякой доли лукавства. Кроме того Лимонов не был филологом и возможно ко всем писателям относился с долей соперничества.
Кому то покажется странным, но я считаю и Довлатова и Лимонова - сильнейшими писателями 20 го века, хоть они и разные. Для меня они похожи тем, что перечитываю каждого из них по двадцать раз.
Главное различие между Довлатовым и Лимоновым состоит в том, что Довлатов снисходителен к людям, а Лимонов предьявляет к другим, впрочем как и к себе высокие требования..


Татьяна Гордеева 08 марта 2018 | 19:20

сам Быков говорил что в любых высказываниях героев есть мысли автора. И вообще как могут "они" говорить? В них вложены авторские размышления. Ремчуков умный и вдумчивый человек и читатель. И как читатель имеет к автору вопросы. Быков закипятился что тот де не должен разбирать произведения, Быков же не разбирает его газету. Написал русофобское, так ответь. В советское время действительно такого явного не было. Сейчас - да. Коль у "них" теперь есть земля обетованная, так можно и на Русь плюнуть, хотя бы из подтишка, словами якобы героя книги.


(комментарий скрыт)

ardascha 11 марта 2018 | 06:34

Дмитрий Льович не любит Довлатова, но любит и ценит готику.
Я очень люблю Довлатова, готика, то есть страшилки интересовали меня, как и многих моих сверстников в младшем школьном возрасте, когда, находясь в пионерском лагере ( не обязательно в Артеке) мы пересказывали эти истории друг другу.
При этом Дмитрий Львович - филолог, а я ... не филолог. Так кто же из нас прав?
На первый поверхностный взгляд прав Быков, так как он филолог, причём талантливый, с креном в гениальность. А с другой стороны можно допустить такую мысль, что Быков сохранил детское восприятие, на это указывает его интерес к готике и трикстерам - любимым героям детских и юношеских книг.
Взрослая жизнь Довлатова Быкову просто не понятна, а в ё непонятное неинтересно и даже раздражает своей непонятностью.
И потому, рассуждая о Довлатове, филолог Быков, превращается в ребёнка Быкова и потому на время теряет объективность.
Вот такая у меня теория. Очень уж хочется оправдать Дмитрия Львовича. Онтакой талантливый и обаятельный человек и хочется, чтобы он во всех ситуациях таким бы и проявлялся.
Вторая версия: какой то нехороший человек, не чуждый магии, внедрил в сознание уважаемого Дмитрия Львовича блокировку сознания. На произнесении имён Довлатова и Бродского блокировка срабатывает, происходит какой -то едва слышный щелчок , и мы имеем перед собой уже совсем другого Быкова. Быкова, который найдёт любые аргументы ( а это он делать умент), чтобы плказать какой слабый писатель Довлатов и как сильно переоценён Бродский.
Это как в состоянии гипноза в человека вводят программу совершить при пробуждении какой -нибудь нелепый поступок и человек с отсроченным внушением не только совершает это поступок, но и оправдывает его, каким бы нелепым этот поступок бы не был. Это хорошо было описано Владимиром Леви. в одной из его книг.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире