'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 27 июня 2017, 22:08

А. Венедиктов 22.05 в Москве. Всем добрый вечер. Это программа «Один.лайт». У микрофона Алексей Венедиктов. Сразу хочу сказать, что мы пока здесь не поставили новую передачу. Ну а в следующем часе Алексей Нарышкин начнет программу «Один». Что может быть для вас нужно и важно понять – что ровно через неделю, пометьте себе, в это самое время 4-го июля к нам в студию должен прийти, во всяком случае, предварительная договоренность у нас есть, давно вами запрошенный и ожидаемый вице-мэр правительства Москвы, ответственный за транспортную ситуацию Максим Ликсутов. И мы будем готовиться к большому эфиру, даже скажу по секрету, пока Максим Ликсутов про это не знает и не узнает, что мы хотим большую длинную передачу, основанную на ваших вопросах как раз по всем, не как у нас было с Сергеем Семеновичем Собяниным только по реновации. Я много вопросов оттуда перенес Ликсутову. Но если даже мы переедем из «Один.лайт» в «Один» и пойдем дальше к Нарышкину в 23. На самом деле в 22 ровно через неделю здесь вице-мэр Ликсутов. Давайте соображать по большим темам. Думаю, что у нас с вами все получится. Просто меня давно не было, я сейчас догоняю, вопросов вижу много, догоняю ваши вопросы и ваши ответы. Надеюсь, через месяц, через три недели наконец-то уйти в отпуск. Поэтому хочу ответить вам вперед, что называется.

Напомню, что можете задавать мне вопросы по телефону, имеется в виду посылать sms +7-985-970-45-45. Не забывайте подписываться, аккаунт @vyzvon. Я вижу, вопросы идут. Всем добрый вечер еще раз. Или через наш сайт, под трансляцией в Сетевизоре есть окошечко, где вы можете тоже вопрос, но пожалуйста, вы подписывайтесь. Я с анонимами очень не люблю говорить. Вот Аня опять пишет: «Добрый вечер». Аня, вам и всем остальным. Еще раз, пришло довольно много вопросов в этот раз как-то больше вменяемых через сайт. Но и как всегда через соцсети, где мне кажется вопросы просто более какие-то конкретные что ли. Не знаю, почему это происходит. Ну, поэтому я обычно начинаю с вопросов, которые приходят ко мне через соцсети, но естественно sms пока вы шлете и так далее. Итак. Михаил Калашников пишет: «Алексей Алексеевич, в последнее время «Эхо Москвы» активно транслирует на видеохостинге Ютуб, скажите, пожалуйста, это временное явление или радиостанция собирается отказаться от Сетевизора. Спасибо, что открыли свой канал в Telegram». Нет, радиостанция не собирается отказываться от Сетевизора, если только Сетевизор не собирается отказываться от радиостанции. Мы ведем трансляцию на Ютубе как дополнение, которое вам вполне приятно. Кому-то приятен Сетевизор с его сервисом, кому-то приятен естественно, и Ютуб. Мы будем развивать видеотрансляцию, мы будем разными способами выносить до вас то, что мы делаем здесь в эфире. Поэтому, Михаил, да, действительно я сегодня открыл свой канал в Telegram. AAVST55, где я буду писать то, что я не пишу на сайте. И редко говорю в эфире. Мне кажется, что это важно.

А.Венедиктов: Я не представляю Путина на пенсии. Но мало ли чего не представляю в жизни

Дальше вопрос, который пришел это был фейсбук, вот еще есть фейсбук: «Что будет происходить с сайтом «Эхо Москвы» дальше, будут ли какие-то новые интересные программы, специальные проекты». Ну, вы знаете, Михаил Иванов, у нас через два дня ровно послезавтра выборы нового главного редактора сайта. У нас истек контракт Виталия Рувинского. В соответствии с уставом редакции сайта будут выборы главного редактора. Ровно 29-го. Во многом главный редактор определяет политику сайта. Естественно, не без моего участия. Потому что он является моим заместителем в ЗАО «Эхо Москвы», тем не менее, это вполне самостоятельное подразделение и поскольку я думаю, что оба кандидата, сейчас выдвинуто два человека, напечатаны бюллетени, оба кандидата в том числе Виталий Рувинский и Роман Мусин, они наверное имеют свое разное видение развития сайта. Я за них не буду решать, тем более что у нас голосование тайное. 23 журналиста суммарно работают на сайте, они будут голосовать тайно. Там есть такая процедура довольно интересная. Что собрание журналистов предлагает мне кандидатуру главного редактора сайта путем голосования, а дальше я принимаю решение и представляю на назначение генерального директора. Такая структура сделана, потому что главный редактор сайта он становится моим заместителем по факту. Поэтому я заранее взял на себя обязательство, что я выдвину любую кандидатуру, за которую проголосуют журналисты редакции сайта. Я это сказал обоим кандидатам. И я не афиширую свои предпочтения. Тем более что я сам буду слушать их десятиминутный спич на собрании о том, как они видят развитие сайта. Но я не имею права голоса на этом собрании, я не являюсь журналистом сайта. Поэтому я думаю, что в следующий раз я вам расскажу или пригоню этого нового главного редактора или нового старого главного редактора, как проголосуют журналисты. Вот собственно такая история. Поэтому мне про сайт говорить трудно, а вот про стратегию я вам могу сказать, что последнее время мы начали очень активно, как вы видите заниматься соцсетями. И у нас возникает сейчас третья редакция, совсем недавно я назначил Алексея Соломина главным редактором редакции социальных сетей. Это третья редакция. Есть редакция радио, есть редакция сайта, теперь будет редакция соцсетей. Мне представляется это важным. Вот здесь вы видите, что мы двигаемся очень активно в твиттере, очень активно в фейсбуке. За этот месяц пока Алексей работает. И дальше мы будем с каждой отдельной соцсетью двигаться отдельно. Вот они меня просто заставили, я бы сказал открыть Telegram, хотя не очень понимаю, для чего мне это надо. Но попробуем. У меня сегодня там сейчас идет дело к 4 тысячам подписчиков за сутки. Ну это интересно, во всяком случае.

Тут мне сразу пишут, Григорий из Санкт-Петербурга: «Доренко с Ликсутовым вас обогнал». Вы знаете, Григорий, неважно кто и с какой скоростью, важны вопросы и ответы. Поэтому обогнать нас не-воз-мож-но. Обогнать «Эхо Москвы» не-воз-мож-но. Потому что мы лучшие и потому что наши слушатели задают лучшие вопросы и вы лучшие, польстил я вам и мы лучшие — польстили вы мне. Так оно было, так оно будет. Поэтому мы будем развивать, безусловно, радио, безусловно, сайт и безусловно социальные сети. Все три среды, пожалуй что, это делается естественно для слушателей. Такая большая просьба, когда вы задаете вопрос, не повторяйте 10 раз, вот у меня уже Ликсутова потянули, там вопрос 7 раз задан. Ребята, вы правда думаете, что я буду таким образом его задавать. Думаю, что нет.

«Почему трансляция «Эхо Москвы» на Ютубе, — мне прислали твит, — отстает от радиоэфира. @vyzvon пишешь, а тему уже сменили». Анонимус пишет. А чего вы Анонимус, чего вы боитесь преставиться. Назовитесь Машей, например. Или Леней, какая разница. А почему трансляция «Эхо Москвы» на Ютубе отстает от радиоэфира, наверное, технологическая история. Вы меня по этому не спрашивайте, ответить я на это не могу.

Так, и еще один вопрос, причем еще один анонс, спрашивает Олег из Самарской области: «Какую радиостанцию вы считаете основным конкурентном «Эха»? Ой, вы знаете в разных городах, Олег, разные конкуренты. В Москве это, безусловно, «Говорит Москва» утром с Сергеем Доренко и Вести-ФМ утром с Владимиром Соловьевым. Бизнес-ФМ не менее серьезный конкурент. Все конкуренты. Я скажу так, и Шансон конкурент и Авторадио конкурент. Но история в том, что надо работать над собой, а не против конкурентов. Надо сравнивать мне кажется себя с собой вчерашним. И мы это делаем вполне здорово.

Еще один проект, меня про него спрашивают, я боюсь сейчас потерять это, чтобы не тратить время, а вот, Наталья из Москвы пишет: «16-го июня «Яблоко» опубликовало расследование в отношении Пригожина. У вас на «Эхо» молчок». Это вранье, Наталья. У нас это было в новостях и наши, по-моему, Латынина об этом говорила. Так что не надо врать. Пишет: «Если не считать об этом событии в правой колонке». Вы знаете, на радио нет колонок. Или у вас звук такой, у вас две колонки правая и левая. Я не понимаю, что вы говорите. «Transparency International опубликовало расследование в отношении «Российские сети вещания и оповещения» Игоря Зорина». Здесь действительно был косяк, спасибо, что вы прислали. Я сегодня обратил внимание своего пока еще заместителя Виталия Рувинского и это расследование они пропустили. Это правда. Проглядели. Оно поставлено на сайт. Так что если бы вы не занимались всякой конспирологией, а просто обращали бы мое внимание, когда мы косячим или пропускаем или лучше внимание главного редактора сайта, оно бы было более полезно. А если вы хотите выпендриваться таким образом, то вам придется выпендриваться на другой радиостанции. Туда звонить. И еще один проект. Просто не люблю вот этого. Это дань уважения Алексею Навальному, выпендреж такой. Вылущивается как говорила моя бабушка покойная.

Так вот, еще один проект, я хочу сразу объявить о нем, я уже говорил об этом. Мы запускаем небольшую программку на украинском языке. Завтра она стартует с Алексеем Соломиным и Алексеем Нарышкиным из Москвы и Матвеем Ганапольским из Киева. На украинском языке. О том, что происходит на Украине, в том числе не только в Киеве, но и в украинских провинциях. Мне кажется это чрезвычайно важно и потом это чрезвычайно мило. У нас был, помните проект «Говорим по-украински» ночью, может мы туда и перейдем к часовому эфиру. Но пока мы в виде эксперимента его запустим. Прошу вас завтра в 16.35 послушать, и вам понравится. Для того чтобы привести вас в такое как бы сказать хорошее настроение всех тех, кто сейчас слушает проблему «Один.лайт» с Алексеем Венедиктовым, давайте мы сейчас погрузимся в этот язык.

ПЕСНЯ

А. Венедиктов Такой передел «Вопли Видоплясова», такое переложение классической песни. Я надеюсь, что ребята будут говорить про это и петь тоже про это. Про підманула, підвела. Но в любом случае завтра в 16.35 давайте послушаем, обратите на это внимание. Еще несколько вопросов Вконтакте, пользователь ЯЯЯ. Ты, ты, ты. «Если Ирина Воробьева ушла с «Эха», то почему я ее периодически слышу». А Ирина Воробьева не ушла с «Эха». Поэтому периодически ее и слышите. Видите, как вопрос строится. Вот что я отвечу вежливо человеку, на самом деле сто раз про это говорили. Как вы можете ее периодически слышать, если она не ушла.

А.Венедиктов: Я написал Павлу Дурову: можно я вам позвоню? Он: последний раз я говорил по телефону года 4 назад

Рустам Сабитов меня спрашивает из Вконтакте: «Когда интервьюировали Путина, так называемые «армянские танки», это 1997 год, было ощущение, что перед вами человек, у которого большое будущее?» Нет, не почувствовал и каюсь, до сих пор. Вот бывают такие вещи. Пришел чиновник вежливый, с очень грамотной спокойной хорошей русской речью, слегка взволнованный, потому что прямой эфир это был чуть ли ни первый в его жизни. Ну вот мы расстались. А потом встретились уже, когда он стал премьер-министром.

Илья спрашивает: «Как на ваш взгляд президент Путин относится к Сталину?» Знаете что, я же запросил интервью у Владимира Владимировича для журнала «Дилетант». Исторического. Про его отношение к историческим персонажам. Мне очень хотелось бы думать и надеяться, что если он не дает интервью «Эхо Москвы» и вообще российским медиа, он так относится к ним осторожно, то мне кажется, что «Дилетанту» мог бы дать. Там и спросим про Сталина. Я вам напомню, что в апреле 14-го или 15-го года на прямой линии я уж не помню какого года я спросил его и сказал ему, что мне кажется, что в вашем правлении начинаются сталинские нотки. И все: ха-ха-ха, хи-хи-хи, мне потом говорили: ты что, где ты видишь, у нас самое такое, пятое-десятое. Ну вот. Дальше вы все знаете сами.

Пишет мне, это у меня уже сайт пошел. Человек с ником Валгалян пишет: «В начале 14-го года, будучи в эфире Громадське-ТВ в Киеве вы говорили, что у вас идет гражданская война, потому что протестующие на майдане «беркутовцы» являются гражданами Украины, не цитата, но смысл сказанного сохранен». Нет, я говорил о том, что они являются вашими соседями по лестничной клетке. Те, кто на майдане и «Беркут». Вот так я сказал. «Следует также из вашей логики, что теперь когда полковник Кусюк и его бравые ребята очевидно граждане России, очевидно, всей гоп-компанией вошли в состав Росгвардии, гражданская война идет с 12 июня с момента их первого опознанного боестолкновения с другими гражданами РФ на улице Тверской. Также не считаете ли вы, что, исходя из логики событий вслед явления безусловного Кусюка просто обязан появиться на улицах столицы условный разумеется Ярош. Глава «Правого сектора», запрещенного на территории РФ Минюстом», — Валерий из Киева. Вы знаете, при всем вашем таком насмешливом тоне, я скажу, что меня это беспокоит. И когда меня беспокоило это в феврале в Киеве, и когда я говорил вашим журналистам и слушателям, зрителям Громадське-ТВ, вы помните, что на меня кричали, орали, визжали. Как я смею и так далее. Прошел месяц. Вот я могу вам сказать абсолютно точно, что то же самое я говорю российским людям, принимающим решения. И вы очень точно подметили, что такие действия, которые предпринимают последнее время в России по разгонам митингом, хотя, конечно же, две стороны сравнивать нельзя и реакция большинства российского общества не такая, как была на Украине, тем не менее, тренд негативный. И меня это сильно беспокоит. Очень сильно беспокоит. В этом смысле вы абсолютно правы.

Лаух: «Алексей Алексеевич, вы часто нам рассказываете, какой у нас человечный Владимир Владимирович, который недоступен простым смертным, на каких-то там ваших каналах». Я не очень понимаю, что вы говорите. Но он человек да, я же его вижу как функцию, и когда я его вижу как функцию, он рассказывал о своем отношении к тем или иным его решениям или заявлениям. А когда я с ним лично разговаривал, о чем я в частности написал в своем Telegram-канале один из эпизодов, касающихся нашего разговора о патриотизме. Можете сами посмотреть. То я говорю, что я считаю правильным и то, как я считаю правильным. Вы можете говорить то, что вы считаете правильным. Но вы человека видите только как функцию по телевизору, и делаете свои представления. А я помимо телевизора еще могу общаться сам. И у меня представления более сложные как о любом человеке. Вторая часть: «Скажите, вы ни на секунду не задумываетесь о том, что эта история с показом Оливера Стоуна видео была поставлена намерено. Спасибо». Нет, я так не думаю. Более того, я знаю, какой там потом был разнос. Потому что очевидно, что эта история возникла внутри министерства обороны, она была поставлена, естественно не сам Шойгу монтировал и так далее и проверял, она была поставлена неким подразделением информационным, в котором сейчас идут разборки очень сильные. Это подстава министра, который подставил президента. Вот так да, да. Это ложная история, это правда. И никакая это не постановка. Чтобы вы понимали. Это то, что я знаю. Вы можете думать как вам угодно. Мне всегда кажется, что каждый имеет право делать выводы, исходя из той информации и своего мнения и своего воспитания, которое он собирает. Я вам лишь накидываю информацию дополнительно, ваше право ее учитывать в своих умозаключениях или не учитывать. Мне кажется, что это самая важная история.

Лара17: «Добрый день, Алексей Алексеевич, как вы относитесь к идее создания на «Эхе» передачи, разоблачающей фейковые новости». Я не понимаю, что такое отдельная передача, разоблачающая фейковые новости. Вот мы видим историю с CNN, где уволились три журналиста, еще раз: они не были уволены. Они уволились и то, что они были уволены это фейковая новость. Так вот уволились три журналиста, из них два лауреата Пулитцеровской премии. А третий номинант на Пулитцеровскую премию. За то, что они опубликовали новость о расследовании сената недостоверно. То есть из одного источника. Это не значит, что это была фейковая новость. Это ложь, кто вам говорит. Включая то, что лжет президент Трамп, который называет это фейковой новостью. Просто руководство CNN сочло эту новость недостоверной. Потому что был один источник и поэтому она по законам CNN, по уставу CNN не должна была публиковаться. Помните ли вы историю, у нас увольнялись когда-нибудь журналисты, публиковавшие фейковые новости. Не помните. Ну и ладно. И еще одна фейковая новость, помните, была новость о том, что Трамп грозился предоставить запись своих разговоров с директором ФБР Коми. Новости на Первом канале, на ВГТРК. А дальше выяснилось, что никаких записей нет, о чем Трамп сам и заявил. Вот вы про это хотите? Лидеры создают фейковые новости. Вот Путин показывает Стоуну, и все пишут про эту новость. А она оказывается фейковая. Ну, послушайте, это должно идти в общем потоке новостей. Отдельной передачи не надо. Мне так кажется.

Лукашенко. «Вы совсем недавно обронили, что возможно вы посетите Минск. Не думали ли вы о том, чтобы сделать интервью с Лукашенко и так далее». Спрашивает Кагачевский, всегда желательно имя. Вы знаете, сначала будет встреча в группе главных редакторов, как обычно бывает с президентом Лукашенко в Москве. А потом действительно поедем в Минск в середине июля, и я надеюсь договориться о возможности интервью. Я надеюсь. В данном случае это решение принимает и президент любой страны. В данном случае мало ли чего и у кого я прошу. Но мне кажется, что хорошо бы, чтобы сделать интервью, а уж как оно получится, так получится. Мне пишет какой-то Ток73: «Сетевизор есть, но толку от него, уже давно не работает». Приходите на Ютуб-канал, если вам кажется, что это лучше. Сейчас я перейду к sms. Еще полминуты дайте мне. «Сделать передачу об эволюции», — СЖ от 1974. Это я не понимаю. «Но такие авторы как Кирилл Еськов или Сергей Дробышевский могли бы прекрасно с этим справиться». Вячеслав из Санкт-Петербурга. Я подумаю над этим. «Потеряли Кураева». Я не знаю, чего потеряли. Давно не звали. И Нина Вконтакте спрашивает: «Видит ли Венедиктов свет в конце туннеля». Какой Венедиктов? Вот младший Венедиктов, Алексей 16-летний мне недавно сказал: папа, мы все в предсмертном состоянии. Имея в виду, что когда-нибудь там будет тоннель. Поэтому, знаете ли, видит, наверное, старший видит точно.

НОВОСТИ

А. Венедиктов В Москве 22 часа и 35 минут. Это программа «Один.лайт», у микрофона Алексей Венедиктов. Напомню вам, что на следующей неделе в это время мы ждем Максима Ликсутова, вице-мэра Москвы по транспорту. И ваши вопросы мы будем собирать на сайте, в соцсетях, безусловно, в эфире. Я хочу сказать, что мы вообще ожидаем несколько гостей по урбанистике. В ближайшее время. Токио, Лос-Анджелес, Пекин, что-то еще. Мы вообще этой теме будем уделять много внимания. Надо сравнивать наш город, наши города и города тех, кто слушает я вижу из разных городов: Санкт-Петербург, Челябинск, Уфа. Чтобы понять, как строится современный город. Тамара Владимировна спрашивает: «Всегда ли вы готовы признавать свои ошибки, если вы были не правы?» Ну если я уверен, что я не прав, то я и признаю ошибки. Причем это очень полезная история. Сразу скидываешь с себя камень ошибочного суждения или приведенного ошибочного факта. И снова свободен. Поэтому, Тамара Владимировна, безусловно, это так.

А.Венедиктов: Я знаю, какой там был разнос после истории с показом видео Стоуну

Я перешел к тому, что я говорю сейчас то, что вижу с экрана. +7-985-970-45-45. И через аккаунт @vyzvon твиттер вы можете тоже присылать свои сообщения и вопросы. И через наш сайт. «Повторите адрес Telegram», — из Татарстана спрашивают. Пожалуйста: AAVST – это как Алексей Алексеевич Венедиктов старший. Про младшего сказал. И 55 это год моего рождения. AAVST55. Я буду стараться. Я, честно говоря, я не понял, что такое Telegram-канал. Я активный пользователь Telegram, чтобы вы понимали, поскольку я дебил в области всякой технологии, то мне собственно Telegram своими ручками в свое время установил сам Паша Дуров. Павел Дуров. Павел Валерьевич Дуров. И он до сих пор иногда меня консультирует. Когда я чего-то не могу сделать, я ему пишу: Павел, помогите, пожалуйста, я не понимаю. Он мне пишет совсем как дебилу, говорит: так, находите иконку в правой части, видите? Нажимайте. После у вас открывается штука, которая называется меню. Находите третью строчку, — вот как с дебилом он правильно со мной обращается. Поэтому я далеко не продвинутый телеграфист, кто-то мне сегодня написал: ага, в 1917 году начали со взятия телеграфа, а теперь начали со взятия Telegram. Смешно. Так вот, и мои сотрудники, и помощники и Леша Соломин и Таня Фельгенгауэр, и мои заместители и Катя Кобзева уговаривали меня открыть, открыть Telegram. Сегодня кончилось тем, что Катя Кобзева перед отпуском взяла и открыла мне, говорит: пишите. Конечно, у меня есть мнение, и инсайд и новости. И я посмотрю, что из этого получится. Ну и вот получится из этого. Что-нибудь.

Дальше. Музыкальные заставки, придется пересмотреть фильм «Мост через реку Квай». Да, это мой старый подклад. Как у нас принято говорить, давно его не юзал, вот теперь решил его еще поюзать. Не надо писать мне длинные сообщения, уважаемый Д., я не успею прочитать. И уважаемый Павел, уважаемый из Пензенской области гражданин П. Очень длинно не успеваю. Иначе я должен прерваться на 30 секунд, что вам поставить за это время. Очень коротко писать. Я это повторил. «Не вижу вас в Ютубе». А сейчас Ютуб, как я понимаю, у нас не работает. Это я чего-то не сообразил. Он работает на утренних разворотах. Сейчас работает Сетевизор. Но мы будем дальше его развивать. Вам обещаю. И будем потихонечку вводить. Сейчас меня, видимо, там нет.

И с Павлом Дуровым, Виктор, очень смешная история была. Я тут недавно написал Павлу: Павел, можно я вам позвоню. Он говорит: последний раз я говорил по телефону года 4 назад. Он все переписывается. По-моему, так сказал. 3-4 года. Так что насчет интервью, если он захочет, мы всегда готовы сделать с ним интервью.

«Повторить или сделать передачу про ленд-лиз», — пишет… А зачем, возьмите ее на сайте. Послушайте, у нас на сайте, это наша принципиальная позиция – открыт весь архив. У нас периодически такой психоз возникает: а давайте сделаем архив платный. У меня тоже иногда такой психоз возникает, но есть люди, которые говорят: тихо, шеф. Спокойно, босс. Холодная водичка. Может вискаря. Как скажете. В общем, архив у нас бесплатный. Находите программы. Замечательная программа по ленд-лизу. Кстати я просил Виталия Дымарского, Володю Рыжкова сделать «Цену победы» или «Дилетанты» по военнопленным 41-го года, потому что в последнем номере «Дилетанта», который вышел 22 июня, мы делаем про 41-й год. И эта передача или в четверг в «Дилетантах» в 21 или в «Цене победы». Это к вопросу мне тут задавали и так далее.

«Хочется передачу о науке». Вы знаете, Евгений, мне тоже хочется передачу о науке. Из Ярославля. Но понимаете, в чем дело, это же такого как Капица найти невозможно. А то, что делала «Наука в фокусе» тоже ребята делали, как они хотели. Была очень хорошая программа. Я ищу, я думаю про то, как делать. Я опять совершенно такого плана, знаете ли, человек, вот я не могу найти человека, который вел бы передачу по телесериалам. Вот я считаю, что это такой пласт культуры отдельный, который надо вести. Вот я сижу и думаю, чешу в затылке. Все очень медленно происходит. Мне это не нравится.

Андрей из Гродно пишет, из Белоруссии, здравствуйте, Андрей. «Для равновесия организуйте, пожалуйста, минские интервью с представителями оппозиции или другими людьми либерального толка». Знаете, одно не исключает другого. Но я сейчас сосредоточен на интервью с президентом Лукашенко, потому что его у нас на «Эхо Москвы» не было лет этак 10. А интервью с другими кандидатами в президенты у нас бывали и будут. Я вас уверяю, это нисколько не помешает нам это сделать. Но все-таки интервью с президентом это очень важная история, мне кажется, что правы те, кто просят его, это же необязательно сторонники или противники, просто все понимают, что мы хорошо можем сделать так, как надо.

Джонни Уолкер, привет, Джонни пишет: «Как смотреть новую передачу Ганапольского на украинском языке. С русскими субтитрами? Я украинский язык почти не знаю». Я тоже не знаю, но я думаю, мы с вами все поймем.

Дальше. Трамп, слушайте я про Трампа пока ничего не знаю. Тоже запросил естественно, интервью. Но это сами понимаете. Иван Оловянишников: «Кого вы считаете выдающейся личностью среди американцев за всю историю?» Вы знаете, Марка Твена. Извините. Если не из политиков. Если из политиков, то мне кажется, что вот эти отцы-основатели были очень разные. Мы про них немного знаем, хотя мы с Натальей Ивановной про них делали передачи во «Все так», найдите тоже на сайте и посмотрите. Это были люди совершенно выдающиеся и люди, знаете, что было самое в них важное? – это люди, которые умели признавать свои ошибки, извиняться и они были сепаратистами, а потом они стали великими строителями великой Конституции. Поэтому мне кажется эта история совсем интересная. И важная.

Дальше у нас «положа руку на сердце» – на чье? Эрик из Москвы. «Путин хороший президент или могло быть по-другому и лучше в нашей стране». Вы знаете, Эрик, я не разделяю многих решений и многих заявлений президента Путина. Я представляю, что нашей стране было бы лучше, если бы она шла по другому пути. Но вот знаете, я же еще по образованию историк. У меня историческое образование, надо смотреть назад, как уже случилось и не ахать и не охать, надо смотреть вперед — как может быть. А как бы оно было бы – мне кажется это малоинтересно. То есть это интересно, ну интересно. Тут без подписи. За ленд-лиз, нет, по-моему, еще не расплатились. Не знаю, сейчас совру. А потом при Тамаре Владимировне придется извиняться. Давайте посмотрите передачу.

Дальше что. «Расскажите про принципы, — из Свердловской области Александр, — принятия решений в различные исторические периоды». А вы знаете, это невозможно рассказать. Вот почему Иван Грозный принял решение ввести опричнину. Читаем разных историков. Получаем разные версии. Мы же не знаем, что было в голове у этого человека, на мой взгляд, слетевшего с катушек абсолютно. В определенное время, конечно. Мы видим разные периоды его правления. И мы видим разное его отношение в разных периодах к разным людям. Слушайте, он пытал ближайших друзей. Ну хорошо друзья изменились, отруби им голову и дело с концом. Нет, знаете какая казнь сажание на кол. Знаете, что человек там не сразу умирает. Когда кол поднимают, человек по нему опускается. И были разные виды дерева, разные виды острия, чтобы человек мучался или не мучался. Вот вы можете это объяснить? Я, честно говоря, придумать это не могу. Игорь пишет: «А почему Константин Залесский не приходит?» Как это не приходит. Вот буквально перед поездками моими я его видел. Его зовет Виталий Дымарский. Нет, там ничего не случилось. Если вы в этом смысле.

А.Венедиктов: Они меня заставили открыть Telegram, хотя не очень понимаю, для чего мне это надо

Вот Крайт пишет: «Не зададите Лукашенко пару неудобных вопросов о налоге на безработных?» А чем он неудобен этот вопрос. Слушайте, честно, я еще не готовился. Если Александр Григорьевич скажет «давай будем», вот я приду к вам, сяду и скажу: наваливайте мне вопросов из Белоруссии, из России, из Крыма, из Абхазии, с Украины. Из Люксембурга, из Бургундии. Потому что я, честно говоря, я же должен посмотреть, что там волнует. Когда я готовлюсь, я так сразу не могу. Вот сейчас войдет Александр Григорьевич, я буду не готов. Всякая чухня получится. Он-то готов, а я-то не готов. Он-то там варится в своих налогах, а я-то не варюсь в своих налогах. В его налогах я имею в виду. Поэтому давайте мы не будем. Очень смешно, Виктор из Мурманска, Мурманск, привет: «Больше рассказывайте про Норвегию». Я понимаю, да. Дальше. Про цыган чего-то, не понимаю, извините ради бога. Передачу про цыган да, пожалуйста, вообще.

Вот тут мне пишут: «Представляете Путина на пенсии». Дмитрий пишет. Нет, я не представляю Путина на пенсии. Но мало ли чего не представляю в жизни. Вот я когда с ним в 1997 году брал интервью, я не представлял, что он будет президентом РФ. Вот не представлял. Еще могу сказать, что в июле 1999 года не представлял. Хотя уже видел тренд. Не представлял. Так, пошли дальше. Цикл передач, чего? Философия нашего – ой, я вас умоляю. Это знаете читать надо, а не слушать. «Новость про два клика это фейк». Я не знаю, что за новость про два клика. Поэтому я ничего не знаю.

«Меня зовут Вака, — пишет Вака, — вопрос про интернет-трансляцию уже задавал Плющеву, он ответил, что это в вашей компетенции. После запуска через полторы минуты зависает онлайн-трансляция». Как это может быть в моей компетенции. Скажите, пожалуйста, если зависает онлайн-трансляция. Вы компетенцию главного редактора представляете? Может, вы какой-то другой задавали. Если речь идет о распространении видеотрансляции на все остальные эфиры, это правда в моей компетенции, но не все ведущие готовы, некоторые ведущие говорят: мы нанимались на радио, мы не согласны. И я их должен уговаривать. Я не буду так силовым образом приравнивать. Потом тут же надо девушки должны сразу намазываться, накрашиваться, делать прическу «я у мамы дурочка». Это все не так просто. Поэтому вы, видимо, там никогда не это самое…

Алексей из Ганновера, Алексей, здравствуйте, давно от вас ничего не было: «А почему вы так активно пользуетесь Telegram, почему он вам так понравился?» А он удобен просто, я вообще пользуюсь вещами, которые мне удобны. Вот мне удобно носить рубашки на размер больше. Я их ношу. Мне удобна скорость Telegram и приватность его. Хотя у меня там ничего нет, я вполне могу в открытую, но поскольку я переписываюсь с людьми, в том числе принимающими решения, они к этому не готовы. У меня там ничего секретного нет вообще. Может быть, стиль обращения с разными известными людьми там покажется вам фривольным, но мы все там привольно общаемся. Поскольку мы понимаем, что это приватная переписка. Он мне удобен, я очень быстро через все континенты немедленно, я много езжу и общаюсь. Просто удобен. Вот потому что удобен. Я даже не понимаю вопроса. Почему? – потому что удобен. «Почему на сайте удалили все программы за 2007 год и другие». Сергей, я проверю, это не может быть. Мне сообщает Рита из Казани: «Ксения Ларина вернулась». Да ладно! Как это она вернулась. Ну я смеюсь, ну конечно, я вам обещал, Рита, ну чуть затянулся отпуск. Зато я обещал ее юзать в эфире теперь по полной программе. Она уже испугалась. Я тоже очень рад, что она вернулась.

«Как вам игра нашей сборной на кубке конфедерации?» Знаете, Оскар, я не видел ни одной игры. Но так получилось, я просто работал и был занят и в общем, не видел. А мне не нравится то, что это как будто Сталинград. Вот проиграли, все, страна пропала. Как там в песне при товарище Сталине: готовься к бою, часовым ты поставлен у ворот, ты представь, что за тобою полоса пограничная идет. Я очень любил эту песню. И помнил этот фильм замечательный по сценарию Льва Кассиля. И этот матч на Красной площади все это было красиво. И помню нашу сборную, которая проиграла югославам в 47-48-49 году, мне сейчас напомнят. И расформировали всю команду, и сажали спортсменов за проигрыш. Мне стыдно, что на ребят, да, это спорт, это только спорт. Бывают удачи, неудачи. Я понимаю, когда болельщики даже освистывают свою команду или наоборот приветствуют ее. Вы знаете, я абсолютно случайно был в Исландии, когда футболисты Исландии проиграли, они добили счет, но проиграли. Они вылетели. И как их встречала Исландия. Что было на улицах. Просто праздник. Они же появились после проигрыша, они не стали чемпионами. Но вот мы много ставим на наших спортсменов, имея в виду, мы желаем победы, но у меня такое ощущение, что мы желаем победы себе. И как будто они нас оскорбили. Пусть все разбираются, тренер Черчесов, не Черчесов. Это пусть говорят специалисты. Вот у нас Вася Уткин, Сережа Бунтман. Пусть они там говорят про игру. Но мне кажется, что охаивание особенно со стороны политиков, Пушков, который чего-то там несет. Как будто он чего-то понимает. Слушайте, это стыдно. Поэтому игру сборной оценить не могу, а вот реакцию на игру сборной – могу. Их надо поддерживать и тогда в них, поверьте мне как классному руководителю, появится гонор и желание выиграть. А так вы их опускаете.

«Можно ли участвовать у вас в эфире по городам?» — спрашивает Нина архитектор, градостроитель. Нет, Нина, нельзя. Потому что на самом деле это не профессиональный эфир, где собрались архитекторы градостроители и говорят о своем непонятном. Это люди, которые не архитекторы, люди, которые отвечают за развитие города, включая проблемы бездомных собак. И говорят они просто с жителями, а не со специалистами. Поэтому мне это важно. Если в этом был ваш вопрос. Владивосток, Михаил: «Алексей Алексеевич, как вам город-красавец, но без смысла». Я всегда с большим пиететом отношусь к людям, знаете, меня архитектура заботит меньше. Особенно когда ты приезжаешь в город на два дня или на один день, вот я в Уфе был два дня, в Оренбурге был один день. Сейчас последние поездки. В общем, мне люди гораздо важнее, чем камни. И я понимаю людей, которые там живут. Я понимаю, я не турист и не житель. Люди – это главные для меня жители.

А.Венедиктов: Мы будем развивать видеотрансляцию, разными способами выносить до вас то, что делаем в эфире

Елена: «Услышим ли на «Эхе» Михаила Веллера, очень не хватает». Конечно, Лена, вы услышите Михаила Веллера, когда он извинится перед Ольгой Бычковой. Без всякого сомнения. Услышите Михаила Веллера при условии. А, ЦДК, 52-й год. Спасибо большое, Юрий из Санкт-Петербурга. Я, честно говоря, не это самое. Конечно, так сидишь, видите, Тамара Владимировна, извиняюсь. Не помнил. Ошибся.

«В споре об Анне Киевской Макрон встал на сторону Петра Порошенко. Каково ваше мнение, Алексей Алексеевич». А какой там спор, собственно говоря. Была Киевская Русь. Был князь Ярослав Киевский. Который стал князем Ярославом Киевским, приехавший из Новгорода Великого. Но вообще он родился в Киеве. И мама у него была, если мне не изменят память, соответственно княжна Полоцкая Рогнеда. Не совсем русское имя. Да и сам Владимир его папа, то есть дедушка нашей Анны Киевской в общем, как известно тоже не сильно. Святослав, отнюдь не славянин был. Ольга его мама Святослава, в общем, это спор бессмысленный. Она Анна Киевская, княгиня Руси. Ну княжна. Там нет спора. Я его вообще не вижу. Это смешно. Она приехала из Киева. Закрыли тему.

Опять про Трампа. Да что же такое-то. «Передача была «Один» у Плющева, потом у Соломина, почему…» Вот это их решение, послушайте. Еще раз, если внутри передачи была какая-то рубрика, а затем автор передачи ввел без мнения главного редактора, затем убрал без мнения главного редактора, это право автора. Я не буду этим авторам навязывать какие-то рубрики. Это их передачи. От момента входа, вот я пришел автор сейчас и дал песню. И сейчас кто-нибудь скажет: а чего это дал песню, а потом скажут, пусть все дают песню. Нет, это я сделал рубрику на украинском языке. «Планируете ли приехать в Екатеринбург», — Дмитрий. Да, Дмитрий. Пока я думаю, что я приеду после выборов. Есть у меня мысль там Пермь, Екатеринбург, после 18 сентября. Не хочу, чтобы это как-то воспринималось, как будто я там кого-то поддерживаю или не поддерживаю. Хотя я, конечно, желаю удачи Евгению Ройзману и Максу Решетникову в Перми без всякого на то сомнения. Это хорошие крепкие опытные управленцы. С моей точки зрения. Но я не пермяк и не екатеринбуржец. Это вам решать. О, Господи, так, это я не понимаю. Кому-то чего-то не нравится. Не нравится – не слушайте. «У вас не «Один», а просто вынос мозга». Так подождите, ну, во-первых, у вас и следующий час будет вынос мозга, и Нарышкина попрошу, дам ему лопату, он вынесет мозг. «А как вам Маркин под вечер, в смысле (неразборчиво)» Не снится. Если об этом. «Вы иногда цитируете Портникова из Украины, но редко приглашаете, я слышал пару раз. Почему? Он не хочет или вы не приглашаете». Я не знаю, Дмитрий, я лично не приглашаю. Да, конечно, я думаю, что может быть он не может. Не знаю. Наверное, надо заканчивать, 40 секунд.

«Видели ли вы Гельмута Коля?» Видел я Гельмута Коля. «Приходилось ли общаться». Нет, Серж, я был в группе главных редакторов. В группе приходилось общаться. Но это конечно человек-гора, и, в общем, теперь, наверное, о нем нужно и можно делать большую передачу. Этот человек точно останется в истории Европы. Точно останется в истории мира, я уж не говорю про Германию. Я прощаюсь с вами, оставляю вас на растерзание Алексею Нарышкину. Напомню, ровно через неделю в этом часе Максим Ликсутов. Но до этого мы еще увидимся и не один раз. Счастливо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире