'Вопросы к интервью

И. Воробьева 12.08. Всем добрый день. Это программа «Будем наблюдать». Сергей Александрович Бунтман все еще в отпуске. И его заменяю я – Ирина Воробьева. Но на следующей неделе он уже вернется. Как всегда эта программа с главным редактором «Эхо Москвы» Алексеем Венедиктовым. Алексей Алексеевич, здравствуйте.

А. Венедиктов Добрый день.

И. Воробьева Хочется спросить. Что это было с QR-кодами. Вот это метание – оно о чем?

А. Венедиктов Я думаю, что это довольно сложное было решение, потому что для принятия разного рода решений в момент эпидемии, оказывается различное давление различных лоббистских групп. И владельцы ресторанов, рестораторы они уже были совсем в истерике. Потому что падение доходов было огромное. Ну и их справедливый вопрос: а почему только нас. А магазины, а фуд-корты, а торговые центры, а транспорт. А там людей больше. Решение даже не половинчатое, а на четверть что называется. То есть было ощущение несправедливости — раз. Вторая история – приближаются выборы, значит, уже федеральные власти начали выступать. В-третьих, реально заражаемость, во всяком случае, госпитализация падают в Москве. Смертность — нет. За сто человек было позавчера. Но понятно, что смертность — последствия заражения и госпитализации. То есть она запаздывает. Видимо, поэтому мэр принял такое решение. Многие были против даже внутри команды. Я говорил с двумя главврачами больниц, они были против отмены. Они настаивали на расширении системы, которую президент Макрон называет «санитарным пропуском». Сертификатом прививки. Который только-только введен во Франции. Но при этом надо помнить, что в любой момент они могут вернуться, если опять будет скачок. У меня сомнения, что их отменили рано. Я понимаю рестораторов, много моих друзей в том числе. Вот у меня есть друзья главврачи, и есть друзья рестораторы. У них прямо противоположная точка зрения. Исходя из собственных профессиональных историй. Это еще раз доказывает, что эпидемия развивается скачкообразно и непредсказуемо. Например, вчера было заявлено, по-моему, Голикова или Попова, что если раньше заболевших Москва составляла 40% в стране, то сейчас упало до 20. И центры эпидемии переместились в регионы. Потому что в сумме те же 25 тысяч, небольшой рост заболевших. Большой рост госпитализаций. Я про заболевание не очень смотрю сейчас, я смотрю на госпитализацию. На смертность. И то, что Собянин объявил, мне кажется это главное, что он сокращает количество госпитальных коек ковидных. Между прочим, на 30%. Минус 6 тысяч. Они переводятся в обычные койки. Это означает, что то, что было недели назад, когда мы приближались к наполнению этих коек, действительно менее госпитализируют с этим ковидом. Поэтому я не знаю, как бы я себя вел, если бы я был мэром даже маленького города. С учетом такой эпидемиологической составляющей. В общем, я как бы не поддерживаю это решение Собянина, но понимаю его.

И. Воробьева Даже когда вы сейчас отвечали, вы сначала сказали про рестораторов, потом про выборы и только потом про заболеваемость. И у людей как мне кажется тоже ощущение, что в первую очередь думают не об их здоровье, а о политике, деньгах и так далее.

А.Венедиктов: Я как бы не поддерживаю это решение Собянина, но понимаю его

А. Венедиктов Не соглашусь. Чего тут лицемерить, я достаточно интегрирован в те принятия решений, которые идут в Москве. Мы вообще про это не говорим, я хочу сказать огромное спасибо медсестрам и врачам. И главврачам поликлиник, которые осуществили вакцинацию. С утра до вечера, не разгибая спины, 119 центров. Первым уколом в Москве к 4 миллионам идет. И люди, которые организовали это плюс Депздрав, который создал логистику – это очень круто, конечно. И эти люди просто работали на износ и продолжают работать на износ. И повторяю, медсестры, врачи, главврачи Депздрав. В обратном порядке. Это показало себя, фантастически работающая история. И теперь поскольку эта система создана, то она в любой момент может включиться. Если вдруг новая вспышка, осенью очень возможна – то понятно, как эту систему разворачивать. И когда вчера сказали, что Лужники за день 18 тысяч человек прививают, а Гостиный двор – 7 тысяч. Ну представьте себе масштабы. Только две точки – 25 тысяч могут привить и прививают. То есть это большая индустрия с абсолютно фантастически работающими работниками. При этом они как бы изъяты из обычной медицинской истории. А количество больных никто не отменял. Поэтому Собянин в первую очередь, я знаю его аргументацию, нужно вернуть койки, врачей к обычным больным. И как только такая возможность оказалась возможной, может быть излишне рано, я повторяю. Я критикую его решение. Тем не менее, он эти койки возвращает и соответственно возвращает туда врачей.

И. Воробьева Темп вакцинации, который всех радует, он же был достигнут благодаря тому, что людей принуждали, заставляли.

А. Венедиктов По-разному. Меня не принуждали. Меня не заставляли. Меня уговаривали. Еще раз повторяю: по-разному. Во-первых, количество смертей, ведь каждый умерший человек – это удар психологический по его близким. По его знакомым. И когда ты видишь, как вокруг тебя ложатся снаряды и люди уходят, — ну его на фиг, хуже не будет. Пойду, уколюсь. Это тоже причина. И принуждение – это конечно тоже причина. Безусловно. И обязательность для некоторых профессий — тоже причина. Но при этом мы идем путем, опаздывая. Вот моя критика и Собянина, и Путина. Каким идут другие страны. И принуждение есть в Великобритании, во Франции вполне себе демократической. И в Германии. Нам рассказали, каким образом. И как не пускают непривитых туда и сюда. Как и билеты на самолет теперь будут там и там. Санитарный сертификат. Да, и это тоже правда. И те люди, которые не хотят прививаться – пусть они не прививаются, беря на себя все риски, которые существуют. Это их риски, они сознательно их выбирают. Не вижу никаких причин. Их не сажают, их не расстреливают. Их не высылают. Но они действительно становятся пораженными в определенных правах. Во время эпидемии. И это правда.

И. Воробьева И это нормально?

А. Венедиктов Это нормально, это всегда так было.

И. Воробьева Беспокоит просто непоследовательность действий. Я сегодня разговаривала с теми, кто живет во Франции, они рассказали про эти QR-коды. И они у них буквально везде кроме религиозных учреждений. И ты можешь не прививаться, но ты должен сдавать каждые три дня. Но есть отличие заключается в том, что там тесты можно сдать буквально на каждом шагу и пока до сентября они бесплатные.

А. Венедиктов Во Франции бесплатные. А в других странах платные.

И. Воробьева А почему в России так сложно сдать все эти ПЦР и это все за деньги. Дорого.

А.Венедиктов: Те люди, которые не хотят прививаться – пусть не прививаются, беря на себя все риски, которые существуют

А. Венедиктов Потому что у нас дикий капитализм. У нас, хотя объявляется, что социальное государство, у нас не социальное государство. Например, у нас на «Эхе» за счет работодателя, то есть за счет нас, за счет администрации «Эха». Я думаю, что правильнее, я знаю массу организаций, где работодатели берут на себя оплату тестов. Значит так. Тот же разговор, что был про маски. Когда был большой спрос, маски продавались по 20-25 рублей. Сейчас вообще ни о чем. Где-то продаются за 5, за 3, а где-то лежат. Мы живем в этой стране, это наша страна.

И. Воробьева Вы упомянули, что возможно осенью будет еще одна вспышка. Вы согласны с Рыжковым, который накануне в эфире призывал выборы перенести из-за этого.

А. Венедиктов Нет. Во-первых, их не перенесут. И аргумент, который я слышу от федеральных властей такой. Осенью может быть еще хуже. Мы не знаем, как будет. То есть волна может быть выше. Поэтому давайте мы сейчас проведем. И не будем откладывать. Потому что эта вспышка и следующая, и следующая. Вообще можно отменить выборы. Зачем? Пусть эта дума работает. И этот президент работает. Коли эпидемия. Я думаю, что те же самые люди, которые говорят как Владимир Рыжков, что давайте перенесем – как только начнут говорить «давайте перенесем» — а, они хотят свою власть увековечить. Поэтому давайте разделим политическую часть и эпидемиологическую.

И. Воробьева Тогда давайте про выборы. Что с онлайн-трансляциями и есть ли шанс вернуть их хотя бы в Москве.

А. Венедиктов Я думаю, в понедельник я направлю письмо Собянину, потому что я считаю, что мы должны вернуться к той системе, которая была как минимум во время поправок к Конституции, когда последний день голосования в воскресенье мы вели трансляцию с каждого участка, кроме больниц. Из 3600 участков было участков 50, где не было камер. Больницы, где голосуют работники спецслужб. Нет особых участков там, где общежития. Там отворачивали камеры, грубо говоря. Из тюрем, из психодиспансеров, где имеют право голоса. Я напишу письмо Собянину как руководителю штаба пока еще, где считаю, что нужно вернуть как минимум в воскресенье прямую трансляцию в Интернете. И знаю, что наш штаб поддерживает независимо от политических взглядов эту историю. А предыдущие два дня тоже в штабы, к нам, к кандидатам. Хотя на самом деле я понимаю, чего решил ЦИК. Я с ним не согласен. Но я понимаю, почему. Все-таки наблюдение это дело, прежде всего, кандидатов и их наблюдателей. Они это не делают. Я тебе могу привести пример, что у нас во время предыдущих выборов президента было много замечаний, которые приходили. Но эти замечания приходили не от просто граждан, которые смотрели, а от штабов кандидатов. От нас. Главные были наши. Не было от граждан ничего. Тем не менее, я считаю, когда предлагается шаг назад по наблюдению, это неправильно. И я буду настаивать, Элла Александровна говорит, что это вопрос денег. Я буду настаивать, чтобы из бюджета Москвы выделили деньги. Это большие деньги. Это правда. С 3600 участков. 24 часа. Это прилично для Ростелекома. Но я думаю, пусть бюджет покряхтит и деньги, наблюдение гражданами в Москве будет сделано. Я считаю, что это было бы правильно. В Москве нечего скрывать совершенно. Собственно, благодаря видео мы и попросили Мосгоризбирком, и он это сделал в поправках к Конституции – отменить решения на двух участках. И еще две урны были заблокированы из-за вброса. Благодаря видеонаблюдению. Поэтому письмо будет написано, подписано и мы будем в дискуссии. Если правда, что Элла Александровна сказала, что пусть регионы решают, поэтому я не к ней, а к Собянину буду писать.

И. Воробьева Но это очень похоже на бордюринг по поводу денег. Вроде же все оборудовали, но дайте еще много денег…

А. Венедиктов Ростелеком берет деньги за трансляцию. Это не новые камеры ставить и не провода тянуть. Это оператор. Это большие деньги. 3600 точек, можете посчитать, что такое 24.

И. Воробьева Что за цифры вы вчера озвучивали в эфире с Рыжковым по поводу рейтинга партии. Какой-то европейский рейтинг.

А. Венедиктов Да, есть такой сайт, организация. Это европейский Институт выборов. Который замеряет голосование в каждой стране, не только ЕС, но и странах, близлежащих к ЕС. Включая Польшу, Армению, Азербайджан, Молдову. Россию. Я не знаю, как они это делают. Но у них был только один сбой за этот год, если сравнить их рейтинги с результатами, сбой был по Армении. Где они давали Пашиняну и Кочаряну приблизительно равное количество. Они опубликовали позавчера их опросы, 1500 человек как положено по выборам в ГД по спискам. И у них получилась история, которая отличается от того, что делают наши социологи. «Единая Россия» — 25%, на втором месте КПРФ – 16%, на третьем ЛДПР – 14%. «Справедливая Россия» — 9%, партия Шевченко – 9, вот это удивительно. И партия «Яблоко» — 5. Остальные ниже. Сегодня ВЦИОМ опубликовал другие естественно данные. Там типа «Единая Россия» — 41, «Яблока» нет вообще. Меньше 2. Зависит от голосов наших, поэтому чего. Просто все цифры, которые приходят, я в эфире их и даю.

И. Воробьева Про эфир «Эхо Москвы» и кандидатов спрашивают. Понятно, что еще нет зарегистрированных кандидатов. Но некоторые появляются у нас в эфире, в том числе в «СлухайЭхо». Как это будет работать, будет ли дана площадка другим кандидатам.

А. Венедиктов «СлухайЭхо». Что касается эфира – никаких, по-моему, новых кандидатов не появляется. Есть люди, которые работают на «Эхе» уже 4 избирательных цикла как минимум. То есть уже 20 лет. И я не вижу до их регистрации никакой причины снимать им передачи. Это Потапенко, Шевченко, Рыжков. Рыжков – вообще сотрудник «Эхо Москвы». Но после того как наступит и если наступит регистрация, они все попадают, вернее мы все попадаем под закон и даем либо всем, либо никому. Это вопрос — когда зарегистрируют. Чего сейчас говорить, когда еще никто не зарегистрирован. Кроме тех, кто по списку.

А.Венедиктов: Я напишу письмо Собянину, что нужно вернуть как минимум в воскресенье прямую трансляцию выборов в сети

И. Воробьева И спрашивают про «СлухайЭхо», в котором вчера был Олег Леонов. Дадут ли его конкурентам.

А. Венедиктов Да. Мы приглашаем в частности, он тоже незарегистрированный. Прошу прощения. В среду следующую, поскольку меня не будет в Москве вечером и не смогу вести, будет Митрохин. Там вообще складывается дивная картина по Центральному округу в Москве. Пока вопрос регистрации. Там по разного рода опросам ноздря в ноздрю идет Митрохин, «Яблоко». Останина, КПРФ. И Леонов, самовыдвиженец, поддержанный «Единой Россией».

И. Воробьева А что, так прямо и скажем: Леонов, поддержанный «Единой Россией».

А. Венедиктов «Единая Россия» его поддерживает.

И. Воробьева Просто он везде говорит, что никакого отношения не имеет к «Единой России».

А. Венедиктов Вот никакого отношения не имеет, а они его поддерживают. Это я про них, а не про него. Там же выдвигается и уже практически зарегистрирована, нет еще, вру Кетеван Хараидзе. Муниципальный депутат, который был избран при помощи «Яблока» же. Но ее выдвигает партия «Зеленая альтернатива». И там все будет, ну сегодня там все на волоске. Это один из округов в Москве, их немного таких, где нет лидера. И конечно мы будем в основном давать возможность именно и говорить про те округа, где выборы на кончике мизинца.

И. Воробьева И там нет кандидата от «Единой России».

А. Венедиктов Нет кандидата от «Единой России».

И. Воробьева Очень странно.

А. Венедиктов Там человек не подал документы.

И. Воробьева Еще хотят спросить про платные эфиры для кандидатов.

А. Венедиктов Все в соответствии с законом.

А.Венедиктов: Это не статья Владимира Путина, это программный документ российской политики по отношению к Украине

И. Воробьева То есть это нормальная практика, когда СМИ дают…

А. Венедиктов Конечно, мы публикуем расценки. И продаем эфиры. Безусловно.

И. Воробьева Но тут спрашивают про шанс партии «Яблоко» войти в парламент.

А. Венедиктов От 2 до 5% сейчас показывают разные опросы. Это за полтора-два месяца до выборов. Рано говорить, если говорить о списке. А если говорить об округах, я назвал один округ, откуда может быть избран депутат от партии «Яблоко». Это Центральный округ. В Москве есть еще несколько сильных кандидатов от партии «Яблоко», которые могут побороться, во всяком случае. Вообще в крупных городах надо смотреть. Поэтому могут, даже если список не пройдет, он может пройти. Надо смотреть на округа.

И. Воробьева Зачем Рыжков собирает подписи, если он идет от партии?

А. Венедиктов Потому что в Мосгордуме выборы были только по округам. И поэтому только парламентские партии имеют право выдвигать в Мосгордуму без подписей. Все остальные, включая партию «Яблоко», хотя там есть фракция в Мосгордуме, но она состоит из одномандатных депутатов. Должны собирать подписи все, кто идет в МГД. Вот «Яблоко», два округа. Должны собирать около 6 тысяч подписей, по-моему.

И. Воробьева Тут пишут, что Кетеван Хараидзе паспорт из полиции не отдают. Время тянут.

А. Венедиктов Там время еще есть на самом деле.

И. Воробьева Раз мы заговорили про «Яблоко», тут на сайте «Эхо Москвы» был опубликован большой текст Григория Явлинского. Который отвечал вам на предыдущую нашу же программу. Не хотите ответить Григорию Алексеевичу. Вы обещали у себя в Telegram-канале.

А. Венедиктов Да, я не могу сказать, что он мне отвечал. Потому что я его ни о чем не спрашивал. Его лично.

А.Венедиктов: Путин имеет в голове концепцию изначально Россия-Украина-Беларусь, он под нее отобрал реальные факты

И. Воробьева Неделю назад вы сказали, что я не понимаю.

А. Венедиктов Да. Ну давайте попробуем ответить. Григорий Алексеевич в своем открытом письме ко мне, которое опубликовано было, естественно, на сайте «Эхо Москвы», потому что касалось эфира «Эха», он там излагает, как он видит программу Алексея Навального. Я, например, считаю, давайте я программу Алексея Навального хочу услышать от Алексея Навального, а не его политического соперника. Это все равно что излагать программу «Яблока» устами Геннадия Андреевича Зюганова. Или Владимира Вольфовича Жириновского. Я думаю, что Григорию Алексеевичу это бы сильно не понравилось. Поэтому все его отрывки из интервью Алексея Навального, они точные, да, но это отрывки. Это все равно как спрашивать великого князя Николая Николаевича, как он относится к Октябрьской революции. Поэтому все эти куски, все эти интервью я конечно, знаю. Но Григорий Алексеевич повторяю, здесь пользуется некими отрывками из одного из интервью Алексея Навального. Поэтому я буду ждать либо когда Алексей появится в этой студии, Навальный. Либо если нам дадут разрешение с Муратовым пойдем, возьмем у него интервью. Поэтому этот прием, как говорит Михаил Сергеевич, я отвергаю. Это первое. Второе, Григорий Явлинский говорил о том, что журналисты «Эхо Москвы» многие являются фанатиками Алексея Навального. Он, наверное, перепутал радиостанцию «Эхо Москвы» с политической партией. На «Эхо Москвы» журналисты, во-первых, не являются фанатиками никто. Во-вторых, у всех разные точки зрения. Они не обязаны следовать за лидером, то есть за мной с моей точкой зрения. Моя точка зрения часто не совпадает с точкой зрения многих журналистов, в том числе и моих заместителей. «Эхо Москвы» не является ни политической партией. Ни политической сектой, как некоторые политические партии. Не будем показывать на них пальцем в преддверии предвыборной кампании. Поэтому такой упрек Григория Явлинского не является справедливым. Является ошибочным. И его тоже можно пропустить мимо ушей. Наконец, последнее. Григорий Явлинский сказал, что я растерялся от того, что я узнал как бы из его уст о Навальном. Я, Григорий Алексеевич, очень долго наблюдаю и за вами, и за Алексеем Навальным. Для того чтобы я растерялся, нужно, чтобы Григорий Алексеевич стал бы премьер-министром у Владимира Путина и проводил бы политику вы, Григорий Алексеевич – Владимира Путина. В чем я сомневаюсь и поэтому я не могу ни растеряться, ни удивиться.

И. Воробьева Программа «Будем наблюдать» продолжится через несколько минут.

НОВОСТИ

И. Воробьева Продолжается программа «Будем наблюдать». Напомню, что вопросы можно присылать в чат трансляции Ютуб-канал «Эхо Москвы» или по номеру +7-985-970-45-45. Очень большая тема про Украину. Давайте ее начнем. Потому что статья Владимира Путина в понедельник вышла, вот уже неделю ее обсуждают. И никто так и не ответил толком на вопрос, а кому он ее написал.

А. Венедиктов Да себе он ее написал. Владимир Путин написал статью честную, имея в виду, что если собрать осколки разговоров с Путиным про Украину на протяжении многих лет, то все осколочки занимают там свое место, скажем так. И он так думает. Примите это за факт. Может быть, какая-то мелочевочка была, потом он слегка скорректировал это в интервью. Но он так думает, он так представляет. И соответственно эта статья, это не статья Владимира Путина, это программный документ российской политики по отношению к Украине. Руководства России по отношению к Украине. Это первое. Так что авторство считайте да, конечно, за подписью Владимира Путина, он сам ее писал. Более того, он ее надиктовал. Потом были проверены все в архивах документы, кое-что вставлено, потом это было распечатано. Потом он взял ручку, поправил. 25 страниц на секундочку. И именно подписана она Владимиром Путиным. Это не какой-то там документ неизвестных людей, которые под его именем.

И. Воробьева То есть вы уверены в том…

А. Венедиктов Я знаю, как это было.

И. Воробьева Тут пишут, что это не он писал.

А. Венедиктов Нет, это он писал. Я еще затребовал для «Дилетанта» эту статью. Еще до того как это стало известно публично. Ну вот нам не удалось убедить, чтобы на страницах «Дилетанта» развернуть историческую дискуссию. Это первое. Второе. Возвращаясь к статье. Статья состоит из трех частей. Одна часть – историческая. И все факты в ней правильные. Это не все факты, которые можно было привести, и любой историк вам скажет, что если вы отбираете факты под свою концепцию, даже те, которые имели место быть, не интерпретацию фактов, а вот факты. Это неправда. Неправда. Владимир Путин имеет в голове концепцию изначально Россия-Украина-Беларусь, он под свою концепцию отобрал реальные факты. Они вот реальные.

И. Воробьева То есть он линейно посмотрел.

А.Венедиктов: То, что он там говорит о возможности территориальных претензий. Я знаю, как напряглись в Казахстане

А. Венедиктов Совершенно верно. Это то, что касается дореволюционной части. То есть как бы базис своего нынешнего отношения сложил из части фактов, еще раз повторю, для историка часть фактов это не правда. Вторая часть — такой антисоветской, антибольшевистской статьи я не читал давно. Он в пух и прах разносит позицию коммунистической партии большевистского государства в отношении России и Украины. В отношении империи. В пух и прах. Начиная от Ленина и, заканчивая Горбачевым. Правда, в своем интервью он дважды похвалил Сталина. Ну, это от незнания исторических реалий. Тем не менее, повторяю, в интервью он дважды в национальной политике был на стороне Сталина против Ленина.

И. Воробьева Это после…

А. Венедиктов После интервью. Но вообще если говорить о статье, абсолютно, более антисоветской статьи я не видел по отношению к национальной политике. Это вторая часть. И, наконец, третья часть – это обращенная в будущее. Это его понимание, как должно оно быть. И он там повторяет то, что я сказал, ошибся в авторе, сказал, что это Киссинджер, а это Бжезинский. О том, что без Украины нет империи. И да, он соглашается с Бжезинским, а он его читал. Я знаю. И собственно, поскольку он является Путин не националистом, а имперцем с моей точки зрения. То он это и повторяет. И говорит Украине, что если вы от нас уйдете, ну, ребята, вы от нас не уйдете. Вот что он говорит. И, конечно, важно то, что он там говорит о возможности территориальных претензий. Я знаю, как напряглись в Казахстане очень сильно. Очень сильно.

И. Воробьева В Казахстане потому что…

А. Венедиктов Северный Казахстан. Граница нарезана теми же, кого он критикует. Вообще границы в Советском Союзе между республиками были административными, передвигались легко, обменивались хоть с Беларусью, хоть с Казахстаном. Хоть с кем хотите. Хоть с Украиной, естественно. И он, конечно, говорит, что да, мы можем от любой точки начать считать, от 22 года, от 18-го века, от 16-го века. И таким образом предъявлять претензии. Вот что такое эта статья. Поэтому для тех, кто наблюдал его, я бы от нее не отмахнулся. Как некоторые. Да, это ерунда, не надо читать даже. И не буду читать вообще. Это программа – третья часть. Потом не надо будет говорить, что я вас не предупреждал – думает Путин. Я же вас предупредил. Это предупреждение. Это красный фонарик. Зажженный на красной линии. Поэтому эта статья считаю очень важная. Он ее действительно вынашивал пару месяцев. И долго сомневался, публиковать ли, потому что это политический такой… И те люди, которые занимаются политикой в разных странах, они к ней отнеслись серьезно. Они не будут отмахиваться от нее, это обоснование имперской сущности нынешней России. То есть территориальных претензий. И территориальных претензий. И союзнических отношений.

И. Воробьева То есть неважно, прочитают ли это люди или нет, граждане, я думаю, что не осилят ее просто.

А. Венедиктов Ну естественно.

И. Воробьева Она довольно…

А. Венедиктов Но они получили из телевизора, как принято говорить, объяснение, сигнал о том, что это единый народ. Правда, забыли спросить у украинцев, они считают себя единым народом. А может русский народ часть украинского народа. Вам такое понравится? Думаю, что нет. Поэтому на самом деле он просто обосновал этот тезис и политику действующую и будущую РФ в отношении Украины и Беларуси. Для меня это очевидно совершенно.

И. Воробьева Но мы несколько месяцев назад наблюдали, как военные силы стягиваются около границ. И потом вдруг перестали стягиваться. То есть получается, что Владимир Путин всерьез рассматривает Украину как то, что ему хочется подзабрать. Не только Крым.

А. Венедиктов Владимир Путин он про Крым впервые сказал, я от него услышал в 2008 году. После грузинской войны, как Осетия и Абхазия были отторгнуты от Грузии и признаны Россией независимыми государствами. Он сказал на встрече с главными редакторами, со мной, на самом деле мы уже вдвоем сидели. Что ты понимаешь, Крым и Украина это несправедливо. Но не буду же я воевать с Украиной, — сказал он в 2008 году, — из-за Крыма. Но несправедливо. И вот мне письмо вчера прислал Сергей Михайлович Шахрай, который был в Беловежской пуще. И который писал. И он говорит, что он и про Крым говорил, и про 22-й год говорил. То есть это созданная мина на самом деле была. И юридически можно трактовать по-разному эту историю. С какого момента считать границы, что такое договор 22-го года. Длинное такое юридическое письмо. Я думаю, что я с разрешения Сергея Михайловича его опубликую. Как участника. И сегодня же, нет вчера же в 2021 у Дымарского и Бычковой был Геннадий Бурбулис. Госсекретарь России в то время в Беловежской пуще. Вообще вопрос о Крыме, хотя он отнекивается, вообще говорил Горбачев. Михаил Сергеевич, когда у него было противостояние с Ельциным с 90-го года, он все время его, сейчас я бы сказал матерное слово…В общем, под…

А.Венедиктов: Крым всегда был таким уколом, такой занозой, вокруг которого загнивала при распаде СССР эта штука

И. Воробьева Подкалывал.

А. Венедиктов Подкалывал. Да. Говорил: а как будем решать с Крымом. И он сталкивал Ельцина и Кучму. Нет, Кравчука. И эта история, когда был поставлен вопрос о том, что Россия должна превратиться, то так Горбачев боролся с Ельциным, что там все автономии должны были стать равными союзным республикам. Были 15 союзных, а так было 20 автономий. А вот Крым тоже самостоятельный. То есть Крым всегда был таким уколом, такой занозой, вокруг которого загнивала при распаде Советского Союза эта штука. Ельцин потом про Крым говорил и уже в 1992 году был первый конфликт, когда пресс-секретарь Ельцина Павел Вощанов про Крым заявил. И все думали, это сам Вощанов или Ельцин. И потом Руцкой ездил, извинялся. Я помню эту историю. Перед украинцами. Поэтому на самом деле это реально существовавшая была и юридическая, и политическая проблема. И Путин только к ней возвращается и все.

И. Воробьева Тут нам пишут: Владимир Путин – собиратель земель русских. Может для кого-то это, конечно, плохо, но для России хорошо. Он заботится о государстве – все логично. Он действительно хочет войти в историю как собиратель земель?

А. Венедиктов Не надо его считать дебилом. Никакой он не собиратель земель русских. Он считает, что русский мир должен быть под влиянием России. И в этом смысле Украина входит в русский мир. И Беларусь входит.

И. Воробьева То есть не территориально, во-первых, влияние.

А. Венедиктов Вот это важно понимать и тот, кто тебе написал…

И. Воробьева …Буксир.

А. Венедиктов Он не понимает главного в Путине. В этом смысле Путин не человек 19-го века. Он человек 20-го века. Не 21-го. Где зона ответственности, если говорить о его внешней политике, чего он предлагал Обаме. Это было в Нью-Йорке в 13-м, по-моему, году. И он говорил, что этот мир, который нынешний нестабильный, не нестабильный, потому что великие державы отказались от Ялтинско-Потсдамской системы, где у каждого была зона ответственности. У Советского Союза была некая зона ответственности, а которой должен быть порядок. Вот давайте мы опять поделим это под зоны ответственности. Прибалтика нас уже не волнует, страны НАТО нас не волнуют. Но бывшие союзные республики за исключением Прибалтики, грубо говоря, отдайте нам под зону ответственности и я гарантирую вам, что с них не пойдут ни наркотики, ни исламисты, ни террористы. Я буду отвечать за порядок. А вы там отвечайте, ЕС пусть за этот порядок. Америка за этот. А Китай будет отвечать за этот порядок.

И. Воробьева Но вы к нам не лезете.

А. Венедиктов Да, а зачем лезть-то. Если я обеспечиваю порядок, зачем лезть. Он очень точно попадал в некоторые интересы, хотя Обама не принял эту историю. И американский истеблишмент и все вспомнили Рейгана, который сказал, что Ялта больше никогда. История заключается в том, что он действительно, вспомните Советский Союз, разве Польша была в Советском Союзе? Нет. Но она находилась как страна сателлит внутри Варшавского договора. Вот о чем он говорит. Это не собирание земель. Что, Абхазия это земли русские? Ну прекратите. Или Осетия. Тем не менее, мы прекрасно понимаем, что они находятся под протекторатом России. Это более тонкая история. Не делайте из него деревенского валенка. И, собственно говоря, вторая очень важная часть, вот я встречался с сенатором Нанном, который знаменитый Нанн-Лугар. Который уговаривал и уговорил украинцев отдать ядерное оружие России. И у нас был с ним разговор, я говорю: вот вы сейчас не жалеете…Недавно, после 14-го года. Вы не жалеете, если бы у Украины было ядерное оружие, может быть тогда бы наша страна не начала там историю с Крымом, с Донбассом. Он говорит: «Вы знаете, вы неправильно видите. А теперь представьте себе, у Украины столько боеголовок, у России столько. Оно могло быть применено. Это очень хорошо, что у Украины нет ядерного оружия. Это значит, что и русские не применяют ядерное оружие по отношению к Украине». Другой взгляд. И конечно надо помнить о том, что два президента бились за сохранение Советского Союза. Это Горбачев и президент Буш. И это очень трудно понять российским гражданам, что Америке выгодна сильная Россия, именно с точки зрения, о которой говорит Путин. Потому что иначе вооружение, оружие массового поражения, химическое, биологическое, ядерное – будет расползаться. Пусть оно будет хоть на одной территории под контролем человека, который неудобный партнер, но он партнер. А если Россия распадется или если Советский Союз распадался когда, почему Буш приехал в Киев и выступал. Это июль 1991 года. Его освистали. Американского президента. Когда он говорил: дайте Горбачеву шанс. Имея в виду собрать новый союзный договор. И когда он вернулся в Штаты, его в конгрессе просто мордой об стол президента Буша мочили. Именно за это. Ты не поддержал суверенитет Украины. Да, но мне важнее, чтобы Советский Союз сохранял контроль над вооружением. Путин это хорошо понимает. И именно играет на этом. Но мир изменился. У нас 21-й век. Сила теперь в другом.

А.Венедиктов: Америке выгодна сильная Россия, именно с точки зрения, о которой говорит Путин

И. Воробьева И, кроме того, химическое оружие мы видим, все-таки как-то расползается.

А. Венедиктов Именно поэтому история с Навальным, со Скрипалями, с Литвиненко, сделаем шаг назад. Плутоний. Он вызвал такую бешеную реакцию. Слушайте, ну подумаешь, замочили одного человека. Вот если бы его там тросточкой иглой в ногу, как в свое время КГБ помогло болгарским спецслужбам убить Маркова в Лондоне. Не того Маркова, о котором вы подумали. В общем, был бы такой тихий скандальчик. А здесь применение оружия массового поражения, которое вы должны были уничтожить. Еще раз повторяю, не за Навального они, вот не за Навального они. Черт, у них там биологическое и химическое оружие ползает. Хорошо, если это государство, — говорил мне один высокопоставленный американский дипломат. Это еще хорошо. А если это нет. А если оно расползлось. А если оно появится у талибов*. А если оно появится у суданских повстанцев. А если оно появится у группировок. Если оно коммерческое. Это как грязная бомба для нас. И поэтому мы будем настаивать на расследовании по отравлению Скрипаля, на расследование по отравлению Навального. Потому что мы хотим знать не про Навального, а откуда взялось это оружие в руках тех, кто его отравил. Поэтому надо знать, кто конкретно отравил. И вот этих людей… Пусть они скажут. И это непонимание или нежелание понимать, что речь идет об этом – оно и приводит… Знаешь, на разных языках говорят. Не нужен нам ваш Навальный – говорят они. Оружие-то у вас откуда.

И. Воробьева Да, а МИД все пытается представить…

А. Венедиктов МИД защищает позицию публичную российской власти. Куда тут денешься.

И. Воробьева И не только. МИД тут поковырялся в отчете ОЗХО и ай-ай – там не те даты.

А. Венедиктов Не умеют они ковыряться. Если зашел ковыряться, то уж ковыряйся до корней. Что называется. Действительно эта история и сегодня полпредство очень лицемерно, на мой взгляд, ОЗХО заявило протест, расследуйте и так далее. Я тоже поковырялся. Причем любой человек может поковыряться. И на официальном сайте ОЗХО найти подлинные документы. То, на что опирается МИД – это черновик доклада, в чистовике этой даты нет. Это черновик доклада, где стоит число, что якобы 20-го августа германское правительство обратилось за помощью. В день, когда Навальный оказался в больнице. В коме. Я порылся и я обнаружил, что 6 октября 20-го года ОЗХО сделал отчет, который разослал во все страны. И там написано, что 4 сентября ОЗХО обратилось и дальше. И этот отчет был направлен нашим постпредством господином Шульгиным, нашим послом в Москву. Так что они все знают.

И. Воробьева Еще от октября прошлого года.

А. Венедиктов Да, то есть документ аутентичный, он на сайте ОЗХО. И Шульгин присылал этот отчет в Москву. И в Москве знали, когда поехали. Есть командировочные, когда направлена эта группа. Никакого не 20-го. Это такая либо это опечатка, потому что речь идет об отравлении 20-го. В ОЗХО работают и российские граждане, которые готовили и доклад. Мало ли чего там можно написать. Так что, господин Шульгин, наш посол лукавит или лицемерит, выбирайте сами. Говоря о том: ах, мы обнаружили. Ты сам направил 6 октября этот доклад прошлого года. В Москву. Что 4 сентября. Но есть еще одно. Давайте предположим, что 20-го. Хотя это не так. Берем бумажку. 20-го числа, когда в Берлине 13.37, запомним. День отравления. В Москве 14.37. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков говорит: «Кремль при необходимости готов рассмотреть обращение о вывозе Алексея Навального в зарубежную клинику». Секундочку, еще запрос-то где. Еще самолет-то где. А они уже все знают.

И. Воробьева У журналистов спросили, наверное.

А. Венедиктов Ты же понимаешь, что Дмитрий Песков так не ответит. Если он не знает. Потому что по данным агентств в то время Навальный, поставили ему предварительный диагноз уже. Это называлось так: предварительный диагноз – острое отравление неустановленным психодислептиком. И пресс-секретарь президента, который является голосом президента, никакой он не Дмитрий Песков. Говорит: «Если обратятся, мы его туда отправим». Так они чего, сообщники отравителей? Вы чего себе придумываете. О немецком самолете был сообщено в 19.38, по Москве — 18.38.

И. Воробьева Того же дня?

А. Венедиктов Все 20-го. И самолет в 3.11 вылетел из Нюрнберга.

И. Воробьева В ночь на 21-е

А. Венедиктов То есть таким образом 20-го числа уже даже Кремль знал много чего. Что же вы так. В общем, Смоленская площадь недалеко от Старой площади. Вы как-то так на такси рублей 500, если чего.

И. Воробьева То есть, условно говоря, если вы хотите ухватиться за какую-то опечатку, то в общем…

А. Венедиктов Ну конечно.

И. Воробьева Можно ухватиться за кучу всего остального.

А. Венедиктов Еще раз повторяю, официальный доклад пришел 6 октября, подписан был 6 октября 20-го года в Москве. Где стояла дата — 4 сентября. Обращение. И если вы посмотрите, когда выехала группа, когда она вынесла заключение, если вы возьмете их билеты, что господин Шульгин наш посол может затребовать, командировка же была. Он увидит, какого числа это все было. Поэтому это все блеяние и греть воздух я бы сказал — ну понятно, для чего. Для того чтобы дискредитировать историю с отравлением Алексея Навального. Криминальным отравлением.

А.Венедиктов: У вас продолжается распространение химоружия. И в этом вопрос. А не в том, кто отравил Навального

И. Воробьева Спрашивают: а что за документ у вас в Telegram-канале висит.

А. Венедиктов Вот я его выложил. На английском языке естественно, на языке ОЗХО я его выложил в моем Telegram-канале, подлинник. Вы можете посмотреть. Естественно, фотокопия подлинника. И стоит дата: 6 октября. Оно есть. Более того, еще раз сертифицирую. Что этот отчет 6 октября был направлен в Москву постпредством и господином Шульгиным.

И. Воробьева Тогда спрашивают, если все так, почему Германия извинялась.

А. Венедиктов Германия не извинялась. Германия говорила о том, что это опечатка. Во-первых, что это черновик подготовленный. И, во-вторых, что это опечатка. Она извинялась перед теми, кто этот черновик получил. Вот и все. Но это нормально – извиняться. Если у вас опечатка. Но я думаю, что ОЗХЗ надо провести расследование, кто эту дату внес. Потому что давайте будем параноиками. Вообще есть выражение: даже если ты параноик, это не значит, что за тобой не следят. Вот проведите расследование, кто внес, как внес, где скопировал и так далее. Думаю, узнаем много интересного.

И. Воробьева И напомним, что в ОЗХО работают, в том числе и российские граждане.

А. Венедиктов Конечно. Безусловно.

И. Воробьева Еще вопрос от слушателей. Почему государственные мужи и не знаю, как сказать…

А. Венедиктов Женщины. Дамочки.

И. Воробьева За все цепляются лишь бы только не признавать, что Навального отравили.

А. Венедиктов Я думаю, что потому что они знают и понимают, что его отравили. Или, в крайнем случае, они знают и понимают, что это случилось на территории РФ. И еще раз, вопросы, которые идут от партнеров, как говорит Путин, к РФ заключаются не в Навальном, а в том, как у вас это работает с «Новичком». И с этой системой. И у вас чего там, потайные лаборатории или у вас там бандиты, которые перекупают это, как было в Кивелиди. Это было доказано. У вас продолжается как бы распространение химического оружия. И в этом вопрос. А не в том, кто отравил Навального.

И. Воробьева Но тут сразу возникает вопрос, есть и шанс, что если наше руководство ответит вот на эти, так, между собой, и успокоит партнеров. То об отравлении Навального эти партнеры просто забудут.

А. Венедиктов Нет, они конечно не забудут. Но это останется таким в политическом диалоге. А не в криминальном. Ну надо провести расследование. Давайте проведем. Это будет так. Но их беспокоит химическое оружие, а не Навальный. То есть их беспокоит Навальный, да, но их беспокоит химическое оружие и уже на пятом месте Навальный.

И. Воробьева Мы продолжим программу «Будем наблюдать» в следующем часе. Никуда не уходите. У нас еще много вопросов и много тем.

НОВОСТИ

И. Воробьева 13 часов 12 минут в Москве. Продолжается программа «Будем наблюдать». Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы». Меня зовут Ирина Воробьева. Напомню, что Сергей Бунтман вернется из отпуска и в следующую субботу уже будет с вами. Ну а мы возвращаемся к событиям этой недели. Вот на этой неделе впервые появилось нежелательное СМИ и впервые появились журналисты. Не впервые, ладно, но массово признали журналистов физлицами-иноагентами. Это что произошло такое? Почему так жестоко?

А. Венедиктов Во-первых, я бы хотел выразить солидарность с теми журналистами, которые объявлены иноагентами, и сказать, что решение по объявлению их иноагентами абсолютно внеюридическое, абсолютно политическое, нечестное, несправедливое и никуда негодное. И просто солидарность от имени «Эха Москвы», а не только от меня. Я как главный редактор сейчас говорю и выражаю эту солидарность. Тем более, что некоторых из них я знаю и знаю, как они честно работают и уж точно не являются агентами никаких государств.

Собственно говоря, очевидно, что власть сначала забивает оппозицию, затем забивает журналистов, то есть закатывает под асфальт носителей точек зрения, которые не совпадают. Очень смешно, что издание «Проект» объявлено нежелательной организацией, потому что оно является угрозой для конституционного строя. Это вот «Проект» является угрозой для конституционного строя? Это вы серьезно? И что же такого угрожающего? Расследования по коррупции высших чиновников? Это угрожает конституционному строю России? Вы сами поняли, что вы сказали?

То есть расследования по коррупции угрожают конституционному строю. Значит, коррупция – это часть конституционного строя. Ну внесите в Конституцию – легко же сейчас поправки вносятся, – что коррупция – это обязанность каждого чиновника.

В общем, понятно, что это решение в логике последних вообще законов так называемых. Ну, бывают страны с такими законами. Долго это не продлится. Но тем не менее я сожалею, естественно, о том, что такие методы применяются к средствам массовой информации. Если кого-то «Проект» оболгал – идите в суд. А мы посмотрим за их аргументами и вашими аргументами. Что вы прячете, тем самым подтверждая расследования «Проекта»? Если у кого-то были сомнения, что издание «Проект» провело чистое расследование, то теперь сомнения испаряются после того, как с перепугу вы вот это все объявляете.

Журналистов особенно жалко. Я про иноагентов уже говорил. И мы дискутировали на Форуме питерском с Марией Захаровой и с представителями других проправительственных СМИ. Но это тренд. Опять ничего не удивляет. Вот ничего не удивляет. Меня удивляет другое – когда некоторые люди, которые называют себя журналистами, это одобряют.

И. Воробьева Например?

А. Венедиктов Например, Антон Красовский. Когда это было объявлено, он написал слово «замечательно». Тогда он должен написать про все действия власти и законы против ЛГБТ тоже «замечательно», иначе это будет лицемерие.

А.Венедиктов: Решение по объявлению журналистов иноагентами внеюридическое, абсолютно политическое, нечестное

И. Воробьева Но еще то, что ВИЧ-пациенты – в общем, люди, которых часто поражают в правах.

А. Венедиктов «Замечательно». Все «замечательно». Ну, бывают люди, которые кошелек ставят выше своего душевного равновесия. Так бывает. Пойдем дальше мимо него и будем говорить именно о тех журналистах, которые пострадали, а не о тех, которые на этом наваривают.

И. Воробьева Тут сразу возникает вопрос: как вы думаете, насколько случайны эти выстрелы условные? Есть в этом какая-то логика власти?

А. Венедиктов Нет, ну логика общая. У бульдозера есть некая логика – он едет и асфальтирует. Я имею в виду асфальтоукладчик скорее. Логика в этом есть. Раз не удивляет, значит есть. И мы видим это и по предвыборной ситуации, и по ситуации с соратниками Алексея Навального, и по снятию отдельных кандидатов на выборах, и по изменению законодательства о выборах, и по изменению правил выборов, и про медиа, и про «Медузу*», которая я даже не помню, кем она объявлена.

И. Воробьева Иностранным агентом.

А. Венедиктов Иностранным агентом. То есть то ли нежелательной, то ли иностранным агентом, то ли экстремистской. Я уже не помню. И других медиа, естественно. И «Открытая Россия», которая тоже объявлена этим самым. Это действительно политика выбранная, где расследовательская журналистика…

Я вот видел несколько претензий к «Проекту» и к «Медузе», впрочем. У меня у самого есть претензии. Но речь же не об этом. Вы же не по претензиям к тому, что здесь – неточно, здесь – неточно, здесь – не дотянули. Вы вообще закрываете медиа, не предъявляя никаких претензий, кроме угрозы конституционному строю, условно говоря, или кроме иноагентства. И поэтому я считаю совершенно неприличным разбирать сейчас старые расследования «Медузы», «Проекта» и так далее. Не за это их закрыли, не за их неточности, скажем так.

И. Воробьева По этой логике разве прилично разбирать старые высказывания Алексея Навального, когда он сидит в тюрьме?

А. Венедиктов Прилично, если эти высказывания полные – это же программа, – а не искаженные.

И. Воробьева Я, кстати, напомню, что в прошлый раз угрозой национальной безопасности была Наталья Морарь, которую не пускали в Россию.

А. Венедиктов Да. А все уже забыли.

И. Воробьева И она была объявлена угрозой национальной безопасности. Еще напомню, что в соседней с нами Беларуси третья волна репрессий в отношении журналистов. Каждый день обыски у десятков работников СМИ.

А. Венедиктов Ира, я же говорил, мы идем след в след за Беларусью. Наша власть, Владимир Путин, давайте называть этого человека по имени… Мы же не можем, как Путин не называет Навального, не называть Путина. Но это же неправильно. Владимир Путин, видимо, считает, что действия белорусских правоохранительных органов эффективны. – «А, ну это же эффективно. Задавили же. Значит и у нас должно быть. А что вы так неэффективно действуете? Что это у вас под боком «Проект» какой-то, который там финансируется хрен знаем кем; «Медуза», которая чего-то там пишет? Ну давайте их начнем жать».

Это ведет, на мой взгляд, к ослаблению Российской Федерации, а совсем не к ее усилению. Я думаю, что президент это должен понимать, но не понимает. Так бывает.

И. Воробьева К вопросу об «обратитесь в суд». На этой неделе Следственный комитет начал проверку мартовской статьи «Новой газеты» с чеченским силовиком. У них была большая публикация. Но начал он проверку не по поводу того, что написано в статье, а по поводу клеветы. Но вот это же все равно лучше, чем…

А. Венедиктов Конечно. Чем бритвой по горлу.

И. Воробьева …Кадыров начнет разбираться сам.

А. Венедиктов Нет, конечно, когда говорят: «Ах-ха-ха, наши суды…». Понимаете, в чем дело, остаются документы в судах. Мы это видим на разного рода исторических историях, извините за тавтологию. Не сразу, потом приходят люди и поднимают документы.

Я вот недавно читал документы из архива по допросу Тухачевского, где Тухачевский все признал, что он шпион, что он вербовал, обвинил своих товарищей. Там все написано ровненькими буквами. Одна проблема – обнаружили следы крови на протоколе допроса. И там объяснение следователя уже в 60-е годы: «Это у него, наверное, кровь носом пошла от давления». Но это все. Допросные листы, где все подписано, а на них следы крови – это являлось одной из причин реабилитации Тухачевского. Вот документ. Кровь – это документ.

И вот такие вещи – судебные протоколы… Понятно, что когда полицейский приходит и говорит про задержание: «Я не помню. Я не помню. Я не помню», – это все фиксируется. И это все для последующей реабилитации, до последующего изменения решения суда. Поэтому суды – это очень правильная история.

Вот, пожалуйста, тебе. У нас будет суд в Петербурге. Господин Пригожин в очередной раз подал на Виктора Шендеровича, ну и на «Эхо Москвы» заодно, где Шендерович был в прямом эфире, где Шендерович его всяко назвал.

И. Воробьева А почему в Петербурге-то?

А. Венедиктов А это никто не знает. Ну потому что в Петербурге.

И. Воробьева Потрясающе. Так.

А. Венедиктов А мог бы во Владивостоке, на Камчатке. Неважно. И, собственно говоря, когда пойдет этот суд, безусловно, будет вытащено решение советского суда, который признал вину господина Пригожина и сделал его уголовником таким образом. Он был осужден на 11 лет, если мне не изменяет память, по вполне уголовному обвинению с доказательствами, с именами, со временем и так далее. То есть вот бумаги сохраняются. Поэтому суд – это всегда лучше.

И. Воробьева К вопросу о судах. Сейчас идет суд по делу о сбитом Боинге. Вот сегодня 7 лет как это произошло. Много ли интересных документов увидели в последних заседаниях?

А. Венедиктов Ты знаешь, в этом вопросе меня интересность совсем не волнует. 17 июля 2014 года он сбит, а 18 июля я высказал свою точку зрения, как это произошло. И за 7 лет моя точка зрения не подверглась никакой коррекции. Можно говорить о том, экипаж был из российских военных или это были сепаратисты. С точки зрения гибели 298 человек для меня это не имеет никакого значения.

Для меня было очевидно, и пока все, что найдено, остается очевидным, что это был российский «Бук», переданный из российской армии в руки сепаратистов, и что он по ошибке сбил гражданский самолет. А потом срочно стали затирать следы. Он был возвращен. И дальше стали придумывать разные… Все. Что еще добавить?

Можно назвать этого человека Иванов, Петров, Сидоров. Я понимаю, как это важно. Но для меня, для наблюдателя политического, это случилось так: Россия предоставила «Бук» сепаратистам на территорию Украины, они по ошибке, повторяю, сбили международный самолет, рейс международной компании, и затем Россия, моя страна, и украинские сепаратисты начали затирать следы. И все, что открылось, и вообще ничего этой точке зрения не противоречит.

Я, конечно, слежу за судом, за тем, как идет суд. Мы вам даем всю информацию. Слушайте, вот не противоречит и все. Мне бы очень хотелось, чтобы это были другие люди, чтобы моя страна в этом не была замешана. Вот честно говорю, очень бы хотелось. Не получается. Я знаю, какие переговоры российская сторона вела – и я вам рассказывал про это – в Вене с австралийцами и с голландцами по поводу возможности каким-то образом…

И. Воробьева Компенсация?

А.Венедиктов: То есть расследования по коррупции угрожают конституционному строю. Значит, коррупция – это часть строя

А. Венедиктов Да. Ни к чему не пришли. Но напоминаю о том, что американцы заплатили иранцам. Напоминаю о том, что украинцы заплатили россиянам, не признавая вины (я имею в виду самолет, который был сбит над Черным морем). Не признавая вины, тем не менее, заплатили, потому что это семьи и косвенно это было с их территории, взлетела ракета с их территории. И, собственно говоря, хотелось бы, чтобы это дело… Прежде всего родственники должны компенсацию получить. Но нет.

Ну, значит, это будет длиться таким образом, будут выясняться обстоятельства. Еще непонятно. Будет выясняться, кто командир части, на каком основании он передал «Бук» сепаратистам, кто дал команду. Это мы не знаем. Но мы понимаем, что это шло не из чисто военного командования, скажем так. Это вопрос Владиславу Суркову, например, который был помощником президента в этот момент и курировал. Мимо него эта история пройти не могла, зная, как устроена советская власть наша нынешняя. Советская, российская и так далее.

И. Воробьева Советская власть.

А. Венедиктов Да. 7 лет, да. И мельница богов мелет медленно, это правда.

И. Воробьева Ну а вот люди, которых обвиняют. Там их несколько человек. Почему неважно, кто это эти люди?

А. Венедиктов Это важно. Но мне неважно, потому что я их не знаю. Это может быть человек по фамилии Дубинский, а может быть человек по фамилии Мубинский. Что это меняет для меня? Это Россия, сепаратисты, ошибка и отказ признать свою вину. Все. В этой цепочке ничего не поменялось у меня с 17 июля 2014 года.

И. Воробьева А вот этот суд, который сейчас происходит, вот он, условно говоря, давайте представим, он признал вину вот этих людей, которых обвинял…

А. Венедиктов Он еще не признал. Это следствие пока.

И. Воробьева Нет, давайте представим себе, что есть решение суда. Что для этих людей поменяется? Они даже в суд не приходят.

А. Венедиктов Там есть адвокат одного из них.

И. Воробьева Там есть только адвокат одного из них, да.

А. Венедиктов Что поменяется? Есть же преступники с точки зрения правосудия, которые скрываются и умирают вполне благополучно. От этого они не перестают быть преступниками в глазах юридической истории. У них есть семьи, у них есть дети, у них есть потомки. У них есть государство, которое в конечном итоге их защищает или не защищает.

И. Воробьева Я напомню, что можно вопросы задавать Алексею Венедиктову по номеру +7 985 970 45 45 или в чате трансляции. В Ютубе найдите канал «Эхо Москвы» и присоединитесь к тем 12,5 тысячам людей, которые это сейчас уже смотрят.

А. Венедиктов Всем привет.

И. Воробьева Несколько вопросов про выборы и про видеотрансляцию. Марта спрашивает: «А вот с отменой видеотрансляции выборы без выбора окончательно дискредитированы. Объяснения ЦИК смешные. Вы говорите, что деньги за вот этот поток интернета. Но это не может быть так много».

А. Венедиктов Это много. Это совсем много. Это сотни миллионов рублей для Москвы за каждый день. Но я согласен с вами, что в данном случае нужно их платить из бюджета. Слушайте, право наблюдать дано всем кандидатам, всем штабам. Почему они не пользуются этим? Вот есть кандидаты от разных политических сил. У них будет это видеонаблюдение все 3 дня. Еще раз напомню, в Москве я буду настаивать на том, чтобы хотя бы в последний день, как это было на Конституции, это было доступно всем. И повторяю, я письмо направлю в понедельник. Но при этом наблюдайте на участках.

Да, власть делает шаг назад относительно того, что было. Согласились. Ну, хорошо. А вы знаете, что у нас в Москве от самой крупной партии, так сказать оппозиционной – компартии – наблюдателями на выборах последних президентских было закрыт 61% участков. А еще 39%? Людей не хватает у них. От ЛДПР там вообще было, типа, 14% участков. Идите в наблюдатели на своем участке. И там, где стоят наблюдатели, мы же видим разные результаты, особенно в провинции. Мы же видим результаты другие.

И. Воробьева То есть там, где есть наблюдатели, и там, где нет наблюдателей.

А. Венедиктов Да, конечно. Мы видим разрывы. Мы просто их видим. И поэтому вот так сразу лапки вверх, все кончено, я сейчас лягу на диван и буду смотреть не трансляцию, а сериал «Секс в большом городе» – мне кажется, это не конструктивная позиция. Сейчас у наблюдателей большие права. Например, ЦИК вслед за Москвой принял решение – мы это делаем всегда, – что наблюдателей не имеют право удалять с участков. Только по решению суда.

И. Воробьева Меня удаляли с участка с нарядом полиции.

А. Венедиктов Все. Такие решения есть. Поэтому идите. Я вот зову всех. Неважно за кого – за «Единую Россию», за коммунистов, за «Яблоко», за «Новых людей». Идите и набивайте участок своими наблюдателями.

И. Воробьева Продолжим через несколько минут программу «Будем наблюдать».

НОВОСТИ / РЕКЛАМА

И. Воробьева: 1325 в Москве. Продолжается программа «Будем наблюдать». Алексей Венедиктов, Ирина Воробьева. Продолжаю задавать вопросы тех, кто их задает – наших слушателей и зрителей. Вот про выборы много вопросов. Артем. Его вопрос звучит так: «Почему есть разделение между Москвой и Россией? Очень похоже на кастовую систему: жителям Москвы – хорошая московская платформа, жителям России – голосование на Госуслугах на другой платформе. Вот вы приглашали разработчика. Мы слушали. Могли бы мы услышать разработчика российской платформы?»

А.Венедиктов:Для меня остается очевидным, что это российский «Бук», переданный из российской армии в руки сепаратистов

А. Венедиктов Артем, я договорюсь с замминистра цифры, который занимается. Я вам обещаю, я в понедельник этим займусь. Конечно можно. И вы правы.

И. Воробьева Правы про кастовость?

А. Венедиктов Нет, не кастовость. Просто Москва этим стала заниматься за несколько лет до. Это же длинная история. И я напомню, что я 2 года уговаривал Собянина начать этот эксперимент. Это же эксперимент. И сколько нас за это били, и сколько раз мне говорили: «Ты своим электронным голосованием собираешься привести навальнинскую гопоту на выборы».

И. Воробьева А другие говорили, что с помощью электронного голосования вы продляете «Единой России» большинство.

А. Венедиктов Да, да, да. Поэтому сложился такой фронт против. Ну, это неизбежно. Электронная услуга – это неизбежно. Поэтому извините.

И. Воробьева Вопрос про выборы от Александра. Он имеет в виду, куда направится протестный электорат. И спрашивает он следующее: «Возможно ли, на ваш взгляд, появление сильной сталинистской оппозиции в Госдуме? Потому что сейчас они, типа, мочат либералов, а этих не трогают».

А. Венедиктов Да, конечно. Мы видим, что, во-первых, такая фракция усиливается внутри собственно КПРФ, такая фракция существует в партии Максима Шевченко. И естественно, что, во всяком случае, КПРФ окажется в Госдуме. Я думаю, у вас нет никаких сомнений.

Вы знаете, современные же сталинисты – это же не те, которые: «А давайте вернемся в 37-й». Не, не, не. Это люди, которые говорят: «А посмотрите, как у Лукашенко все замечательно получается. Чистенькая страна. Ну, репрессии. Ну, сколько их там сидит? Ну, сколько их там погибло? 3 человека, 7 человек, 10». Вот они все идут. Они считают, Навального правильно посадили. Почему? Хотя мы понимаем, что его не за то посадили, что он куда-то не явился. И так же было в сталинские времена. Которые поддерживают все эти законы. Это не в Сталине вопрос. Мало ли там кто на кого молится. А вот в том, что политика такая. Те, кто поддерживают такую политику – сталинскую.

Они, конечно, придут. Не будет отдельной фракции. Есть и среди «Единой России», я вас уверяю, такие люди. Вон на Петра Толстого посмотрите только. Позор Москвы. Московский кандидат.

И. Воробьева Почему он позор Москвы?

А. Венедиктов Потому что он такую политику всячески. Я понимаю, когда откуда-то из Магадана, где потомки вохры составляют значительное количество. Но в Москве-то…

И. Воробьева: «Расскажет ли Алексей Венедиктов, за кого голосовал, после выборов?»

А. Венедиктов Да.

И. Воробьева Вот так вот. Прям не будете скрывать?

А. Венедиктов Не-а. Я потому и не голосовал, чтоб не рассказывать. После выборов скажу.

И. Воробьева После, да. До – это агитация.

А. Венедиктов Не, я могу сказать. Но не скажу пока. Во-первых, я еще не знаю по своему округу. Я еще смотрю на программы разных партий, на заявления разных партий.

И. Воробьева То есть не только по партийным спискам, но и по округу.

А. Венедиктов Да.

И. Воробьева Вы в ЦАО же, да?

А. Венедиктов Не, не, не, я не в ЦАО. Я на юго-западе. Я в Тропарево-Никулино.

И. Воробьева Ладно. Про коронавирус несколько вопросов. Евгений: «Каков процент вакцинированных? Каков процент вакцинированных в больницах? И вообще есть ли какая-то статистика, после каких вакцин?» Вот этот, кстати, вопрос: после каких вакцин? – это хороший вопрос.

А. Венедиктов После каких вакцин – это невозможно, потому что 95% вакцинированных – это «Спутник». Все остальное – это в зоне ошибки. Поскольку мне бумагу, я говорили только с главными врачами, вот вакцинированные двумя компонентами – это приблизительно от 1% до 2%. Это те, кто госпитализированы. Одним компонентом – около 3%.

И. Воробьева Но это маленькие цифры.

А. Венедиктов Они все в рамках ошибки. Но это точно меньше 5%, скажем так. И, кстати, сегодня был опрос совпадающий. Штат Мичиган в Штатах – самый невакцинированный штат в Штатах, извините. Там 33% вакцинированных. И у них в больнице невакцинированных 94%. Вот эти 66%, которые невакцинированные, они 94% составляют. А погибших вообще нет.

И. Воробьева Среди вакцинированных?

А. Венедиктов Да. От коронавируса, естественно.

И. Воробьева Разумеется, да.

А. Венедиктов Или там что-то совсем, но вот единицы-единицы. Я вот не буду врать. В Мичигане. Совпадает. Еще раз, вакцина не защищает, она ослабляет удар. Знаете, это как щиток. Если вы играете в хоккей – как щиток. Руку, конечно, сломать тоже можно при определенной силе удара, но, как правило, даже от синяков предохраняет.

И. Воробьева Еще вопрос про коронавирус от Марты: «В Екатеринбурге каждый день антирекорд по количеству заболевших. Отменили День города. Но вот прошлой ночью прошел запрещенный крестный ход – и никаких разгонов полицией, никаких санитарных дел. Получается, РПЦ все можно?»

А. Венедиктов Нет, ей не все можно. Я напомню, что руководители РПЦ призывают к вакцинации. Но очень многие руководители приходов против. Церковь – очень сложный организм. Но церковь – один из столпов Владимира Путина. Поэтому им можно больше, чем остальным.

И. Воробьева Марина, Москва. Возвращаясь опять к тому, что Москва создала свое государство, она пишет: «В регионах вакцины нет. Поэтому власти не заинтересованы в продвижении вакцинации».

А.Венедиктов: Я говорил с главврачами, вот вакцинированные двумя компонентами – это от 1% до 2% в больницах

А. Венедиктов Да где нет? Вот скажите, нет вакцины где? Я каждый день смотрю, как количество вакцинированных по каждому региону увеличивается. Да, не так, как в Москве, потому что они начали позже. Это правда. Потому что, еще раз повторю, вот так построить инфраструктуру, чтобы многих вакцинировать сразу – это сложная история. И не каждый руководитель республики или города это может сделать. И их команда не каждая понимает, как это сделать. И не в каждом городе есть такой стадион, как «Лужники», где можно вакцинировать 18 тысяч за день.

Да, есть дефицит в некоторых регионах. Значит, ваш руководитель не вовремя заполняет заявку. Производственные мощности сейчас работают так, что, во всяком случае, если они не создают запасы, то они восполняют то, что разошлось в предыдущий день. Очень много из-за нераспорядительности властей, вот тут я вам могу гарантировать. Вы, конечно, видите по телевизору эти картинки в Москве, где полно вакцины.

Но я хочу вам сказать, тот самый завод, о котором Собянин говорил в январе, который будет производить вакцину для Москвы, еще не заработал. Москва таким же самым образом закупает, как и ваши руководители, вакцину. Но просто логистика выстроена так… Слушайте, месяц тому назад в Москве вакцинировалось 7 тысяч человек, сейчас – 125 тысяч. Но надо было это подготовить и угадать. В Москве удалось, а у вас, наверное, нет.

И. Воробьева Ну да. Тут пишут из регионов. И Новосибирск. Вот Красноярск: очередь на вакцинацию 2 месяца.

А. Венедиктов Очереди.

И. Воробьева Владимирская область: 400 вакцин на 8 тысяч, очереди.

А. Венедиктов Я еще вам добавлю, что не в каждом регионе можно снять с обычной работы столько медсестер и врачей поликлиник, как в Москве. Еще раз повторяю, это логистика. Поставьте себя на место руководителя. На вас свалилась эта чума. И вам нужно реорганизовать вот этот поток вакцинирования. Даже если у вас есть вакцины, где вы возьмете столько медсестер на 8 тысяч? Где в вашем городе вы возьмете столько медсестер? Откуда вы их заберете, и что там образуется, откуда они ушли?

Да, конечно, Москва – богатый город. Но Москва как богатый город могла так же с этим не справиться. Посмотрите на Петербург.

И. Воробьева Который не справляется.

А. Венедиктов Да. Который захлебнулся. Москва справляется. Логистика – это очень важная вещь в управлении, поверьте мне.

И. Воробьева Возвращаясь к QR-кодам. Быстрая отмена – это признание и исправление ошибки власти или реальное положение дел позволяет их отменить, на ваш взгляд?

А. Венедиктов Смотрите, я не знаю. Я не вижу тех докладов, которые делает Собянин. Но мы видим, что заболевания в Москве упали с 8 до 5 тысяч в среднем в течение недели. То есть мы видим, что койки, которые заполнялись очень быстро, сейчас, наоборот, освобождаются быстрее. Я повторяю, я не поддерживаю это решение Собянина. Я считаю, что это слишком рано, потому что 3-недельный QR-код с точки зрения эпидемии еще не дал своего эффекта. Но с точки зрения бизнеса, может быть, там кошмар в бизнесе произошел, может, там стали закрываться предприятия. И дело же не в жирных котах рестораторах, а дело в рабочих местах. Люди увольняться должны, если бизнес не работает.

Кстати, благоустройство – это та же история. Вы прекращаете заниматься благоустройство – вы увольняете рабочих, естественно. Это не вопрос фантазий. Это вопрос всегда счёта. Это вопрос – рабочие места, их семьи. И вы должны им что, предоставить новые рабочие места, платить за безработицу те же самые деньги? Отличная история.

И. Воробьева Я просто очень сильно против бордюринга.

А. Венедиктов Я понимаю.

И. Воробьева Потому что я уверена, что в Москве можно найти, чем занять полезно, эффективно тех же самых людей, выплачивая ту же самую зарплату, но не пилить деньги на бордюринге.

А. Венедиктов Не в условиях локдауна.

И. Воробьева Давайте посмотрим на это с точки зрения горожанина в Москве. Он знает, что он потерял в зарплате, ему Москва не выплачивает никаких денег, говорит, что денег нет на видеонаблюдение, на выборы. При этом он видит, как у него во дворе перекладывают каждый чертов год этот чертов бордюр.

А. Венедиктов Да.

И. Воробьева Но это же возмутительно.

А. Венедиктов Возмущайся.

И. Воробьева Я возмущена.

А. Венедиктов Хорошо. Зафиксировали.

И. Воробьева Я страшно возмущена.

А. Венедиктов Зафиксировали.

И. Воробьева При этом из регионов продолжают писать. Вот из Тамбова, например, пишет Сергей, что в постановление их главного санитарного врача внесены изменения, согласно которым тем, кому надо привиться, достаточно записать и ожидать вакцину. То есть все равно есть нехватка. Вот тут пишут: «А как перевозить вакцину, когда так жарко?»

А. Венедиктов Например.

И. Воробьева Да. Это же тоже важно.

А. Венедиктов Опять вопрос логистики: сколько машин-холодильников есть, у кого они есть и так далее.

И. Воробьева Александр спрашивает: «После статьи Путина про Украину и украинцев не пора ли наладить цивилизованное сообщение с ними? Например, возобновить железнодорожное сообщение».

А. Венедиктов Это кому вопрос? Это кто должен возобновить железнодорожное сообщение – Украина или Россия? По-моему, ни та, ни другая не хочет, если говорить о властях.

И. Воробьева А, кстати, про реакцию Зеленского. Она такая ожидаемая вполне была?

А. Венедиктов Она пока никакая. Я думаю, что там пишется какая-нибудь еще статья. Будем изучать и ждать.

И. Воробьева Дмитрий спрашивает про блиц-визит Лукашенко: «Во-первых, Лукашенко зачастил к Путину. Может ли это поспособствовать тому, что Беларусь в итоге признает и Крым, и все, что нужно Москве?»

А. Венедиктов Не знаю. Это вопрос торговли. Слушайте, два торговца в закрытом режиме 5 часов 20 минут обсуждают, кто чего кому продаст. Откуда мы знаем? Это же вопрос цены. Смотрите, Лукашенко получил следующий транш по деньгам, Лукашенко слегка поугрожал, что у него все хорошо с Китаем и с Казахстаном с точки зрения поставок, но при этом радостно заявил, что плечом к плечу мы будем бороться с западным влиянием, что Путину и надо.

А.Венедиктов: Еще раз, вакцина не защищает, она ослабляет удар. Знаете, это как щиток

А что касается Крыма, то мы видели реакцию министра иностранных дел Беларуси Макея. Он сказал гениальную фразу: «Надо считать». Потому что это вызовет новые санкции, новые потери. Значит, Россия должна компенсировать. Смысл в этом. – «Надо считать». Заплатите, и мы станцуем. За ваши деньги любой каприз это называется. Но не любой, конечно, но каприз.

И. Воробьева Александр спрашивает: «Вы как-то хотели посетить Одессу. Планируете?»

А. Венедиктов Я, конечно, планирую. Но сейчас в условиях эпидемии я вообще стараюсь как можно меньше ездить. Вот единственная поездка у меня в июле – это Тверь. Я поеду в среду про Александра III читать. На «Дилетантские чтения». Я давно обещал. Но я сейчас пытаюсь не ездить. Я все-таки берегу себя для вас.

И. Воробьева То есть до вакцинации вы ездили больше, чем после вакцинации. Ну Алексей Алексеевич.

А. Венедиктов Да. Но и тогда эпидемия в регионах была поменьше.

И. Воробьева Это да. Еще про Лукашенко спрашивают. Вот Дима спрашивает: «Вы бы сейчас взяли интервью у Александра Лукашенко?»

А. Венедиктов Конечно.

И. Воробьева: «Если да, обратились бы вы к нему “ господин президент»?»

А. Венедиктов Для меня вообще такого вопроса не стоит. Это же все выпендреж – как обращаться. Но я, по-моему, к нему обращался и тогда «Александр Григорьевич», поскольку интервью было на русском языке. Не вопрос для меня. Могу и «господин президент» обратиться.

И. Воробьева Вы считаете его президентом, получается, законно избранным и вот это все?

А. Венедиктов Господин Лукашенко сейчас лидер Белорусского государства. Вот он по факту руководит Белорусским государством. А как надо обращаться к Мадуро, например? «Господин президент Венесуэлы»? Или Гуайдо у нас? Я считаю, что пресса в эти игры играть не должна. Эта история политическая. Завтра захотят – признают президентом. Договорятся и признают президентом. Поэтому пресса в это не играет и не должна играть, на мой взгляд. Это вот политики пусть играют в это.

И. Воробьева Ладно. Напомню, что вопросы можно задавать Алексею Венедиктову по номеру +7 985 970 45 45.

А. Венедиктов Мне очень важно задать вопросы те, которые вы задаете, а не обращение. Если условием было бы обращение «господин президент» на интервью, я бы конечно на это пошел бы. Даже сомнения никакого нет для меня. Потому что нужно задать ему вопросы и про политических заключенных, и про убийства, и про отношение к России. Собственно, посмотрите мое интервью предыдущее декабря 19-го. Так оно и есть. Не вижу для себя проблем. Это дело политиков и белорусского народа, конечно, к которому я не принадлежу.

И. Воробьева Возвращаясь к теме с вакциной, тут нам Алексей пишет из Ганновера, что проблемы с логистикой при вакцинации есть и в Германии, что в среднем обычный человек ждет 2-3 месяца первой прививки.

А. Венедиктов Не, по логистике… Это упала эпидемия. Послушайте, новый образ жизни, и вся логистика под это перестраивалась в каждой стране.

И. Воробьева Еще вопросы про работу радиостанции. Несколько вопросов про эфиры. Спрашивает, точнее это такой возглас Светланы: «Пожалуйста, верните Глуховского в «Особое мнение»». Куда же делся Глуховский?

А. Венедиктов Его никто оттуда не убирал.

И. Воробьева Еще спрашивали про передачу про сериалы. Но вышла же передача про сериалы.

А. Венедиктов Вышла передача про сериалы. Вот была первый раз. Лиза Аникина вела. Называется «Эпизод». Давайте мы послушаем передачки четыре, потом будем про это говорить. Рано еще говорить.

И. Воробьева «Сейчас особо не попутешествуешь, — пишет нам Ренат. – Но было бы классно на «Эхе» послушать передачу про путешествия и туризм». А у нас же есть. У нас же все есть.

А. Венедиктов Ир, я не могу на это отвечать. Но вот у нас есть. Что я должен на это отвечать?

И. Воробьева В общем, невнимательно вы слушаете как-то эфиры «Эха Москвы», потому что все вопросы уже про существующие программы. «Добрый день, — пишут нам СМСку. – Мне 67. На Госуслугах в ответ на запись на вакцинацию в Ивантеевке, — Московская область, между прочим, — нет возможности. Через 2 недели только на консультацию». Вот так.

А. Венедиктов Не готов ответить. Чего я тут сижу?

И. Воробьева Я просто это зачитываю, потому что мы это обсуждаем. И я просто вам говорю о том, что люди из разных регионов пишут, есть проблемы, все равно есть проблемы.

А. Венедиктов В каждом регионе, включая Москву, есть проблемы.

И. Воробьева Включая Москву?

А. Венедиктов Конечно.

И. Воробьева Как же тогда Москва прививает мигрантов?

А. Венедиктов Ну вот так. Долго не прививала мигрантов. А у нас только официально рабочих мигрантов около 2 млн. И не было возможности, не было инфраструктуры. У них нет регистрации, у них нет кабинетов. Куда отправлять QR-коды было? Слушайте, еще раз повторю, чума упала, и нужно было всю логистику взаимоотношений внутри социальных групп – власти-населения, населения-населения, бизнеса-власти, бизнеса-населения – менять. И у Москвы еще проблемы пока покруче, чем в Подмосковье, это правда.

И. Воробьева Я не разбираюсь, но вот Юрий пишет: «История отношений Лукашенко и Тихановской похожа на отношения Сталина и Троцкого?»

А. Венедиктов Да нет, конечно.

И. Воробьева То есть это даже нельзя сравнивать?

А. Венедиктов Да нет, конечно.

И. Воробьева: «Россия потеряет Беларусь в недалеком будущем?»

А. Венедиктов А что такое приобрести Беларусь или потерять Беларусь?

И. Воробьева Я думаю, что это отсылка к тому, что вы рассказывали про Путина и про влияние.

А. Венедиктов Путин будет делать все, чтобы Россия не потеряла Беларусь. Когда я говорю «Путин», я имею в виду в том числе путинскую команду и путинских наследников, потому что современная элита действительно считает Беларусь частью большой России. С Украиной сложнее – там больше споров. Но Беларусь – абсолютно очевидно.

И. Воробьева Соответственно, когда сменится власть в Беларуси… Но она рано или поздно все равно же сменится, правда?

А. Венедиктов Рано или поздно сменится, конечно.

И. Воробьева Это же биологически…

А. Венедиктов И политически.

И. Воробьева Поэтому, собственно, и спрашивают: «При новой власти как это будет?» Но, на самом деле, мне кажется, здесь можно посмотреть на Украину, как это может быть.

А. Венедиктов Будет другая история, непохожая.

И. Воробьева: «Коды отменили. Зачем всеобщая вакцинация?» Ну боже мой, сколько ж можно-то? Вопросы про прививки я больше задавать не буду, потому что спрашивать у Алексея Венедиктова, чем «КовиВак» отличается от «Спутника» – это примерно как меня спрашивать, чем Макбук отличается от еще чего-нибудь. Я в этом ничего не понимаю, просто выбираю то, что для меня важно и нужно.

Да, еще вопрос про эфир был. Я его сейчас не найду, но должна это проговорить. Вот сейчас все люди, которые заявили о своем желании участвовать в выборах, участвуют в эфирах «Эха Москвы» бесплатно. Да?

А. Венедиктов Наверное, да. Я не знаю, как работает рекламная служба.

И. Воробьева Ну, «Слухай Эхо», например, – это же не за деньги.

А. Венедиктов Это вообще не эфир «Эха Москвы». Это не за деньги. Соответственно, все, что платно, идет через рекламную службу, на которую, как вы знаете, влияние главного редактора «Эха Москвы» не распространяется.

И. Воробьева А вот неделю назад мы с вами обсуждали Лаврова, его вхождение в список и одновременно его общение…

А. Венедиктов Нет, цитирование Лаврова не является платным. Или Шойгу.

И. Воробьева Я не об этом. Тут спрашивают: «Лавров не обиделся?»

А. Венедиктов Обиделся. Мы на следующей неделе, надеюсь, встретимся и разберемся.

И. Воробьева Я не знаю, о чем идет речь, но спрашивают: «Что вы думаете о споре Парфенова с Киселевым?»

А. Венедиктов Я знаю, о чем идет речь. Леонид Парфенов был в Киеве, представлял свой фильм и дал большое интервью с Киселевым. Как я понимаю, Киселев ему задал вопрос: «Чей Крым?», и Парфенов ответил так, как не понравилось… Я не видел, но я по откликам, по брызгам. Не понравилось. И дальше они оба написали свои комментарии. Дальше в Фейсбук пришли разные люди уже не по Парфенову, а по Крыму, вспомнили 2001 год. Ну вот. Но я специально не смотрел. Просто ко мне прилетает в виде брызг, когда я что-то читаю, вот как сейчас.

И. Воробьева Ну да.

А. Венедиктов Зайдите посмотрите сами. Посмотрите в Фейсбуке у Киселева и в Фейсбуке у Парфенова.

И. Воробьева Еще тут благодарят за эфир Кашин-Лазерсон. Теперь самая живая передача.

А. Венедиктов Да, вроде складывается. Ну, пока еще не очень, но вроде складывается. Хороший эфир, правда.

И. Воробьева То есть все еще четыре эфира и потом посмотрим, как и у всех новых программ?

А. Венедиктов Да, как обычно. Людям нравится.

И. Воробьева: «Сейчас в Ютубе выходит много разных расследований, видео и так далее. Что-нибудь из этого вы смотрите?»

А. Венедиктов Я смотрю по рекомендации и вам советую. Если что-то идет там неочевидное и яркое, я, конечно, стараюсь смотреть. Но это как раз от вас оно и идет. А так, чтобы сидеть на Ютюбе и каждое утро начинать с роликов, что появилось новое на Ютюбе – конечно, нет.

И. Воробьева: «Есть ли новости о ситуации с рейсом «Ryanair», который посадили?»

А. Венедиктов Нет. Если будут новости, это будет в новостях.

И. Воробьева Может быть, у вас какая-то новая информация появилась.

А. Венедиктов Нет, у меня нет. Жду.

И. Воробьева: «Есть ли какая-то новая информация по Никите Белых и новому уголовному делу?»

А. Венедиктов Да. Я надеюсь, что на следующей неделе у нас будет адвокат Никиты, который расскажет вам, что ему предъявляют и почему. А после этого мы с вами на эту тему поговорим. Но именно в таком порядке, а не сначала мы поговорим, а потом послушаем про обвинение.

А.Венедиктов: Путин будет делать все, чтобы Россия не потеряла Беларусь

И. Воробьева: «Почему так много «Яблока» в ваших эфирах?»

А. Венедиктов Ничего не много «Яблока» в ваших эфирах. Наши гости – это информационный повод. Это вы обсуждаете, что Явлинский сказал. И, естественно, всегда надо звать первоисточники. Это так же, если б был Алексей Навальный на свободе, то немедленно по поводу позвали бы Навального. Нет скандалов ни в КПРФ, ни в ЛДПР. «Эхо» – это информационное радио. Возникает информационный повод – мы зовем. Выборы – это информационный повод. Но они еще не зарегистрированные кандидаты, поэтому, естественно, там вступают другие законы. Не переживайте, вы всё про всё узнаете.

И. Воробьева Спрашивают, почему так много «Яблока»? А второй вопрос был: «Можно ли пригласить отцов-основателей партии «Яблоко», потому что еще Болдырев с Лукиным не были в эфире «Эха Москвы»?» Видимо, не отвечали на те же самые вопросы, на которые отвечали Явлинский и Рыбаков.

А. Венедиктов У нас никогда не будет однопартийной радиостанции, как бы разные партии ни хотели бы, чтобы «Эхо» отражало только их точку зрения. Как я уже говорил, у нас нет журналистов-фанатиков той или иной партии, чтобы делать партийную радиостанцию. Кто хочет – пусть делает партийные радиостанции. Мы с ними с удовольствием поконкурируем.

И. Воробьева Спасибо большое. Это была программа «Будем наблюдать» с Алексеем Венедиктовым. Всем пока. * — «Талибан» — запрещенная в России организация

* Meduza - СМИ, признанное иностранным агентом.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире