'Вопросы к интервью

С.Бунтман Добрый день всем! Мы в прямом эфире. Алексей Венедиктов. Добрый день!

А.Венедиктов Добрый день!

С.Бунтман Сергей Бунтман, Сергей Кузнецов звукорежиссер. Чат работает, YouTube работает. Эсэмэски — +7 985 970 45 45 — работают.

Начнем с того, чему был посвящены сегодня основные новости в программе «Эха Москвы», то есть Объединительному собору на Украине и с возможным последующим получением томоса.

А.Венедиктов Я не хотел бы и мне неинтересно влезать во внутрицерковные дела, я имею в виду там каноническое, не каноническое, Трулльские соборы и так далее. Это дело верующих жителей Украины. И здесь все рассуждения, на мой взгляд, для меня достаточно невозможны.

А вот с точки зрения политических последствий, политических причин это, конечно, интересно. Во-первых, я тебе должен сказать, что, мне кажется, что, как писали в наших школьных учебниках в 70-е годы, этот собор имеет всемирно-историческое значение.

С.Бунтман Абсолютно.

А.Венедиктов И по причинам, и по событию, и по последствиям. Я бы не согласился с таким резким утверждением некоторых аналитиков, что причиной выделения Украинской православной церкви в отдельную, автокефальную церковь это Крым.

С.Бунтман Это катализатор.

А.Венедиктов Безусловно, событие Крыма и российско-украинского противостояния — это катализаторы. И кто-то очень правильно написал из российских наблюдателей: «А вы помните, чтобы Русская православная церковь, ее предстоятель заступились хоть раз за украинских сидельцев на территории России, в Крыму, Донбассе, в Сибири, за Сенцова? И вообще, их же много, этих сидельцев.

И то, что Русская православная церковь, как любая христианская церковь должна быть заступникам перед светскими властями, такая роль милостивца была всегда. Вспомним Филиппа Ивана Грозного хотя бы. И правозаступничество, оно, во всяком случае, в публичной сфере не было реализовано. И, конечно, это вызывало изменяющееся отношение к Московскому патриархату на Украине (или в Украине, как угодно). Это дополнительный катализатор в этой истории.

Конечно, есть внутренние бюрократические истории отношения между нынешним предстоятелем Киевского патриархата Филаретом, который чуть было не стал патриархом Московским и всея Руси. Мы помним.

С.Бунтман Было такое.

А.Венедиктов: Этот собор имеет всемирно-историческое значение

А.Венедиктов И было такое.

С.Бунтман ...об этом очень красиво рассказывал.

А.Венедиктов Это вторичные истории. Первичная история в том, что, конечно, политическая составляющая заключается в отдельном, самостоятельном украинском государстве, которое так же, как отдельно Сербское государство или отдельное Эстонское государство претендует на отдельную автокефальную православную церковь ранге автокефальной, отдельной, самостоятельной. Это глубинная причина. Глубинная причина: распад Советского Союза, Восточной Европы — глубинная причина возникновения церкви. И весь был вопрос: кто, как и каким образом?

И здесь вторая история мне кажется очень важной и печальной для Московского патриархата — в том, что Московский патриархат мог перехватить инициативу раскольников, как они их называют, и Московский патриархат мог сам дать томос автокефалии Русской православной церкви на Украине. И раздавались такие голоса и внутри Московской церкви. Я знаю, что вроде бы и митрополит Тихон, отец Тихон выступал за это — опередить раскольников и сделать так, чтобы Украинская православная церковь получила автокефалию из рук Москвы, а не из рук Константинополя.

Кстати, новость неожиданная: сейчас на собор прибыл Варфоломей, Константинопольский патриарх, что не предусматривалось.

А.Венедиктов: Cветская власть Российского государства молчит

С.Бунтман Ого!

А.Венедиктов Да. Вот сейчас, буквально несколько минут назад появился в Софийском соборе. И вот опередить Константинополь. Это же политическая история, а не каноническая.

И если бы сейчас на этот Объединительный собор прибыли бы все 90 экзархов, архиереев Московского патриархата, они бы имели бы 270 голосов, они бы имели большинство на этом соборе и избрали бы предстоятеля Украинской церкви, что было неизбежно, очевидно, руками московскими. Ведь по уставу собора каждый архиерей может привести одного монаха и одного мирянина, то есть 270.

Но прибыло, — украинские СМИ пишут — 10 архиереев из Московского патриархата, а зарегистрировалось только 2, причем один из них — кандидат на пост главы новой церкви, это Украинской единой православной церкви УПЦ, как ее называют.

В общем, это еще будем смотреть. Но вот перехват с тем, чтобы новая церковь была связана с матерью-Москвой, а не с матерью-Константинополем — это можно было сделать. Нет, не сделал. Заняли другую позицию.

И, конечно, вчера письмо патриарха Кирилла…

С.Бунтман Да, вот письмо городу и миру…

А.Венедиктов Дело не в городе и мире. Пиши, кому хочешь. Но ты всё время говоришь, что вот вмешалась светская власть, (что правда), президент Украины Порошенко (что правда). Что же ты пишешь тогда канцлеру Меркель, президенту Франции Макрону, странам ОБСЕ, то есть 28 государствам или сколько там… 38 лидерам государств, если ты хочешь, чтобы это было внутрицерковным делом? Ну, и вообще, писать «проклятым папистам», «кровавым папистам».

С.Бунтман Ну, это признак открытости Русской православной церкви.

А.Венедиктов А чего ты пишешь им? А чего ты не пишешь муфтиям, чего ты не пишешь раввинам великим? Я не знаю. Шаманам можно еще написать. Это, конечно, странный ход, это, конечно, истерика, с моей точки зрения.

И я бы обратил внимание, что светская власть Российского государства молчит. Очень аккуратно что-то сказал Лавров, как-то мимоходом Путин чего-то высказал. Я думаю, что пресс-конференции Путина мы, во всяком случае, собираемся задать ему вопрос про его отношение.

А.Венедиктов: Это же политическая история, а не каноническая

С.Бунтман Думаешь, что-нибудь скажет?

А.Венедиктов Мы зададим вопрос. Нам дадут слово… Мы одни из тех, кто задаст вопрос. Но вообще, российская власть светская молчит. Но последствия этого решения — неважно, сколько иерархов будет — политические и внешнеполитические очень большие. И, безусловно, что когда присоединялся Крым и когда начиналась война на Донбассе, Путин делал ставку на роль Украинской… ну, Русской православной церкви на Украине, что она будет как бы проводником его политики. Потому что понятно, что отношение Кремля к Русской православной церкви, к Московскому патриархату, может быть, не как к отделу администрации президента, но как к части государственного аппарата и части государственной политики в русском мире. На этом делалась ставка.

И оказалось, что Русская православная церковь на Украине в смысле влияния не сильно могла помочь Москве. И в этом смысле… «Ну, копайтесь сами».

Но если начнутся захваты силовые соборов, я думаю, что Путин не отмолчится во всех смыслах этого слова, не только в вербальном. Мне представляется, что это входит в его понимание, его команды, что эти захваты будут атакой на российское государство. Я думаю, то так он будет трактовать.

С.Бунтман Ну, наверное, да, скорей всего.

А.Венедиктов Это очень опасно с точки зрения — параллельно Азов, Керчь, накапливание сил на границы. Оно есть, мы видим его в интернете. Очень любопытный пост написал сегодня Андрей Илларионов, очень подробно разбиравший эскалацию в Азовском море в течение полугода. И это не случайности, это правда. Мы видим теперь, когда Андрей Николаевич расставил как бы по датам всё, что происходило в Азовском море, ты видишь, что это должно было взорваться.

И вот то же самое то, что касается соборов. Я думаю, что неважно, как на самом деле — скажу страшную вещь — а важно, как это будут понимать в Кремле. Для принятия решений неважно, как это на самом деле.

Ну, например, сегодня прошла информация, что пришли 20 молодых, крепких людей и захватили Винницкий кафедральный собор. При этом мы вспомним, что Винницкий митрополит как раз участвует и находится сейчас в Софийском соборе, и он может быть одним из кандидатов на пост общего предстоятеля новой единой православной церкви на Украине, как они называют. То есть там — мутно. И вопрос, не как там на самом деле — повторяю, — а как это будет воспринято в Кремле, даже если Кремль это не организовывает. А если он это организовывает, тогда совсем очевидно.

То есть последствия важнее факта, с точки зрения политики. Факт, он должен был состояться не в этом году, так в следующем, не в следующем, так через год. Это шло движение после распада Советского Союза, постепенно оно шло. Обострение, конечно — Крым и Донбасс.

С.Бунтман Моряки.

А.Венедиктов Моряки. Мы видим, что заявление помощника по национальной безопасности президента США о том, что Трамп не будет встречаться с Путиным до тех пор, пока не будут освобождены моряки. Еще раз обращаю ваше внимание на то, что есть отдельно захват моряков, захват кораблей и отдельно — статус моря и пролива Керченского, отдельно. И, конечно, как говорит Путин, для наших партнеров — это терминологически он так всегда говорит — имея в виду в первую очередь для Великобритании и США захват моряков в плен — это статус военнопленных.

Собственно, мы сейчас видим, как и командиры кораблей говорят о том, что «за всё отвечаем мы, у нас статус военнопленных». Мы это знаем от их адвокатов российских. Это вот так же, как Скрипали. Это будет такая травленая ситуация, которая будет травить и травить дальше.

А.Венедиктов: Московский патриархат мог перехватить инициативу раскольников

«И вот при чем здесь моряки и встреча? Мы решаем вопросы, — я представляю, как в Кремле это, — мы решаем вопросы глобальной безопасности. Мы решаем вопросы ракет, мы решаем о сокращении. 24 моряка, которые нарушили нашу границу — причем здесь это, вообще?! Это где, вообще? Это там где-то…». Я вижу искреннее непонимание у Кремля и у, скажем МИДа: «Почему?! Это предлог. Вот не было бы это, было бы другое. Давайте другое…».

Я вообще не понимаю. Вот послушайте. Мы говорим: давайте согласимся с тем, что это была украинская провокация, предположим. Я имею в виду Азов, прорыв, заход в территориальные воды, не в территориальные… Давайте мы сейчас это всё отставим, отведем.

А что вы такие, что на провокацию поддались? Если вы знали, что это провокация, — а вы знали, что корабли шли, они шли из Одессы очень долго и они заявляли о своих намерениях — вы чего на нее поддались, вы чего, лохи, что ли? Ну, ладно, военные исполняли приказы пограничной службы. Но вы, в пограничной службе, у вас что там, нет политического руководства? Вы не понимали, что это политическое решение, что оно не технологическое? «Да, — мне говорят, — это было воскресенье, типа на дозвонились в МИД».

Это было воскресенье, но в МИДе сидит дежурный, который немедленно бы связал условно пограничную служба с замминистра иностранных дел, который мог быть дать квалифицированную оценку последствий. Но ведь не звонили же. А воскресенье. Оно же воскресенье — это день отдыха. Это же как шаббат. Вдруг у нас возник наш православный шаббат. Руку поднять нельзя — это работа.

С.Бунтман Это работа, да. «Отказ США обсуждать РСМД — это тоже…?»

А.Венедиктов Абсолютно. А кто спрашивает?

С.Бунтман Сан Саныч.

А.Венедиктов Сан Саныч, абсолютно правы. Это история в том, что решение по ракетам — это решение политическое президентов. Вот мне Михаил Сергеевич рассказывал, как это подписывалось — Горбачев, — я вам уже рассказывал, что решение принимали президенты Рейган и Горбачев, сертифицировали: Политбюро и Совет национальной безопасности с учетом мнения военных. Но решение политическое.

Поэтому когда министр обороны пишет министру обороны, вы, конечно, извините, это не ваш уровень. Это уровень Путин — Трамп. Без обид. Это даже не уровень Лавров — Помпео. Это уровень был Рейган — Горбачев при советнике Ахромееве, при решении Политбюро, которое поддержало, сертифицировало, но потом. Но сначала президенты договорились в принципе. Поэтому… ну, пишите письма. «Почта Банк» работает. Хороший банк, чего? Ради бога.

Это совсем другая история. И тут, скорее, Рябков и зам Помпео, чем Шойгу… Это пиарочная история: Мы написали письмо — они нам не ответили… И не ответят, потому что это политические решение. Не туда пишите. Адрес другой, индекс другой. В Белый дом надо писать, а не в Пентагон. И это делается. Поэтому это лишь пиар: А мы вот тоже сейчас подсуетимся.

С.Бунтман К вопросу о лохах. В деле Скрипалей появились некоторые данные.

А.Венедиктов Да, в деле Скрипалей появились данные и газета Guardian опубликовала… видимо, это выжимка из рапорта полицейских, которые первыми пришли по вызову.

Там есть несколько деталей, на которые я был хотел обратить ваше внимание. Это день отравления. Первое. Прохожие заметили — об этом рассказывали — вызывали полицию. Полиция прибыла через две минуты. Вот эти два полицейских прибыли через две минуты. Юля лежала на боку на земле. И прохожий, который врач был по специальности, пытался ее привести в чувство. Сам Сергей Скрипаль сидел на скамье в странной позе как скульптура — замерзший

Что важно? Когда была вызвана скорая помощь, когда Сергея клали на носилки, он не смог переменить позы. Они его клали на носилки в сидячей позе, то есть он был как замерзший. У них не было с собой документов. У них были только телефоны, как было сказано, с кириллическими адресами.

А.Венедиктов: Есть отдельно захват моряков, кораблей и отдельно — статус моря и пролива

Полицейские обратили внимание, что это непонятно. Они сразу сказали, что «мы решили, что это наркотики», но когда увидели, что он закаменевший — Сергей — они поняли, что это что-то другое и вызывали химзащиту. Вот такие детальки. Я думаю, что мы опубликуем на сайте — вот я выйду… «Независимая газета» перевела и опубликовала в своих блогах. Но мы сейчас попросим разрешения…

С.Бунтман Тонические судороги, — здесь Илья пишет.

А.Венедиктов Спасибо, Илья. Да. В общем, вот такие детали, они, наверное, и навели, прежде всего, врачей. Мы про это, естественно, не знали. Эти рапорты полицейских… Он был в перчатках, этот Алекс Коллинс, полицейский…

С.Бунтман А прохожий, который помогал, он не пострадал.

А.Венедиктов Не знаю, вот это не описано в Guardian. Еще есть, что выяснять, но это такие новации, я бы сказал, некоторые детали. Полиция продолжает работать. Они оба находятся под охраной как свидетели — Юлия и Сергей. Они отказались, по словам английских представителей, от встречи с представителями российского посольства. Будет суд. Расследование еще идет.

С.Бунтман А мы продолжим через пять минут.

НОВОСТИ

С.Бунтман И мы продолжаем. Алексей Венедиктов, Сергей Бунтман. Лев Пономарев. Генпрокуратура посчитала, что он правильно сидит.

А.Венедиктов Я могу сказать, что те, кто вел проверка… я очень сочувствую президенту Путину, который сказал о проверке, потому что эта проверка была проведена неквалифицированно, потому что многие юристы посмотрели на этот пост с точки зрения юридической. Там неважно — Лев или Тигр, Пономарев или Кономарев — не было никаких призывов. То, что в юрисдикции называется призывы — призывов не было.

Более того, в том перепосте, который сделал Лев Пономарев, не было призывов. То есть от себя Лев не призывал, в перепосте, который он сделал, не было призывов. Люди, которые написали этот пост, в котором как бы были призывы, не привлекались. Там не было призывов.

Более того, там было сказано: «Мы не призываем… Собрание незаконно…» — понимаешь? — в этом посте.

Поэтому Путина обманывают. Ну, и он сам обманываться рад, может быть. Но в данном случае, к сожалению, я хочу сказать Юрию Яковлевичу Чайке: эти люди, которые проводили проверку, они непрофессиональны. Увольняйте их на хрен! Они просто непрофессиональны. Неважно, Лев Пономарев, не Лев Пономарев — на хрен!

С.Бунтман Скажи, пожалуйста. Одна тема очень важная, это законопроект об интернете.

А.Венедиктов И что?

А.Венедиктов: Сергей Скрипаль сидел на скамье в странной позе как скульптура — замерзший

С.Бунтман Об автономном действии там… Рунета, интернета…

А.Венедиктов Да. Ну, чего? У нас страна идет к изоляции. А чего?

С.Бунтман То есть это неуклонная поступь и изоляции, один из чугунных шагов.

А.Венедиктов Да, один из чугунных шагов теми же самыми людьми, которые разрушают нашу страну, которые являются, на мой взгляд, настоящими иностранными агентами, которые делают всё, чтобы страна отстала от промышленно-развитых стран…

С.Бунтман От постпромышленных.

А.Венедиктов Да, постиндустриальных. Это враги России. Они засели в Совете Федерации, они засели в Государственной думе. И когда-нибудь российский народ даст им настоящую оценку.

С.Бунтман Про Бутину скажи, которую пытают. Ее пытают?

А.Венедиктов Конечно, на нее давят. Но при этом любая тюрьма — это пытка и давление, совершенно очевидно. И следствие хочет в данном случае не засадить Бутину, а получить от нее информацию. Судя по тому, что я знаю, очень важно понять, в чем, собственно ее было соглашение.

С нее сняли обвинение в шпионаже, с нее сняли возможность сесть на 15 лет… как бы про просьбе Владимира Владимировича, который говорил про 15 лет. Ей не грозит уже 15 лет. Прокуратура отказалась предъявлять обвинение в шпионаже и требовать 15 лет. Она за это признала себя виновной в том, что и так было доказано — в том, что она действовала как иностранный агент без регистрации и нарушила визовый режим. Это очень важная история.

И соглашение это досудебное писал ее адвокат. А ее адвокат не хрен с горы, а ее адвокат бывший заместитель генерального прокурора США Боб Дрисколл, человек, который очень хорошо всё понимает, как устроено всё в США, где можно идти на соглашение, где нельзя идти на соглашение. И он, конечно, действует, безусловно, в интересах подзащитной.

Для Марии Бутиной, если взять ее политическую составляющую, важно следующее: она вернется в Россию и будет говорить, что ее принудили, пытали, ужасно было у нее всё, или она останется там и попросит политического убежища.

Потому что, собственно говоря, есть один очень важный момент всей ее истории. Говорят: да, там просто девочка занималась какими-то… Значит, существует в Америке такая история как молитвенный завтрак. На этот молитвенный завтрак приезжают делегации из разных стран. Доказано прослушкой, электронными письмами, слежением (не словами, не признаниями), что Мария Бутина являлась ключевой фигурой в организации присутствия Российской Федерации на молитвенном завтраке с Трампом.

На молитвенные завтраки приходит президент США. Часто приезжают и руководители других государств. Это раз в году такое. Вот из всех государств приезжают. И там можно общаться с Трампом. Доказано, что начинались предварительные переговоры о возможности приезда Путина в 17-м году на молитвенный завтрак, и что Мария Бутина в этом принимала участие. Доказано, что она оставляла списки и обменивалась этими списками с Торшиным.

С.Бунтман Это другое дело несколько.

А.Венедиктов: Cледствие хочет в данном случае не засадить Бутину, а получить от нее информацию

А.Венедиктов Да, конечно. Доказано, что она получала деньги, небольшую сумму, как бы вам сказать… 125 тысяч долларов она получила на организацию каналов связи, включая организацию молитвенного завтрака. Доказано. Это есть в деле. И вот это она признает. Это не шпионаж. И она признает то, что доказано. То есть, а куды деться, куды бечь?

Дальше. Сегодня выяснилось, что ее хотят привлечь в качестве — внимание! — свидетеля по другому делу, не говорят, какому. Забрать ее из тюрьмы, где она есть, и везти ее в другой регион, другой штат. Идет следствие. Есть подозрение, что это дело спецпредставителя Мюллера. Есть подозрение, что она может чего-то знать. Может — это не значит, знает.

Но в любом случае девочка попала, к сожалению. Я не думаю, что она там она работница — и здесь я соглашусь с Путиным — СВР, ГРУ, ФСБ и так далее, но то, что те люди, которые ее нанимали, деньги ей платили — я имею в виду Торшина, а кто за Торшиным? Торшину-то зачем? — они реально пытались себя продать. Кому? Не американцам — Путину как неформальный канал связи с командой Трампа. Путину. Они создавали этот канал. Но это сильная логистика. Если это молитвенный завтрак, извини меня. Я приблизительно себе представляю и не приблизительно, какая нужна организация, какое нужно влияние для того, чтобы люди сели не за тот стол, а за тот стол, не этого пригласили, а этого.

Есть история. Поэтому я думаю, что эта история продолжается. Она не закончилась этим предложением.

С.Бунтман Здесь очень просят высказаться по поводу Кашина.

А.Венедиктов Смотрите. Я, честно говоря, по поводу чего… Специально, будучи вчера в эфире, мои коллеги — Макс Курников и Ирина Баблоян — задали ему вопрос: Вы считаете Сенцова террористом? И Кашин ответил: Нет. И это конец цитаты. По поводу чего я должен отвечать? Я могу отвечать только по поводу одного. Когда мне разные уважаемые люди начинают опять говорить и писать — и в личку и публично — «как вы его — этого гостя — терпите в эфире?», я им отвечаю: «Вы хотите, чтобы я ему заткнул рот? Вы предъявляете ему некие обвинения, частично, наверное, обоснованные и хотите, чтобы он не имел возможность ответить?». Вы здесь предъявляете — на сайте «Эха», в эфире «Эха». Это невозможно. Вы хотите из него сделать Пономарева, а из меня Путина? Или из меня генерального прокурора? «Всё законно. Мы ему запрещаем говорить». Нет, этого будет.

Я не разделяю много того, что говорит Кашин. Я, кстати, не разделяю многого то, что говорят мои гости и даже мои журналисты. Я сто раз говорил, что если вы хотите знать мою точку зрения, вы меня и спрашивайте. Но это не значит, что я должен закрывать людям из-за этого эфир. «Эхо Москвы» построено не так. Не так. Если вы хотите из «Эха Москвы» сделать программу федерального канала, у вас не получится. И позвольте вот эти правила, которые заложены на «Эхе Москвы», мне соблюдать строго.

А.Венедиктов: Задали ему вопрос: Вы считаете Сенцова террористом? И Кашин ответил: Нет.

А что касается взглядов Олега Владимировича, я повторяю: я многие не разделяю. Ну, и что? Какое из этого следствие должно быть? Как главный редактор, я свою точку зрения высказал. Если вы хотите по сути, то в программе #lдайДудя я уже говорил — это когда по средам выступал и выступаю на YouTube-канале, с 6 до 7 я отвечаю только на ваши вопросы — вот там эти вопросы сущностные задавайте.

Вопрос как к главному редактору — нет, ни Кашин, ни Шарий не будут лишены эфиров «Эха Москвы». У них нет постоянно места в эфире, это правда. Но они будут приглашены как гости с их точками зрения на те или иные вопросы. Вот то, что я тебе могу на этот счет ответить как главный редактор. Кусок из «Без посредников».

С.Бунтман Встреча у тебя была с муниципальными депутатами, с Яшиным по поводу выборов и выдвижение кандидатов в Московскую городскую думу.

А.Венедиктов Да, я получил письма, как я еще являюсь председателем комиссии по развитию гражданского общества в Москве Общественной палаты города Москвы, как вы знаете. Занимался выборами. Мой мандат заканчивается в конце марта. Я сразу предупредил Илью. Но Илья написал мне письмо от имени конгресса независимых муниципальных депутатов с просьбой от встречи. И пришло 6 человек. Наша комиссия с ними вчера встретилась. Основные идеи были — это то, что 3% барьер. Там надо собирать будет подписи 3% — это 5–6 тысяч голосов надо будет собрать каждому независимому кандидату. Это много. И они предложили в законодательстве изменить до 0,5% и ввести залог.

Фишка заключается в том, что это федеральный закон, это не московский даже закон. И в данном случае это вопрос Государственной думы о снижении барьера и о введении залога. Я бы сказал, что барьер узковат, это правда. И про залог у меня нет своей точки зрения, это нуждается в обсуждении.

Я взял на себя обязательство, будучи членом экспертного совета при ЦИКе, этот вопрос вернуть в Центральную избирательную комиссию. Сразу хочу сказать, что считаю, что на эти выборы, которые будут в сентябре, поздновато спохватились ребята. Эти решения были приняты в 13-м году. Но, в принципе, законная постановка вопроса. И как постановку вопроса, но не у нас, а в Федерации, я поддержал.

Вторая история связана с нарезкой округов. Что чем раньше будет известна нарезка округов, тем раньше люди поймут, где им выдвигаться. В данном случае я взял на себя обязательство в понедельник направить письмо в Московскую городскую избирательную комиссию, в Мосгордуму и мэрию Москвы с тем, чтобы ответили, когда будет известна нарезка и попросить ускорить. И это письмо сейчас готовится. Сегодня суббота, но комиссия работает. Вот это важная история.

А.Венедиктов: Если вы хотите из «Эха Москвы» сделать программу федерального канала, у вас не получится

Я сразу сказал, что мой мандат заканчивается в марте, поэтому про сентябрьские выборы говорить не могу, но считаю правильным, чтобы конгресс направил своих представителей в штаб по выборам с правом решающего голоса — вот этот конгресс, условно назовем «яшинский конгресс» — для наблюдения за выборами. И они согласились.

Дальше… ну, дальше всё пойдет, как пойдет. Посмотрим. Я должен сказать, что сейчас в участковые избирательные комиссии, Сережа, разные партии выдвигали своих кандидатов. В Москве 3600 УИКов приблизительно. И лишь парламентские партии выдвинули больше чем 3 тысячи своих членов. Скажем, партия «Яблоко», которая 10–11% в Москве собирает, выдвинула, знаешь, сколько? 153 человека на 3600 комиссий. Ну, ребята, чего вы от меня хотите? Ну, вот. …Не 3000 тысячи. Сейчас соврал. Больше… 3600, а партия «Яблоко» выдвинуло… черт! У меня с собой нет, но, в общем, она выдвинула меньше 1000, извини. Кажется, что федеральная партия должна в каждый УИК выдвинуть.

Это дело ваше, а не наблюдателей. Это дело участников. А если вы даже на такой стадии не закрываете стопроцентно участие в комиссии… Да, вам могут отказать… Нет, они больше выдвинул… они выдвинули что-то больше… Но в этом году их членов стало… всё… 360–380, то есть десятую часть. Каждая десятая комиссия. Виноват. А 153 выдвинула партия «Гражданская инициатива» Собчак, Гудкова. 153.

С.Бунтман Понятно.

А.Венедиктов То есть это же дело: «Организуйте нам выборы…». Не, вы бейтесь за выборы. И то, что конгресс к нам пришел, это правильно, и то, что мы всем кандидатам от разных политических партий и движений, независимым поможем получить равные возможности. Но главное — быть зарегистрированным, это правда. Но надо сейчас, в моем представлении, чтобы муниципальный депутат был избран по какому-то округу, — должен быть освобожден от сбора подписей, если он выдвигается по этому округ, он уже доказал. Если он победил в Бутово и победил — муниципальный — и решил идти в Мосгордуму или в Думу от Бутово, он должен освобождаться от сбора подписей, мне кажется. Раз уж есть бонус, то бонус.

И после этих выборов — я противник того, чтобы менять правила накануне, — если была бы возможность, я бы обратил внимание на такие вещи — давать возможность тем, кто уже завоевал победу на предыдущем уровне, идти без сбора подписей на следующий… Ты уже получил свои там 12 тысяч голосов. Чего ему собирать? Мне кажется, что это правильно. Но это вопрос дискуссии.

С.Бунтман Здесь очень многие хотят услышать твое мнение по поводу Беларуси, Лукашенко.

А.Венедиктов А чего для вас нового? Я всегда говорил, я согласен с президентом Лукашенко, что одна из возможностей и видений нынешней кремлевской команды — это интеграция с Беларусью. Скорость и форма интеграции в Кремле и Беларуси разные. Да, Лукашенко хочет сохранить для Беларуси независимость и быть независимым президентом.

А.Венедиктов: Скорость и форма интеграции в Кремле и Беларуси разные

И когда я был в Беларуси прошлым летом, я видел, каким образом довольно быстрыми темпами довольно быстро развивается внедрение белорусского языка, например, белорусской истории. «И мы наследники не Киева, — говорит Лукашенко, — как Москва, а мы наследники великого княжества Литовского. Мы наследники Вильно».

Естественно, что для России и для Путина, как я понимаю Путина, уж если с украинцами мы один народ, то с белорусами вообще мы один народ. Вопрос, хотят ли этого белорусы? Хороший вопрос, между прочим, чего хотят белорусы — я имею в виду граждане Беларуси, — в отличие от элиты, которая, конечно, хочет сохранить свободу маневра. Поэтому все время вспыхивают искры между белорусской и российской элитой.

Да, Лукашенко едет сюда, и у него будет встреча как раз 25, 26, 27 декабря с президентом Путиным. Это не только нефть, ребята, это не только цены на прогонку, это не только обидки разные — это сущностная история, станет ли Беларусь Крымом в том или ином виде.

Потому что если сейчас провести в Беларуси референдум «Хотите ли вы быть частью России?», я бы не сказал бы, какой будет ответ. И, кстати, Лукашенко впервые заговорил о том, о чем я говорил 4 года. Помнишь — войти 6 областями в Россию? Я говорил — мне сказали: «Ха-ха-ха!». В Беларуси, в Минске говорили: «Венедиктов сошел с ума». В Москве говорили: «Да нет, никогда». Сейчас об этом говорит белорусский президент. Чего он знает, чего вы не знаете — это называется — какие планы он изучает? Ну, вот новый белорусский посол приехал, попробуем встретиться, поговорить с ним.
Но это неудивительно. Те, кто слушает «Эхо Москвы» или во всяком случае программу «Будем наблюдать» или, во всяком случае читает мой Телеграм-канал или читает наши твиты, они знают, что мы об этом говорим давно. Ничего удивительного нет. Просто белорусский президент этим торговал раньше в закрытом режиме, а сейчас, видимо, ситуация такая, что перешел в открытый режим, публичный. Вот.

С.Бунтман Вот говорит: «Не обсуждайте, чего вы знаете только понаслышке. Не надо о Беларуси. Вы не знаете». Вот из Беларуси, наверняка.

А.Венедиктов Я не знаю чего? А я Кремль знаю. Чего тут понаслышке? У нас есть публичное выступление президент Лукашенко. Я знаю, чего думают и как разговаривают в Кремле. Я и не обсуждаю. Как разговаривают в Беларуси, я не знаю. Так я и говорю, я не знаю. Вы слушайте, уши-то прочистите.

С.Бунтман Вот пишет Илья: «А там и Даугавпилс рядом».

А.Венедиктов Это другая история: 5-я статья, батальоны НАТО… Слушайте, ну, не надо слушать, что в Кремле сидят дебилы. Уровень рисков, он всегда соизмерим. Не всегда он правильно просчитан. Слушайте, ну если за Керчь не встречается Трамп с Путиным… Но я бы обратил внимание, что новых санкций не ввели, что Меркель и Макрон воспротивились. Вот саммит был, и не вели новых санкций. Потому что история с ответственностью за эту историю и Украины, она такая… сущностная для европейских лидеров. Меркель, например, говорит о том своим, что давайте сейчас не вводить санкции, потому что, может быть, сейчас удастся освободить моряков. Может быть, ей обещали. Мы не знаем. Мы про Берлин тоже ничего…

С.Бунтман Ну, может быть. Там санкции подтвердили — ЕС?

А.Венедиктов Не, подтвердили. Новые, новые…

С.Бунтман Новых не вводят.

А.Венедиктов Новые не ввели. Подтвердили, да. Нет движений.

С.Бунтман Максим говорит: «Как белорус очень хочу, чтобы моя страна была в ЕС и НАТО».

А.Венедиктов Максим, если будет у вас референдум на тему «Куда идти?» Вот Майдан с чего начался, помните, да? Янукович — в ЕС или туда? Вот оно и случилось. Обращаю ваше внимание: это, конечно, ваше внутреннее дело, но интерес Москвы и России в том, чтобы Беларусь та же, как Украина не была в ЕС и в НАТО.

С.Бунтман «У России хватит денег еще и на Беларусь?»

А.Венедиктов У нас всё есть.

С.Бунтман Да-да. И последнее. У вас состоялась переписка с РСПП по поводу «Последнего адреса».

А.Венедиктов: Я бы обратил внимание, что новых санкций не ввели, что Меркель и Макрон воспротивились

А.Венедиктов Да, ко мне обратился Сергей Пархоменко. Он мне рассказал эту историю про то, что не находит он понимания с РСПП по поводу таблички «Последнего адреса». С Большим театром нашли, а РСПП не нашли?

Он обратился ко мне как к председателю комиссии вот той самой, по гражданскому обществу. Я написал письмо Александру Шохину. Александр Шохин тоже считает так же, как его вице-президент, который этим занимается, что история не очень понятная и обратился ко мне, чтобы на базе нашей комиссии по развитию гражданского общества была проведена встреча, совещание, чтобы были сняты разные недоразумения.

Мы это организуем. Мы на комиссии тоже это вчера обсуждали. Мы считаем это нормальным. Мы пригласим участников «Последнего адреса», «Мемориал» и представителей РСПП, и представителей от Москомархитектуры, если есть проблемы. И попробуем решить этот вопрос за столом, а не с воющими, кричащими и прочими делами. Мы постараемся это сделать быстро, потому что, повторяю, в конце марта истекают полномочия, там будет другая Общественная палата, как вы знаете, по-другому будет сформирована, другая будет комиссия, другое руководство.

С.Бунтман То есть быстро надо собраться и выработать рекомендацию. Фактически всё у нас. И, конечно, по поводу Беларуси…

А.Венедиктов Президент Лукашенко же говорил. Ребята, чего вы от меня-то хотите? Я же не пресс-секретарь ни Путина, ни Лукашенко. Я вместе с вами наблюдаю. Чего-то я знаю, чего-то я вам говорю. Представление нынешней правящей команды на Беларусь я представляю. Она такая же была и на Крым раньше. Ну, пока нет — нет. А когда упало в руки — тогда и возьмем. Что для вас нового, я понять не могу? Это любой наблюдательный человек, даже не обладая инсайдом или обладая гораздо меньшим инсайдом, чем я, уже давно бы сделал выводы. Перезреет — упадет в руки. Не перезреет — не упадет.

С.Бунтман Хорошо. На этом и завершаем. Алексей Венедиктов. «Будем наблюдать» по субботам эта программа у нас идет в 13 часов 10 минут. Не забудьте.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире