'Вопросы к интервью

Подписывайтесь на Youtube-канал «Эхо Москвы»

С.Бунтман Добрый день всем! День тишины. Алексей Венедиктов, Сергей Бунтман. Алеша, добрый день!

А.Венедиктов Добрый день!

С.Бунтман Мария Бурсина – звукорежиссер. Нас транслирует YouTube. Чат работает и Сетевизор, как вы уже слышали. Эсэмэски: +7 985 970 45 45.

Начнем с выборов, потому что проблемы есть наблюдателей, есть целая система наблюдателей, и то у другое и третье.

А.Венедиктов Очень смешно. Я хочу сказать, я столкнулся сегодня с днем тишины. Я сегодня пошел на выставку Верещагина в новую Третьяковскую галерею. Кстати, всем рекомендую…

С.Бунтман Она старая, она в Лаврушинском.

А.Венедиктов Нет, Сережа! Она на Крымском мосту.

С.Бунтман Валу.

А.Венедиктов Валу.

С.Бунтман Валу

А.Венедиктов Мосту.

С.Бунтман Я бы не туда пошел.

А.Венедиктов Не туда пошел… Сходил…

С.Бунтман А я пойду еще.

А.Венедиктов: Прикрепилось к Москве 694 тысячи новых избирателей. Из них немосквичи – 430 тысяч

А.Венедиктов Это очень хорошая выставка. Показываю… Сильная выставка неожиданно. Это для детей сделали…. Такая штука. Я посмотрел: там электронные билеты есть на вторник, на среду и на субботу следующую. Там подходят люди, говорят: «Алексей Алексеевич, день тишины… Правильно проводите день тишины». Я говорю: «Не надейтесь! Сейчас приеду на работу – всё расскажу».

Всё расскажу, всё покажу. Прежде всего, несколько слов о том, что произойдет в Москве завтра. Я обещал цифры. Как вы знаете, мы продолжаем наблюдать еще до того, как Алексей Анатольевич придумал наблюдать. Мы уже четыре года этим, занимаемся с выборов Алексея Анатольевича, я бы сказал, с 13-го года, выборов мэра… и Сергея Семеновича.

Вы знаете, что обсуждались проблемы с «Мобильным избирателем», с людьми, которые выписывались, вписывались. Я вот вам скажу цифры абсолютно точные по электронному голосованию. У меня на 14 марта все результаты. В Москву вписалось, прикрепилось к Москве 694 тысячи без малого новых избирателей. Округлим, до 700. Из них немосквичи – 430 тысяч. Остальные – это внутренняя миграция в Москве, то есть это люди с одного участка переехали на другой участок.

С.Бунтман Но эти немосквичи, они теперь новые москвичи.

А.Венедиктов Да, они прикрепились. Я был, честно говоря, слегка удивлен таким малым количеством 430 тысяч, знаешь почему? Потому что, судя по биллингам телефонов, донесениям полиции и прочее, в Москве каждый день ночует без того, чтобы там жили 1 миллион 700 тысяч. Миллион 700 тысяч в обычные дни в среднем каждый день ночует в Москве.

С.Бунтман А днем уезжает?

А.Венедиктов Сережа, ну, можно как… Ну, днем уезжает или через два дня уезжает, через пять дней уезжает. Каждый день немосквичей в Москве 1 миллион 700 тысяч. Значит, 430 тысяч зарегистрировалось. При этом открепилось от Москвы москвичей 242 тысячи. Понятно, да?

Таким образом, в Москве прибавилось избирателей 188 тысяч плюс-минус. На 188 тысяч количественно стало больше и, таким образом, в Москве на выборах президента сможет проголосовать 7 миллионов 300 тысяч с копейками (7,3 миллиона человек). Это первая история.

То есть мы ожидали приезда более миллиона. На самом деле немосквичей менее полумиллиона. Это важная история.

Вторая история не менее важная, может быть – это так называемые бюджетники, вот те люди, в отношении которых мог бы, быть применен административный ресурс. Сначала по москвичам, с вашего позволения. То есть, москвичи, которые где-то живут, переписались… Вот бюджетники так называемые, люди из бюджетных организации – 32 954 москвичей, работающих… 33 тысячи, хорошо. Вот они перекрепились внутри Москвы из 7 миллионов 300 тысяч избирателей. Я просто хотел бы, чтобы все было очевидно.

Теперь люди, которые работают в Москве в бюджетных организациях, в строительных организациях – вот из этих. Их, на самом деле, суммарно – тех, кто работает на бюджете – 48 312, ну, 50 000. 50 тысяч – люди, которые в строительных…, которые будут из общежитий приходить, которые работают вахтовым методом… – это 50 тысяч человек из 7 миллионов человек. Это тоже важно, потому что курочка по зернышку клюет.

С.Бунтман Да, я только хотел сказать…

А.Венедиктов: Двойников обнаружено 36 120 человек – это люди, которые дважды меняли решение, куда открепиться

А.Венедиктов Но, тем не менее вот они цифры, они у меня есть, они официальные, более того, они у меня есть в разрезе каждого участка. Это из ГАС «Выборы». Это те люди, которые внесены были после завершения «Мобильного избирателя» в списки голосующих.

То есть двойники – то, о чем говорил Алексей Анатольевич. Всего двойников на 14 марта было обнаружено 36 120 человек – это люди, которые дважды меняли решение, куда открепиться. Брали эти талоны дважды. Они все вычислены, все поименно. И можете посмотреть на нашем сайте: им всем направили – тем, кто оставлял телефоны – эсэмэски с напоминанием, что проголосовать они могут один раз и указан тот УИК, куда они первый раз подали заявление. Их 36 тысяч из 7 миллионов 300 тысяч.

Есть человек, который подал, по-моему, 16 раз. Такой тоже есть. Причем он подал в Липецк, в Хабаровск, в Калининград и раз десять в разные участки Москвы. Проверял система. Молодец! Вопрос заключается только в том, что если он проверял систему – спасибо ему большое, этому человеку, но понятно, что первая его выписка главная, но если он попытается проголосовать второй раз или третий раз… Если он скажет, что он проверял систему – это одно, но вообще, это уголовка теперь по новому закону – пытаться проголосовать второй раз. А система будет видеть.

С.Бунтман А система будет видеть?

А.Венедиктов Конечно, конечно. Это то, что касается избирателей города, Москвы.

С.Бунтман Вопрос, эсэмэска пришла от Александра: «Как будет контролироваться голосование за отсутствующих?»

А.Венедиктов В каком смысле?

С.Бунтман Ну, проголосовать за того парня…

А.Венедиктов Что значит, как будет контролироваться? Это про наблюдение, да?

С.Бунтман Да.

А.Венедиктов Каждый кандидат в президенты – их восемь – может направить наблюдателя для контроля на каждый участок, их 97 тысяч участков – каждый. То есть 8. Плюс, каждая партия, которая выдвинула кандидата (у нас один самовыдвиженец — Путин, остальные 7 — от партий) тоже может отправить. Таким образом, 15. И еще общественная палата субъекта Федерации может отправить – 16. Еще, общественная палата России может отправить. То есть на каждом участке будет 17 наблюдателей. Понятно, что в интересах каждого кандидата, может быть, за исключением одного, важно, чтобы «за того парня» не проголосовали.

Ну, ребята, я всегда говорил, что наблюдение — это, в первую очередь дело кандидатов и партий, чтобы там не сфальсифицировали. Вот у вас есть наблюдение. Это раз.

Вторая история. 45% участков в России оснащены видеонаблюдением. В Москве их – 94%. Но вот эти 45% по России, они охватывают 80% населения. Это крупные участки в городах в первую очередь. В Москве не все участки охвачены видеонаблюдением. Но самое главное, во-первых, вы можете смотреть из дома за своим участком и считать людей. Пожалуйста. То есть вы не наблюдатель, но вы можете дома вот эти все… с 8 до 8 – 12 часов – сидеть и ставить галочки, сколько людей пришло, а потом вы увидите результаты участков. Помимо наблюдения может любой человек… Важно.

Что в Москве с видеонаблюдением. Вот тот самый штаб наблюдения, Общественная палата Москвы, корпус наблюдателей, она направила наблюдателя – внимание! – на каждый участок из 3624. Значит, 3624 наблюдателя от нас, от меня, если хотите, хотите – от «Эха Москвы» — направлены на участок (по одному человеку). Это точно.

С видеонаблюдением в Москве следующая история. Почему 94% а не 100%? Во-первых, 6 участков – это психоневрологические диспансеры, где пациенты имеют право голосовать, но там по закону – врачебная тайна – там нельзя установить видеокамеры, показать, что эти люди больные. Но там будут наши наблюдатели. Не только наши. Мы сделали так, что каждый кандидат имеет право, может… но это делают партии, но мы сказали, да, можно. Мы этого добились. Это 6 участков из 3624.

Еще 175 – это больницы и это СИЗО. Там не нельзя устанавливать камеры. В общем, там с урной ходят по палатам. Но там допущены наблюдатели, наши наблюдатели. Мы, дали право Еве Меркачевой для СИЗО, в частности, предоставить нам список, и мы дали направление наблюдателям ОНК. Отвечает Ева Меркачева. То есть она решила, кто идет в СИЗО. То есть наблюдатели там будут. Там не, будет видеонаблюдения.

И еще. В соответствии с новыми правилами, которые установил нам ЦИК, для тех участков, где организованно голосуют представители спецслужб, не военных… Военные… нет закрытых участков, где голосуют военные. Военные и спецслужбы голосуют на общегородских участков. Это надо понимать. Мы это сделали, в 13-м году еще. В Москве нет ни одного закрытого участка, даже роддом. Мы встречались вот недавно… я расскажу про роддом.

На 32 участках нам не удалось согласовать с командирами частей видеонаблюдение, на 32 участках.

А.Венедиктов: Это уголовка теперь по новому закону – пытаться проголосовать второй раз. А система будет видеть

С.Бунтман Это решают командиры?

А.Венедиктов Вот новые правила ЦИКа: это решает командир. Это там, где, видимо, голосуют в основном спецслужбы: лица… и так далее. Понятно. Да, Понятно. Да, но там будут наблюдатели. И вот ровно после нашего с тобой эфира я еду в встречаться с 32 наблюдателями нашими Общественной палаты, которые будут на этих 32 участках. И мы с ними будем говорить, как они будут передавать данные. Нельзя, значит, нельзя, но, ребята, тем более, внимательно смотрите.

Всего на этих 32 участках военных… это не военные участки, я неправильно говорю, это общегражданские участки, куда приходят еще представители еще, видимо, спецслужб, в общем те, чьи лица нельзя показывать. Всего там будет на этих 32 участках 68 тысяч, 454 избирателя, которые выпадают, помимо больниц и СИЗО, из видеонаблюдения. Причем там обычные, гражданские. Там не так уж много военных этих. Мы видим в разрезе каждого участка, сколько прибыло, сколько убыло. Военные-то прибыли, естественно. Эти участки у меня есть. Более 250 человек плюс каждому участку. У нас в Москве 495 участков, соответственно, вот…

Есть, условно говоря, участок 50-й: прибыло 269, и отписалось 153. Но все равно у нас, потому что прибыло 250. Мы видим участки рядом с общежитиям. Сезонных рабочих в Новой Москве, там «Строймонтаж»… чего-то еще «Дорогострой» и так далее. Понятно, что они приписались к близлежащему участку, и понятно, что, возможно, они пойдут компанией. Если, он близко, их не повезут – пойдут компанией. Значит, мы должны предупредить наших наблюдателей… Они уже приписались, они уже есть… они не вдруг возникнут. Вообще, вдруг никто не должен возникнуть, за исключением каких-то… Они есть в списках и ГАС «Выборы» пофамильно, уже внес их в список – по-фа-миль-но! Вот чем мы занимаемся.

С.Бунтман Кстати, о фамилиях и о камерах. Сначала фамилии. «Кто мешает поставить крестик вместо подписи отсутствующего человека?»

А.Венедиктов Наблюдатель.

С.Бунтман Далее: «Если бы еще камеры стояли правильно. Я не хочу смотреть на пустую…».

А.Венедиктов Камеры стоят правильно. А очень просто. У нас были такие случаи… Вы правы абсолютно. У нас были такие случаи. Мы немедленно… В центр наблюдения, где я буду с 7 утра или с 7-30 и до конца подсчета, выведены все 3600… сколько у нас там… 3400 (ну, минус вот эти, сказанные мной) камеры. Мы можем в любой момент и в начало посмотреть — и мы это делаем – как настроены камеры. Там две камеры на каждом участке. Одна – на стол выдачи, другая – на урну. Это можно посмотреть. Вы можете зайти, посмотреть свой участок, предположим, и если нет – сообщить нам.

Есть сайт общественного штаба, там есть коммуникация. — «Камера стоит неправильно». Мы тут же у себя включаем этот участок, потому что у нас ратируется. Смотрим, звоним туда: «Ну-ка поправьте!» И так бывало. Слушайте, при 3 тысячах участков, конечно, будут косяки, их надо исправлять совместно.

Заканчивая про Москву, вот в Москве, я думаю, я надеюсь, что нам и в этот раз удастся справиться, нас в очередной раз похвалит Сергей Шпилькин, который говорит, что наши кривые Гаусса почти идеальные в Москве.

А.Венедиктов: В интересах каждого кандидата, может быть, кроме одного, важно, чтобы «за того парня» не проголосовали

С.Бунтман Как проверить журнал, куда записывают, кто пришел…

А.Венедиктов Наблюдатели… Вот те 15 или 16, человек. Послушайте, на прошлых выборах у нас даже «Единая Россия» — наблюдатели в Москве – закрывала порядка 40%, по-моему. Остальные партии меньше. Коммунисты – 20.

Посмотрим. Мы не знаем, сколько они в этот раз направили. Наблюдатели пусть работают вместе совместно все. Потому что у меня будет один наблюдатель на каждом участке. Конечно, он за все не ответит. Но ориентировка ровно на это. Не просто крестик поставить, надо же еще бюллетень, бросить и расписаться. Именно поэтому, когда говорят… у некоторых тактика: придти в конце и проверить: за тебя проголосовали или нет. Ну, вот…

С.Бунтман Сергей из Москвы спрашивает: «Принуждение к голосованию возможно ли рассматривать через призму статьи 141-й Уголовного кодекса?»

А.Венедиктов Конечно, можно рассматривать. Рассматривать можно все что угодно. Доказать принуждение невозможно. Слово против слова. Мы же разбирали. Я ездил в «Мосгортранс», когда появилась эта история. Мы встречались с генеральным директором «Мосгортранса». В результате появился его приказ отдельный. Он напоминает каждому, что нельзя принуждать: голосовать или не голосовать. Нельзя принуждать.

Но, послушайте меня, если это отфиксировано, именно принуждение, конечно, может рассматриваться. Но оно должно быть отфиксировано. Есть политические обвинения, а есть юридические обвинения. Политические – пожалуйста… Юридические…

С.Бунтман «В Ростове наказали за НРЗБ и за Госдуму».

А.Венедиктов Ничего не могу сказать.

С.Бунтман Это как пример того, что…

А.Венедиктов Нет, там есть наказание… Почему наблюдатели? Надо все фиксировать. Все надо фиксировать.

С.Бунтман Еще один вопрос здесь, вопрос капитальный: «Зачем наблюдать за этими совковыми фейк-выборами?»

А.Венедиктов Это к Алексею Навальному. Это он призывает наблюдать.

С.Бунтман Наблюдать-то призывает как раз он. Кстати говоря, теперь вот наблюдение не в Москве. Но вот тут получилась история с наблюдателями в Чечне.

А.Венедиктов: 45% участков в России оснащены видеонаблюдением. В Москве их – 94%

А.Венедиктов Она очень интересная с точки зрения кейса. Это программа «Кейс», на самом деле. Я вам сказал, кто имеет право направлять наблюдателей: кандидаты, партии и общественные палаты. Алексей Навальный через «Яблоко» подписывать направления (доверенные лица, как я понимаю, кандидата по тому региону, куда направляют). Доверенные лица «Яблока» в Чечне подписали направления 53 наблюдателям Алексея Навального от «Яблока». Это абсолютно законная история.

Затем в «Новой газете» те журналисты, которые – и, по-моему, это есть на нашем сайте – занимаются наблюдением за Чечней (вы их все знаете) стали ужасаться тому… и пытаться получить информацию: «Ребята, безопасность-то? Где ваша безопасность?» Вы представляете себе, что такое наблюдать в Чечне, поехать в Чечню?

Есть интервью с этими направленными людьми, вы сами можете почитать, сделать вывод. После чего руководство ФБК на встрече с Эллы Памфиловой потребовало от Эллы Памфиловой обеспечить безопасность наблюдателей в Чечне, в частности. После чего Памфилова взяла на себя ответственность – я понимаю, она переговорила с руководством Чечни – и сегодня в нашем эфире она сказала, что «да, я взяла за них ответственность, я отвечаю за их безопасность». После чего или в ходе этого представители «Яблока» заявили о том, что поскольку это небезопасно, они собираются отозвать направления у этих 53 наблюдателей от Навального в Чечню. Вот какая история.

С.Бунтман А здесь просят передать, что наблюдатели уже в Чечне.

А.Венедиктов Я думаю, что у них должно быть направление. Они в списках должны быть. Это присутствие на участке.

С.Бунтман Давайте мы прервемся на пять минут и потом продолжим.

НОВОСТИ

С.Бунтман Мы сейчас доберем с Алексеем Венедиктовым про выборы. Здесь важные вещи спрашивают.

А.Венедиктов Да, Сережа, пожалуйста. Если цифры, я достану заново.

С.Бунтман А идут ли под камеры подсчеты голосов?

А.Венедиктов Да. Идет под камеры подсчет голосов, более того, при наблюдателях и представителях СМИ. Более того… Давайте я про Москву все-таки. По-моему, это общее. Более того, теперь каждый бюллетень берется, показывается на камеру – должен, как я понимаю – и объявляться. Потом весь протокол, заполненный и подписанный всеми членами комиссии, тоже поднимается под камеру и можно его, если вы смотрите, сфотографировать.

И еще скажу вам интересное новшество в Москве. Все-таки мы космический город, конечно. На протоколе есть QR-код на каждом. И если у вас не сходятся цифры в протоколе, то вы не можете его распечатать с  QR-кодом, потому что программа заделана так, что цифры должны сойтись. Если вы вписали… если у вас расхождение по сумме, не получится. И более того, теперь в территориальной комиссии председатель едет, никто не перебивает для ввода. QR подносится под скан – и это автоматически уходит в ГАС.

С.Бунтман «Как считаются голоса по испорченным бюллетеням? Памфилова у вас на «Эхе Москвы» соврала».

А.Венедиктов Она не соврала. Она ошиблась. Смотрите СОНАР. У нас на сайте это есть.

С.Бунтман Был такой вопрос. Интервью с Памфиловой самое позорное интервью за всю историю «Эха».

А.Венедиктов: Общественная палата Москвы, корпус наблюдателей, она направила наблюдателя на каждый участок из 3624

А.Венедиктов Ну, и… живите с этим. Мы видим, как это интервью обсуждалось. Навальный нам сказал за это интервью спасибо. Вот мне почему-то кажется, что мне интересней мнение Навального, чем ваше анонимное мнение. На самом деле, вкус к тому или иному интервью – это же ваше личное ощущение. Имеете право. Будет еще интервью с Памфиловой. Я надеюсь, что она придет на этой неделе. И тогда мы сделаем ваши вопросы, но не дурацкие вопросы, не, оценочные вопросы, а по сути.

С.Бунтман Конечно, вопрос вопросов задает Александр из Балаково: «Вот нас заставили голосовать. Сами знаете, за кого. Как не потерять работу. Я работаю на Балаковской АЭС».

А.Венедиктов Я не знаю, Балаково – это у нас где, в Подмосковье? Балаково – это где, ребята? Смотрите, что такое, вас заставили? Кто Бунтмана заставил? Вам могли, действительно, что-то сказать такое, но пришел и проголосовал за того за кого надо или не пришел, или пришел и испортил бюллетень. Кто вас может заставить? Вы себя уважаете?

С.Бунтман Я не думаю, что так пройдет и под уголовку не попадает, потому что на все нужна бумажка, во-первых.

А.Венедиктов Да, на всё нужна бумажка. А вы, когда в кабинке, вы свободны? Вы свободны с этим бюллетенем сделать всё что угодно: запихать в задний карман брюк, например.

С.Бунтман Действительно, одеться во всё коричневое, прийти и испортить этот праздник.

А.Венедиктов Ваше дело. Это ваш голос и вы имеете право им распоряжаться. И исходя из своих представлений о прекрасном и ужасном, вы сами принимаете, решение, за кого голосовать, идти – не идти, наблюдать – не наблюдать… Мы уважаем наших слушателей, у которых, разные точки зрения на это. Вот Сергей идет, я не иду – вся история. Что, мы будем по этому поводу время тратить?

С.Бунтман Вопрос такой: «Какого рожна Кремлю устраивать убийство Скрипаля в самый неудобный для себя момент и так подставляться?»

А.Венедиктов Я что вам, представитель Кремля, что ли, в самом деле? То есть изначально в вашем вопросе, что это устроил Кремль: «Какого рожна Кремлю встраивать?»

С.Бунтман Нет, в этом вопросе то, что это не Кремль, потому что ему самое неудобное, и это не Россия, потому что это не то время и приносит один вред.

А.Венедиктов: На 32 участках нам не удалось согласовать с командирами частей видеонаблюдение. Но там будут наблюдатели

А.Венедиктов Оставайтесь при своем мнении. Вы имеете право. Оценивать то, что в головах у политической части Кремля, то что головах у спецслужб, что в головах у разных политических – это я не могу вам комментировать. Мы с вами говорим про факты. А факт один есть очень важный. Вот когда отравили Литвиненко, и сейчас установлено – еще раз: ау! Любимый МИД! – кто отравил и не «возможно», а судебным исследованием установлено, — то тогда в первый же день Владимир Путин выразил соболезнование и сочувствие членам семьи Литвиненко.

А вы ничего не слышали о том, что… Вот на территории Великобритании произошла атака нервнопаралитическим газом. Забыли про Скрипаля. Террористическая атака, 19 человек пострадали. Разве Кремль выразил сочувствие и соболезнование Великобритании? Разве МИД выразил сочувствие и соболезнование Великобритании? Но нет. Только государственные каналы говорят: «Это не мы. Но, на самом деле, всё правильно». Ребята, явка с повинной.

Поэтому мы не знаем до сих пор, и у меня нет ответственности, но весьма возможно, с большой долей вероятности… и первый след – это, безусловно, месть перебежчику и предателю. Если вы посмотрите интервью нашего президента Владимира Владимировича, когда его спросили по поводу изменников и предателей именно в связи с выдачей, с обменом Чампман и кампании на Скрипаля и других, он сказал, что «эти 30 серебренников колом встанут у них в горле», у предателей. Ну вот…

А когда случилось… Слушайте, одни занимаются чемпионатом мира по футболу – одна башня. Другая башня – выборами, а третья башня занимается теми приказами или установками, которые были даны когда-то давно, пять лет, может быть, назад, четыре года назад… А сейчас догнали.

С.Бунтман Одно из предположений, что существует совершенно безбашенная часть Кремля.

А.Венедиктов Это и есть башня. Это не политическое решение. Естественно, это не политическое решение. И очень важно то, что Путин собрал Совбез в середине недели. И я себе представляю, знаешь, что? Сидит Путин, он так смотрит на них и говорит: «Это кто из вас, уродов, сделал? Вы что?..» Ну, конечно. Вы что, думаете, он следит за каждым шагом? Поэтому, когда там политически обвиняют Путина, — политически, конечно, президент отвечает за всё.

Но когда мы говорим о технической и юридической стороне… Ну, были конкретные, люди. Вот был Ковтун и был Луговой. И по решению британского суда они виновны, британского судебного расследования судьи Роберта Оуэна. Их вина доказана. Простая история.

Я уже говорил про туалет. Они пришли за полчаса до назначенной встречи с Литвиненко. Они зашли, помыть руки. Затем они выпили чаю с Литвиненко. В чае обнаружены следы полония. И Литвиненко не заходил в туалет. Там камеры в гостинице, около гостиницы. И когда было расследование – в туалете нашли следы полония в раковине. Ну, ребята… Может, они не знали, что им дали. Но это факт.

С.Бунтман Скажи мне, пожалуйста, как ты считаешь, вот эта тактика, стратегия – упираться рогами, ничего вообще не признавать, как долго она может продлиться и куда может завести?

А.Венедиктов «До самой смерти, батюшка, матушка…». Как там Аваакум-то говорил? – «Долго ли нам терпети?».. – «До конца жизни, батюшка. Ино побредем еще», – был ответ.

С.Бунтман Есть ли расчет, что Запад повозится с этим делом и несколько ослабит?..

А.Венедиктов: В Москве на каждом протоколе есть QR-код. Если не сходятся цифры в протоколе, то нельзя его распечатать

А.Венедиктов Все накапливается. Нет. Это, знаете, как огромный авианосец, который очень медленно разворачивается. Еще четыре года тому назад некая дама, министр внутренних дел Великобритании, Тереза Мэй всячески тормозила расследование по Литвиненко, чтобы не делать публично… Потому что, таким образом, раскрывалась бы практика работы спецслужб. Марина Литвиненко, вдова погибшего встретилась с ней, долго разговаривала. Судебное решение, заставившее министра внутренних дел Мэй… А Мэй, знаешь, чем это объясняла? Отношениями с Россией: «Мы не должны…».

С.Бунтман А.. А сейчас…

А.Венедиктов А сейчас всё… Потому что она считает, что повтор… Потому что она считает из того, что «мы слега прижали тогда шум, оказывается, мы тем самым дали России все-таки, – так она считает, — можно еще раз». Но, ребята, вы не поняли…

С.Бунтман Такое же накопление, как было: вот Грузию пропустили…

А.Венедиктов Да-да-да. Потом – Крым, Донбасс, потом – Сирия… К сожалению, еще раз: мы не знаем, всякие варианты возможны, но наиболее пока очевидный, — это не значит, что он окончательный, — это вот этот. Будем наблюдать.

С.Бунтман Как тебе Дудь? Здесь говорят: «Всё! Теперь, после интервью с Дудем вы потеряли свой имидж, вы опозорились там… вы совершенно другой, мы вас таким не представляли…».

А.Венедиктов Я всегда одинаковый. Вы глупости говорите. Как раз для слушателей «Эха Москвы» ничего нового не было. Там не было ни одной истории, которую я не говори бы, сидючи здесь в эфире, в этой программе.

С.Бунтман Прости, можно интермедию? «Алексей Алексеевич, Бунтман специально умалчивает, что Балаково в Саратовской…».

А.Венедиктов Ой, извините! Ребята, мы же должны: подождите, эфир остановим – вы там пока… а мы сейчас начнем набирать…

С.Бунтман Я не задаю суперглавный вопрос: «Что будет с Володиным после выборов?»

А.Венедиктов Это не выборы Государственной думы, чьим он является председателем. Это выборы президента. Я думаю, ничего не будет, ничего не изменится для Володина.

Мы говорили о Дуде. Там была смешная история. Мы же познакомились с Юрием совсем недавно, когда он делал интервью с Невзоровым. Мы в Питере познакомились, выпили пива. Я прекрасно понимаю, что я не аудитория Дудя. Я смотрел, кто у него в гостях. Я понимал, что он может меня позвать, но как-то так, без восторга.

Он мне написал: «Я хотел бы, чтобы вы до выборов…». Ну, понятно, почему – потому что не я его интересовал, а мое представление и понимание о Путине, которое считается почему-то, — сказал я не лицемерно, не лукаво, а самонадеянно – считается довольно, точным, вообще: и среди коллег журналистов, иностранных и российских и политиков.

Я ему написал: «Вы знаете, Юрий, мне это интересно в том смысле, что, во-первых, не моя аудитория, во-вторых, мне придется много лукавить у вас». Он говорит: «Я понимаю ваш отказ». И всё. Я, естественно, написал сыну 17-летнему Алексею-младшему похвалиться. Дальше получаю эсэмэску: «Папа, тебе оказана великая честь Дудем, а ты капризничаешь». Вот можно так как бы упасть в глазах сына? У меня в глазах там… кто эти интервью всякие обсуждает, мне неинтересно, а вот сыну – да… Я, скрипя сердце, написал Юрию всю историю… Он говорит: «Ваш сын понимает…». И, собственно, вот.

Честно говоря, я готовился, конечно, к эфиру, я посмотрел. У него там 48, по-моему, интервью. Наверное, штук 20 я посмотрел. Поэтому, к большинству вопросов я готовился. Что получилось, то получилось. Вам судить. Сегодня утром за 3,5 дня мы пересекли 4 миллиона просмотров. Поэтому я рекомендую тем нашим слушателем, которые еще, не посмотрели, посмотреть, чтобы понять. Для вас там ничего нового нет. Вот нет ничего нового. Конечно, с учетом аудитории Дудя я выбирал, может быть, другой язык. Ну как в школе, знаете, есть 10-классники, есть 5-классники. Ты делаешь про Сталинградскую битву в 4-м классе – рассказываешь одним языком. В 10-м – другим языком, естественно.

Вот точно так же ничего нового про Сталинградскую битву я не рассказал. Я рассказал о том, каким я вижу Путина Владимира Владимировича. Я отвечал на все те вопросы, которые мне задавал Юрий Дудь. Это невежливо – уходить от вопроса.

С.Бунтман Вот здесь модератор почему-то убрал…

А.Венедиктов Убрал и убрал…

А.Венедиктов: Дудь использовал меня как инструмент, чтобы обогатить свою аудиторию другим видением Путина

С.Бунтман Может быть, сомнительные отношения какие-то. «Все было нормально у Дудя. Вы влюбили в себя моего друга, который ненавидел «Эхо».

А.Венедиктов Ну, хорошо. Он ненавидел «Эхо», потому что он не слушал «Эхо». Может быть, теперь будет слушать. Это не была цель. Вот цель была – не упасть в глазах собственного сына. Единственная цель, поверьте мне.

И когда я планировал, я думал: Ну, миллиона два я возьму голосов… ну, я понимаю, и три миллиона – это хорошо. Четыре миллиона – это супер. Супер случился сегодня утром. Слушайте, я догоняю сейчас по просмотрам Шевчука. Я догоняю сейчас по просмотрам Чичваркина, который там за месяц… Ройзмана обогнал, понимаете? Конечно, это для меня неожиданность. Ну, хорошо.

С.Бунтман Вот Михаил – совсем не аудитория вроде бы Юры – 55 лет ему: «Респект за интервью». А в чате подтянулась другая аудитория: «Интересно… хорошо…».

А.Венедиктов Смотрите, респект на самом деле Дудю, потому что, конечно, можно было ковыряться во всех историях с «Эхом», но наши слушатели итак их знают, мы всегда открыты. А он использовал меня – я это понимаю, и это не обидно – как инструмент, чтобы обогатить свою аудиторию другим видением Путина, именно Путина. Именно Путин  — герой этого интервью, конечно. Как он написал в своем заголовке, в анонсе: Путин, Путин, Леся, Путин. Приблизительно так. Но это его выбор. Задал бы вопросы про Саддама Хусейна – было бы про Саддама Хусейна. Завал бы вопросы про Трампа – было бы про Трампа. Я отвечаю на вопросы. Надо уважать тех, кто берется… кто уходит от интервью – вы сами знаете, как я действую – я начинаю дожимать. Нам это зачем, что называется?

С.Бунтман Вернемся еще к одной вещи. Вчера открыта табличка Немцова.

А.Венедиктов Ура. Первый шаг. И это очень важно. На самом деле, конечно, правы те, кто, пишет: «Борис Немцов – в наших умах, в наших сердцах». Вы все умрете, и ваши дети, внуки, проходя, мимо тех табличек, как я сейчас проходу по разным городам: такой-то такой-то – это кто? Сразу открываю Гугл: почему в честь его названа центральная площадь, Амстердама? И мне интересно.

И  это важно, чтобы имя Бориса было сохранено, в Москве и материально тоже, то есть физически. И совершенно не важно… я не знаю, кто устанавливал Вандомскую колонну и почему, но я знаю о существовании Вандомской колонны, отлитой из трофейных пушек. Я не знаю этих ребят. Но совершенно не важно, кто, на мой взгляд, устанавливал, кто пробивал и кто разрешил это. Важно, что табличка есть.

И, конечно, меня сегодня, Сережа, вот буквально за час до нашего эфира… Я очень много читал в Фейсбуке, и тут спрашивали меня иностранные журналисты, вчера которые были здесь на »«Эхе»: «А вот то, что семья Немцова, она вот не пришла… Это как вы считаете?» Я говорю, что у семьи свои взгляды на все на это, и мы их, уважаем.

Но тут буквально… не знал, клянусь, не следил за этим: вот табличка есть и хорошо, пошли дальше, она уже за спиной, что называется, уже сделана, я уже голову не поворачиваю – я вдруг, смотрю видео и вижу, что табличку-то не стену дома вчера прикреплял сын… Я даже не знал. Я его просто знаю, я видел в лицо. Я говорю: «Подождите, Антон Немцов». Я так смотрю на кадр и говорю: «Подождите, значит, часть семьи все-таки пришла».

Это не важно. Важно, что надо понимать, что когда кто-то обвиняет кандидата в президенты в том, что делает политический пиар и не приходит,  — он тоже делает политический пиар. Это все политический пиар. И очень важно, что сегодня придут, положат цветы – «Солидарность» — и правильно, и каждый день, как на мосту… И теперь надо добиваться, чтобы на мосту этот мемориал и табличка «Здесь был убит политик Борис Немцов» были бы. И это то же самое, как в Вашингтоне. Всегда находятся люди, которые в этом не участвуют, но которые: «Нет, лучше бы она была синего, цвета и немножко левее, на 20 сантиметров…». Сделайте, на хрен, наконец-то что-нибудь!

А.Венедиктов: Совершенно не важно, кто устанавливал, кто пробивал и кто разрешил это. Важно, что табличка Немцова есть

С.Бунтман Когда вы пишите, дорогие друзья – я здесь читаю, — что это убийцы повесили…

А.Венедиктов Кто, сын – убийца? Вот вешал лично Антон, прикреплял лично Антон Немцов.

С.Бунтман Тогда, когда ребята кладут цветы на мосту и их разгоняют, считайте это правильным тогда и одобряйте, что разгоняют. Правильно должно быть все тогда. И что, вы будете кричать, что это те самые, которые, убили Немцова, если табличка там будет на мосту? Она когда должна быть, от кого должна быть?

А.Венедиктов Я вам напомню историю с улицей Высоцкого. Решение по улице Высоцкого принял президент, который позвонил мэру и заставил его принять. Ну, давайте разбивать таблички с улицей Высоцкого и называть это обратно Таганским тупиком. Ну, вы чего? Каждый памятник – это решение властей. Ну, так изберите власть свою-то, наконец? Изберите ее. И тогда говорите: «Вот это власть сделала правильно». Если это не ваша власть.

Слушай, это все мелкое такое… А  важно, что табличка уже есть. И сегодня те, кто вчера критиковал кандидата в президенты, — чтобы не заниматься агитацией, — которая это пробила, пойдут и положат к этой пробитой ею табличке и положат цветы. И сделают абсолютно правильно, потому что кандидата нет – а табличка есть. Кандидата не будет через 80 лет, вот этих людей – а табличка будет. Вот о чем идет речь.

С.Бунтман Совершенно верно.

А.Венедиктов Так же, как по Вашингтону абсолютно. Типаж людей мне хорошо известен. Я человек… э-э, как сказать, в возрасте, чтобы никого не обидеть. Я таких людей много навидался.

С.Бунтман Друзья мои, я в нашем замечательном городе Москве по другим поводам столько наслушался этого: «А мне вот такую надо… а мне такую табличку не надо… а мне надо, чтобы это было, а чтобы этого не было…». И ничего не висит вот в этих случаев, и ничего как бы не помним. Сколько таких было вещей.

Хорошо, что сделали. Нормально.

А.Венедиктов «Нарушение законк: пиарите…, про кандидатов говорите».

А.Венедиктов Почему? Наоборот. Говорим о том, как плохо отнеслись к кандидату из-за того, что она пробила эту табличку. Как плохо отнеслись… Наоборот, это отворачивает массу людей, собственно, в этом и есть цель тех… отвращение – всё наоборот…

С.Бунтман Глубокое.

А.Венедиктов Глубокое отвращение.

С.Бунтман А это тоже агитация… Ой, сейчас в этом утонуть, как в каком-то болоте…

А.Венедиктов Нет, вот они там в своем жидком дерьме пусть барахтаются.

С.Бунтман Какой ужас…

А.Венедиктов А дерьмо – это не агитация.

С.Бунтман Здесь очень много пишут, что не верят в наблюдение…

А.Венедиктов Не верьте.

С.Бунтман И просят одно – те, кто не то что верит, а хочет проверить – чтобы ты напомнил, где можно посмотреть видео.

А.Венедиктов На сайте общественной палаты есть ссылка на общественный штаб по наблюдениям. На сайте общественного штаба по наблюдениям есть ссылка на видеоцентр. На видеоцентре… подождите, я сегодня размещу прямую ссылку на видеонаблюдения на сайте «Эхо Москвы». Давайте не буду я вам, чумачить… И начиная с 7 утра, скажем, в Хабаровске, наверное, это будет… Но это общая ссылка. Вы выбираете свой участок и его смотрите.

Давайте я на сайте «Эхо Москвы» размещу. Чего я вам голову морочу? Сейчас, когда выйду из эфира через четыре минуты – дам, команду.

С.Бунтман Здесь спрашивают, что там бурчит… Бурчит не живот…

А.Венедиктов: Теперь надо добиваться, чтобы на мосту мемориал и табличка «Здесь был убит политик Борис Немцов» были бы

А.Венедиктов Отбойный молоток сверху и какую неделю!

С.Бунтман Перфоратор, называя интеллигентно.

А.Венедиктов Ты знаешь, что меня называли «Чувак из «ВДудя». И сегодня мне на выставка Верещагина тоже говорили: «О! Мы были у «ВДудя». Как вас зовут? Я забыл».

С.Бунтман Во время нашего разговора с Навальным вдруг в чате у вас появляется: «О! Человека из «ВДудя»…».

А.Венедиктов «Не помню, как вас зовут, но вы про Путина говорили». Ну Путина помнят, меня – нет…

С.Бунтман Многие считают, что «Эхо» — это только тяжелый рок в 3 часа ночи с понедельника на вторник!

А.Венедиктов Абсолютно.

С.Бунтман Здесь спрашивают, будет ли Журавлева завтра в свое время. Она будет в свое время, только мы будем все вместе, начиная с 21 часа, у нас будет такой мощняцкий канал о том, что где происходит. И уже когда можно будет говорить и об экзитполах и о результатах. И будем до упора, часов до 2, до 3 точно. С 6 будет «Разворот».

А.Венедиктов Информационный канал с 6. Может, и перерыва не будет никакого.

С.Бунтман Да. Там подхватит Бычкова с Нарышкиным. Так что все будет отлично. Под дивные звуки перфоратора мы с вами расстаемся. У нас некоторые изменения в программе, начиная с этой, субботы. И, например, передача «Вот так» будет в 15, а «Парковка», наоборот — в 16.

А.Венедиктов А Белковский был в 12.

С.Бунтман Всего доброго!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире