'Вопросы к интервью


Т. ДЗЯДКО – Я приветствую аудиторию телекомпании RTVi, радиостанции «Эхо Москвы». Программа «Обложка-1» и в студии ее ведущие – Софико Шеварднадзе и Тихон Дзядко. Добрый вечер.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Привет.

Т. ДЗЯДКО – Сегодня мы будем говорить о законе о НКО, который называют резонансным, скандальным, неоднозначным. Множество эпитетов в адрес этого закона. Будем сегодня пытаться разъяснить, какой из эпитетов более верный или все они как-то неточны. Говорить мы будем с нашими гостями. Это Вероника Крашенинникова — генеральный директор Института внешнеполитических исследований и инициатив, Михаил Федотов — глава президентского Совета по правам человека и Михаил Логинов — шеф-редактор журнала «Профиль». Я напомню наши координаты. +7-985-970-45-45 это номер для ваших sms. Присылайте их в прямой эфир «Эхо Москвы». Также это можно делать с помощью нашего сайте в Интернете echo.msk.ru. Там же идет и видеотрансляция, организованная компанией Сетевизор. И также сообщения в эфир можно присылать с помощью твиттера, если вы пишете аккаунту @vyzvon. И прежде чем перейти к разговору, давайте посмотрим, что на свои обложки на этой неделе ставят российские журналы. «Столыпин опять взялся за крестьян. Что делает правнук российского премьера в Нечерноземье». Это журнал «Огонек» и на обложке вы и увидите правнука Столыпина. И заглавный материал номера – «Глобальная Россия не совпадает с народной. Правнук Петра Столыпина решил закончить начатое знаменитым предком, создать в России фермерство». «Огонек» выяснил подробности. Здесь же в журнале большой текст Ольги Алленовой про Вано Мерабишвили, нового премьер-министра Грузии. «Спасательный друг. Выручит ли президента Саакашвили новый глава правительства». Далее журнал «Итоги», на обложке портрет, это Чулпан Хаматова. «Коротко о главном. Эксклюзивное интервью с актрисой, соучредителем фонда «Подари жизнь». Это заглавный материал этого номера. И здесь же: «Дежавю 2008. Российским банкам вновь потребуется помощь налогоплательщиков». И продолжение спецпроекта «История от первого лица. «Везунчик». Интервью с Кареном Шахназаровым. Журнал «Большой город». На обложке посол одного из небольших государств. «Как живут в Москве послы маленьких государств». Большой материал. И здесь же: «Как устроен еврейский квартал в Марьиной Роще». И почему в городе так сложно ориентироваться и что с этим делать. Еще два журнала. Журнал «Коммерсант-Деньги» и журнал «Профиль». Оба журнала помещают на обложку тему, связанную с законом о НКО. «Кругом одни агенты» — журнал «Коммерсант-Деньги». И на обложке кролик в темных очках. Какие имиджевые и финансовые потери понесут НКО. И в журнале «Профиль» на обложке НКО – «Кремль ищет в НКО руку ЦРУ и Госдепа». И отпечатки пальцев на обложке. И лупа, в которую кто-то пристально эти опечатки пальцев разглядывает и находит там след ЦРУ. Так, Михаил?

М. ЛОГИНОВ — Так.

Т. ДЗЯДКО – Хорошо, давайте будем начинать наш разговор. Михаил Александрович, у вас сегодня была встреча с президентом Путиным, не так давно она завершилась. После этого мы видели сообщение о том, что Владимир Путин не считает, что нужно затягивать с принятием этого закона. Не считает, что нужно его переносить на рассмотрение и соответственно утверждение на осеннюю сессию. Но, между тем, как потом было разъяснено, внесет какие-то свои поправки. Как вам кажется, насколько эти поправки могут серьезно изменить дух этого законопроекта и соответственно самого закона о НКО и как-то изменить его градус что ли. Его вектор.

М. ФЕДОТОВ  — Французы говорят: тон делает музыку. Вот достаточно в законопроекте изменить тон, стилистику, несколько формулировочек, буквально несколько слов убрать, несколько слов добавить.

Т. ДЗЯДКО – Например, каких?

М. ФЕДОТОВ — Например, определить, что такое политическая деятельность. Определить, что такое иностранный источник. Определить, на какие НКО этот закон не распространяется. Я сегодня утром еще направил таблицу с этими поправками председателю ГД С. Е. Нарышкину. И на встрече с Владимиром Владимировичем передал эту таблицу ему. Кроме того, на самой встрече я дважды зачитывал те формулировки, которые я предлагаю. И президент сказал, что да, это очень интересные формулировки, правильные, позитивные, давайте их рассмотрим. Ну что же, если эти поправки будут внесены в закон, это будет вполне приличный закон. Хотя я на встрече с президентом сказал, что, на мой взгляд, все-таки нужно четко понять, в чем цель этого закона. Что мы хотим. Если мы хотим, как говорят некоторые унизить НКО, то этот закон достигает этой цели. Если мы хотим сделать НКО более прозрачными, то не очень достигает. И поэтому я сказал, президенту объяснил, что я даже не стал писать вот этот свой более радикальный проект просто потому, что он концептуально другой. Его нужно тогда возвращать в первое чтение, отклонять и заводить эту процедуру заново. О чем идет речь.

Т. ДЗЯДКО – От президента вы получили ответ на вопрос — что мы хотим.

М. ФЕДОТОВ — Да. Я задал вопрос, если мы хотим максимальной прозрачности НКО, так это делается совершенно по-другому. Просто в законе НКО вводятся нормы более высокого уровня прозрачности. Причем публичной прозрачности. Прозрачности не перед Минюстом, или не только перед Минюстом, а перед обществом. Чтобы все НКО ясно декларировали, какие они доходы, откуда получают и на что они эти деньги тратят. Причем не имеет значения, это принципиальная позиция, получают они эти деньги от зарубежной организации или от российской.

Т. ДЗЯДКО – От «Газпрома» или от Госдепа.

М. ФЕДОТОВ — Потому что, не будем называть ни «Газпром», ни Госдеп, а предположим, одна иностранная организация, одна российская. Иностранная организация дает деньги некому российскому НКО на помощь бездомным. Хорошее дело. Российская организация дает деньги российской НКО на подготовку террористов. Хорошая организация? Плохая. А деньги российские. Источник российский. Может быть, мы скажем, что это полезная организация. Нет, мы скажем, что это преступная организация. Поэтому дело в том, на мой взгляд, чтобы четко обеспечить абсолютную прозрачность доходов и расходов. Кому скрывать нечего, тот этого бояться не будет. А кому скрывать есть что, пусть им занимается прокуратура и следственные органы. Вот моя позиция. Но поскольку президент сказал, ну давайте мы все-таки с этим законопроектом, что будем делать. Я сказал, что его можно исправить с помощью тех поправок, которые я президенту передал. Если эти поправки будут внесены, а президент сказал, что да, это интересное предложение, это разумное предложение, ну так что же. Если получится разумный закон, ну, слава богу.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Скажите, пожалуйста, на сегодняшний день президент не уточнял, какие организации следует считать политическими, какие нет?

М. ФЕДОТОВ — Он как раз сказал, что нужно четко прописать в законе.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Но у него же есть представление свое собственное. Пока еще не прописано. Он не уточнял?

М. ФЕДОТОВ — Понимаете, какая штука. Мы разговаривали с президентом не на языке юридических формул. Я ему зачитывал свои предложения, это были юридические формулы, и он соглашался с ними. Мне кажется, что это очень важный момент. Потому что вот то, что в моем определении было написано, это НКО, которая получает деньги от иностранного источника, и далее под контролем, под руководством, по заданию этого иностранного источника участвует в политической жизни, поддерживая одну из политических партий. Организуя для нее публичные акции, проводя обучение ее активистов, проводя предвыборную агитацию в пользу этой партии и так далее. И вот чтобы здесь не было расширительного толкования. Чтобы здесь не было самое главное произвольного толкования. Потому что так, как написано сегодня в законопроекте, как он прошел первое чтение, там можно трактовать все, что угодно.

Т. ДЗЯДКО – Мне хотелось бы подключить к нашему разговору Веронику Крашенинникову. Вы, Вероника, насколько я понимаю, всячески поддерживаете этот законопроект, и вас даже Михаил Логинов называет одним из идеологов этого законопроекта. Вы согласитесь с тем, что некоторая часть формулировок в законе являются размытыми и непонятными и возможно из-за этого вредными.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Спасибо, Тихон. По части характеристики меня как идеолога этого законопроекта господин Логинов ошибается. У меня нет полномочий выдвигать такие инициативы. Что я могла сделать, так это поделиться собственным опытом работы под действием американского закона о регистрации иностранных агентов. В качестве представителя Санкт-Петербурга в США. На самом деле чрезвычайно интересный опыт я получила. И с удовольствием поделюсь. С самого начала, обратившись в Министерство юстиции, я получила разъяснения в том, что даже человек, не занимающийся политической деятельностью, а в функции представителя Санкт-Петербурга политическая деятельность не входила, он должен зарегистрироваться. Значит, в мои функции входит продвижение торгово-экономического обмена, культурного обмена и туризма в направлении Санкт-Петербурга. Мне повторили, я переспросила, мне повторили, что в этом случае нужно зарегистрироваться как иностранный агент. Что касается формулировок в американском законе, они чрезвычайно всеобъемлющие. И намеренно оставляют достаточно места для того, чтобы включить всевозможные случаи. Формулировки длятся 10-12 строк. И политической деятельности, и иностранного агента. Затем меня попросили зарегистрироваться не как физическое лицо, а именно зарегистрировать организацию, которую я возглавляла. Таким образом Министерство юстиции получает доступ не только к документам по деятельности иностранного агента, каковым я являлась, но и всей организации. Далее, отчет идет в Министерство юстиции, как и регистрация. И на конвертике вы пишите: Министерство юстиции США, департамент национальной безопасности, управление контрразведки, отдел регистрации иностранных агентов. То есть открытым текстом заявляется, кто собирает такую информацию. Также в законе не оговаривается частота проверок. Говорится, что информация предоставляется по первому требованию. Собственно, такие проверки ко мне приходили, и когда к вам приходит юрист вместе с офицером разведки, у него на карточке написано, и просит вас вместе с вашим адвокатом покинуть помещение и оставить их работать с документами в течение часа…

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — А это часто бывало, вы сколько в общей сложности прожили в Америке и сколько раз вас проверяли?

В. КРАШЕНИННИКОВА — Под действием этого закона я работала в течение 4 лет. И была одна проверка.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Но согласитесь, сама комбинация слов «иностранный агент» вызывает совершенно иные ассоциации в России. Из-за исторического контекста, нежели в Америке.

В. КРАШЕНИННИКОВА — В Америке тоже память о холодной войне жива и когда пишешь на каждом документе, который посылаешь во всей своей переписке: я – иностранный агент, представляю город Санкт-Петербург. Ну, понимаете…

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — … на тебя смотрят косо, но в России это ассоциируется… репрессий и так далее…

В. КРАШЕНИННИКОВА — Можно реагировать на это эмоционально, но это юридический термин. И если бы я начала объяснять юристам Министерства юстиции или их разведчикам, что не хочу я называться иностранным агентом у вас, я русский человек и на меня косо смотрят, когда я общаюсь с прессой. Понимаете, такие термины нерелевантны. Не обсуждается. Вот есть закон, ты его выполняешь. Не хочешь выполнять – до 5 лет лишения свободы. Ничего личного.

Т. ДЗЯДКО – А правильно я понимаю, что вот этот американский закон, на который ссылаются в частности инициаторы законопроекта нашего российского и господин Сидякин также, закон FARA говорит о том, что требуется деятельность в интересах иностранных лиц. А в нашем законопроекте речь об этом не идет. Вы можете получать деньги от  иностранного гражданина, и вы можете эти деньги расходовать как угодно. Но вы все равно становитесь иностранным агентом. Вам не кажется, что здесь довольно принципиальные различия.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Это еще раз вопрос по части определения. И определения иностранного заказчика, принципала чрезвычайно широкое. Это могут быть лица, организации, не говоря о партиях и государственных органах других стран. Но более того, в определение включается даже и намерение действовать. Чрезвычайно широко написано для того, чтобы поймать и охватить все возможные случаи.

Т. ДЗЯДКО – Это у них. А у нас не широко?

В. КРАШЕНИННИКОВА — А у нас, по-моему, недостаточно широко. В России обязательно должна и… ладно, очень хорошо, что мы взяли опыт американского закона, но у нас свои проблемы. В США сотни и тысячи организаций некоммерческих не ведут деятельность, направленную на смену конституционного строя государства. Или руководства страны.

Т. ДЗЯДКО – А у нас ведут?

В. КРАШЕНИННИКОВА — Ну конечно, а кто же требует смены режима. Вы попробуйте потребовать смены режима в США. Когда такие случаи были во время холодной войны, когда левые сторонники левых идей работали, посмотрите и в 20-е годы в США были известные Рейды Палмера, когда сторонников левых идей депортировали.

Т. ДЗЯДКО – А какие у нас НКО требуют смены режима?

В. КРАШЕНИННИКОВА — Маккартизм в США.

Т. ДЗЯДКО – Это понятно.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Расстрелы студенческих демонстраций.

Т. ДЗЯДКО – Какие у нас сегодня НКО требуют смены режима?

В. КРАШЕНИННИКОВА — Да какие угодно.

Т. ДЗЯДКО – Я не знаю. Я поэтому вас и спрашиваю.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Защиты леса и тут же на следующий день переходит в смену режима требование. И поэтому финансирование социальных проектов очень эффективно в работе над общественным сознанием. Проецируется посыл. Америка добрая, Америка заботится о вас. А почему ваше правительство о вас не заботится. А если оно о вас не заботится, значит, его надо убрать.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — То есть вам кажется, что делать добро россиянам это опаснее, чем напрямую призывать на митинг.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Софико, дорогой человек, вот если бы они ставили целью добро делать для россиян. Давайте посмотрим, кто руководит деятельностью таких организаций американских, которые дают финансирование российским и здесь у нас в России. Глава Freedom House известного был директор ЦРУ Джеймс Вулси. Сегодня директор представительства международного агентства США по развитию господин Чарльз Норт выпускник национальной военной академии со степенью магистра по стратегии национальной безопасности.

Т. ДЗЯДКО – А какое это имеет значение, Вероника, извините. Президент РФ выпускник школы КГБ. И что?

В. КРАШЕНИННИКОВА — Смотрите, председатель совета директоров международного республиканского института, одного из 4-х структурных подразделений Национального фонда в поддержку демократии Джон Маккейн попечитель, председатель…

Т. ДЗЯДКО – А вывод какой?

В. КРАШЕНИННИКОВА — Председатель попечительского совета московской школы политических исследований сэр Родрик Брейтвейт был председателем объединенного комитета по разведке Великобритании. Ну скажите, люди с такими компетенциями они какие цели ставят и чему они могут учить…

Т. ДЗЯДКО – Я не знаю.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — А когда ООН дает деньги НКО это тоже…

В. КРАШЕНИННИКОВА — ООН международная организация. К сожалению, сегодняшний руководитель ООН слишком часто выступает как чиновник Госдепа, но если бы ООН была более сбалансированной в своем руководстве, и если бы слово России там было достаточно весомое и если бы США не организовывали различные группы друзей Сирии в обход ООН, тогда бы…

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Деньги ООН принимались.

В. КРАШЕНИННИКОВА — В зависимости от целей, от случая.

Т. ДЗЯДКО – Ясно. Михаил, вы сидите между Михаилом Федотовым, который озвучил свою позицию и Вероникой Крашенинниковой…

М. ЛОГИНОВ — Кстати, это неправильно, потому что надо было Веронику посадить между нами. Она бы сидела между двумя Михаилами. И загадала бы какое-нибудь желание.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — У Михаила есть встречная инициатива к Веронике.

М. ЛОГИНОВ — Я не про это хотел сказать. Простите, ваше отчество, Вероника?

В. КРАШЕНИННИКОВА — Юрьевна.

М. ЛОГИНОВ — Вероника Юрьевна, очень приятно. Я должен сказать, что я отчасти благодарен Веронике Юрьевне, потому что она, пожалуй, первой из представителей российского истеблишмента, пусть обиняками, пусть не прямо, но все-таки сказала об истинных целях этого законопроекта. Потому что кого ни спросишь, все объясняли, что это закон ради закона. Регулирование ради регулирования. Вот в Америке есть такой закон. Давайте сделаем такой же.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Михаил, я поправлю. Я не представитель истеблишмента, я независимый эксперт.

М. ЛОГИНОВ — Об этом мы еще поговорим. Во второй части нашей передачи. Здесь вопрос в чем. Что действительно создалось впечатление, что такой закон ради закона. Но теперь мы понимаем, что, оказывается, идет борьба за души и сердца россиян.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Обязательно.

М. ЛОГИНОВ — Поэтому из этого становится ясно, что закон все-таки репрессивный. Закон все-таки призванный ограничить деятельность НКО, которые получают деньги из-за рубежа. Потому что часть российского истеблишмента и часть независимых экспертов подозревает их в подрывной деятельности. То есть фактически за термином «иностранные агенты» или организации, выполняющие функции иностранных агентов, не явно скрывается брожение, подрывные организации. То есть следующий закон, который нам предложит депутат Сидякин, будет видимо, называться закон о подрывных организациях. Вот естественно, с этой точки зрения этот закон вызывает уйму вопросов.

Т. ДЗЯДКО – Но вам не кажется, что государство должно защищать свой суверенитет от воздействия с помощью каких-то иностранных фондов, воздействия иностранных разведок, правительств.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Ведь правильно говорит Вероника, что если бы в Америке призывали к смене режима, там тоже принимали бы меры.

М. ЛОГИНОВ — Я вас уверяю, что в Америке каждый день тысячи людей призывают к смене режима. Просто они призывают это делать мирным путем. И я, честно говоря, не слышал, чтобы кто-то из лидеров оппозиции открыто призывал к свержению Путина вооруженным путем. К отставке Путина – да. К новым выборам – да. К честным выборам – да. К более честному закону о политических партиях – да. Но убить Путина никто не призывал.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Ну, еще этого не хватало.

М. ЛОГИНОВ — Превентивная мера, чтобы никому в голову не пришло.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Посмотрите, у вас на обложке написано: Кремль ищет в НКО руку ЦРУ и Госдепа.

М. ЛОГИНОВ — Ищет.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Вот ее искать не нужно. Скажите, пожалуйста, не могли бы ваши журналисты ответственно выполнять свою работу и, например, привести посты и компетенции тех людей, которых я процитировала только что, занимающихся распространением, раздачей грантов в России. Это профессиональная непригодность либо такое поверхностное рассмотрение вопроса, где вы просто передергиваете ситуацию.

Т. ДЗЯДКО – Давайте мы на этих словах сделаем паузу. Новости в эфире радиостанции «Эхо Москвы».

НОВОСТИ

Т. ДЗЯДКО – Еще раз приветствуем аудиторию телекомпании RTVi, радиостанции «Эхо Москвы». Сегодня говорим о том, кто боится НКО. Говорим о законе о НКО, который, видимо, уже в самые ближайшие дни будет принят ГД. Софико.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Продолжим с Михаилом Логиновым. Скажите, пожалуйста, зачем нужно было вообще предпринимать закон об НКО сейчас. Это такая страховка некая или тихая паника со стороны власти?

М. ЛОГИНОВ — Я позволю себе сначала ответить на некоторые замечания, сделанные в мой адрес. Если я правильно понял госпожу Крашенинникову, то профессиональная непригодность наших журналистов состоит в том, что они только предполагают, что Кремль ищет в НКО руку ЦРУ и Госдепа. Очевидно, независимые эксперты и часть российского истеблишмента их уже давно нашли. Поэтому этот разговор мне напомнил немножко старый анекдот…

В. КРАШЕНИННИКОВА — Их искать не нужно. Они есть, они на поверхности, они не прячутся. Нужно просто работать с источниками. Вы читали хоть один годовой отчет одной, например, Freedom House. Вы видели финансирование. Национальный фонд в поддержку демократии…

М. ЛОГИНОВ — Я не считаю…

В. КРАШЕНИННИКОВА — Говорят, что это частная организация. 95% бюджета идет из государственного департамента.

М. ЛОГИНОВ — Я отвечаю. Я не считаю присутствие господина Брейтвейта автоматическим доказательством того, что организация, которая дает гранты российским НКО замышляет что-то дурное против России. Это не доказано. Нет никаких доказательств, что западные страны…

В. КРАШЕНИННИКОВА — Это ваше наивное мышление.

М. ЛОГИНОВ — Возможно. Я ответил на это. Анекдот замечательный, который я уже однажды рассказывал в этой студии. О том, что человек приходит к психиатру и говорит: доктор, моему брату нужна помочь. — В чем дело? – Речь идет о зеленых чертях. – А, он видит зеленых чертей. – В том-то и дело, доктор, что он их не видит. Хотя ими вся комната забита. Очевидно, с точки зрения некоторых людей в Кремле все НКО российские, получающие деньги из-за рубежа, забиты шпионами и диверсантами. Мне очень жаль, мне остается только сожалеть по поводу того, что часть российской элиты всерьез верит в это.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Так все-таки они испугались или в чем фишка?

М. ЛОГИНОВ — Я думаю, что здесь три, по крайней мере, аргумента, которые могут быть. Во-первых, затруднить деятельность НКО, которые получают финансирование из-за рубежа. Вот сегодня, например, прошла информация, я не имел времени ее проверить, но, тем не менее, фонд Чулпан Хаматовой сообщил, что дополнительная работа по отчетности составления различных бумаг и так далее потребует от них дополнительного финансирования 600 тысяч рублей в год. 50 тысяч рублей в месяц. То есть фактически на эти деньги этот фонд сможет оказать меньше помощи кому-то из своих клиентов. Вторая это конечно, запугивание самих НКО. Это то, о чем вы говорили, Софико. Сколько бы нам авторы этого закона ни рассказывали, что слово «агент» не носит никакого негативного смысла, в России, где тысячи людей были расстреляны и посажены в лагеря как иностранные агенты это словосочетание имеет совершенно однозначный синоним – враги. Поэтому людям говорят, что мы считаем вас врагами. Это запугивание НКО. И, наконец, третий момент. Я думаю, что мы как бы не знаем, что за этим последует. Сам по себе закон, регулирующий регистрацию, это не криминал, но что будет дальше. То есть берется весь массив НКО, из них выдергивается часть, что будет с ними дальше, мы не знаем. Последует следующий шаг запретить их деятельность, еще что-нибудь. Возможно, как в Америке представитель Минюста с офицером ФСБ будет являться к ним в офис и говорить: уходите отсюда, вы иностранные агенты.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — То есть вам кажется, что закон не ограничится только финансовыми проверками.

М. ЛОГИНОВ — Я думаю, что нет. Я думаю, что это, безусловно, запугивание и плюс конечно…

В. КРАШЕНИННИКОВА — То есть в Америке это можно делать.

М. ЛОГИНОВ — Мы не в Америке. Оставьте Америку в покое. Мы в России.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Мы действительно в России, у нас другие проблемы.

М. ЛОГИНОВ — Здесь ситуация такая. И, безусловно, это закон мало того, что он будит воспоминания о самых черных страницах нашей истории. Он апеллирует к той части населения, которая, к сожалению, заражена ксенофобией и шпиономанией. Он, безусловно, натравливает часть людей на эти организации.

Т. ДЗЯДКО – Скажите, Михаил Александрович, во-первых, насколько вы поддерживаете те опасения и стилистические, которые сейчас высказывал Михаил, и насколько вам удалось донести их до господина Путина сегодня?

М. ФЕДОТОВ — Я надеюсь, что президент меня полностью понял. Во всяком случае, он сказал, что он поддерживает эти предложения, и они ему нравятся. Он считает их разумными. Я согласен с этими опасениями, Михаил абсолютно прав. Но я хотел бы сказать, что здесь есть еще один момент, который мы просто упускаем из виду. Ведь закон это юридический документ, а не только документ политического пиара. Хотя таковым он тоже является. Когда-то Ленин говорил, что у нас декреты выполняют роль пропаганды. Вот этот закон выполняет еще и роль пропаганды. Что, на мой взгляд, очень плохо. Потому что законы для другого существуют. Использование термина «агент» вводит нас в совершенно другую плоскость. В плоскость гражданско-правовых отношений. Между агентом и принципалом. Между ними существуют отношения, которые регулируются 52-й главой Гражданского кодекса РФ. И там сказано, что происходит по этому договору между агентом и принципалом. Агент по поручению принципала от своего имени или от имени принципала за деньги принципала и за получение агентского вознаграждения выполняет задание этого принципала…

Т. ДЗЯДКО – Собственно, как в законе американском.

М. ФЕДОТОВ — Конечно. Поэтому Вероника Юрьевна абсолютно правильно поступила, что пошла в Министерство юстиции, зарегистрировалась как иностранный агент. Она в чистом виде иностранный агент, агент иностранного государственного ведомства. То есть агент иностранного в данном случае правительства Санкт-Петербурга. Совершенно правильно. Если бы Вероника Юрьевна приехала из Америки в Москву, точно также должна была бы пойти только не в Министерство юстиции, а в Министерство иностранных дел РФ и зарегистрироваться как представитель иностранного юридического лица. Там правительство Калифорнии или штата Нью-Йорк. Это неважно. То есть у нас вот этот механизм точно такой же, как в Америке. Он уже существует. Поэтому его как бы дублировать вообще не надо. А вот если бы говорим об обеспечении прозрачности НКО, я — за. И президент — за. Давайте обеспечивать максимальную финансовую прозрачность всех НКО. И я считаю принципиально важно, чтобы организации, получающие деньги от зарубежных фондов, от российских фондов, отчитывались совершенно одинаково. Потому что деньги одни и те же. И принципиально важно, чтобы здесь не было никаких подозрений. Чтобы не было ничего утаено. Чтобы все было прозрачно. Получено, истрачено. Откуда получено, на что истрачено.

Т. ДЗЯДКО – Нет ли у вас тех опасений, которые высказывала сейчас Вероника, что эти организации, которые получают деньги из-за рубежа, работают в интересах иностранных разведок и на самом деле их деятельность не является тем, что называется их деятельностью.

М. ФЕДОТОВ — Тихон, понимаете, нет, у меня таких предположений нет. Более того, у меня был в свое время разговор с одним из руководителей нашей страны, и он мне сказал: Михаил Александрович, вы, что не понимаете, что вот эти зарубежные фонды просто являются шпионскими гнездами. Они выполняют задания правительства иностранных государств. Я сказал: вы знаете, мне говорить это не надо. Я в это не поверю. Он говорит: почему? Я говорю: потому что я в течение трех лет возглавлял правление блока «Гражданское общество» в фонде Сороса и все эти проекты проходили под моим самым непосредственным контролем. На что мне было сказано: хорошо, Михаил Александрович, вам я этого говорить не буду. Потому что это легенда.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Ну вот какие милые славные люди здесь собрались.

М. ФЕДОТОВ — Я вам живой пример, я же не агент ЦРУ.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Мне пришлось изучать историю, внешнюю политику США. Я эксперт по внешней политике США. Те инструменты, которые они на протяжении хотя бы истории 20 века использовали, идут от бомбовой демократии, о которой говорил вчера президент Путин до войны мирными средствами. Когда открытая война танками и самолетами невозможна, как была невозможна война против Советского Союза в 70-80 годы, потому что поражение было гарантировано и опыт Наполеона, Гитлера это убедительно показывали. Тогда противодействие ведется так называемыми «мирными средствами». Те люди, имена которых я привела, это все те же люди, которые работали еще над разрушением Советского Союза. Вы, пожалуйста, читайте книги, читайте их мемуары. Читайте их интервью, они очень подробно сейчас рассказывают о том, как это делалось. О том, как создавался…, например, до 1967 года все НКО финансировало ЦРУ.

М. ФЕДОТОВ — А до 1913.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Но журналисты «Вашингтон пост» раскрыли эту огромную схему финансирования и случился в Америке большой скандал и тогда в Вашингтоне поняли, что то же самое можно делать открыто и представить это как продвижение демократии, борьбу за права человека. Таким образом появились Хельсинкские соглашения. И Хельсинкская группа госпожи Алексеевой. Таким образом в 1983 году появился Национальный фонд в поддержку демократии. И его концепцию разрабатывал, в том числе господин Уолтер Рэймонд, один из крупнейших специалистов…

Т. ДЗЯДКО – Вероника Юрьевна, это история. Давайте про сегодняшний день.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Но они сегодня и работают. Все эти люди, этот же Национальный фонд…

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Понятно, что не секрет ни для кого…

В. КРАШЕНИННИКОВА — Есть такие люди, которые не хотят верить, я согласна.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Вы абсолютно правы, что есть такое понятие «экспорт демократии», чем занимается Америка, они этого не скрывают, об этом открыто говорится в любых интервью, и с Хиллари Клинтон и с послом Макфолом неоднократно обсуждали. Тут речь идет о другом. Где та тонкая грань, когда вот этот закон об НКО действительно будет проверять прозрачность финансирования и опасность свержения существующего режима в России, а не просто ущемлять права тех людей, которые имеют альтернативное мнение.

В. КРАШЕНИННИКОВА — И вот нужно смотреть, что США называют демократией. По-моему они совершенно извратили это понятие, изначально это власть народа для народа.

Т. ДЗЯДКО – Извините, а вам не кажется, что нужно смотреть, есть ли какие-то за исключением исторических экскурсов и общих понятий доказательства того, что организации, которые помогают российским НКО осуществлять ту или иную деятельность, на самом деле требуют от них работы по подрыву существующего режима в РФ.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Ну Тихон, также грубо не работают.

Т. ДЗЯДКО – Просто чтобы понимать, вы утверждаете как некий факт.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Это абсолютно известно. Любой специалист по внешней политике это знает. Я понимаю, что в ваши функции не входит это…

М. ФЕДОТОВ — Ну факты. Можно факты.

Т. ДЗЯДКО – Есть какие-то специалисты по внешней политике, которые считают, что евреи убивают христианских младенцев.

М. ФЕДОТОВ — На завтрак.

Т. ДЗЯДКО – Но просто мне интересно, существуют факты какие-то.

В. КРАШЕНИННИКОВА — В качестве факта развал Советского Союза вам подходит?

М. ФЕДОТОВ — Нет.

М. ЛОГИНОВ — То есть вы считаете, что это США развалили Советский Союз? Вы верите в это?

В. КРАШЕНИННИКОВА — Нет, США очень хотели, чтобы Советский Союз жил долго и процветал.

М. ЛОГИНОВ — Он развалился сам.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Да, мы сами его и разрушили. Вот эта вашингтонская идея, посмотрите, настолько хорошо внедрена в ваши умы. Я сама лично беседовала, проводила многочасовые интервью с людьми, и они разговаривали, они мне рассказывали о том, как была написана стратегия финансового и экономического уничтожения СССР. Если вы не читаете, тогда не говорите на эту тему.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Вы правы, действительно такая теория существует. Я тоже неоднократно о ней читала. Но возьмем сегодняшнюю реальность. Россия не является лидирующей страной мира. Это уже не Советский Союз, зачем американцам уход Путина. Если спросить у всех глав нефтяных компаний, включая американских, они счастливы, что Путин у власти. А как мы знаем, деньги решают все на сегодняшний день. Они вообще не хотят, чтобы Путин уходил. А почему вы считаете, что американцы сейчас работают, чтобы свергнуть российский существующий режим. Это же не Советский Союз.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Вопрос в той степени, в которой США могут воздействовать на руководство государства. Посмотрите, предыдущие 4 года во время перезагрузки Россия вела одну политику, сейчас к счастью перезагрузка закончилась. Перезагрузка это механизм использования российских ресурсов для проведения американских интересов. Вот так это в Вашингтоне, по крайней мере, понимали. Я уж не знаю, кто как у нас понимает. Но на самом деле проблема с западным финансированием нашего гражданского сообщества скорее состоит в том, что это огромное финансирование и обучение, которое вместе с деньгами также ведется, оно исказило структуру нашего гражданского общества. Посмотрите, люди думают, что наше гражданское общество это Алексеева, Немцов, Пономарев. Я вчера была на заседании…

Т. ДЗЯДКО – Это кто думает?

В. КРАШЕНИННИКОВА — Так представляется, когда…

Т. ДЗЯДКО – Кем? Я просто по жизни враг обобщений. Представляется кем?

В. КРАШЕНИННИКОВА — Смотрите, вчера я была на круглом столе, организованном на патриотической платформе «Единой России». И там были около 20 НКО, названия которых я до этого не слышала, но это чрезвычайно интересные люди, очень эффективно работающие в своих НКО. Но они рассказывали о своем опыте, например, собрание родителей есть такая общественно-политическая организация, которая работает над модернизацией российского образования. Так вот, в своей деятельности они столкнулись с тем, как только они начали набирать обороты, международное агентство США по развитию USAID создало, клонировало подобные им организации и  успешно оккупировало эту тематику. И теперь в регионах создаются комитеты, которые продвигают англосаксонскую систему образования. Аналогичный случай был, группа Гулагу.нет, это общественная организация, которая борется с пытками и со всеми проблемами в нашей пенитенциарной системе. Так вот, как только руководитель Владимир Осечкин этой организации стал известным человеком в своей области, к нему сразу стали звонить, приходить люди из посольства США. Предлагать ему деньги. Затем был создан комитет против пыток, по-моему, который финансировался фондом Макартуров. Это еще одна из подобных организаций…

Т. ДЗЯДКО – Вам кажется, что все организации, которые получают финансирование из Америки, они работают в интересах Америки?

В. КРАШЕНИННИКОВА — Я знаю, что американцы деньги просто так не дают. Не бывает…

Т. ДЗЯДКО – А то, что в начале года активисты «Молодой гвардии» и «Единой России» участвовали в программе, финансируемой Госдепом, означает ли это, что они работали на Госдеп?

В. КРАШЕНИННИКОВА — Этого случая я не знаю.

Т. ДЗЯДКО – Это факт.

М. ФЕДОТОВ — Я задам другой вопрос. Вы не в курсе, сколько денег тратят налогоплательщики стран НАТО на финансирование физической защиты российских ядерных объектов.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Лучше бы они не тратили.

М. ФЕДОТОВ — То есть вы из своего кармана вынете деньги эти миллионы и сотни миллионов.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Мы должны финансировать, я готова платить за безопасность своей страны сама.

М. ФЕДОТОВ — Вы богатый человек.

В. КРАШЕНИННИКОВА — А также те налоги, которые не налоги, эти 13% как в банановой республике, конечно необходимо повысить. Но лечить наших детей, помогать нашим инвалидам и уж точно обеспечивать независимость своей страны мы должны сами. Кто отдает на подряд независимость страны? Тем более уж организация, у которой в уставе записано, враг – Россия и постсоветское пространство.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — Михаил, вы подвели к очень важному вопросу. А что делать всем этим НКО, если наше государство им не дает деньги на существование?

М. ФЕДОТОВ — Должно давать больше и сегодня президент…

Т. ДЗЯДКО – До трех миллионов.

М. ФЕДОТОВ — До трех миллиардов. На 2011 год в бюджете было запланировано 900 миллионов, и эти деньги действительно были получены, они были распределены под контролем Министерства экономического развития.

Т. ДЗЯДКО – Это конкурс?

М. ФЕДОТОВ — Безусловно. Там был конкурс. Там очень серьезно и там стопроцентная гарантия против всяких серых схем.

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — А три миллиарда на организацию или на все НКО?

М. ФЕДОТОВ — На всю страну. На всю страну это 900 миллионов рублей. Небольшая сумма. Но лучше небольшая сумма в плюс, чем большая сумма в минус. Я думаю, вы согласитесь. Сейчас президент сказал, что он готов поставить перед правительством задачу увеличить финансирование НКО в три раза. Отлично. Это правильно абсолютно. Еще лучше было бы, если бы не в три раза, а в десять.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Да, вместо того чтобы давать 10 миллиардов долларов МВФ, который все-таки является инструментом воздействия Вашингтона на остальной мир, вот эти 10 миллиардов долларов, треть миллиарда в год, нашему гражданскому обществу. Всем детям и всем тем, кто нуждается в помощи. Вот так ведет себя взрослое ответственное государство.

Т. ДЗЯДКО – А если есть факт, который заключается в том, что это было 900 миллионов, стало 3 миллиарда, проблем множество, организаций множество, денег нет. Что им остается делать?

В. КРАШЕНИННИКОВА — Надо учиться отстраивать эту систему. Знаете, то, что эта система у нас по-настоящему пока еще не существует, это не значит, что мы все эти функции должны отдавать на подряд другим государствам. Мы никогда не станем независимым суверенным самостоятельным государством. Нужно учиться. Нужно постепенно шаг за шагом отстраивать эту систему.

Т. ДЗЯДКО – Что добавите, Михаил?

М. ЛОГИНОВ — Я, честно говоря, не вижу необходимости продолжать спор, потому что есть люди, которые верят в то, что во всем виноваты американцы и либералы, есть люди, которые в это не верят. У меня есть несколько вопросов к Веронике Юрьевне. Вероника Юрьевна, скажите, пожалуйста, кто является учредителем вашего института?

В. КРАШЕНИННИКОВА — Я являюсь учредителем моего института.

М. ЛОГИНОВ — В единственном числе. Скажите, пожалуйста, кто вас финансирует. Источники финансирования.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Финансируют единомышленники.

М. ЛОГИНОВ — Кто, назовите их, пожалуйста.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Нет. Нет.

М. ФЕДОТОВ — Вот это вопрос о финансовой прозрачности.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Перед законом я готова отчитываться…

М. ЛОГИНОВ — А перед нами нет.

В. КРАШЕНИННИКОВА — А перед предвзятым таким редактором журнала – нет …

М. ЛОГИНОВ — Понял.

М. ФЕДОТОВ — Вероника Юрьевна, вы закон об НКО читали?

В. КРАШЕНИННИКОВА — В письменной форме, Министерства юстиции.

М. ФЕДОТОВ — Вот в Министерстве юстиции все данные о финансировании вашей организации должны быть на сайте Министерства юстиции в открытом виде.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Вот и хорошо.

М. ФЕДОТОВ — Вы в курсе? Они там есть?

В. КРАШЕНИННИКОВА — Я не знаю, я отчитываюсь. Если они выкладывают, значит есть.

М. ФЕДОТОВ — Секундочку. Они там есть или их там нет?

М. ЛОГИНОВ — Я сейчас расскажу, что есть на сайте института. На сайте института…

М. ФЕДОТОВ — А на сайте Министерства юстиции.

М. ЛОГИНОВ — На сайте института не нужно ничего сообщать?

В. КРАШЕНИННИКОВА — Нет.

М. ЛОГИНОВ — Значит, там нет ничего. Там нет ни устава, ни правления, там нет ни почтового адреса, ни телефона, ни бюджета. Ни источника финансирования. Ни-че-го. Меня интересует…

В. КРАШЕНИННИКОВА — Зато там есть множество очень качественных материалов, которые если бы вы прочитали, вы бы стали гораздо более компетентным главным редактором журнала.

М. ЛОГИНОВ — Я бы хотел знать, на какие деньги вы работаете.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Я отвечаю еще раз, на деньги единомышленников. Это люди и в бизнес-сообществе и обычные российские люди.

М. ЛОГИНОВ — И вот эти люди требуют от других НКО прозрачности, ведения раздельного учета источников из иностранных и из российских и так далее.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Ну, вот у меня только российские источники финансирования. И я предоставляю всю информацию моим бухгалтеру…

М. ЛОГИНОВ — Там есть государственные деньги?

В. КРАШЕНИННИКОВА — Государственных денег там нет. К сожалению. Но если бы они там были, вы что хотите приравнять, создать формулировку – агент Кремля и приравнять к агенту Вашингтона.

М. ЛОГИНОВ — Абсолютно.

В. КРАШЕНИННИКОВА — То есть ваше собственное государство вам враг?

М. ЛОГИНОВ — О, секунду. Кто сказал враг? Я хочу знать.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Агент Кремля вы приравниваете к агенту Вашингтона…

М. ЛОГИНОВ — Не надо Кремля. Я хотел бы, чтобы вы назывались – правительственные агенты. Вот и все.

В. КРАШЕНИННИКОВА — Я бы с удовольствием назвалась, но у меня нет к тому оснований.

Т. ДЗЯДКО – Скажите, пожалуйста, Михаил Александрович, Михаил Логинов назвал этот закон репрессивным. Вы бы использовали такой эпитет?

М. ФЕДОТОВ — В том виде, в котором он есть сегодня, я бы его не назвал репрессивный, я бы его назвал бессмысленным. А вот если его привести в порядок и причесать, он будет вполне приличным законом. Совершенно не репрессивным, а направленным именно на обеспечение прозрачности деятельности НКО, как получающих деньги из-за рубежа, так и получающих деньги из российских источников.

Т. ДЗЯДКО – Насколько я понимаю, уже к завтрашнему дню президент Путин обещал представить эти поправки, о которых сегодня шла речь. Будем смотреть, что это будут за поправки, в каком виде депутаты будут голосовать по законопроекту об НКО. Спасибо большое. Благодарим наших гостей. Это Михаил Логинов — шеф-редактор журнала «Профиль», Михаил Федотов — глава совета при президенте по развитию институтов гражданского общества и правам человека и  Вероника Крашенинникова — генеральный директор Института внешнеполитических исследований и инициатив. Это программа «Обложка-1». Ее ведущие Софико Шеварднадзе…

С. ШЕВАРДНАДЗЕ — И Тихон Дзядко. Спасибо. До свидания.



Комментарии

94

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

pavelpavel 11 июля 2012 | 09:38

Тетушка - одна из ГБ, ничего особенного. Но вот Федотов, сотрудничающий с ГБ - это позорище.


(комментарий скрыт)

vdmdragon 11 июля 2012 | 14:39

Мне искренне жаль госпожу Крашенинникову. это реально клиника. человек даже до истерики доходит в желании убедить других людей в правильности своих суждений. Что является верным признаком абсолютного фанатизма и неадекватности. Вот такие люди у нас выступают в качестве экспертов при создании законов "Единой Россией".


(комментарий скрыт)

mright Вероника Марченко 11 июля 2012 | 14:55

Самое забавное, что г-жа Крашенинникова начала с примера, когда она находилась в США и её там попросили зарегистрироваться в качестве иностранного агента. Рассказывала она всё это очень обиженным тоном. А потом пришла к тому, что и у нас нужен такой же порядок вещей. Алаверды.
Внимание, вопрос: 1) Госпожа Крашенинникова - гражданка США? (Потому что она ведь экстраполирует необходимость РОССИЙСКИХ граждан регистрироваться в РОССИИ как "иностранные агенты", в то время, как она сама регистрировалась в подобном качетве, действительно, будучи за границей). Если она - гражданка США - я разделяю её возмущение тем, что США требовали с нее доп.регистрации, но не вполне понимаю, почему она продвигает какие-то законопроекты на моей Родине.
2) Может быть закон об НКО не относится к РОССИЙСКИМ НКО в России, а имеет ввиду ИНОСТРАННЫЕ НКО в России? Тогда тоже всё логично (хотя и бесмысленно).

N.B.: В отличие от организации г-жи Крашенинниковой, на сайте нашей, например, НКО висят и наши отчеты и аудиторские заключения по нашей деятельности, и т.д. Это к вопросу о том, кто нам сейчас пытается что-то говорить про "прозрачность". Грустно и смешно.


11 июля 2012 | 15:53

а кто такая эта большеротая агентка -- г. Крашенинникова? откуда и когда она?!?!? никакой информации … чья она агентка?


ovchar 11 июля 2012 | 19:25

Обнокновенная гебешная сексоточка

Hа которой даже пробу уже ставить негде ))

- Скажите, пожалуйста, кто вас финансирует. Источники финансирования.
- Финансируют единомышленники.
- Кто, назовите их, пожалуйста.
- Hет. Hет.
- Вот это вопрос о финансовой прозрачности.
- Перед законом я готова отчитываться...
- А перед нами нет.
- А перед предвзятым таким редактором журнала - нет...

Вот, например, Вероника Крашенинникова, один из идеологов упомянутого законопроекта. Она - гендиректор Института внешнеполитических исследований и инициатив. Слышали когда-нибудь о таком? Hет? Интересно знать, что это за институт такой и на какие деньги живет?

Вот и политологу Hиколаю Злобину тоже стало интересно, и он возьми да и спроси г-жу Крашенинникову об источниках финансирования. Знаете, что она ответила? Я, говорит, вам, американскому гражданину, не обязана эту информацию раскрывать! Допустим. А мне, российскому гражданину, тоже не положено это знать? Есть у меня подозрение, что и Институт внешнеполитических исследований и инициатив, и другие столь же малопонятные организации кормятся с государственного стола. Если это так, то я, как налогоплательщик, хотел бы об этом знать.

В связи с этим у меня предложение, господа! Почти законодательная инициатива. Если HКО, получающие гранты из-за рубежа, обязаны будут регистрироваться в качестве "иностранных агентов", то пусть всякие околокремлевские "институты" и "центры" зарегистрируются в Минюсте как "агенты правительственные>. А еще лучше - как "агенты госбезопасности". И все свои доклады и исследования пусть так и подписывают. Чтобы добрый народ мог легко определить источник тех или иных светлых мыслей. Я вообще обеими руками за прозрачность. Для всех.


http://www.profile.ru/article/prozrachnost-dlya-vsekh-71364


11 июля 2012 | 20:15

спасибо.
то что она гадинa это очевидно!
{гадина [гадина] 1. ж. разг. Любое земноводное или пресмыкающееся животное.}

просто интересно кто, где и когда это народил и как обучил. опять таки -- за чьи деньги в сорбоннах обучались?


ovchar 11 июля 2012 | 21:11

Так на наши же, налогоплательщецкие денежки, естественно, весь этот сорбонский (и не токмо )) банкет устраивают.
Или, может кто-то ещё думает, что гебьё само бабки (которыми так лихо и с таким шиком по всему свету сОрит) зарабатывает?


bosen48 11 июля 2012 | 20:06

Расскажите,расскажите и быстро звонить сенатору Кардину, добавить за номером 61 .


amir32 11 июля 2012 | 15:10

Закон об НКО в наших конкретных условиях,как ни кинь, РЕПРЕССИВНЫЙ. Он грозит при
клеить ярлык "иностранного агента" многим честным людям,пользуясь тем,что этот ярлык подсознательно воспринимается населением как негативный. И ещё дело в суде.
Правосудия у нас,как известно,нет,а есть Данилкины,Коноваловы и т.п.Попробуй что-то
оспорить и нарвёшься на "презумпцию виновности".


bosen48 11 июля 2012 | 20:09

А вы не живите за чужие деньги. "Не верь, не бойся и не проси"


arnold57 11 июля 2012 | 16:38

Феерическая мразь


polstakanin 11 июля 2012 | 16:56

В головах российских правителей выстраивается такой силлогизм, который тут озвучила г-жа Краш.:
1) репрессивные органы в Америке в некотором прошлом преследовали коммунистов- агентов Кремля, то есть занимались антироссийской деятельностью,
2) люди финансирующие НКО были связаны с этими репрессивными органами,
3) СЛЕДОВАТЕЛЬНО, цель финансирования- антироссийская деятельнось.

По аналогии напрашивается:

1) репрессивные оргнаы в России в прошлом занимались массовыми репрессиями,
2) российское руководство – сплошь выходцы из этих самых органов, начиная с Пу,
3) СЛЕДОВАТЕЛЬНО, цель российского руководства- массовые репрессии.

Странно, что ее оппоненты и ведущие не обратили внимания на этот очевидный reductio ad absurdum. Ведущий вроде ,s начал, но не «додавил».


11 июля 2012 | 16:52

Институт Крашенинниковой классический образчик конторы "Рога и копыта".


kolyanvil 11 июля 2012 | 17:21

Она совсем крыштое@нутая что-ли? Знала бы она сколько путинские холуйки вывезли и накупили себе недвижимости в США, о чем говорил Путин с глазу на глаз с Киссинджером несколько раз, я уже не говорю про Буша в Сочи, сколько раз Госдеп спонсировал едросовских депутатов со стажировкой в Штатах за "правильные" законы.....то давно бы в психушке была от "короткого замыкания" в мозгу!!!


sinto19 11 июля 2012 | 19:15

Американцы перестали доверять теленовостям - http://lenta.ru/news/2012/07/11/alltimelow/ - Министерство Правды начало сбоить.


bosen48 11 июля 2012 | 20:21

Крашенинникова, как большинство женщин истерит, но по сути права. Не надо всех держать за дураков, просто так денег ни кто, а тем более США, не даёт. А суть Логинова на поверхности, кормится он этой "зеленью". Тоже истерит, что мужчину совсем не украшает.


marmar1916 11 июля 2012 | 23:42

С удовольствием посмотрела передачу. Ведущие - молодцы. Перед Логиновым снимаю шляпу - остро и точно вывел на свет божий то, какие люди пишут и проталкивают законы для нас. Агенты Кремля. Спасибо за эфир. Прочитала еще одно интервью Крашенинниковой, где она говорит уверенно в лицо Пономареву, что он член "Черного ордена СС". Вот бы закон о клевете применить? Или хотя бы психиатрическое освидетельствование Гендиректора огромного института внешнеполитических исследований.


(комментарий скрыт)

katyshev 10 июля 2012 | 22:38

Крашенинникова Вероника Юрьевна Врет и изворачивается как агент путина


(комментарий скрыт)

katyshev 10 июля 2012 | 22:38

Крашенинникова Вероника Юрьевна Врет и изворачивается как агент путина


katyshev 10 июля 2012 | 22:43

Крашенинникова Вероника Юрьевна Врет и изворачивается как агент путина


gamaiyn 10 июля 2012 | 23:49

А тебе больше ПУСИ по нраву?


11 июля 2012 | 05:58

вероника! а на шоппинг вы в нью-йорк летаете? признавайтесь.


11 июля 2012 | 05:58

вероника! а на шоппинг вы в нью-йорк летаете? признавайтесь.


11 июля 2012 | 07:05

Проблема только в терминах.
Не нравится им называться ИНОСТРАННЫМИ АГЕНТАМИ,
пусть называют себя РАЗВЕДЧИКАМИ.


maks01 11 июля 2012 | 12:08

Нарочницкая в Париже; Крашенникова в ”прозрачном” как Газпром ИНФИССИН; православный азиоп-неофашист, консультант МИД, спикера ГД А.Дугин - в МГУ; советско-гебельсовские пропагандисты: интернационалист М.Шевченко, ”однако” М.Леонтьев, председатель Комитета ГД по международным делам Пушков, красно-коричневый охрипший петух Проханов - патриоты ”суверенно-демократической” путинской России . Аминь.


11 июля 2012 | 16:54

Вероника - БРАВО! Вы фееричная дура...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире