'Вопросы к интервью
22 ноября 2010
Z Обложка Все выпуски

Станица Кущевская. Чего боятся люди


Время выхода в эфир: 22 ноября 2010, 20:07

О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день, это программа «Обложка-1», в отличие от «Оболжки-2» — в этот день недели мы говорим о российских журналах и о том, что они выносят на свои обложки главные редактора, в студии телекомпании RTVi и радио «Эхо Москвы» Ольга Бычкова и Людмила Стрельцова. Наш гость сегодня — генерал-майор милиции в отставке, публицист, автор материала в одном из журналов — сейчас расскажем, о ком и о чем, Владимир Овчинский. Ждем также Дмитрия Быкова, журналиста, писателя, также автора одной из публикаций, о которых пойдет речь сегодня – он пока до нас не добрался, — пробки сегодня в Москве ужасные, несмотря на то, что фотографии нового мэра Собянина во многих местах и на многих обложках многих журналов, — Людмила Стрельцова расскажет, что предлагают российские журналы, что можно увидеть сегодня на обложках журналов и внутри номеров.



Л.СТРЕЛЬЦОВА: Вышел специальный номер «Русского репортера» «Эко-город». Я для себя охарактеризовала эту картинку так: утопия 21 века, журнальная версия. Обложка напоминает детский рисунок – в центре зеленые деревья, тут и елки и дубы, пальмы с какаду, бабочки порхают.

О.БЫЧКОВА: А там змеюка такая.

Л.СТРЕЛЬЦОВА: И змеючка там есть — в общем, крокодилы, бегемоты, обезьяны, кашалоты и зеленый попугай.

О.БЫЧКОВА: И Кремль растет из пальмы.

Л.СТРЕЛЬЦОВА: На заднем плане дома строящиеся и построенные, на переднем велосипедист на велосипедной дорожке, мальчик с собакой, женщина с коляской на тротуаре. И заголовки: «Город-Солнце», «Эко-футуризм, как строить дома и города, чтобы не уничтожить землю» — понятно, что это все навеяно московской темой. «Москва-Сити» взрывается идеально» — так анонсировано на обложке.

О.БЫЧКОВА: Взрывается в буквальном смысле?

Л.СТРЕЛЬЦОВА: Здесь интервью – есть мнение, что Москва-Сити рано или поздно или разрушат, или, не дай бог, конечно, взорвут. Здесь также восемь самых экологичных городов мира, лучшие решения — транспорт в Осло, пруды в Брюсселе, и так далее. В общем, «если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича» — тогда этот Город-Солнце и получится. «Мир дворцам, война ларькам» — зачем Сергей Собянин рубит сплеча, — в эту же тему. И тема, мимо которой оказалось не пройти, несмотря даже на такой «эко-номер» — «Кто заказал журналистов: политика и правда».

Еженедельник «Эксперт». «Бенджамин Франклин и Мао Цзэдун» — в том виде, в котором они запечатлены на национальных валютах США и Китая «Мировой валютный беспредел» — тема номера. К чему приведет волна нестабильности на финансовых рынках. Также в этом номере — удастся ли спасти российское судостроение и чем займется Егор Бычков после освобождения. И вообще здесь о проблеме наркомании, проблеме реабилитации наркоманов — ни одной реально действующей программы реабилитации в России нет, — к такому выводу приходит «Эксперт». И какое будущее уготовано Северной Корее – могу сказать, что историк, профессор Сеульского университета Андрей Ланьков сказал, что еще лет 10-20 протянет. Мое сердце успокоилось.

О.БЫЧКОВА: В общем, есть будущее.

Л.СТРЕЛЬЦОВА: Да, какое-то будущее есть – недалекое, но тем не менее. Далее «Нью Таймс» — такая «садо-мазо» обложка — большая кожаная плетка, сжатая в руке.

О.БЫЧКОВА: Аккуратнее – дети слушают.

Л.СТРЕЛЬЦОВА: Я не знаю, как еще. Мне кажется, лошадей такими не бьют все-таки, — там что-то полегче. Рука эта у кого надо рука — я присмотрелась, похожа на Путина – судя по тому, что плетка с гербом, часы на правой руке, ну и по заголовку: «Послание стране и президенту: к ноге». Такие полномочия у нас только у одного человека. Впрочем, мое мнение может не совпадать с мнением редакции «Нью Таймс». Также анонсировано «Чичваркин отпраздновал в ресторане «Водка» — это польский ресторан в Лондоне, а повод был отличный – как всем известно, фигуранты дела были единогласно оправданы, и стоит это издание, как обычно, показать сзади: «Всемирно одобряя и поддерживая инициативу Алексея Навального, который первым откликнулся на просьбу В.Путина помочь с выбором клички для подаренного ему щенка и предложил окрестить его «Распил», трудовой коллектив «Нью Таймс» подготовил свой список предложений и рапортует о достигнутых результатах». Какие были предложения: Андроп, Лубян, Раздирай, Отрезай, пугай, Федерал, Кадыр, Сортир, Едрос, Байкал (финанс), Токуй, Крышуй, Забей. Но в результате голосования большинством голосов выбрано имя Сукин Сын.

О.БЫЧКОВА: Очередная юмористическая страничка журнала «Нью Таймс».

Л.СТРЕЛЬЦОВА: Порадовала, конечно. «Коммерсант-Власть» на обложку помещает голову Петра Первого и часть его руки со штурвалом работы Зураба Церетели.

О.БЫЧКОВА: Разве это не Собянин?

Л.СТРЕЛЬЦОВА: Я не знаю, может быть, это намек на Собянина – я вижу Петра Первого работы Зураба Константиновича. Я подумала, что в следующем номере, наверное, нужно ждать других частей тела, потому что Петр большой, как известно, его хватит на много номеров. Иллюстрирует вперед смотрящий Петр вопрос недели: «Россия сильно вперед?» — тут со стилистикой беда в вопросе, но это, разумеется, нарочито. Под обложкой вопрос сформулирован так: «Как сильно Россия продвинулась?» Помнится, год назад президент закончил свое послание Федеральному Собранию словами «Россия, вперед» — поэтому и такой вопрос. Еще одна тема – Виктор Бут. На обложке слова его жены: «дело шито белыми нитками», но под обложкой не только жена, но и история Бута, начиная с ареста, что пишут о нем западные СМИ, что ему инкриминируется — в общем, всестороннее исследование.

Еженедельник «Профиль» — на обложке печать припечатывает, не стесняясь, риэлтора, — лежит распластанный человек, на нем печать «Нотариус РФ», портфель валяется отдельно – думаю, что символично – вроде человек остается не при делах. Проблема такая: «Нотариусы наступают на рынок жилья». Также в номере какая судьба ждет Виктора бута, высказывается мнение, что срок будет зависеть от того, как скоро наша контрразведка поймает подходящего для обмена американского шпиона. Новый скандал на туристическом рынке: гостиницу «Москва» продадут государству». И обращаю внимание на то, что не анонсировано на обложке, но под обложкой, на последней странице, профильное мнение Дмитрия Быкова «Гибель хора» — в трагедии, произошедшей в станице Кущевская Дмитрий Быков увидел истинную трагедию всей России.

Журнал «Огонек» — здесь Сергей Собянин крупным планом и его визави, человек в погонах — понятное дело, к нам спиной. Заголовок «Стоящие вместе» — сможет ли Собянин сдвинуть Москву — речь о транспортной проблеме и оценке предложенных мер. Также анонсированы материалы «Дело было в Хотькове» — как за ночь исчезли все гастарбайтеры. «Принц уже немаленький» — это британская история. «А был ли мальчик» — Гарри Поттер разоткровенничался с «Огоньком» и большая аналитическая статья, которая также на обложке не анонсирована.

О.БЫЧКОВА: Большой разворот большого формата «Огонька».

Л.СТРЕЛЬЦОВА: Да. Но думаю, что она не анонсирована на обложке по той причине, что ее и без всяких анонсов прочтут — тема горячая, две недели она не остывает. В разделе «Криминал»: «ОПГ как форма жизни», и у автора этой статьи, Владимира Овчинского, создалось впечатление, что оргпреступность и борьба с ней существуют в России в разных измерениях. То есть, ОПГ отдельно, борьба отдельно – мухи отдельно, котлеты отдельно.

О.БЫЧКОВА: Владимир Овчинский сегодня в студии, и мы будем говорить, конечно, о том, что произошло в станице Кущевская и чего боятся люди – там много разных аспектов, в этой истории, и каждый слой, который вскрывается по мере поступления информации, по мере того, как это все становится известно за пределами станицы, — он ужаснее и ужаснее оказывается. Скажите, как вы оцениваете, как вы думаете, как вы верите — вот эти 8 человек, которых на сегодня уже задержали – это действительно люди, которые имеют отношение к этому убийству?

В.ОВЧИНСКИЙ: Думаю, да. Эти люди имеют отношение к этому убийству. Какое отношение – выяснит следствие. Но то, что они имеют — не сомневаюсь в этом. Потому что вся ситуация развивалась буквально на поверхности в этой станице, на протяжении даже не последних 15, а 20 лет, и пять лет особенно. И думаю, что будет гораздо больше фигурантов этого дела, и других уголовных дел, которые были укрыты, приостановлены, по которым никакая работа не велась. В их число входит и убийства, изнасилования, разбойные нападения, рэкет, и просто избиение, калечение людей.

О.БЫЧКОВА: Как минимум, не 8 человек должны были всем этим годами заниматься.

В.ОВЧИНСКИЙ: Если официально заявляют представители правоохранительных органов, и те, которые там работают, из числа федералов, и бывший начальник милиции, который боролся с этой бандой раньше, до того, как его сняли — что в банду входит не менее 100 человек, а арестованы только 8. Значит, впереди еще большая работа.

О.БЫЧКОВА: А что это за такой феномен? Что это значит? Годами банда терроризирует не очень маленький населенный пункт — 30 тысяч населения.

В.ОВЧИНСКИЙ: По международным меркам он относится к средним городам – даже не малым.

О.БЫЧКОВА: Причем, место не необитаемый остров.

В.ОВЧИНСКИЙ: Да. Вблизи трасс всех федеральных.

О.БЫЧКОВА: Вблизи всего. И не в тайге где-нибудь находится, а во вполне бойком месте, на юге России. Существует ли некая общая схема того, как это все могло произойти? Были сообщения из других мест о чем-то подобном, но не дошло, а может быть, мы не знаем об этом, — до таких уж совсем кровавых историй с двенадцатью трупами.

В.ОВЧИНСКИЙ: Можно было бы говорить, что эта ситуация локальная, О ней никто не знал в руководстве Краснодарского края, как это недавно заявил губернатор Ткачев. Можно было бы, если бы не одно обстоятельство: ровно 5 лет назад, в 2005 г., в федеральные органы власти — и в администрацию президента, и в правительство, ив прокуратуру, и в МВД, и в «Российскую газету», правительственный орган, и в ту же администрацию края, — пришли коллективные письма учащихся учебных заведений из станицы Кущевская, где подписи были по 100, 170 человек, где девочки рассказывали, как их насиловали, били, издевалось.

О.БЫЧКОВА: И что там вообще происходило. Корреспондент поехал «Российской газеты», написал большой материал.

В.ОВЧИНСКИЙ: В «Российской газете» появились три огромные статьи, где было рассказано, как был расстрелян у порога дома бывший глава администрации, москвич, как были убиты, застрелены и зарезаны несколько фермеров. Как были убиты девушки, которые не хотели вступать в половую связь с лидерами местной бандгруппы. И эта группа была названа. И все это 5 лет назад было названо, и там работали бригады МВД, Генпрокуратуры.

О.БЫЧКОВА: Они работали там так же, как сейчас работают?

В.ОВЧИНСКИЙ: Видимо, не так, как сейчас. Сейчас-то работает по-настоящему Следственный комитет.

О.БЫЧКОВА: Вы уверены, кстати?

В.ОВЧИНСКИЙ: Уверен. Люди арестованы, востребованы все закрытые дела.

О.БЫЧКОВА: А тогда не работали?

В.ОВЧИНСКИЙ: Тогда непонятно, что было. И вообще непонятно. Это ведь не проблема того начальника милиции, которого сняли на днях, что такое местный начальник милиции? – это ничто, это прыщ на ровном месте, его можно приказом начальника ГУВД края снять. А проблема в том, что делало ГУВД края, что делала прокуратура края, что делало МВД России, что делала Генпрокуратура все эти пять лет, и что делала администрация края во главе с губернатором.

О.БЫЧКОВА: И что они делали?

В.ОВЧИНСКИЙ: Они что, не знали, что это творится? Не могли не знать. И как оказалось, что директор того учебного заведения, в котором были изнасилованы практически все воспитанницы, после того, как она организовала эти письма в федеральные структуры — на нее возбудили уголовное дело, потом арестовали, а потом поместили в психушку, там ее закололи, и она уже непонятно, вменяемая, или нет. Это тоже происходило все эти годы.

О.БЫЧКОВА: Так что происходило 5 лет назад и что происходит сегодня? Объяснение, что сейчас убили 12 человек, конечно, первым приходит в голову. Но там тоже были трупы и тоже были страшные вещи, что изменилось?

В.ОВЧИНСКИЙ: Не было такого массового убийства с убиением детей – это потрясло, это взорвало. То есть, была переедена та черта, за которой уже, как бы ни хотели спрятать, как бы ни хотели умолчать, было уже невозможно. Поэтому сейчас уже власть реагирует. Но эти 5 лет не делали ничего, и довели ситуацию. А бандиты, которые творили свой беспредел, просто набухли на крови. Потому что к таким преступлениям приводит только полная безнаказанность.

О.БЫЧКОВА: Они думали, что эти 12 трупов пройдут также незамеченными?

В.ОВЧИНСКИЙ: Конечно, это следствие определит. Но они думали, что они их вырежут, потом сожгут дом дотла, и все.

О.БЫЧКОВА: И все будет как всегда.

В.ОВЧИНСКИЙ: Все будет оформлено как несчастный случай. Я не сомневаюсь, что если бы так не произошло, то могли так и оформить. Потому что если уже сейчас делает заявление представитель Следственного комитета, официальные лица, высокопоставленные чиновники, что фактически милиция не только ничего не делала, но способствовала бандитам все эти годы, и фактически это цапковское ОПГ во главе с Сергеем Цапком, который возглавлял эту банду и местная милиция – это было в последние годы одно целое. В том числе, с работниками местной прокуратуры. Тут надо уголовные дела возбуждать и против работников милиции, против работников прокуратуры, и в уголовном кодексе есть статьи, которые позволяют это делать, и это надо делать.

О.БЫЧКОВА: Вы думаете, сейчас дойдет до этого?

В.ОВЧИНСКИЙ: У нас вообще должны быть выработаны в стране алгоритмы. Ситуация в Кущевской – это не Кущевская аномалия, такие аномалии уже и в этом году проявлялись, и в прошлом году. И недавно закончился громкий судебный процесс в Хабаровском крае над лидерами самой крупной преступной организации и в стране под названием «Общак» — в эту организацию, между прочим, входит уже не сто человек, а 5 тысяч активных членов — я цифру называю не журналисткую, а из обвинительного заключения – что зачитывалось на судебном процессе.

О.БЫЧКОВА: 5 тысяч? И всех взяли?

В.ОВЧИНСКИЙ: Нет, судили только лидеров, судили 10 или 8 человек – но активных реальных лидеров. Это так называемое наследство вора в законе Джема. Эта преступная организация была создана в коцне 80-х гг., ее сначала возглавил вор в законе Васин, по кличке Джем, он собирал мальчишек трудных и беспризорных по всему краю — Хабаровскому, в Приморье, в Комсомольске-на-Амуре, на островах были организованы лагеря типа трудовых, и местные администрация, милиция способствовали тому, чтобы туда направляли детей. И как бы там занимались их перевоспитанием. Потом он показывал, как он их отучает от алкоголя, наркотиков, как они занимаются спортом. Потом все пустили полностью на произвол, все передоверили вору в законе Джему, и в коцне концов он стал туда привозить криминальных авторитетов прямо из колонии, и воспитывать смену. И создал эту мощнейшую организацию преступную, которая терроризировала Приморье, Хабаровский край 20 лет — дошло до того, что члены «ОБщака» уже нападали на воинские части и облагали данью офицеров.

О.БЫЧКОВА: Конечно, если существует 5-тысячная армия — естественно, они же были все вооружены, наверное.

В.ОВЧИНСКИЙ: Так что ситуация в Кущевской — просто она всех поразила дикостью этого преступления. Но, между прочим, тот же Джем, Васин, не менее страшные преступления организовал у себя в Приморье, когда в одном из кафе кто-то выразил ему недостаточное почитание, кто-то оскорбил – это было в конце 90-х гг. – была заперта дверь снаружи – внутри были люди, дети, — кафе было облито бензином и все там были заживо сожжены – там было 14 трупов тогда. Это было дикое преступление в коцне 90-х, и когда, наконец, Джема в 2000 г. арестовали, а в 2001 г. он умер в следственном изоляторе.

О.БЫЧКОВА: То есть, есть два таких случая на страну.

В.ОВЧИНСКИЙ: Какие два? Бесчисленное количество случаев. Возьмем последний год. Летнее нападение на рок-фестиваль в Миассе в Челябинской области – вы все видели видеопленки по телевидению и в интернете. Входит хорошо организованная банда, более сотни человек – не мальчиков и подростков, не скинхедов, мужиков 30-40-летних, — накачанных, спокойных, с прутьями, трезвых, с какими-то другими орудиями.

О.БЫЧКОВА: Очень хладнокровных, кстати.

В.ОВЧИНСКИЙ: И начинают калечить и избивать – точно так же, наверное, как цапковские действовали на Кубани. И это уже не юг России, это уже вот, в Челябинской области, это центр России, это Урал. Калечат людей и спокойно уходят.

О.БЫЧКОВА: А в Миассе чем-нибудь дело закончилось?

В.ОВЧИНСКИЙ: Возбудили дела по хулиганству и по нанесению телесных повреждений. Задержали несколько человек. Там сроки лишения свободы минимальные. А если сейчас примут новые поправки к УК РФ, которые пропагандирует министр юстиции Коновалов — о том, что нижние пределы по 6 составам УК убираются – а этот проект уже лежит в Госдуме, то люди, которые совершают такие преступления, как в Миассе, — в места лишения свободы направляться не будут. Это все игра с гуманизацией, которая приводит к тотальной безнаказанности бандитов и все это ведет к появлению и разрастанию таких ОПГ и сообществ, которые мы наблюдали в Кущевской.

О.БЫЧКОВА: Такое впечатление – не хочу, чтобы это звучало кошмарно, — но я помню в 90-е, в начале 90-х были такие гадания, что вот борются коммунисты с демократами, а есть некая третья сила, которая все время пытается вырасти. Тогда это ничем не закончилось, — все это были фантазии. Но сейчас такое ощущение, что эта сила – она не то, что появляется, а вполне сформировалась, существует, структурировалась и функционирует.

В.ОВЧИНСКИЙ: Она не просто существует. Разница между «лихими 90-ми» и «нулевыми» заключается только в одном: организованная преступность никуда не делась. Но если в 90-е она рвалась во власть, и такие прорывы совершались — то там изберут депутатом, то здесь.

О.БЫЧКОВА: То есть, личным образом.

В.ОВЧИНСКИЙ: Да. То теперь она вся во власти. Ведь что такое тот же Сергей Цапок, лидер этой группы? Или его правая рука, который, по версии следствия, организовал эту резню — что было заявлено предварительно, — они оба местные депутаты. Причем, оба от партии «Единая Россия».

О.БЫЧКОВА: Это мило. Делаем сейчас небольшой перерыв и затем продолжим – мы говорим о том, что происходит в станице Кущевская, и не только в ней, чего боятся люди, и какие последствия могут быть из всей этой истории.

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: Продолжаем программу, наш гость — Овчинский, автор публикации в журнале «Огонек», которая называется «ОПГ как форма жизни» – мы говорим о ситуации вокруг станицы Кущевская. Александр нам пишет: «Верно ли утверждение, что если бы в Кущевской убили 2-3 человек, то ничего бы та мне изменилось – мы бы об этом даже не узнали»?

В.ОВЧИНСКИЙ: Конечно. Я боюсь, что вообще может ничего не измениться. Хорошо, пройдет следствие – если не уберут руководителей правоохранительных органов края после этого, если не отстранят всю администрацию края после этого, потому что эта ситуация – это не просто кризис в отдельном субъекте федерации, кризис исполнения уголовной политики – это политический кризис субъекта федерации.

О.БЫЧКОВА: Вы абсолютно правы.

В.ОВЧИНСКИЙ: И доверие народа той власти, которая существует в этом крае – власти административной и правоохранительной. Здесь вообще должны быть какие-то механизмы, выработанные на такие ситуации. А я уверен, что такие ситуации еще будут возникать. Случается такой факт, нужна зачистка региона. Невозможно ее проводить, если хотя бы временно не отстранять от должности руководителей региона, руководителей правоохранительных органов. Потому что если все они будут на местах, если известно априори, что эти люди ничего не делали, чтобы навести порядок и наоборот, способствовали фактически своим бездействием бандитам, то навести порядок в регионе невозможно будет. Надо просто отстранять временно. Много говорят о законе по борьбе с ОПГ — я вообще считаю, он должен быть, только не такой, который раньше обсуждали, а новый, с у четом международного опыта. Наверное, надо вводить такое понятие, как антимафиозная операция. У нас в законе о противодействии терроризму понятие контртеррористическая операция. Уже назрела необходимость введения такого правового понятия, как спецоперация по борьбе с ОПГ.

О.БЫЧКОВА: Сейчас в Кущевскую поехала толпа народа в погонах – это не то же самое фактически?

В.ОВЧИНСКИЙ: Да, вот они едут, вот они приехали – а дальше что? А если все те люди, которые были, фактически, теми же членами ОПГ в форме милиции, прокуроров, судей…

О.БЫЧКОВА: Как минимум, не исполняли свои обязанности.

В.ОВЧИНСКИЙ: А в худшем случае были членами одного преступного сообщества. И они все остаются на местах — можно там работать? – невозможно. Можно верхний слой снять, а дальше что?

О.БЫЧКОВА: Но Владимир, как вы это себе представляете? Это значит, что нужно честно посмотреть народу, или кому-нибудь – вам, мне, в глаза, и сказать – знаете, друзья, да, мы понимаем, что у нас преступные группировки самого разного свойства сращиваются с органами власти. Мы должны посыпать голову пеплом и в этом сознаться. А тут же наша с вами мысль пойдет дальше, не дай бог.

В.ОВЧИНСКИЙ: А уже осознается.

О.БЫЧКОВА: То есть, мы от станицы по вертикали можем пойти куда угодно.

В.ОВЧИНСКИЙ: Власть уже сознается в том, что у нас кризис с оргпреступностью, потому что 18 октября на пресс-конференции, на брифинге, выступает глава Центризбиркома Чуров, и говорит, что главная проблема. С которой сейчас ЦИК столкнулся в том, что криминальные элементы лезут в избирательные комиссии. И дальше он сказал, что, например, в Брянской области вся избирательная комиссия была из членов банды автоугонщиков.

О.БЫЧКОВА: Зачем ей это?

В.ОВЧИНСКИЙ: Ну, как зачем? – власть, а дальше — избирательная комиссия, формирование всех органов власти, депутатской — а там бандиты уже сидят. Думаю, что такая ситуация складывается уже не в одном регионе.

О.БЫЧКОВА: То есть, вы думаете, что вам сейчас во всем этом сознаются честно, как на духу?

В.ОВЧИНСКИЙ: А надо. Дело в том, что всегда наступает тот момент, когда надо что-то делать, надо понять, что у нас кризис уголовной политики. Если президент на днях, выступая в Ессентуках, на совещании правоохранительных органов и говорит, что вся уголовная статистика, которая формируется МВД – это все брехня, — его дословные слова – висит в интернете видеопленка — если все брехня, значит, у нас преступность не снижается, а постоянно растет – о чем говорят все ученые, криминологи и специалисты. Если выходят руководители МВД, прокуратуры, в последние годы и говорят, что у нас преступность планомерно снижается, убийства снижаются, что у нас все хорошо, то тогда принимается решение, что надо сократить милицию. А на самом деле она не снижается, на самом деле это все брехня – как сказал президент. Возьмем просто цифры 10 месяцев 2010 года – зарегистрированная преступность в очередной раз сократилась и составила меньше 2 млн единиц преступлений. Но одновременно, как и в прежние годы, на 7% выросло количество заявлений и сообщений граждан о преступлениях, которые поступили — почти 21 млн. Получается, что у нас поступает 21 млн заявлений в правоохранительные органы, а как преступление из этих заявлений фиксируется только каждое 11-е-12-е, а все остальные зависают. В геометрической прогрессии в последние годы растет количество постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел по заявлениям граждан, и одновременно каждый год Генпрокуратура докладывает, что опять выросло количество постановлений о признании незаконными постановления об отказе в возбуждении уголовных дел — а преступность продолжает снижаться. Вот эта вилка вранья, которое порождает такие явления, которые случились в Кущевской. И это по всем регионам, уже вся уголовная статистика стала полностью управляемой, с разнарядкой на сколько надо снизить, какие виды преступлений, и как. Нам постоянно заявляют, что у нас в последние 5 лет снижается количество убийств, но при этом не говорят, что количество неопознанных трупов, которые невозможно было опознать из-за гнилостных изменений трупа и неустановленной причины смерит, не падает, а возрастает. При этом нам говорят, что не снижается количество лиц, пропавших без вести, которых так и не нашли. А в цифрах это выглядит так: за 2009 г. зарегистрировано 17 тысяч убийств. Одновременно количество неопознанных трупов, где причину смерти установить не удалось, составило 68 тысяч трупов. Количество лиц, пропавших без вести, которых так и не нашли — 50 тыс. человек. Если у нас неопознанных почти 70 тыс. трупов и 50 тыс. не найденных, а предыдущие криминологические исследования показывали, что не меньше трети из тех, кого не нашли, кого не опознали, — не меньше трети – это криминальные истоки смерти. Это исследования, которые проводились в свое время и ВНИИ МВД СССР – раньше эти исследования проводились постоянно. Теперь статистику по лицам, пропавшим без вести и по неопознанным трупам, засекретили. Раньше можно было войти на сайт МВД и посмотреть, сколько у нас пропало без вести, сколько детей, сколько не найдено, сколько неопознанных трупов – все можно было найти. Теперь – нет, вы ничего не найдете.

О.БЫЧКОВА: А сейчас получается по 200 тысяч каждый год?

В.ОВЧИНСКИЙ: Сейчас получается, что у нас 120 тысяч таких людей, а если мы еще возьмем погибших от паленой водки, а фактически это отравлении не людей – это еще тысяч 20. В общем, у нас в криминальных ситуациях, криминальным путем ежегодно, если все суммировать, исчезает до 200 тысяч граждан нашей страны. Даже если мы возьмем просто показатели регистрируемой преступности, — недавно ООН опубликовала в докладе о развитии человеческого потенциала за 2010 г. — там получается, что в России в последнее десятилетие на 100 тыс. человек совершается в среднем 16 убийств. Знаете, сколько в США? Четыре, в четыре раза меньше. А в государствах ЕС — меньше одного. То есть, у нас коэффициента убийства в 16 раз выше, чем в странах ЕС и в 4 раза выше, ч ем в США. Это то, что зарегистрировано. Если мы возьмем реальное количество убийств, которые реально посчитаем, то у нас уровень убийств будет от 30 до 40 на сто тысяч, примерно столько же, сколько в Латинской Америке – типа Колумбии, Мексики, где идут криминальные войны, и в государствах Африки — вот та реальная криминальная ситуация, которая у нас есть. И надо признать, что в условиях разгула преступности, разгула ОПГ — а у нас действительно разгул, и Кущевская это показала, и события в Миассе показали, и события в Березовской Свердловской области, где банда, такая же, как Цапка в Краснодарском крае, терроризировала целый город Березовск.

О.БЫЧКОВА: Тоже, кстати, немаленький город.

В.ОВЧИНСКИЙ: Да, Тоже 30 тыс. человек. Аналогичная ситуация – банда под руководством местного криминального авторитета Казаева последние 3-4 года терроризировала город. Кончилось тем , что избили целое кафе. Когда приехала милиция – напали на наряд милиции, — 30 октября, две недели назад это происходило. Наряд милиции стал отстреливаться, одного бандита подстрелили, он умер в больнице, тогда в городе начались беспорядки. Руководство ГУВД свердловской области вынуждено было послать ОМОН в Березовск, чтобы прекратить беспорядки бандитов.

О.БЫЧКОВА: Бандиты вызывали беспорядки?

В.ОВЧИНСКИЙ: Они нападали на больницы, на работников милиции?

О.БЫЧКОВА: То есть, они начали мстить?

В.ОВЧИНСКИЙ: Активные члены банды — 40 человек, — это аналог Кущевской. Давайте вспомним банду Чудинова, которая действовала в той же свердловской области, в Нижнем Тагиле – в течение 4 лет бандиты, под видом — там 8 человек было осуждено, а на самом деле банда составляла 12 человек, во главе с Чудиновым, организовали предприятие по доставке питания и воды, сами на машинах ловили девочек 12-13 лет, девушек, насиловали их, заставляли заниматься проституцией. Тот, кто не соглашался, тех вывозили в лес, душили и сбрасывали в могильник. Случайно один из жителей нижнего Тагила нашел этот могильник, его раскопали, после этого только началось расследование. Оказалось, что ни по одному из заявлений о пропавших девочках в течение 4 лет не проводилось никаких мер. Когда их родственники приходили в милицию, им говорили — ваши девочки поехали в Свердловск или Екатеринбург заниматься проституцией — всем одинаково говорили. Ну хорошо — разоблачили Чудинова, доказали ему все – в том числе он свою дочь 12-летнюю убил, доказали ему все эти преступления. И что мы в и тоге имеем? В итоге, под флагом нашей гуманизации и либерализации, Чудинову одному из всей банды дали пожизненное заключение, трем членам банды дали 20 с небольшим, а остальным по 9-10 лет, и с учетом того, что у нас механизм условно-досрочный, через 5-6 лет эти изверги выйдут на свободу. Боюсь, что с Кущевской будет то же самое – организаторам и исполнителям дадут пожизненно, остальным по 15, несовершеннолетним, по закону, больше 10 не могут дать, а основной костяк банды останется на свободе, остальные через 5-6 лет выйдут, будут спокойно ходить смеяться в лицо тем, кого они насиловали и били на протяжении этих лет. Вот так все закончится. Это все результат совершенно непонятной гуманизации уголовной политики в условиях разгула преступности.

О.БЫЧКОВА: тут нам кто-то пишет: «Урки опять социально-близкие, как при Сталине – им все можно» — Анна из Москвы. Стоит ли надеяться на то, что с Кущевской все-таки доведут до какого-то результата, поскольку это место, — до меня дошло буквально только что с вашей помощью — это место находится в непосредственной близости от будущей Олимпиады в Сочи.

В.ОВЧИНСКИЙ: думаю, что станицу Кущевскую зачистят. Но надо понимать, что Кущевскою ОПГ это одно из ОПГ, которое входит в общего спрута — Краснодарского, Ростовского, — спрут, группы, которые между собой взаимосвязаны, которые заняты тем, что совершают преступления в отношении фермеров, отнимают земли, занимаются рэкетом.

О.БЫЧКОВА: Они по зерну?

В.ОВЧИНСКИЙ: Земли плодородные, которые дают баснословные доходы, и животноводческие комплексы, агрохолдинги. Надо сейчас не только заниматься проверкой чисто уголовных традиционных преступлений, такие, как изнасилования, убийства – надо поднимать всю систему экономических отношений, теневых в том же Краснодарском крае.

О.БЫЧКОВА: как вы себе это представляете? Это история с Гдляном и Ивановым допотопной древности.

В.ОВЧИНСКИЙ: Взять хотя бы один регион России и прошерстить его, тем боле, что мы к Олимпиаде готовимся, тем более, что она должна состояться – прошерстить его так, чтобы это был идеальный регион. Иначе понятно, что может быть. О.БЫЧКОВА: все-таки о, что там олимпиада под боком и под носом уже, потому что времени осталось не так много до олимпиады – это на что должно настраивать? С одной стороны, вроде бы, власти выгодно было бы показать, что всех преступников поймали, наказали, и больше так убивать, по крайней мере, Не будут, но с другой стороны, если там начать шерстить, как вы говорите, то получается, что в таком замечательном месте, если вскрывать все эти факты, или хотя бы половину только из них — вот в каком прекрасном месте проводятся наши замечательные олимпийские игры. С одой стороны это, с другой стороны то.

В.ОВЧИНСКИЙ: Все можно сделать Подписание конвенции ООН против транснациональной оргпреступности, которая в декабре 20000 г. проходила в Палермо, ив Палермо нормально почистили. Во всех странах так – мы не одиноки в разгуле мафии – смотрите, что в Италии сейчас творится. В Италии сейчас такие мощные операции проводятся антимафиозные, которые в 70-е годы не проводились. Там сейчас уничтожают Рангетту — это одна из самых мощных ОПГ, там из 35 крестных отцов Рангетты уже 27 посадили в тюрьму, остальные находятся в розыске. У преступников изъяли 10 тысяч объектов, которые поставили не на торги, а передали социальным службам под больницы, детские дома, питомники. И конфисковали имущества, арестовали счета на сумму 9 млрд евро — вот это работа.

О.БЫЧКОВА: Вы хотите сказать, что то, что сейчас делают в Италии это круче, чем операция «Чистые руки».

В.ОВЧИНСКИЙ: Круче. То, что делают в Италии – круче. Сейчас блестящие операции итальянцы проводят, образцово-показательные операции. И вот если бы занялись Краснодарским краем, его надо также весь перешерстить, как итальянцы шерстят Рангетту.

О.БЫЧКОВА: Предположим, перешерстят. А еще останется Хабаровск, Урал, и далее везде — у нас много субъектов.

В.ОВЧИНСКИЙ: Преступный мир очень чуток к социальным изменениям, чуток к действиям власти. Если преступный мир России увидит, что хотя бы в одном регионе реальную мафиозную структуру разгромили, лидеров посадили, коррумпированные элементы, невзирая на все должности, сняли и тоже кого-то привлекли, регион зачистили, то вся ситуация будет — тень должна знать свое место. Никуда мы не денемся от оргпреступности – она реально вечна, но она должна знать свое место. Во всем мире, чем занимаются ОПГ – торговля людьми, наркотики, проституция, торговля оружием. У нас чем занимаются ОПГ? У нас занимаются экономикой. Вот в чем разница между оргпреступностью нашей и зарубежной в том, что у них ниша четко определена, которая вошла в Конвенцию ООН против транснациональной преступности.

О.БЫЧКОВА: А разве итальянские мафиози не занимаются строительством, недвижимостью?

В.ОВЧИНСКИЙ: Занимаются. Но в основном у них традиционная сфера деятельности — потоки незаконной миграции, наркотики, торговля людьми, проституция, оружие – сейчас албанская мафия, самая наглая и мощная, которая в Европе действует. Но тень должна знать свое место. Нужна образцово-показательная операция хотя бы в масштабах одного региона. На самом деле точно так же нужно чистить Хабаровский край, Приморье, — мэр Владивостока Николаев, по кличке Винни-Пух, один из лидеров того же общака, который там командовал боевиками. Как органы госбезопасности допустили, чтобы мэром Владивостока стал активно действующий бандит? Как это могло произойти? Это уже вопросы не к милиции, а к госбезопасности. Сейчас он скрывается за границей. Как допустили, что его выпустили по здоровью, и он скрылся свободно, и все, концы в воду.

О.БЫЧКОВА: У нас есть серия вопросов: Пусть народ берет оружие и защищает себя сам».

В.ОВЧИНСКИЙ: Ни в коем случае.

О.БЫЧКОВА: И вторая тема — надо вернуть смертную казнь. А людям что делать? Люди чувствуют себя беззащитными.

В.ОВЧИНСКИЙ: На самом деле люди ничего не смогут сделать, если власть реально не начнет бороться с преступностью. 2 года назад, 6 сентября 2008 г. были ликвидированы все подразделения по борьбе с оргпреступностью, которые находились в системе МВД. Функции переданы уголовному розыску и экономическим подразделениям. На самом деле реально никто преступными сообществами не занимается, потому что уголовный розыск работает от заявленных преступлений, те, кто занимались — бывшие ОБХСС и УБЭПы – занимаются от отраслей народного хозяйства и прочего. А преступными сообществами, ворами в законе, криминальными авторитетами, такими бандами никто не занимается. В результате у нас полетела даже вся статистика — за 10 месяцев этого года на 32% меньше выявлено преступлений, совершенных членами ОПГ и на 15% меньше привлечено к уголовной ответственности членов преступных групп. Даже та мнимая статистика и то показывает полный обвал. Надо восстанавливать подразделения по борьбе с оргпреступностью в качественно новом виде. В той ситуации, которая сейчас сложилась. Нужна федеральная служба по борьбе с оргпреступностью и коррупцией как дополнение к Следственному комитету, как оперативно-розыскная служба в непосредственном подчинении президенту.

О.БЫЧКОВА: То есть, вы считаете, что смертная казнь в данном случае бесполезна, потому что надо хотя бы кого-то поймать и осудить

В.ОВЧИНСКИЙ: Смертную казнь мы уже не можем ввести, потому что мы связаны мораторием. Я сторонник смертной казни, но мы связаны мораторием. А мораторий появился, потому что мы связаны международными обязательствами по членству в Совете Европы.

О.БЫЧКОВА: Даже если будет смертная казнь – какая разница? Их все равно не ловит.

В.ОВЧИНСКИЙ: Я привел вам банду Чудинова – из 12 человек, которые реально и те терзали и убивали детей на протяжении 4 лет в Нижнем Тагиле пожизненно привлечен один человек. Даже те репрессии, которые мы имеем, даже без смертной казни, они не используются.

О.БЫЧКОВА: А оружие?

В.ОВЧИНСКИЙ: Оружие, если раздать В.ОВЧИНСКИЙ: Населению, оно, прежде всего, окажется у бандитов — это мое глубокое убеждение. Сейчас кое-как в ряде регионов удерживают ситуацию, потому что милиция постоянно проводит операции по изъятию оружия, тоннами изымаются взрывчатые вещества и оружие всех видов. Представьте, если все разрешить – вот тогда страны не будет.

Л.СТРЕЛЬЦОВА: Но получается, что у бандитов оружие уже есть.

В.ОВЧИНСКИЙ: Их сейчас сажают, потому что ловят на кармане, в машине. Вот вы, нормальный человек, будет с пистолетом ходить?

Л.СТРЕЛЬЦОВА: Нет, но может быть, бандит будет знать, что он может получить на свой выпад.

В.ОВЧИНСКИЙ: Ничего не будет знать. Просто бандиты будут безнаказанно пользоваться оружием, а простые люди рискуют стать еще большими мишенями.

О.БЫЧКОВА: Спасибо Владимиру Овчинскому, автору публикацией, в том числе, в журнале «Огонек». Мы все понимаем, что при всем ужасе того, что происходило и происходит в Кущевской, речь идет, конечно, не только об этом. Это была программа «Обложка-1».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире