'Вопросы к интервью
28 января 2015
Z Обложка Все выпуски

Откуда регионам брать деньги в год кризиса?


Время выхода в эфир: 28 января 2015, 20:07

А.Плющев Добрый вечер. Программа «Обложка», Александр Плющев  — не то, чтобы это обзор российских еженедельников, не то, чтобы это «Обложка», но у микрофона действительно я, и здесь сегодня Никита Белых, губернатор Кировской области. Добрый вечер, давненько вас не было – помню, каждую неделю в Дневном Развороте. А слушатели интересуются, где ваш спортивный обозреватель, где «Дневник губернатора»?

Н.Белых Ваши рейтинги обвалились?

А.Плющев Сегодня Никита Белых готов ответить на ваши вопросы. Прежде всего, на вопрос темы нашей программы «Откуда регионам брать деньги в год кризиса?»

Н.Белых Начну немножко с другого – хочу поприветствовать слушателей. Действительно, получилось так, что больше полугода та программа, которую мы с коллегами с «Эха Москвы» на протяжении почти  5 лет. «Дневник губернатора», была из эфира убрана. Во-первых, началась тогда избирательная кампания по выборам губернатора Кировской области, и чтобы не было каких-то претензий – хотя мы, собственно, не занимались в рамках программы агитацией, но понятно, что при большом желании можно любую передачу таковой признать. Поэтому до середины сентября мы не выходили по этой причине. А после сентября мы договорились с коллегами, руководством радиостанции – у вас тут были свои какие-то заморочки – что надо переформатировать передачу.

Сегодня у нас впервые передача выходит в новом формате. Договорились с Венедиктовым о том, что сделаем передачу ежемесячной, но большей по времени и  более глубокой, надеюсь, с точки зрения обсуждения тех или иных тем. И сегодня мы  с Александром в первый раз попробуем так поработать. Но это не означает, что мы каждый месяц будем именно с ним — не знаю, может, он уже потом здесь не будет работать.

А.Плющев После этой программы.

Н.Белых С его привычками и страстью к разного рода авантюрам. Но и нет какого-то конкретного времени и даты, к  которому эта передача привязана – в отличие от «Дневника губернатора», который выходит в одно и то же время, в один и тот же день. Посмотрим, как получится.

А сегодня мы действительно хотели поговорить о  теме экономического кризиса, о том, как этот кризис отражается на  региональных бюджетах, какая повестка сформирована в регионах по его преодолению. Тем более, что сегодня был опубликован антикризисный план правительства РФ, где значительная роль и внимание отводится именно регионам.

А.Плющев Чувствуется, как соскучился по эфиру Белых. Я даже почувствовал себя лишним. Все рассказал – кто будет здесь работать, а кто нет. Сегодня вопросы касаются нашей федеральной повестки, и московской, и кировской – на примере возглавляемого белых региона.

Я еще до кризиса, до  того, как словосочетание «экономический кризис» вошло прочно в наш обиход, не говоря уже о том, как оно до того как вышло из обихода федеральных каналов, — я бывал в нескольких регионах и  мне разные чиновники, депутаты в частных разговорах говорили, что вообще очень большая проблема – закредитованность, долги. Того и гляди все посыплется. А уж сейчас. Когда этот кризис вроде бы наступил, наверное, эта проблема еще острее, что в этом смысле у вас, и где вы берете деньги, прежде всего?

Н.Белых Хороший вопрос. Потому что действительно, еще до того, как кризис разгорелся, тема увеличения долговой нагрузки регионов очень активно обсуждалась и в формате Минфина, и  разных правительственных комиссиях. Дело в том, что, собственно, заимствования денежных средств субъектами федерации и муниципалитетами – это нормальная практика. То есть, вопрос в том, в каких объемах это происходит.

С точки зрения бюджетного законодательства, правил и регламентов, есть определенные реперные точки, после которых такого рода заимствования уже становится с точки зрения регулирующих органов, опасными. И если строго подходить, то  когда объем заимствований превышает объем собственных доходов, составляет 100% от собственных доходов, это считается некоей критической точкой. Хотя надо сказать, что у нас в  РФ есть регионы, у которых объем заимствований намного превышает 100%.

Но долг долгу рознь. Надо понимать, что ситуация сильно зависит от того, какой стоимости этот долг. Если у тебя большой долг под нулевую или практически под нулевую ставку это не так страшно, чем долг меньший, но достаточно дорогой, по которому ты вынужден регулярно платить проценты. Или, как говорят, обслуживать кредит. Так вот вторым показателем, кроме номинального объема заимствований является то, сколько ты тратишь на обслуживание этого долга. То есть, если ты на обслуживание долга тратишь больше 15% собственных доходов в бюджет, это уже тоже является некоей критической точкой.

Если говорить про Кировскую область – она является достаточно средним в этом плане регионом, то есть, с одной стороны. Объем заимствований существует и существует в достаточно большом объеме. Если говорить о других регионах относительно доходов, то мы не входим ни в первую десятку, ни даже в первую двадцатку, а между вторым и третьим десятком регионов по  отношению долга к собственным доходам.

В РФ есть регионы, у которых объем заимствований намного превышает 100%

Но это в любом случае большие средства, и  их обслуживание составляет значительную часть бюджета, хотя она в разы меньше, чем позволено законодательством, тем не менее, достаточно ощутимо. Поэтому, когда в прошлом году правительство продекларировало такую программу замещения банковских кредитов бюджетными кредитами, это. Конечно, было многими воспринято позитивно, в том числе, и  нами. Потому что одно дело ты имеешь кредит. Который стоит 9-12%, и другое дело, когда ты получаешь бюджетный кредит под ставку 0,1%, — практически нулевой. И у тебя появляется возможность те средства, которые ты планировал на  обслуживание долга, направить на что-то другое. Собственно, получается два варианта — либо сокращение дефицита бюджета и сокращение долга, либо на какие-то инвестиционные программы.

Минфин в прошлом году этой программой занималось достаточно плотно, и результаты, как мне кажется, несколько отличались от того, что ожидали регионы. Во-первых, это замещение, которое произошло, произошло далеко не в полном объеме тех долгов, которые были. То есть, если говорить на примере Кировской области – это где-то около трети всех долгов, которые у нас были, были замещены бюджетными кредитами. В целом, думаю, по стране показатель более или менее одинаковый.

Второе – эти бюджетные кредиты, которые были несколькими траншами, были связаны с заключением соглашения между регионом и Минфином, в рамках которого задавались очень жесткие параметры. То есть, я говорил, что высвободившиеся деньги можно было направить на что-то другое — в этом случае говорилось: нет, деньги должны направляться только на погашение дефицита, то есть те деньги, которые были запланированы на обслуживание долга. Все вопросы, связанные с расходами, которые не прописаны четко в законодательстве, необходимо согласовывать с Минфином, и еще очень много ограничений такого плана, что некоторые регионы отказались от реструктуризации этого долга, посчитав, что эти ограничения создают больше проблем, чем те выгоды, которые возникают от замещения банковского кредита бюджетным.

Но  дальше произошло то, что мы видели в конце 2014 г. И наблюдаем сейчас – когда деньги сильно выросли в цене. То есть, когда была повышена и ключевая ставка Центробанка, когда ставки на денежном рынке выросли в разы относительно того, что было. И на сегодняшний день получается так, что экономии, на которую рассчитывали регионы за счет замещения части своих дорогих кредитов дешевыми бюджетными, де-факто не возникает. Потому что эти дорогие кредиты стали еще дороже. Для того, чтобы на сегодняшний день рефинансировать те банковские кредиты. Которые были взяты регионами. Требуется намного больше денег. Если говорить о том, что мы заимствовали средства со средней ставкой порядка 8,8-8,9, то сейчас ставки, которые предлагают банки при аукционах начинаются от 20% и  выше – в некоторых случаях 24-025%.

Получается, что ты треть вроде бы  как сэкономил путем реструктуризации, но обслуживание того, что у тебя есть, у тебя возрастает в два с половиной, а то и в три раза. Поэтому реальной экономии не возникает. И здесь регионам приходится вести уже я бы сказал более вдумчивую и более тонкую игру – в хорошем смысле этого слова.

Я думаю, и в том числе мы это делаем, думаю, это делают сейчас все регионы – активно рассматривается вариант использования средств федерального казначейства. Такие возможности были предоставлены федеральному казначейству достаточно давно, но это связано с  хлопотными и  большим объемом переоформления документов, что когда ставки на денежном рынке были невысокие, к этому инструменту прибегали крайне редко.

Вот сейчас, думаю, и мы провели такую встречу с банками на прошлой неделе, когда сказали – коллеги, мы будем обращаться к вам только в крайних ситуациях. И нам от вас нужны не полугодовые или годовые кредиты, а нам нужна возобновляемая кредитная линия, нам будут требоваться деньги буквально на несколько дней. То есть, мы будем по-максимому использовать средства федерального казначейства, где собираются остатки средств бюджетных учреждений, будем брать эти деньги, когда нам нужно будет гасить эти деньги федеральному казначейству, когда учреждения будут осуществлять свои платежи, мы будем заимствовать у вас на несколько дней, и потом снова прибегать к средствам федерального бюджета. Вот такого рода механизм, мне кажется, позволит в этой ситуации как-то или остаться в тех параметрах запланированных расходов на обслуживание долга, или, во всяком случае, несущественно его превысить.

И очень хорошо, что эта ситуация четко понимается и на уровне правительства. Александр, ты заметил, что первым пунктом в антикризисной программе идет как раз увеличение программы реструктуризации или замещения банковских кредитов в регионах бюджетными. На эту программу просят до  160 млрд рублей. Это тоже не решает всей ситуации, нов значительной степени облегчает бремя, если процесс реализациям этого конкретного пункта программы будет проходить достаточно быстро. Потому что в прошлом году мы несколько месяцев этим занимались – понятно, что в первый раз с этим сталкивались, было нужно много документов, много споров, дискуссий. Надеюсь, что в этом году, подбадриваемые и подталкиваемые непростыми веяниями в экономике и вопросами исполнения бюджета, это будет делаться быстрее.

А.Плющев С одной стороны, вынужден согласиться с  критическим замечанием Романа: «Фу, как неинтересно  — цифры, балансы, рейтинги. Это заседание администрации?» С другой стороны, дело действительно серьезное. Тем не менее. В вашем ответе, а  мы обсуждаем, где брать деньги, я ни разу не услышал слова «налоги», а мне казалось, это основной источник пополнения бюджета, что в этом смысле? В Антикризисной программе говорится, что регионы могут регулировать ставки налога, в частности, на малый бизнес.

Все регионы, в том числе мы, рассматривают вариант использования средств федерального казначейства

Н.Белых Тоже сначала шаг в сторону сделаем. Во-первых, какие налоги формируют бюджеты регионов, — чтобы у нас не зашел разговор в сторону тех налоговых платежей, которые никакого отношения к регионам не имеют. Допустим, НДС в региональный бюджет не попадает, поэтому обсуждать вопросы изменения ставки налога на добавленную стоимость, замена его на налог с продаж бессмысленно, — это прерогатива федерального правительства.

Наибольший – если мы говорим о  кировской области, эта ситуация может отличаться в регионах, — наибольший объем налогов, которые мы собираем в нашей структуре, составляет налог на доходы физических лиц. Потом идет налог на прибыль, точнее, часть налога на прибыль, потому что часть поступает в федеральный бюджет, налог на имущество, налог, собираемый в связи с применением упрощенного механизма налогообложения, так называемая «упрощенка», акцизы по алкоголю, но  не мы их собираем а они распределяются по определенному механизму, транспортный налог, часть акцизов по нефтепродуктам, но транспортный налог и акцизы по нефтепродуктам образуют Дорожный фонд. Из дорожного фонда могут осуществляться расходы, связанные только с содержанием, ремонтом и строительством дорог. Условно говоря, зарплату из  дорожного фонда ты выплатить не можешь, и никакой инвестпроект, не связанный с дорогами, реализовать не можешь. Поэтому, как правило, транспортный налог и  акцизы по нефтепродуктам отодвигаются в сторону и смотрится только то, что есть.

Действительно, в этой антикризисной программе дано право регионам право гораздо большего маневра в части налога, взимаемого в связи с упрощенной системой налогообложения. Дано право снижать эти налоги. Логика правительства понятна — есть прописные истины, которые говорят о том, что при снижении налоговой нагрузки в конечном итоге бюджет не проигрывает, а даже выигрывает, поскольку снижение налоговой нагрузки приводит к росту налогооблагаемой базы и как следствие, увеличению общего объема платежей.

Но, к сожалению, эта зависимость не столь очевидна, и  самое главное, она разорвана во времени, поскольку те  положительные моменты, связанные со снижением налогового бремени для малого и среднего бизнеса ты получишь в перспективе – а в условиях кризиса, может быть, и не самой близкой перспективе, мы понимаем, поскольку кризис касается всех – малого, среднего, не только крупного бизнеса. А доходы ты недополучишь уже сейчас.

То есть, если говорить про областной бюджет Кировской области, с «упрощенки» мы получаем порядка полутора млрд рублей, ну, побольше — миллиард, 700. При общем объеме собственных налоговых доходов в  25 млрд это весьма ощутимая сумма. И если в рамках такого налогового маневра, когда мы говорим, что снижаем ставки по «упрощенки» для малых предприятий, мы сразу недополучим по бюджету этого года 500-700 млн, а может быть, миллиард, то возникнет вопрос — а в этой программе не заметили, что одним из первых пунктов стоит безусловное выполнение взятых на себя социальных обязательств? За счет чего они будут выполняться?

Мы, естественно, этот вопрос будем с коллегами обсуждать, и думаю, не только внутри региона, но и между регионами. Мне кажется, что в этих условиях было бы правильным предусмотреть возможность выделения бюджетных кредитов тем регионам, которые идут на это снижение. То есть, с одной стороны для того, чтобы позволить обеспечить хотя бы  кассовое исполнение бюджета. С другой стороны, это же  не просто субсидии – казалось бы. Самое простое – мы снизили ставку по налогу по «упрощенке», недополучили миллиард, и миллиард нам дал федеральный бюджет в виде субсидии — то есть, тех денег, которые не надо возвращать.

Тогда получается, что, собственно говоря, это не региональная форма, не региональный инструмент. А федеральный. Потому что, в конечном итоге, плательщиком за это доброе деяние в отношении малого бизнеса стал федеральный бюджет.

А вот если ты даешь бюджетный кредит, это означает, что все-таки регион принял такое непростое решение. И в конечном итоге, этот миллиард надо будет отдавать. Но для того, чтобы обеспечить сейчас кассовое исполнение бюджета, необходимо ему помочь эту ситуацию пройти. Еще раз говорю – это деньги возвратные.

Наибольший объем налогов, которые мы собираем в нашей структуре, составляет налог на доходы физических лиц

Тут хорошо написано, что план мероприятий здесь не является исчерпывающим, он может корректироваться. Думаю, что мы какие-то коррективы, связанные с тем, что мы готовы будем по малому бизнесу вносить соответствующие поправки, связанные со снижением – мы считаем, что это хорошая норма, которая действительно поможет малому бизнесу развиваться, но чтобы эта помощь не обернулась тем, что в  результате этого мы не сможем текущие обязательства выполнить, нам нужна будет поддержка, пусть и возвратная, от  федерального бюджета.

Я не слишком быстро говорю?

А.Плющев Мы с вами это потом разберем, в перерыве все технические аспекты.

Н.Белых Боюсь, что за нас разберутся.

А.Плющев Регионы сейчас ощущают, что наступил какой-то кризис. Как, например, в  2008 году, или даже. Может быть, хуже?

Н.Белых Естественно.

А.Плющев В чем это выражается?

Н.Белых Думаю, что дыхание кризиса регионы ощущают с  2014 года. Надо сказать, что есть налоги, которые достаточно легко поддаются прогнозированию. Налог на имущество, — известна стоимость основных фондов она каждый год увеличивается на объем инвестиций в основные фонды, которые делались, и  ставка этого налога на имущества, — спрогнозировать общий объем налога на имущество, который поступит в региональный бюджет, дело нехитрое. Есть отдельные вопросы, связанные с налоговой дисциплиной, что кто-то пытается не платить, или задерживает платежи, но в целом объем налоговой базы известен.

По транспортному налогу достаточно высокая точность прогнозирования, по  подоходному тоже, поскольку фонды оплаты труда понятны, они практически каждый год индексируются на определенные суммы как бюджетных учреждений, поскольку бюджетные учреждения, значительная часть рынка труда, то и в целом рынок труда под это корректируется.

Самым непрогнозируемым, конечно, является налог на прибыль. Особенно те регионы, в которых налог на прибыль играет большую, большую, чем у нас, роль,  — конечно, изменение налогооблагаемой базы является очень серьезным испытанием. Потому что, как вы понимаете, бюджет состоит из двух составляющих – доходы и расходы. У бюджета нет понятия «прибыль, заработанная бюджетом», какие-то резервные фонды  — в том понимании, в  каком они существуют в коммерческих организациях. Поэтому напротив каждой суммы в доходной части бюджета стоят запланированные расходы. И если ты недополучил налога на прибыль, который у тебя планировался на энную сумму, это означает, что ты на эту сумму должен сократить расходы. Собственно говоря, с эти уже столкнулись практически все регионы уже во второй половине 2014 г.

Я вспоминаю ситуацию 2009 г., когда я приступил к работе, тоже кризисный период – мы сокращали бюджет, секвестрировали его в течение 2009 г. семь раз. И в этом плане это было и сложнее и проще, чем в нынешней ситуации. А почему – объясню после перерыва.

А.Плющев А мы вернемся через пять минут.

НОВОСТИ

А.Плющев Продолжаем программу. Так ощущается ли  кризис в регионах?

Н.Белых Меры, которые принимались в  2009 г., для меня были и проще и сложнее. Сложнее были потому, что регион для меня был новый, незнакомая ситуация в экономике, приходилось с колес информацию получать. А проще, потому что те сокращения, которые приходилось делать, не были связаны с  какими-то твоими обязательствами как губернатора, как высшего должностного лица.

Тут ситуация обратная. С одной стороны, ты все очень хорошо понимаешь изнутри, с другой стороны понятно, когда предстоит сокращать расходы, каждое из направлений расходов это те  обязательства, программы, которые уже принимались непосредственно под твоим руководством, и  чисто по-человечески это гораздо более болезненный процесс. Тем не менее, это жизнь и  мы прекрасно понимаем, что при уменьшении доходов, сокращение расходов неизбежно.

Дыхание кризиса регионы ощущают с 2014 года

И здесь, мне кажется, важным является четкий и очень хороший контакт с общественностью. Самое плохое, что может произойти — то, что придется принимать непопулярные решения, всем было понятно еще во втором квартале 2014 г. Другое дело, что непопулярное решение непопулярному решению рознь. И когда ты готов подробно объяснить, почему, в  связи с чем такие решения принимаются, какую цель они преследуют, эти непопулярные решения, — это. С одной стороны, от этого. Может быть, менее болезненными эти решения не становятся, но, во всяком случае, ощущение обиды и несправедливости тем самым нивелировать можно.

И мне кажется, важной задачей на этом этапе будет являться правильно выстроенное взаимодействие и с общественными институтами, и  с населением, со СМИ.

А.Плющев Шувалов говорил в Давосе, что нас развратили, по сути, высокие цены на нефть, застопорили реформы, которые нужно было проводить, в том числе, экономические. А сейчас уже и возможностей меньше, нужно латать дыры, с долгами разбираться. Ваше мнение по этому поводу?

Н.Белых Абсолютно согласен с Игорем Ивановичем. Эта мысль, при всей ее глобальности и грандиозности, не является авторской Игоря Ивановича. То, что реформы  — к сожалению, так устроен мир, что реформы проводить, когда все хорошо, ни у кого не получается. Это все равно, что мы будем переводить на персональные темы – заставить себя идти к зубному, когда у тебя ничего не болит. Ты понимаешь, что вроде бы надо полечить,  — а я еще помню те зубоврачебные процедуры, когда никаких тебе новокаинов и ледокаинов, а все по живому, — и в тех условиях заставить себя лечить идти зуб, крайне сложно.

Так происходит и  с реформами – когда все хорошо, когда у тебя есть доходы для обеспечения текущих социальных обязательств, проводить структурные реформы не решится ни один вменяемый руководитель. Потому что в любом случае реформы это всегда проблемы, это всегда недовольны, это всегда непопулярные решения. Поэтому, когда нет острой потребности, таких действий не происходит. Поэтому реформы и происходят в ситуациях, кода ничего другого не остается, других вариантов – не то, что развития событий – а для существования нет.

Поэтому то, что высокие цены на нефть сыграли злую шутку в этом плане – это факт. Если мы посмотрим, то  2008-2009 гг., тот кризис, который мы сейчас часто вспоминаем, он на самом деле как кризис не закончился так быстро. У нас просто действительно изменение конъюнктуры на нефтяном рынке привело к тому, что мы достаточно быстро те потерянные ранее доходы бюджета восполнили. И как говорит один мой знакомый очень крупный бизнесмен, 2008-2009 гг. мы отделались легким испугом. Из кризиса надо выходить с мозолями, а  мы вышли с испугом.

При этом сами явления, которые спровоцировали кризис 2008-2009 гг. не были устранены. Просто тот объем доходов, которые получал бюджет, позволял разного рода проблемы, в том числе, неэффективность государственных управленческих механизмов, неэффективность каких-либо институтов, решать за счет возможности использования финансового ресурса.

Сейчас таких возможностей нет. И оно, в каком-то плане, может быть, и к лучшему. Потому что те изменения, решения, о которых мы сейчас говорим, они, с одной стороны, вынужденные, с другой стороны, действительно должны быть проведены в жизнь независимо от того, в каком состоянии конкретно сейчас находится экономика и бюджет – эти вещи нужнее.

А.Плющев Какие нужно и какие можно проводить реформы, и одинаков ли этот список?

Н.Белых Ответ на этот вопрос должен содержаться как раз в  Антикризисной программы. Там как раз перечень мер, которые правительство считает возможными к проведению, то есть, для того, чтобы кризис пройти. Если вы программу читали, она разделена на несколько блоков. Там есть блоки, связанные с активизацией экономического роста. С поддержкой отдельных отраслей промышленности, — я не беру сейчас блок мониторинга. И блок, связанный с тем, чтобы облегчить прохождение этих кризисных явлений наименее защищенным социальным группам,  — туда относятся мероприятия, связанные с решением проблем по безработице, пособия, индексация страховых пенсий. А в рамках экономического блока прописаны шаги, которые правительство считает необходимыми и возможными к проведению. Потому что напротив почти каждой статьи стоит сумма – сколько на это потребуется денег.

К сожалению, против целого ряда статей сумма не стоит, потому что ее сложно посчитать. С другой стороны, в этом документе содержится норма, что этот документ не является незыблемым, он может меняться в зависимости от ситуации. Более того, в самом постановлении правительства, которое подписал Медведев, там как раз дается горизонт, с одной стороны. Квартального планирования для первоочередных мер и ежемесячный мониторинг того, что происходит не только на уровне федерации, но и субъектов федерации.

А.Плющев Так какие реформы будут проводиться?

Н.Белых Во-первых, будут сокращаться расходы. Понятно, что любые реформы можно разделить на те, которые должны увеличить доходы, либо не дать доходам сильно сократиться и на те, которые позволят снизить расходную часть и те расходы, которые призваны сдемпфировать разного рода социальные потрясения.

Если говорить про расходы, вы знаете, что принято решение о сокращении на 10% всех расходов, которые существуют у федерального бюджета. При этом социальные обязательства остаются обязательными к выполнению в полном объеме. Социальные обязательства и публичные международные обязательства.

А.Плющев Мне казалось, что урезание бюджета это не совсем реформа.

Н.Белых Я сейчас говорю о мерах, потом мы будем говорить о реформах.

А.Плющев Боюсь, что мы так до конца эфира к ним не  дойдем.

Н.Белых Повышение эффективности госрасходов – это можно назвать реформой. Потому что это не только сокращение на какое-то количество процентов. Это изменение подхода. Когда говорится о социальных выплатах, речь в программе идет о расширении принципа адресности. Что такое адресность, кто должен пользоваться социальной поддержкой со стороны бюджета? Любая поддержка это не награда за заслуги. Наградой может быть грамота, медаль, кубок, но не социальная льгота.

Социальная льгота это то, что дается тем. Кто действительно находится в сложной ситуации. К примеру – я многодетный отец, у  меня трое сыновей. У нас есть категория «многодетные семьи», которым предполагаются разные льготы. Очевидно, что я  как многодетный отец в этих льготах не нуждаюсь, собственно говоря, у  меня большое количество знакомых многодетных семей,  — в какой-то период времени большое количество детей стало модным. Почему государство должно тратить деньги на них, на компенсацию проезда в транспорте, еще какие-то вещи, если они в принципе в них не нуждаются и за ними не обращаются? Это и есть принцип адресности. То есть, надо уйти от принципа категорирования. Надо говорить только  о том, кто действительно в этой поддержке нуждается. И за счет тех же средств, которые выделены в бюджете, оказать большую реальную поддержку.

Потому что когда мы говорим о том, что у нас огромное количество категорий – на примере Кировской области – у нас более ста льготных категорий. У меня 670 тысяч льготников. Население Кировской области – чуть больше 1 млн 300. То есть, больше половины населения являются льготниками по каким-то категориям. Мы говорим: давайте, не меняя сами льготы, направлять их тем, кто в них действительно нуждается. Но направлять в большем объеме, потому что небольшие суммы, несколько десятков рублей, точно не решают для человека проблемы. А это уже реформа.

Дальше, когда мы говорим о поддержке малого бизнеса, а о ней, сколько я помню, говорят всегда.

А.Плющев Ну да, говорят много – в основном новые сборы вводят.

Меры, которые принимались в 2009 году, для меня были и проще и сложнее

Н.Белых Вот сейчас как раз там прописаны конкретные меры – вопрос, как их финансово обеспечить. Я за то, чтобы снизить налоги для малого бизнеса, при этом, если у меня будет понимание, что у меня будет ресурс для обеспечения тех социальных расходов, которые у меня на бюджете находятся. Дальше. Я думаю, что на сегодняшний день круто радикально будет меняться поход к тому, что называется теневым бизнесом. Потому что на самом деле, если говорить о том, в  чем есть резервы бюджетов, то это то, что на самом деле, находится в тени. И здесь речь идет не  только  о теневом бизнесе в  части налога на прибыль – это, прежде всего те, кто работает без всяких оформлений, без трудовых договоров, постановки на учет в Пенсионный фонд.

Во всяком случае, для нашего региона мы оцениваем потенциал вот этих мер как наибольший. Потому что мало того, что с этих граждан ты не получается никаких доходов в бюджет, — формально не работающих, так ты  за них еще и платишь. Фонд медицинского страхования за неработающее население платит в бюджет. То есть, каждый человек, который не стоит на учете, обходится бюджету области в 7 тысяч рублей в год. При том, что у нас такая структура экономики области, что есть отрасли, которые более подвержены такому теневому сектору – лесозаготовки, другие сферы, где большое количество небольших предпринимательских структур, — это в торговле есть. Вот будут принципиально иные подходы в части выявления этого теневого бизнеса и поднятия его к свету.

И здесь очень большую роль играют и общественное мнение, и СМИ. Потому что такого рода меры точно нельзя считать мерами против малого бизнеса, это меры как раз в защиту малого бизнеса, потому что за тех людей, которые работают и не платят, за них как раз платит реальный малый бизнес. Потому что принцип работы многих надзирающих и контролирующих органов – искать, где светло, а не там, где потеряли. Поэтому возникает дополнительная нагрузка на легальный малый бизнес, потому что с нелегального никакого прока нет – его сложно найти, сложно учитывать, с него сложно собирать налоги.

А.Плющев Вы  упомянули про многодетные семьи и адресную помощь. Одно время обсуждалась идея, чтобы федеральный бюджет или регион компенсировали долг по ипотеке, если у человека четверо детей.

Н.Белых Такие формы существуют в разных вариациях. Это возможная форма, но тогда надо обозначать, что целью такого рода мероприятий является стимулирование рождаемости, решение демографической проблемы, которая имеет четкий, понятный экономические перспективы и потенциал. Эти меры я рассматриваю как абсолютно нормальные. Другое дело, что, к сожалению, вопрос, связанный с  покупкой рождаемости – он все-таки неоднозначен.

И  хотя все говорят, что введение материнского капитала как федерального, так и регионального, дало определенный эффект, и это действительно так. Но с другой стороны мы  видим, что потенциал этого эффекта исчерпывается. И вообще на самом деле последние годы сильно изменилась структура рождаемости, — на примере Кировской области если раньше у  меня доля первых рождений в общей структуре рождаемости составляла 60%, а вторые, третьи, четвертые все вместе давали 40%, то сейчас с точностью до наоборот. То есть, стало модным быть многодетными. И скорее рождают те, у кого был ребенок, они рожают второго и третьего. Но этот потенциал сильно исчерпаем, потому что 10-го ты рожать не будешь. Проблема с первыми.

И здесь есть ряд объективных причин, связанных с тем, что растет возраст первого рождения. Потому что современная женщина считает правильным рожать, когда она встанет на ноги, закончит университет, начнет работать. Потом она думает, что свяжет свою судьбу с мужчиной, выйдет замуж, или в  гражданском браке. И только потом рожать.

Если раньше, посмотрев демографическую статистику даже  70-х гг. средний возраст первого рождения был 17-20 лет, сейчас – за  30. Сейчас то, что считалось раньше «старорожающими», является нормальным. Первый ребенок, рожденный в 35 лет, 30 лет назад был нонсенсом, а сейчас это чуть ли не в порядке вещей.

А понятно, что возможности фертильного возраста ограничены. Рожать в  70 крайне сложно, даже в  50 или 45. Понятно, что чем раньше рождается первый ребенок, тем больше возможностей по дальнейшему рождению в будущем. Это очень серьезная проблема, связанная в целом с сохранением нации, ее увеличением населения нашей страны. Поэтому те меры, о которых ты говоришь, должны иметь четкую направленность. Это не антикризисные меры или меры общей социальной поддержки. Надо четко понимать, что это меры, направленные на стимулирование рождаемости и  снижения напряженности демографической проблемы.

А.Плющев Виталий спрашивает: «В каких отраслях удалось удачно импортозаместиться в  Вятке?»

Н.Белых Процесс импортозамещения идет и понятно, что это будет одной из главных тем на ближайшие годы. Естественно, в  первую очередь пищевая промышленность. Тут и санкции на ряд импортных товаров и изменение курса национальной валюты по отношению к доллару и евро сыграло свою роль. Увеличивается объем потребления именно  своих товаров, это правда. И здесь речь идет не только о вятском квасе, который, как известно, побил все рекорды.

А.Плющев Вы его умело продвинули.

Н.Белых Который мы умело продвинули на всю страну, и который уже продается не только  в  «Ашане», но и в «Юлмарте». Но и традиционные для Вятки молочная и мясная продукция. Мы, кстати, по молоку в этом году побили все рекорды по надоям на одну корову. Ты очень интересуешься этой темой – мы, похоже, год завершили с показателем 6100 на одну корову – это очень хороший показатель. Мы в первой пятерке по России.

А.Плющев У нас любят говорить об  истории. У вас есть, как минимум, одна историческая проблема – название. Может быть сейчас, когда столько исторических инициатив, наконец-то поставить вопрос и вернуть городу название Вятки?

Н.Белых То, что ты провокаторов, знает вся аудитория «Эха».

А.Плющев И даже за ее пределами.

Н.Белых Моя позиция была озвучена 5-6 лет назад и остается неизменной – это должно быть решение жителей самого города. При том, что юридические возможности и механизмы принятия неких административных решений есть, но моя позиция такова – если это будете решение большинства и позиция большинства граждан, — он может быть выражена через референдум, иные механизмы,  — законодательство позволяет это сделать, — тогда это решение целесообразно.

Если этого нет, а я не могу сказать, что это сейчас ощущаю по тем обращениям, которые являются мейнстримом, трендом в общественной жизни нашего города. Вот когда это будет – тогда об этом можно будет говорить. Сейчас этого нет, а значит, «не чешите там, где не чешется», и давайте заниматься теми делами, которые у каждого из нас есть.

А.Плющев Правильно я понял, что нас в Москве больше волнует этот вопрос, чем у вас. В  Кирове?

Н.Белых У вас в Москве в целом структура потребления и интересы сильно отличаются от того, что происходит у нас, в настоящей России. Но это недостаток, который со временем вы исправите.

А.Плющев То есть, губернатор Кировской области Никита белых только что назвал Москву ненастоящей Россией, — прошу внести это в протокол. Тут был интересный вопрос в начале – что он  нам рассказывает про бюджет, то  и се,  — знает он, сколько стоит десяток яиц в Кировской области.

Н.Белых Я  могу вам рассказать не только про десяток яиц, я  могу вам рассказать про молоко, мясо, и готов этому посвятить отдельную передачу. И про судьбу птицефабрик и хлебозаготовительных предприятий и спиртоводочных заводов. Давайте, назначайте,  — мы каждый месяц должны проводить соответствующие программы.

А.Плющев Так сколько десяток яиц стоит?

Н.Белых Давайте отдельно посвятим передачу яйцам Кировской области.

А.Плющев Интересный поворот. Так мы и не узнали, сколько стоит десяток яиц в Кировской области. Спасибо вам большое. Губернатор Кировской области Никита Белых был в нашей программе.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире