'Вопросы к интервью
А. ВЕНЕДИКТОВ: В Москве 17 часов и 12 минут. У микрофона Алексей Венедиктов. Я пытаюсь завести видеотрансляцию. Компьютер ведет себя по-детски, капризничает. Поскольку я обещал, я пытаюсь завести. Может быть, сейчас что-то появилось: включаем, смотрим… Все, завелось!



Итак, добрый день всем. Трансляция у нас идет на сайте RuTube и на сайте «Эха Москвы». Вы слушаете радиостанцию «Эха Москвы», у микрофона Алексей Венедиктов. Сегодня я отвечаю на ваши вопросы. Естественно, у нас работает смс: +7-985-970-45-45. Не забывайте подписываться. Можно отправлять через интернет. На странице с трансляцией есть возможность быстрее отправлять свои вопросы. Тоже не забывайте подписываться. Вот второй части я включу телефон. Поехали.

Итак, первая история. Мы собирались сегодня на этом месте делать передачу про Юрия Степанова. Погиб в ДТП… Сережа Бунтман, к сожалению, заболел. Я его заменяю сегодня. Хочу сразу сказать, что эту передачу мы соберем и сделаем, посвятим памяти этого замечательного артиста.

Основная часть вопросов (по интернету их пришло под 200) по поводу истории с Артемием Троицким. Поскольку я до сих пор не высказывался, то, позвольте, я и выскажусь. Я не вижу никакой проблемы. Я в ней попытался разобраться. К сожалению, я  был в отъезде и, к сожалению, мой ноутбук оказался под ударами нехороших всяких вирусов, поэтому я не смог в режиме реального времени вам ответить. Потом я в интернет-кафе зашел и посмотрел, что там пишут. И разобрался.

Итак, первое. Сначала по сути, потом по форме. Ролик с этой песней пресловутой появился на сайте «Эха Москвы» — внимание! – 28 числа, в воскресенье прошлое, то есть ровно неделю назад, в 15 часов 16 минут или в 15 часов 32 минуты, по разным сведениям. Он до сих пор сохранился на нашем сайте. Его поставил в свой блог Саша Плющев. Вы можете найти ролик на нашем сайте, повторяю. Его посмотрело около 10 тысяч человек. И вот как раз сегодня Анатолий Миронович Смелянский сказал: «Что за проблема? Я ролик видел на вашем сайте еще до начала требования Артемия Троицкого». Это первая история. Таким образом, все в автомате работало.

Вторая история связана с тем, что действительно в программе «Особое мнение» у нас ни музыкальных клипов, ни чтения произведений других не будет. Извините, эту передачу конструировал и выстраивал я, в известной степени авторство принадлежит мне, поэтому я не позволю менять и ломать без своего согласия. Все. Ко мне никто не обращался.

В-третьих, я абсолютно поддерживаю позицию Сергея Бунтмана по недопущению любого музыкального клипа в программу «Особое мнение». Ну а если наш гость ставит условие, что он выйдет только с клипом – значит гостя не будет. Любого. Вот в этой конкретной передаче. Без клипа – пожалуйста. Поэтому Сергей все сделал правильно. И его объяснения в блоге на сайте «Эха Москвы» абсолютно корректны, абсолютно выверены и абсолютно справедливы.

Четвертое. Конечно, Артемий Троицкий не отстранен от участия в  «Особом мнении». И он будет приглашен в «Особое мнение». Его право – соглашаться или отказываться, но приглашение будет сделано, и мы вас будем ставить известность об этом. Но никаких музыкальных клипов в этой передаче, а также чтения другим актером или музыкальным критиком стихов, произведений. Ради бога, сам – пожалуйста. Хочешь – сам – в «Особом мнении» излагай в виде песни, пой, пляши чечетку, как правильно написал Сережа, показывай знаками (хотя по радио это достаточно смешно) – но только сам. Не надо ничем подтверждать свою позицию. Говорить можешь о чем угодно. Кстати, отказавшись прийти в «Особое мнение» без песни, Артемий Троицкий лишил возможности именно слушателей (не нас, а слушателей!) по поводу этой истории с «Лукойлом» и т.д. Поэтому, по-моему, все очевидно. В данном случае для меня конфликт исчерпан. И то, что касается названия, когда Артемий Троицкий назвал передачу, в которой он принимал участие, «тухлой», — это оценочное мнение. Ну, не участвуй в тухлых передачах. Мы-то тебя все равно зовем, мы-то так не считаем. Некоторые считают передачу «FM-Достоевский» тухлой передачей, но это же не повод, чтобы там, как нам написал один из слушателей, для оживления передачи читать закон «О бюджете РФ». Не формат: это музыкальная передача. Поэтому конфликт абсолютно не существующий, конфликт абсолютно исчерпанный. Я вообще думаю, честно говоря, что, пока я тут перед вами объясняюсь, ребята сидят вместе где-нибудь и пьют хороший джин или, не дай бог, виски. Без меня. Потому что если бы мне это сказал Тема… Ему очень сильно повезло, что меня не было, потому что то, что с ним сделал Сережа, это верх интеллигентности, потому что я бы его порвал на сто мелких Троицких и раскидал бы по радиостанции за оскорбление журналистов и гостей программы «Особое мнение». Но потом бы, конечно, пришлось бы собирать, склеивать, причесывать. Вопрос закончен. Для меня. Он исчерпан. Если у вас есть еще какие-то вопросы, вы можете присылать мне их на смс +7-985-970-45-45. Не забывайте подписываться. Повторяю, если есть еще вопросы по этой теме, я готов объяснить, если кому-то что-то осталось непонятным.

Что дальше… «Позвольте мне вести блог по проблеме охраны памятников истории и культуры», — Олег из Екатеринбурга. Олег, вижу ваш телефон. Надеюсь, что вам сегодня после передачи позвонит наш сотрудник Андрей, который работает вместе с Наргиз над созданием блогов. Я вообще хотел бы поблагодарить массу наших слушателей, которые предлагают темы, и вполне грамотно и квалифицированно. У нас много блогов-самоходов стало. Это очень здорово получается. И мы от вас, Олег, и таких, как вы людей. Ваших коллег-радиослушателей, узнаем массу нового и интересного, особенно когда блоггеры возникают не в Москве. Если вы сможете писать и если вы будете писать хорошо, я с удовольствием порекомендую вас. Вот сегодня, я обещаю, вам позвонит Андрей. Он расскажет, как сделать так, чтобы вы показали, как вы хотите писать. Но помните, что вы становитесь под удар наших многочисленных радиослушателей, которые сразу начинают выражать свое мнение по поводу того, что вы написали, как вы написали, по поводу вашего слога, вашей внешности, вашей работы, ваших идей. Здесь надо обладать известными нервами, чтобы вести блог на сайте «Эхо Москвы», а потом читать, что пишут люди, приходящие туда. Иногда по делу возражают, иногда не по делу, и т.д.

Татьяна, каждый раз вы спрашиваете меня, куда ушел Алексей Воробьев. Алексей Воробьев ушел работать заместителем главного редактора на другую радиостанцию. Алексей Воробьев на «Эхе Москвы» давно уже не работает, и вы это знаете, Татьяна. Ваш телефон заканчивается на 38. Я не понимаю, зачем вы каждый раз это спрашиваете. Видимо, вам приятно слышать, что Алексей ушел. Я сожалею, что Алексей ушел, считаю, что он совершил карьерную ошибку. Но – это его право, он взрослый человек.

Так, Коля говорит: «Жалоба на Ларину: в эфире с Петровской выражалась матом». Нет, это не мат, Коля. Вы имеете в виду слово «пидарасы», которое увековечил Никита Сергеевич Хрущев. Кстати, нужно, наверное, сделать об этом отдельную передачу «Дорогой наш Никита Сергеевич», как в старом анекдоте, «в хорошем смысле этого слова».

Юрий пишет мне и делает предложение, кому чего ограничить личным форматом. Юрий, на это есть главный редактор, то бишь я. Он сидит перед вами, перед микрофоном. Хочу сказать, что когда журналист, который ведет ту или иную передачу, начинает вызывать во мне сомнения, я занимаюсь с этим журналистом. Могу сказать, что сейчас у нас возникла служба супервайзинга, которой ведает Ринат Валиулин. Он отслеживает внимательно эфиры и делает предложения. Вот сейчас он мне сделал некие предложения по ведению дневного «Разворота». Есть некоторые общие замечания, а есть конкретные замечания к людям, которые ведут дневной «Разворот». Вот сейчас я занимаюсь тем, что работаю с документами и обобщаю эти замечания. Это очень полезная история, с моей точки зрения. Поэтому мне кажется, что я как главный редактор вполне справляюсь со своей работой. Впрочем, об этом мы узнаем ровно через год, когда будут очередные перевыборы.

Так. «Могли спокойно поставить в эфир этот ролик!». А мы и поставили в эфир. Это ролик был (если продолжается разговор об этом) поставлен в четверг. И не просто был ролик. Понимаете, большого ума не надо, чтобы принести и поставить ролик. А вот поговорить с автором, что и было сделано на следующий день… Кто еще взял интервью у автора вне интернета?! Расскажите, пожалуйста! А потом обсудили со слушателями. Вот это было сделано правильно. Молодцы Алексей Дурново, Наргиз Асадова и Сергей Бунтман, которые приняли это решение о ролике, об обсуждении и о выводе автора. Вот это – правильная передача. Вот это и называется эховский формат. Не когда мы приносим, что-то ставим, а потом говорим про другое. Нет! Вызвонить автора. Я сожалею, что до сих пор у нас в эфире не было господина Баркова из «Лукойла», потому что пока мы представили только одну сторону. Вот в этом я вижу недостаток и в этом я готов упрекнуть и продюсерскую службу, и информационную службу, и своих заместителей: почему у нас только одна точка зрения была? Сразу скажу: это было в четверг. Что, времени не было перед праздниками вытянуть господина Баркова? Пусть будет так. Мне кажется, что это правильно. Это правильно для вас, потому что тогда вы можете сравнить. Я, например, очень много того, что касается этой трагедии, этой катастрофы и что есть на сегодняшний день: я смотрел фотографии, ролики, читал специалистов, которые разбирались в этом. На сегодняшний день мне кажется, что виноват Мерседес господина Баркова. Я не знаю, кто сидел за рулем. Но, в любом случае, сразу же нужно было, независимо от ушиба ноги, извините, выразить соболезнования. И уж точно не говорить (это я уже пресс-службе «Лукойла»: на мой взгляд, она непрофессионально сработала), что «мы не будем нести ответственности, даже если это мы сделали». Это неправильно, это нечестно, это не по-мужски. Но я думаю, что господин Барков придет к нам в студию и расскажет свое видение проблемы. Но при этом, еще раз повторяю, на сегодняшний день из той массы, из того объема документального, что я видел (я видел и УВД-шные материалы), мне представляется, что виноват Мерседес. Это мое мнение. Подчеркиваю – мнение.

«Какое торжественное мероприятие планируется в этом году по случаю 20-летия «Эхо Москвы»?». Никакого торжественного не будет. «Наконец-то получили книгу Гайдара». «Почему так мало в эфире Тони Самсоновой? Не зажимайте ее!». Пожалуй, зажмешь. «Почему не могу скачивать с сайта мр-3 файлы?». Ничего не знаю, спасибо, что написали. Проверю. Честно говоря, неделю не был в Москве. Сначала в поездке был во Франции, где с визитом, как вы знаете, был президент Медведев. Затем перелетел в Страсбург, где начался процесс по делу ЮКОСа. Таким образом, занимался другими делами. Я понимаю, что это дурная, плохая отмазка, но это не отмазка. Помимо того, что мой ноутбук оказался заражен вирусом. Причем это случилось в гостинице. И у моего коллеги, который тоже там был, тоже оказался заражен ноутбук в течение первого дня. Поэтому мы, к сожалению, «вылетели».

Так, «взял бы Троицкий в «FM-Достоевский»…»… Стас, я тоже думаю, что Артем мог бы взять этот клип. Но я бы сказал, что и это не формат для программы Артемия, потому что это надо обсуждать со слушателями, а у него другая история. Хотя мог бы дать прозвучать. Но я думаю, что мы исчерпали это полностью, взяв этот клип, повторяю, поговорив с автором клипа и обсудив со слушателями. Надо будет – еще обсудим.

«Всех самых лучших сотрудниц Эха с праздником. Петровскую — с днем рождения». Спасибо, Максим, передам сегодня. «Почему Ларина игнорирует смс-сообщения?» — Осип. По-моему, она их цитирует, но не всегда… Кстати, должен вам сказать, что одна из проблем дневного «Разворота», о которой я буду писать сейчас обструкцию, инструкцию – по этому поводу. Я думаю, что мы действительно мало уделяем внимания интерактивности в дневном «Развороте», в первую очередь. Мы сейчас этим занимаемся, с коллегами встречаемся. Мне кажется, что это было бы правильно.

«Поддерживаете ли вы отношения с Доренко?». Нет, не поддерживаю. Так, теперь пошли жалобы на журналистов. «Надо вернуть звонки в «Особое мнение»». Андрей, не хотелось бы. Объясню, почему. Вы же слышите по программе, скажем, «Кейс». Возможно, если бы я вел «Особое мнение», я бы рискнул. Но, во-первых, отстает звук. «Особое мнение» является самой рейтинговой передачей московского радио вообще, среди всех радиостанций. 32 минуты чистого времени. Жалко их терять. Я бы больше времени оставил на смс, интернет. Может быть, отформатируем таким образом, чтобы были обязательные три звонка, и смсины три, и, предположим, из интернета. Не знаю. Здесь надо как-то подстроиться. Я понимаю, что здесь веселая история. Но мне важно, чтобы это еще и слушалось хорошо. Постоянные затыки, если плохой звук, если срывается звук, если не по теме – люди отключаются. У меня коммерческое радио, мне надо, чтобы больше людей его слушали. И я буду это делать. Мне Ник пишет из Ростова: «Вы злой, Алексей Алексеевич, но справедливый». За справедливость – спасибо, а злость в общем тоже хорошее чувство, особенно азарт. Я бы назвал, что я «азартный Парамоша». Это цитата из фильма, Ник, не обижайтесь. Справедливости мне не занимать.

«Алексей, испугались, что Троицкий скажет что-то не то про Газпром, Медведева и Путина?». Это вообще не скажет. Он может говорить что угодно, он в прямом эфире. Ему сказали: ролик – нет, а без ролика приходи. А у нас такое говорят про Газпром, Медведева и Путина! Это банальный произвол, и произвол заключается в том, что я произвольно как главный редактор определяю формат разных передач, и в разных передачах возможны разные действия. Не  содержание, замечу, а формат! А если вы этого не понимаете… А вы и не должны это понимать, вы же не профессионал в этом деле, не профессиональный главный редактор.

Так, пошли дальше. «Передачу о кино». Думаю я над этой передачей. Не могу я придумать эту передачу. «В освещении истории семьи Рантала вы, как и с аварией на Ленинском, пока только одну сторону даете в эфир. Почему?». Максим, потому что другая сторона – исключительно финские власти, причем Соцбез. И они не выходят на связь. Не объясняет ничего социальная служба. Нет второй стороны, не существует просто. Я думаю, что мы после праздников попробуем финское посольство на это зарядить. У нас там есть коллеги, которые этим занимаются, мы позовем их в эфир. Но я не уверен, что финское посольство поддержит свои социальные службы.

«Педерастия – медицинский термин», — пишут мне. Спасибо большое. «Песня Noize – это его «Особое мнение»». Совершенно верно, но позвать автора на 32 минуты… Он у нас был в эфире. Я не понимаю, какая проблема. «Спасибо за работу». Да пожалуйста. Новости на Эхе.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ: 17:35 в Москве, это программа «Без посредников», у микрофона Алексей Венедиктов. Еще раз обращу ваше внимание на то, что работает видеотрансляция. И через нее, через сайт, можете присылать мне вопросы. Естественно, работает смс-служба: +7-985-97-45-45. Не забывайте подписываться. Позже я приму телефоны. Сейчас только отвечу на несколько вопросов, и мы дальше полетим к телефону. «Почему несколько дней Сергей Доренко не появляется на своей станции?» — пишет Александр Анатольевич. Ничего не знаю. Может быть, он в отпуске? Я тоже месяц не появлялся на своей станции, а только по телефону был. Активно не нравится такой-то журналист, можно ее убрать? В игнор ее, в игнор. «Что подарил Медведев президенту Франции?». С президентом Франции была смешная история. Самая большая новость была во время государственного приема-ужина. Госпожа Карла Бруни-Саркози появилась в замечательном известном ее синем платье, не надев бюстгальтер. И вот именно это обсуждали 400 гостей, а затем вся пресса, как французская, так и не французская. Очень смешно это все работало. Анна из Омска: «Ксения Ларина – жена Бунтмана?». Когда я уезжал, она была женой Валиулина. Меня не было неделю. Может быть, я что-то пропустил, Анна? «Не надо звонков я «Особое мнение»». Я вот тоже боюсь, что будет много. Антон правильно мне пишет: «Почему не отвечаете на вопросы в ленте?». Просто не хватает мне времени. Ну зачем отвечать на вопросы там, когда могу здесь, и быстрее. Сейчас просто не хватает времени.

353-36-59 – телефон прямого эфира. Буквально через несколько минут я начну принимать звонки. А теперь про Сталина. «Сколько можно мусолить Сталина. Каждый день одно и то же», — говорит Борис. Сколько он нас будет юзать – столько мы его будем мусолить. Вот такой ответ, я думаю, совершенно правильный. Иван из Питера: «Когда едете во Францию ленточку Почетного легиона надеваете?». Нет, не надеваю, даже на прием. «Когда будете в «Особом мнении»?». Когда дырка будет в «Особом мнении». У нас же как: есть постоянные люди, постоянные гости (повторяю – гости! никакие не соведущие, а гости). Когда кто-то из гостей заболевает, уезжает, не может, просит подменить, тогда открываются воротца и появляется возможность. У нас есть люди, которых мы часто приглашаем. И чаще всего приглашаем в эти открывшиеся возможности. Михаил Веллер в пятницу будет заменять Леонида Радзиховского Валерия Новодворская, Михаил Хазин теперь будет, Артемий Троицкий. Вот как только открывается возможность от постоянных гостей, мы их приглашаем сразу. Есть еще разные люди, вы их знаете. Поэтому мы вот так делаем. И когда есть такие дырки, тогда уже я сажусь. Вот дырка – это когда уже никого нет. «Стихи, посвященные родине…». Ну, что же делать. Да, это не нам. «Нужен ли вам талантливый журналист в лице меня?». Вы знаете, главные редактора не очень любят талантливых журналистов, поэтому это не лучшая рекомендация мне как главному редактору. «Верните «Музейные палаты»». Нет, ничего этого я делать не буду. Дальше – всякие глупости. Давайте перейдем к телефону.

363-36-59 – телефон прямого эфира. Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Семен.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, Семен, пожалуйста! Вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Хотелось бы задать вопрос, который волнует не только меня, но и всех ваших слушателей.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Попробуйте. Лучше от себя, а то все за слушателей говорят.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, конечно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Давайте, задавайте.

СЛУШАТЕЛЬ: Когда уже проведете телефон «Бабнику», *…*.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это телефон, правильно я понимаю, 8-902-003-15-13? Да, Семен?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо, отлично. Вам там позвонят и там ответят. Ну. Вы все слышали: просто нарушение, мат в эфире. Вот этот телефон зафиксирован. Очень хорошо. Если бы вы не сказали последнее слово, я бы еще подумал. А так – нет, запрещу. Будете сидеть у себя дома. А вот этим телефоном пусть занимается Главное управление Министерства внутренних дел РФ. Я думаю, Семен, это было бы правильно. 363-36-59. И следующий телефонный звонок. Если я правильно помню, это код Липецка. Алло! Здравствуйте! Нет, не проходит. Другой возьмем. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Алло!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы в прямом эфире. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: (молчание)

А. ВЕНЕДИКТОВ: Так, понятно. Это к вопросу о включении телефона, друзья мои. Вот три звонка. Один от этих пранкеров, телефон которого высветился и правильно сделал. А другие просто не пробивают линии. Вот что тут можно сделать? Передача в результате получается грязной, неинтересной. Давайте еще один звонок: да – да, нет – нет и до свидания. Алло! Здравствуйте! Вы в прямом эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Юрий Владимирович, Волгоградская область.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Так, Юрий Владимирович, слушаю вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Я к вам звоню такому вопросу: а можно ли, скажите, пожалуйста, на базе «Эха Москвы» основать какую-то учебную базу для детей и подростков по обучению журналистики?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я понимаю, что вы сказали. Спасибо большое, Юрий Владимирович. Вряд ли. Учебную базу трудно. Но я вам могу сказать, что у нас стажируются и к нам приходят не школьники, но такие школы журналистики. Мы их принимаем здесь. В том числе там и школьники, и студенты. Мы никогда не отказываем. И наши ведущие журналисты встречаются с ними, читают им лекции, проводят семинарские занятия. Но сами организовать свою базу, наверное, мы не сможем: не потянем, грубо говоря, Юрий Владимирович. На это силу нас будет маловато. Но мы никогда а образовательной области не отказывали никому. Сейчас мы будем проводить один эксперимент с моей группой из МГИМО. Они изъявили некую идею, некое желание, и мы с ними попробуем. Давайте вот еще один звонок. Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте! Меня зовут Дмитрий Максимов. Я являюсь слушателем. Мне очень хотелось бы услышать на вашем радио Татьяну Юмашеву.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, я ей предлагал. Дим, я ей предлагал. Я с ней встретился и предложил. Она сказала: пока нет.

СЛУШАТЕЛЬ: Но мы очень ждем ее.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я ей передам, что был звонок. И направлю распечаточку нашего эфира. А вы сейчас к ней напрямую обратитесь, скажите, зачем вы хотите ее услышать. И она это услышит. Давайте!

СЛУШАТЕЛЬ: Татьяна Борисовна! Молодежи российской хотелось бы услышать из первых уст те истории, которые вы пишете в своем блоге. Чтобы вы подтвердили, что именно вы пишите, а не ваши секретари или еще кто-то.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Понял. Спасибо, Дима! Я обещаю вам, что и текстом, и звуком я передам это Татьяне Юмашевой. Попробую.

Так: «Не отмахивайтесь от «тухлой»». Я не отмахиваюсь. Напомню, что это была оценка Артемия Троицкого передачи «Особое мнение», которую он собирался разнообразить. Еще раз повторю, что это – оценочное мнение. Каждому из вас какая-то передача или какой-то журналист может не нравится, и вы можете давать разные оценки. Это полное ваше право и говорить об этом, и писать об этом. Я не разделяю оценки Артема Троицкого. При этом если внимательные слушатели следят за информационной политикой, они видят, каким образом я меняю людей, я делаю по-другому. Я  понимаю, что существуют некие проблемы, я их решаю. Внимательные слушатели это видят. Но при этом признать, что эта передача плохая, тухлая, скучная, не могу, потому что знаю, как ее слушают; не могу, потому что знаю ее рейтинги; не могу, потому что знаю, как на нее реагируют люди, принимающие решения, в том числе и на самом высоком уровне. Я знаю ее действенность, знаю ее эффективность, поэтому не вижу никакой необходимости разнообразить ее песнями, плясками, чтением литературных произведений, танцами на льду. Даже если это общественно важная история. Не считаю это правильным. Это мое мнение. Но в отличие от вашего мнения, мое мнение на «Эхе Москвы», по редакционной политике, решающее. Поэтому еще раз повторю: абсолютно солидарен с Сергеем, который, использовав слово «формат», объяснил нашу позицию. Это общая позиция.

Ну вот опять про отдельные передачи. «Е-мое» вспомнили. Господи, сколько же это уже идет! «Слушатель по имени Семен третий раз за два дня звонит». Ну да, вот они звонят – но что я могу сделать с ним? Сопливые, прыщавые подростки, вы же слышали. Но я думаю, что это не наш вопрос с вами. Есть правоохранительные органы, которые этим занимаются. Почему мы будем заниматься этими вещами? Мне пишут, что это слово не мат. Ну пусть вот этим занимаются другие товарищи, Илья. Не будем на это тратить время: неинтересно, такая скучная история. Так, без подписи я читать не буду. Млечина – в «Своими глазами». О чем, Виктор? Он куда-то ездил? «Пригласите астролога и антиастролога». Владимир из Казани. Понимаете, это все равно что верю – не верю, бог есть и бога нет. О чем там спорить? «Отношения с Алексеем Воробьевым?». Мы друзья с Алексеем Воробьевым. Так чтоб у вас не было никаких сомнений.

Начали обсуждать стати Карлы Бруни. Коля, вы не правы. Одних хвалят, других ругают. Друзья, это абсолютно нормальная история. «А вернутся ли Познер и Леонтьев в «Особое мнение»?». Леонтьев – нет. Я недавно с ним разговаривал, и он сказал «нет». А  вот с Владимиров Владимировичем Познером мы работаем, объясняем. «Провожу ли работу по борьбе с курением среди персонала?» — спрашивает Грег. Еще как! У нас существует три кабинета, где курят сотрудники. Это, в частности, мой кабинет, хотя я сам не курю, но считаю, что неправильно лишать людей такой возможности. И, соответственно, курительные комнаты.

Дмитрий из Екатеринбурга пишет: «Хочу назвать свою аптеку «За углом». Вы не будете против?». Дмитрий, я буду за. И если вы назовете так свою аптеку и сообщите нам, то, когда я приеду в Екатеринбург, обязательно приду в вашу аптеку и куплю что-нибудь от головной боли. «Пустите Тоню в «Особое мнение»». Так она там и участвует.

«Не расстраивайтесь из-за звонков разных уродов». Слушайте, Антон, я и не расстраиваюсь вовсе. Вот эта история пранкеров с канала совершенно изумительная вот в чем. Вы, наверное, знаете, как в других странах такие же люди, пранкеры, разыгрывают знаменитых людей, достаточным образом рискуя. Они дозваниваются до президентов, они дозваниваются до радиоведущих – они дозваниваются до людей известных в основном. Затем звонки записывают и ставят в интернет ил отдают на радио. И это всегда смешно. Однажды канадского премьера разыграли. Здесь же, у нас, ничего, крем четырех слов, они сказать не могут. Понимаете, если у вас есть такие технические возможности – включите мозги! Сделайте красиво! А они не могут. Я расстраиваюсь из-за этого. Это ресурс, который уходит вот в эти слова. Ну, не умеют. А вообще у меня была давно такая мечта: сделать розыгрыш на радио «Звонок домой» человеку известному. Но для этого надо понимать, как это делать. Вот есть во Франции такие приемы, и очень смешными они иногда бывают. Они просто людей разыгрывают. Так аккуратно, но очень смешно. А потом публикуют, стараясь никого не обидеть. Важно, чтобы это слышали другие.

Мне пишет Василий, все тот же: «При всем уважении согласиться с вами нельзя. Правила любые предполагают исключения. А случай вполне тянул на исключительный». Ну, во-первых, не надо со мной соглашаться. Случай не тянул на исключительный в рамках этой программы. Мы вообще, как вы обратили внимание, песни ставим только в музыкальных программах. В «Развороте» не ставим. Но это исключительный случай. Это случилось в дневном «Развороте», это случилось и в «Утреннем развороте», Василий, поэтому я согласен, безусловно, с вами, что это случай исключительный. Но, повторяю, ставить его в телеэфир «Особого мнения» я был бы против. Вот сидел бы я, извините, здесь, и обратился бы ко мне Артемий, я занял бы ровно ту же позицию, что занял Сережа. Может быть, еще резче. Именно потому, что программа «Особое мнение» конструируется, реконструируется и ведется мной. И я понимаю все нервы этой программы.

Отчет Марины Салье мне напоминают. Спасибо большое! Вижу, хотя хорошо бы подписываться. Собственно говоря, еще в 2000 году мы говорили об этом отчете. Когда Владимир Владимирович был назначен премьер-министром, тогда мы на «Эхе Москвы» подробно об отчете говорили. Этот документ 15-летней давности. Мы его обсуждали. Он расположен в интернете — ради бога. Мы приглашали тогда Марину Салье, но она не пришла. Я не знаю, приглашали ли сейчас ее. Наверное, надо пригласить, взять интервью у нее. Здесь я с вами согласен. Но я просто хочу напомнить, что это не новый документ. Я его еще раз посмотрел, я его знаю. Это действительно была комиссия, это действительно была особая практика тогда во всех городах, действительно, когда жрать было нечего. Я помню всю эту историю, помню историю с Мариной Салье и ее отказ давать интервью первые два года. Я помню, что к ней Андрюша Черкизов ездил, уговаривал дать интервью «Эху Москвы». Нет — и все! мы сейчас произведем это: попробуем ее найти и сделать это в голосе. Мы все-таки радио, и здесь должно быть интервью.

Про суд с Джугашвили: поскольку я был в командировке, суд перенесен на 26 марта. Я хотел бы обратить ваше внимание на статью в «МК» (это было как раз 3 марта), где мы чуть-чуть приоткрыли нашу систему защиты и где мы добавили материала на эту тему. Найдите эту статью и прочитайте.

Млечин ездил на Западную Украину. Слушайте, хорошая идея, если он только не в «Особом мнении»! А может, мы перенесем 8 марта Млечина на «Своими глазами», предположим, а Троицкого позовем… Дайте я выйду из эфира, и я это сделаю.

«Так, Новодворскую каждую среду, чередуя с кем-то», — это Аня из Омска. Она не каждую среду. Еще раз повторяю: Валерия Ильинична, так же, как Артемий Троицкий, как Михаил Веллер, еще кто-то, когда у нас из людей, которых мы раньше позвали на постоянную основу… Мне кажется, что это было бы правильным, но тогда кого-то выгнать надо, а я не согласен.

Ира: передачу об эзотерике. Стас: «Млечин ездил на Западную Украину». Я понял уже, Стас, все. «Придумайте программу для Парфенова!» — Эдик. Эдик, вы представляете, что вы сказали? Придумайте программу для Парфенова! Да Парфенов может придумать сто программ! Другое дело, что, к сожалению, Леня говорит, что он занят и у него нет времени. А Парфенова на «Эхе» — с удовольствием.

Василий спрашивает: «Почему вы не приглашаете Анатолия Вассермана в эфир?». Анатолий Вассерман публично (я это читал, и вы найдете в интернете) сказал: я сомневаюсь, что принял бы приглашение «Эха», потому что у меня с ним – с «Эхом», видимо! – разные взгляды на что-то там. Слушайте, мы себя не на помойке нашли. Я вообще не понимаю: «у меня разные взгляды» с кем? С юридическим лицом с «Эха»? Ну, хорошо, предположим. Он мне напоминает Горбачева, который, помните, сказал: «Я к вам не приду, потому что у  нас разные взгляды». И не пришел. Так вот, что мы будем унижаться? Надо будет – попроситься. Не надо – пусть будет в другом месте.

«Много ли у вас работает незамужних девушек?». Антон, вы знаете, сегодня незамужняя, завтра замужняя, послезавтра опять незамужняя: за ними не уследишь. Баловницы, одно слово!

«Вызовите в «Клинч» Ремчукова за фразу о трусости нашего народа». Слушайте, я даже не читал про этого ничего. «На ВВС пранкеры поперли лучшего ведущего Джонатана Росса». Бывает и то. То, что мне интересно, мне интересно. Давайте еще пять минут по телефону. 363-36-59. Этот телефон мы забанили, поэтому, извините, разбирайтесь там как-нибудь с другими органами. Еще разочек! Алло! Здравствуйте! Вы в прямом эфире!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей Алексеевич!
А. ВЕНЕДИКТОВ: Как вас зовут?
СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Алексей.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Это правильное имя.
СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, хорошая у вас передача «Особое мнение». Но у вас там выступают в основном штатные ваши.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Не наши! Штатных нет.
СЛУШАТЕЛЬ: Люди, хорошо информированные.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Алексей, я так ее и придумывал.
СЛУШАТЕЛЬ: Очень хорошо. Но вот однажды у вас был, я слышал, Юрий Шевчук. Мне очень понравилось его особое мнение. Нельзя ли приглашать других, кроме ваших штатных людей. Простых известных людей.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Понял. Отвечаю. Я об этом и говорил, Алексей. Когда у нас нет так называемого «штатного» (не подумайте, что он в штате – постоянного приглашенного гостя), мы можем их туда позвать. И Юрия Шевчука, и Олега Табакова, и Владимира Путина, и президента Франции, и его жену, я бы сказал даже, простую Карлу Бруни-Саркози. На самом деле, кроме шуток мы так и делаем. И, собственно, Тема Троицкий был приглашен ровно так же и потому же. Мне кажется, что в «Особом мнении» он вполне форматен: он высказывает свое особое мнение о тех событиях, о  которых его спрашивают и о которых он сам хочет сказать. И это формат. Ты должен высказать свое особое мнение и анализ, с одной стороны. Вот в этом, собственно, смысл этой передачи. Именно поэтому эта передача настолько слушаема. Она действительно слушаема. Она разная, но она слушаема.

«Ларина — жена Валиулина», сообщает Рита. Уф, отлегло, а то я думал, что что-то случилось и изменилось. «Как вы считаете, возможно ли провести «Клинч» между Бунтманом и Троицким?» — Олег Фомин. Нет! О чем? О форматах передачи? Это я здесь определяю. Какой «Клинч»? О чем? Просто – о чем? О тухлости той или иной передачи? Я не вижу необходимости и даже не знаю, о чем. Я бы не смог его вести.

Так, «сам не куришь». Сам не курю. «Не хотите обсудить повышение земельных налогов в сто раз?» Я думаю, Наташа, что мы это будем делать обязательно. Я вообще мучаюсь одной идеей, в которой все меня поддерживают. Но никто не хочет делать: я хотел бы сделать передачу по истории налогов мировых. Как возникли, почему возникли, как налоги в России возникают, почему они повышаются. Понимаете, да? Вот такая история. Но пока не могу придумать. Предложил Андрею Макарову, а он сказал, что не только налоги его интересуют. Но он уже уехал. Вот сейчас думаю, как. Придумывать всегда сложно, честно говоря. И часто не получается.

«Может ли стать гостем любой передачи Марина Салье?». Да, Лариса, и я только что на это ответил. «Дмитрия Быкова в «Особое мнение»». Был Дмитрий Быков в «Особом мнении». Можно Дмитрия Быкова. Нет никаких здесь ограничений. «А такие, как Семен, придают эфиру колорит». Ну да только на колорит они и способны. Понимаете, без последнего слова можно было обсуждать. Последнее слово – сразу закрываю позицию, это перестает быть мне интересным. Владимир из Саратова пишет: «У вас хорошая радиостанция, поэтому и ругаются нецензурно». Бавает… «Обсуждение Оскара». Давайте посмотрим. Да, сегодня ночью, действительно, присуждается Оскар. Я, наверное, отдельный несчастный, не посмотревший «Аватар», буду наблюдать, как «Аватару» что-нибудь вручат. Или из зависти не вручат. ВрУчат, а может быть вручАт.

Спасибо всем большое! Я с вами прощаюсь. Это была программа «Без посредников». Алексей Венедиктов был у телефона, у микрофона, смс и видеотрансляции. Всем пока.

Комментарии

86

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

estonec 08 марта 2010 | 13:15

Интернет-кафе
Будьте осмотрительны в интернет-кафе! Однажды я заглянул в одно такое кафе, зашёл на сайт 'Эхо Москвы', а страничка открылась с моим логином. Прежде чем понять в чём дело, я успел удивиться. Оказывается, месяц назад, я не вывел свой 'ник' с сайта на этом компе, и любой посетитель кафе мог бы голосовать на сайте под моим логином. Но Вы, Алексей Алексеевич во Франции, конечно, не забыли вывести свой ник?..


08 марта 2010 | 15:02

Мне кажется - он и с первого раза понял.-)


08 марта 2010 | 14:37

«Почему так мало в эфире Тони Самсоновой? Не зажимайте ее!». Пожалуй, зажмешь.
я так думаю, что это МАТЬ ЕЕ пмсала!!! иезуитство, достойное путина. интересно кто за этой блеющей, гнусавой козой стоит, что Венедиктов как А.Матросов ради нее (а может ради Эха) на амбразуру кидается... А слабо ему в эфире прочитать сотни отзывов несколько другого содержания? что с Венедиктова взять... ТРУБА! газонефтяная!


08 марта 2010 | 14:43

Алексеич должен извиниться перед пранкерами за ту чушь которую он про них наговорил.


08 марта 2010 | 16:28

Расскажите всю правду, плиз, - оч интересно.


08 марта 2010 | 23:30

а его он говорит что русские пранки это не смешно? хоть бы полазил по сайтам послушал например канделаки с носиком или собчак с гордон. или недавно вот с юрием антоновым вообще ржач был. и это без всякого мата. тут никакой канадский премьер-министр рядом не стоял. и это только с знаменитостями. чего стоят хотя бы те же походы к бабке. а на эхо матерятся потому что политика у них дибильная чуть что не то скажешь - тебя отрубают сразу. вот и приходиться импровизировать


09 марта 2010 | 10:39

Это не вся правда.)) Не конкретно.

На Эхе надо говорить то! Вот нафига мне, слушателю, дебильная чушь вместо интересного мне серьёзного обсуждения...

Венедиктов говорил о шуточках в отведённое для этого время в эфире.


10 марта 2010 | 01:08

кому дибильная чушь, а кому забавный курьез, вносящий хоть какое-то разнообразие в сонм непрекращающихся пафосных политических речевок. это как говорил сам Венедиктов - вкусовщина


and 08 марта 2010 | 16:06

Уважаемый Главный редактор, не опускайтесь до провакаций
Под сообщением о возможном проведении марша ветеранов латышских эссесовцев помещена фотография бравых молодцов в эссесовской форме - как-то не очень они похожи на 70-80хлетних стариков!


and 08 марта 2010 | 16:15

Ну до чего техника дошла - 3 минуты и вжик...
Уже убрали...
СПАСИБО!!!


cigizmoond_vyhuholev 08 марта 2010 | 16:27

Почему-то с первой фразы понял, что Семён сейчас что-то выкинет.


mak 08 марта 2010 | 17:26

Мне интересно, ААВ просто врет или выгораживает Бунтмана
Ведь Троицкий ничего не говорил о том, что без песни в эфир не придёт. Более того, в его блоге хорошо описан их с Бунтманом разговор. В котором ничего нет про ультиматум Троицкого, зато хорошо описан ультиматум Бунтмана. То есть это не гость отказался, а ведущий его изгнал.

Зачем же врать-то, Алексей Алексеевич?...


08 марта 2010 | 20:00

тормоз-хохмач
Лёха с вирусами насмешил до слёз, он всё больше становится неубедительным, скатился до визгливых разборок... пора менять стиль, а лучше его, разваливает он радиостанцию своей кадровой и негодно-упрямой редакционной политикой. Это, судя по коментам и откликам даже цензурируемым, ясно уже многим слушателям, но к сожалению не ему. Думаю хозяева тоже скоро поймут что ААВ - тормоз.


irene 08 марта 2010 | 22:46

_ А Вы, извините, кто такой ?
С " такими мыслями " , вдруг, появляетесь ТАК внезапно?:(((
У Вас - весеннее обострение ?

Кто такие Хозяева, которые " скоро поймут"?

Читайте классиков. Очень полезно. Например:

" Болтун подобен маятнику: того и другой надо остановить"./ Козьма Прутков." Плоды раздумья". Мысль №68 /


09 марта 2010 | 13:37

Когда уже проведете телефон «Бабнику»
Алексей Алексеевич, а "БАБНИК" - это кто, вы хотели ответить... но не стали....


gedonis 14 марта 2010 | 18:04

Ругательства в эфире
Насколько я понимаю глав. реда и журналистов, слово "пидорасы" не является к матершинным и относятся к ругательным. Поэтому прав ли я, что его можно свободно упоминать в комментариях на сайте?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире