С. БУНТМАН — Добрый вечер! Это программа Без посредников. У микрофона Алексей Венедиктов и Сергей Бунтман. Начнем мы сегодня с пейджера. Вот бабушка Наташа спрашивает, почему мы не приглашаем Юлию Латынину — а она у нас только что была.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Она, кстати, выпустила только что очень интересную книгу.
С. БУНТМАН — Вы так рекламируете свой тотализатор — надо бы его сделать и по телефону — это уже другой тотализатор с другими правилами.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Но это, тем не менее, правильное замечание. Вот я сегодня разговаривал с двумя своими друзьями. Они сказали, что у них нет компьютера, но, тем не менее, они хотели бы сыграть. Эта проблема, которую мы, видимо, будем решать в 2000 году.
С. БУНТМАН — Напоминаю, что сейчас нас поддерживают газеты Советский спорт, Новая газета, еженедельник Футбол, газета Сегодня.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Кстати, в Сегодня по окончании будут опубликованы всякие графики — статистика.
С. БУНТМАН — Просят возобновить Метеоскоп в полном объеме хотя бы 1 раз в сутки, а не называть только текущую температуру.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Информация о погоде, давлении и так далее нуждается в реформировании. Мы над этим думаем, потерпите немножко!
С. БУНТМАН — Будут ли выпускаться аудиокассеты с передачами Золотая двадцатка?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Это не наш бизнес. Может быть, найдется желающий это сделать?
С. БУНТМАН — Просят пригласить представителя СБС-Агро.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Представитель СБС-Агро — это государство, как я понимаю, теперь, ибо он перешел в руки государства. Я думаю, что это правильное предложение. Я попрошу Турбанова — руководителя Агентства по реструктуризации — снова придти к нам и рассказать отдельно по СБС-Агро. Надеюсь, продюсеры меня слышат.
С. БУНТМАН — Спасибо, Андрей, за информацию о том, что в декабре можно поймать в МДМ Юрия Шевчука. Заготовим сети, чтобы его ловить. Слишком быстро Татьяна Лямзина говорит телефоны своих гостей!
А. ВЕНЕДИКТОВ — После программы можно позвонить в редакцию, они там есть.
С. БУНТМАН — Расскажите подробно о легендарной группе Воскресенье — эту просьбу отправляем к Иллерицкому, у него самая подходящая программа. Тут говорят, что видели Черкизова в программе Киселева, и что он — очень рукопожатный.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Естественно, нерукопожатные у нас на радио не работают. Иногда приходят, но не работают.
С. БУНТМАН — Кто вообще входит в холдинг Медиа-Мост?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Туда входят следующие структуры: НТВ, НТВ+, ТНТ, 7 дней, Караван историй, Сегодня, Итоги и Эхо Москвы.
С. БУНТМАН — Почему политическая реклама идет без отбивки и голосами ваших ведущих?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вы что-то прослушали. Такого не бывает. Голоса ведущих не записывают, в рекламе не используют.
С. БУНТМАН — Что такое блокбастер? — это чрезвычайно популярный кинофильм. Теперь, по-моему, пора задать вопрос.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Сейчас я попробую его сформулировать. В списке для голосования будет представлено 28 партий. Предположим, вы являетесь сторонником маленькой партии, которая, с вашей точки зрения, не пройдет 5% барьер. Вы вынуждены голосовать либо полезно, т.е. за ту партию, которая точно пройдет, либо голосовать чисто, искренне, т.е. голосовать за свою партию, даже если она не пройдет. То есть чем вы будете руководствоваться, как вам сегодня кажется, войдя в избирательную кабинку: будете голосовать полезно или голосовать чисто?
С. БУНТМАН — Я надеюсь, все поняли ход наших мыслей. Итак, если вы будете голосовать полезно — 995-81-21, если вы все-таки будете голосовать чисто — 995-81-22. Время пошло! А мы пока общаемся по телефону. Алло, добрый вечер!
СЛУШАТЕЛЬ — Здравствуйте. Мне кажется, пора придумать что-нибудь свежее в вечернем субботнем эфире. А еще очень приятно слушать Константина Кравинского, хотя он очень редко появляется.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Как вы могли заметить, я уже почти сошел с этого эфира. Это не мой эфир, это эфир команды, поэтому я туда ничего не вношу. А Кравинскому я сегодня же скажу, и он будет появляться чаще.
С. БУНТМАН — Алло, добрый вечер!
СЛУШАТЕЛЬ — Добрый вечер. Меня зовут Таня. У меня 3 вопроса. Первое, нельзя ли попросить ваших ведущих обозначать, когда они заканчивают эфир? А то пойдет реклама или новости, а после уже совсем другой человек.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Справедливо. Запомним.
СЛУШАТЕЛЬ — Второе: не собираетесь ли вы менять свою вывеску на улице? А то она такая старенькая уже.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Собираемся, обязательно.
С. БУНТМАН — И птичками засиженная…
СЛУШАТЕЛЬ — И последнее: Сергей Александрович, а можно ли где-нибудь у нас купить книжку Леди Дейзи на английском языке?
С. БУНТМАН — Я ее видел только в руках у переводчицы, увы! Алло, добрый вечер!
СЛУШАТЕЛЬ — Здравствуйте. Я хотел бы сказать, что мне не очень нравятся изменения в передачах Бориса Алексеева. Раньше было лучше.
А. ВЕНЕДИКТОВ — А я вообще считаю, что тогда надо урезать его время, раз раньше было лучше!
СЛУШАТЕЛЬ — Позвольте с вами не согласиться! И еще, на счет вашего передатчика. Декларировано, что он берет и Московскую область. А это не так — только половина Подмосковья, особенно на 91,2. Нужно что-то делать.
С. БУНТМАН — Понятно. Представьте себе, что область идет таким вот лепестком, а не кругом. И всю область поэтому не охватывает.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Но он прав в том, что надо усиливать сигнал. Могу сказать вам честно, что на счет усиления сигнала у меня есть большие сомнения, потому что сейчас те, кто занимается сигналами, не сильно заинтересованы в распространении Эха Москвы. Есть проблемы.
С. БУНТМАН — Тут еще на пейджере был вопрос, я помню, на счет Говорит Москва и Радио-Спорт.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Да, я вообще прочитал, что в Башкирии запрещено ОРТ, Доренко, Зеркало — это просто безобразие. Здесь другое. С моей точки зрения, это — просто удар по свободе слова. Мы же все понимаем, что это — чисто политические решения как в Башкирии по поводу ОРТ, так и в Москве по поводу Говорит Москва и Радио-Спорт. Это цензура. Власти, там, где они имеют силу, используют, с моей точки зрения, абсолютно незаконный, противоречащий Конституции способ, чтобы заткнуть рот оппозиционной прессе. Это, кстати, касается и Эха Москвы в том числе.
С. БУНТМАН — Абсолютно все свободны говорить о качестве программ, ведущих, их политической направленности. Но это не значит, что их можно закрывать и лишать слушателей и зрителей возможности самим выносить суждения по поводу той или иной программы или ведущего. Алло, добрый вечер!
СЛУШАТЕЛЬ — Добрый вечер. Вот, например, мне нравится какая-либо партия, ее программа, и я собираюсь за нее голосовать. Но в первой тройке этой партии есть человек, чьи взгляды я совсем не разделяю и очень жалею., что он туда вообще попал. Вот что бы вы мне посоветовали?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Это действительно вопрос. Но если этот гипотетический нелюбимый вами человек попал в эту партию, а партия его приняла для чего-то, значит, такая партия! И есть предположение, что вы неправильно ее понимаете, эту партию. Или же вы должны понять, что, по условиям борьбы за голоса в парламенте, партии иногда включают в свой состав людей, которые, может быть, не совсем разделяют ее взгляды, но которые могут принести дополнительные голоса. Честно говоря, голосуйте умом, а не сердцем.
С. БУНТМАН — А я сейчас объявлю результаты. Итак, мы предлагали голосовать полезно или чисто, т.е. за тех, кто пройдет наверняка и более-менее вам близок или за тех, кто вам просто по сердцу, независимо от того, каковы ее шансы пройти. Позвонило нам 1341 человек. За то, чтобы голосовать полезно выступает 24%, а 76% будут голосовать чисто. Фантастика! Я хочу только сказать, что все равно мы выбираем из существующего. Если бы существовала идеальная для нас партия, мы бы в нее вступали и там бы боролись. Но идеального ничего нет. Снова заработал пейджер: Интересно, кому не нравятся ваша передача?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Дело не в передаче. Наша передача нравится всем. А если серьезно, то наша передача не нравится всем людям, принимающим решения. Во-первых, Эхо Москвы обнародует факты, которые неприятны власть предержащим. Всем: московским, федеральным, мировым. Второе: журналистами критикуются конкретные действия правительства. Если сказать политическому деятелю ты козел!, человек обидится, но станцию не закроют. А если мы берем конкретное постановление правительства Москвы или конкретные действия российских генералов, начинаем конкретно разбирать и вам показывать, что они нарушают закон, нарушают права человека, вот тогда, поскольку это предметный разговор, нами и недовольны. Если бы вы знали, сколько я получаю звонков, мягко говоря, замечаний в личное дело от разных политически людей, то вы бы поняли, что мы неудобны. Но, на мой взгляд, пресса и должна быть неудобной для властей.
С. БУНТМАН — Как бы вы отреагировали, если бы в отношении какой-нибудь вашей передачи Большое журналистское жюри приняло бы решение, как в отношении передачи Доренко?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Я член Большого жюри, как лауреат премии Золотое перо. Я могу сказать только одно: подобных передач, как передача Доренко, на радиостанции быть не может по одной простой причине — нельзя путать версии с фактами! Нельзя оболванивать слушателей. Вот Андрей Черкизов совершил конкретно фактическую ошибку по Венгрии, он и извинился перед слушателями в той же самой Реплике! Мне даже не надо было заставлять его это делать. Журналист, любой, имеет право на свои суждения и комментарии, но при этом версии не должны преподноситься как факты и должна быть возможность другой стороне ответить. Вот это — журналистика. Если Большое жюри посчитает, что кто-то из наших журналистов поступил неправильно, это будет афронт мне, как главному редактору, это будет афронт всему Эхо Москвы. Я буду тщательно изучать ситуацию. Если я буду считать, что мы правы, я приду на Большое жюри и буду защищать своего журналиста, если я буду считать, что мы неправы, журналист извиниться в том же самом эфире. Это же очевидно! Большое жюри — это суд чести, юридически никакого решения он не принимает. И ОРТ никакого решения исполнять не должно.
С. БУНТМАН — Почему говорят, за кого голосовать и не говорят, что можно голосовать против всех?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Да, у нас есть такая строчка. Но, по-моему, она есть только в России. Если ты против всех, зачем ты тогда идешь на выборы? Но таков наш закон.
С. БУНТМАН — Если я голосую чисто, то кому пойдут голоса, отданные за непрошедшую партию?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Если партия не набрала 5% и сумма голосов за партии, преодолевшие 5% барьер, больше 50, то тогда ваши голоса распределяться достаточно пропорционально относительно тех партий, которые прошли. То есть коммунистам. По нынешним временам по всем опросам на первое место среди партий выходит КПРФ, соответственно, большее количество голосов уйдет коммунистам, после них — ОВР, потом — Яблоко и в конце — Единство и Союз правых сил.
С. БУНТМАН — Большое жюри приняло решение по Доренко. Значит ли это, что он не будет появляться на экране?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Большое журналистское жюри не имеет никакого отношения к юридическому решению о появлении Доренко в эфире ОРТ, Эха Москвы, газеты Красная звезда — решают редактора этих СМИ. Это решение — это не запрет на профессию. Я думаю, прежде всего это решение направлено в адрес ОРТ, потому что Доренко имеет право на свою точку зрения и, в соответствии с Конституцией, имеет право ее реализовывать. Другое дело, что человек, о котором он говорит, должен иметь возможность на этом же канале в то же время ответить на это. Как получилось с фильмом по МВД. Один канал показывает фильм, другой показывает, что этот фильм сфальсифицирован, а на том канале — ни слуху, ни духу. Т.е. зрители второго канала до сих пор думают, что это — правда.
С. БУНТМАН — Нам делают замечание, что в последнее время мы не критикуем правительство Москвы, а в основном — Ельцина и Путина.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Вы неправы. Посмотрите, пожалуйста, Реплики Черкизова на сайте. Просто сейчас 2 основные темы в новостях — это Чечня и выборы, где решения, в основном, принимают федеральные власти. Что касается остальной критики, то наши гости критикуют друг друга! Кстати, новость. Сайт Эха Москвы занял первое место в номинации СМИ конкурса Реклама в Интернет.
С. БУНТМАН — Вау!
А. ВЕНЕДИКТОВ — Радиостанции Эхо Москвы был вручен приз на 9-ом Международном конкурсе рекламы, который проходит в Международном торговом центре в Москве. Дизайн сайта разработала компания Х-проджект.
С. БУНТМАН — Это прямо сейчас?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Прямо сейчас! Да, в реальном времени.
С. БУНТМАН — Ребята, это все! Можете поздравлять!
А. ВЕНЕДИКТОВ — Это новое поле для нас. Мы много над ним работали. Оно, естественно, пока несовершенное, но мы будем работать дальше. Это очень важно.
С. БУНТМАН — Спрашивают, будем ли мы приглашать Доренко.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Доренко мы пригласим, когда он уйдет в какую-нибудь одну профессию: либо в журналистику, либо в политику. Если его сейчас отстранят от ведения программы, он станет человеком, вокруг которого создалась новость и, безусловно, сразу же будет приглашен. На сегодняшний день я не вижу необходимости его приглашать.
С. БУНТМАН — Нас спрашивают: куда пропал Музыкантский, а еще просят пригласить Бугаева.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Музыкантский никуда не пропал, он в Москве и будет приходить. Ну а Бугаев — будет новость, будет и Бугаев.
С. БУНТМАН — Говорят, что Леди Дейзи можно заказать в магазине Англия — можно, но дорого. Кажется, что сейчас все направлено на очернение Путина.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Я вижу тенденцию в другом. Кампания 1995-1996 годов была направлена на поддержку кандидата, который тебе приятен. Сейчас речь не идет о поддержке кандидата. Сейчас речь идет о том, чтобы затаптывать его соперника. Никто, скажем, Шойгу сильно не раскручивает, а вот вокруг вытаптывают поле. Что касается очернения Путина, я не очень понимаю, что вы имеете в виду под очернением. С его биографией никто не разбирается, а что касается конкретных действий правительства, то они, на мой взгляд, прежде всего нуждаются в критике со стороны прессы. В поддержке прессы правительство не нуждается, у того же Путина рейтинг заоблачный. А что касается книг, задержанных таможней, то это — действия правительства. И пусть Путин ответит: неужели у таможни есть право останавливать книги? Там же есть замечательная история о том, как это произошло. Она описана сегодня в какой-то газете: таможенник случайно вынул одну книгу, случайно ее пролистал, сказал, что она очерняет внешнюю политику и арестовал груз до экспертизы. Извините, это что за детский сад? Путин за это отвечает, это — его правительство.
С. БУНТМАН — Спрашивают, почему у нас были представители Спаса?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Как — почему? Спас сегодня — официально зарегистрированная партия, которая сегодня имеет право на участие в предвыборной борьбе. И я говорил о том, что если Спас будет участвовать в выборах, то они будут приглашены как и все остальные партии. Более того, они у нас были в тот самый день, когда суд ликвидировал Спас, т.е. они были уже субъектом истории.
С. БУНТМАН — Тут интересуются, неужели был и Васильев?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Дмитрий Васильев, который зарегистрирован как один из кандидатов на пост мэра Москвы, обязательно будет у нас в студии.
С. БУНТМАН — Вот тут важный вопрос по Мост-ЛОТО: Если один из членов семьи выиграл, могут ли другие члены семьи с тем же номером телефона продолжать играть?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Не готов ответить, мы это обсудим и решим.
С. БУНТМАН — А я в пятницу в результатах вам и объявлю. Алло, добрый вечер!
СЛУШАТЕЛЬ — Здравствуйте. Я хотел бы напомнить вам ваши же слова о том, что Баркашов никогда не будет на Эхе Москвы.
А. ВЕНЕДИКТОВ — А у нас не было Баркашова. У нас был председатель Спаса, депутат Госдумы, которого вы избрали, господин Давиденко.
С. БУНТМАН — Если я пришлю письмо Петру Журавлеву, есть ли вероятность, что он его получит?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Небольшая, но есть.
С. БУНТМАН — Алло, добрый вечер!
СЛУШАТЕЛЬ — Здравствуйте. Вы, Алексей Алексеевич, из вечернего субботнего эфира ушли, но за Вами должок. Вы объявили 5 июня этого года, что победитель Слушать подано поедет в Европу. Но в сентябре не удалось выехать, так как радиостанция не смогла ничего обеспечить.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Радиостанция все смогла обеспечить, а вот наш слушатель должен был обеспечить себя паспортом. Поэтому, если вы не успели себя обеспечить паспортом к тому времени, то вам остается только позвонить в редакцию и оставить для меня свой телефон. Только не надо перекладывать свои ошибки на радиостанцию! Все получают свои призы, и все недоразумения улаживаются.
С. БУНТМАН — Битловский эфир уходит в отпуск. Скажите, кто будет его заменять?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Венедиктов.
С. БУНТМАН — Кстати, спрашивают, будет ли клуб битломанов.
А. ВЕНЕДИКТОВ — Клуб обязательно будет. Мы просим подождать до конца выборов, просто сейчас нет столько времени для того, чтобы им полностью заняться. Но с 1 января 2000 года он уже физически будет.
С. БУНТМАН — Алло, добрый вечер!
СЛУШАТЕЛЬ — Многие граждане говорят: Чего я пойду голосовать, если мой голос все равно ничего не решит? Может, принудить голосовать всех?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Принудительно гражданина не воспитаешь. Я хожу на выборы всегда. Но это не значит, что я буду голосовать по каждому из 3-х голосований. Напомню: мэр Москвы, одномандатный округ и федеральный список. Это моя личная точка, потому что я вижу, какие последствия приносит неприход на голосование. Не приходят, прежде всего, городские жители, молодежь. Но мы все будем жить в третьем тысячелетии, и это меня, как гражданина, чрезвычайно беспокоит.
С. БУНТМАН — На сколько избрали президентом Кучму? — на 5 лет. Куда делся Павел Широв?
А. ВЕНЕДИКТОВ — Он ушел с ОРТ. Сейчас его нет в Москве, как вернется — поговорим.
С. БУНТМАН — Будете ли вы приглашать в эфир кандидатов в губернаторы Московской области?
А. ВЕНЕДИКТОВ — По идее, хотелось бы. Не очень понятно, когда успеть это сделать. Мы сейчас ищем ту формулу, по которой главное в их программах было бы доведено до вас без искажений.
С. БУНТМАН — Ну что же, принимаем последний звонок. Алло, добрый вечер!
СЛУШАТЕЛЬ — Здравствуйте. Очень не достает, Алексей Алексеевич, вашей программы Эхо недели!
А. ВЕНЕДИКТОВ — Мы подумаем.
С. БУНТМАН — Да, спасибо вам. До встречи! Всего вам доброго.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире