'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 24 января 2009, 16:05

А.ВЕНЕДИКТОВ: 16 часов и 8 минут в Москве. Всем добрый день, у микрофона Алексей Венедиктов. Мы тут поменялись, поскольку я радостно с завтрашнего дня уйду то ли в отпуск то ли в командировку наконец-то, потому что все зимние каникулы пахал… кто там у нас на галерах? Вот как он на галерах, я был. Как Он на галерах. Вот теперь у меня неделя будет полуотпускная, полукомандировочная. Поэтому завтра меня не будет. И то, что я отнял у Ксении Лариной в виде «Музейных палат», будет возвращено в 13 часов дня. Поэтому сегодня «Без посредников». Я напоминаю, что программа «Без посредников» — это программа о радио и для тех, кто слушает радио, а не о политике. О политике, но о политике радиостанции. Поэтому вы можете задавать мне вопросы на смс 970 4545. Это московский номер телефона. У нас там есть порядка 170 вопросов в интернете. Надо будет провести как-нибудь передачу по полям интернета. И, соответственно, телефон прямого эфира чуть позже – 363 36 59.
Несколько слов об обновлениях и разного рода приключениях. Ну, на прошлой неделе мы с вами говорили о том, что многим неудобны файлы, разделенные на две части, чтобы прослушивать в интернете. Потому что мы делили на две части. И развернулась такая широкая дискуссия в интернете. Мы даже поставили вопрос на голосование. И половина – 53 на 47 – в общем, наши слушатели разделились пополам, грубо говоря. Тем не менее, как всегда, мы обсуждаете, а я принимаю решения. Мы приняли решение объединить эти файлы в один. Пока там внутри остаются новости и реклама, но я думаю, что в течение короткого времени будет построена программа, которая будет вынимать из середины часа в файлах интернета. И сейчас уже последние передачи, хотя там и написано «Часть первая», но она единственная теперь, с сегодняшнего дня пошла. Спасибо всем, кто принял участие в этом обсуждении. Особенно отдельное спасибо Артемию Лебедеву, который с присущим ему лингвистическим изяществом, скажем так, обратил внимание на это проблему. Хотя, повторяю, среди тех, кто пользуется нашим сайтом и проголосовал, разделились пополам. Итак, будет один файл. Естественно, будут переименованы в более удобные названия файлы. Буквально через несколько дней мы это запустим. И этот вопрос закрылся.
Вторая история, о которой я хотел бы вам сказать. Сразу отвечу. Опять-таки, почему нет Виктора Шендеровича? Потому что его нет в Москве, он не может приходить. Когда Виктор Шендерович – не сотрудник, напомню я вам, «Эха Москвы» — в Москве, это его место – четверг, 17, «Особое мнение». Когда он отъезжает, мы приглашаем других гостей, не менее достойных быть на этом месте. Как только Виктор вернется в Москву, он встанет на свое место. Маша Гайдар – тут меня сразу спрашивает Евгений, по-моему. Маша Гайдар сейчас выбирает, как я понимаю, между несколькими работами, и важно сделать так, чтобы была возможность совмещения ее работы на «Эхе» с теми другими работами, которые ей предлагаются. Но это ее выбор. Мы ждем еще неделю-две, после чего Маша мне скажет, а я расскажу вам, как и в каком виде она будет сотрудничать с «Эхо Москвы».
Вопрос опять об утреннем «Развороте». Я еще раз повторяю – что касается субъективного критерия, утренний «Разворот» мне нравится. Мне нравится, как работает Василий Уткин, как работает Александр Плющев. Что касается объективного фактора, то есть количества людей, которые слушают, то количество огромное. Я уже говорил вам, что за три осенних месяца, а мы меряем кварталами, я уже устал это повторять, «Эхо Москвы» в утреннем «Развороте» на втором месте в Москве, где каждые 15 минут… 9 часов – это 159 тысяч человек каждые 15 минут, второе место, и 10 – 158 тысяч, это третье место в Москве. И нас это безусловно и беспрерывно радует. Это вот эта история. Поэтому если кому чего надоело, ну вы же знаете, простая история – «Эхо Москвы» предлагает разные передачи с разными ведущими, и вы вправе выбирать те передачи, которые существуют на «Эхе Москвы». Если вы не находите на «Эхе Москвы» то, что вам нравится, в то время, в которое вам не нравится, выбираете другие радиостанции, их 46. Я говорю совершенно откровенно. Мы в данном случае прекрасно понимаем уровень конкуренции. И мы считаем, что мы лучшие. Что мы лучшие, что мы правильные. Но при этом каждый слушатель отдельно, один из этих 158 или, скажем, это я вам говорю по «Гэлопу», а вот «Комкон», который пришел, уже три месяца – октябрь, ноябрь, декабрь – говорят о том, что в Москве в среднем за эти три месяца нас каждый день слушает 941 тысяча человек. Год назад – 899 тысяч в день. Таким образом, каждый из этих 941 тысячи человек может выбирать те передачи, естественно, и тех ведущих, которых по каким-то причинам он слушает. А в другое время он может вполне слушать другое, читать, ходить в кино, встречаться с друзьями. Ваше право. И я не очень понимаю, почему «Эти 15 в день меня…» Ну и не слушайте эти 15 минут. У вас есть еще 23 часа 45 минут – мы будем рады вас видеть даже на 15-минутном отрезке. Есть люди, которые включают «Эхо Москвы» ради одной небольшой передачи, скажем, «Книжечки». Ну, это три минуты в день. Ну ради бога, велком, мы вас приветствуем на передаче «Книжечки». И это не значит, что вы должны слушать 23 часа 57 минут в день. Это ваш выбор. Теперь что касается неких обещаний новостей.
Мы вошли действительно в серьезные переговоры, как я и обещал. Мне не удалось переговорить с министром обороны, но удалось переговорить с его заместителем, Николаем Александровичем Панковым. Мы сейчас готовим к выходу передачу, в которой касаемся социальной истории армии и вокруг армии, социальной истории для военных. Мне кажется, что эта история сейчас важна и нужна. Речь идет и об офицерах, которые служат, и которые собираются служить, и которые увольняются, и которых собираются увольнять. И мы с помощью специалистов из Министерства обороны и Генерального штаба и наблюдателей будем это освещать. И самое главное – мы будем устраивать горячие линии, где на вопросы конкретные, на проблемы конкретных людей будут отвечать ответственные люди. Вот приблизительно в таком переговорном процессе мы находимся сейчас с Министерством обороны. И мы, в общем, считаем, что это полезно для тех людей, которые собираются служить в армии или служат в армии или уходят из армии или ушли из армии. Вот такая огромная категория людей, которая сейчас нуждается в информационной поддержке. Считаю, это правильно. Считаю, это необходимо. Очень рад, что меня поняли в Министерстве обороны. Мы от них просим поставлять компетентных специалистов, которые могли бы дать ответ на те или иные вопросы. Конечно же, журналисты не могут дать ответ на эти вопросы. Это понятно. Это первая история, которая мне кажется важной. И я надеюсь, что где-нибудь через месяц мы запустимся. Еще несколько встреч, разработать, чтобы эта передача была интересной и для остальных, потому что мне кажется, что проблемы у военных и у невоенных людей есть общие. Мне кажется, это правильно.
Вторая история, на которую меня натолкнул один наш слушатель-школьник. Он жаловался, что программа «Послужной список» об истории профессий, о людях, которые делают эту профессию, которую мы делаем совместно с газетой «Труд», Ольга Журавлева и Яна Маргасова, идет в то время, когда выпускники, абитуриенты в школе – в 12 часов во вторник. В феврале-месяце, не с 1-го, но с 8-го, скорее всего, она будет перенесена на субботу вот на это место. Здесь будет «Послужной список». А что касается программы «Город», то мы больше городских проблем будет в «Разворотах» разворачивать. Решение такое системное. Мне кажется, что это чрезвычайно правильная история.
Далее. Мы провели переговоры про «Дневник губернатора», широко объявленная передача в Кирове. Мы договорились с губернатором Кировской области Никитой Юрьевичем о том, что мы запустим этот «Дневник губернатора». Причем мы, конечно, будем делать его так, чтобы это было важно и интересно не только жителям Кировской области, как он видит решение проблем по всем позициям. Она будет еженедельная. Видимо, по понедельникам, в рамках дневного «Разворота». Он будет выходить оттуда. Но это мы, конечно, будем опыт перекладывать на то, где каждый из вас живет. Это тоже будет где-то с середины февраля.
Наконец мы дозрели с Владимиром Владимировичем Познером до передачи с условным названием «Познер против». Речь идет о том, что Владимир Познер очень часто в кулуарах высказывает несогласие с той или иной позицией наших посетителей, особенно «Особых мнений», по тем или иным вопросам. Мы придумали с ним такой ход. Вернее, он предложил, а я согласился и понял, что это может работать. Условно говоря, что-то сказала в программе «Особое мнение» Женя Альбац, что совершенно расходится с видением Владимира Познера. И на следующей неделе, если Женя согласна (я повторяю, все свободные люди), она приходит к Познеру, и они спорят. Вот будет такая передача. Она будет выходить в рамках одного из «Особых мнений» в понедельник. Скорее всего в 19 часов. Хотя это еще предмет согласований между той же Женей Альбац, Владимиром Познером, мной, Сергеем Бунтманом и так далее. Вот такая программа «Познер против». Повторяю, это условное название. Наконец-то мы это сдвинули.
Меня тут благодарят за Алексея Дурново в «Развороте». Меня тут благодарят за Володю Роменского в «Развороте». Наши корреспонденты практически все или почти все начинают себя пробовать в разных других жанрах. И я вполне удовлетворен тем, каким образом идет рост наших корреспондентов и совмещение разных профессий – ведущий программы и корреспондент, ведущий эфира и корреспондент и так далее. Я вообще считаю, что это позитивно для самосовершенствования и совершенствования работы со слушателями. Это правда.
Теперь меня спрашивают, где Олег Филимонов, где Маша Майерс, где Сергей Доренко. С начала сентября эти наши четыре коллеги ушли в другие СМИ. Там они и работают. Больше никто с «Эха Москвы» не ушел. А те, кто по каким-то причинам отсутствует, то они отсутствуют либо по причине болезни, либо по причине отпуска, либо по причине командировки, либо еще по каким-то причинам. Исключительно личным и радостным. Поэтому по четырем я сказал. Мне только удивительно, Лена, что четыре месяца уже людей нет, а вы все спрашиваете. Ну да бог с ним. Неважно. Так, пошли далее. Теперь мы посмотрим немножко смс – 970 4545. Меня тут спрашивают про Артемия Троицкого. А что Артемий Троицкий? Когда у нас тут есть место в «Особом мнении», он, по-моему, с удовольствием выступает. Меня упрекают, что мы не зовем Григория Явлинского. Григория Алексеевича, как я понимаю, нет в Москве уже довольно долго. И мы с большим удовольствием всегда и сейчас позвали бы Григория Явлинского. И такая просьба была ему передана. Во всяком случае, мои продюсеры мне сказали, что при любой возможности мы зовем его в эфир. Поговорить сейчас самое оно время.
«Нужна ли рубрика «Кредит доверия»?» — спрашивает Яша из Урюпинска. Вы знаете, Яш, огромное число людей слушает эту рубрику. Мы видим, как эти часы буквально подросли. Там выступают разные люди с разной позицией. Мне кажется, что это правильная позиция «Эха Москвы» и редакционная политика, которую мы уже 18,5 лет держим – мы представляем разные точки зрения. Поэтому разные эксперты с разными взглядами. Ну какие-то вам кажутся недостаточно экспертными, другим другие. Но мне кажется, что это не совсем верно.
Юрий из Казани пишет: «Мой номер в черном списке?» Почему, Юрий, ваш номер в черном списке, когда вот вы передо мной? Мобильную WAP-версию сайта – да, планируем. Но видите, мы хотим немножко доремонтировать то, что у нас в результате огромного количества нахлынувших людей. У нас посещаемость сайта за январь приближается к посещаемости за август, когда была война. Поэтому сайт просто не справляется. Мы сейчас пытаемся что-то лихорадочно почистить. Потом мы будем развиваться дальше. Вы уж извините, приоритет будет такой.
«Передачи «Без дураков», «Наше все» и «Власть» идут в записи?» — спрашивает Александр. Передачи «Без дураков» и «Власть» идут в прямом эфире. Что касается «Нашего всего», то когда Евгений Киселев в Москве, в прямом. Когда он в Киеве, то в записи. Опять спасибо за Дурново. Пожалуйста. Да и не жалко. «Почему на сайте не выложен текст вчерашнего «Особого мнения» со Сванидзе?» Не знаю, почему. Думаю, что сейчас выложится. Я проверю сразу, как только выйду из эфира. И обещаю вам, что выложится. Должно уже быть выложено. Андрей Великанов, по поводу различных рекламных пауз – мы не будем проводить никаких голосований слушателей. Мне даже это не предлагать. Потому что такие вещи будут решаться мной как главным редактором, а никаким не голосованием.
На первом месте, отвечаю я Николаю, «Радио России». Совместно по сети плюс на FM-диапазоне. «Почему из архива изъяли «Плавленый сырок»?» Ни почему, не должны были изымать. Я проверю, Руслан. Для меня это новость. Мы из архива вообще ничего не изымаем. То есть архив он и есть архив. Как из него можно что-то изъять? Для меня всегда есть некая загадка – из архива изъять «Плавленый сырок». Это как-то странно.
Ну давайте перейдем к телефону. Потому что там легкая хрипота уже началась. Я напомню, что это программа «Без посредников». Телефон – 363 36 59. Это телефон прямого эфира. Я повторю вам, что я отвечаю на вопросы, касающиеся прежде всего и в первую очередь «Эха Москвы», но никак не политики. Алло, здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, добрый вечер. Меня зовут Нина, Санкт-Петербург. Алексей Алексеевич, к великому сожалению, ваша программа у нас перекрыта.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я знаю, потому что программа «Город» в 16 часов перекрыта. Понятно, что она перекрыта. Здесь во время «Города» выходил другой «Город». Но здесь я ничего поделать не могу. Это решение редакции Петербурга. Здравствуйте, алло.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Павел из Москвы беспокоит. Вы не подскажете, вот такой вопрос. Когда был газовый конфликт, то в одном случае говорилось о том, что Украина отбирает незаконно газ, а в других случаях говорилось, что она ворует газ. И хотелось бы уточнить, какие критерии – на всякий случай, на будущее? Когда информационное агентство или радиостанция может говорить так, а не иначе?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Понятно, спасибо. Попробую вам объяснить. Слово воровство есть оценочное слово, и такие слова возможны в комментариях и во мнениях. Если человек считает, что это воровство, он так это и говорит. Точно так же выступали не только, как вы знаете, информационные агентства, но и политики. И естественно, мы цитируем дословно. Первая позиция – это мнение, комментарий. Вторая позиция – это цитирование дословно. С точки зрения информационной службы, журналист не может говорить от себя в информации. Если он делает мнение, то это его мнение, но в новостях он либо цитирует, либо говорит об отбор газа. Хотя, конечно, это эвфемизм, потому что «несанкционированный отбор газа» в просторечье называется воровством. Повторяю – это оценочное слово, которое применяют и политики и комментаторы. Еще раз повторю, что в новостях это может идти исключительно как цитата чьего-то мнения или агентского сообщения. Я, наверное, ответил, как вы хотели. Что касается… Обращаю внимание на наш сайт — там сейчас вывешен протокол, подписанный «Газпромом» и «Нафтогазом» последний. Там по конкретике вы можете спокойно посмотреть – там все прописано и то, что опубликовали наши коллеги из «Украинской правды», по-моему. Если ошибся, извините, коллеги. Мы просто перепостили на наш сайт для того, чтобы наши посетители не искали с безумными глазами ваш сайт, а просто сразу заходили и попадались к нам напрямую. Алло, здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, здравствуйте. Это Станислав, Москва. Алексей Алексеевич, на метро Щелковская в диапазоне от Горьковского почти до середины Ярославки очень плохо вас слышно, перебивает какая-то радиостанция другая.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Что я могу сказать? Наши техники вас сейчас услышали, наверное. Но ответ-то какой? Если где-то плохо слышно, лучше присылать смски, потому что на слух не воспринимается. Все равно потом все смски распечатываются и кладутся ко мне на стол, и дальше я их расписываю, что называется, по принадлежности. Спасибо вам за предупреждение. Но вообще это первый раз, когда мне так сказали. Так, программа «Бабник» — у меня спрашивает Вася. Уже вышел, как мне сказали, Николай Тамразов, сейчас он дома, проходит режим реабилитации. Мы с нетерпением ждем, когда он возобновит свою программу. Далее повторы какие-то. Цикл интервью мэров городов. Да, это оказалось достаточно сложно. У нас мэры как-то, в общем-то, берегутся и не готовы в прямом эфире отвечать на вопросы, в том числе и пользователей сайта «Эха Москвы». Даже если нас не слышно в том или ином городе. Видите, к стилю «Эха Москвы», когда мэр садится и мы впрямую включаем телефон, в общем, люди не привыкли. Это для нас некая проблема, на самом деле. Но мы всегда готовы, безусловно, эту программу продолжать. «Будет ли что-нибудь с Леонидом Парфеновым?» Пока нет, Владимир. Помните, как у нас долго-долго не было движения с Владимиром Познером, потом мы сделали первый шаг и его «Особое мнение» стало статуарным, а сейчас мы с ним наконец… вернее, он додумался, не буду себе лавры забирать, я всячески его в этом поддерживаю, мне кажется, это может пойти. Что еще… «Народ против государства»… Я не понимаю. В «Народ против» нужен человек, который придет и что-то будет говорить. Пожалуйста, если мы кого-то уговорим, нет вопросов. Давайте прервемся, а потом по телефону дальше. А вы пока на смс присылайте.
НОВОСТИ
А.ВЕНЕДИКТОВ: 16.35 в Москве, еще 25 минут я с вами в этой программе. Алексей Венедиктов у микрофона. Наш телефон – 363 36 59. И в этой части, безусловно, я буду отдавать приоритет звонкам. Алло, здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Алексей Алексеевич. Татьяна, Москва. Я хотела бы вас попросить – нельзя ли пригласить по экономическому вопросу Глазьева к вам на передачу?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы его приглашали. У него как-то не клеится с его временем. Более того – мы хотели ему дать «Кредит доверия», то есть еженедельную программу. Не получается у него. Не у нас, а у него.
СЛУШАТЕЛЬ: Жалко.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А вот скажите – вы в других СМИ его видели?
СЛУШАТЕЛЬ: В том-то и дело, что нет.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот! у него нет времени. Спасибо, Татьяна. Я напомню нашим продюсерам, что не надо опускать руки, а дальше пытаться Сергея Юрьевича звать и пытаться найти в его расписании некое время, на которое хотелось бы его получить. Я вас уверяю, все значимые люди, которые считаются значимыми, все приглашаются. Приходят или не приходят, это другой вопрос. Но мы приглашаем. Здравствуйте, алло.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей Алексеевич. Гафур, Башкирия. Алексей Алексеевич, я хотел вам переслать свою книгу, я написал ее и издал, называется она «Спутник демократии». Дайте, пожалуйста, адрес «Эха».
А.ВЕНЕДИКТОВ: Новый Арбат, дом 11. Все. «Эхо Москвы».
СЛУШАТЕЛЬ: А индекс?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не помню наизусть. Найдут. Новый Арбат найдут все, не волнуйтесь.
СЛУШАТЕЛЬ: Новый Арбат, дом 11?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. «Эху Москвы», Венедиктову.
СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо большое.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Не за что. С удовольствием посмотрю. Здравствуйте, алло.
СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, здравствуйте. Пенза вас беспокоит.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А зовут-то вас как?
СЛУШАТЕЛЬ: Сергей.
А.ВЕНЕДИКТОВ: А то как обращаться-то?
СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, я вот по какому поводу. Я постоянно слушаю ваши передачи, особенно люблю «Особое мнение». И вот как наступает выступление Проханова или Шевченко, ну просто невозможно слушать.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну и не слушайте! Что ж вы так переживаете? Есть же масса других передач!
СЛУШАТЕЛЬ: А потому что любимая передача.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Тогда слушайте.
СЛУШАТЕЛЬ: Там как на подбор – все люди очень интересные, разноплановые.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Правильно.
СЛУШАТЕЛЬ: А эти товарищи такие…
А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну пропустите в этот момент. Ну включите в этот момент телевизор или другое радио. Ну 40 минут можно не слушать «Эхо»?
СЛУШАТЕЛЬ: Ну тяжело без «Эха».
А.ВЕНЕДИКТОВ: Понимаю. Спасибо. Ну вот сейчас мне тут же кто-то ответит, что кто-то не хочет Познера, кто-то Альбац. Вон мне пишут про Радзиховского, про Сванидзе, про Млечина, про Шевченко, про Проханова. Слушайте, ну у каждого есть любимый, нелюбимый автор. Ну пропустите, еще раз повторяю. Я понимаю, что нельзя себя заставлять слушать через силу. Я, например, те передачи, которые мне не нравятся, не смотрю по телевизору. Те книги, которые мне не нравятся, я не читаю. Те авторы, которые мне несимпатичны как авторы, я их не покупаю. Ну это же так просто! Что так мучить себя? Алло, здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Алло. Меня зовут Михаил, Самара. Алексей Алексеевич, здравствуйте. У меня два вопроса к вам. Понимая, что власти предержащие имеют много претензий к вашей передаче, и тем не менее…
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я вам даже могу сказать еще больше – и оппозиция имеет к нашей передаче массу претензий, что и высказывает. Так что к нам все имеют претензии. Но нам не привыкать.
СЛУШАТЕЛЬ: Я понял. Тем не менее два вопроса. Первый – почему не делаются акцентированные выводы из радиопередач и телепередач?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Кем?
СЛУШАТЕЛЬ: Ну, например, о чем-то рассказывается…
А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, Михаил, а кто выводы не делает?
СЛУШАТЕЛЬ: Никто. Ни ведущие, ни приглашенные.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Отвечаю. Приглашенные вообще говорят что хотят. Хотят – делают выводы. Не хотят – не делают. Они приглашенные. А ведущие вообще должны вести, а не выводы делать. Это как-то не входит в их обязанности – делать выводы по тому, что говорит приглашенный. То есть это все нормально. Михаил, я вам скажу вот что. Выводы должны делать вы из того, что здесь наговорили сегодня наши гости. Выводы должны делать вы для себя. Не для всей страны, а для себя. И когда наши слушатели, стоящие у власти, тоже слушают «Эхо Москвы», они делают выводы тоже для себя. Мы их не видим или видим. Но они это делают. Вот я приведу вам пример, который слегка утеплил душу в это время. Это пример с Ленинградской областью. Вы слышали в наши новостях, что там собирались построить полигон по утилизации твердых отходов. И обнаружилось, что место, которое было предложено Ленинградской областью Питеру, на месте захоронения советских солдат. Там, по-моему, около 140 тысяч человек погибло. Это Синявские высоты, знаменитое место обороны Ленинграда. И подняли этот вопрос люди, которые там живут, которые это знают. Поднял вопрос журналист Виктор Правдюк, который снимал про это фильм, в Питере, питерский, ленинградский, если хотите. Начали об этом говорить, выступили известные люди. Вы же слышите в наших новостях – это удалось остановить, и власть прислушалась. Она читала газеты, слушала радио, смотрела телевизор и, видя эти сюжеты, она сделала выводы. Ленинградская область и Петербург. Вот это важно. Чтобы вы, Михаил, о чем-то для себя делали выводы. А не журналисты и не гость пришедший. Мне кажется, вот это важнее. Я так вижу, во всяком случае. Алло, здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Марина Николаевна, Москва. Алексей Алексеевич, вы говорите, что у вас очень сильный рейтинг, что вы третья радиостанция.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, секундочку. Я не говорю, что у меня сильный рейтинг. Я вам читаю рейтинги, которые дают социологические службы. Я не знаю, может, они врут.
СЛУШАТЕЛЬ: Нет, понятно. Но у Первого, у второго канала вообще колоссальные рейтинги. Может, у вас меняется аудитория? Чаще мы переходим на «Свободу»?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Да на здоровье. Отлично.
СЛУШАТЕЛЬ: А мы ваши самые преданные слушатели были.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Отлично. Я считаю… Вы знаете, что я вам скажу – мы не политическая партия и не государство, чтобы у нас были преданные. Вот я вообще с опаской отношусь к преданным или к фанатикам. Вернее, не так. К людям, которые себя объявляют преданными и объявляют себя почитателями. Знаете, как это есть в театрах, в кино, есть фанаты у спортсменов, фанаты политических партий. Это люди, которые не думают. Я предпочитаю аудиторию, которая думает, выбирает и сравнивает, самое главное, и слушает много, и читает разное, и не говорит – «Я читаю только Льва Толстого, а всякие там Достоевские и Прилепины… вот я преданный читатель Льва Толстого». Я, извините, к таким заявлениям отношусь с опаской. Я приветствую, что вы слушаете другие радиостанции. Это значит, что вы можете сравнивать. Это значит, что ваша жизнь богаче, что вы не привязаны к одной партии, к одному режиссеру, к одному писателю, к одной радиостанции. Я это приветствую реально. И мне кажется, что вы таким образом обогащаетесь и возвращаетесь к нам, на наши волны вы приходите более содержательной, более богатой, нежели если бы слушали только нас. Мне это кажется правильным. Поэтому меня это совершенно как-то не расстраивает, если наши слушатели помимо «Эха Москвы»… я же всегда говорил, что слушатели «Эха Москвы» это люди не одного взгляда, это люди не одного угла зрения. Это люди думающие, это люди самостоятельные, это люди, оппонирующие нам, друг другу, себе. Это нормальные люди. Такой человек нормальный. Фанатик – человек ненормальный, на мой взгляд. Фанатик – человек упертый. Этих людей я побаиваюсь, честно говоря, и мне они кажутся менее интересными. Поэтому мне кажется, что вы все делаете правильно. Я поддерживаю то, что вы слушаете разные радиостанции. Я это приветствую. Более того – есть совершенно блистательные, замечательные журналисты на радио «Свобода». Замечательные и блистательные! Есть замечательные журналисты, скажем, на «Маяке». И очень интересно работающие. И на других разговорных радиостанциях. Почему вдруг я должен говорить «нет, вы мое! Вы никуда не уйдете!» — вы что, крепостные, что ли? Нет, так не пойдет. И вообще, когда я говорю про рейтинг, я просто отвечаю слушателям. Вообще, это не дело слушателей, какой рейтинг. Это вопрос рекламодателя, главного редактора. Нам важно знать приблизительно, кто нас слушает и сколько. Но даже если бы у нас был один слушатель, один, мы работали бы так же для него, с тем же качеством. Если у нас вдруг внезапно в десять раз упадет рейтинг и мы станем на 46-е место из 46 (это, конечно же, невозможно, но тем не менее), я вам скажу, что мы для тех людей, которые слушают в том числе «Эхо Москвы», будем работать с той же отдачей. Потому что журналистам какая разница, слушает нас 900 тысяч человек или 100 тысяч человек? Да никакой! Поэтому вообще даже закрыть надо все эти разговоры о рейтингах. И не буду я вам больше отвечать. Считайте, что вы единственный наш уникальный слушатель. Вот я придумал формулу. Алло, здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей Алексеевич. Сергей, Москва. Я просто по роду своей деятельности постоянно с радио. Я водитель.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо.
СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, у вас планируется какой-нибудь проект про науку?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, я понимаю. Вы знаете, Сергей, сначала отвечу, что планируется. Это радостное. Нерадостное – это нужно все придумывать. Вот мне кажется, то, что делают Ашот Насибов и Татьяна Фельгенгауэр по понедельникам вечером, «Назад в будущее», это штука, заслуживающая внимания. Простите меня, пожалуйста, слушатели, по рейтингу она вполне оценена, то есть количество слушателей , которые сидят и слушают в 22 в понедельник, значительное, и там «Эхо» тоже на втором или третьем месте среди 46 радиостанций. Но на самом деле она недооценена. Это раз. А второе – нужно это придумать, опять же. Смотрите, сколько мы с Познером мучились – года два, прежде чем, кажется, придумали формат. Здесь та же самая история. Но вы правы в том, и вы меня озадачиваете каждый раз, не вы лично… я понимаю, что наука с изобретениями – этого на «Эхе» мало. Или нет, можно сказать и так. И это головная боль для меня как для главного редактора. Ну что я вам отвечу? Будем думать. Буду думать. Обещаю вам. Алло, здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Алексей Алексеевич.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы тоже Алексей Алексеевич?
СЛУШАТЕЛЬ: Ну да.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Откуда вы?
СЛУШАТЕЛЬ: Я из Ингушетии. Я хотел бы поинтересоваться, есть ли у вас такая возможность, чтобы почаще приглашать Владимира Вольфовича?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я понимаю. Вот смотрите. Владимир Вольфович интересен части народа, Геннадий Андреевич интересен части народа. Мы приглашаем людей, которые интересны всем, грубо говоря. Мне кажется, Владимир Вольфович нами не обижен. Он, во всяком случае, не обижается за частотность. Алло, здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня Анатолий звать, из Челябинска. Я хотел Алексею Алексеевичу вопрос задать.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Так задавайте, я вас слушаю.
СЛУШАТЕЛЬ: Ой, я уже могу выступать?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Легко.
СЛУШАТЕЛЬ: Я бы вот что хотел сказать. Я уважаю вашу передачу, но мне обидно за ваших сотрудников, которых оскорбляют трехэтажным матом по ночам.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я понимаю. Ну бывает, да. Давайте мы это переживем. Я уже говорил, что у нас некие технические способы борьбы с этими лузерами есть. Люди просто на другое настроить себя не могут. Им ничего не интересно. Им интересно выпендриться, позвонить и сказать. Ну вот это их уровень. И жизнь свою они закончат так же. Ничего у них в жизни не получится, я вас уверяю. Они не на то настроены. Ну а моим сотрудникам я всегда говорю – технически фиксируем, передаем в нужные структуры, которые должны этим заниматься по закону. А дальше – дело этих структур. Вот такая история. Алло, здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей Алексеевич. Меня зовут Анна, Москва. Я хотела спросить вас, есть ли возможность создать цикл передач, в которых, например, одни люди помогали бы другим? Ну что-то такое благотворительное.
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не очень понимаю, в каком смысле вы это говорите. Ну вот смотрите. Благотворительные по здоровью или благотворительные как? Скажем, был сегодня начальник Роструда, он объяснил – «в случае если, то тогда вы должны идти туда». И это помощь. Вот будет у нас эта передача, условно названная «Военный совет», куда будут приходить люди и рассказывать, каким образом люди, увольняемые из армии, должны, имеют право на что. И это помощь. Вообще любая передача – это помощь. Что касается отдельной передачи по благотворительности, вы знаете, я вам скажу честно, благотворительность – это история индивидуальная. И когда вы сидите и про ваши беды слушает 150-300 тысяч человек, не каждый на это решится. Механизм должен быть другой. Мы оказываем такую помощь через сайт, который все-таки посещается. Но все-таки это вещь не публичная – рассказывать некоторые вещи, например, о болезни своих детей, люди стесняются. Это понятно. Поэтому в прямом эфире – отдельные случаи да, но цикл передач нет. 363 36 59. Алло, здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Алло. Алексей, здравствуйте. Меня зовут Роман. Город Екатеринбург. Получится ли услышать в вашем эфире Леню Парфенова?
А.ВЕНЕДИКТОВ: Я бьюсь над этим. Знаете, это тяжелая такая работа. Мне бы хотелось, чтобы Леонид Парфенов на постоянной основе имел передачу на «Эхе». Ну, как получится, вы об этом узнаете. Видите, у меня всегда такая история долгая. Но я терпеливый человек. Я хотел бы напомнить, сколько я уговаривал Киселева вести передачу, сколько я уговаривал в свое время Свету Сорокину вести передачу. Сколько мы искали, опять же, формат с Познером. Я могу вам много чего перечислить. Ничего, подождем. «Глазьев не придет на вашу передачу». Ну не придет и не придет, Марина. Вот что вы выпендриваетесь? Вот Марина нам объясняет, почему Сергей Юрьевич Глазьев не придет на нашу радиостанцию. Я вам говорю, придет, Марина. А вот вы не придете. Что вы выпендриваетесь сейчас? Для чего вы это пишете? Что у нас тут еще… «У такого-то глумливые интонации часто – это ваши установки?» — пишет Елена. Вот как я могу отвечать на эти вопросы? Моя установка только на одно, Елена – чтобы солнце всходило на востоке и заходило на западе. Вот это моя установка. Дальше – Проханов нравится, Проханов не нравится. Дурново нравится, Дурново не нравится. Претендер пишет – «Синявинские высоты». Конечно. А я не так сказал что-то? Извините, если я оговорился. Что еще… Опять обсуждают то, се, пятое, десятое. Что Бондарчук? «Видел вас по СТС – вы восхищались «Обитаемым островом». Это дань уважения Бондарчуку?» — спрашивает Алекс, Самара. Вы знаете, я не очень понимаю, что такое про дань уважения кому бы то ни было. Вот если мне что-то нравится, я говорю, что мне это нравится. Мне, понимаете, лично мне. А что-то не нравится, я говорю, что не нравится. Мне кажется, что это полезное кино, «Обитаемый остров». Естественно, как любое кино, оно вызывает разные эстетические, политические, идеологические и иные ощущения. Тем более, что это половина фильма. Еще вторая половина впереди. Но я повторяю, вполне откровенно, раз вы меня спросили, Алекс из Самары, с ехидцей, я рекомендую особенно молодым сходить посмотреть. Я знаю, что в книжных магазинах стали выметать Стругацких «Обитаемый остров». И уже, я считаю, что Роднянский и Бондарчук сделали великую вещь, причем, как мне рассказали кассиры, выметает молодежь, покупает массово. Правильно! Отлично! Спасибо, что сделали фильм и натолкнули людей на книгу. Уже за это спасибо. «Вот когда вас будут закрывать, вспомните о преданных», — пишет Владимир. Нет, мы вспомним о наших всех слушателях, даже о тех, которые приходили один раз, Владимир. Не надо делать из нас партию. «Почему у меня проблемы с регистрацией в Клубе привилегированных слушателей?» Я не знаю, Сергей, почему проблемы. Значит, вы не заполнили какие-то обязательные поля. Ну свяжитесь с ДПС, дежурным по сайту. Дальше характеризуют «Маяк», «Свободу». Стоит только сказать, так и начинают… «Теперь Познер вас сделает». Ну пусть сделает. Это же очень хорошо. Это замечательно. Только пусть он сделает это на «Эхе Москвы». И тогда он сделает нас в другом смысле, дорогой Андрей из Питера. Я думаю, новая передача с Познером будет на месте «Особого мнения» с Альбац. Соответственно, я предложу Жене Альбац другой день в те же 19 часов. Ну, поскольку у нас есть момент такой интересный, что можно двигать по линейке, то и получится. «На «Свободе» есть программа «Корреспондентский час», а у вас ничего похожего. Почему?» Ну потому что мы разные станции. А почему у них должно быть, как у нас, а у нас должно быть, как у них? Дальше. Радиоспектакль — собираемся. «Следите за речью ведущих!» — Анатолий из Самары. Не буду следить за речью ведущих! Тут мне сразу пишут – «Лучше бы Владимира Вольфовича вообще не было». Дальше Алекс очередные глупости свои пишет. Устал он, наверное, от нас. Бедный, он мне тут, наверное, сорок смсок прислал. На каждое мое слово он присылает смску. Отлично. Да, мы будем сайт развивать, я уже на это ответил. Давайте в конце еще, наверное, телефончик. 363 36 59. Две минуты с половиной у нас осталось. Алло, здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Это Елена, Московская область. Хотелось бы на «Эхе Москвы» услышать такую передачу – типа «Эха перестройки» и приглашать деятелей международной региональной группы, депутатской группы…
А.ВЕНЕДИКТОВ: А не рано ли им писать мемуары, Елена? Пусть работают. Не надо им писать мемуаров. Не хочу я мемуаров. Это люди, которые все еще в состоянии рабочем.
СЛУШАТЕЛЬ: Их мнение и итоги…
А.ВЕНЕДИКТОВ: Не соглашусь с вами. Конечно, отдельную передачу давайте делать для деятелей региональной группы, отдельную передачу для коммунистов, отдельную передачу для жириновцев… Не, неправильно это. Это неправильно! Не согласен с вами. Мы как раз будем стараться делать так, чтобы люди для всех выступали, не только для своих. Здравствуйте, алло.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Петр, я предприниматель. Сейчас правительство Москвы говорит – чтобы сохранить рабочие места, с 1 февраля около 30 тысяч человек будет выброшено на улицу, потому что закрывают подземные киоски…
А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы поднимем этот вопрос. Я не знаю, точно ли это так, как вы сказали, но этот вопрос мы, безусловно… Спасибо большое, что вы позвонили. Это как раз важная история. Мы собираемся по этому поводу говорить в эфире и с московскими властями. Как раз надо развивать сейчас и создавать рабочие места мелкого бизнеса. Я уж не знаю, метро не метро, но подземные переходы в любом случае, с учетом зимы и нашего климата… на мой взгляд, эта тема, безусловно, нуждается в публичном обсуждении с московскими властями. Я вам обещаю, что этот вопрос будет поднят у нас на «Эхе». Теперь я с вами прощаюсь. И мы с вами увидимся через час в программе «Все так» с Натальей Ивановной Басовской. Сегодня мы сделаем вам передачу про одного из президентов США Улиссе Гранте, генерале Гранте, который, на мой взгляд, туда попал случайно. Но поскольку на этой неделе была инаугурация американского президента, мы решили вернуться на 140 лет назад, посмотреть, как это было тогда. До встречи. Ну и до встречи, собственно.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире