'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 07 декабря 2008, 18:10

А. ВЕНЕДИКТОВ: 18:12. Здравствуйте. У микрофона Алексей Венедиктов. Елена Афанасьева заболела. Я вам обещал, что как только появится возможность, когда мои коллеги уезжают в командировку, или в отпуске, или прибаливают, я могу заменять, и в режиме программы «Без посредников», и рассказать о моём отношении к разным происходящим событиям. И о тех изменениях, которые будут на радиостанции «Эхо Москвы». Когда я высказываю политическую позицию, то это моя позиция, которая никак не ангажирует радиостанцию, это моя личная позиция, так же, как мой личный видеоблог, который находится на сайте «Эхо Москвы», где вы можете пополемизировать по поводу того, что я делаю.
Это никак не ангажирует ни одного журналиста радиостанции. А что касается изменения программ вещания, это ангажирует всю радиостанцию, потому, что я являюсь главным редактором, и естественно, принимаю решение, сообщаю вам о принятии решения когда эти решения уже приняты. Поэтому сразу отвечаю вам, что у меня есть много вопросов, их около 170 на сайте. Работает смс +7-985-970-45-45. И телефон 363-36-59. Несколько слов об уходе из жизни Патриарха Алексия II. Я последнее выступление в блоге уже посвятил ему, несколько своих слов, своего мнения, своего соображения.
Для меня Патриарх Алексий II – это абсолютно историческая фигура. Я думаю что за последние 25 лет истории России есть 4 такие исторические фигуры, это фигуры, которые, на мой взгляд, войдут в учебник Истории. Причем, эти 4 исторические фигуры войдут со знаком плюс. Отсеется всякая шелуха, шелупонь, и глобально позитивно для страны, для нашей с вами страны, эти люди, конечно, сделали немало. Троих уже, к сожалению нет, это Борис Николаевич Ельцин, Александр Исаевич Солженицын, Патриарх Алексий II. И вот Михаил Сергеевич Горбачёв, слава Богу, ещё жив.
Если через 20 лет вы откроете учебники Истории, неважно, кто их написал, то поймёте, что эти 4 человека действительно будут со знаком плюс в учебниках Истории. ТО, что сделал Патриарх для возрождения церкви, для объединения церквей, кстати, с учётом сопротивления государства, что немаловажно, когда государство хотела использовать его, Патриарха и её, церковь, в конъюнктурных делах, у него хватило и мудрости, и мужества это не делать.
Это историческая фигура, и дело не в том, что он Патриарх, дело в том, что он Алексий II. Это вопрос калибра личности, которая важна. И задавать вопрос, когда умрёт Верховный муфтий, раввин России, там будет то же самое, Ирина из Москвы. Вы знаете, мы же о людях. Многие писатели уходят из жизни, но мало кто удостоился такого внимания, как А.И. Солженицын. Вопрос калибра личности.
Поэтому мне так кажется. Мало ли людей вообще, к сожалению, уходит из жизни, никто не вечен. Но мы уделяем внимание калибру личности. Есть семейные трагедии, а это, на мой взгляд, государственное… не в смысле государства, а в смысле страны… печаль должна быть. Мы будем обсуждать и плюсы и минусы того, что делал Патриарх, безусловно. Но если говорить глобально… Там кто-то у нас возмущался, почему на «Эхе» стали канонизацию Патриарха. А почему нельзя обсуждать вопросы канонизации Патриарха?
В чём проблема? Почему люди не имеют права обсуждать канонизацию Патриарха? Почему люди разных верований могут говорить об Алексие II? Это такое лицемерие, которое свойственно некоторым нашим лицемерным слушателям. Но пусть они знают, что мы их рассматриваем, как лицемерных слушателей.
Итоги Конференции истории сталинизма, — Коля. Подождите минуточку… Вчера подводили итоги, к сожалению, я сегодня утром не доехал на итог. На самом деле, вы знаете, что Конференция для нас являлась… история с «Именем Сталина», мы создали цикл программ, которые будут идти до лета, по субботам в 20 часов. Они шли. Мы и дальше будем продолжать эту историю. Мне кажется это очень важным. Это будет продолжаться. Здесь никаких изменений быть не может.
Далее… Ксения Басилашвили в счастливом отпуске – назовём это так. Тьфу, тьфу, тьфу. (Стучит по столу). Скоро узнаете, где Ксения Басилашвили. Он на «Эхе», но в отпуске. Николай Тамразов болел и продолжает немножко болеть. «Что Вы можете ответить, мне нравится…» Как Вы хотите, чтобы я на это отвечал в прямом эфире? Мне пишет Наташа: «Вы забыли А.Н. Яковлева и А.Д. Сахарова». Я ничего не забыл. Я говорю о том, как я это вижу и как я думаю. Я имею в виду досоветское время. В советское время А.Д. Сахаров тоже. А.Н. Яковлев был одним из…
Да, с Сахаровым Вы, скорее, правы. Но для меня есть много достойных людей. Я вам говорю про учебник Истории. Вот, собственно говоря… Давайте вернёмся к вашим вопросам, пока вы присылаете на смс. Будем чередовать ваши вопросы, которые вы посылаете мне с помощью смс. Телефон 363-36-59 – прямой эфир. По Интернету 170 вопросов, не хотелось бы обижать людей.
«Изменение программной сетки в новом году». Каких-то критических изменений, наверное, не будет. Отвечаю на вопрос сразу. Безусловно, нас коснётся кризис, мы не тихая гавань. Но на сегодняшний день мы проводим совещания антикризисные. В сутках 24 часа, значит они должны быть все заполнены. Во-вторых, никто не хочет увольняться почему-то. А сокращения в эфире будут. Очень незначительные, как я понимаю. Пока всё ещё в порядке обсуждения. Люди не уходят, насколько я понимаю.
Игорь, торговля из Кемерово: «Что Вы делаете о процессе Френкеля и освещении его Ю. Латыниной». По процессу Френкеля пока не убедительно для меня то, что представляет обвинение. И абсолютно недостаточно того, что говорит Юлия Латынина. Мы с ней об этом говорили. При этом Юлия Латынина имеет право на свою точку зрения, имеет право пользоваться теми материалами, которые попали в её распоряжение. Вопрос не в том, как они к ней попали, а в том, аутентичны эти материалы или нет.
Я думаю, что они аутентичные, но они не полны. Как мне представляется из того, что говорит Юля, из того, что говорит обвинение, у меня есть вопросы, на которые пока нет ответов. Для меня пока не убедителен приговор. Но мы будем следить за этим делом, будем предоставлять слово адвокатам Френкеля, и Юлия Латынина может говорить на эту тему. Конечно, однотемье в ее программе нежелательно. Но если будут новые информационные составляющие, она имеет право пользоваться ими в эфире. Если не будет новых, мне бы не хотелось, чтобы это всё превращалось в однотемье. Неважно, как я отношусь по сути к этому.
Тот же Аркадий, пенсионер пишет, что два человека слушали разговор ВВП с народом и по-разному смотрели, Шендерович так, а Венедиктов эдак. Ну, конечно! Я вам сто раз говорил, а вы сто раз не верили, что на «Эхо Москвы» люди по-разному воспринимают мир. Люди не обязаны воспринимать мир, как главный редактор или главный редактор не обязан оценивать события, как любой журналист «Эха». Хотя в главном и сущностном я с Виктором Шендеровича по поводу выступления Владимира Путина согласен, действительно, большой папа общался с малыми и неразумными детьми.
Около 80% всех вопросах, заданных в эфире – это не вопросы, а просьбы. Люди пришли просить. Это гораздо важнее – портрет людей, нежели портрет Владимира Владимировича, которого мы знаем уже 8 лет. Большой папа. Он вошёл в этот образ, тут Шендерович абсолютно прав. А детали… Мне гораздо важнее то, что сказал Сергей Пархоменко, когда история с ценой квадратного метра в Москве и Петербурге, где он подробно разобрал, и показал, что В. Путину дали не те данные, он не владеет этой ситуацией, сколько стоит квадратный метр в Москве и Санкт-Петербурге. Это факт.
Что можно добавить по этому поводу? Иван, водитель из Санкт-Петербурга: «Как Вам попытки узаконить взимание штрафов с «зажравшихся» учителей позволяющих себе не платить налоги с репетиторства?» Вообще, эта тема, опять-таки, возвращаясь к этому вопросу, Иван. Согласитесь, что с доходов надо платить налоги. Или надо дать налоговые каникулы в эпоху кризиса, но это должно быть законно. Государство должно в данном случае отрегулировать выплаты в бюджет, никаких «зажравшихся» учителей нет. И вопрос репетиторства – это вопрос серьёзный. Это безналоговые доходы, это правда. И строго говоря, со всех доходов надо платить налоги.
Но в период кризиса надо принять закон о налоговых каникулах с определённых доходов. И я сомневаюсь, что репетиторство – это «зажраться». Я Вас в принципе поддерживаю, но повторяю, что должно быть сделано. Вы же знаете, что основная масса учителей голосовали за «Единую Россию». Это факт. Были проведены опросы. Вот, уважаемые коллеги, или бывшие коллеги, — вперёд к своим депутатам. Налоговые каникулы для репетиторства, пусть они принимают этот закон.
Что ещё здесь интересное… Иван Яковлев, студент из Москвы: «Скажите, а Ваша помощница всё ещё не замужем?» Всё ещё не замужем, Иван, дерзайте! 363-36-59. Чью-то судьбу устроил мимоходом… Давайте я посмотрю, что у меня здесь, я всё время забываю смотреть… Анатолий, из Самары: «По Вашему совету выключаю радио, когда утренний «Разворот» ведёт Уткин». Наоборот, Анатолий, Вы чаще будете выключать радио. Я должен Вас расстроить, что количество людей, которые сейчас слушают «Развороты» с Васей Уткиным и, соответственно, Сашей Плющевым и с девушками, которые вместе с ними, с девками, в Москве, больше, чем количество людей, которые слушали Сергея Доренко и Сашу Плющева с девушками.
Сейчас физически больше. Осень это показала. Я не выгонял Доренко, я бы был рад, если бы он остался, он ушёл сам. Но оказалось, что Василий Уткин вполне достойно, даже не заменил Доренко, а создал новую передачу. Не надо никого заменять, надо создавать новые передачи, на мой взгляд, что Василий с успехом и делает. Есть куда двигаться, есть всем, куда развиваться. Любая передача может совершенствоваться. Но мне кажется, что это хорошо.
Тут мне пишут свои исторические видимости, своих людей. Да кого угодно! Я же вам про своё рассказываю, а вы про своё. Нет вопросов! Здесь мне предлагают уже ведущих. Попросить у человека не кашлять в эфире. Какие глупости вы мне пишете. Сейчас всё брошу и буду просить человека не кашлять в эфире! Будет кашлять обязательно! 363-36-59. Мне даже на это времени жалко, понимаете? Мне кажется, что Вы преувеличиваете роль Алексия в Истории. Возможно, Дмитрий. А мне так не кажется. Что мы будем делать? Давайте, я буду Вам говорить, а Вы мне. Я же не буду говорить, что Вам кажется. Это же смешно!
Телефонные звонки. Алло!
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Валерий. У меня такой вопрос. Наверное, я уже с этим вопросом Вам надоел, но мне кажется, что он очень важный. Я считаю, что любой политик в первую очередь должен быть честным и щепетильный в вопросах честности. Когда приходит Николай Сванидзе, я посылал такой вопрос, почему наши журналисты не могут задать Путину вопрос, что сын Квашнина избил милиционера в форме. Сванидзе этот вопрос не задали.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Почему Вы считаете, что вопрос, как Вы сформулировали, должен быть задан премьер-министру? Что должен сказать премьер-министр? У нас есть такая передача «Народ против», Вы, наверное, слушаете. Масса там крутых людей, которые предлагают свои вопросы. Когда мы говорим – придите в студию, задайте их!
СЛУШАТЕЛЬ: А я заявку послал. Я очень хочу задать Гозману вопрос.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы устроим ещё. Вы же слышали вопросы. Я не понимаю, почему Путину надо задавать вопрос про Квашнина и про то, почему не идёт снег. Это одни и те же вопросы бессмысленные.
СЛУШАТЕЛЬ: Подождите! Это вопрос не бессмысленный.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Я считаю, что бессмысленный.
СЛУШАТЕЛЬ: Я считаю, что у нас есть гарант Конституции.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Медведев.
СЛУШАТЕЛЬ: Хорошо, Медведев. (Смеётся)
А. ВЕНЕДИКТОВ: А что Вы смеётесь?
СЛУШАТЕЛЬ: Алексей, я смеюсь вот почему. Я этот вопрос задал Бунтману, попросил спросить Сванидзе, почему наши журналисты не могут задать.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Да потому, что гарант Конституции скажет: «Это вопрос суда». И будет абсолютно прав. А почему милиционер, который с кем-то подрался, с сыном Квашнина, не подаёт в суд на него. Вот где главный вопрос.
СЛУШАТЕЛЬ: Алексей, смотрите, я Вам задавал вопрос, когда Вы вели передачу с Гозманом. Я не против голосовать против СПС, не против голосовать против «Правого дела». Меня интересует, почему на «Эхе Москвы», не помню кто, какой экономист говорил, что Гайдар при приватизации не стал беднее, чуть-чуть вскользь, но откровенно. Меня интересует, почему они пытаются развивать право-либеральное направление.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Секундочку, Валерий, Вы у меня съели всё время. В студии было 7 слушателей, которые задавали Гозману жёсткие вопросы. И Вы это слышали. Вы обижаетесь, почему не задали Ваш вопрос. Вы знаете, я Ваш вопрос с Квашниным уже разобрал. Почему Вы не задаёте вопрос этому милиционеру, почему надо спрашивать президента или премьер-министра? Почему надо спрашивать Гозмана, почему Гайдар не стал беднее в результате приватизации? А Вы стали беднее в результате приватизации? Хорошо бы посмотреть, что Вы были до того, и после того. Эти вопросы надо задавать по адресу.
Вы зайдите лучше, и посмотрите, какие вопросы задают мне, эти 170 вопросов. Вы посмотрите, какие вопросы задавали Путину. Про снег гениальный вопрос! Как Господу Богу. Может быть надо понимать, что вопросы надо задавать по адресу.
Мы вернёмся в студию.
НОВОСТИ
А. ВЕНЕДИКТОВ: 18:35. Это программа «Без посредников», Алексей Венедиктов. Сиг пишет: «Венедиктов, слабо пригласить премьера в студию «Эха»?» Пригласить совсем не слабо, более того, это сделано, это было сделано 29 августа и отказа не последовало. Мы находимся в долгих переговорах с пресс-службой премьер-министра. Согласится – придёт, не согласится – не придёт. Наше дело маленькое – пригласить и добиваться прихода. Так мы и действуем со всеми людьми, которые представляют интерес для нашей аудитории. Бывает не сразу, бывает сразу приходят люди. Мы подождём. Мы не собираемся закрываться.
Я думаю, что захочет премьер – придёт. Не захочет, что мы можем сделать? На аркане его тащить? Лучше бы сам пришёл. Про Ксению Басилашвили я сказал… Про Матвея. Да, вот одна из перемен. Матвей, и в блоге он написал на «Эхе», и мне сказал, что он считает, что передача об «Электронике» к концу года себя исчерпает. Надо бы придумать что-то другое. Я сказал, что давай придумаем что-нибудь другое. Может, что-нибудь и придумаем. 363-36-59. Алло! Здравствуйте!
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей Алексеевич. Юрий из Санкт-Петербурга. А можно Вам задать вопрос, как историку?
А. ВЕНЕДИКТОВ: Я не историк, а учитель истории. Но задайте, я отвечу, если смогу.
СЛУШАТЕЛЬ: Скажите, пожалуйста, а назначение епископов Святым Престолом… Государство же не в праве назначать епископов.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Это я не понял, если можно, чуть точнее.
СЛУШАТЕЛЬ: Право назначать епископов Святым Престолом. Это был повод или причина войн пап с императорами? Я слышал спор с г-ном Бунтманом.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, для этого нам нужно открыть статью «Каносса». Это была причина войны между папским престолом и императором в своё время, и не одной войны. Поэтому что тут спорить! Ведь епископы в то время были и государями, не забывайте, что они не были отделены от государства, как сейчас. Они владели землями, они управляли городами. И были главами городов в том числе. У них были вооруженные силы на землях Империи. Это были в том числе и светские властители в те времена. Это для отдельной передачи. Давайте мы сделаем передачу. Тут спорить не о чем. Сначала было так, потом стало иначе.
363-36-59. Алло! Здравствуйте! Хорошо, когда людей интересуют такие вопросы.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей Алексеевич! Меня зовут Григорий. Вот Вы в четверг, когда обсуждали путинское выступление телевизионное…
А. ВЕНЕДИКТОВ: В «Особом мнении», когда не смог доехать Максим. Да…
СЛУШАТЕЛЬ: Вы отметили работу ведущих. Но за несколько недель до этого я видел, как Вы одного из этих ведущих буквально облизывали, обхаживали и прочее.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Кого??
СЛУШАТЕЛЬ: Мацкавичюса.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Не знаю, где Вы нас видели. К сожалению, с Эрни мы последний раз встречались на 15-летии НТВ,
СЛУШАТЕЛЬ: Вот там это и было!
А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну так естественно. А что?
СЛУШАТЕЛЬ: Я вижу в этом какую-то корысть с Вашей стороны.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, никакой корысти нет. Я, например, в очень хороших отношениях с Серёжей Брылёвым, но я всегда критиковал и критикую то, как он вёл себя с Путиным. Какая разница? Я говорю о профессионализме. Я говорю о том, когда Путин трижды ушёл от вопроса о безработице, именно Мацкавичюс его «додавил». И на моей памяти это чуть ли не первый раз, когда премьера «додавили» внутри такого формата, когда журналисты вообще не должны были задавать свои вопросы. Вы понимаете, в какие условия были поставлены журналисты? Они соединяют премьера с залом, с телефоном, это другая работа.
СЛУШАТЕЛЬ: То есть, он нарушил сценарий.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.
СЛУШАТЕЛЬ: Вышел за рамки. Спасибо за объяснение.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Я считаю, что, прежде всего, Эрнест Мацкявичюс, мой друг, безусловно, но и Маша Ситтель, они провели это достаточно профессионально и просто отработали в этих тяжелейших условиях. Конечно, можно было и по-другому сделать. Но у них были условия, что там нет их вопросов. Они не взяли. Они могли затянуть это на себя, но этого не сделали. Они дотягивали вопросы, добивали сущностные вопросы, а не когда пойдёт снег.
По безработице два раза задавался вопрос, Путин два раза уходил от ответа. И когда Эрни уже третий раз зашёл, тогда уже Путин начал говорить о центрах перемещения, о трудовой силе. Кстати, обратите внимание, по трудовым ресурсам у нас завтра в 20 часов будет Максим Топилин, заместитель Министра Голиковой. Человек, который блестяще абсолютно владеет ситуацией на трудовом рынке России. Блестяще! Готовьте вопросы. Мы сейчас откроем на сайте «Задай вопрос». Человек всё понимает по передвижению трудовых ресурсов в каждом регионе.
И мне кажется, что это важно. А что мне хвалить Эрни? Какая у меня тут прибыль может быть? Если бы он у нас работал, то может быть. Алло! Здравствуйте!
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Мне очень нравится Василий Уткин. Остроумно, красочно. Вы знаете, хотела сделать замечание Алексея Дыховичного, если можно. Он приглашает специалистов, а говорит в основном сам.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Я проверю. Я этого не заметил, посмотрю по расшифровкам. Но если это так, я Алексею укажу на количеству букв в расшифровках, произнесённых им и гостем. Это легко проверить. Алло! Здравствуйте!
СЛУШАТЕЛЬ: Алло! Здравствуйте. Владимир Тихонович Васильченко. Волгоград.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Задайте вопрос.
СЛУШАТЕЛЬ: Я только что послал Вам смс-ку, Вы даже начали на неё отвечать. Там написано пояснение – под доллару и долговому рублю.
А. ВЕНЕДИКТОВ: И что Вы от меня хотите?
СЛУШАТЕЛЬ: Если Вы не в курсе, меня интересует, будет ли реакция, получили или нет?
А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, я даже не могу в эфире… Если можно – перешлите через E-mail. Я не понимаю, о чём Вы говорите. Давайте посмотрим, что у нас на смс. «Алкоголизм – болезнь или распущенность?» — хороший вопрос, Изольда. Если иметь ту стадию алкоголизма, когда разрушается организм, то это болезнь. А что такое распущенность? Дальше… Новогодний календарь… Хорошие у людей вопросы… «Маша Гайдар – Ваша находка?» Нет, Маша Гайдар – находка Саши Плющева. Но Маша Гайдар сильно оправдывает Сашу Плющева, я бы сказал.
«Уткин отлично ведёт «Разворот». «Алексей, завтра отставят Сердюкова, реформе конец! Военные об этом знали ещё в пятницу» — Арина. Арина! У меня Ваш телефон. Если завтра не отставят Сердюкова, мы Вас выведем в эфир, и Вы нам расскажете, почему Вы это написали. Да? Это при том, что Путин сказал, что никаких перестановок в правительстве не будет, Арина! Кроме того, я не верю, Арина, что военные знают про отставку министра. Такие вещи решаются между министром, президентом и премьером. Так что, мне кажется… Вот видите, я это получаю! И как я должен на это реагировать? Пошли дальше…
Меня тут спрашивают про Юлию Латынину и про историю со слежкой, о которой она рассказала вчера в эфире, на сайте повешены фотографии машины, которая за ней следовала. Безусловно, мы завтра обратимся, поскольку это стало известно в субботу, завтра обратимся в правоохранительные органы, «Эхо Москвы» сделает это официально. Я просто помню, мы неоднократно беседовали по этому поводу с Димой Муратовым, главным редактором «Новой газеты».
Он мне рассказывал, что Анна Политковская неоднократно говорила, не ему, разным людям, о том, что за ней следят, ей говорили: «Аня! У тебя мания! Кому ты нужна?» Чем это закончилось – мы с вами знаем… Поэтому обращение «Эха Москвы» будет формальным, в смысле юридически закреплённым, официальным. Будут и неофициальные контакты с людьми, которые в этом смысле могут помочь нам разрешить эту историю.
Марина Старостина счастливо родила, Борис. И она сидит с ребёнком. И это правильно. Это важнее чем всё остальное, на мой взгляд. 363-36-59. Алло! Здравствуйте!
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Александр, Казань. Я хотел бы задать такой вопрос, по поводу американской реакции на ядерную угрозу из Ирака и Ирана, и в то же время, нереагирование на Сомали.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Нереагирование на Сомали какое?
СЛУШАТЕЛЬ: Там происходят каждый день новости, что происходят иракские налёты, но Штаты проявляют большую активность по поводу Ирака и Ирана, но когда идёт чёткая информация…
А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, Вы хотите, чтобы я выступил пресс-секретарём Буша или Обамы? Это сильно…
СЛУШАТЕЛЬ: Мне интересно просто Ваше отношение.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое за вопрос. Во-первых, уровень угроз. Понятно, что ядерная или ракетная угроза США или России, смотрите, как мы реагируем на ракетную угрозу из Польши. Вот 10 ракет ещё не поставлены, будут ли ещё поставлены, а у нас уже всё на уровне понятно чего. Угроза распространения ядерного, бактериологического и химического оружия – это угрозы, которые признаны всеми ведущими странами и являются главными. То, что оружие массового уничтожение может попасть в руки правительств или отдельных групп, которые не скованы ни международными обязательствами, не входят в мировую систему отношений, это угроза серьёзная.
Поэтому и США, и я Вас уверяю, Российская Федерация, не меньше, может, не так громко, занимается этой проблемой. Что касается пиратства, давайте скажем честно, что эта угроза локальная. Ещё два месяца назад мало кто об этом здесь говорил. У США есть родовая травма относительно Сомали. Вы, наверное, помните, может смотрели фильм «Чёрный ястреб», когда американцы вмешались в войну с Сомали, потеряли там людей, потеряли вертолёт, был провал операции мощный. Я думаю, что слово «Сомали» до сих пор без судорог в Комитета начальников штабов не вспоминают.
При этом Вы не правы, потому, что мы смотрим, каким образом американцы и мы голосуем в Совбезе в Сомали. У нас совершенно одинаковые с ними позиции. Сейчас вырабатывается международная структура, основным донором финансовым будут штаты по борьбе с этим пиратством, естественно. И туда будут направлены международные силы. Там же не только пиратство, мы про Сомали вообще мало что знаем. Это такое моё объяснение. Может быть, оно такое сумбурное, и не до конца последовательное. Но то, что я наблюдаю, как наблюдатель, мне очевидно, почему приоритет для американской Администрации, это, прежде всего, распространение оружия массового поражения.
Ещё раз повторяю – для нас тоже, просто мы про это почему-то не говорим, потому, что мы считаем, что народу про это знать не надо. Народ не надо пугать. У американской элиты другой подход. Народу надо говорить все. Даже противное, страшное, неприятное. И как выясняется, иногда даже ошибочное. Но надо говорить всё. Это вопрос философии политических элит, и вопрос народа. Мне ближе технология, при которой, как у нас отбивка «Мы говорим всё, что знаем». Мы стараемся, во всяком случае, это делать.
Пошли дальше… «Когда передача с Радзиховским?» Передача с Радзиховским идёт по пятницам в 19 часов. А в чём проблема, Ирина Алексеевна? Про «Особое мнение». Меня про Познера спрашивают. Есть время, закреплённое за этими журналистами. Когда эти журналисты, которые не являются работниками «Эхо Москвы», они не получают за это деньги, ещё раз обращаю ваше внимание. Когда у них командировки, отпуска, другая работа, почему-то они не могут, они застревают в пробках, они заменяются другими людьми.
Приходят другие журналисты. Вот и всё. Но это время, вторник, 19 часов, закреплено за Познером. Каждый понедельник и вторник звонят Владимиру Владимировичу и спрашивают, может ли он придти. Тоже самое Радзиховский по пятницам. Вот и вся история. Так машинно функционирует история. 363-36-59. Алло! Здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Игорь из Москвы. Могу ли я задать вопрос?
А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы для того и позвонили.
СЛУШАТЕЛЬ: Да. У меня такое предложение.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот смотрите, Вы начали с вопроса, и сразу предложение.
СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос такой. «Кредит доверия» — передача, посвящённая кризису экономическому.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Задумано так.
СЛУШАТЕЛЬ: Там в основном макроэкономисты и представители банковской сферы. А если будет экономическая география России, где будут представители отраслей выступать, это было бы более объективно.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое. Предложение принимается, сразу Вам могу сказать. Но, во-первых, если обратить внимание, там не просто макроэкономисты, там законодатели, которые принимают законы. Я считаю большой удачей, что у нас Дмитрий Ананьев, председатель комитета по банкам Совета Федерации, и то, что приходит Фёдоров и Павел Медведев в эти «Кредиты доверия», я считаю правильным. Это люди, которые занимаются с государственной стороны. Есть люди, которые занимаются этим на практике.
По отраслям… Я не думаю, что это должно быть в «Кредите доверия», потому, что если придёт человек и будет рассказывать о лесе, то все остальные, по идее, должны отключиться. Но вот в других передачах, скажем, в «Большом дозоре» или в «Развороте», я бы с Вами согласился. Я над этим подумаю, потому что идея правильная. Нужно о некоторых отраслях говорить более подробно. Но о нефтегазовом Вы не можете нас упрекнуть, что у нас не говорят. Так не бывает.
Мне пишут по поводу Грузии. Напомню, телефон 363-36-59 и 970-45-45. Мне пишут, не изменилась ли моя точка зрения по поводу начала войны в Грузии и Абхазии? Вы знаете, нет ни одного факта сущностного, детали есть, который пока поколебал бы меня в моей позиции, которую я сделал 8 августа. Не потому, что я такой умный и великий, а потому, что обучение истории и внимательное наблюдение за политикой и политиками, нынешними, действующими, ещё раз повторю – 8 августа делал комментарий, если вы помните. Он остался.
Мне никто не доказал обратного. Да, картина усложняется, картина становится более ёмкой, я надеюсь, что комиссия по расследованию будет более ёмкой, но два фактора я вам уже говорил. Первое – я считаю, что была осуществлена бомбёжка, обстрел Цхинвале со стороны Грузии. Этого никто не отрицает. Это не отрицает и Саакашвили. Он говорит, что спровоцировали, подталкивали. Грузинский президент дал команду на бомбардировку своего города, где были мирные жители. Это преступление.
И я вам напомню, что мне говорить об этом легко, потому, что я считаю, что когда правитель принимает такие решения, которые были приняты по Грозному в своё время, я говорил тоже самое, и при Ельцине, и при Путине. И Караджич по Сараево, я говорил то же самое. По своим гражданам, по своим людям. Это первая позиция. И вторая позиция – я считал и считаю, что признание Абхазии и Южной Осетии есть политическая ошибка. Не было никаких оснований их признавать, эти государства. Я так считаю.
Ничего пока не изменилось. Я встречался со многими людьми, которые тогда принимали решения. И которые объясняют мне, пытаются мне объяснить, почему было принято то Лии иное решение. Я встречался как с грузинами, так и с российскими политиками на самых высоких уровнях. Знаете, ничего такого, чтобы перевернуло моё мнение, мою оценку, пока нет. Может быть завтра будет. Может быть завтра будут вскрыты какие-то подробности удивительные начала войны, того, что там происходило. И тогда я скажу: «Ах, чёрт! Я не знал! Теперь знаю». Когда это будет – я вам скажу, не сомневайтесь. Но пока это не так. Почему я должен менять свою точку зрения? Что должно на неё так повлиять?
Александр, издатель из Флориды: «С чем связано снятие передачи Латыниной из эфира RTVi?» Вчера выходил. Кто снял-то? Может у вас RTVi не работает во Флориде? Вот Олег из Томска пишет: «Достоин ли Патриарх Алексий II канонизации? Чем обусловлена эта провокация на радио, где православие является неприемлемой религией?» Что ни слово – то глупость и ложь! Это Олегу из Томска. Вот это я могу вам откомментировать. Нет запретных тем, а есть дураки, которые не понимают, что нет запретных тем.
Вам, Олег, нужно понять, что Вы выглядите смешным в моих глазах. И продолжайте выглядеть таким образом. 363-36-59. Алло! Здравствуйте!
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Фёдор, Москва. Скажите, пожалуйста, в прессе была информация о том, что во время встречи Путина с представителями масс-медиа он высказал своё недовольство позицией «Эха Москвы» по поводу конфликта в Грузии.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Подтверждаю.
СЛУШАТЕЛЬ: Не могли бы Вы своё видение этой ситуации рассказать? И второй короткий вопрос. Вы говорили о том, что Новодворской больше не будет в эфире, а она, тем не менее, у вас выступала.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Отвечу. Начну со второго, там всё легко. Я напомню Вам, почему я отстранил Новодворскую. Я счёт, и это была моя позиция, что Валерия Ильинична представила Басаева, который является террористом, и который брал на себя ответственность за убийства невинных людей, я повторяю, не за войну с Россией, а за убийство заложников, за захват Дубровки, за Беслан. Он сам это на себя всё брал. Она представила себя демократом. Я счёл это апологией терроризма и отстранил её от эфира.
Когда она на своём блоге сказала, что она не то имела в виду, что, конечно же, он террорист и т.д., я её в эфир вернул. Это всё просто для меня. А что касается истории с августовским, 29 августа встречи, такое было. Я уже на эту тему говорил. Вы можете замечательным образом зайти на сайт «Эхо Москвы» и найти мой рассказ про это. Замечу я, что говорили, что это знак закрытия «Эха». «Эхо» работает точно так же. Конечно, это было неприятно, поскольку это было публично, это всегда неприятно.
Тем более, что премьер, к сожалению, указал на реальные ошибки, которые были в эфире. Увы. Он не вообще высказывал неудовольствие. Взял – и указал. И показал. Конечно, ему подобрали, конечно, доброжелатели ему подобрали, а потом радостно утекли в прессу. Обычно такие вещи в прессу не утекают, мало ли у нас встреч с кем проходит. А тут я даже знаю, кто утёк, когда утёк, и почему в американскую прессу. Я всё это знаю. Во всём этом разобрался, посмеялись и прошли.
«Без посредников» идёт в записи». Вот это написали. Да, конечно, идёт в записи. Звонки в записи, я сейчас в записи. 18:58:16 – это тоже было в записи. Вот удивительные люди! На что мы тратим своё время… ни на что.
У меня тут был хороший вопрос… По Цхинвале я ответил. По «Телехранителю» ответил. Я заменял Лену Афанасьеву. «Когда «Эхо Москвы» пригласит председателя Госдумы?» Пригласили. Но окружение, как я понимаю, Бориса Вячеславовича боится. Именно его окружение. Не он, а его окружение боится привезти его сюда. «Когда появится Улюкаев?» — Борис. Мы договорились с Алексеем Улюкаевым, первым заместителем председателя ЦБ, что в следующую субботу, 13 декабря будет часовая передача. Отличный вопрос Георгия: «Почему Бычкова не «додавила» бывшего президента Финляндии по поводу разницы между независимостью Косова и Южной Осетией?»
В каком смысле «не додавила»? Он высказал свою точку зрения. А она, видимо, должна была додавить до того, чтобы он поменял свою точку зрения? Вы так представляете себе интервью? Тогда у Вас другая профессия. Тогда людей «додавливают» не с помощью интервью. «Где Ольга Бычкова?» Она была в Финляндии, брала интервью у Мартти Ахтисаари. Спасибо вам большое. И в следующем часе Виталий Дымарский. Хотел сказать «в программе «Всё так». Собственно, это тоже программа «Всё так». Всё так, друзья мои.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире