'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 13 сентября 2008, 18:09

А.ВЕНЕДИКТОВ: 18 часов и 12 минут в Москве. Еще раз добрый день, у микрофона Алексей Венедиктов. Теперь уже на своем законном месте. Это передача «Без посредников» и в течение оставшихся 48-ми минут, минус новости и реклама, то есть 43-х, я буду отвечать на ваши вопросы по работе радиостанции сегодня, если вчера. Если вчера я отвечал по политике в программе «Суть событий», то сегодня только по радиостанции и так далее. История первая. Как вы знаете, мы запустили проект «Именем Сталина». Этот проект выходит по субботам в 20:00, сегодня будет вторая передача. Первая передача была посвящена Николаю Ежову, а сегодня передача будет посвящена Сталину как профессиональному революционеру, у нас в гостях будет директор Росархива Сергей Мироненко. Поскольку это одновременно и телевизионная передача – там не очень ловко разыгрывать книги – поэтому я их разыграю сейчас. Что я разыграю? Сейчас я вам скажу. Первый победитель получит семь томов издательства РОССПЭН «История сталинского ГУЛАГа», куда входят массовые репрессии, карательная система, экономика, население, спецпереселенцы, бунты и так далее. Семь огромных томов. Играть будем на 970-45-45. И еще 13 человек получат книги серии «История сталинизма». В частности, некоторые мы уже представляли: «Прибалтика и Кремль» Елены Зубковой, «Красный Террор» Йорга Баберовски, «Повседневный сталинизм» Шейла Фицпатрика, Виктора Кондрашина «Голод. 32-33-й год», Эллен Каррер д’Анкосс «Ленин», Пол Грегори «Политическая экономия сталинизма» и так далее, по одной книге. Всего будет 14 победителей. Первый получает семь томов и 13 по одной книге из серии «История сталинизма» издательства РОССПЭН. Напомню вам, что в декабре… Почему мы этот цикл запустили сейчас на весь год? В декабре-месяце будет первая научная конференция по истории сталинизма в России. Со всего мира приедут люди, она организована при содействии Росархива, издательства РОССПЭН и фонда имени Бориса Ельцина. Поэтому предлагаю вам сейчас ответить на вопрос «В каком городе родился Сталин?» Мы сейчас хорошо знаем географию Грузии, может быть, к сожалению, по военным картам и тем не менее, в каком городе родился Сталин? +7 985 970-45-45, присылайте смски. «В каком городе родился Сталин?» И мы разыгрываем, первому победителю семь томов «История сталинского ГУЛАГа» и еще 13 томов из этой серии. Это первая история и, пожалуй, вот, я пропущу.

Материалы по теме

Применить ли «условно-досрочное освобождение» к Валерии Новодворской (вернуть в эфир с 1 ноября)?

да
63%
нет
36%
затрудняюсь ответить
2%


Теперь некие изменения, которые произойдут и уже происходят на «Эхе Москвы». Вы уже знаете, что Матвей Ганапольский сначала уходит в отпуск, ушел в отпуск с сегодняшнего дня на две недели, а затем на один год он уезжает из страны вместе с семьей в Италию, в Рим. Сразу вспомнил! Сидим тут мы с Матвеем, и я заговорил, какой интересный город, не правда ли? Матвей пошевельнулся и сказал: «Мессир, мне больше нравится Рим». «Да, это дело вкуса», — заметил я. Приблизительно такой разговор состоялся у меня с Матвеем в декабре-месяце, он обосновал свое желание взять вот такой академический год, знаете, как бывает в университетах? Поездить, посмотреть Италию, ему очень хочется, а привязанный к Эху, знаете его загрузку и нет возможности. Один год. И я сказал: «Ну конечно, Матвей. Дело – делом, а дружба дороже». И Матвей вот уезжает. Что он оставляет у себя в Эхе в режиме постоянном? Значит, Кухонные тайны закроются и там на этом месте откроется и он будет выходить в эфире с передачей «Приключения электроники» про то, что вы давно хотели, имеется в виду техника, там он будет ее изучать, смотреть за новинками, советоваться с Берлускони, видимо. Вот, собственно, эта передача будет выходить в ноль часов со вторника на среду, это начнется с октября. Вторая его загрузка, значит, ежедневный комментарий, который будет поделен понедельно между Орехом, Сергеем Бунтманом, возможно Виктором Шендеровичем и собственно Матвеем, то есть неделя в месяц – это комментарий, где он как политический журналист будет выступать. И мы договорились с ним, что на более-менее регулярной основе он будет вести блог на сайте Эха. Знаете, сайт стал суперпопулярным за эти события и, мне кажется, что жалко, что из-за этих событий, но то что он суперпопулярный, что блогов там много и люди работают – это хорошо. Таким образом, Матвей никуда не уходит, но, конечно, его присутствие в эфире, к сожалению, это большая потеря, я должен вам сказать, резко сокращается, исходя из того, что вот он, будет в другой точке света. Он едет со всей семьей – с женой, с детьми – на год в Рим. Я надеюсь, что он вернется раньше, я ему говорил это, что ты не высидишь столько, ну что там, в Риме? Кстати на сайте он написал в блоге вот э то все своё, и все-таки несколько… я вот думал, вот пожелать человеку удачи, который работал для вас 18 лет? Вот что может быть проще? Удачи, счастливой дороги, пожелания вернуться. Нет нашлось несколько завистников. Просто вот видно, как зависть, да? Мы тут вот, да, а он там будет отдыхать. Он там будет отдыхать. Лучше, конечно, работать, но он там будет отдыхать, и он это заслужил. Вернется – загрузим вдвойне, я бы сказал. Это вот такая тяжелая для Эха история. Мы пока разделим его эфир, а дальше посмотрим, как. есть некие мысли, мы будем привлекать других людей, наверное. Это главное изменение. Еще раз повторяю, с декабря-месяца мы на эту историю, в общем, выходили, смотрели, я его отговаривал, он не соглашался: семья хотела. Ну, понятно. В любом случае он остается «эховцем», да? И в любом случае он будет присутствовать в эфире Эха. Удастся нам еще что-нибудь придумать без потери звука? Мы и еще что-нибудь придумаем с Матвеем, мы вообще придумщики большие. Это первая история.

Значит, вторая история. Задолбали меня с Юлией Латыниной, придется рассказать все как есть сначала. Сначала Латынина собиралась уйти в отпуск в августе, на весь август. И поскольку она практически весь год и даже два года работала без отпуска, она только уезжала, если вы помните, но отпуска у нее не было никогда. И тут, значит, вот это все началось, и все военные недели, все военные субботы – 9, 16, 23-го – я ее упросил, чтобы она не уходила в отпуск, и она работала. Успела между тем съездить и в Грузию. И она вместо отпуска, положенного ей, она пахала здесь, потому что война. И вот на 30-м сказал, ну у меня поездка там, вот меня везут в Казахстан, там такое, там никогда никуда не попадешь, никуда ничего. Говорю: «Ну езжай. Война закончилось, а разбирать политические последствия войны можно и через месяц». И ее плюс отпуск. 27-го числа Юля выйдет. 27-го числа выйдет Юля, а пока на этом месте, как мы и говорили с ней и с Сережей Бунтманом, выходят истории послевоенных кризисов между США и СССР. Неделю тому назад была передача, посвященная корейской войне. Сегодня вслед за программой «Без посредников» будет программа, посвященная Берлинскому кризису, это самый малоизвестный кризис, вот так вот, литературно. И наконец следующая суббота – последняя перед юлиным возвращением – будет соответственно Карибский кризис. К сожалению, академик Фурсенко, уже его с нами нету, он пришел бы и рассказал про это. Но мы сделаем его хорошо, этот кризис, и вообще это цикл памяти нашего большого друга академика Фурсенко. Вот. А потом вернется Юлия Латынина. И еще сразу скажу, что в отпуске Шендерович на две недели, что вот он уже не был один четверг и его заменял посол Соединенных Штатов Америки. В следующий четверг еще не знаю кто будет заменять, но кто-то будет, а потом Витя выходит. Потому что все живые люди, никто как раб на галерах не должен быть привязан к вам. Почему вы считаете, что они все крепостные?

Что у нас там еще? Из таких вот. В отпуск ушел, в отпуск ушел! Леша Воробьев, чтобы вы знали. В субботу, вы знаете, что Сергей Бунтман является членом Международного телевизионного жюри, и он на три дня уедет – пятница, суббота, воскресенье – он уедет отсюда, его не будет. Я уже со страхом думаю, что мне напишут: «А! Кровавая гэбня опять уволила Бунтмана». Вот. Вернет. А как уволила – так и вернет.

Так. Следующая история. Какая у нас следующая история. По-моему, больше следующих историй. Да! В конце сентября до середины октября я уеду. Меня уволят кровавые, потом меня вернут, ладно? «Да уж, вас привяжешь». Это правда, не привяжешь. Теперь то, что касается Валерии Новодворской. Значит. Вы знаете, что в своем очередном блоге она наконец-то правильно определила Шамиля Басаева как нелюдь. И в терминологиях наших гостей из Главного управления исполнения наказаний, встала на путь исправления. Поэтому возникает мысль, не применить ли к Валерии Ильиничне УДО – условно досрочное освобождение? Мы же не звери какие-то там, да, и даже мы не читинский суд. Я так подумал, что вот, она назвала, и я это говорю в эфире, да? Вот не в блоге. Она назвала в блоге, а я это говорю на всех: она назвала Басаева нелюдью, она напомнила, что я ее отлучил от эфира, забанил, как говорят продвинутые люди, за заявления о демократии Басаева. Вот теперь она просто точно определила Басаева как нелюдь. Поэтому я решил: слушайте, чего мы обсуждаем? Давайте я поставлю вам, вам слушателям Эха Москвы, вопрос на голосование, если мне сейчас удастся это вот поставить, если будет работать машинка. Вот. Значит, применить ли, встала ли на путь – это шутка – на путь исправления, это просто терминология известных товарищей из ГУИНа, которые часто у нас бывают в эфире, и теперь мы все знаем про то, как в местах заключения происходит. Итак, применить ли к Валерии Ильиничне Новодворской условно-досрочное освобождение от бана, сократив его с четырех месяцев до двух месяцев, с тем чтобы начиная с первого ноября, вот этот бан был с нее снят в эфире Эха Москвы. Если вы считаете, что надо применить вот это самое УДО к Валерии Ильиничне Новодворской, которая заявила, что Шамиль Басаев – нелюдь, то ваш телефон московский – 660-0664. Слушайте, новые телефоны какие-то, да? Я обалдел. Ну, давайте так: 660-0664, да, применяем УДО к Валерии Новодворской. Если вы считаете, что нет, УДО применять не надо, она не овладела там мастерством швеи-мотористки, то ваш телефон – 660-0665. Поехали.

Итак, применить ли УДО к Валерии Новодворской, которая назвала Шамиля Басаева нелюдью. Да, говорите вы – и тогда с первого ноября она сможет появляться в эфире Эха Москвы и в том же режиме, в любом режиме, скажем так, тогда ваш телефон – 660-0664. Нет, пусть будет забанена до первого января, как и было решено, и тогда – 660-0665. Вот как решат слушатели, сколько бы их не позвонило, хоть два человека, хотя уже далеко не два, так и будет. Вы голосуете. Итак, первые полминуты прошли. Две минуты будет на голосование, обращаю ваше внимание на это.

Голосование продолжается. Первая минута прошла. Итак, вопрос, применить ли УДО к Валерии Ильиничне Новодворской и вернуть ли ее в эфир, начиная с первого ноября. Да, говорите вы… и говорите вы, у нас зависло все. Но у меня есть там энное число голосов. Тем не менее, да – 660-0664, нет – 660-0665. Ха. Зависло. Ну хорошо. Но тем не менее, там по одному голосу пробивается, но с трудом, да. Хорошо, сейчас мы посмотрим.

18:27 в Москве. Голосование закончилось. 80 процентов наших слушателей посчитало, что, милостивые, лучше чем читинский суд, применили УДО, условно-досрочное освобождение. Значит, с первого ноября вместо первого января, с первого ноября Валерия Ильинична Новодворская, если она захочет и если мы будем ее приглашать, то есть мы будем ее приглашать, будет приглашена в эфир Эха Москвы. Все. Тема закрыта.

Вот мне пишут там: «Венедиктов, детским садом занимаетесь?!», пишет Андрей. А вы знаете, Андрей, вот то, что вы делаете со звериной серьезностью свидетельствует о недалекости вашей как человека. Жить надо легче, а не ходить мрачно уставившийся в пол, в стену или куда-то еще. Вот кто-нибудь еще чего-нибудь такое скажет – снова забаню. Вы не волнуйтесь, Андрей, и вас, если надо, забаню. Я человек спокойный, да. Решения мои принимаются сознательно. Поэтому, вы отдыхайте там себе где-нибудь, где хотите. Итак. Этот вопрос решен. Что нас еще ожидает на этой неделе? Ну, вы знаете, что открылась новая передача, передача, которую ведет Саша Плющев и Дима Борисов под названием «Попутчики», это передача выходит вместо передачи «Сотрудники». «Сотрудники» — это наша летняя передача, так вот в Попутчики приглашаются люди, которые обзавелись что-ли фанатами, стали во многом идолами, в течение именно 21-го века, в основном в 21-м веке. Новые идолы, да? Вот, Попутчики. И первая передача была вчера, в 23 часа, там была Тина Канделаки. Ребята сами будут отбирать и предлагать гостей, хочу сразу сказать. Посмотрим, как пойдет эта передача. Идея – правильная. Голосование перестало работать, но первые 200 человек проголосовали за 23 секунды, потом все зависло. Но тем не менее вот эти первые 200 человек дали мне возможность сказать 80 на 20. Как получилось – так получилось.

Так. «Откройте тайну, Плющев вчера правда из поезда вещал?» А я знаю? Я дома был. Кажется так. Значит, люди говорят: «Не вышли мы с вами рылом». Вышли-вышли, вышли. Не надо самоуничижения. Вы прямо как… ну Иван дальше. Иван, стыдитесь, голосование зависло на 20 секунде, но первые 20 секунд, 22 секунды дали вот такое изменение. Вот сначала мне пишут одни стыдитесь, потом другие пишут стыдитесь. Слушайте, в зеркало быстро посмотрели все, а? и успокоились, да? Я вам не брат и не сват Иван, замечу я.

Так. Что у нас еще такое было. Про Попутчики я сказал. Про Именем Сталина сказал, про Кризис сказал. Сразу после новостей – вон, пришла Казакова. Чего пришла? Можно подумать, новости есть. 363-36-59, это буду с вами общаться я по телефону. Кстати, сразу скажу, поскольку еще минута до новостей есть, чтобы не дергаться. Завтра по-прежнему нет Ксении Лариной, вот ее два дня нет – суббота и воскресенье – я буду заменять. Завтра утренний эфир, мы будем с детишками играть по Алисе в стране чудес. Сегодня играли по Незнайке. Так что готовьтесь. Ну и естественно любимая тема «В чем виноват учитель?» в Родительском собрании, я безусловно буду вам рассказывать, в чем учитель не виноват. Такая у меня привычка. Ну, пожалуй что и все. Ну и все, пожалуйста. Да. Так, что у меня здесь еще? Нет, больше тут ничего нет, все повторы. Поехали!

НОВОСТИ

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну и прежде чем мы пойдем дальше, я напомню телефон прямого эфира 363-36-59. Я объявлю победителей. Сталин родился в городе Гори, а мне сказали в городе Поти. В городе Гори! Мне тут пишут Поти. Гори! И семитомник «История ГУЛАГа» получает Надежда, чей телефон 153-, а книги серии «История сталинизма» издательства РОССПЭН при поддержке Росархива и фонда имени Бориса Ельцина получают Андрей, чей телефон 296-, Игорь 222-, Дима 763-, Кирилл 218-, Андрей 456-, Анатолий 790-, Станислав 167-, Юрий 309-, Наталья 769-, Елена 035-, Наталья 992-, Елена 965 и Дмитрий 582-.

363-36-59, это программа «Без посредников». Телефонные звонки в студию. Алло, здравствуйте. Алло? Ну вот, хороший телефон, кончается на 8000, разговора нет. Выключаем. Не получилось. 363-36-59, да. Я проверяю телефон. 363-36-59, это телефон прямого эфира, напомню я вам. Я не буду брать те номера, которые у меня плохо определяются, мягко говоря, не определяются. Алло, здравствуйте. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, вам.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, и вам того же.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, вы меня только в аптеку за углом не посылайте.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну если потребуется, что ж, я не знаю. Во-первых, я не знаю как к вам обращаться, как-то, прекрасная незнакомка.

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Нина, я из Петербурга.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так, Нина, да.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, пожалуйста, куда у вас исчезла Марина Старостина? И (НЕРАЗБОРЧИВО) Роман Плюсов?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Марина Старостина… Роман Плюсов никуда не исчез, я вчера его видел на станции. Марина Старостина в прекрасном положении, скажем так.

СЛУШАТЕЛЬ: А. Все понятно. В общем, все в порядке?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну не все в порядке. Уход Матвея, конечно, это тяжелая история, человек 18 лет с нами.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, это само собой, конечно. Это…

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть в порядке. Как главный редактор, я же должен сейчас вот как бы, понимаете, Нин? Замену не найти такую, адекватную, но  постараться сначала своими тщедушными телами, теми, кто здесь есть, заменить, а потом найти.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну ничего, потянете.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Потянем, потянем.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы нормальные ребята. Я семнадцать лет уже с вами.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое, Нин. Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: И вам!

А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо, Нин. Да. Город подумал Учения идут. Ну, Матвей-то вернется, я надеюсь. Я не собираюсь заниматься самоуничижением, я напоминаю, что это не уход на другую радиостанцию, это уход в замечательный вечный город Рим. Главное, чтобы не навечно. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей. Меня зовут Татьяна Самолис.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ой, Таня, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей. У меня к вам очень большой, для меня важный вопрос, по обстоятельствам работы моего мужа. Я сейчас живу в Нижнем Новгороде, но там нет Эха Москвы и мне как бы этого очень не хватает, потому что все мое жизненное пространство муж занимает свое место, Эхо Москвы – свое. А теперь оно как бы… Вот есть какой-то ответ.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ответ есть. К сожалению наши партнеры по каким-то причинам не захотели с нами давно продолжать вещание, понятно по каким причинам несколько лет назад. Ну а теперь мы должны только выигрывать на конкурсе здесь, в Москве частоту. Но уже два года мы ничего выиграть не можем, потому что мы малоизвестная радиостанция. Более известные радиостанции выигрывают все, но мы ничего.

СЛУШАТЕЛЬ: Но вы будете еще что-то предпринимать?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы пытаемся найти партнеров в Нижнем Новгороде, который ретранслировал бы, ну, самые наши популярные передачи. Вот мы сейчас ищем его.

СЛУШАТЕЛЬ: А кто бы это мог быть, например?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Кто угодно. Кто угодно. Абсолютно. Кто обладает лицензией на вещание в Нижнем Новгороде.

СЛУШАТЕЛЬ: Ага. Все. Спасибо большое.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, спасибо, Нижний Новгород. Да, спасибо большое, Таня. Всей семье привет, это называется. Но на самом деле это действительно проблема. Нижний Новгород – одна проблема, Красноярск – вы знаете, сколько мы выходили на конкурс – другая проблема. И вот станции, которые вообще неизвестные, потом они еще и не выходят, потом там выигравшие перепродают эти лицензии на конкурсах. А вот Эхо Москвы, видимо, она неконкурентоспособная и не обладает, мягко говоря, достаточным ресурсом, назовем его административным, чтобы выиграть другие города. Ничего, мы будем добиваться. Не в первый и не в последний раз. Ну обидно, что наши слушатели не могут нас там слушать. Это действительно обидно. 363-36-59 – это телефон прямого эфира Эха Москвы. У микрофона Алексей Венедиктов, я отвечаю на ваши вопросы. Вот, вопрос о невыходе в Нижнем, это неприятный вопрос, конечно, и самое главное нет ответа нормального. Все что я сказал, почему наши слушатели должны входить в положение наше такое? Да не должны. Поехали. Алло, здравствуйте. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Алексей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Алексей.

СЛУШАТЕЛЬ: Я из Волгограда вам звоню.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вижу, да.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, у меня такой вопрос. Вот раньше очень много было рассказов про деятельность Гарри Каспарова, а сейчас что-то не слышно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, Гарик был недавно у нас. Его в августе не было в стране, как я понимаю, он был в отпуске. Значит, он был у нас, у нас Наргиз по поводу американских выборов, где он и был, да? Как эксперт.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, вы знаете, американские выборы…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, я просто говорю, что он был. А вот сегодня он встречался с членами клуба «Валдай» после Дмитрия Медведева. И я думаю, что мы его просто позовем завтра или, ну не в воскресенье, конечно, в понедельник-вторник, если он в Москве.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот. Очень хотелось бы  его услышать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Позовем. Позовем-позовем. Нет никаких. Спасибо большое. Нет никаких. Я вам всегда говорю, у кого какие у нас есть ограничения. Я просто их называю. Поэтому вы всегда это знаете. Никаких нет тайн здесь. Я говорю, почему, главное, есть эти ограничения. Не-не, Гарри Каспаров придет, нет вопросов. 363-36-59, это телефон прямого эфира Эха Москвы, программа «Без посредников». Что у меня пока? Пока вы набираете. Уже набрали. Хорошо. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей Алексеевич.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Вам звонит москвичка Елена Ивановна Милейшева.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Елена Ивановна.

СЛУШАТЕЛЬ: Я вас очень прошу не отключайте меня.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это зависит.

СЛУШАТЕЛЬ: И мой телефон, пожалуйста, зафиксируйте.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Зафиксировал.

СЛУШАТЕЛЬ: Первое, что я хочу сказать, что я постоянная ваша слушательница и я хочу сказать, что за последние пятнадцать лет у меня возникло опять чувство патриотизма, из-за того что у нас есть такое радио, руководимое вами.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Ваш коллектив состоит из прекрасных журналистов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Елена Ивановна, а я это знаю. Можно вот… Можно?

СЛУШАТЕЛЬ: Это академики. Поэтому у меня уже есть такая даже мысль, только не знаю как проявить эту инициативу, что ваш коллектив, которому уже 18 лет, выдвинуть на премию, за заслуги перед отечеством.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы с вами замечательным образом посмеялись, дорогая моя. Это замечательная премия, такой премии нет, а есть медаль. Вы знаете, время все расставит на свои места. И те, кто сейчас громко кричат о своем патриотизме, о любви к родине, Елена Ивановна, у меня есть большие по этому поводу сомнения. Вообще, любовь – чувство интимное, и орать о том, я патриот и бить себя, значит, хвостом в грудь, как делают эти люди часто, похожие на своих далеких предков, я имею в виду умственно. Небольшая заслуга. И еще главное, для чего это делается, — чтобы власть обратила, например: «Посмотри, я свой! Я свой! Я ваш! Я ваш!». И вот они там, да? Поэтому давайте не будем разбрасываться громкими фразами. Я вас уверяю, мы делаем свое дело для нашей страны и так, как мы считаем правильным. Спасибо большое за добрые слова, сейчас услышим, наверное, другие слова, но тем не менее все равно приятно. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей Алексеевич.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте, да.

СЛУШАТЕЛЬ: Это из Тюмени вас беспокоят, Евгений меня звать. У меня вопрос похожий как из Нижнего Новгорода, вот, я вас слушаю только по УКВ-диапазону, по FM в Тюмени вас поймать невозможно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это где, простите?

СЛУШАТЕЛЬ: В Тюмени.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо. Я не готов по городам отвечать. Значит, у нас нет лицензии, например. Это же вопрос лицензии, это вопрос и наших партнеров, и нас самих. Я вам объяснил сложности с выигрышем конкурса. Ну, ничего я вам не могу сказать. Там, умные люди поймут, ну а остальные пусть верят, что мы не конкурентоспособны. Меня спрашивают по-прежнему, сколько у нас слушателей в Москве? В августе-месяце ежедневная аудитория Эха Москвы по Комкону, по социологической фирме Комкон, составло 969 тысяч человек. По Гэллапу там по-моему около 800 тысяч. То есть у нас больше 800 тысяч в любом случае и поехали. Так, пошли дальше. Что у меня здесь, пока вы звоните? «Почему только москвичи? Конс». А, это про Сталина. Нет, просто я не называл эти самые, как называются… вот тут у меня разные есть индексы – и 903, и 912, и 916, и 812, и 905, и 921 – просто не называл, чтобы не тратить время. Так что, вот не надо. Не надо. Так, Уткин, да. Мне тут говорят, Уткин – замечательный и Уткин – отвратительный. Это хорошо. Это значит, замечательным образом правильно выбранный Уткин. Я считаю, что это удача, я считаю, что Вася замечательно стартовал. Это такая находка, думаю, все будет отлично. И следующий телефонный звонок. Алло, здравствуйте, алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло. Добрый день.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ: Один вопрос.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А как вас зовут, простите?

СЛУШАТЕЛЬ: Зовут меня Сергей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Сергей.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот, (НЕРАЗБОРЧИВО) нет никаких проблем, кои случаются в Абхазии и Южной Осетии.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не понял. Значит, я еще раз говорю. Это передача, простите ради Бога, это передача радио «Эха Москвы». передача об Абхазии и Осетии была вчера. Поэтому сегодня на эти вопросы отвечать не буду. Я собственно это объявил, и вы не обижайтесь пожалуйста – каждому овощу свое время – имею в виду тему передачи. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Да.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот я по какому вопросу звоню.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да?

СЛУШАТЕЛЬ: Я регулярно слушаю вашу передачу…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Какую?

СЛУШАТЕЛЬ: По субботам и воскресеньям. Вот с утра и до вечера.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понятно.

СЛУШАТЕЛЬ: Есть такая у вас Ксения ларина.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Она есть у вас. Это ваш ведущий.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, у нас. И когда она начинает оповещать слушателей программу вашу, она не коррелирует вторую половину дня по времени с темой, которые она произносит.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это я даже не понял, но я проверю. Спасибо большое. Я не понимаю, как она должна коррелировать. Вообще, она не должна и не имеет права читать всю программу, отнимать время от конкретных передач. Она должна анонсировать два-три часа вперед, как это делаю я. Если она, сейчас вы мне говорите, нарушает мои предписания, это плохо. Значит, не надо читать 12 часов сетки, это неправильно. Вот. Это все что я могу по этому поводу вам сказать. Таня пишет: «А кто будет вести Кейс, и почему Матвей Юрьевич не попрощался, ничего не сказал слушателям? Это неуважение к людям». Вот такие люди, Таня, как вы, странны мне. Матвей Юрьевич попрощался вчера в Особом мнении, который он вел в 19 часов. Все сказал слушателям, проявил уважение к людям. А вы пишете, что этого не было. Вот вы напишите: «Я этого не слышала». Вот это одна история. А вы пишете: «Этого не было» — это другая история. Ну, чуть помягче, Таня. Вы же молодая, наверное, да? К людям помягче надо. Ну не слышала, ничего страшного нет. А Кейс буду вести я, потому что собственно я и начинал его вести, я его и придумывал, он ко мне возвращается. Конечно, я не смогу его вести так, как Матвей, он вел абсолютно блестяще. Конечно, это будет другая передача, но она как бы вернется ко мне. Ничего не сделаешь. Буду год терпеть отсутствие Матвея Юрьевича. Ну он потом вернется, и я ему обратно его всучу. Так, дальше. Что еще? «А допустим ли в гости Эха лидер Алисы Константин Кинчев?» Конечно, допустим. «А куда опять дели Сергея Доренко?» Сергей Доренко ушел с Эха и теперь работает на Русской Службе Новостей. И кстати, я вполне допускаю, что еще несколько наших журналистов за Сергеем Доренко, по приглашению Сергея Доренко туда уйдет. Так. Нижний Новгород. Нижний Новгород. Что еще? Кинчев опять. Ничего не понимаю, что вы мне пишете. А можно покороче? Если можно. Просто не успею. «Алексей Алексеевич недавно с американским послом выясняли, как на английском будет «сукин сын». Может и наш министр что-нибудь у английского коллеги выяснял?» А, все может быть, все может быть. Посмотрим, послушаем. мы же не знаем. Мы же освещаем. Появилось – сказали, опровергли – опять сказали. Такая история. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Меня зовут Евгений, Москва.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Евгений.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей. У меня предложение. От вас народ просто уходит, просто уходит.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это неправда. Я вам могу сказать, что у нас растет количество народу. Вот вы говорите неправду, а у меня каждую неделю. Секундочку! Нет, не надо! Я не пропущу! Потому что вы в эфире. Секундочку! Евгений, выключу! Выключу, слушайте меня. Выключу! Послушайте, Вы соврали. Извинитесь. Извинитесь.

СЛУШАТЕЛЬ: Хорошо, извините меня.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Пожалуйста, поехали. Теперь говорите.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей, у меня предложение. По-моему хорошее предложение. Пригласите Садальского, Станислава Садальского.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мне некуда его приглашать. Спасибо вам большое за предложение. Некуда приглашать. У меня эфир забит и закрыт. Спасибо вам большое. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей Алексеевич.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Николай Александрович.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Николай Александрович.

СЛУШАТЕЛЬ: Я давно вас слушаю, еще с 90-го года. Знаете, вот тут недавно проскочила очень маленькая информация, что вы награждены орденом Почетного Легиона.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Было дело. Но это было давно, это было, по-моему, уже три года назад или два года назад.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну вот я только услышал.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Было.

СЛУШАТЕЛЬ: Хотя и все время слушаю вас.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Было. У меня действительно, Николай Александрович, есть и орден Почетного Легиона, есть кстати и медаль За заслуги перед отечеством. В 99-м году был в декабре награжден. Медаль, по-моему, За заслуги перед отечеством 2-й степени. Было. Есть такие ордена и медали. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, Алексей Алексеевич.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Добрый вечер. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Дмитрий Васильевич, Ижевск.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Дмитрий Васильевич.

СЛУШАТЕЛЬ: Я православный. Алексей Алексеевич, вопрос вам, вы – масон?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет.

СЛУШАТЕЛЬ: Очень хорошо.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо. Нет, не масон. Вот. Не случилось, я бы сказал, неожиданный вопрос, да, друзья мои? Дальше. Грани. Грани. Грани есть вопрос, Марина. Я хотел бы вернуть… Я напомню вам, что Грани, я имею в виду передачу Кара-Мурзы стояла на месте Власти Евгения Киселева ровно на тот период, когда Евгений Киселев был в отпуске летом и в Киеве. Значит, Евгений Киселев с программой Власть вернулся. Я хотел бы сохранить Грани Кара-Мурзы, но там большой формат, 47 минут и он телевизионный, как вы знаете. И вот в течение месяца, я думаю, мы будем искать место и время применения. Лично мое желание – их сохранить в эфире Эха Москвы. Они выходили в записи и они могут выходить в записи. Задача в том – чтобы это разместить правильно в эфире, полностью, все 47 минут, найти вместо чего. Вы слышите меня? Найти вместо чего и поставить. Такого мое желание, ну вот, буду искать. К сожалению, пока у нас там и по техническим причинам там, это же пишется как телевизионное, пересылается сюда – ну, длинная история, поверьте мне. Не получается. Так, пошли дальше. «Не могу из Питера дозвониться в прямой эфир. Какой код номер?» Ну какой код? 363-36-59 на 495, наверное, я думаю? «Куда уехал Матвей?» Матвей, Маша, уезжает в город Рим, вечный город, да? Так. Дальше, что еще? «Передачу типа Аргентума сделаете?» Аня, я предложил ребятам, но они предпочли сделать программу «Попутчики». «Примакова и Геращенко», да, надо уже пора звать, «Рада возвращению Димы Борисова в эфир, хорошо. Будет ли Шендерович в Особом мнении по четвергам?» Будет, через неделю вернется и будет. Это его место. Я хочу еще раз сказать. Четверг, 17 часов – это место Шендеровича. И только тогда, когда он не в Москве или по каким-то причинам не может. Слушайте, он пишет книгу, он дает концерты, он уезжает. Он не привязан, не прикованный, он не сотрудник Эха Москвы в этом смысле. Он конечно будет, это место предложено ему, оно будет. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, здравствуйте. Это вас беспокоит один московский пенсионер, Павел меня зовут.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Павел.

СЛУШАТЕЛЬ: Вы как-то в одной из таких передач как сегодня, сказали, что можно где-то взять аудиокниги на прокат, как-то вот вы сказали.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот аудиокниги на прокат я знаю, да.

СЛУШАТЕЛЬ: А где это? Где?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сейчас я вам не скажу, но я найду место и объявлю в эфире, где дают аудиокниги на прокат, я понял проблему. Объявим. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, здравствуйте, вы в эфире, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей Алексеевич, это Юрий из Ярославля.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Юра.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич, скажите пожалуйста, вот у вас есть какие-то договоренности с партнерами в регионах по поводу местных новостей, их формата?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет. У них есть… Отвечаю Юрий. У них есть время выделенное, а дальше они там делают новости. Конечно, хотелось бы, мы об этом говорили, хотелось бы, чтобы по стилистике хотя бы новости были такие же как на Эхе, я повторяю, по стилистике, чтобы у людей не возникала такая шизофрения, что они слушают разные радиостанции. Но я всегда считаю, что на местах виднее. На местах виднее, что требует аудитория. Поэтому я не влезаю, не вмешиваюсь в информационную политику партнеров. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Евгений Сергеевич, Нижневартовск, Ханты-Мансийский округ.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ох ты.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну да. Тюменской области.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да-да, понимаю. Слушаю вас, Евгений Сергеевич?

СЛУШАТЕЛЬ: Вот во вчерашней передаче мне очень понравилось там, один осетин звонил насчет паленой водки там говорил, как мог просто и понятно вот это.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну а что? Это неправда что-ли?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну вот. Я просто, что это высший пилотаж. Я бы даже еще бы раз, если это возможно, повторить вот эту передачу. Очень рад, что вас очень много слушает.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понятно. Спасибо, Евгений Сергеевич. Ну я просто. Вот понимаете, спасибо большое, что позвонили. Я действительно уверен: когда человек начинает кичиться своим происхождением, я еще раз повторю, что никакой заслуги в том, что он осетин или грузин, или русский, или еврей, или француз, или немец, нет. Это случилось случайно. Потому что папа и мама так встретились. И можно гордиться папой и мамой, и папа и мама могут гордиться дедушками и бабушками, но никакой заслуги в том, что вы грузин, осетин, русский, еврей, француз, американец зимбабвиец, тутсиляхуту нету. И делить людей, потому что там случайно встретились мама и папа, а могли бы и не встретиться. А могла бы и грузина встретить, мама-то, красавица небось была? За ней небось ухлестывали, и был бы ты у меня грузином, это называется, по старому анекдоту. Поэтому вот это вот, такое, я даже не знаю, вот это слово, да? вот когда кичатся именно, не гордятся, а кичатся. Никакой заслуги нет. Был бы ты у меня наполовину негр, это называется, был бы хороший (НЕРАЗБОРЧИВО) на твоем пути. Встретился бы Обама на пути твоей мамы, вот… Чего-то я в рифму уже стал говорить к вечеру. Да, тяжелая история. Поэтому спокойнее к этому надо относиться, как говорил Аркадий Исакович Райкин, спокойнее, понимаете? Так, давайте посмотрим, что у нас тут еще на пейджере осталось? Так. Найти куда? Это я даже не понимаю. Как вместо чего? Это я даже не понимаю. Вот вы какие-то задаете вопросы, я просто не понимаю. «Алексей Алексеевич, чего вам не нравится шизофрения? У всех свои недостатки». Мне не нравится искусственная шизофрения, понимаете? Когда она естественная, все что естественно – все, в общем, как-то прилично. «Я – фанат», а, это Раммштайн. Все, поехали, это не интересно. 363-36-59, еще один звонок я успею принять. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Здравствуйте. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Петр…. Петр меня зовут. Господин Венедиктов, у меня один вопрос. Когда появится английская версия сайта Эхо Москвы?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не скоро, Петр, я вам могу сказать. Спасибо большое за звонок. Есть такая мысль, но мы в первую очередь занимаемся сейчас распространением нашего интернет-продукта все-таки для России, для прилегающих стран. Если вы зайдете посмотрите посещение, у нас очень много посещений из СНГ. Все-таки мы вкладываемся. Это не вопрос столько денег, это вопрос усилий. Мы еще находимся в состоянии поиска. Мы вкладываемся прежде всего, конечно, в русскоязычные версии, дай нам Бог ее сделать еще лучше. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, здравствуйте, как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Владимир из Москвы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, Владимир.

СЛУШАТЕЛЬ: Алексей Алексеевич. Часто слушаю Эхо Москвы, переживаю за вас.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не надо переживать, все отлично.

СЛУШАТЕЛЬ: (смеется) Но вот эфир с восьми до девяти.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Утра, вечера?

СЛУШАТЕЛЬ: Утра. Это мешанина какая-то.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, я вам скажу. Я вам отвечу сразу. Можно, да, Владимир? Вот эта мешанина оказывается очень востребованная, потому что с 8-ми до 9-ти утра очень фрагментарное слушание. Извините, делюсь тайнами, это слушание приблизительно 13 минут в час. Потому что в этот момент люди собираются, они даже еще не в машинах, где они проводят там полчаса. Они собирают детей в школу, они собираются, у них звучит это фоново, они отвлекаются. Это абсолютно научный подход. Там именно не одной передачи больше 15 минут быть не может. А поскольку это слушают не с 8-ми до 8:15, а с 8:15 до 8:30 и так далее, а могут включить в 8:07 и слушать там до 8:20, то это действительно мешанина, но она абсолютно выверенная мешанина, с очень хорошей слушаемостью, я вас уверяю. Мы в 8 часов очень хорошо идем. Ну потому что там нужно людям такие, мелкие новости – там, газеты, спорт, экономика, it-технологии, еще что-то, собственно новости, естественно реклама. Это действительно такой… Более того, мне говорят все мои маркетологи, извините за это слово, что я также должен сделать и 9 утра, где у нас вообще пик слушания. Не 10, а 9! Там тоже мешанина, если вы вспомните. Там автомобили, дальше там Уткин-Плющев, автомобили, газеты, спорт, снова автомобили. Тоже мы так режем. Но уже живьем, живой эфир. Поэтому это просто такой научный подход. Я понимаю, что хотелось бы порассуждать, но в 8 утра рассуждать – это как-то, для нас… Да, реплика, конечно, короткий анализ политический – это действительно научный подход, извините, абсолютно. Вообще, строительство радио – это наука. Спасибо всем, кто был со мной. Я напоминаю, что сейчас у нас сразу в 19 будет Берлинский кризис и напоминаю вам, что вашим решением за то, что Валерия Ильинична Новодворская назвала Басаева нелюдью и тем самым извинилась перед нашими слушателями, когда называла его демократом, срок ее бана вами сокращен на 2 месяца, было применено условно-досрочное освобождение, все встали на путь исправления. Как и говорят профессионалы в этом. Мы же – дилетанты.

Комментарии

93

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

16 сентября 2008 | 19:14

Интересно, почему из Топ 7 сотрудников убрали Альбац? По-моему, пусть Венедиктов лучше себя оттуда уберет.


vinsanity 17 сентября 2008 | 05:46

Дмитрий
Некрасиво делать такие грубые замечания главному редактору.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире