'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 06 сентября 2008, 18:06

А. ВЕНЕДИКТОВ: 18 часов и 12 минут в Москве. Всем добрый день. У микрофона Алексей Венедиктов. Плюc 23, по-моему, за окном, как-то хмуро, да? Но обещано в День города хорошо, пусть будет хорошо. Напомню вам, что работает телефон, Интернет, пейджер, по которым я с вами общаюсь.

Первая история. Обращаю ваше внимание на новый проект Марины Королевой, при поддержке Тихона Дзядко «Понаехали тут». Программа, связанная с миграцией, с разными миграционными процессами. Она будет выходить по четвергам в 22 часа. Первый выпуск был сделан. Сегодня в 21 час вы услышите повтор почти всего этого выпуска. Почти всего потому, что там стоят другие передачи, запись нам придется чуть-чуть поджать. Но, тем не менее, вы услышите, как мы там и как они тут, и как мы все вместе. Марина Королева, Владимир Платонов (глава МГД) и Тихон Дзядко (редактор) в программе «Понаехали тут». Я думаю, что это будет очень хорошая история, будет очень сильный проект с вашей помощью. Мы опираемся, в том числе, на опыт наших слушателей, которые по своей жизни перемещались по стране, по миру.

Еще одна программа, которая опирается на слушателей, он называется «Послужной список». Мы ее делаем вместе с газетой «Труд». Ведут ее Оля Журавлева (от нас) и Яна Маргасова (от газеты «Труд»). Она выходит по вторникам в 12 часов. Тоже прошел первый выпуск передачи. Мы разговариваем с вами о ваших профессиях, решили идти в алфавитном порядке. Первая программа была об авиадиспетчерах, почитайте на сайте, советую. В этот вторник у нас будут автослесари, потом адвокаты, антиквары, аптекари. У нас есть на сайте окошечко, где вы можете заполнить заявку на участие в передаче, как члены клуба автослесарей (для этого, конечно, не обязательно быть членом клуба «Эхо Москвы»). Оля Журавлева отзвонит. Желательно написать, сколько лет вы работали, где вы работали и так далее. Кстати, предложения по профессиям принимаются.

Еще один проект, который называется «Именем Сталина». Это мы делаем совместно с издательством РОССПЭН. В этом году впервые пройдет научная конференция по Сталину и его роли в истории мира и России. Мы будем приглашать в эту программу авторов книг о Сталине, ученых, историков публицистов. И сегодня у нас в 20 часов эту программу в рамках «Ищем выход» будет вести Нателла Болтянская и, если сможет, Евгений Львович Ясин. У нас туда сегодня придет Никита Петров, автор, которая называется «Ежов». Сегодня в 20 часов разговор о Ежове с автором книги о нем. Так мы стартуем. «Именем Сталина» будет выходить по субботам в 20 часов.

Кончилась программа «90-е…», ничего вечного не бывает. Она может снова возникнуть, но пока кончилась.

Далее Юлия Латынина в отпуске. Она не была в отпуске два года, она пропускала одну неделю в командировках. Сейчас на сайте будет помещен ее блог с фотографиями, где она была (Казахстан, Астрахань). 27 сентября она выйдет из отпуска, уже в телеварианте. На месте Юлии Латыниной, буквально в следующем часе по субботам в 19 часов (пока ее не будет) выходить будут три программы с Сергеем Бунтманом. Это программы конфликтов СССР и США после Второй мировой войны. Мы сейчас живем с вами в такое время, что нам все время сообщают, там… Мы теперь с вами хорошо знаем весь военно-морской флот США, дальность его ракет, количество моряков и офицеров на каждом корабле. Замечательно. Но шутки шутками, но три крупных конфликта (Корейская война, Берлинский кризис и Карибский кризис) они как раз на этом месте по субботам в 19 часов будут представлены. Сегодня у нас будет Эдуард Иванян, историк американист, профессор, главный редактор «США-Канада» и Леня Млечин. Корейская война сегодня в 19 часов. А 27 сентября выйдет Юлия Латынина.

Зато вернулась Евгения Альбац. И в понедельник, и в воскресенье с этой недели она полностью включилась в нашу работу.

Пока не очень понятно, что будет дальше с программой «Грани», потому что вернулся Евгений Киселев и программа «Власть».

Ушел в отпуск Александр Проханов (надеюсь, он вернется в среду), он взял одну неделю, может две. Но ожидаю его в эту среду.

Так что люди, которые все лето работали на пике событий (имею виду военный конфликт, который развернулся у нас на Кавказе), они берут пару недель «выдохнуть», это верно.

Хочу сказать, что пока Кара-Мурза… Пока непонятно куда ставить программу «Грани», потому что она большая, но буду искать место для программы «Грани». На этой неделе она не выходит, но это не значит, что ее не будет на следующей неделе. В принципе, она должна выходить, но пока не готов ответить.

Еще одна программа, которая, на мой взгляд, удачно стартовала, это программа «Город за спиной». Мы хотим посмотреть, как живут города и российские и не российские, приглашая в студию мэров эти городов. В Москве был мэр Волгограда Роман Гребенников. Вы скажете, кому интересно? Я могу сказать, что он получил огромное число вопросов (около 200), редко министр получает столько вопросов. По-моему, передача состоялась. Чем города похожи, чем они различны? У нас есть план по этим мэрам. Программа «Город за спиной» будет выходить по пятницам в 16 часов. Но мы, конечно, предпочитаем прямой эфир. Если это возможно, даже из Амстердама, грубо говоря, с мэром Амстердама, мы предпочитаем прямой эфир. Но если нет, мы будем записывать.

Еще мы готовим одну передачу, названия пока нет. Условное название «Я фанат», будет выходить на том месте, где выходила летом временно программа «Сотрудники» в 23 часа. Вести ее будут Александр Плющев и Дмитрий Борисов (который в этом проекте будет таким постоянным гостем, соведущим). Это об идолах ХХI века, каким образом возникают эти идолы, почему вокруг них фанатеют люди, в хорошем и в плохом смысле этого слова. Ребята предложили мне это проект, и я, безусловно, отнесся к нему одобрительно, он мне понравился. Но посмотрим. Я думаю, что за контент можно не волноваться, Саша Плющев и Дима Борисов люди опытные. Мы еще недели деве додумаем. Как только эта история произойдет, она произойдет.

Уход Сергея Доренко, безусловно, оставил «дырку» в эфире «Эха Москвы». спасибо Сергею, что он отработал еще неделю, дал возможность мне оглянуться, перевести дыхание. Достигнута договоренность с Василием Уткиным, который, потренировавшись, станет на его место, на следующей неделе. На два-три дня сяду на «Разворот» я с Алиной Гребневой, затем Василий, когда сможет, он к нам присоединится. Потом я отойду, он останется с Алиной. И дальше пойдет, пойдет, пойдет. Так что хочу вас обрадовать, что Василий Уткин… Кстати он хотел поблагодарить всех, кто на нашем сайте ободряет его, говорит теплые слова. Конечно, всегда найдется три-четыре недовольных человека, он еще не начал работать, а они уже «смазали его грязью». Есть такие люди. Ну, пусть их близкие их терпят, нам-то что? Я очень надеюсь на Василия. Мне тут пишут, что Доренко уведет часть аудитории. Уведет, а Вася Уткин приведет. И вот четыре в (утреннем эфире) известных телевизионных «игрока» — это Сергей Стиллавин на «Маяке», Владимир Соловьев на «Серебряном дожде, Сергей Доренко на «Русской службе новостей. Василий Уткин и Александр Плющев на «Эхо Москвы», представят вам разнообразие. Конкуренцию поощряю. Не думаю, что будут огромные потери. Я верю в Васю Уткина, иначе бы предложение ему не сделал.

Вот, собственно, такие наши новшества. По-моему, ничего не забыл. Посмотрим, что у меня на экране к этому времени пришло.

Понравилась программа «Власть» (Алекс из Саратова). Чем обусловлен выбор Василия Уткина на утренний «Разворот»? Тут можно ответить, что любой кадровый выбор обусловлен моим капризом и отшутиться. На самом деле, мое понимание утреннего эфира, как эфира зажигательного, скоростного, провокационного во многом, заставляющего вслушиваться и прислушиваться, содержательного… Мне кажется, что все эти четверо ведущих (Стиллавин, Соловьев, Доренко, Уткин) — это такие «олимпийские игры» «Утреннего разворота». Мне кажется, это правильно.

Новые номера для голосования так и останутся? Мне их перебивать в телефоне? (Илья). Мы не знаем, почему у нас тут происходят сбои. Дайте нам понять. У нас очень сильно выросло количество слушающих и звонящих за это время. Посмотрите, как сайт на «взлетел», поэтому идут перебои. Мы должны разобраться.

Анна пишет: «Добрый вечер, мое любимое «Эхо»… Вот приятно! Сел работать, а Аня сидит дома. Раз! И Любимое «Эхо». Сразу настроение улучшилось.

Мне тут пишут… Андрей и Юлия Норкины работают на станции «Говорит Москва». Ведут передачу «День за днем».

Астроном… (Илья из Тулы). Мы обсуждали вопрос с астрономами. Но астроном, это как бы ученый. Это вот, как журналист. Нет такой профессии журналист. Потому что, скажем, профессия корреспондент, совершенно не совпадает с профессией комментатор или ведущий новостей. Это разные профессии. Вот астроном… Мы обсуждали сегодня, но пока не очень понятно.

Да, Игорь, мы, безусловно, министров пригласим в прямой эфир. Есть вопрос по связи, по цифре. И, конечно, мы будем думать звать или нет.

Что еще? Проект «Книжный гороскоп» идет вразрез к выступлению экс-президента Путина. Знаете, мы же не президентская станция, мы частная станция, поэтому мало ли кто с кем идет вразрез. Это хорошо.

Дальше… Я не понимаю ваших вопросов, почему не удается, почему удается…

Доренко совсем ушел? Ну, конечно, он стал главным редактором радио «Русская служба новостей». Поверьте мне, работа главного редактора отнимает все время не только от других работ, но и у семьи. Так что, пока он там, он совсем.

Насколько реальна нормализация отношений между Арменией и Турцией? Знаете, я не знаю, насколько она реальна. Но это фантастический шаг, который совершили навстречу друг другу Турция и Армения. Вы знаете, что с самого начала никаких визитов, никаких отношений практически не было. Армяне помнят о геноциде армян, турки этот геноцид отвергают. Никаких отношений не было. И вот сегодняшний визит премьер-министра Турции в Армению это шаг вперед. И одновременно с этим, заметьте, турецкие и греческие киприоты встречаются после тридцати лет. Начались реальные переговоры. Мы видим, как «зализываются раны» исторические. На это требуется где 100 лет, а где 30 лет. Но они «зализываются». Это, собственно, и ответ по событиям на Кавказе, они «залижутся».

Мне тут дают советы, какую программу куда поставить. Знаете, это зона моей ответственности, даже ошибки тоже мои.

Нет передачи о путешествиях. Она есть. Ну, нет и нет…

Не много ли на «Эхе» стало Шендеровичей? Нет, на «Эхе» Шендеровичей ровно столько, сколько я решил.

Вот вы странные люди. Существует главный редактор, который по российскому закону определяет редакционную политику в каждом СМИ. Вот все я решил, всегда все решил я, даже, когда это не так. В смысле не так прямо, потому что, конечно, я обсуждаю со своими коллегами, со своими заместителями, со своими друзьями, со своей референтной группой, которая существует на «Эхе Москвы», то или иное решение. Но мне, например, кажется, что Шендеровичей маловато, например.

Ольга спрашивает, как я себя чувствую после отстранения Новодворской? Нормально себя чувствую, профессионально, в рамках своих полномочий. И даже после отстранения Дугина я себя чувствую точно так же. А как вот? Вы выполняете свою работу. Если вы ее хорошо выполняете, вы чувствуете себя нормально. Вот я ее хорошо выполняю.

Пока посмотрю, что пришло по Интернету. Меня спрашивает Анастас Иванович, как отбираются участники программы «Народ против», тех, кто против? Проверяется ли уровень образования, возможности вести дискуссию… Часть отбирается из клуба привилегированных слушателей, зарегистрированных через наш сайт, приблизительно половина. Сейчас мы пробуем эту модель. А часть мы говорим, что мы вот точно знаем, что вот в четверг будет такой-то. Мы говорим: «Люди, вот конкретно против позиции такого-то, кто против?» Присылаются SMS-ки, всегда не очень много, 10-15 человек хотят участвовать в передаче. Это на самом деле очень трудная работа. Я очень благодарен всем нашим слушателям, которые рискуют. Да, у них не получается иногда с первого раза. Иногда получается. Но при этом, это трудная история. Напомню, что это под камерами. Трудно спорить с искушенными людьми, с демагогами профессиональными (не в плохом смысле демагоги), которые умеют отвечать на вопросы, умеющими говорить. И я считаю, что три последние программы, которые провел бессменный Сережа Бунтман, замечательные программы. Замечательные были у нас слушатели. Они, конечно, разные, но в этом-то и весь смысл, что это просто люди, люди «с улицы», с пейджера. Они задают те вопросы, которые, может, журналисту и в голову не придет задать.

Новости.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Гамлет пишет, что, видать, очень плохи мои дела, раз призрак Сталина не дает мне покоя. Нет, Гамлет, ваши дела плохи. Вы не понимаете, что конфликт вокруг Осетии, это следствие национальной политики Сталина? Кто разделил Осетию на Северную и Южную? Когда провели эту границу? Почему там погибли люди? Почему народ оказался разделенным? Плохи ваши дела, Гамлет, если вы этого не понимаете. Но мы вам поможем, готовьтесь. Если вы этого не понимаете, тогда мы идем к вам.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей Алексеевич. Георгий, Москва. По поводу вашей последней реплики, у меня есть другой вариант ответа насчет разделения Осетии.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кто границу провел?

СЛУШАТЕЛЬ: Между кем и кем? Она называлась по-другому.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Послушайте меня. Между Грузинской ССР и РСФСР, кто провел границу, ныне существующую?

СЛУШАТЕЛЬ: Провел Сталин.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, вот и хорошо.

СЛУШАТЕЛЬ: Но мне можно другой вопрос задать?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Конечно, можно.

СЛУШАТЕЛЬ: Я хотел спросить, вы не думаете сделать передачу, в которую пригласить историка грузина и российского какого-нибудь историка?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я понял ваш вопрос. Вот у меня вчера состоялся разговор с одним очень приличным, очень хорошим, очень умным и образованным членом правительства. И вот он мне начал рассказывать о том… Повторяя Михаила Леонтьева… С Англией… Англия все время воевала против России, натравливала против России. Вот он все это мне рассказывает, рассказывает. Я ему говорю: «Слушай, в ХIХ веке, действительно, российско-английские противоречия были ключевыми. Потому что мы шли на юг, они шли на восток. Мы столкнулись на среднем Востоке, две империи буквально воевали, сопротивлялись друг другу. И это нормально. В Турции сталкивались, и так далее. Но это не вечная история. А в ХХ веке было все наоборот. Кто натравил Россию на Японию? Германия. Кто воевал на стороне России в Первую и Вторую мировую войну? Англия. Понимаете, что значит историки? У них есть некая концепция. И не только у историков, и просто у граждан. И каждый вытаскивает какое-то количество цитат, что говорил Бисмарк о России, что говорил Черчилль, Рузвельт, великий герцог Люксембургский… Можно набрать цитат, что эта страна друг и что эта страна враг. Это бессмысленная история вот эти дискуссии. Поэтому чего звать? О чем… Грузинский историк, не грузинский… Разве дело в национальности или в партийной принадлежности историка? По-моему, нет. Клич по историческим вопросам… Чингисхан хороший или плохой? Батый… Позовем историка из Казани и позовем историка из Москвы, а смысл? И то и другое, и, как говорил Вини-Пух, можно без хлеба, к сожалению. Я считаю, что к этим вопросам надо относиться очень аккуратно, Потому что, когда мы входим в ХV век и видим границы Руси, или России, в ХV веке, то думаешь: « Боже мой…» Поэтому давайте с этими вопросами не играться, это посильнее атомной бомбы.

СЛУШАТЕЛЬ: Наталья Александровна. Я очень рада, что дозвонилась. Большое спасибо вам, за все ваши передачи. Слушаю 15 лет. Всего вам доброго.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо. Приятно. А кому не приятно было бы?

СЛУШАТЕЛЬ: Давид, Подмосковье. Я послушал ваши рассуждения относительно Сталина.

А. ВЕНЕДИКТОВ: У меня не было никаких рассуждений относительно Сталина. Если я буду рассуждать относительно Сталина, надо будет делать отдельный цикл передач.

СЛУШАТЕЛЬ: Когда я услышал вашу реплику по поводу Сталина, мне пришла в голову басня Крылова «Слон и Моська»… Вот такая же ваша позиция по отношению к этой исторической фигуре.

А. ВЕНЕДИКТОВ: У меня позиция по отношению ко всем историческим фигурам следующая: вы, Давид, должны иметь право говорить о любой исторической фигуре, как вы хотите, и как вы понимаете. И у вас такое право есть. Хотите, говорите о Сталине, хотите, говорите об Александре Македонском, о Елизавете Английской. Это ваше право. И ровно такое же право есть у меня. И таким образом, Давид, мы друг другу в этом праве не отказываем. У меня есть своя точка зрения на этого человека, у вас своя точка зрения. И я не позволю никому запретить вам говорить о нем. Но и вы не позволите никому запретить мне говорить о нем. Это наше право с вами, понимаете? Я себе представляю, что некоторые считают такой же фигурой Гитлера, да? И вот говорят, что вот моськи лают на этого великого человека, который вывел Германию из стресса, возродил рейх, построил… Мы же знаем все эти рассказы… И эти люди это говорят, и это правда. Часть этой правды. Но это не значит, что вы мне можете запретить говорить то, что я думаю про этого человека, и про любого другого.

СЛУШАТЕЛЬ: Майя. Я бы хотела сказать, что Южная Осетия вовсе не Южная Осетия.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Все. Майя, знаете, я просто запрещаю сейчас об этом говорить. Южная Осетия, не Южная Осетия, Цхинвальский район… А в ХVIII веке было так, а в ХVII было так. С какого века будем считать, Майя? Где будет точка отсвета? Когда первая обезьяна слезла с дерева? Или когда Бог создал Адама? Умные люди давно уже поняли, что точки отсчета должны быть обоснованы. С какого, с 1801 года, или с 1917-го года? Или с 1045 года? Или с 1991 года, когда образовалось самостоятельного государство Грузия и самостоятельное государство Россия? С какого года будем считать? Это бессмысленное такое упрямство, которое привело к этой войне. Это не люди, это не люди! У них никогда не было того, не было сего! У них никогда не было государства! Теперь нам что сказать, что и Грузия никогда не была государством? Слушайте, не уподобляйтесь этим людям, этим трусливым и жалким шакалам, которые пытаются сказать, что эти люди там никогда не жили. Там никогда не жили осетины, там никогда не жили грузины, абхазы, там никогда никто не жил, да? Там марсиане одни жили, видимо. Вот не уподобляйтесь этим людям, это стыдная позиция. Но вы на нее имеете право, да? Но я считаю, что вы должны это право сами пересмотреть.

СЛУШАТЕЛЬ: Игорь. Дилемма?.. Если Путин восстанавливал конституционный порядок в Грузии, то, причем тогда здесь Саакашвили?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это никакая не дилемма. Я вот не дам вам долго размышлять. Я хочу сказать, следующее. Я с вами абсолютно согласен, тут нет никакой дилеммы. И когда я осуждаю то, что сделал Саакашвили в Южной Осетии, в частности в Цхинвале… Если вы вспомните, я точно также осуждал, что делал Борис Николаевич в Грозном, и Владимир Владимирович в Грозном. УЦ меня позиция чистая, кристальная и прозрачная. В зависимости от президента она не меняется. Нельзя лупить из установок залпового огня по своему городу, даже если этот город мятежный. Я уже об этом говорил. Какая же здесь дилемма? Нет никакой дилеммы. Здесь все очень просто. И если вы тогда осуждали, то вы должны сейчас осудить то, что сделал грузинский президент. А если вы тогда приветствовали восстановление конституционного порядка, то и сейчас вы должны приветствовать восстановление конституционного порядка. Вот тогда дилеммы исчезают, тогда все очень просто, и нет у вас никаких внутренних противоречий, вы чувствуете себя комфортно. Какая уж тут комфортность может быть, когда людей убивают? Но при этом, сами с собой вы в ладу. Вот я сам с собой в ладу, нельзя стрелять по спящим ночью. Нельзя стрелять из установок залпового огня, даже если этот город под контролем сепаратистов, как вы считаете. Там могут быть мирные жители. Все. Точка. Даже если там приезжие, туристы. Вы же не по казармам лупите. Моя позиция не изменялась. С какой радости она будет изменяться сейчас? Я это дело осуждаю. Какая дилемма может быть, если вы последовательны сами с собой. Если не последовательны сами с собой, так мучайтесь. Я чем могу вам помочь?

СЛУШАТЕЛЬ: Сергей, Подмосковье. На совещании главных редакторов у Владимира Владимировича вас сильно критиковали за пораженческие настроения. Не подскажете, что говорили, что должны делать главные редактора?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, странная история по поводу совещания у Владимира Владимировича. И меня сильно критиковали. Действительно, меня сильно критиковали. Как вы знаете, меня сильно критиковал президент Саакашвили, меня сильно критиковал премьер-министр Путин, меня сильно критиковал Дугин, сейчас сильно критикует Новодворская. Меня критикуют все. И это очень хорошо, это замечательно! И это означает, что это профессиональная работа «Эхо Москвы», что мы не угождаем никому. Команда «Эхо Москвы» так организовывает информационное поле, что все недовольны. Это значит, что мы никого не обслуживаем из власть предержащих. Критиковали — хорошо. А в Грузии отключили тоже хорошо. То есть, плохо, конечно. Мне кажется, что я свою позицию излагаю достаточно четко. Я излагаю так, как я ее излагаю всем, в том числе и там, где вы сказали. «Это Москвы» это площадка для дискуссий. Это не только информационный поток. И когда президент Кокойты, самопровозглашенной республики Южная Осетия, говорит о двух тысячах погибших там в первые часы, мы понимаем, что он не может… Может, их не две тысячи, может четыре тысячи. Но он не мог посчитать, его не было в этот момент в Цхинвали. Но мы даем это, потому что глава этой провинции в этот момент это заявляет. Мы даем со ссылкой на него. Потом Следственный комитет дает 134, это зафиксировано. Мы это даем. И мы не знаем, где правда. И наша информационная политика такая, что мы даем разные точки зрения, потому что мы сами по головам не считали, и мы не знаем этой правды. Но мы вам говорим, что есть такая цифра, есть такая. А теперь давайте смотреть, вранье не вранье. Давайте смотреть динамику, давайте сравнивать, анализировать. Вот вам история, вчера Федеральная миграционная служба рассказывает о беженцах из Южной Осетии, говорит, что она приняла, округляю, 37 тысяч беженцев в ходе конфликта из Южной Осетии на территорию России. А теперь, внимание! 37 тысяч беженцев. И дальше миграционная служба говорит, что 19 тысяч граждан России и 15 тысяч граждан Грузии. Пардон, а где … 90% граждан России в Осетии. Как это может быть? Что у вас ребята с цифрами там? Если 15 тысяч граждан Грузии только на территорию России бежало, а всего население Южной Осетии 70 тысяч, то это уже 20% населения. А еще столько же бежало и зафиксировано в Грузии. Значит, их уже 30 тысяч грузинских граждан из 70-ти тысяч. Где же они российские-то большая часть? И начинаешь спрашивать и не получаешь ответа. А потом смотришь, сколько пенсионеров получают пенсии в Южной Осетии. Это же все считается. Не знаешь, где правда. Это первая история. Вторая история заключается в том, что радио «Эхо Москвы» — это информационная станция, станция мнений. Это я повторяю то, что говорил и там, где я был. Слушайте, конечно, могут быть ошибки. У нас были такие ошибки. Конечно, у нас могут быть оговорки. У нас были такие оговорки. Они были у меня, они были у других людей. Была нехватка информации, было незнание. Но мы были не единственными, с ошибками. И мы эти ошибки исправляем. И в данном случае, извините за это слово, комфортно, потому что мы умеем признавать свои ошибки. И это вторая позиция. Третья позиция, мы конечно, точка, место, площадка для дискуссий. Только в дискуссиях вырабатывается правильное решение или, скажем так, минимизируются ошибки. Вы помните, наверное, когда обнаружился это сбитый бомбардировщик, когда здесь у нас и Саша Гольц и Паша Фельгенгауер… что он там делает, зачем… И нам все начали объяснять, что он там делал… Потом генерал Ноговицин говори, пожалуй, это была ошибка. Ну, слушайте, для этого есть площадки. Дальше нам говорят, к чему приведет этот конфликт, правильно сделали, неправильно сделали, что признали. Мы же видим, как наша аудитория на сайте… Зайдите посмотрите голосования по Осетии, пополам, 45-44, самый большой разрыв 60-40. Так или иначе, по любому вопросу, касающемуся Осетии. Люди думают, люди спорят, люди разговаривают. И нас за это критикуют. Но я хочу отметить очень важную вещь, для меня это была неожиданность в этом конфликте. Понятно, что я в ходе конфликта встречался с массой людей, спорил, разговаривал с людьми, принимающими решения, с чем-то соглашался, с чем-то нет. Но ни одного раза, подчеркиваю, никто не говорил, что «мы тебя выключим», не говорил, чтобы я отозвал Шендеровича, уволил Альбац… Российские политические мужи, находясь в тяжелом состоянии, потому что война, и, часто говоря о моей редакционной политике, мне в глаза и публично и не публично, ни разу мне не угрожали. Вот эта история меня удивила. Да, я был готов к обороне, готов был доказывать, что мы станция, которая служит нашей стране информацией, дискуссиями, мнениями так, как мы считаем честно, порядочно и справедливо. Да, со мной соглашались, не соглашались, критиковали за конкретные вещи, вылавливали ошибки и продолжают это делать. И, кстати, спасибо слушателям, которые это делают, слушателям в Кремле, в Белом доме. Мы тогда исправляем реальные конкретные ошибки. Не мнения, а ошибки фактические. Но ни одной угрозы с момента конфликта. А в Грузии Саакашвили выключил без всяких угроз! Ну, это что? А как мы пытались получить интервью министра иностранных дел Грузии! И взамен, получили интервью Лаврова… Понимаете, у нас старая добрая позиция, еще раз повторю. Мы профессиональное СМИ. Но профессиональное СМИ тоже совершает ошибки. Бывало, мы пропускали новости, мы опаздывали, бывало, что ребята ловили в Интернете неточную информацию, не правильную, брали Блоги, которые не проверялись. Со всех сторон, замечу я. Но, послушайте, самое главное – исправлять. И в этом общем информационном потоке, я считаю, что мы вполне достойно выжили. Мы видим, как вырос уровень доверия, как количество слушателей увеличилось, посещение сайтов. Поэтому нам не стыдно за то, что мы делаем. За ошибки стыдно, но мы их правим. Вы даже их не замечали, потому что когда идет такой информации… мы их замечали. А кто замечал, тем спасибо на самом деле, когда нам источники указывали или обращали внимание на то или иное интервью… Я вас расскажу замечательную историю. Я тут пожаловался на сайте, что нам не удается взять интервью с министром иностранных дел Грузии. И мне человек написал, что она дала 8 минут интервью Евроньюс, там же Иванов дал интервью 8 минут. Окей. Мы с подачи слушателя взяли и прокрутили интервью министра иностранных дел Грузии и вице премьера правительства России, встык. Или, например, история с Советом Безопасности, когда мы хотели тоже понять грузинскую позицию. И мы тогда с ВГТРК (спасибо Вестям-24) взяли выступление представителя Грузии, представителя США и представителя России. Поставили и сделали вам передачу. Вот слушайте, решайте сами. Да, это не мы, это коллеги. Ну и спасибо им за это. Это профессионально. И когда мы разбираем, скажем, ту же историю с американским паспортом, она смешная, но подставили же генерала Ноговицина. Не сам же он паспорт этот брал, вот рядом с «Калашниковым» лежал американский паспорт. А выяснилось, что это паспорт был потерян еще в 2005 году, и заявление есть и в Шереметьево, и в американской миграционной службе… Этот парень работает в Китае учителем английского языка с 1998 года. Ну, это же подстава, но это надо говорить. Это же нашего премьера подставили. Не надо закрывать глаза на явные вещи. Да, нас критиковали и будут критиковать. У меня, как только кто-то уходит в отпуск, сразу начинается визг. Проханов ушел в отпуск. А! Уволил Проханова! Я не могу уволить Проханова, он не работает на «Эхо Москвы». А! Уволил Альбац! Вышла Альбац. А, уволил Латынину. А сейчас будут кричать, что уволил Пархоменко, хотя он объяснял, что уходит в отпуск на три недели сам. Он все лето тут работал, как зайчик. Слушайте, ценность передач «Эхо Москвы» не отдельно во мне, или в Бунтмане, или в Проханове, или в Латыниной, или в ком-то еще. Ценность «Эхо Москвы» в том, что мы разные. И мне кажется, что мы достаточно профессионально вышли из этой истории. Не без потерь, не без ошибок. Не стыдно признавать ошибки, стыдно не признавать ошибки. И дальше, я вас уверяю, вот как мы 18 лет работаем по правилам, которые мы сами для себя определили, и в тех границах, которые мы сами себе определили, так и будем работать. Мне трудно себе представить, чтобы я кого-то уволил по звонку.

Напоследок, хочу привести реплику из Валерии Ильиничны Новодворской, которую я глубоко уважаю за ее бескомпромиссность, за ее принципиальность, за ее смелость. Она абсолютный бессребреница, это не имеет никакого отношения к рассказу о том, что Басаев демократ. Никакого отношения. При всем моем уважении, недопустимо. Она сказала тут: «А Венедиктов усложнил мне задачу по спасению России». Ну, что я могу сказать? А кто обещал, что будет легко? Спасение России, задача весьма сложная. Спросите об это у кого хотите, собственно. И я с вами прощаюсь.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире