'Вопросы к интервью
АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: 22 часа и 5 минут в Москве. Добрый вечер. У микрофона Алексей Венедиктов. Это программа «Без посредников». Я с Вами буду общаться посредством интернета, посредством смс и посредством телефона. Но, прежде всего, так неожиданно вполне, я бы хотел разыграть 12 книг, которые мне прислали. Я просил, чтобы мне их прислали на розыгрыш, но не знал где и с кем разыграть. Это издательство Москва «Олма-пресс». Причем книги где-то, видимо, были спрятаны. Потому что за одной из них я гонялся, сейчас объясню. В этой книге, серия «Женщины на троне. Дочь Петра Великого», про Елизавету Петровна. Там 4 произведения. В частности Даниила Мордовцева «Императрица Елизавета Петровна», Константин Бестужев «Императрица Елизавета», Николай Фирсов «Вступление на престол императрицы Елизаветы Петровны» и вот единственная история. Это Грегор Самаров, перевод с немецкого «Императрица Елизавета». Четыре произведения в одной книге. Четыре, ну, я даже не знаю, как это… произведения, да, произведения. Это очень интересная история. У меня 12 экземпляров этой книги. И я ее разыграю сейчас на смс. Напомню номер телефона 970-45-45. Ну, естественно, есть код +7 985 . Кто знает правильный ответ, тот и первые 12 получат книги. Итак, еще раз напомню код: +7 985 970-45-45. Что за вопрос. Одну из должностей, которая была введена Петром Первым, было присвоено и в указе и в народе слово «Око государево». Око, как глаз, око государево. Кто сейчас занимает эту должность во времена Владимир Путина? Вот кто является сейчас из чиновников оком государевым? 970-45-45 это для посылки, для смс. Итак, во времена Петра Первого была введена должность, которая и в народе и в указе императора называлась «око государево». Кто сейчас при Владимире Путине, не какую должность, а кто при Владимире Путине занимает эту должность. Если знаете, присылайте мне… не должность, а фамилию человека. +7 985 970-45-45 это номер для смс. Конечно, работает и интернет и пейджер 970-45-45. Но при этом не забывайте подписываться. Напомню, что у меня 12 книг вот этих про дочь Петра Великого. Пока Вы отвечаете смсами, пейджером, интернетом, кто занимает должность, фамилию человека «око государево», я буду отвечать на те вопросы, которые пришли ко мне по каналам интернета. Но хочу Вам сразу сказать, что, слава Богу, это последняя «Без посредников» в это время. Потому что ну что в ночи-то. И со следующей недели на этом месте будет восстановлена передача по Вашим многочисленным просьбам, кстати, передача «Своими глазами». И возвращается не только передача «Своими глазами», но возвращается еще и Софико Шеварнадзе, которая будет вести эту передачу вместе с Ольгой Бычковой, начиная со следующего понедельника 17 марта в 22 часа. Передача «Своими глазами», где корреспонденты разных изданий, которые что-то увидели и были свидетелями, не занимаясь собственно интервью, анализом, политикой, будут рассказывать то, что вот лично они видели. И это будет по понедельникам в 22.10. Вторая новость, Вы, наверное, знаете, закончилась вчера наша передача «Бэбибум». Теперь молодые мамы будут воспитывать детей, а не отрываться на эфирные передачи по воскресеньям вечером. Успокоятся и мужья их, которые, которые уже начали, как я понимаю, возмущаться. Что там пока будет, пока я не знаю, т.е. я знаю, но пока веду переговоры, поэтому по воскресеньям в 23 часа пока будут повторы. Ну, собственно, вот это новости этой и следующей недели. А я сейчас начинаю отвечать на Ваши вопросы. Поехали. Илья Васильев из Санкт-Петербурга спрашивает: будет ли приглашен на следующую передачу «Кейс» Юлий Гусман? Он не может быть приглашен или не приглашен, потому что он является соведущим Матвея Ганапольского в этой передаче, постоянным соведущим является Юлий Гусман. А в то время, когда он уезжает в командировку, его заменяют другие люди, или он уезжает отдыхать. Когда уезжает Матвей, его заменяю я предположительно, или Сергей Бунтман. Но в принципе эта передача Ганапольского и Гусмана. Поэтому никто его приглашать не собирается, пусть он сам приходит на свою работу. Оксана из Москвы меня спрашивает: «Вчера вечером было заявлено интервью с Журбиным по поводу скандальной истории с Михалковым, а сегодня уже нет. Кто отказался Журбин или Михалков?» Там история была такая. Мы сначала позвали Журбина, потом позвонили Михалкову. Михалков сказал, что ему уже это не интересно, он будет слушать, благодарен за то, что мы его предупредили, но он не пойдет. Мы сочли неправильным звать одну сторону, и вместо Михалкова пригласили журналиста, которая брала интервью у Никиты Михалкова Елену Ямпольскую, журналиста из «Известий», чтобы она рассказала об обстоятельствах появления этого интервью, это фрагмента. Она не захотела, не смогла, то Журбин не захотел с ней, в общем, в результате мы отменили это все. Потому что нам не удалось сложить как бы две стороны конфликта, Оксана. Дальше Денис Беляев из Москвы пишет мне: «По Вашему мнению Горбачев делал все правильно или у него было много ошибок?» конечно, у него было много ошибок, Денис, но сейчас об этом говорить достаточно легко, когда мы сморим из 21 века в то, что делал тот или иной политический деятель. Много ошибок было и у Петра Первого, и у Горбачева, и у Ивана Третьего и даже у Ивана Калиты. Это даже не вопрос. Но отдельные разборы, вот как могло бы быть. Вот я не люблю вот эта вот альтернативная история. Вот так было. Ошибки были. Я считаю, что было одно ошибкой, Вы можете считать, что было другое ошибкой. Там нет объективной позиции, там есть субъективное понимание. Было ли ошибкой товарища Сталина расстрелять основных полководцев гражданской войны и тех, кто стоял во время модернизации армии в 30-е годы. Кто-то считает, что это было ошибкой и это привело к огромным потерям советской армии в первые годы войны, а кто-то считает, что они были шпионами, это было не ошибкой. Ну, как ответить на этот вопрос. Так. Дальше. А вот смешно, Юра, менеджер из Москвы. «Возможно ли на время Великого поста прекратить рекламировать останкинское мясо?» Ну, конечно, невозможно. Собственно, как это связано с постом? Вы же не потребляете это внутрь. Вы же когда ходите по улицам и видите мясной магазин, он же не закрывается. Ваш подход мне не понятен. Лариса из… из временно в Италии. Смешно. Раньше можно было слушать передачу в записи, остановить в любой момент и прослушать непонятную, не расслышанную фразу или еще раз перескочить через рекламу. А теперь, если я правильно поняла, это делать невозможно. Это будет сделано и это можно будет сделать, прокрутку. Но это не являлось нашей задачей. На сайте имеется в виду. Это очень важная история, что очень многие наши передачи, и чем дальше, тем больше, в звуке выкладываются на сайт. И пока не стоит аудиоплейер, который может проматывать, скажем, рекламу, или отматывать назад, но это стоит в наших задачах. Мы просто сейчас выстраиваем скорость выкладывания. Для нас важнее сейчас, Лариса, скорость выкладывания, для того, чтобы люди, которые не смогли послушать передачу и не могут по каким-то причинам, у них нет времени читать распечатку, которая на нашем сайте, они ее слушают через компьютер, делая свои дела в наушниках, но при этом пока нет возможности прокрутки и перемотки, но мы это будем делать. Виктор, госслужащий из Москвы пишет: «Почему так быстро убрали с сайта понравившийся Вам ролик пермских квнщиков по мотивам «Кавказской пленницы»?» Значит, никто его не убрал, он стоит в топ-7 видео на первом месте. Вы заходите в видео, или Вы заходите в топ-7 видео и смотрите его там. Его убрали с первой страницы, потому что на первой мы ставим все-таки новое. Кстати, по поводу новое. Завтра нам даст интервью, помните, был такой человек Джон Болтон, зам. госсекретаря США и представлявший США в ООН. Сейчас он в частном бизнесе. Он свободен давать интервью. И завтра обозреватель РИА Новости Наргиз Асадова в Вашингтоне, которая совместно с нами работает над этим проектом, пойдет к нему брать интервью. Так вот на сайте уже открыта позиция «задайте вопрос Болтону». то, что Вы сделали, я обращаюсь к слушателям, с Бжезинским, это было замечательно, потому что если Вы обратили внимание, Наргиз в основном задавала те вопросы, которые Вы достаточно грамотно некоторые из Вас… Не с криками там: доколе Вы будете разрушать. Нет, такого не было. Задавали конкретные вопросы. Эти вопросы были заданы Збигневу Бжезинскому. Так вот, если Вы сегодня и завтра зайдете в первой половине дня на наш сайт www.echo.msk.ru и увидите на первой странице «задать вопрос Болтону», задавайте вопрос, только формулируйте четче и короче, потому что когда там люди пишут огромными полотнами, это, конечно, не читается, а сразу пропускается. Технология интернета, во всяком случае, наша такова. Екатерина Николаевна, старушка из Москвы: «Уважаемый Алексей Алексеевич, с удовольствием слушаем все, в том числе «Спортивный канал». Пора бы в нем обновить песенки (это правда). И нельзя ли сделать шрифт на сайте крупнее?» Работаем над этим. Несколько первых проблем, которые будут решаться, это распечатки с сайта, поставить значок печать, это укрупнить шрифт, и это вот это аудиоистория с подкастами. Людмила из Екатеринбурга: «Я не ханжа, но в последней программе «Кейс» 9 марта оба ведущих были пьяны». Нет, Вы знаете, оба ведущих были трезвы, Людмила. Это Вам кажется. Может быть, Вы продолжали праздновать? Но, конечно, программа «Кейс» вышла из своего формата именно в связи с праздником. Я говорил об этом с Юликом Гусманом и с Матвеем. Это они сделали специально такую бесшабашную программу, которая повторяю, с моей точки зрения, вышла из формата, но я думаю, что это она была вполне праздничной и веселой. Дальше мне пишут про «Эхо Петербурга», это не ко мне. Так. Дальше Татьяна из Сибири «Не очень корректный топ-7 передач. У великолепной передачи «Кейс» практически нет шанса попасть в топ-7, что там читать и обсуждать. А передача одна из лучших». Еще раз объясняю. На нашем сайте введена услуга. Вот сколько раз Вы зашли, прочитали, или прослушали, или открыли эту передачу +1. И затем автоматически компьютер выбрасывает ее на позицию выше. Если люди заходят и читают «Кейс» значит, люди заходят и читают «Кейс» Если люди заходят и читают перепалку «Клинч» Каспарова с Шевченко, то, что сейчас стоит на первой позиции, значит, люди заходят и читают вот это. Тут ничего не придумать. Дальше, когда не читать, но слушать реплики Ореха. Я думаю, что мы с этой недели поставим реплики. Ну, вот это Юрию из Орехово-Зуево. Ну, конечно, надо поставить в звуке. Маргарита из Москвы: «Возможно ли предложение по называнию рубрики и формату передач с ведущим Владимиром Владимировичем Познером?» Вы знаете, не поверю я Вашему письму, только без обид, когда человек обращается к тебе, прежде всего, по названию, то ты понимаешь, что человек не понимает, что придумать передачу под Познера… Мы с Познером думаем, не смогли. А Вы вот придумали название, под него рубрику. Так не бывает. Сначала придумывается оно, потом название. И очень редко бывает наоборот. Это что у меня дальше? Александр из Москвы. Александр Пухальский: «В цивилизованных странах образование бесплатное. Москва в этом отношении является исключением». Я не знаю, у меня ребенок учится в школе. Оно у меня образование бесплатное. А вот что если говорить о среднем специальном образовании, то мы договорились с департаментом образования Москвы. И сейчас у нас на выходе проект рассказывать о среднем специальном образовании, колледжах. То, что раньше были ПТУ, это очень интересный процесс, который идет в Москве. Мне кажется, что это интересно. Пока Вы отвечаете про «око государево», как правильно, так и неправильно, отмечу я. Напомню, что вопрос был, в том, кто является ныне «оком государевым». Какой человек, назовите эту должность… не должность, а этого человека сейчас, который занимает ту должность сейчас, которую Петр Первый в Указе назвал «Око государево». Напомню, 970-45-45. Вячеслав из Сургута: «Планирует ли Ваша радиостанция завтра с места события освещать выселение гнесинцев? Коллеги, мы с Вами». Ну, насколько я знаю, корреспондент там будет. Собственно информационная служба, не знаю, но с моей точки зрения, как главного редактора, информационная служба должна бы запланировать завтра выезд корреспондентов. Денис, научный сотрудник из Москвы: «Уважаемый Алексей Алексеевич, будет ли рассмотрен Вашей и Наталии Басовской передача «Все так» Отто фон Бисмарк?» В одну из апрельских передач, в одно из апрельских воскресений будет передача Отто фон Бисмарк. Диго Нишнианидзе, извините, Ростов-на-Дону: «Не собираетесь ли Вы все-таки сделать рокировочку по поводу особенного утреннего «Разворота», заменить Плющева?» Нет, не собираюсь, мне нравится, как работает Саша. и более того, мне стало больше нравиться, как работает Ира Воробьева. Аня из Кемерово, Анна. «Будет ли выложен на сайте «Хоббит»?» Пока не стоит в приоритетах, но я знаю, что он стоит на сайте «Народ.отголосок. ру», по-моему, так этот сайт называется. СВК из России: «Может быть, в передачу «90-е время надежд» есть смысле приглашать оппонентов г-ну Ясину?» Нет, оппоненты г-на Ясину приглашены во все остальные передачи. А вот про 90-е время надежд приглашаются люди, которые делали и в 90-е годы принимали решения. Г-н Глазьев, например, может быть приглашен г-ном Ясиным туда, он был министром. Это возможно, но это его дело. Так. Евгений, IT из Москвы: «Знакомы ли Вы лично с ДАМом?» Имеется в виду Дмитрий Анатольевич Медведев. «Если, да, то интересно, когда и как произошло знакомство. Были ли у Вас встречи после выборов. Спасибо». Сразу скажу, после выборов – нет, до выборов – да. Но поскольку сейчас будет масса людей хвалиться своим знакомством с Дмитрием Анатольевичем Медведевым, и на каждом субботнике они носили с ним бревно, таких, наверное, будет сотни, то я как-то скромно, что мнение не свойственно, конечно, что я скромно удержусь от этих рассказов пока. Мне кажется, что мнение о Дмитрии Анатольевиче Медведеве, как о президенте, мы должны составить, исходя из его заявлений, из его действий. А не из того, что он встречался. А вот впечатление от встречи, когда у него будут первые действия, я их вмонтирую внутрь, чтобы было понятно, откуда что идет. Галина, военнослужащая из города Пушкино, Московской области. «Как Вам мнение Боярского о власти, которая его устраивает? Какой разный Питер». Ну, Питер так же, как Москва, разные. «Михаил Сергеевич действительно обиделся?» Ну, это я не знаю, честно говоря, это я потом прочитал, и послушал. По-моему, ничего обидного нет. Но вот наши слушатели взяли и обидели, человек взял и обидел нашего гостя, назвав его бесталанным. Не согласен. Не разделяю эту точку зрения. Мы можем не принимать его там какие-то взгляды, или там этот слушатель, по-моему, из Красноярска, я даже не помню, как его зовут. Но мне кажется, что называть талантливого человека бесталанным просто историческая неправда. Знаете, можно говорить, что я не люблю царя Ивана Грозного, но нельзя говорить о том, что Иван грозный не был царем. Он был царем. Вот можно говорить о том, что мне не нравится позиция Михаила Боярского, но о том, что он большой талант, это правда. И это, конечно, обидно, но я думаю, что вот там поговорим еще, и он будет приходить. Но это, конечно, обидно. И вообще актеры гораздо более ранимые люди, нежели политики толстокожие или журналюги, как мы. Да? Все-таки надо как-то, если Вы хотите оппонировать его политической позиции, ну, оппонируйте ей. Но почему надо человеку говорить: а Вы бесталанны. А я слушателю этому могу сказать: а назовите таланты, будем равнять, не интересно. Так. Бум, бум. Про Петербург я уже ответил. Поехали… Санкт-Петербург, Татьяна: «Почему в новой версии сайта меня обязали слушать ваши передачи вместе с рекламой внутри?» Ровно потому, еще раз повторяю, что пока мы не сделали вот этот плейер, который можно прокручивать. Перед нами был выбор, либо быстро выкладывать на сайт, вот быстро, резать рекламу, новости и т.д. А поскольку специальных людей на это нет, а это делает машина, то это значит, что это просто будет все задерживаться на час. Мы так посчитали, приблизительно на час. Поэтому ну вот мы решили пойти по этому пути. Хорошо. Интернет у меня все. 363-36-59. Сначала телефон. А потом после новостей я вернусь к смсам. Потому что тут в перерыве сплошное «око государево», да, у меня тут все как бы заброшено, загружено «оком государевым», правильными, неправильными ответами. Так. Пошли дальше. Что у нас здесь. 363-36-59. Я тут в мышах запутался. В мышках, я имею в виду. Слушаем телефонный звонок. Ало, здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Виталий, Москва. Я хотел спросить по поводу сайта.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Давайте, попробую ответить. (ГУДОК). Ну, вот это что было, Виталий. Я вижу, что Ваш телефон заканчивается на 08, и как только он вызвонится, я его заберу, ладно. Я это вижу. Потому что это не я. Вы сами слышите, что Вы сорвались. 363-36-59, а, Виталий, Вы перезвоните. Я вот смотрю, звоните Вы, есть соединение с Вами, или нет. Нет, пока я не вижу с Вами соединения, к сожалению, поэтому я даже освобождаю Вам линии, видите, чтоб Вы перезвонили, очень обидно, что Вы сорвались. Очень не люблю, когда срываются позиции. Потому что люди начинают думать: а, я что-то там. Да ничего Вы. Нет у меня Виталия, сейчас пятую линию посмотрю, если на пятой нет, буду. Нет, нет Виталия. Если дозвонитесь, я Вас возьму. Ало, здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Александр из Самары. Алексей Алексеевич, хотелось бы еще раз задавать Вам вопрос, два вопроса даже. Вот передача о незрячих, про незрячих людей, вот как они живут в других странах…
А. ВЕНЕДИКТОВ: Я же Вам уже отвечал, что мы эту передачу и подобную передачу о незрячих, других тоже слоях, будем делать, начиная с лета. Задавая сейчас вопрос, Вы другого ответа сейчас не получите, Александр.
АЛЕКСЕНДР: Я понял. Алексей Алексеевич…
А. ВЕНЕДИКТОВ: Она будет.
АЛЕКСАНДР: Простите еще. И вот второй вопросик. И вот Юлию Латынину слушаем, и Пархоменко. Т.е. почему-то он себе там мало оставляет вот вопросов, в смысле на телефонные звонки.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Я Вам отвечу. Я вообще бы Латыниной запретил бы снимать телефонную трубку. Я так не делаю. Но, в общем, я близок к этому. Знаете, почему? Ну, вот возьмите распечатки те, кто может, те, кто имеет доступ, и посмотрите, вот все вопросы мимо кассы, что называется. Вот о чем-то уже совсем давно прошедшем, о чем-то мелком. Ну, вот посмотрите сами. На это время мне жалко. Вот я, может быть, и запрещу. Пархоменко не знаю, Латыниной запрещу. Ало, здравствуйте. Как Вас зовут?
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Аббас, Москва. Я вопрос хотел задать по поводу Михаила Сергеевича Горбачева, можно вообще…
А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, конечно.
АББАС: Мнение высказать, чего-то такое. Кое какой вопрос задать хотел на это.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, подождите секундочку. Михаил Сергеевич Горбачев был у нас в этот четверг, да, ну Михаил Сергеевич человек пожилой, и так часто мы его таскать не будем. Но думаю, что те вопросы, которые Михаилу Сергеевичу Вы хотели бы задать, когда он у нас будет, Вы сможете это сделать. Во-первых, я напоминаю, что буквально каждому гостю Вы можете задавать вопросы через сайт заранее. И это очень удобно. Вот я когда готовлюсь к эфиру, так делает большинство наших ведущих, они обязательно просматривают вопросы. И если даже они Вас не называют, то темы вопросов они берут… Я это проверял, кстати. Вот иногда говорят, вот там Ганапольский никогда не задает вопрос. Он не задает, но он использует. И Вам что важно, чтобы вопрос был задан, или чтобы было сказано, что это Надежда из Винниц? Наверное, чтобы вопрос был задан важно. Вот эти вопросы, я Вас уверяю, они при подготовке к эфиру просматриваются внимательнейшим образом. Ало, здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Роман. Я хочу с Венедиктовым поговорить.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, Вы уже говорите со мной.
РОМАН: Вы знаете, я по какому поводу. Я хотел бы задать такой вопрос. Можно ли создать фонд защиты журналистов «Эхо Москвы». и куда перечислить деньги?
А. ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое. Журналистов «Эхо Москвы» защищать не от чего не надо. Их вполне защищает закон и главный редактор. А никуда нам деньги не нужно перечислять, потратьте их лучше на себя, на своих близких, на свою семью. Мы справимся. Мы справляемся. Спасибо большое. И мы справимся. Тем не менее, спасибо большое. Надеюсь, что Ваше предложение было вполне искренним. Итак, у нас, что у нас. А у нас осталось 1,5 минуты. Ну, вот питерский один звоночек приму. Ало, здравствуйте… Вот до Петербурга не доходит, видите.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Ой, здравствуйте. Я даже не ожидала. Извините, пожалуйста.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Ничего страшного. Какой Ваш вопрос был?
СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Вы знаете, я под впечатлением эфира вчерашнего с Боярским.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Это Ваши питерские дела, не надо нас впутывать.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Разочаровал очень. Сплошные деньги — выгода, деньги – выгода.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Стоп. Вот тут я Вам возражу. Спасибо большое. Вот тут я внимательно прочитал расшифровку. Он не сказал «деньги», он сказал «выгода». И я, например, эту выгоду, это слово, я его не защищаю, это его жизнь, он взрослый человек. Он выбрал свою позицию. Но все-таки не будем искажать. Он говорил о выгоде во всех смыслах этого слова. В том числе для славы и это правда. Не обязательно денег, в том числе, для продвижения своих идей. Давайте не будем упрощать таких сложных людей, как Михаил Сергеевич Боярский. Хотя, конечно, его такая открытая позиция меня вполне поразила. Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы». Это программа «Без посредников». И Вы сейчас должны будете послушать новости, а потом мы продолжим.
НОВОСТИ
А. ВЕНЕДИКТОВ: 22 часа 33 минуты. Я напоминаю, в эфире Алексей Венедиктов. Я с Вами буду еще 27 минут. И несколько слов теперь с экрана. Напомню смс 970-45-45. Ну, пейджер, интернет, понятно. Значит, тут со мной полемизируют. не согласны, что последняя передача «Кейс» вышла из формата. «Именно эта передача, на мой взгляд, была наиболее живой, интересной». Ну, Владимир, на вкус и цвет товарища нет. Но я это не сказал в осуждение. Я просто хотел сказать, что с моей точки зрения формат этой передачи должен быть более строгий. Но я понимаю историю про праздник про 9 марта и как бы считаю, что она была проведена замечательно. Юрий мне пишет: «Вы обещали выкладывать «Большое Эхо» в звуке». Уже 3 или 2 недели, Юрий, «Большое Эхо» выкладывается в звуке. Заходите на кнопку «горячие интервью», ну, это там же все передачи. Заходите и наслаждаетесь «Эхом» в звуке в 18 часов. Пожалуйста, нет вопроса. Алекс говорит: «Слышал, что Уткин будет вести утреннее шоу на радио «Маяк». В связи с этим останется ли он ведущим «Футбольного клуба» на «Эхе»?» Алекс, ведущим он не останется естественно, но он будет гостем этого футбольного клуба, куда будут приглашаться и другие футбольные ведущие, разные знаменитые футбольные ведущие со всех каналов. Более того, Василий Уткин будет делать еженедельно, насколько я понимаю, его договоренность с Сергеем Бунтманом в каждый «Футбольный клуб» такую небольшую реплику итоговую. Но, конечно, ведущим он быть не может, потому что он будет работать ведущим на конкурирующем радио. Это понятно. Так, дальше что у нас здесь есть. «Не работает ссылка подкасты передач». Да, сама кнопка подкасты не работает, но каждый подкаст привязан к каждой передаче и работает. Т.е. Вы заходите на страницу передачи и там все работает. Почему так без подписи не хотел бы отвечать на вопросы. «Что Вы думаете об иностранцах в «Особом мнении» или в отдельной программе. Август?» Мы пробовали эту историю, я понимаю, о чем Вы спрашиваете. Это вопрос об иностранных журналистах. В «Своими глазами» может быть. Россия своими глазами, да, это может быть, а в передачах посвященных той или иной стране и ее проблемам может быть, но в «Особом мнении» нет. Я все-таки считаю, что туда должны идти российские журналисты. Так, по Уткина я уже ответил. Просьба в голосованиях указывать ссылку на источник. А, я понял, это по сайту. Ну, разберемся. Так, у меня здесь бесконечное «Око государево». Поэтому я так внимательно смотрю. Народ вдруг проснулся и начал отвечать. Вот был ли Гусев когда-нибудь в «Футбольном клубе»? По-моему, один раз был, но будет. Интернет приемники, как минимизировать налоги. Ага, один уже минимизировал налоги. Так, «слушаю 8 лет, банальное спасибо». Спасибо большое, и Вам не менее банального спасибо. Так, ну, про выгоду у него. Так, это понятно о чем речь. Это из Базарова и Чернышевского с Марксом. Я понял. Так, вот Алла нам пишет, ее телефон кончается 13:"Боярский кайф, а Ваше радио собачье" Значит, Алла, Вы, как там женщина по собаке? Ну, я не помню, ладно, не будем. Так. Пошли дальше. Что тут у нас еще? Это все «око государево». Так Пархоменко… Ну, не нравится, еще раз повторяю. Ну, не нравится. Почему Вы так вот это воспринимаете. Ну, вот Вам не нравится, как тот или иной журналист ведет передачу. Еще раз повторяю. Слушайте другие передачи на том же радио. Если Вам не нравится, не надо это слушать, просто пропустите. Не нравятся новости, пропустите. Не нравится реклама, пропустите. Не нравится Пархоменко, пропустите. Не нравится Леонтьев, пропустите. Еще 23 часа в этих же сутках. А вот вопрос, Сергей из Петербурга: «Вы действительно считаете, что если Боярский живет в Питере, то это ваши питерские дела?» Сергей, ну, это была шутка, ну, как Вам не стыдно. Алла на 13 не поняла Вашего юмора про собаку. Ну, Алла вообще на 13 ничего не понимает. Я так думаю. Она думаете, что она сказала какую-то глупость и мы будем ее обсуждать. Не будем. Не интересно. Переходим к телефону. 363-36-59 это телефон прямого эфира. Ало, здравствуйте, ало. Нет, Вы знаете, Вы как-то не пробиваетесь. Я слышу, что Вы пробиваетесь, кусочек, что Вы пробиваетесь, но пробиться Вы не можете. Поэтому, извините, я сейчас не буду. Итак, 363-36-59. Что-то здесь у нас такое зависло. Полный завис. Все зависло. Теперь нет. А это Петербург. Ало, здравствуйте.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Алексей Алексеевич. Виталий из Петербурга. У Вас на позапрошлой неделе выступала из Центризбиркома дама. Елена Дубровинская. И она сказала интересную вещь. Она сказала, что ни члены Центризбиркома, ни Медведев… там вопрос был радиослушателя, почему Медведев в нарушение закона не прервал свои служебные обязанности.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот Вы мне сейчас зачем это говорите и всем?
ВИТАЛИЙ: А я хочу понять. У кого еще спросить. У кого же они тогда числятся, если заместитель председателя правительства не является госслужащим.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы меня извините, пожалуйста, мы давали, я с этим объяснением, которое давал г-н Чуров по этому поводу, не согласен. Чиновник, замещающий категорию А, не является госслужащим. Но вот объяснение такое было дано. А я с ним не согласен. И Вы с ним не согласны. И мы с Вами понимаем, что это уловка. И вот мы сейчас еще раз это повторили, заняли этим эфир, понимая друг друга очень хорошо. Вот и зачем, Виталий, уловка, да, это была уловка. Да, это было такое не прямое нарушение, а обход нарушения. Это так же, как там, знаете, возложить исполнение обязанностей. Что такое замещают обязанности? Да, это я вообще не понимаю. Почему он замещает? Он первый вице-премьер, а он губернатор. Замещающий обязанности, ну, бред. Но, тем не менее, вот такое было объяснение. Какое Вы от меня хотите. Вы хотите сказать, что это хитрость. Хитрость. Лукавство? Лукавство. Уловка? Уловка. Согласились, пошли дальше. Ало, здравствуйте, ало. (ГУДОК). Ну, вот видите, Вы говорите, почему я не люблю телефон. Потому я и не люблю телефон. Вот человек звонил, звонил, прозванивался, прозванивался, раз и соединения нет никакого. Ну, и чего делать теперь. Вот сидим… Это называется грязь в эфире, на самом деле. За что я бесконечно ругаю своих журналистов и сам вот участвую в этом. Ало, здравствуйте. Вы в прямом эфире, как Вас зовут?
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Сергей.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Откуда Вы нам звоните?
СЕРГЕЙ: Я звоню из Твери.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, в эфире спрашивайте.
СЕРГЕЙ: Я не спросить. Можно поблагодарить вас за передачу, которую я слушал на «Эхе» по поводу «Трех китов». Мне очень понравилось, что Ваше радио очень смело согласилось поддержать эту тему. Потому что она такая очень злободневная.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Я только не понимаю, чего тут смелость какая-то. Обычная работа банальная, я не лукавлю нисколько. Вот есть тема. Есть такая точка зрения, есть такая точка зрения. Есть такая версия этой судебной истории, есть такая. Чего тут…
А. ВЕНЕДИКТОВ: Я просто другой точки зрения нигде не видел. И не слышал. Просто не было. Поэтому я благодарен за смелость. Очень признателен Вам. Спасибо Вам огромное.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Но я думаю, если честно, конечно, очень приятно то, что Вы говорите, конечно, здесь смелостью никакой не пахнет, а пахнет профессионализмом. Потому что ну да, альтернативные точки зрения, поскольку нет уверенности в той, и полагается это. И у нас же как бывает. Вот сначала все накинулись на этого несчастного таможенника, который по делу «Трех китов». Потом все накинулись на этого Зуева, который является владельцем «Трех китов». Послушайте, давайте мы их всех выслушаем и каждый для себя отдельно примет решение. Это и есть профессиональная история. Я помню, Вы знаете, я помню, была такая замечательная история во время иракской войны. Когда вот началась иракская война в апреле 3-го года, и я очень хорошо помню, как во всех средствах массовой информации мы видели посла Ирака и не видели посла США. Это не потому что запретили. А вот его не звали. И более того, когда его звали, потом вдруг говорили: ой, извините, у нас сломался стул, на котором Вы должны были сидеть. Посол США был довольно часто у нас. Потом, когда американцы взяли Ирак, вдруг мы увидели всюду посла США и исчез всюду посол Саддама Хусейна. И это тоже не пришла команда. А посол тогда Саддама Хусейна был у нас, потому что все равно вторую точку зрения… И это можно проверит, это очень легко через интернет проверяется. Потому что Вы должны представлять американскую, иракскую правду в этой войне, правду двух сторон. У них была у каждого своя мотивировка, как минимум, и своя правда. Когда Вы упоминаете о деле «Трех китов», оно для меня и сейчас не очевидно. И сейчас оно для меня не очевидно. Да, наверное, были нарушения. Но вот я теперь, когда читаю огромные полосы в газетах, а где Вы раньше были? Где Вы раньше были, когда покровители были у власти. Не нравится мне это. Это та же самая история, как с Зурабовым. Когда депутаты одной партии его всячески хвалили и приветствовали, а потом его сняли, они стали его щунять и мочить. А потом, когда стало известно, что он назначен советником президента, они опять стали говорить про него одно хорошее. Но это дело депутатов. А дело журналистов дать возможность Вам услышать разные точки зрения на один процесс. А другое дело, что когда всюду доминирует одна точка зрения, мы вынуждены усиливать вторую, чтобы в информационном поле, в общем поле Вы имели и то и другое. Ну, и за это получаем, конечно. Ну, и тут уже, понимаете, никак не попишешь, что называется. Ну, и получаем. Зато мы точно знаем, что мы профессиональны. Так. Что еще у нас. Так по рекламе не отвечаю. «Ксения Басилашвили это навсегда?» – спрашивает Зинаида, Монреаль. Зинаида, для меня – навсегда. Не понял в чем вопрос. Но отвечу на Ваш игривый вопрос. Так, про Шевчука. Да. Шевчука, как мне объяснили, нет в стране. Он возвращается в четверг. И я думаю, что наши петербургские коллеги возьмут у него интервью, если он будет в Петербурге. И перегонят его к нам, чтобы слышно было в Москве. Если он будет в Москве, мы с удовольствием позовем его в эфир. И будем звать его в эфир так же и дальше, так же как и дальше мы будем звать в эфир Андрея Макаревича и Михаила Боярского. Чтобы у Вас не было никаких сомнений. И никому из наших слушателе не удастся нам навязать историю, когда вот зовите только Макаревича, и не зовите Шевчука. Или зовите только Шевчука… Во-первых, мы их не будем сталкивать. Так же, как Журбина и Михалкова, кстати. Это талантливые, творческие люди каждый из них из нас со своими тараканами, со своими представлениями, которые часть мы можем считать ошибочными. Это совершено не влияет на то, что их талант, их мнение, их позиция достойны того, чтобы слушатели «Эхо Москвы» их услышали. А вот остальное меня не интересует. Так, пошли дальше. Следующий телефонный звонок ало, здравствуйте, Вы в прямом эфире. Как Вас зовут? Здравствуйте. Сначала женский голос. Вы на разные голоса говорите?
СЛУШАТЕЛЬ: Нет, нет, сейчас у телефона. Алексей Алексеевич, добрый вечер. Я хотел с Вами немножко лично к Вам обратиться. Вот только что Вы сказали слова о своих двух сотрудниках о Ганапольском Матвее, и о Латыниной.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Да. Могу сказать о других.
СЛУШАТЕЛЬ: Нет, не надо. Достаточно для сравнения, для моего мнения о Вас, и не только моего, наверное, что вот Ваше мнение о них, что Латыниной не надо давать телефон, потому что она часто, или звонки не по теме и т.д. Понимаете, мы Ваши передачи слушаем, ну, мы, может быть, я слишком громко говорю о всех. Ну, мы слушаем, мнение и других слушателей ваших, которые свое мнение о любых вопросах говорят. Этим и интересна Ваша передача. И вот Ганапольского не интересно слушать, он человек, ну, если мягко сказать, он человек очень, боится за свою семью, за свое место, как я понял, он это открыто говорил в эфире просто.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Чего ему бояться за свое место, интересно, когда у него такой замечательный главный редактор. Нечего ему бояться за свое место.
СЛУШАТЕЛЬ: Он сам это подчеркивает не раз. Я сам слышал это от него. Да, ладно он играет с Вами. Прекратите. Да надо же чувство юмора иметь. Да, значит, это даже смешно уже, честно говоря. Вы знаете, я еще хочу сказать. У каждого журналиста есть свои почитатели и свои гонители на «Эхо Москвы». Я буду говорить за «Эхо Москвы». Масса людей, которые слушают Юлию Латынину, масса людей, которые слушают Матвея Ганапольского. Часть из них совпадает, часть из них, как я понял по Вашим словам не совпадает. Ну, и хорошо, понимаете. Ну, и хорошо. Мы «Эхо Москвы» Вам представляем возможность слушать разных и интересных журналистов. Вам не интересен Матвей, Вы слушаете Юлю, на здоровье. Вам не интересна Юля, Вы слушаете Матвея, на здоровье. И мой подход такой и только такой. Поэтому говорить: дайте Латыниной 2 часа, а Ганапольскому ноль, или наоборот, значит, бессмысленно. Потому что я вижу, когда приходят бумаги, я вижу там 200 тысяч один, 200 тысяч другой, в Москве только, только в Москве. Аудитория, да Вы что, у каждого часа, который ведет, скажем, Латынина или Ганапольский, или там Бычкова или Бунтман. Или Ларина. Ну, прекратите. Вот я говорю, пропускайте то, что вам не нравится. Вот Вы в магазине, Вы же не берете все овощи подряд. Вы выбираете для Вашего салата такой набор, а для Вашего салата такой набор я вполне цинично говорю про это. Пропускайте то, что Вам не нравится, пропускайте то, что Вам не органично. пропускайте то, что Вам, наконец, противно. По разной мотивировке. От тембра голоса, от фефекта фефи. О Фефкт Фефи меня спрашивают. От темы, ну не интересна сегодня Вам эта тема. Ну, пропустили. Ну, вернетесь на спортивный канал через 13 минут. Ну, не интересен Вам спортивный канал, ну, пойдете на «Бабника» к Тамразову в 0 часов. Ну, не интересен Вам «Бабник», ну, пойдете к Ильинскому на «Хранитель снов». Смотрите, какой набор. Ну, посмотрите же. Не придирайтесь к одному или другому журналисту, это бессмысленно. Я так расставил людей, чтобы Вы могли выбирать. Это я для Вас их так расставил, не для себя. Для себя я их соберу в одной комнате и налью. Это будет замечательно и с меньшими потерями, я бы сказал. Вот там человек пишет: я пропускаю то, что мне не нравится. Ну, правильно, да. Ну, правильно же, ну, совсем правильно. Так 363-36-59. Ало, здравствуйте, Вы в прямом эфире.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Александр Александрович, Саратов. Поздравляю Вас с избранием главным редактором.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, это уде когда мы с Медведевым 2 марта. Сегодня уже неделя.
АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ: Алексей Алексеевич, вот единственное прошу, полгода звоню, хочу об одном попросить. Вот с 12 ночи до 3 ночи везде один эфир, эфир занят одной и той же музыкой, музыкой. Повторяйте, пожалуйста, Ваши словесные передачи.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое. Сейчас слушайте через радио, чтобы я не занимал Ваш телефон. Вот условно говоря, когда у нас с Вами начинаются словесные передачи. Где у нас программа ночная? Я прошу Василия Антипова. Покажи мне, пожалуйста, сегодняшнюю ночную программу. Так, что у нас. Словесные передачи. Значит, у нас сначала будет в 0 часов «Хранитель снов» Ильинский, и в 2 часа ночи у нас пошло «Особое мнение» Леонида Млечина, «Особое мнение» Сергея Доренко, дальше программа «Ищем выход» сегодня с Бориславом Милошевичем. Дальше повтор «Полный Альбац» по интернету. Дальше «Дым отечества». Вот ночь наша. Там два часа музыки всего. Два. Это я сегодня взял. Ну, это же мало. Это же совсем чуть-чуть. Ну, пусть будет музыка. 363-36-59. еще один телефонный звонок. Я помню, что я должен объявить победителя книги. Ало, здравствуйте. Как Вас зовут?
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Андрей, я из Тулы. Я хотел бы с Ведениктовым.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, Вы со мной говорите.
АНДРЕЙ: Ага, извиняюсь. Я бы хотел такой вопрос задать. Нельзя ли вот передачи вести в рамках Вашего «Эхо Москвы» о событиях в других областных хотя бы городах. «Эхо» какого-то такого города. Вот я звоню из Тулы, например.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Сейчас попробую ответить. Спасибо большое. Значить, смотрите. Вот нельзя. Я объясню почему. Это попытался сделать Олег Добродеев на 2 канале, когда он туда ушел. Пытался он это делать на НТВ. Смотрите, когда мы даем рассказ… Есть «Эхо Тулы», и оно там может работать для Вас. Потому что то, что происходит в Туле, может быть интересно тулякам и москвичам. Но, может быть, не интересно нижегородцам, красноярцам. А Вы идете тогда на весь центральный эфир. Значит, передачу о Туле надо в принципе делать из Тулы. Не из Москвы про Тулу, а из Тулы через Москву на все остальные города. Не работает. Люди не слушают. Для этого у нас и есть время для наших партнеров региональных там в Туле, в Екатеринбурге, соответственно, в Петербурге, в Ростове-на-Дону. В Перми, и всюду, всюду, всюду, чтобы там они и делали об этом передачи о Вас, про Вас, для Вас. Но если мы будем рассказывать… Вы только не обижайтесь. Про Ростов, Дон, то я думаю, что в Туле будет очень мало людей слушать. Очень мало есть новостей в Ростове-на-Дону, которые касаются, и каждый день это не сделаешь, туляков. Мы проверяли эту возможность. Я думал о такой передаче. Я даже ее написал, если честно говоря. Но было понятно, что просто это огромные как бы ресурсы с выходом ноль. Поэтому мы оставляем, я повторяю, региональным нашим партнерам много времени, чтобы они могли делать передачу о своем городе. Я прошу прощения, я объявлю по победителям книга «Дочь Петра Великого». Значит, правильный ответ был Юрий Чайка. Потому что око государево это, конечно, прокурор. И первым обер-прокурором сената был Павел Ягужинский, поэтому нынешний правильный ответ Чайка Юрий. Победители: Федор, чей телефон 986, Анна 871, Виктор из Челябинска 636, Сергей из Жуковского 251, Валентина 162, Александр 392, Таисия 345, Людмила 754, Михаил 283, Андрей 593, Николай из тверской области 693, и Алексей из Ижевска 856. Наши победители Юрий Чайка «око государево». Так и обращайтесь. Увидите его, не говорите «Юра», говорите ему: око. Так пошли дальше. Я посмотрю, что у меня на экране. У меня есть еще несколько минут. Можно ли в программе «Все так» задавать на конкурс вопросы посложнее. Я даже не понимаю, в программе «Все так» нет. Я понял вопрос, нет. Наша задача проиграть книжки, а не сохранить их у себя, на самом деле. «Хранитель снов» не Ильинский ведет, я знаю, Марина. (НЕ РАЗБОРЧИВО). «Не трогайте музыку» – кричит Света. — «Она весьма разнообразна». Света, я с Вами согласен. Спасибо за поддержку. «Алексей Алексеевич, зачем Путин комментировал пьесу «Горе от ума»?» Я, честно говоря, Адам, не знаю, зачем и что он комментировал, но я считаю, что каждый человек, Вы, я, Вова, мы можем сказать свое мнение по поводу того, что написано, как написано и как сыграно. А для чего мы тогда смотрим. Только для этого. Так «око государево». Ну, вот теперь начали отвечать. Предлагаете пропускать передачи, но как быть если гость интересен, а дальше Вы пишите, неприятно от ведущего просто воротит. Игорь из США. Пропускаете. Вот так пропускаете. Да. Дэнтон пишет: «Я угадал, что прокурор, я просто не знаю, кто у нас прокурор». А вот это напрасно. Кто у нас прокурор, надо знать всегда. Так, дальше. Да, уменьшите время. Сколько у меня времени? А, еще 4,5 минуты. Я еще телефончик могу принять. 363-36-59. Здравствуйте. Вы в прямом эфире, ало.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте, Алексей Алексеевич?
А. ВЕНЕДИКТОВ: Это я.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Очень приятно. Это знаете, Татьяна из Самары.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Что-то Самара как-то сегодня активизировалась к ночи. У Вас там видимо ночная жизнь бурная в Самаре.
ТАМАРА: По-всякому. У меня вот такое предложение. Понимаете, есть две передачи Лабковского. Одна из них происходит в субботу, а другая в воскресенье. И каким-либо образом нельзя ли было бы их поменять, поскольку ну скажем так, чисто по-человечески, когда в субботу…
А. ВЕНЕДИКТОВ: Послушайте меня, это его дело. Вот с этим предложением…
ТАМАРА: А, это только его.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, у него есть два часа. И он их может расставить, как он считает правильным. Спасибо большое. Я стараюсь в это дело не сильно влезать. Там, где я могу не влезать, я стараюсь не сильно влезать. А мне пишут: «А в Самаре сегодня ловится хорошо». Понимаю. Маша пишет: «Музыка нужна». Так и я про то же. Музыка, она, конечно же, нужна. Следующий и телефонный звон. Ало, здравствуйте.
СЛУШАТЕЛНЬИЦА: Здравствуйте, Алексей Алексеевич. Лариса. Во-первых, хочу поблагодарить за призы в восьмимартовской игре.
А. ВЕНЕДИКТОВ: На здоровье.
ЛАРИСА: Я была последняя, кто этот приз получил.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо.
ЛАРИСА: Именно 8 марта в 4 часа.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, я Вас поздравляю. Замечательно .
ЛАРИСА: Огромное спасибо. Замечательно. Во-вторых, хочу сказать, что в «Кейсе» мальчики были просто замечательные.
А. ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо.
ЛАРИСА: И вообще я хочу сказать, знаете, вот это стукачество…
А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, нет. Можно я Вам возражу. Я не лукавлю. Спасибо большое. Это не стукачество. На самом деле, когда мне, вот я Вам скажу, есть очень интересная вещь. У меня на сайте есть моя он-лайн лента, называется она в меню ААВ. Вот это стучите сюда, это называется. Там еще вопросы задают, но туда приходят масса вещей, которые я не отловил и в эфире, и на сайте. И которые не требуют ответа. Мне пишут: обратите внимание, у Вас там на сайте слово Гусман написано через «з», исправили. Обратите внимание, пишут мне, что была перепутана в новостях столица Южной и Северной Кореи. Спасибо, обратил. Это важно. Это такие мелочи. Я на них не отвечаю, не публикую в смысле. Не делаю это публично. Каждый может ошибиться, и совершенно не обязательно публично унижать журналиста. Даже если он ошибся. Абсолютно не обязательно. Но я принимаю к сведению. И вот это стукачество, это такой контроль. Есть посерьезнее вещи были, когда, скажем, журналист опоздал. Это неправильно, а я не отловил. Значит, если я не отловил, значит, Вам был представлен халтурный продукт. Значит, если Вы его съели, этот халтурный продукт, и дальше будут халтурить. Совершено я не обязан докладывать Вам, как наказывается журналист, который опоздал, или чего-то случилось. Я разбираюсь с этим. Но при этом люди, которые отлавливают ошибки, предлагают, как их исправить, я считаю, что это никакое не стукачество. Другое дело, когда человек мне говорит: вот мне не нравится, что там… Вот почему я ответил по поводу пьяных. Потому что я был, я знаю, что это не так. Но если бы мне пришло, что такое было, я бы отслушал передачу, если бы я не был там. Потом бы встретился с коллегами, потому что на «Эхе Москвы» существует сухой закон, введен еще Сережей Корзуном. Мы пьем только на дни рождения и праздники, и то после эфира. Тяжело вздохнула Марина Максимова, понимая, в каких жестоких лапах она находится. Да, не будешь пить. Будешь хранить свою печень. Так вот я просто хочу Вам сказать, что вот если у Вас есть действительно какие-то замечания, Вы попали какие-то ошибки Вы просто мне в ленту на ААВ, которая находится на нашем сайте www.echo.msk.ru , вы просто кидаете, я не отвечу Вам, я не сделаю это публично. Некоторые хотят, вот обязательно публично. Нет, этого не будет. Но при этом меры будут приняты, если действительно были нарушения. Итак, в Москве 23. Я пошел. Напомню Вам, что ровно через неделю на этом месте будет программа «Своими глазами» с Ольгой Бычковой и Софико Шеварнадзе. Они иногда возвращаются.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире