'Вопросы к интервью

М. Майерс 20 часов и 7 минут. Добрый вечер. У микрофона – Маша Майерс и Алексей Венедиктов, главный редактор «Эха Москвы». Программа «Без посредников».

А. Венедиктов Добрый вечер.

М. Майерс Здравствуйте. Давайте начнем. Сразу вопросы в Ютюб-чате и, как обычно, на СМС и прочие мессенджеры: +7 985 970 45 45. Сайт «Эха Москвы» – здесь тоже есть большое количество вопросов к вам. Поехали. Первое – это последнее сообщение в Телеграм-канале Алексея Навального, который сказал буквально следующее: «Сегодня в сопровождении видеокамер приехала убогая пропагандистка с канала «RT» Бутина. Кричала, что это лучшая и самая удобная тюрьма. Навальный 15 минут отчитывал ее перед строем заключенных, называя паразиткой и обслугой власти воров». Собственно, много вопросов по визиту Бутиной в колонию. Как она туда попала?

А. Венедиктов На самом деле, существует практика, при которой та или иная редакция обращается за интервью к осужденным. И если осужденный дает добро и дает добро руководство колонии (это обязательное условие), у руководства колонии получаем разрешение и едем туда. Собственно, мы с Муратовым направили во ФСИН просьбу об интервью с Алексеем Навальным. Нам пока ответ не пришел. Видимо, Бутина с «RT» направила тоже, и им пришел ответ позитивный от руководства колонии. Но все-таки, по правилам, и осужденный должен дать свое согласие. И в данном случае я не знаю, спрашивали ли Алексея Навального. Что-то я сомневаюсь, что даже если спрашивали, он дал добро. Но я не знаю.

Поэтому, собственно говоря, приезд журналистов в колонию может быть, но при тех условиях, о которых я сказал. Думаю, что это были особенные условия. Повторяю, предположу, что Алексей Навальный не давал согласия на это интервью.

М. Майерс А это разумное решение, как вы думаете, при том, что любая медийная активность сейчас Алексею идет на пользу? Или это не так?

А. Венедиктов Мне трудно отвечать за человека, который сидит. Но я могу подозревать, что Алексей не доверяет тому, что Мария Бутина точно передаст его слова и даст интервью. Он же, собственно, как написано в Телеграм-канале, ругал ее тем, что она пропагандистка. То есть она приехала с пропагандистскими целями, с точки зрения Алексея. И поэтому он считает, безусловно, что его слова будут искажены или разбавлены. И его право не давать интервью.

М. Майерс А скажите, а вот в вашей личной практике вы сталкивались с тем, что вы даете интервью, а вы даете интервью огромному количеству СМИ… В том числе Russia Today давали же интервью.

А. Венедиктов Да, конечно.

М. Майерс У вас были какие-то претензии именно по журналистской работе ваших коллег?

А. Венедиктов Нет. Но у меня изначально условие, что все вырезания согласовываются со мной, если есть вырезания, если есть сокращения и так далее. И если кто-то нарушает эти условия, я больше этому каналу или этой газете, или этой радиостанции интервью не даю. Вот и вся история.

М. Майерс У вас длинный черный список?

А. Венедиктов Короткий.

М. Майерс Короткий?

А. Венедиктов Но внушительный.

М. Майерс Я думаю, что мы к этому будем еще возвращаться, потому что есть уточняющие вопросы. Давайте сначала по главным темам пройдем. «Как вы расцениваете ситуацию с Владимиром Познером в Тбилиси?», — спрашивает yuvolf70 на нашем сайте.

А. Венедиктов Очень печально расцениваю. И это не касается Познера. Речь идет о том, что если мы берем историю, которая случилась… Для тех, кто не знает, Владимир Познер полетел в Тбилиси вместе со своими друзьями (их там 40 человек было) справлять свой день рождения, свое 87-летие. Он прошел все процедуры, его гости предъявили все ПЦРы, что они не больны ковидом.

А.Венедиктов: Хотите знать, что нас ожидает? Слушайте Проханова

И вечером у того ресторана, у гостиницы, где справляли, собралась толпа (небольшая, судя по кадрам, но тем не менее), которая кидала яйца в эту гостиницу, затем отключила электричество, обесточила эту гостиницу, прорвалась к щиткам. Они переехали в другую. Полиция их стала защищать. Я имею в виду гостей. И, соответственно, Владимир Познер вынужден был на следующий день вместе с гостями вернуться назад в Россию. Эта история такая. Факты.

Что ему предъявляли те люди, которые бросались яйцами? Еще раз повторяю, не просто свистели и кричали, а бросались. Это видно на кадрах. Они предъявляли ему, во-первых, его интервью. Сразу отмечу, что это интервью 2010 года. А после этого Познер уже неоднократно был в Грузии. Более того, два последних дня рождения он справлял там. Это уже третий год подряд. Про то, что Абхазия никогда не вернется в состав Грузии.

И второе – что он нарушил комендантский час своим празднованием. Но это должна не толпа предъявлять, а полиция. И Познер, и его гости были оштрафованы. Я только что видел чеки, мне их показали. Они были оштрафованы на 600 долларов, и ресторан тоже был оштрафован на 3000 долларов в долларовом эквиваленте, потому что был комендантский час, и был запрет на массовые мероприятия. Собственно говоря, и те люди, которые собрались и кидали яйцами, они тоже нарушили комендантский час.

Это факты.

Теперь оценка. И я отвечу на этот вопрос. Мне очень печально, что это произошло, потому что мы себе можем представить, что подобная ситуация может произойти в России каждую минуту. Имею в виду, что любой, скажем, японский журналист, который приедет сюда, он не признает Курилы как часть российской территории. Я себе хорошо представляю, что какие-нибудь НОДовцы окружают место, где он живет, и кидают в него яйцами, и кричат «вон отсюда».

М. Майерс Легко.

А. Венедиктов Любой журналист иностранный или российский, который не признает присоединение Крыма, может быть подвергнут тоже. Я даже не говорю, что кто-то натравит. Наверняка есть возмущенные молодые люди, опять же входящие в НОД или в SERB, или в другие организации, которые могут преследовать, травить, кидаться, не только кричать «пошел вон, покинь нашу страну». То есть сама по себе ситуация такова. Если есть закон, запрещающий подобным людям быть на территории, значит на границе человек должен быть разворочен: «Ну-ка езжай назад».

Как на Украине (или в Украине), например. Когда ты въезжаешь туда, тебя спрашивают: «Вы въезжали в Крым после 14-го?» – «Въезжали». – «Извините, мы вас не пропустим». Во всяком случае, понятно. Можно говорить, что это неправильно, но понятно.

История с тем, что премьер-министр Грузии должен был извиняться, естественно, и история с тем, что вот такая модельная ситуация для любой страны в любой истории… Еще раз, я не про Познера, я про людей, которые толпой, гопотой вот таким образом выступают. Это отвратительно. Это я могу сказать. Это никак не влияет на то, что сказал Познер, и совершенно не зависит от того, что он сказал в далеком 10-м году. Вот, собственно говоря, это все.

М. Майерс То есть мы можем себе представить, что, условно говоря, это некоторая внутренняя политическая разборка между одними и другими политическими оппонентами внутри грузинской политики, которые используют Познера в своих политических целях?

А. Венедиктов Это одна из составляющих. Во-первых, давай на секунду представим, что те люди, которые пришли – это люди искренние, которые были возмущены позицией Познера и которые освистали, бог с ним. Но еще раз повторяю, оббрасывание различными предметами – это уже физическая угроза. Это просто разница. Одно дело – когда люди кричат. А свобода слова, безусловно, должна быть в приоритете и у Познера, и у этих людей. Другая история – когда они начинают бросаться разными предметами.

Вторая история заключается в том, что мы видим, что это представители одной политической силы – это представители оппозиции. Это уже известно. То есть некая политическая организация, которая это организовала. Вот как наши НОДовцы. Но что кричали еще эти люди? Они кричали, что наше правительство слабое, что оно не может справиться с теми, кто выступает против Грузии. Это представители, еще раз повторяю, оппозиции. Значит, это в том числе внутриполитическая история. И познер с маленькой буквы, те люди, которые прилетели, они стали заложниками в том числе, еще раз повторяю, политической истории, если мы это будем разбирать внимательно без гнева и пристрастия.

Но можно это разбирать с огнем и пристрастием и говорить: вот если сюда приедут журналисты, которые не признают Крым российским, это все не то. Нет, это то.

М. Майерс На основании чего тогда власть выписывает штрафы?

А. Венедиктов Нарушение комендантского часа.

М. Майерс Так вы же сами говорите, что они все эти ПЦРы сдали, все на границе предоставили.

А. Венедиктов Комендантский час. После 21 часа они собрались. И это правильная претензия. И цивилизованная претензия заключается в том, что выписаны были штрафы. Вы нарушили комендантский час. И даже, условно говоря, если за это – выдворение, то это выдворение должно осуществлять государство, а не путем запугивания непонятных людей, толпы в темноте и так далее с отключенным электричеством. Поэтому еще раз повторяю, совершенно не касаясь того, что сказал Познер или не Познер, или еще не Познер.

А.Венедиктов: Человек просит врача, а к нему присылают телекамеру. Вы считаете это нормальным?

М. Майерс Да, 11 лет уже назад.

А. Венедиктов Да, да, да. В интервью литовскому телевидению. Неважно, что он сказал. Важно поведение людей, которое не является институциональным, а является толпой на улице.

М. Майерс Мы предполагаем, что перед Познером кто-то извинится, например?

А. Венедиктов Ну, премьер-министр Грузии извинился.

М. Майерс Хорошо. Вопрос от Ильяза с нашего интернет-сайта: «Как Вы думаете, для чего арестовали отца Ивана Жданова? Тоже выманивают из-за границы?»

А. Венедиктов Да нет, конечно. История с арестом отца Ивана Жданова – это очередное взятие заложника. Мы в свое время это проходили во время «Медиа-Моста», когда был арестован один из руководителей «Медиа-Моста» Антон Титов, и когда в свое время Гусинский и Малашенко Игорь вынуждены были принимать решение, имея в виду, что их сотрудник, их заложник находится в руках власти. Но тогда были понятные требования. Сейчас арест отца Ивана Жданова – это способ давления на одного их ближайших соратников Алексея Навального.

Я просто хочу отметить, что не первый раз в Российской Федерации отцы находятся под ударом. Я напомню про отца полковника Дмитрия Захарченко, который тоже был арестован и получил 3 года лагерей и отсидел их. Он, правда, сначала отсидел домашний арест, потом СИЗО, а остаток уже он провел в лагерях. Ну вот отец Дмитрия Захарченко, для того чтобы Дмитрий Захарченко дал показания.

Вот что хотят от Ивана Жданова не знаю, но явно это сделано… Мы видим, как это сделано. То есть даже предположим, что его отец чего-то там нарушил. Но когда ты смотришь материалы дела, а ты смотришь материалы дела, ты видишь – это смеху подобно. Там следователи гонят людей из Архангельска в Ростов, для того чтобы арестовать члена комиссии, который не имел права решения, а выдавал только в числе других людей рекомендацию дать некой женщине социальное жилье. И тот, кто дал это жилье и подписал это решение, никоим образом не затронут следствием. Ну тогда, простите, значит, факта мошенничества не было. Что ж вы там рекомендателя берете?

То, как оно выглядит сейчас, давайте скажем. Оно вполне искусственное. И мне на сегодняшний день очевидно, что это сделано для того, чтобы давить на Ивана Жданова. Еще раз, это надо смотреть очень внимательно всегда. Даже открытые источники. У меня нет здесь никакого инсайда, сразу хочу вам сказать. И ты видишь несообразности работы следователя, несообразности тяжести этого дела, несообразности поведения Комиссии ОНК, которая отказывается идти в это ростовское СИЗО, чтобы проверить жалобу. Очень много несообразностей. Отчего тогда такие несообразности?

Можно, конечно, все списать на бардак в системе. Но система военизированная. Поэтому мне кажется, что бардак бардаком, а решение решением.

М. Майерс Сейчас 20 часов и почти уже 20 минут. Это программа «Без посредников». Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов в этой студии. Меня зовут Маша Майерс. Сейчас мы сделаем небольшую паузу на полминуты и вернемся совсем скоро.

РЕКЛАМА

М. Майерс Мы продолжаем. 20 часов и почти 21 минута. Главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов и Маша Майерс в этой студии. Вот тут вопрос по «Эху Москвы». Давайте я почитаю.

А. Венедиктов Да, конечно. Для этого и «Без посредников».

М. Майерс А то как-то все про политику да про политику.

А. Венедиктов Не надо про политику.

М. Майерс Да, договорились. – «На «Эхе» есть вставочки «Говорим по-татарски». Но в России проживает более 150 этносов, каждый из которых имеет такое же право иметь свою вставочку в эфире «Эха». Отсюда вопрос: почему дискриминируются другие этносы?»

А. Венедиктов Насчет права иметь в эфире «Эха» – нет. В Москве второй этнос – это украинцы, третий этнос – татары. Поэтому существует программа «Що там у них» и для третьего этноса по количеству людей, живущих здесь, сделана «Говорим по-татарски». Вот три главных этноса в Москве – российский, украинский и татарский. Мы и сделали. Если вы хотите сделать еще что-то, то вы можете сделать это в интернете, создать собственное радио и так далее.

Мы нашли – это было не очень легко – людей, которые производят этот продукт. Я, кстати, 3 года бился, чтобы найти людей. Это отдельная история. И была смешная. У нас девушка читала, как уверяли нас татары, с башкирским акцентом. Но это чума просто.

М. Майерс Какой кошмар!

А. Венедиктов Просто чума была.

М. Майерс Как вы могли себе это позволить?

А.Венедиктов: Давать интервью Юлия Навальная не хочет. И я уважаю это ее решение

А. Венедиктов Я получаю письма, звонки. Но я должен сказать, что еще надо понимать, что татарский язык (тюркские корни) – это очень большая база для современного русского языка. Вы же слышите, с тюркскими корнями. Поэтому это, на самом деле, передача о корнях русского языка, чтоб было понятно. Пользуется огромным спросом в том числе и у людей тюркского или татарского этносов. Ну просто огромным спросом. Говорят: «Мы не знали, что это ваш Арбат – это тюркское название». И много чего другого. Весь мат русский на тюркских корнях.

М. Майерс Это правда.

А. Венедиктов Поэтому мне кажется, что это все правильное решение, которые мы сотворили.

М. Майерс Вот еще один журналистский кейс, как мне кажется. Вас спрашивают вот о чем. – «Как Вы расцениваете участие в военном параде в Мьянме Павла Гусева и его ответ на вопросы корреспондентов «Эха Москвы», что он якобы не знает о том, что сотни демонстрантов (противников хунты) расстреляны в городах Мьянмы?» Я напомню, он в «Утреннем развороте» был.

А. Венедиктов Да, да. Я не расцениваю это как участие в параде. Наверное, эта история неправильная. Но то, что он поехал брать интервью и взял интервью у руководителя военного переворота – это правильно. Вы можете спорить со мной или я могу спорить с вами о качестве интервью. Я бы его сделал иначе. Но в данном случае что-то я не уверен, что Павел был членом делегации официальной, потому что это было приглашение замминистра обороны. Это другое дело. Но если журналисту удается договориться с руководителем государства сделать интервью для своих читателей, зрителей и слушателей – вы знаете мою позицию – надо пользоваться этой ситуацией. Другой вопрос, какие вопросы вы задаете.

Но присутствие на параде… Наверное, можно было уклониться. Или нельзя было уклониться. Я не знаю. Может быть, это было условием интервью, и тогда каждый на месте должен был решать, как поступать. Если от него не требовали одобрения расстрелов… Ну, мне трудно сказать. Это вопрос контекста. Но интервью – да, надо было ехать. Участие в параде – я бы попытался избежать, если бы это было возможно.

М. Майерс Алексей спрашивает: «Планируете ли вы приглашать Марию Бутину на «Эхо Москвы»?»

А. Венедиктов Да, конечно.

М. Майерс Была она у нас?

А. Венедиктов Она была, по-моему, давала интервью и когда она еще была в Америке, и когда она прилетела в Россию. Но просто больше не было информационных поводов. Ну, член Общественной палаты. Ну и что, я тоже член Общественной палаты, только Москвы. Но вот сейчас, наверное, ее надо звать, с тем чтобы она рассказала о своем видении этой истории. Потом что видение Алексея Навального представлено, а видение Марии Бутиной не представлено. Потому что надо смотреть с разных сторон всегда. По-моему, слушатели «Эха Москвы» это чрезвычайно ценят.

Поэтому да, конечно, надо будет. Может быть, в «Утренний разворот» надо. Правда, завтра пятница. Я не знаю, они расписали уже или нет. Но можно найти место, я думаю.

М. Майерс Я с удовольствием, если мне будет позволено.

А. Венедиктов Ну что значит с удовольствием? Это работа такая.

М. Майерс Я понимаю.

А. Венедиктов С удовольствием или без удовольствия.

М. Майерс Это интересно.

А. Венедиктов Интересно, действительно.

М. Майерс Но и потом будет же какой-то продукт. Она же поехала не просто так.

А. Венедиктов Я думаю, что продукты мы увидим. И вот тогда и оценим. Хотя предварительно понятно, что если главный человек, ради которого она поехала (Алексей Навальный), отказался давать интервью, то ее там не должно было быть, как я понимаю, по правилам ФСИНа. Или она заявила, что она просто снимает материал про эту колонию, которая в центре, действительно, внимания. И тогда согласие Алексея Навального и других заключенных необязательно. Поэтому здесь я как-то не очень хорошо знаю.

Но конечно надо ее в эфир тоже. И адвокаты Алексея, которые встречаются после того, как Бутина там была, тоже должны быть в эфире. Для меня это очевидно. Обычная журналистская работа наша.

М. Майерс Да. Ну и конечно, собственно, тогда по принципу равноправия должны и журналистов «Эха Москвы», и «Новой газеты» допустить в колонию, чтобы сделать интервью с Алексеем Навальным.

А. Венедиктов Мы напомним еще раз.

М. Майерс И не раз.

А.Венедиктов: Я вас уверяю, на меня количество лайков и дизлайков, которое ставится передачам, никак не влияет вообще

А. Венедиктов Нет, может быть, то, что пустили эту группу… У нас же была история с Никитой Белых, когда нас не пустили, а пустили камеру ВГТРК, и он давал интервью. Это на усмотрение ФСИНа. Опять же надо добиваться своего. И мы с Муратовым будем добиваться своего.

М. Майерс Сейчас 20 часов 26 минут. У нас несколько минут до новостей. Про «Дилетантские чтения» расскажете?

А. Венедиктов Да, меня просили напомнить. Несколько объявлений. Во-первых, поскольку сейчас немножко проще, в разных регионах разрешили проводить массовые мероприятия на определенных условиях, мы решили возобновить «Дилетантские чтения». Во-первых, сразу скажу, что первые «Дилетантские чтения» – по Павлу I. У нас вот вышел новый номер, посвященный бедному императору Павлу I. Они будут в Оренбурге 10 апреля в субботу в 17 в кинотеатре «Космос». Курников и Венедиктов проведут «Дилетантские чтения». Ссылки на билеты в описании трансляции. Это в Оренбурге 10-го.

Потом 12 апреля в Школе современной пьесы в Москве. Билеты закончились. В Москве в этом смысле соскучились. Тем не менее вдруг появятся билеты. Следите за сайтом. Затем Екатеринбург 18 апреля в воскресенье в 16 в Ельцин Центре та же самая история – про Павла I я буду читать лекцию. «Дилетантские чтения» – это общение с залом. Билеты на сайте Ельцин-Центра и там в магазине «Пиотровский» будет номер про Павла I и комикс.

Затем у меня Самара. Это типа 20 апреля. Еще место и время не выбраны. Я очень благодарен самарскому… Я покажу для Ютюба. Прислали подарок – мою куклу. Я принесу ее и покажу ютубным в перерыве. Я поеду в Самару тоже где-нибудь 20, наверное, апреля. Тоже Павел I.

И наконец последнее, что я хотел перед новостями сказать. Меня упрекают, что мы не выставляем для наших слушателей никакие лоты на продажу на shop.diletant.media. Вот сейчас я выставляю лот. Вы видите, «ЖЗЛ» нам дали книгу про легендарных разведчиков. Всего 40 лотов у нас. Вот есть Николай Долгополов. Вы видите на экране, в Ютюбе видят тоже. «Легендарные разведчики» книга «ЖЗЛ» и два номера «Дилетанта» вместе в пакете: «Джеймс Бонд» и «Че Гевара». Там тоже с разведкой, с ЦРУ была история. Поэтому мы выставляем вместе. Это 777 рублей. Повторяю, всего 40. Если вы зайдете во время новостей на shop.diletant.media, вы сможете это купить, пока меня не будет.

Вот чтобы вы не ругались, что я перестал делать пакеты. Я продолжаю делать пакеты. Мы договариваемся с издательствами, что мы берем книги по минимальной цене и, соединяя их со скидками наших журналов, мы это объединяем. Кстати, последнее. Сейчас веду переговоры с несколькими ветеранами СВР о создании передачи по их воспоминаниям. Вот сейчас один из людей, который встречался, например, с Ли Харви Освальдом. И не только встречался, но его курировал. Еще живы некоторые из них. Вот я предложил Юрию Кобаладзе: «Юр, давай ты с ними поговоришь, мы запишем все это и расскажем».

И есть люди, которые встречались с убийцей Троцкого – с Меркадором Романом. Еще вот эти истории – 60-е – 70-е годы. Мне кажется, это будет интересно.

М. Майерс Программа «Без посредников». Алексей Венедиктов, Маша Майерс. Мы вернемся после выпуска новостей.

НОВОСТИ

М. Майерс Мы продолжаем. 20 часов 34 минуты. Алексей Венедиктов в этой студии. Программа «Без посредников». Я тут за компанию. Меня зовут Маша Майерс. Я читаю ваш Ютуб-чат, читаю сообщения с нашего сайта echo.msk.ru. И не забывайте, что у вас есть еще СМС (там и Вотсап, и Телеграм, и прочие мессенджеры): +7 985 970 45 45. Смотрите, сейчас вопросы из нашего Ютуб-чата. Время Н спрашивает: «Считаете ли вы Алексея Навального своим коллегой по журналистике?»

А. Венедиктов Ну нет, конечно. Алексей Навальный – политик. Алексей Навальный – претендент на высшую власть в Российском государстве, то есть кандидат на пост президента. И он, собственно, это не скрывает. Поэтому, конечно же, Алексей Навальный никак не журналист.

М. Майерс «Почему из-за позиции Альбац должно страдать качество продукта, создаваемого на «Эхо Москвы»?», — Максим спрашивает.

А. Венедиктов Потому что отношения между автором и организацией регулируются договоренностями. Они могут быть письменными (контракт), и они могут быть устными договоренностями. Есть две стороны. И обе стороны должны уважать. Продукт появляется в результате согласия автора работать либо по контракту, либо по договоренности. Поэтому в данном случае, поскольку согласие автора не получено… Скажем, согласие Екатерины Шульман на то, что предложено Евгении Альбац, получено, согласие Виктора Шендеровича получено, согласие Валерия Дмитриевича Соловья получено. То есть это те люди, которые приходят к нам. Затем мы им отдаем запись видео. Это вот такое согласие.

Согласие Евгении Марковны не получено. А поскольку контракт наш подписан ей и руководством администрации… Но его пока нет. Ну вот и все. Будем ждать. Мы терпеливы.

М. Майерс «Есть ли в продаже эховский мерч?», — спрашивают нас.

А. Венедиктов Ты знаешь, вообще этим не занимаюсь. Этим занимается администрация. По-моему, есть.

М. Майерс Маечки, толстовочки, кепочки – вот это все.

А. Венедиктов Да, да, да. Я узнаю давайте к следующему разу.

М. Майерс Хорошее дело.

А. Венедиктов Кстати, хочу напомнить, что в следующем часе в программе «Тузы» – наконец-то, ура, согласился – Борис Акунин. Так что вы после этого эфира не уходите. Поговорим с Борисом Акуниным, на что похоже Российское государство из исторических параллелей, поскольку он пишет замечательные книги по истории, на что, на кого похожи государство и эти люди: и Алексей Навальный, и Владимир Путин, и кого хотите.

А.Венедиктов: То, что Гусев взял интервью у руководителя военного переворота – это правильно

М. Майерс Вопрос с сайта «Эха Москвы». Владик Лебедев спрашивает: «Меня, как старослушателя давно тревожит ситуация с вашим музыкальным эфиром. Сейчас очень много достойных новых музыкальных журналистов, еще живы некоторые олд-стары. Скоро стоит ли ожидать появления музыкальной передачи?»

А. Венедиктов Нет. Для того, чтобы поставить музыкальную передачу, надо убрать какую-то разговорную передачу. Кого убираем?

М. Майерс «Антона Долина, — спрашивает Наталья, — когда можно будет услышать на «Эхе Москвы»?»

А. Венедиктов Антона Долина в качестве гостя можно услышать, когда его позовут продюсеры или ведущие. Я думаю, что стоит это сделать. А на постоянной основе – я жду, когда Антон в мае подведет итоги своей новой работы, и мы вернемся к вопросу о предоставлении ему часа или двух в эфире. Мы не бросили эту затею. Считайте, что мы взяли с ним тайм-аут, пока он сейчас работает на другой работе.

М. Майерс «Здравствуйте, Алексей Алексеевич. Когда планируется пригласить Максима Ликсутова для ответов на вопросы? Он давно вернулся в Москву», — Дмитрий Владимирович.

А. Венедиктов Я передам, Дмитрий Владимирович, ему. Когда сможет, тогда придет. Это так же, как с авторами. Гость приходит, если он может, и если он хочет. А приглашение у нас действует на постоянной основе.

М. Майерс Алексей: «Обратил внимание, что ваши эфиры стали выходить на Rutube. Подскажите, с какой целью?»

А. Венедиктов Я не знаю про это ничего. Вот про это не знаю ничего. Я себе помечу. За это у нас отвечает заместитель главного редактора Алексей Соломин и, видимо, администрация, то есть аппарат генерального директора. Я узнаю. Rutube слышу в первый раз.

М. Майерс «У меня мелочный вопрос. Вернется ли когда-нибудь «Эхо Москвы» в Ярославль в FM-диапазоне?», — Сергей спрашивает.

А. Венедиктов Не знаю. Думаю, что мы за это, Сергей, биться не будем. Но если нам предложат коллеги как-то совместить эфиры, мы будем. Но биться не будем, потому что вы же в Ярославле слушаете. Ну а причем тут FM-диапазон?

М. Майерс Какая вам разница, правда?

А. Венедиктов Платформа доставки может быть любая.

М. Майерс «Не опасаетесь ли путешествовать без антител и вакцинации от ковид? Берегите себя», — Ярослав.

А. Венедиктов Опасаюсь, но путешествую. Берегу себя. Маска…

М. Майерс Берегу себя и Илона Маска.

А. Венедиктов Да.

М. Майерс Это я сейчас выступила, как Дмитрий Гордон.

А. Венедиктов Да. И руки мою. И веду себя осторожно. Ну, опасаюсь. У меня странная история. Есть понимание у моего врача, что я переболел. Но у меня нет антител. У меня пропадал нюх на 3 недели, и была в январе 3 недели некая слабость. Но антител нет. Вот как-то так.

М. Майерс Вот хороший вопрос. Постоянно с этим сталкиваюсь лично я. Ольга спрашивает: «Разъясните, пожалуйста, как расставлять лайки? Если Марков и Майерс, например, встречаются в одном эфире, не нравится то, что говорит Марков, одобряю Майерс. Или наоборот, как у меня сегодня было: не нравится, что говорит Майерс, но одобряю Шендеровича. Что же делать?»

А. Венедиктов Понятно. Мне трудно говорить. Ольга, вы сами решаете. Но мне кажется, и я пытаюсь это объяснить, что это вопрос передачи, продукта, это не вопрос отдельно Майерс, отдельно Шендеровича, отдельно звукорежиссера Ольги Рабочкиной, отдельно видеоинженера, отдельно главного редактора, который создал эту программу и поставил ее в эфир. Это вот продукт. История в этом. Вам было интересно? Вы досмотрели до конца? Вы не хотели уходить? Глобально.

Когда вы берете некое блюдо… Вот есть прожаренное мясо, есть соус, немножко пересолено или немножко недосолено, немножко гарнир другой, но все-таки само по себе блюдо интересно. И вы его съедаете. Вот и все. А если вам неинтересно, вы ставите дизлайк. Мы сейчас говорим же не просто о лайках и дизлайках, мы говорим для себя о восприятии.

Надо понимать, что программа «Особое мнение» – это не монологи гостя. Такого продукта на «Эхе» мало. Есть «Суть событий» Сергея Пархоменко, есть «Код доступа» Юлии Латыниной. Исторически сложилось так, что вот они сидят и ведут одни. Есть «Слухай Эхо» и «#ДайДудя», естественно, для тех, кто в Ютюбе. И это все. Все остальное – это программы и передачи. Так же, как сейчас идет передача. Не надо выбирать между мной и Машей Майерс. Устраивает передача, интересная передача, любопытная передача, полезная передача – ставите точку, хорошо. Это оценка. Неинтересно, скучно, занудно – либо уходите, либо ставите минус. Все.

По-моему, это очевидно. Лайк, дизлайк – это внутренняя, а не внешняя оценка. Я вас уверяю, на меня количество лайков и дизлайков, которое ставится передачам, никак не влияет вообще. Вот вообще.

А.Венедиктов: История с арестом отца Ивана Жданова – это очередное взятие заложника

М. Майерс В смысле соотношение?

А. Венедиктов Не соотношение.

М. Майерс А общая сумма влияет?

А. Венедиктов Общая сумма – это значит задело.

М. Майерс Активность, скажем так.

А. Венедиктов Это активность. Активность интересна, конечно.

М. Майерс Активность – это интересно, да.

А. Венедиктов Активность – это интересно, согласен.

М. Майерс «Добрый вечер. Планируете ли сделать специальный эфир или серию передач, посвященные событиям вокруг компании «НТВ», которые происходили 20 лет назад?», — Стас спрашивает.

А. Венедиктов Нет, не планирую. Говорил с некоторыми коллегами. Не хотят вспоминать.

М. Майерс Не хотят вспоминать?

А. Венедиктов Ну кто-то снимает какие-то программы. Я знаю, пивоваровская «Редакция» делает. Люди не хотят вспоминать. Вообще, у нас не датское радио. Датское в смысле ради дат разных. Иногда вспоминаем, но серию передач – нет. Вот памяти Андрея Дмитриевича Сахарова, который, конечно, является мощнейшей фигурой наравне с Михаилом Сергеевичем Горбачевым, своим противником, к его столетию, которое будет сейчас, мы чего-нибудь сделаем. К 200-летию смерти Наполеона на острове Святой Елены мы тоже что-то сделаем. Такой уровень событий.

М. Майерс Германия на связи. Просят «Дилетантские чтения». У вас там гастрольный график не расписан еще, нет, на дальнее зарубежье?

А. Венедиктов В Германию? Я не думаю, что мне удастся приехать.

М. Майерс Дмитрий сетует: «Есть серьезная прослойка думающих людей, а в основном везут им артистов – попсу и шансон».

А. Венедиктов Давайте мы подумаем о том, чтобы выложить – мы обычно так не делаем – выложить полностью «Дилетантские чтения» или сделать их для Германии. Давайте я подумаю, как сделать их, как дистанционная школа, извините – интерактивными, с регистрацией, чтобы люди могли задавать вопросы. Давайте я подумаю, Дмитрий. Я услышал.

М. Майерс: «Когда можно ожидать выхода комикса «Спасти Марию Антуанетту»?»

А. Венедиктов 7 комиксов в заделе. И художники работают очень тщательно. Я когда столкнулся с комиксами, я впервые обнаружил, что прорисовка занимает от 10 до 20 месяцев. У нас 64 страницы. И вот 64 страницы – это от 10. Они сейчас одновременно работают. Когда «Мария Антуанетта» будет не знаю. Надеюсь, что к 1 декабря комикс либо «Жанна д’Арк», либо «Принцы из Тауэра» выйдет. А «Мария Антуанетта», наверное, уже 22-м году. В марте, может быть. Может, в июле.

М. Майерс «Прокомментируйте, пожалуйста, приказ министра Шойгу о засекречивании документов времен войны», — Владимир, Химки.

А. Венедиктов Вы задаете вопрос-то глуповатый. Потому что история заключается в том, что ненавидимый вами Сердюков открыл архивы сколько мог, а любимый вам Шойгу закрыл архивы сколько мог. Но я знаю, что готовится дальнейшие приказы по раскрытию других частей архивов. Но, вообще, знак плохой, конечно. И он плохой еще тем, что мы видим практику, мы видим, как человек, который получает документы в архивах ФСБ – я имею в виду Дениса Карагодина по поводу убийц своего деда – они тоже закрываются. И ему предъявляют претензии, что он публикует персональные данные чекистов 37-го года. Ну привет, приехали.

Поэтому общий тренд негативный. Но конкретный вот этот приказ, какие полки будут закрыты или открыты, я еще не изучил. Поэтому я буду говорить очень аккуратно.

М. Майерс Ирина спрашивает: «Как дела у Юлии Навальной? Можно ли пригласить ее в эфир?»

А. Венедиктов Юлия не приходит в эфир. Дела у нее тяжелые, исходя из того, что происходит с ее мужем. Не дай бог никому из жен такого испытать. Она находится в отрыве. Я не знаю по поводу свиданий, сразу отвечу на вопрос. Давать интервью она не хочет. И я уважаю это Юлино решение. Если Юля захочет дать интервью – вот микрофон, он всегда для нее открыт.

М. Майерс «Прав был Познер, когда в беседе с вами обозначил беспомощность Навального в неудобной ситуации. Переходить на личности и оскорблять журналистку при исполнении – это так предсказуемо, как он не раз демонстрировал. Недостойно мужчины и, наверное, политика тоже. На самом деле, хочу поблагодарить вас за передачи с Быковым», — Елена.

А.Венедиктов: Выдворение должно осуществлять государство, а не путем запугивания непонятных людей, толпы в темноте

А. Венедиктов Нет, Елена, вы абсолютно неправы. Я вам объяснял историю. Во-первых, мы не знаем, чего он там оскорблял, чего он там не оскорблял. Откуда вы это знаете? Вы это взяли откуда?

М. Майерс Ну это в Телеграм-каналах, где он называет ее…

А. Венедиктов Это же не он писал в Телеграм-канал.

М. Майерс Да, там написано от третьего лица. Это правда.

А. Венедиктов Да. Это первое. Во-вторых, человек просит врача, а к нему присылают телекамеру. Вы считаете это нормальным? Вы считаете это достойным поведением офицеров, которые принимают решения? Это офицерские решения? Представьте себе, Елена, вы заболели у себя дома, вызываете скорую, а к вам приезжает телекомпания, чтобы снять, как вы себя замечательно чувствуете. Ну вот это что такое? Поэтому ваша позиция абсолютно неверная, а грубее сказать – отвратительная.

М. Майерс Борис вас спрашивает: «Почему вы убрали эфиры с Красовским?», и при этом за это вас благодарит.

А. Венедиктов Я не убирал эфиры с Красовским. Просто мы стараемся приглашать в эфиры тех людей, у которых нет собственных передач. У Антона Красовского есть собственная программа «Антонимы» на «Russia Today», где он может высказывать свою точку зрения. У него есть своя платформа. Мы же стараемся приглашать в «Особое мнение» людей, у которых, как правило, нет своей платформы. Но его никто не убирал. Хотят тот донос, который он написал на бланке «RT» по поводу поведения Ютюба, недостойно журналиста.

М. Майерс В Роскомнадзор.

А. Венедиктов Да, в Роскомнадзор. То есть журналист жалуется на платформу в Роскомнадзор – это недостойно журналиста, на мой взгляд. Но это не является никакой причиной его неприхода. Просто он очень долго отказывался приходить, вообще, капризно себя ведет. Но у него теперь есть своя платформа. Ну, бог в помощь.

М. Майерс Лика, Петербург: «Из эфира «Эха Петербурга» исчезло «Программное обеспечение» Арины Бородиной. Сразу после 14-часовых новостей начинается «Все так». Нельзя ли вернуть обзор? Очень не хватает. Спасибо».

А. Венедиктов Я завтра еду в Петербург. Буду в Петербурге 2 дня. Я спрошу Валерия Нечая. Но я доверяю политике главного редактора «Эха Петербурга». Тем не менее вопрос есть. И я его спрошу.

М. Майерс: «На «Дилетантские чтения» в Школу современной пьесы не продают билеты 65+. В других театрах такой дискриминации нет».

А. Венедиктов Там вообще нет билетов. Никому не продают. Там зал раскуплен.

М. Майерс У вас спрашивают, есть ли у вас негласный запрет на Вагнера? Якобы Алексей Парин в программе «Оперный клуб» не говорит о его музыке.

А. Венедиктов Вы с ума сошли что ли? Вот вы чего? Вот действительно, аптека за углом. На Шиллера, на Вагнера. На кого еще? Что, вы не знаете информационную политику «Эха Москвы»? Что касается программы. Программа, в частности, Алексея Парина – это его право отбирать авторов. И я, честно говоря, никогда с ним на тему отбора авторов, поскольку ни глубоко, ни не глубоко не знаю и не понимаю оперу, я с ним никогда на эту тему не говорил и даже не собираюсь говорить, честно говоря.

М. Майерс: «Татьяна Фельгенгауэр почему редко появляется в эфире? Только в «Утреннем развороте»». Татьяна по ней скучает.

А. Венедиктов Это она попросила загружать ее только «Утренним разворотом» раз в 3 недели. И я пошел ей навстречу.

М. Майерс «Неоднократно говорили, что планируете программы о президентстве Медведева. Будет?», — Ярослав.

А. Венедиктов Пока не видим, как это сделать и к чему это привязать.

М. Майерс «Скажите, пожалуйста, как можно слушать прямой эфир онлайн «Эха Москвы» в Петербурге в интернете?», — Владимир.

А. Венедиктов На нашем сайте, в нашем приложении, пожалуйста, слушайте. В Ютюбе.

М. Майерс Нет, он, наверное, имеет в виду именно «Эхо Петербурга» чтобы было.

А. Венедиктов Значит, надо заходить на «Эхо Петербурга». Я точно не знаю, как слушать в интернете «Эхо Петербурга» или «Эхо Уфы» и так далее. Наверное, через сайты.

М. Майерс А вот Rust News просит вас прокомментировать новость о переброске войск к границам Украины и интересуется, на ваш взгляд, возможна ли полномасштабная война?

А. Венедиктов Для этого есть программа «Будем наблюдать» в субботу.

М. Майерс Еще вопросы. Куда пропала Инесса Землер? Значит, вас спрашивают про Инессу Землер, спрашивают про Елену Ляховскую, ну и по списку сейчас пройдемся. За девушек.

А.Венедиктов: Я не про Познера, я про людей, которые толпой, гопотой вот таким образом выступают. Это отвратительно

А. Венедиктов Кто в отпуске, кто приболел.

М. Майерс Болеет душа.

А. Венедиктов Я и не буду вам говорить, где они физически находятся. Это их частная жизнь.

М. Майерс +7 985 970 45 45 – это наш СМС-номер. Пожалуйста, пишите ваши вопросы. Это программа «Будем наблюдать». И вы можете и в Ютуб-чате тоже. Пожалуйста, все средства связи у вас под рукой. Марина пишет: «Спасибо за «Слухай Эхо» с Сергеем Кузнецовым. Он классный».

А. Венедиктов На здоровье.

М. Майерс: «Уберите, пожалуйста, очень слабую пару из утреннего эфира – Майерс и Нарышкин». Я должна была это прочитать. Если б я этого не сделала, вы бы решили, что я ангажирована.

А. Венедиктов Давайте на этих неделях вы просто не будете ее слушать. Потому что слабость или сила пары определяете не вы, а я. И как говорил государь император Павел Петрович, в этой стране дворянин – тот, с кем я говорю, и до тех пор, пока я с ним говорю.

М. Майерс «Жду выхода ваших комиксов на злобу дня. Будут? Было бы классно», — Наталья.

А. Венедиктов Нет, не будут, потому что эта книга должна быть навсегда, а не на злобу дня. На злобу дня вот каждый день передачи идут.

М. Майерс «На перманентные оскорбления и клевету Соловьева отвечать планируете?», — Сергей.

А. Венедиктов А я ее не слушаю, Сергей. Я не слушаю, и значит она не существует.

М. Майерс Еще Сергей из Мытищ спрашивает: «Вы говорите, что Навальный – претендент на главный пост. Все понимают, что выборы он не выиграет, власть ему не передаст нынешняя верхушка. Значит, только через государственный переворот. Значит, и вы за государственный переворот, если Навального видите на главном посту».

А. Венедиктов Во-первых, это не вопрос, а утверждение. Во-вторых, у вас кончились таблетки и вам нужно обязательно зайти в близлежащую аптеку.

М. Майерс «Можно убрать передачу «Кейс» во вторник», — Михаил спрашивает.

А. Венедиктов Нет, нельзя.

М. Майерс Очень много вопрос. – «Зачем вам Проханов?» Его слушать очень тяжело Елене, например.

А. Венедиктов Проханов не мне, а вам. На самом деле, это довольно интересная история. В свое время, когда Александр Андреевич Проханов был приглашен мной как раз по вторникам в 19 часов на «Эхо» много-много лет тому назад, меня спрашивали: «Зачем Проханова?» Я говорил: «Вы не понимаете. Он говорит, как Сорокин, как «День опричника», о том, что будет». И так оно и случилось. И те люди, которые внимательно слушали Проханова, понимали, что он прозревает, как пророк, что руководство Российской Федерации ведет дело по лекалам Проханова. Хотите знать, что нас ожидает? Слушайте Проханова.

М. Майерс: «Когда вернется в эфир Леонид Радзиховский?»

А. Венедиктов Это надо у него спросить. Он взял таймаут для эфиров «Эха Москвы».

М. Майерс: «Вернется ли программа «Вот так» в субботу в 15 часов, когда закончится «Мой район»?»

А. Венедиктов Нет.

М. Майерс Не вернется. Вот нас тут поправляют, что украинцы – это не этнос, а диаспора.

А. Венедиктов Вы имеете право на свое определение. Русский язык очень богатый и гибкий.

М. Майерс «У «Эха Петербурга» нет сайта. Местные передачи через интернет слушать нельзя», — Григорий из Санкт-Петербурга нам пишет.

А. Венедиктов Значит, нельзя.

М. Майерс «Уберите Нарышкина, Соломина и Майерс», — Андрей требует.

А. Венедиктов Не получится у вас, Андрей, ничего. И не надейтесь.

М. Майерс Да. «Вчера на «Эхе» прозвучала фраза о том, что россиянам будет доступна только одна вакцина «Спутник». Вопрос: почему россиян лишают выбора, и кто будет пользоваться двумя другими?», — Олег из Самары.

А.Венедиктов: Собственно говоря, и те люди, которые собрались и кидали яйцами, они тоже нарушили комендантский час

А. Венедиктов Чья это была фраза? Хотя я знаю, что в России уже три вакцины. Уже три вакцины в гражданском обороте. Поэтому что-то вы недопоняли, я думаю.

М. Майерс: «Когда на «Эхо» вернется Михаил Веллер?»

А. Венедиктов Пока не извинится, и не мечтайте.

М. Майерс Михаил просит пригласить в «Тузы» Норштейна.

А. Венедиктов Хорошая идея.

М. Майерс Любовь из Саратова интересуется судьбой Майкла Наки.

А. Венедиктов Я не знаю. Я не слежу за судьбой бывших сотрудников «Эха Москвы».

М. Майерс «Можно ли узнать по-настоящему журналистские Ютуб-каналы, по вашему мнению, помимо Дудя и Пивоварова, о которых уже говорили?», — Ярослав.

А. Венедиктов Ярослав, я не знаю, что вы вкладываете в слово «журналистский». Есть очень много каналов политически ангажированных. Вот вы назвали два канала, которые, конечно же, журналистские. Они политически не ангажированы. Они объемные. У них материалы объемные. Вы со всех сторон крутитесь в их материалах – и Пивоварова, и Дудя. Ну, канал «Эхо Москвы» я бы еще назвал. Ну вот. Я, честно говоря, не очень смотрю каналы. Вот те, которые вы назвали, я как раз и смотрю. А если вы мне скажете вот такой-то канал, я вам могу сказать, я его не смотрю. Как я могу вам его рекомендовать?

М. Майерс Очень понравилось нашей слушательнице Светлане кукла. «Где купить?», — спрашивает.

А. Венедиктов Не знаю.

М. Майерс Вот эта, наверное, имеется в виду.

А. Венедиктов Вот эта, да.

М. Майерс На Ютубе посмотрите. У нас на столе стоит копия Алексея Венедиктова.

А. Венедиктов Да. И в моем Инстаграме тоже есть. Это из Самары слушатель с оказией передал вот такую куклу. Поэтому где купить не знаю. Мне подарили.

М. Майерс «Куда делся Егор Жуков?», спрашивает Светлана из Новой Зеландии.

А. Венедиктов Он дома, Светлана.

М. Майерс «Спасибо за возвращение программы «Винил». Стоит ли в ближайшее время ожидать возвращения «Бабника» и «Военного совета»?», — Стас спрашивает.

А. Венедиктов Это связано опять-таки с эпидемией, со здоровьем ведущих. «Военный совет» – мы пока с Министерством обороны не пришли к понимаю, как апгрейдить эту программу. Она немножко затухала. Хотя у нее была очень хорошая слушаемость, но она была непостоянная – то пусто, то густо. Поэтому мне нужно договориться с Шойгу или с его заместителем на тему, как все-таки нам это вести, чтобы это было интересно не только военным, но и вам.

Что касается «Бабника». Есть еще ограничения эпидемиологические, в том числе возрастные. Мы бережем Николая Ишувича для вас. Поэтому как только обстановка позволит, и мне скажут «можно» врачи-эпидемиологи, я это сделаю, я это раскрою.

М. Майерс Собственно, время закончилось. Друзья, много вопросов. Но, к сожалению, час не резиновый, поэтому в другие программы к Алексею Венедиктову.

А. Венедиктов Политика в программе «Будем наблюдать» в субботу с 12 до 14. Я только извиняюсь, я буду дистанционно, а не в студии, потому что я буду в Петербурге.

М. Майерс Да. И буквально через несколько минут в программе «Тузы» –писатель Борис Акунин.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире