'Вопросы к интервью

А. Плющев 20 часов 7 минут в Москве. Добрый вечер. Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы». У микрофона – Александр Плющев, который дебютирует сегодня в качестве ведущего программы «Без посредников», герой которой – Алексей Венедиктов – бессменный. Добрый вечер.

А. Венедиктов Добрый вечер.

А. Плющев Алексей Алексеевич ответит на ваши вопросы, касающиеся работы радиостанции, ну и журналистики в целом, так я понимаю.

А. Венедиктов Связанные с журналистикой.

А. Плющев Да. Формат этой передачи. Вопросы о политике вы традиционно можете задать совершенно спокойно в субботу в «Будем наблюдать». Она для того, собственно, и создана. А здесь – радиостанция и журналистика. Напомню, СМС эфира — +7 985 970 45 45. Большая радость – там теперь Телеграм привязан. Вайбер и Вотсап остались, никуда не вытеснены. Кроме всего прочего, через сайт «Эха Москвы» можно отправить. Ну и чат в Ютубе, за которым я, честно говоря, не очень успеваю следить. Поэтому там ненадежно. Во все остальные места гораздо надежнее.

Начну с вопроса, который пришел через сайт. – «Генпрокуратура потребовала заблокировать сайты с призывами к акции 23 января*. Ваш сайт теперь тоже закроют? Или только Ютуб? Спасибо».

А. Венедиктов Пожалуйста. На нашем сайте нет призывов ни к чему. Мы информируем, но никак не призываем. Я знаю, что мы попали в проверку, которую делал Роскомнадзор. Но к нам претензии не предъявили. У нас нет никаких призывов. Еще раз повторяю, мы же не политическая организация, мы медиа. И, собственно говоря, вы не найдете там никаких призывов.

А. Плющев Я продолжу вопрос нашего слушателя. Все-таки мы знаем, что по некоторой практике бывает и так, что призывов-то особо нет, а все равно претензии нет.

А. Венедиктов Но если будет претензия конкретная на какой-то материал, я конкретно как главный редактор буду на него отвечать. Пока, собственно говоря, я знаю, был разбор сайта, эфиров. И там ничего не нашли. Роскомнадзор ничего не нашел то, что нарушает закон.

А. Плющев Да, друзья, я иногда не буду читать. Просто я их не могу прочитать.

А.Венедиктов: Я сторонник того, что редакция не должна иметь политическую позицию

А. Венедиктов Ники должны быть простые, короткие, веселые.

А. Плющев Вот Алик Рейсблад я нормально читаю.

А. Венедиктов Это СМС, да?

А. Плющев Нет, это еще с сайта заранее пришедший вопрос. Я тоже их уважаю. – «А можно пригласить господина Пескова и расспросить про дворец минут так на 20? Это ж дико интересно, как он 20 минут подряд отвечать будет».

А. Венедиктов А он сказал: «Я уже все сказал». Вы думаете что, я с ним не разговаривал на эту тему? Конечно пригласил. Он сказал: «Я уже все сказал. Ничего того, что приписывается президенту, нет». Ни в какие ни в 20 минут, ни в 1 минуту не вкладывается. 7 секунд. На том и расстались.

А. Плющев Продолжаем. И теперь вопросы, которые уже придут собственно в прямом эфире. И вот что спрашивают по разным героям программы «Особое мнение». Например, не хватает Леонида Радзиховского и Игоря Виттеля. Спрашивает Дмитрий Владимирович.

А. Венедиктов Игорь Виттель не был у нас в постоянных людях в «Особом мнении». Что касается Леонида Радзиховского, вы прекрасно знаете, что он в августе месяце отказался приходить в «Особое мнение» по своим причинам. Мы ждем, когда он согласится.

А. Плющев Спрашивают в который раз, надо сказать. И мне ужасно нравится ваше объяснение, поэтому я послушаю его еще раз. И думаю, все слушатели послушают. Любовь спрашивает: «Объясните, пожалуйста, необходимость заставки «Говорим по-татарски»». Это, кстати, целая передача.

А. Венедиктов В смысле? Необходимость чего?

А. Плющев Передачи имеется в виду «Говорим по-татарски». Рубрика.

А. Венедиктов Я могу сказать очень просто. В Москве третий этнос – это татары. Если говорить о московской аудитории. И мы знаем, какие восхищенные отклики и московские татары, и казанские татары, и татарские татары, и оренбургские татары, и ярославские татары к этой программы относятся. У нас есть программа на украинском языке – это второй этнос в Москве по количеству людей, которые объявляют себя украинцами.

И вот по третьему этносу у нас «Говорим по-татарски». Мне кажется, что мы идем навстречу части нашей аудитории. Да я вообще слушаю. Вот у меня татарского, наверное, мало, я про это ничего не знаю, но я с удовольствием слушаю эту передачу.

А. Плющев Выучили какие-нибудь слова?

А. Венедиктов Я их тут же забываю. Но, кстати, можно я рекламу?

А. Плющев Да. Подал так.

А. Венедиктов Да, да, да. Вышедший номер сейчас «Дилетанта» «Русь и Орда», там есть статья очень интересная – касается вот того, что вы спросили. Сейчас я попробую найти. Затяну время, но тем не менее…

А. Плющев 96 страниц все-таки.

А. Венедиктов Да, не говори.

А. Плющев Не грех и запутаться. Вот этот номер в субботу должен быть в нашем эфире?

А. Венедиктов Да. Если будет. Потому что в зависимости от событий, которые…

А. Плющев А это мы поговорим, как будет строиться работа.

А. Венедиктов В зависимости от событий, я сразу хочу сказать, что мы, конечно, историческую программу сдвинем. И если там что-то будет происходить в стране, как обычно, мы всегда меняем сетку. Называется «Наследие Орды в русском языке» статья. Вот там и про это тоже.

А. Плющев Так что да, все вопросы по поводу «Говорим по…» – это в журнал «Дилетант».

А. Венедиктов Да.

А. Плющев Аня спрашивает (концептуальный очень вопрос): «Вы уйдете только вместе с Путиным? Просто любопытно».

А. Венедиктов Нет, я хочу уйти позже Путина. А он, наверное, хочет, чтобы я ушел раньше него.

А. Плющев «Я лично считаю вас прекрасным главредом. Но ведь кто-то считает и Путина таковым», — пишет она.

А. Венедиктов Да. Ну и что? У меня выборы одновременно с Владимиром Владимировичем в марте 24-го года. Я вам ответил на весь вопрос. И каждый из нас независимо друг от друга мы будем решать, что мы делаем дальше.

А. Плющев Спрашивают – причем не один вопрос – про Максима Кузахметова. Куда делась передача?

А. Венедиктов Передача будет выходить с февраля теперь на «Эхо Санкт-Петербурга».

А.Венедиктов: От имени редакции я выступаю очень редко и только в защиту журналистов

А. Плющев «Все так +».

А. Венедиктов «Все так +». Она будет выходить с 1 февраля и продолжится. Естественно, мы будем выкладывать ее в Ютюбе «Эха Москвы».

А. Плющев Вот вопрос Барсучелло задает нам: «Кто из сотрудников «Эха» выйдет 23-го на предполагаемый митинг в качестве репортера?»

А. Венедиктов Честно говоря, этим занимается информационная служба. Пока Володя Варфоломеев в отпуске, этим занимается Максим Курников. Но я там, честно говоря, не очень знаю. Но ты за то, что ты заставил нас тут всех сегодня утром поволноваться, и в честь твоей тещи тоже вызываешься на работу в субботу и получаешь редакторское направление освещать события в Москве 23 января.

А. Плющев Мне кажется, надо вынести предостережение правоохранительным органам.

А. Венедиктов Вы, пожалуйста, до субботы от Александра Владимировича отстаньте.

А. Плющев Ну да, поработать надо. А после субботы, значит, Венедиктов хочет от меня избавиться.

А. Венедиктов Если б я хотел от тебя избавиться…

А. Плющев Шансы были, это правда.

А. Венедиктов Я эффективный менеджер.

А. Плющев Шансы были.

А. Венедиктов Да, шансы были. Что-то я ими не воспользовался, это правда.

А. Плющев Друзья, все вопросы и по Москве, и не по Москве – это в субботу. Там Сергей Бунтман же ведет, да?

А. Венедиктов Да.

А. Плющев Вот к Сергею Бунтману. – «Господин Венедиктов, пожалуйста, сделайте передачу про права отцов и беззаконие в этой области. Спасибо».

А. Венедиктов Я боюсь, что я не смогу сейчас вам ответить. Много тем, про которые можно сделать передачи. Но я подумаю, где и как это можно сделать. Я услышал.

А. Плющев Сегодня, например, была замечательная передача «Быль о правах».

А. Венедиктов Да.

А. Плющев Вот.

А. Венедиктов Да, согласен.

А. Плющев Подскажем нашим коллегам.

А. Венедиктов Нашим отцам – Кузнецову и Калою.

А. Плющев У них сегодня, кстати, отличный выпуск был.

А. Венедиктов Да, я знаю. Я даже в машине слушал.

А. Плющев Так что можно поглядеть на Ютюбе.

А. Венедиктов Хорошая идея. Спасибо, Саша.

А. Плющев: «Алексей Алексеевич, можно организовать второе мнение журналиста из США? Мнение Орловой небеспристрастно и необъективно». Ее левый уклон сильно раздражает Андрея.

А. Венедиктов Значит, смотрите, Карина Орлова – корреспондент «Эха Москвы». Второго корреспондента «Эха Москвы» в США я вряд ли найду. И это дорого. Но мы прекрасно знаем, что мнение о США в эфире «Эха Москвы» очень разнообразное. Мы видели склонение господина Сонина в другую сторону, мы знаем позицию Юлии Латыниной совершенно проправую, если уж как Андрея. Поэтому «Эхо Москвы» вполне организует и другое мнение, на самом деле. Поэтому вы, видимо, почему-то слушаете Карину и не слушаете других. На «Эхе Москвы» существуют разные точки зрения на события в мире и в России. И они будут разные.

А. Плющев: «Мне 65. Переболел. Антитела зашли.» Это про «Эхо» вопрос, между прочим.

А. Венедиктов Я думал, ты про меня.

А. Плющев: «Все врачи и даже у вас на «Эхо» прививаться не рекомендуют».

А. Венедиктов Неправда.

А.Венедиктов: Я на митинги не хожу. Моя работа в другом – в организации работы радиостанции

А. Плющев Я, кстати, не слышал, чтобы это было так. Это прямо неправда. – «Но справку выдавать отказываются. А Собянин без прививки не хочет разблокировать карту. Прокомментируйте».

А. Венедиктов Что я могу прокомментировать, когда в вашем посте содержится неправда, о которой говорил Саша? Ну просто вот неправда. Поэтому ничего комментировать не буду. Когда вы исправитесь и будете говорить правду, я могу комментировать. А неправду я могу комментировать только одним словом – «неправда».

А. Плющев Я, кстати, хотел бы посмотреть на врачей, которые не рекомендуют вакцинироваться.

А. Венедиктов У нас был Денис Проценко, например. Слушайте, неправда просто.

А. Плющев Нет, одно время не рекомендовали людям старшего возраста вакцинироваться. А теперь все, наоборот.

А. Венедиктов Разблокировали, да.

А. Плющев Да, давай иди вакцинируйся. Вот хороший вопрос, шикарный. Мне его часто задают. Сейчас Венедиктов ответит. «Алексей Алексеевич, почему вы не закроете рот В. Соловьеву за оскорбления?», — Оренбург, Сергей.

А. Венедиктов Потому что я не замечаю Соловьева. Вы зачем его замечаете? Вот вы зачем его замечаете? Вот вам это зачем? Мне незачем.

А. Плющев «Почему вы все про Навального и ни слова про отравление запретом…» Ну, видимо, запрет на прогулки Платошкина.

А. Венедиктов Я, во-первых, ни слова не сказал про Навального сегодня и ни слова не сказал про Платошкина. Вы уверены, что вы слушаете «Эхо Москвы»?

А. Плющев Имеется в виду, я так понимаю, что «Эхо Москвы» много сообщает о Навальном.

А. Венедиктов Да. Потому что запрет на прогулки и домашний арест – это не арест в СИЗО. Кстати, что-то за Платошкина. А вы чего не выходите за Платошкина? Вот за Навального люди выходят. А вы чего не выходите за Платошкина?

А. Плющев Много спрашивают про «Эхо» в городах традиционно. Я просто слушаю ваши разные «Без посредников».

А. Венедиктов Бессмысленно.

А. Плющев Ярославль, Тула и так далее.

А. Венедиктов Бессмысленно, да.

А. Плющев То есть смотрите в Ютюбе, так сказать, или в иных. Про Егора Жукова у вас, мне кажется, много раз спрашивали.

А. Венедиктов Еще раз отвечу. Егор взял таймаут. Он думает над своей дальнейшей судьбой. Мы его ждем.

А. Плющев Еще раз про Максима Кузахметова. Все ответили.

А. Венедиктов Другого ответа не будет.

А. Плющев Да нет, это просто я не успеваю читать вопросы.

А. Венедиктов Там у тебя летит.

А. Плющев Невозможно совершенно. Давайте посмотрю я в чат.

А. Венедиктов Лайки пока ставьте. А то получится, что Плющев в программе «Без посредников» наберет меньше лайков, чем Нарышкин.

А. Плющев Смотрите, хороший, на самом деле, вопрос насчет «Слухай Эхо». Тут спрашивают про конкретных людей. Давайте чуть-чуть про эту передачу поговорим, которая специальный проект для Ютюба. Во-первых, я переформулирую и спрошу. А вы почему решили делать специально для Ютуба?

А. Венедиктов Потому что нет места в эфире, если честно. Раз. Во-вторых, потому что столько сотрудников и гостей, которых наши слушатели хотят слышать и видеть, и это надо делать каждый день. В-третьих, потому что меньше часа (ну и больше) не получается. Эфирная сетка заполнена. Поэтому взяли для Ютуба. Да, и по вашей просьбе, теперь «Слухай Эхо» лежит на странице «Подкасты» на сайте «Эха». Поэтому не только пользователи Ютуба, но и те, кто заходит на сайт, могут послушать. Так что мы ответили на вашу просьбу положительно.

А. Плющев А не конкурирует ли она с эфиром?

А. Венедиктов Она конкурирует с тем часом, где у нас нет политических программ. А это политическая программа. То есть там больше вопросов про политику.

А. Плющев Ну да. И вот по персоналиям. Каков принцип и кого туда планируете?

А. Венедиктов Мы планируем прежде всего эфирных людей – наших эфирных журналистов и гостей. Но там будут представлены еще и разные профессии, которые существуют на «Эхе», заэфирные. Мы пока не очень хорошо понимаем, много ли народу на это будет приходить. Потому что когда там час эфира собирает 500 человек – это непродуктивно. Но если будет получаться, пойдут и люди, которые неэфирные.

А. Плющев Спрашивают, можно ли будет увидеть, условно, Алексея Пивоварова?

А. Венедиктов Можно. Все, я понял вопрос. Да, наших гостей, сказал я. Можно. У нас же приходят. Вот была и Катя Котрикадзе с «RTVI», и Миша Фишман был с «Дождя» – те, кто приходят довольно часто на «Эхо». У нас был Валерий Соловей и еще будет, наверное. Ну и так далее. Поэтому и Алексей Пивоваров, да, конечно.

А.Венедиктов: Я считаю, что Алексей Анатольевич Навальный арестован нечестно, несправедливо и незаконно

А. Плющев: «Можете ли вы вернуть «Клинч»? Очень интересно послушать Альбац и Латынину по некоторым вопросам». Видимо, дебаты между собой.

А. Венедиктов Давайте мы сначала их вернем в Россию.

А. Плющев Можно и онлайн, мне кажется.

А. Венедиктов У нас очень плохо с техникой. Если они там одна в одном месте, другая в Штатах и здесь – три точки. Одна может зависнуть – и все улетело. «Клинч» – это не интервью. Тогда какой смысл там 5 минут перерыва?

А. Плющев Понятно. Поехали дальше. «Как вы считаете, — спрашивает Дмитрий Кабалья, — не использует ли Кремль радиостанцию в роли «объективного ока», без которого он выпадает из реальности и слабнет? Не это ли спасает «Эхо Москвы» от мести системы?»

А. Венедиктов Я понял вопрос. Не знаю, как на него ответить. А как вы считаете, в вашем представлении, Кремль не использует ли Алексея Навального, для того чтобы решать свои какие-то проблемы между башнями Кремля? Если «Эхо» работает честно, если Навальный работает честно, то каждый из вас как-то использует наши материалы, включая Кремль, не Кремль, Госдеп, «Газпром», Моссад и так далее. Поэтому если вы будете думать о том, кто как вас использует, вам жизни не хватит.

А. Плющев Спрашивают, это не у вас должен быть Илларионов?

А. Венедиктов Нет. У вас в смысле у меня?

А. Плющев Не, вообще в эфире.

А. Венедиктов В эфире в среду должен был быть Андрей Николаевич Илларионов. Он попросил перенестись, потому что у него какие-то там встречи были. И он перенесся, да.

А. Плющев Но будет?

А. Венедиктов Да, конечно. Мы ожидаем. Это же теперь от него зависит. Он скажет: «Я могу в четверг в «Тузы»», и придет в «Тузы».

А. Плющев Меня тут ужасно просят вам передать, чтобы вы вернули программу «A-Team». Я столько раз видел всякие вопросы – верните ту программу, поставьте эту и так далее. Все это, мне кажется, бессмысленно и бесполезно.

А. Венедиктов Как мне сказали, гости закончились. Честно. Вот на «A-Team» закончились гости.

А. Плющев Которые бы выдержали их великолепный напор.

А. Венедиктов Не, которые соглашались бы прийти в этот формат.

А. Плющев Ну да, я и говорю.

А. Венедиктов Да, не приходят люди. Ребята же не 5 копеек блестящие. Терзают, рвут в этой программе. Ну и людям привычнее ходить туда, где комфортно, туда, где им не задают вопросы или не подвергают критике. И это ж понятно. Мы их понимаем, но не одобряем.

А. Плющев Да. Я до сих пор вспоминаю программу с Рашкиным – одна из самых ярких программ была. До сих пор смеюсь.

А. Венедиктов А я вспоминаю с Жириновским.

А. Плющев Ну или так. Кто что слышал.

А. Венедиктов Кто что слышал, да.

А. Плющев: «Алексей Алексеевич, как «Эхо» считает аудиторию, сколько людей слушает «Эхо»?» Это частый тоже вопрос. И заодно сколько нас слушает сейчас, если у вас есть какие-то свежие.

А. Венедиктов Да, приблизительно. Смотрите, по радио – это считает «Медиалогия» (это единственная компания, которая считает все радиостанции). Поэтому я не могу вам сказать, как она считает.

А. Плющев По-моему, телефонным опросом.

А. Венедиктов Возможно. Но история в том, что я же сравниваю скорее себя с собой вчерашним в основном и смотрю – растет, падает и так далее. Если говорить о программе «Без посредников», если мне не изменяет память, в Москве 109 тысяч каждые 15 минут – это 250 тысяч в час. Сейчас слушает порядка 750 тысяч россиян, не считая интернета, Ютюба и прочего.

А. Плющев Прямо сейчас?

А.Венедиктов: Если вы будете думать о том, кто как вас использует, вам жизни не хватит

А. Венедиктов Вот по радио. Это час. В этой точке слушают приблизительно в 2,5 раза меньше. Значит, полмиллиона. Хороший стадион, на самом деле.

А. Плющев Отличный. Пошли хорошие вопросы. «В процентах насколько вы теперь, насколько онлайн-медиа? Какой план?», — спрашивает По чесноку.

А. Венедиктов План – подниматься в каждой зоне: в онлайн-медиа, в радио, в соцсетях, в сайте. Всюду подниматься. Я уже говорил, что утром в точке в «Утреннем развороте» 95% – радио, 5% – онлайн. По набору потом 1 к 7, 15 к 85, потому что увеличивается потом онлайн, те, кто приходят досматривать.

А. Плющев Добирают, да.

А. Венедиктов Не дослушивают. Вечером история чуть лучше для онлайна. В 19 часов у нас порядка 9% – онлайн и 90% – радио.

А. Плющев Геннадий Вагштейн спрашивает про конкретную страна, но, вообще, наверное, про зарубеж интересно: «Как оформить подписку журнала «Дилетант»?» В частности, в Израиль. Ну, за рубежом.

А. Венедиктов Слушайте, на сайте diletant.media есть. Я, честно говоря, не знаю, можно ли подписку. Мы открыли интернет-магазин shop.diletant.media. Там тоже есть ссылки.

А. Плющев Эль Ламай спрашивает: «Алексей Алексеевич, почему вы до сих пор не записали обращение поддержки незаконно арестованного А. Навального? Объяснитесь».

А. Венедиктов Кому записал?

А. Плющев Я не знаю.

А. Венедиктов По-моему, я в эфире сказал. И когда слушают меня сотни тысяч человек, мне для этого записывать ничего не надо.

А. Плющев Кстати, пользуясь случаем, порекламирую Телеграм-канал «Сказано на Эхе». Потому что вот это изречение Венедиктова, которое он сейчас цитирует сам себя…

А. Венедиктов Там есть.

А. Плющев Оно там было. Я оттуда его узнал.

А. Венедиктов «Сказано на Эхе» Телеграм-канал мы сделали очень неплохой. Не-не, я все-таки скажу. Я поделюсь с вами. Я считаю, что Алексей Анатольевич Навальный арестован нечестно, несправедливо и незаконно, поэтому он должен быть освобожден в апелляционной инстанции. По-моему, это настолько очевидно. Более того, если мне не изменяет память, на сайте мы разместили ссылку на призыв «Новой газеты» Change.org – там слушатели «Эха Москвы» оставляют свои подписи за это. У нас все схвачено в этом смысле. Извините, вам меня на этом не поймать. Я уже говорил это и повторяю: арест незаконный.

А. Плющев Самый смешной вопрос на сегодня задает Алексей из Минска: «Алексей Алексеевич, почему у Александра Плющева нет сольных программ?»

А. Венедиктов Что-то я как-то это…: Ну, хорошо, да. Ладно. Плющев, придумаете сольную программу.

А. ПЛЮЩЕВ Нет, может быть, имеется в виду, что мы с Татьяной ведем «Утренний разворот», с Оселедько «Точку» и так далее.

А. Венедиктов Да, конечно. Я подумаю. То есть вы говорите, что он у меня не загружен. Хорошо. Спасибо за намек.

А. Плющев Не-не, спасибо, не надо.

А. Венедиктов Это ты прочитал. Я этот вопрос не вижу. Ты прочитал.

А. Плющев Знаете что, я не могу же скрывать вопросы неудобные для меня от вас и от нашей публики.

А. Венедиктов Вопрос неудобный – ладно. Ты сейчас неудобный ответ получил.

А. Плющев Да, это правда.

А. Венедиктов Это хуже.

А. Плющев Через 4 минуты мы продолжим. И, в частности, мы в том числе расскажем, как радиостанция будет работать в субботу.

НОВОСТИ

А. Плющев Мы с Алексеем Венедиктовым продолжаем программу «Без посредников». Меня зовут Александр Плющев. Вопросы Алексею Алексеевичу вы можете задавать по работе радиостанции и по журналистике через Телеграм, Вайбер, Вотсап. Номер +7 985 970 45 45. Обычные СМСки тоже вполне годятся. Ну и чат Ютуба тоже иногда я успеваю прочитывать. Обещали про работу радиостанции в субботу.

А.Венедиктов: Я не замечаю Соловьева. Вы зачем его замечаете? Вот вам это зачем? Мне незачем

А. Венедиктов Слушайте, у нас есть банальные, унылые истории. У нас есть протокол внутренний. Когда что-то происходит или планируется что-то происходить, мы предусматриваем возможность изменения сетки программы. Во-первых, мы на событие, на мероприятие посылаем корреспондентов с учетом того, что я приблизительно получаю в Москве из мэрии о том, где какие перекрытия, где чего, чтобы корреспонденты работали в разных точках, чтоб был объемный взгляд. Во-вторых, мы усиливаем здесь звено инфраструктурное информационной службы. И в-третьих, мы меняем сетку.

Сразу могу сказать, что мы не знаем, что послезавтра будет, как будут разворачиваться события. Поэтому, естественно, корреспонденты, как обычно, идут на мероприятие на улицы. Здесь мы предусматриваем, что если события будут развиваться, у нас будет сетка более гибкой. Есть передачи, от которых мы можем отказаться и делать там информационный канал, как мы делали в воскресенье, когда прилетал Навальный. А есть передачи, где мы не можем отказаться по разным причинам (они были бы записаны либо рекламные, либо есть обязательства) – мы делаем 15-минутные новости, чтобы люди все равно были в новостном режиме.

Вот мы сейчас с Сережей Бунтманом находимся в дискуссии, надо ли нам брать два часа или один час (13 – 14), потому что в 13 должен выйти как раз «96 страниц» про новый номер. Но я на всякий случай вызвал Машу Майерс как соведущую канала информационного в помощь Сергею, потому что если будут события, я сяду в своем кабинете и начну там соотносить программу, информационку, внешние источники.

Слушайте, на самом деле, я скажу страшную вещь, вам не понравится, это штука обычная с точки зрения информационной. Мы освещали в свое время и знаменитые митинги 1991 года еще, знаменитые парады и все что угодно. Мы работает так: достал папку №3, открыл, все понятно, пошел дальше. Повторяю, если будут события разворачиваться так или сяк. Но мы готовы к разворачиванию событий к таким и к сяким.

Судя по предупреждениям, которые выносит прокуратура, Роскомнадзор, МВД предупреждает, соответственно, в центре города будет много силовиков. Это раз. Во-вторых, обращу ваше внимание, – и вот это мы, кстати, с Сережей тоже говорили, – что как-то отдельно пошли по несовершеннолетним предупреждения школьникам и особенно первым курсам студентов. И это тоже тема, за которой надо следить, для того чтобы несовершеннолетние не попали под замес, давайте скажем честно. То есть появляются какие-то новые грани. Поэтому мы усиливаем инфраструктуру на субботу, да. Я бы сказал так.

Вы меня извините, я сейчас читаю документы, связанные с возвращением Гагарина на землю и с тем, как в ЦК планировались разные варианты его встречи, Хрущев вмешался, и я себе представляю, как бы мы работали: «Нет, 5 человек сюда, 3 туда. Нет, подожди, подожди, подожди. Секундочку. Нет, туда 3 человека опять на Красную площадь».

А. Плющев Я уж было подумал, не с возвращением ли Навального вы сравнили возвращение Гагарина.

А. Венедиктов Не, не, не. Именно о том, как работала бы журналистика вот так.

А. Плющев Я понял.

А. Венедиктов Ну, нормально. Надо работать вот таким образом с учетом возможного развития событий и драматических, и недраматических.

А. Плющев Ольга спрашивает прямо: «Господин Венедиктов, а вы пойдете на митинг?»

А. Венедиктов Я же только что вам объявил, я частично буду в эфире, а потом буду сидеть и координировать деятельность. Я на митинги не хожу. Моя работа в другом – в организации работы радиостанции, чтобы она вам рассказывала, что там происходит. И я необходимое звено координации в этой истории между информационной службой, программной службой, рекламной службой и внешними спикерами.

А. Плющев Да, субботу отложим. Если вдруг надо будет – вернемся. Но пока по другому. Я сначала подумал, что вопрос скорее к субботе, а потом понял: это же про журналистику. Спрашивают нас в суперчате, то есть заплатил деньги человек. «Как, по вашему мнению, — спрашивает Вернир Неурон, — должна выглядеть система СМИ в условной прекрасной России будущего? Например, что делать с госфинансированием и какие должны быть законы о СМИ?»

А. Венедиктов Мы знаем, что в разных развитых демократических странах существуют разные законы о СМИ, а в некоторых странах они вообще не существуют (например, в США). Поэтому может быть абсолютно разная система финансирования. Государственные СМИ есть очень сильные. Например, во Франции «Второй канал» – он государственный, чтоб вы понимали, зато нет государственных газет. А в США нет государственных СМИ. А в Германии есть СМИ земельные, то есть принадлежащие землям, субъектам федерации.

Поэтому ведь вопрос не в том, как это должно быть, – вот в вашем вопросе, – а в том, что они должны быть разные. Должно быть разное финансирование, должны быть разные позиции. Есть СМИ, которые занимают политические позиции. Мы знаем, что на предыдущих, не этих выборах в Америке просто была редакционная статья «Вашингтон Пост» – писал накануне выборов в поддержку республиканцев. А «Нью-Йорк Таймс» писал в поддержку демократов. Может ли СМИ писать редакционную статью и говорить: «Наша редакция поддерживает вот этого»?

А. Плющев И может ли быть в принципе газета, не дай бог.

А.Венедиктов: Есть люди, которые считают, что Навальный – жулик и мошенник. Да, есть в редакции такие люди

А. Венедиктов Да, например. Вот если есть газета «Не дай бог» и «Дай бог», тогда может быть. Понимаешь, да? Если есть медиа, которые топят за одни ценности (я не скажу даже про кандидата), и медиа за другие ценности, и вы тогда выбираете, тогда совершенно неважно.

Вторая история: важно, чтобы вы знали, какое финансирование, и знали это точно. Вот эта газета государственного финансирования. Существует, скажем, «Российская газета». Вот она такая есть. Она публикует документы, она публикует правительственную точку зрения. И вы знаете, что это правительственная точка зрения. И какая вам разница, какое финансирование? Есть частные газеты, которые публикуют только правительственную точку зрения. Вам какая разница в этом смысле?

Поэтому в прекрасной России будущего, говорю я с иронией, должны быть, в отличие от того, что говорят акторы будущей прекрасной России будущего, разные владельцы, разные позиции, разные информационные приоритеты. Но еще раз повторю, что, скажем, есть редакции, которые занимают жестко политическую позицию, они есть и в России; есть редакции, как «Эхо Москвы», которые не занимают. Я знаю, что меня сейчас спросят. Я отвечу.

Вот редакция «Медузы» выступила за немедленное освобождение Алексея Навального. Это было редакционное заявление. А редакция «Эха Москвы» не выступила и не выступит, потому что в редакции «Эха Москвы» существуют разные точки зрения на Алексея Навального. И когда я выступаю от имени редакции, что мне делать с той частью редакции, которая считает, что Навальный действительно правильно посажен?

А. Плющев Такая же история, насколько я понимаю, например, по электронному голосованию: у вас – одна точка зрения, у меня – другая.

А. Венедиктов Абсолютно. Но я тебя перетяну. Я тебя убедить же должен, правильно? Поэтому от имени редакции я выступаю очень редко и только в защиту журналистов независимо от их взглядов. И, собственно говоря, моя, кстати, работа после митингов, неразрешенных митингов всегда была какая: вытягивать всех людей журналистским удостоверением из узилищ.

Собственно, в каждый неразрешенный я езжу по ОВД и, соответственно, с теми полномочиями, которые у меня есть, объясняюсь с начальниками ОВД, что это был журналист, который отправлен был своей редакцией, он был такой же, как ваш полицейский, которого вы отправили в местную командировку, или врач скорой помощи, который не на митинг пришел, а дежурить пришел. Вот журналисты дежурят на этом митинге. Вот моя работа вне зависимости от взглядов. И это никак не связано с «Эхом Москвы». Это моя общественная работа как зампреда Общественной палаты города Москвы.

Поэтому я сторонник того – может быть, старомодный, – что редакция не должна иметь политическую позицию. Поэтому и заявления редакции никакого нет.

А. Плющев Атина Атина спрашивает: «Правда? Часть редакции считает, что Навальный правильно посажен?»

А. Венедиктов Да, есть такие журналисты, которые считают, что сомнения, скажем, в деле «Кировлеса» не очень…

А. Плющев Нет, что сейчас правильно посажен. В этом смысле.

А. Венедиктов Но это же связано с «Кировлесом».

А. Плющев Нет, с «Ив Роше».

А. Венедиктов А, с «Ив Роше». Ну это все равно. Слушай, неважно. Что вот он мошенник. Есть люди, которые считают, что Навальный – жулик и мошенник. Да, есть в редакции такие люди. Их право так считать.

А. Плющев Вот извините, не могу пропустить вопросы про меня к Алексею Венедиктову. С другой стороны, не знаешь, на что наткнешься каждый раз. «Здравствуйте, Алексей Алексеевич. Вы смотрите «Утренние развороты» в Ютубе? Всеми ли парами довольны?»

А. Венедиктов Во-первых, я не всегда смотрю и часто не смотрю. Часто слушаю по радио. Но смотрю, да. И вот это вопрос ютубный. Как раз вот я говорю, что в Ютубе смотрят 5% в течение, а слушают по радио 95%. Я не могу сказать, что я не доволен какой-то парой. Я бываю недоволен, скажем, расположением гостей, когда гость идет один за другим, или, наоборот, отсутствием гостей. То есть каждая программа – она уникальная и оригинальная. Я могу в этот быть доволен, в другой быть не доволен. Я бы, конечно, еще пару пар бы создал для конкуренции внутренней. Нет, для меня слово «конкуренция» – это каждая пара находит свои находки, видит по-другому.

Но, в принципе, да, все очень круто. Я считаю, что все очень круто. А вы так не считаете? Но они разные, это правда. И ведущие разные, и пары разные, и удачи у них разные, и неудачи у них разные.

А. Плющев Прекрасно. Дальше про Ютуб опять же. – «Алексей Алексеевич, вы уже высказывались на тему того, что ведущие радио делают свои Ютуб-каналы. Но не считаете ли вы, что от этого страдает эфир радио, как, например, в эфире с Латыниной?»

А. Венедиктов Пока нет. Во-первых, Юля Латынина, так же как Евгения Альбац, не являются журналистами «Эха Москвы». Это свободные люди, которые в свободное от эфира время, на которое они как бы подписались, на которое договорились, могут делать свои Ютуб-каналы или танцевать в клубах танго. Неважно. Меня это не касается. Нет, это не влияет. Пока я не вижу сущностной угрозы, если честно. Она может возникнуть? Может. И не только потому, что они ведут свои Ютуб-каналы. И вот Сергей Пархоменко, я знаю, завел свой канал. Что я могу сделать?

Но каналы есть и у журналистов «Эха Москвы». У Саши есть свой канал, у Тани с Нино есть свой канал, по-моему. Никаких ограничений нет. Если возникнет какая-то угроза, и я увижу, что она реализуется, я с конкретным журналистом конкретно буду разговаривать. Как явление – я не вижу этой угрозы, если это не становится в прямую конкуренцию – я говорю сейчас о журналистах – с передачами, которые идут на «Эхо Москвы». По времени.

А. Плющев Да-да. Мне странно ставить против «эховской» программы даже не из соображений корпоративной этики, а глупо – все равно все на «Эхо» уйдут, тебя смотреть никто не будет.

А. Венедиктов Тем не менее я предположил, что это лучше формализовать.

А.Венедиктов: Я хочу уйти позже Путина. А он, наверное, хочет, чтобы я ушел раньше него

А. Плющев Андрей Николаев спрашивает: «Почему сотрудникам «Эха» позволяют открыто говорить о Навальном и не садят за репост? Какое ваше мнение?»

А. Венедиктов Кто позволяет? Я позволяю? Я позволяю, да. Мы знаем и проходили этот самый казус Плющева тогда. И я тогда говорил и пока еще так считаю, что то, что делают журналисты в свободное от работы время на своих платформах, не составляет пока угрозы «Эху Москвы». Есть некие ограничения. Вы их знаете. Они такого, я бы сказал, философского характера. Журналист должен понимать, что… И все. И никаких репрессий за это нет. А почему их не сажают? Ну как, за деятельность журналистов вне работы… Мы знаем, что Александр Плющев был оштрафован, – незаконно, на мой взгляд, но тем не менее, – когда он был свободный человек за участие в митинге. Правильно я помню?

А. Плющев Да, так и есть.

А. Венедиктов Так и есть. И таким же образом он может, наверное, теоретически быть привлечен, если он начнет заниматься трампизмом в своем Твиттере. И что я смогу сделать? Ну там все на Капитолий, все в Америку штурмовать Капитолий…

А. Плющев Экстремизм приписываете.

А. Венедиктов Да, экстремизм. Но пока такой угрозы я не вижу.

А. Плющев Мне все равно никто не поверит, но я просто скажу, что с момента 2014 года, когда я был уволен за твит, и после того, как я был восстановлен на работу, Венедиктов ни разу мне ничего не сказал ни про Твиттер, ни про… Про содержание я имею в виду.

А. Венедиктов Я никому ничего не говорю.

А. Плющев Все равно никто не поверит.

А. Венедиктов Ну, хорошо. Наверное, надо сказать так: да я на них не подписан. Не, ну это было бы неправдой.

А. Плющев Вы же ретвитите периодически, отвечаете и так далее.

А. Венедиктов Да.

А. Плющев Ренат спрашивает: «Если рейтинг «Эха» вырастет до 10%...». Что такое 10%? Не понятно.

А. Венедиктов Я знаю, о чем говорят.

А. Плющев «…То «Эхо» тоже ждет участь «НТВ»?», — спрашивает Ренат.

А. Венедиктов Смотрите, рейтинг «Эха» в Москве от 8,5 до 9,5%. Не так уж далеко до 10% всех слушающих радио. Рейтинг слушаемости «Эха» в Москве – это 900 тысяч каждый день. Будет миллион, как «Авторадио» – вот это будет 10%. Я не знаю. Я об этом не думаю. Моя задача – наращивать слушаемость во всех средах: в радио, на сайте, в социальных сетях, в Ютубе, в мессенджере.

А. Плющев И в ТикТоке?

А. Венедиктов Мы на прошлой неделе обсуждали этот вопрос с моими заместителями.

А. Плющев Кто принес ТикТок в дом?

А. Венедиктов Венедиктов.

А. Плющев Вы? Серьезно?

А. Венедиктов Я, конечно.

А. Плющев Сын? Вот откуда? Где зараза проникла?

А. Венедиктов Может быть, Алексей, на самом деле. Иногда мы, ужиная вместе, обмениваемся тем, что мы увидели в наших разных параллельных жизнях. Кстати, очень интересно. Личное наблюдение. Алексей – человек не политический. Я вернусь к ТикТоку. И вообще, его вот это все не волнует. И он всю дорогу не верит, что Навальный отравлен при участии властей. И мы как раз позавчера про это говорили. И я ему говорю: «Ну как же?» Я уверен. А он – нет. И у нас дискуссия. А почему? У него система такая: «Хотели бы отравить – отравили. В нашем государстве любой гаишник может с тобой сделать все, что угодно. А уж президент…». Понимаешь логику?

А. Плющев Да. Чувствуется, что Алексей – водитель.

А.Венедиктов: Если что-то будет происходить в стране — как обычно, мы всегда меняем сетку

А. Венедиктов Абсолютно. Но у нас вдруг разговор перешел как раз на задержание Алексея и вот на все, что случилось после его прилета. И он говорит: «Слушай, конечно же, он не виноват». Я говорю: «А вот это интересно. Значит, здесь ты как бы против, а здесь ты за». Он говорит: «Но, понимаешь, если бы он был виноват, так надо было с ним делать все честно – не отсекать адвоката на границе, суд проводить не в полиции, не запрещать письма, не запрещать посылки. А раз так делают, значит хотят скрыть, значит он не виноват в том, в чем его обвиняют». То есть у него нет такого черно-белого. Вот абсолютно аполитичный парень.

И он принес ТикТок. Он мне объяснил кое-чего. Я посмотрел. Я думаю: «Что «Эхо» может делать в ТикТоке?» И тут как раз хлоп – ТикТоку предупреждение. Только хочешь убежать куда-нибудь, а там уже городовой с двустволкой. И ты начинаешь думать: «А стоит ли оно того, чтоб туда бежать, чтоб потом тебя с помощью китайских товарищей как бы прижали?» Потому что ресурсы надо вкладывать большие. Это надо придумать. Мы обсуждали долго и горячо, что можно будет в ТикТоке делать, что «Эхо» может создать какой продукт. Это ж продукт. Это надо для людей создавать, не для себя любимых. Вот так. Такая история. Но мы находимся еще в обсуждениях, в дискуссиях.

А. Плющев «Гранта чих пых» заплатил тысячу рублей, что только призвать вас: «Пригласите публично Путина на интервью». Вот прямо сейчас.

А. Венедиктов Владимир Владимирович, вы ж знаете, что не проходит и двух месяцев, чтоб я вас не приглашал на интервью. И скажу Пых пыху, что получаем все время один и тот же ответ: «Я у тебя уже был и рассказывал тебе про армянские танки». Это был 97-й год.

А. Плющев Это та самая фотография?

А. Венедиктов Та самая фотография. Серьезно, когда я вижу президента, я приглашаю. Я знаю, что надо сделать. Имею в виду, надо предложить некий иной формат, как это предложил «ТАСС». Я понимаю, почему тогда интервью Ванденко Путину сначала понравилось. Это такое неожиданное.

А. Плющев А потом ему не понравилось?

А. Венедиктов Да, конечно. Эта стилистика Андрея Ванденко, которого я считаю замечательным интервьюером… Из письменных он один из лучших. Он был в «МК», потом еще где-то. В «ТАССе» сейчас. Его интервью замечательные. Но я увидел, как Путин раздражается. Я просто вижу это. Но потом интервью все-таки выло. Но, знаете, а как бы вы ответили, если б президент вам сказал: «Ну что ты тут подхрюкиваешь?», как он сказал Ванденко? Это такая история непростая.

Поэтому надо найти формат и предложить Пескову, чтобы он этот формат донес до президента. Сейчас это вообще трудно из-за пандемии. Потому что брать хорошее долгое интервью – это, извини меня, сидеть напротив, потому что ты видишь реакцию собеседника. А на удаленке у меня это плохо получается.

Мы тут пытались взять интервью по войне в Карабахе на удаленке. Потом я отказался от этой мысли и сказал, что я буду брать интервью, если мне дадут, у Ильхама Алиева и Никола Пашиняна, и лидера Карабаха, если я туда полечу. Но пока я не готов лететь. А они не готовы встречаться так. Потому что это надо чувствовать, надо сидеть напротив.

Поэтому еще раз Пых пыху говорю: да, приглашаю. Владимир Владимирович, приходите. Или я приеду. Прямой эфир можем сделать. Но я думаю, что ответ будет такой: «Я тебе уже давал».

А. Плющев Значит так, секунду.

А. Венедиктов Лайки не забываем ставить. Плющев собирает меньше лайков, чем Воробьева и Нарышкин.

А. Плющев Это правда.

А. Венедиктов И Нарышкин. Это нехорошо. Нарышкин-то раздуется.

А. Плющев Нарышкин ладно, Нарышкин хорошо. А вот с Воробьевой разве можно соревноваться в принципе?

А. Венедиктов А с Нарышкиным можно!

А. Плющев С Нарышкиным мы как-нибудь разберемся.

А. Венедиктов Может, вас поставить один раз вдвоем на кроссфаер?

А. Плющев Я не против совершенно. Мы работали в «Ганапольском». Леша вообще очень прекрасный парень и отличный сотоварищ и сотрудник. Хотя вам виднее, конечно.

А. Венедиктов Ну конечно.

А. Плющев Дмитрий Мезенцев, наш постоянный слушатель, спрашивает: «Насколько вырос рейтинг «Эха», — он уверен, что вырос, — после увеличения времения в «Утреннем развороте»?» Вот с 7 мы стали.

А.Венедиктов: Я пригласил Пескова. Он сказал: «Я уже все сказал. Ничего, что приписывается президенту, нет»

А. Венедиктов Он не упал, это я вам могу сказать. Но вырос не так значительно, как я ожидал. Я считаю, что нам нужно там что-то придумывать, чтобы пробиться. Мы-то выстраивались на то, что люди будут собираться на работу. А люди-то из-за пандемии остались дома. Мы же серьезно к этому относимся. Я даже не скрываю, что я предложил несколько месяцев назад: «А давайте туда все-таки закроем какими-нибудь большими повторами или какими-то ударными сценами». Но ни Саша, ни Таня, ни Максим, ни Ира, никто не хотел.

А. Плющев У нас в этом смысле очень мощные с Венедиктовым дискуссии.

А. Венедиктов Да. И никто из ведущих не захотел отдавать ни 7 часов, ни пятницу, сразу скажу вам. Но я пока оставил так. Но надо понимать, что, может, люди сейчас вернутся на работу. Но я вам напомню, что даже сегодня в указе Собянина квота: 30% работников должно оставаться дома. Это правда. Ты не встаешь в 7 утра. Ты не слушаешь радио в 7 утра.

А. Плющев Опять и меня тоже касается. «Разрешите вакцинированных сотрудникам ездить на метро? Или по-прежнему только на такси?», — спрашивает Ярослав.

А. Венедиктов История с вакцинированными сотрудниками вот же в чем, на самом деле: является ли вакцинированный сотрудник переносчиком?

А. Плющев Конечно. Может.

А. Венедиктов Может, да. Это вопрос: является ли? Поэтому мы пока сохраняем обязательность такси. Мы не одобряем поездок на метро. Мы, конечно, не ставим GPS-трекеры, но мы просим брать такси. Потому что это главный вопрос – переноска.

А. Плющев Не был в метро с марта.

А. Венедиктов Да. Не, я был один раз, честно говоря. Именно для того, чтобы проверить, не соврал ли мне Ликсутов. Нет, не соврал.

А. Плющев Вы просто не ездите за рулем. Я-то за рулем. Мне легче в этом смысл. Татьяна спрашивает: «А вы можете теперь пригласить Лукашенко?»

А. Венедиктов Да, конечно. В смысле взять у него интервью?

А. Плющев Да.

А. Венедиктов Пригласить или поехать?

А. Плющев Ну да.

А. Венедиктов Да, конечно.

А. Плющев Я поясню подоплеку вопроса, хотя Таня мне не говорила ничего об этом. Но я примерно ее, думаю, представляю. Имеется в виду, что после пролившейся крови.

А. Венедиктов Так задавайте вопросы, конечно.

А. Плющев Осталось ли о чем разговаривать с Лукашенко?

А. Венедиктов Конечно. Почему в этих свои вариантах он выбирает… Чем вы руководствуетесь, почему вы выбираете жесткий вариант, связанный с убийствами, насилием над вашим же народом? Мне всегда интересно услышать, что человек публично по этому поводу будет отвечать. Нет, конечно же.

А. Плющев А вы, кстати, смотрели телеинтервью Наили Аскер-заде с Лукашенко и шпицем?

А.Венедиктов: На нашем сайте нет призывов ни к чему. Мы информируем, но никак не призываем

А. Венедиктов Да, конечно. Он ее развел. Послушайте, он же шармёр, он же фантастический артист, он же фантастический человек, который тебя пытается обмануть. Если ты не готовишься в глубину, он тебя обманет, это точно. Но они все такие, собственно. Я имею в виду президенты.

А. Плющев Алексей Венедиктов. Программа «Без посредников». Про политику спрашивайте в субботу в программе «Будем наблюдать» в 13 часов. Сегодня в 21 час в программе «Тузы» – Наталья Зубаревич.

А. Венедиктов Про Хабаровск будем говорить тоже.

А. Плющев: В 22 Сергей Гуриев, «Когда в России экономика была успешной?» Там Дымарский и Петр Меберт. И в 23 часа – Максим Курников, Алиса Ганиева, программа «Страсти». Спасибо большое. До свидания.

А. Венедиктов Спасибо большое. До свидания.

* акции не согласованы с властями



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире