'Вопросы к интервью

М. Курников Здравствуйте. В эфире программа «Без посредников». И без посредников будет Алексей Венедиктов. Добрый вечер.

А. Венедиктов Добрый вечер.

М. Курников Но техническим посредником будет Максим Курников, который будет читать все ваши вопросы, которые вы будете присылать по Вайберу, Вотсапу, СМС: +7 985 970 45 45, и, конечно, в чат Ютюба тоже. Старайтесь задавать вопросы по работе редакции в первую очередь, про журналистику и такие прочие истории. Вот первый вопрос как раз, можно сказать, про журналистику: «Будет ли «Эхо» встречать Навального в аэропорту?»

А. Венедиктов Нет.

М. Курников Как же так?

А. Венедиктов «Эхо» не будет встречать Навального в аэропорту. «Эхо» будет освещать прилет Алексея Навального. Для этого я направляю туда пока двух корреспондентов: одного – в зал, другого – на улицу. Как на митинг. Посмотрим. Может, потребуется еще. Мы, вообще-то, не участвуем в политических митингах и политических действиях – мы их освещаем. Поэтому слово «встречать» не точное. А освещать, конечно, будем. Это событие – если оно состоится, сразу оговорюсь – в истории России. И журналисты выдвинутся в аэропорт только в тот момент, когда будет понятно, что Алексей Анатольевич сел в самолет, и самолет взлетел из Берлина. Обычная работа на необычном мероприятии. Но работа обычная.

М. Курников Вы сказали «как митинг». Я помню, что когда происходят какие-то митинги, иногда сетка вещания «Эха Москвы» меняется. Что в этот раз?

А. Венедиктов Сетка вещания поменяется. Алексей Нарышкин, Алексей Соломин… Ну опять-таки если Алексей Анатольевич сядет в самолет, и самолет полетит, соответственно, у нас «Дорожная карта» готова. Я сегодня переписался с Сашей Плющевым. «Точка» готова раскрываться в канал. Если события будут, значит будем раскрывать дальше. А если событий не будет, а Алексей Анатольевич приедет и поедет домой, то на этом канал закроется. Конечно, будет гибкая сетка. И мы будем здесь прямо принимать решения, что и как мы делаем дальше в эфире.

М. Курников То есть Плющеву, Соломину и Нарышкину надо готовить два варианта?

А. Венедиктов Они готовят два варианта.

М. Курников Двойная работа.

А. Венедиктов Обычная двойная работа. Обычные двойные стандарты «Эха Москвы».

А.Венедиктов: Я не являюсь сторонником частной дискриминации

М. Курников Еще раз напомню, +7 985 970 45 45 – номер для Вайбера, Вотсапа и СМС. Еще один вопрос: «Будет ли «Эхо» считать вакцинированных?» Наверное, имеется в виду статистика.

А. Венедиктов «Эхо» считает вакцинированных. Ну как считает? Мы внимательно следим за разного рода цифрами и перепроверяем их. И вот я вам приведу пример, как мы работаем. Сегодня мэр Москвы Сергей Собянин заявил, что в Москве на сегодняшний день около 140 тысяч вакцинированных. Что такое 140 тысяч вакцинированных? Чтоб вы понимали, в Москве до понедельника было 70 точек вакцинации, сейчас – 100 с понедельника. Это означает, что каждая точка вакцинировала где-то 1500 с начала вакцинации. Я не помню, когда началась вакцинация. Но месяц она уже идет, по-моему. Это совпадает с тем, что говорил Саша Плющев, что там в поликлиниках от 20 до 70 человек проходит в день.

Теперь мы знаем, что в Российской Федерации 331 точка вакцинирования. Об этом говорила Татьяна Голикова президенту Российской Федерации. Значит, 331 умножаем на 1500 – это по максимуму, потому что они открывались позже Москвы, и уверен, что пропускная способность их хуже, чем московская – и получаем меньше полумиллиона вакцинированных в стране за это время. Так что дурят вас, Владимир Владимирович. Никаких не миллион, не полтора, не два еще не существует. Никакой массовой вакцинации не существует. Вся математика показывает, что не больше на сегодняшний день полумиллиона вакцинированных в Российской Федерации. Вот так мы считаем.

И на мои запросы федеральная власть не отвечает. А региональная московская говорит мне: «Слушай, это федеральная программа. Мы раньше, чем они, говорить не можем. У них там бюрократическое правило». Ну, проверили. Попросили Сергея Семеновича по моей просьбе. И он сегодня сказал, в Москве не 150, а 140 тысяч. Вот посчитали, и поняли, что та цифра – полтора миллиона – она сомнительная. Она сомнительная, еще раз повторяю. Поэтому если мы верим, что в Москве 140 попадает, повторяю, по подсчетам людей, которые в поликлинике видят, как это идет, то тогда по стране – полмиллиона.

Вот так должны работать журналисты – не верить (и Собянину тоже не верить) и проверять, это может быть или этого не может быть. Вот не может быть полтора миллиона, если только все остальные 200 точек… И то их пропускная способность такая, какая она есть. Я же беру официальные цифры и их сверяю. Не бьется, не клеится. Поэтому работа журналистов как раз в том, чтобы задавать вопросы, а не давать ответы. В первую очередь – задавать вопросы. Поэтому когда от нас просят ответы, я говорю: «Ребят, мы же не специалисты ни в вакцине, ни в эпидемии, ни в чем. Мы задаем вопросы специалистам или передаем вам, что говорят люди, которые представляются специалистами. В этом наша работа».

М. Курников Аня спрашивает: «Ведете ли вы статистику привитых на «Эхе»?»

А. Венедиктов Нет, Аня. Знаю, кто привился, кроме тех, кто сам публично, не мне… В моем кабинете не было случая, чтоб пришел человек и сказал: «Знаете, я привился». Я это узнаю из эфира. Это, вообще, работа на «Эхе» такая. Мы не сильно лезем в семейные и личные дела наших работников. И поскольку не было никакого решения на «Эхе» об обязательности прививки… Вот когда есть какие-то решения… Ну, например, запрет на поездки в общественном транспорте из-за ковида – только на такси. И мы оплачиваем такси. Вот это решение. Это приказ. А вот здесь ничего нет.

М. Курников А вот тут как раз уточнение. Будет ли влиять на ваше решение отправить или не отправить в командировку привит сотрудник или не привит?

А. Венедиктов А я не знаю, кто привит. Как это может влиять на мое решение, если я не знаю? Не поймали. Я знаю, что Саша Плющев, Ира Воробьева, Таня Фельгенгауэр – кто говорил публично.

М. Курников Нарышкин.

А. Венедиктов Алексей Нарышкин. Да, я знаю. Но это не корреспонденты, это ведущие, которых в командировку не отправляют. В идеальном мире – наверное, да. Но поскольку, повторяю, у них нет обязанности отчитываться перед нами и у нас нет обязанности это учитывать, то нет, влиять не может именно из-за незнания.

М. Курников Еще раз напомню номер для СМС, Вайбера, Вотсапа: +7 985 970 45 45. Я воспользуюсь служебным положением и скажу, что был вопрос от слушателя Максима Шевченко, который он просил передать вам буквально в конце предыдущего эфира. Он спрашивает: «Зачем же вы Рашкину портите его карьеру, привязав его к Навальному?»

А. Венедиктов Послушайте, это опять история о том, как должны работать журналисты. Мы видим, что московская организация, во главе которой стоит Рашкин (КПРФ), приняла поддержку Алексея Навального во время «умного голосования». Более того, мы видим, что Валерий Рашкин в публичном поле реально поддерживает Алексея Навального во время отравления и так далее. И мы знаем, что между людьми Алексея Навального и Рашкиным ведутся переговоры о выборах в Государственную думу 21-го года и о поддержке тех или иных кандидатов. Послушайте, мы это знаем. Ну а как можно сказать по-другому?

Ну да, они политические партнеры сейчас. Конечно же, временные, но партнеры. И это факт. В чьих-то глазах это умаляет Рашкина, в чьих-то глазах это умаляет Навального, в чьих-то глазах это поднимает, и в чьих-то глазах это поднимает Навального. Это нам фиолетово. Вот это факты. Факты есть. И вы сами можете делать такие выводы. Для этого не нужно быть пяти пядей во лбу.

М. Курников Еще вопрос по работе редакции. Спрашивают про новую программу «Среда».

А. Венедиктов Это замечательно. Я считаю, что первый блин не комом. Я не знаю, как вы там считаете. Один из очень сильных блогеров по урбанистике Аркадий Гершман… Я совершенно случайно на него наткнулся. Действительно, давно искал людей, которые могли бы быть экспертами в вопросах урбанистики. Очень много всякого наносного в этой истории и политизированного. И как-то наткнулся. Какой-то был перепост на его блог. Нашел его блоги, почитал, пригласил. И вот «Среда» вышла. Посмотрите, пожалуйста.

Это был первый шаг. Второй шаг будет в следующую среду, но он будет записанный, потому что Аркадий уезжает. Я думаю, что мы вернемся к этому разговору с вами через 6 недель, когда послушаем 6-8 передач. Я думаю, тогда можно делать вывод. Но первый блин не комом.

М. Курников Спрашивают вас: «Может ли «Эхо Москвы» взять интервью у начальника УФСИН по Москве генерала Мороза?»

А. Венедиктов «Эхо Москвы» может запросит это интервью. И сейчас в эфире говорю. Я знаю, что слушают и доложат. Уж не знаю, Морозу, но его начальникам тоже. Мы приглашаем генерала Мороза в эфир или в запись эфира, нам все равно. И готовы взять у него, естественно, интервью и предоставить ему возможность рассказать о позиции УФСИН в отношении и Алексея Навального, и, может быть, какие-то другие вопросы – в Москве много СИЗО и много заключенных. Но я понимаю, что интересует. Естественно, мы зададим все эти вопросы, если генерал-майор захочет.

Интервью – это всегда вопрос соглашения двух сторон. И давайте я буквально завтра направлю письмо. Так же, как я направил письмо директору Института криминалистики ФСБ генерал-лейтенанту Богданову. Вы помните, что это за Институт. И нам ответили, что если будет принято решение – мы же военные – дать интервью, мы вашу заявку приняли к сведению. Хорошо. Мы благодарны, что нашу заявку приняли к сведению. Потому что я считаю, что люди, обвиненные в чем-то, в каких-то делах положительных или отрицательных, должны иметь возможность объясниться с аудиторией. Объясниться, не оправдаться. Я считаю, это правильно – предоставлять им право.

Почему к нам всегда приходят адвокаты? Ровно поэтому. Как нам говорили: «Он же убийца и негодяй. Почему его адвокат у вас?» Потому что он хочет объясниться с аудиторией. – «Он наркодилер и ЦРУшник». Потому что он имеет право объясниться с аудиторией. В этом свобода слова, в этом редакционная политика «Эха Москвы».

А.Венедиктов: Я «Газпрому» и «Газпром-Медиа» очень благодарен за то, что они не вмешиваются

М. Курников И в другую работает так же.

А. Венедиктов Объясниться с аудиторией – это в одну сторону.

М. Курников Еще вопрос про программы: «Что за передача «Тузы»? Про карты что ли? Про покер?»

А. Венедиктов Да, про покер. Передача «Тузы». Я переделываю вечер четверга. Он, к сожалению, у нас был однообразным. Хотя хорошим, но однообразным. И я веду переговоры с Машей Майерс, которая хочет делать большую программу по экономике. И, собственно, это место – 21 час – пока Маша раздумывает, как ее делать, и должна сделать мне предложение по этому поводу, я надеюсь, в течение 2 недель… Это ж не просто так. Программы рождаются, конечно, не как дети за 9 месяцев, но все-таки. Я решил пока, все равно я сижу в «Без посредников» этот час, чтобы не ставить запись или повторы, взять под себя и делать программу «Тузы»: большие люди, большое интервью.

В первой программе на прошлой неделе был Ходорковский. В следующей в следующем часе здесь будет Гарри Каспаров. Это все прямой эфир. И через неделю мы пока забросили Наталье Зубаревич. Мне очень понравилось ее интервью с Осиным, но у меня осталась масса вопросов. И так далее. Как только Маша даст мне программу, которую я акцептирую, там встанет большая экономическая программа. Вот и все.

М. Курников Спрашивают вас: «Тузов только четыре. Будете потом переходить на королей, дам?»

А. Венедиктов В политике или в общественном мнении тузов больше. Я могу вам привести пример. Я сделал приглашение Алексею Навальному, который сидел еще там. И он пока сказал – видимо, он готовился к объявлению, – что он еще не готов. Я сделал предложение Борису Акунину. Он сказал, что он сейчас работает над другим проектом и просит извинения. Через несколько недель обратится. То есть это вот так происходит. Не волнуйтесь, тузов много. Хотя не так, как хотелось бы.

М. Курников Да. Я еще раз напомню +7 985 970 45 45. Честно вам скажу, СМСки удобнее читать, чем в Ютюбе. Но в Ютюб я тоже заглядываю обязательно. И как раз в Ютюбе внимательные слушатели говорят: «Новый директор ЦРУ несколько раз давал интервью на «Эхе». Ждать ли теперь его интервью?»

А. Венедиктов Я, конечно, запрошу господина Бернса об интервью, когда он пройдет назначение в Сенате. Он должен пройти назначение в Сенате. Пока он в подвешенном состоянии. Он действительно бывал здесь и будучи послом при Буше в Москве, и будучи первым заместителем госсекретаря Клинтон в Госдепе. Приезжал когда в Москву, приходил сюда. Мы хорошо знакомы. И мы с ним встречались несколько раз в Мюнхене на Конференции по безопасности. Чрезвычайно квалифицированный человек в международке. Я, конечно, если он согласится, сделаю с ним интервью, безусловно.

Есть еще несколько человек в новой администрации президента-электа Байдена. Прежде всего это будущий госсекретарь Тони Блинкен, с которым я делал интервью и с которым мы потом очень долго говорили. Он же хорошо говорит по-французски. И у него оказалось полчаса времени. И мы с ним поболтали. И он мне очень подробно рассказывал о системе противоракетной обороны, как сейчас помню. Поэтому будем просить интервью, естественно, для наших слушателей, а как же. Безусловно.

М. Курников Еще скажу, что здесь спрашивают про программу «Западный рубеж». Что это такое? Кто будет вести?

А. Венедиктов Программу будет вести Виталий Дымарский. Она сегодня выйдет в 22 часа. Это вторая программа. Первая была неделю назад. Я буду ее гостем. Я специально тоже хочу понять смысл этой программы. Мне кажется, что идея нащупана верно. Но программа – это же формат; это так, чтобы были не только идеи, но и подача интересная. Я попытаюсь понять. Давайте опять-таки четыре программы послушаем. Потом, может быть, с вами поговорим, чего так, чего не так. Но это идея Виталия Дымарского. Пока это четверг, 22.

М. Курников Дмитрий Гринштейн просит прощения, что он не может никак нащупать эту логику, однако его мучает вопрос: «Почему передачу «Неудобные» так назвали? Там приятные гости, приятные ведущие, время хорошее. Там что, стулья неудобные?»

А. Венедиктов Да, там стулья неудобные.

М. Курников Если серьезно, вы довольны, недовольны тем, что эта программа есть, нашла ли она свое место?

А. Венедиктов История феминизма вообще неудобная, потому что в России, в патриархальной стране, где не запрещено домашнее насилие, а я бы сказал еще, поощряется домашнее насилие, это неудобно. Вести такую программу про эти вопросы неудобно. Поэтому программа «Неудобные». Программа очень хорошо стоит. Она стоит на первом месте среди прочих радиостанций в этом часе. Она вылезла с 12-го или 15-го, по-моему, места на 1-ое., собрала преданных слушателей и слушательниц. Я очень ей доволен. Поэтому да. А «Неудобные» вот я вам объяснил почему – эти темы публично неудобные в России.

А.Венедиктов: Нельзя нашу станцию назвать оппозиционной. Наша станция профессиональная

М. Курников Удивительно, но очень много вопросов про то, планируете ли вы отправить нескольких корреспондентов в разные аэропорты?

А. Венедиктов Нет. Мы обсуждали этот вопрос, конечно. Но мы понимаем, что если то, на что вы намекаете и подмигиваете мне (и не только вы, но и мои разного рода собеседники)… В какой аэропорт? Нижний Новгород, Пулково, Казань, Домодедово – куда направлять? Нет, не планируем.

М. Курников Еще вопросы, которые приходят. Про соотношение Ютюб-аудитории и аудитории радио. Как вы проводите какие-то параллели или нет? Насколько они похожи или нет?

А. Венедиктов Смотрите, у меня есть цифры. Во-первых, это цифры прямого эфира. Могу вам привести пример, что если в точке прямого эфира в конце «Утреннего разворота» 4-часового максимальное просматривание прямого эфира, еще раз повторю, 15 тысяч, то прослушивание за все эти 4 часа составляет порядка 2 млн. Если мы берем потом просмотры в Ютюбе «Утреннего разворота», то мы видим, что там бывает 80 тысяч, 100 тысяч. Те же 2 млн. Поэтому соотношение вот такое. Радио в 20 раз – это самое минимальное – аудитория больше, чем аудитория Ютюба.

М. Курников А насколько они похожи?

А. Венедиктов Я не думаю, что они похожи. Потому что можно сравнить, скажем, СМСки и чат.

М. Курников Могу сказать, что они сильно отличаются.

А. Венедиктов Да. Ну я еще раз повторю, если у вас аудитория в 20 раз больше… Вообще, если говорить об аудитории, что такое СМИ на самом деле, какое слово главное? «Массовой». Я всегда говорил о том, что прослушивание по радио СМИ значительную часть составляет случайная аудитория. Представим себе магазин. Есть люди, которые приходят в определенное время за определенным продуктом: к 5 часам вечера – булочки, к 6 часам вечера – батоны, к 7 часам вечера – торты. И вот они приходят. Это постоянная аудитория.

Но есть огромное число людей в разговорном радио (их приблизительно 23-27%), которые идут мимо этой булочной и краем глаза ловят витрину, говорят: «О!», и заходят туда один раз. Потому что они еще зайдут, а может, не зайдут. Так что четверть аудитории постоянно меняется. Вот в Ютюбе аудитория более постоянная. Я не знаю, я не мерил, но, судя по чату, это где-то 9 к 1, а там – 7 к 3.

М. Курников На репрессии жалуются. Ирина Галина спрашивает: «Почему убрали Нарышкина из «Одина». Очень люблю его парадоксальные высказывания».

А. Венедиктов Алексей попросил уйти из «Одина» – это никакая не репрессия – и передать его Евгению Бунтману. То есть это уже мое решение. Но Алексей попросил. У нас с ним есть несколько соображений по поводу новых проектов. И, конечно, «Один» выжимает со страшной силой. И для того, чтобы сосредоточиться на новых проектах, нужны новые силы.

М. Курников Тут такой вопрос про коллег.

А. Венедиктов Калек?

М. Курников Про коллег.

А. Венедиктов Инвалидов?

М. Курников Про коллег.

А. Венедиктов А, про коллег.

М. Курников Про коллег. Из телеканалов вы предпочитаете скорее «РБК» или «Дождь»? Кто вам ближе по принципам?

А. Венедиктов Я не смотрю давно телевизор. Если в соцсетях появляется ссылка на какую-то программу или, вернее, на какой-то фрагмент программы, то мне все равно, где этот фрагмент вышел. Если этот фрагмент мне нужен для моего образования или для работы, я этот фрагмент посмотрю. Но мне все равно, где господин министр финансов дал интервью – на «Втором канале», на «Дожде» или на «РБК». Мне важно, чтобы у меня был ответ на тот вопрос, который интересует меня или мою аудиторию. Поэтому носитель сейчас практически не имеет значения, я в этом уверен. Имеет значение продукт.

И если у вас есть журналисты, которые создают продукт, который интересует других… Вот приходит один и тот же человек на интервью на разные каналы, на разные носители, и вы выбираете тот носитель, который, вам кажется, вам соответствует. Вот и все. Поэтому нет выбора у меня между «РБК» и «Дождем» или «Вторым каналом» и «НТВ».

М. Курников: «Алексей Алексеевич, «Все так +», пожалуйста, верните в эфир «Эха Москвы»».

А. Венедиктов «Все так +» будет выходить с февраля на канале «Эхо Москвы в Петербурге». И она будет в интернете. Может быть, для того чтобы вы успокоились, я поговорю с Валерием Нечаем, мы будем это забирать на наш Ютюб-канал, на Ютюб-канал «Эха Москвы» в Москве. Это я могу вам обещать. В эфире «Эха Москвы» в Петербурге он будет выходить с февраля, насколько я знаю.

М. Курников Борис просит вас при подсчете вакцинированных не забыть про армию. По его информации, там идет все массово, по плану и так далее.

А. Венедиктов Вопрос же не в массовости, а в пунктах и в количестве вакцины, в готовности прививаться. Я не забываю про армию. Я оперирую официальными цифрами, которые докладывают президенту. И у меня та же информация, что и публичная у президента. Поэтому если забывают доложить про армию президенту, значит и мне.

А.Венедиктов: Да, Илларионов должен быть у нас в эфире. Я надеюсь, что он не откажется

М. Курников Альгиз спрашивает: «Планируете ли вы возобновить программу «Клинч» на постоянной основе?»

А. Венедиктов Я планирую это каждый день. И мы, иногда пересекаясь в коридоре с Татьяной Фельгенгауэр, тяжело вздыхая, говорим: «Ну где же взять тех клинчовых?» Мы хотели, и Гарри Каспаров предложил устроить такой не клинч, но дискуссию с Алексеем Навальным, в том числе, возможно, и в эфире «Эха» (или не в эфире «Эха», неважно) по поводу Трампа и Твиттера. Я передал это предложение. Но вот Алексей, я вам уже сказал, сейчас не дает интервью. Поэтому сегодня Гарри, видимо, будет меня молотить за Алексея, потому что наши позиции с Навальным в этом вопросе совпадают.

Но, конечно, «Клинч» – это очень интересно. Только, на самом деле, проблема в людях, которые разучились разговаривать, а могут только – мы же видим на каналах – кричать и оскорблять друг друга. Но это не стиль «Эха Москвы». Я думаю, что аудитория «Эха Москвы» если хочет послушать крики, знает, куда пойти. Если хочет сходить в цирк, то в цирке другие билеты.

М. Курников То есть вы сегодня будете за Трампа, а Каспаров – за Твиттер?

А. Венедиктов Я сегодня буду за свободу слова нынешнюю, а Каспаров – за будущую свободу слова.

М. Курников Мы послушаем новости. После новостей продолжим программу «Без посредников».

НОВОСТИ / РЕКЛАМА

М. Курников Мы в эфире. Программа «Без посредников». Но технический посредник Максим Курников присутствуем. А на ваши вопросы отвечает Алексей Венедиктов. И вопросы вы ему можете присылать по Вайберу, Вотсапу и СМС: +7 985 970 45 45. Очень много вопросов: когда вы этого позовете в «Особое мнение», когда вы этого уберете из «Особого мнения», когда вы этого ведущего поставите, этот хорошо отработал, этот – плохо. Давайте тогда так: принципы, кого зовете, кого сажаете ведущим.

А. Венедиктов Кого зову – там все очень просто. Есть исторически сложившиеся люди, которые стоят на том месте, как мы когда-то договорились 15, иногда 20 лет тому назад. Пример вам – четверг: Шендерович, Шевченко. И вот это их место. Напомню, что они не сотрудники, они за это денег не получают. Просто как-то так сложилось. Вот они приходят из года в год, из десятилетия в десятилетие. И я не трогаю. Можно назвать еще Алексашенко Сергея или Константина Ремчукова, Николая Сванидзе. Сейчас просто сетки нет. Вы ее знаете прекрасно. А на остальные места мы стараемся не звать политиков. Политик всегда ограничен своей политической командой и не может быть более откровенен, нежели чем аналитик или журналист.

Поэтому там в основном журналисты, аналитики. Вот с одной стороны, там Андрей Колесников из «Карнеги», с другой – Сергей Марков из Института…не помню, как он называется. Неважно. Но мы стараемся избегать чистых политиков, которые особенно занимают какую-то там должность – депутатство или должность в какой-то политической партии. Поэтому, собственно говоря, к сожалению, у нас Сережи Шаргунова и нет – он депутат Государственной думы. Я его счастлив был бы видеть. Не изберется – буду звать опять.

М. Курников Ну вы желаете…

А. Венедиктов Это то, что касается приглашения. Что касается журналистов. Бывают исключения. Вот Сергей Удальцов, например. Но, знаете, после его отсидки тем более, как можно не звать? У меня идет ротация. У меня есть 6-7 человек, которые, на мой взгляд, могут вести эту сложную программу «Особое мнение». Я их ротирую по дням недели. Вот каждый четверг мне кладут 5 пустых клеточек (понедельник, вторник, среда, четверг, пятница), и я расставляю там людей, с тем чтобы они не пересекались с другими эфирами, с тем чтобы было разнообразие в эфире и так далее. Как-то так. Исходя из того, что кто-то там в отъезде, кто-то болеет, кто-то в командировке, кто-то в отпуске. Ну вот таким образом веду.

Но это такой тяжеловесный эфир. Это самый рейтинговый эфир – 19 часов. Поэтому это место надо заслужить.

М. Курников Аня, которая в свое время уточняла про некоторые прививки, она спрашивает: «А вы-то будете делать «Спутник» или будете ждать другую вакцину?»

А. Венедиктов Я буду делать прививку, когда мне скажет врач, который меня ведет. У меня, Аня, целый возрастной букет, скажем так. И поэтому когда мне врач скажет «go, вперед», я сделаю. Той вакцины, которую мне скажет мой врач. Я не врач. Какой смысл ко мне обращаться с тем, что делать? У каждого организма индивидуального индивидуальная реакция на вакцину разную. Это очевидно стало. Потому когда мне мой врач скажет, тогда я… Ну что такое «мой врач»? Вот врач, который меня наблюдает уже 20 лет. Вот тогда я и сделаю прививку.

М. Курников Ярослав спрашивает вас: «Вы неоднократно критически высказывались в адрес министра здравоохранения». И Ярослав при этом с вами солидарен. – «Но приглашали ли вы его на интервью?»

А. Венедиктов Да.

А.Венедиктов: Политик ограничен своей командой и не может быть более откровенен, чем аналитик или журналист

М. Курников Все.

А. Венедиктов Я ответил?

М. Курников Да. Хорошо. Я думал, может быть, будет еще спин-офф, как говорят, что-нибудь в этом духе. Хорошо, поехали дальше. Спрашивает вас человек, который подписался на «Дилетант» когда-то: «Как восстановить подписку, оформленную в предыдущем приложении?» Вот он повис с такой проблемой.

А. Венедиктов Напишите на наш адрес echo@echo.msk.ru, напомните про этот разговор, и я отдам службе разобрать ваш случай. Я, честно говоря, не готов ответить сейчас.

М. Курников «После вашего субботнего эфира, — пишет вам Ярослав опять же, — Оперштаб Москвы со вторника снова начал публиковать число госпитализированных, но без ИВЛ».

А. Венедиктов Совпадение? Не думаю.

М. Курников Как вернуть еще статистику по ИВЛ?

А. Венедиктов На ИВЛ, я вам скажу, от 400 до 500 человек по-прежнему каждый день.

М. Курников Но будут ли они публиковать?

А. Венедиктов Не знаю.

М. Курников Сергей Орленко спрашивает: «Алексей Алексеевич, почему совсем практически исчезли игры из эфиров?»

А. Венедиктов Отвечу. Потому что мы стараемся минимизировать контакты, и мы не хотим, чтобы люди приезжали сюда за выигрышами, чтобы они проходили охрану, а здесь нужно оформлять тогда проход, как вы понимаете, один проход, другой проход, и вступали в контакт с референтом. Мы поэтому воздержались.

М. Курников Еще спрашивают вас по поводу налога на вклады свыше 1 млн рублей.

А. Венедиктов Ну что меня спрашивать в программе «Без посредников» по поводу налога на вклады свыше 1 млн рублей? Буду ли я платить этот налог? Буду. У меня вклады в «Сбере» и в «Альфе». Они для налоговых органов, естественно, открыты.

М. Курников Тут скорее вопрос про то, почему на «Эхе» не так сильно это обсуждают. Неужели считают неважно темой?

А. Венедиктов А чего это обсуждать? Мы вас проинформировали и затем это обсуждали с людьми, насколько это поможет экономике или нет. По-моему, все про это говорили. И я с Мовчаном об этом говорил, и кто-то с Алексашенко про это говорил. Что тут обсуждать? Давайте я потрачу час с Гарри Каспаровым на эту тему, вместо того чтобы говорить по делу.

М. Курников Спрашивают вас: «Как «Эхо» будет освещать Чемпионат мира по хоккею в Беларуси?»

А. Венедиктов Будет освещать.

М. Курников Вообще, мы не спортивная радиостанция, конечно, но тем не менее это стало политическим событием.

А. Венедиктов Нет, оно будет освещаться и как политическое событие, то есть приезд – неприезд команд, бойкот – не бойкот. И будет ли этот Чемпионат мира в Беларуси или он будет разделен на разные страны и так далее, конечно, мы будем освещать. Спрашиваете ли вы меня, пошлю ли я туда корреспондента? Нет.

М. Курников Максим спрашивает: «Можете ли вы сделать передачу «Дорожная карта» на тему методов розыска граждан полицией в разных странах?»

А. Венедиктов Я ничего не могу сделать. Это к Соломину или к Нарышкину. Соломин будет в «Слухай Эхо» во вторник. Ему напишите.

М. Курников Спрашивает вас Леонид из Свердловской области: «Посмотрели ли вы интервью Пескова Соловьеву? Если да, то какие впечатления?»

А. Венедиктов Я посмотрел кусочки, естественно, вот как я вам рассказывал. Некоторые кусочки. Узнаю брата Диму. Ну что я могу сказать? Вывернулся.

М. Курников Дальше. Вопрос от Александра: «Можно ли в какой-то программе услышать на «Эхе» о Маршалле Маклюэне?» Наталья Князева из Тульской области спрашивает вас.

А. Венедиктов Ну, наверное. Откуда я знаю? Я ж не делаю программы. Вот в моей программе некуда. Куда, в «Без посредников» или в «Будем наблюдать?» Нет. А я так не знаю.

А.Венедиктов: Программы рождаются, конечно, не как дети за 9 месяцев, но все-таки

М. Курников Дима спрашивает про Илларионова – про его посты и так далее и про присутствие в эфире.

А. Венедиктов Во-первых, пришла информация, что на сайте Института Катона Андрей Илларионов назван бывшим, former senior, advisor чего-то там. То есть он ушел из Института Катона. Вторая история. Сегодня про это как раз спрашивала Элла Александровна Памфилова с такой под… Чуть было не сказал слово, которое нельзя.

М. Курников Подколом.

А. Венедиктов Подколом, да. – «А ты публиковал у себя на сайте вот этот «Поджог Рейхстага» (вот эту статью Илларионова, из-за которой, собственно говоря, и начался этот шурум-бурум)?» Я тут же послал ей ссылочку с сайта «Эхо Москвы». Получил обратно: «Ну ты молодец». Ну конечно я молодец. А как можно не опубликовать? Мы это опубликовали.

Более того, я с учетом вот этого «former» («бывший») попросил продюсеров пригласить Андрея Николаевича в «Персонально ваш» в один из эфиров на следующей неделе, потому что на этой неделе уже люди приглашены, сталкивать невозможно. Да, Андрей Николаевич должен быть у нас в эфире. Я надеюсь, что он не откажется быть у нас в эфире. И, конечно же, я сегодня спрошу Гарри Кимовича Каспарова про то, как он относится к этому очередному акту хода американского истеблишмента – к увольнению Илларионова. Хотя не разделяю ничего, что он там написал. А это не имеет значения.

М. Курников: «Утреннюю пятницу вы обещали…».

А. Венедиктов Я ничего не обещал никому и никогда.

М. Курников: «Обещали пятницу Уткину и Ореху».

А. Венедиктов Это вранье. Во-первых, это вранье. Если б я обещал, я бы это сделал. Это в моей власти. Я говорил про другое.

М. Курников Помните, как Черномырдин: «Я обещал, но я же не сделал».

А. Венедиктов «Я обещал, но я же не сделал», да. Не обещал. Первая история. Я провел консультации со всеми нынешними ведущими «Утреннего разворота». И, в общем, люди не отдали пятницу. А с какой стати их отбирать? Второе. Я поговорил с Орехом, и он тоже не рвется на ранее утро возвращаться. Я сейчас ищу ему применение. Как вы видели, он ведет более широкое. Я бы хотел, но у меня не получилось. Поэтому я не обещал.

М. Курников Тут очень переживают по поводу «Все так +» люди, которые не пользуются интернетом и говорят: «А нам же как быть?»

А. Венедиктов Значит, научитесь пользоваться интернетом. Что такое люди не пользуются интернетом? Есть люди, которые не пользуются радио и вообще не слушают ничего. Нет, извините, ради бога. Если вы хотите и для вас та передача необходима, значит вы находите тот инструмент, чтобы ее слушать.

М. Курников В общем, про любимиц спрашивают, которых давно не слышали. Беспокоятся за них. Давно не слышат Журавлеву.

А. Венедиктов Она болеет.

М. Курников Ляховскую.

А. Венедиктов Она в отпуске.

М. Курников То есть с ними все хорошо, никто их не увольнял?

А. Венедиктов Нет, нет, нет. Они продолжают работать на «Эхо Москвы». Лена Ляховская в отпуске, Оля Журавлева болеет.

М. Курников Дальше спрашивают вас про региональные «Эхи».

А. Венедиктов Не занимаюсь региональными «Эхами». У меня есть заместитель как раз по региональным «Эхам». Вот он сидит слева. Его зовут Максим Курников. Вот в «Слухай Эхо» в понедельник в 13…

М. Курников Завтра, в пятницу.

А. Венедиктов Да, завтра. В понедельник – Бунтман. Да, завтра, будьте любезны, к нему.

М. Курников Да. Но это в Ютюбе.

А. Венедиктов Вообще не занимаюсь, не слышу. У меня не хватает ни времени, ни сил. Даже питерским не занимаюсь.

М. Курников Тут как раз еще спрашивают про помехи в каких-то частях Москвы, Подмосковья и так далее.

А. Венедиктов Не могу ответить ничего. Не занимаюсь этим.

М. Курников Дальше поехали. Еще вопрос такой от Василия Лаптева: «Можно ли вашу станцию назвать оппозиционной? Если да, то как же «Газпром-Медиа?»»

А.Венедиктов: Мы приглашаем генерала Мороза в эфир. И готовы предоставить ему возможность рассказать о позиции УФСИН

А. Венедиктов Во-первых, нельзя нашу станцию назвать оппозиционной. Наша станция профессиональная. Разницу понимаем? Оппозиционная станция – это партия станция, которая занимает позицию в пользу одного кандидата или партии. Мы не занимаем этой позиции как радиостанция. Это раз. Мы профессиональная станция.

Второе. В соответствии с законом Российской Федерации и Уставом «Эха Москвы», за редакционную политику отвечает один человек – он сидит перед вами – это главный редактор, а не акционеры. Акционеры впрямую вообще не должны в Российской Федерации отвечать за редакционную политику. И мы очень внимательны. Кто бы ни был нашим акционером… В свое время нашим акционером был Гарри Каспаров, который сегодня будет. Потом был Владимир Гусинский. Потом был и есть «Газпром-Медиа». Не влезают.

Я, кстати, хочу еще раз сказать спасибо Алексею Борисовичу Миллеру, с которым я разговаривал 3 или 4 раза за все эти 20 лет, когда «Газпром» стал акционером. При этом все эти 3 или 4 раза мы не разговаривали по поводу редакционной политики. У нас была проблема, когда был Михаил Юрьевич Лесин руководителем «Газпром-Медиа». Но она была публичная. Я же всегда говорю, как только на меня где-нибудь кто-нибудь наедет так, чтоб поставить под угрозу редакционную политику «Эха», я сделаю это публичным у этого самого микрофона, чего я и делал. Раз я это не говорю, значит никто не делал. Поэтому я как раз «Газпрому» и «Газпром-Медиа» очень благодарен за то, что они не вмешиваются в редакционную политику.

М. Курников Тут баб Валя на вас наезжает. Баб Валя пишет…

А. Венедиктов Валентина Ивановна Матвиенко?

М. Курников: «Вы называете себя либертарианцем. Поддерживаете ли вы тогда частную дискриминацию, в частности, Твиттера?»

А. Венедиктов Отвечаю. Это ложное понятие о либертарианцах, которое внедрено в Российскую Федерацию некоторыми людьми, которые находились во главе Либертарианской партии, с помощью некоторых структур, скажем так. Это неверное представление о либертарианстве. Я не являюсь сторонником частной дискриминации, если в этом ваш вопрос, Валентина Ивановна. Нет, не являюсь. Я считаю, что свобода слова как конституционный закон выше всего в моем бизнесе. Свобода мнения, я б даже сказал.

М. Курников Очень много вопросов про подкасты «Эха Москвы»: той программы не хватает, этой программы не хватает.

А. Венедиктов Если можно, это к Соломину. У меня есть заместитель по подкастам. Алексей Соломин во вторник в «Слухай Эхо». Вот туда.

М. Курников Как раз тут Влад пишет: «Обещали добавить «ДайДудя» в подкасты, а вчерашний выпуск не появился».

А. Венедиктов Нет, секундочку. Соломин согласился. А вот график добавления – это к нему. Он вернулся из отпуска. Я все помню. Я рассказал, какие были у вас сомнения по этому поводу. Он поддержал вас, слушателей «Эха», что надо добавить «ДайДудя» в подкасты. Это будет сделано. Просто график – к нему. Уж я не буду входить в какой день, когда и какие подкасты, ладно?

М. Курников «Когда все-таки начнется прямой эфир «Человека из телевизора»?», — спрашивает Сергей Орленко.

А. Венедиктов А какая вам разница?

М. Курников Ну вот.

А. Венедиктов Разница какая?

М. Курников Продолжение этого вопроса: «Будет ли кинопрограмма?»

А. Венедиктов Не вижу пока, как ее сделать. К сожалению, мы обездоленные. То есть Долин не пришел в этом смысле. И пока никого равного Антону Долину я не вижу. Я же сказал, я подожду мая, когда, надеюсь, у Антона все рухнет в его планах, и он придет.

М. Курников Тут Валентина Суховерева шутит: «Как вы собираетесь делать программу по экономике? Экономики нету уже». Видимо, это просто шутки.

А. Венедиктов Зарплату получаете?

М. Курников Смотрите, тут какой вопрос. Я честно не знаю, что за ситуация с Радзиховским, но спрашивают, закончилась ли ситуация с Радзиховским.

А. Венедиктов Нет, не знаю. Я узнал, что он в августе месяце отказался приходить на «Эхо» из-за… Даже не понял я, из-за чего. Ну, странная история. Я сказал продюсерам еще раз с Леонидом связаться и посмотреть, доложить мне, ликвидировано ли это недоразумение. Я, конечно, рад бы был его видеть на «Эхе». Никаких вопросов нет. Но если человек сам не хочет, что я могу сделать?

М. Курников Василиса Коварная, пользуясь ситуацией с Трампом, спрашивает вас. Она радуется, что вы приветствуете позицию дать свободу слова Трампу. – «Что с амнистией забаненных на каналах «Эха»?»

А. Венедиктов Я не знаю техническую историю. Я как главный редактор у всех медиа «Эха», у всех медиа «Газпром-Медиа», имею в виду ЗАО «Эхо Москвы», высказался за амнистию. Но я как не баню, так и не разбаниваю. Но я попросил Алексея Соломина – вот он вернулся в понедельник – этим вопросом заняться. И там, я так понял, были собраны заявки. И какая-то технологическая история должна произойти. Все. Я по-прежнему говорю о том, что я поддерживаю эту амнистию. Я вам не Путин, который даже к 75-летию Победы не сделал это. Я поддерживаю эту историю с амнистией даже явных чудиков. В крайнем случае, еще забаним, не вопрос. Попрошу модераторов это сделать.

М. Курников Вопрос из Санкт-Петербурга: «Корреспондента санкт-петербургского «Эха» снова не аккредитуют в Законодательном собрании. Следите? Вы в прошлом кейсе обращались в правоохранительные органы. Какой результат?»

А. Венедиктов Результата нет. Я не просто обращаюсь в правоохранительные органы, я обращаю внимание моих собутыльников на безобразное поведение главы ЗакСа господина Макарова и начинаю встречать понимание все больше и больше по разным вопросам.

А.Венедиктов: Мы же не специалисты ни в вакцине, ни в эпидемии. Мы задаем вопросы специалистам

М. Курников Владимир из Казани очень хвалит журнал «Дилетант» и спрашивает: «Не хотите ли вы сделать номер о шахматах?»

А. Венедиктов Спасибо. Не потяну.

М. Курников Советская шахматная школа и так далее.

А. Венедиктов Нет, это хорошо, но номер – вряд ли. Я думаю, что это хорошая идея. Но, вы знаете, оно сыпется. Мы отпланировали, например, на этот год, и вдруг я соображаю, что 60 лет полету Гагарина. А мы уже отпланировались. И мы сейчас в номере апрельском, который выйдет 22 марта, у нас он посвящен Павлу Петровичу, императору Павлу I… Я говорю: «Ребят, давайте делать там развороты, посвященные полету Гагарина». И я уже через друзей, через космонавтов обратился к внучке Сергея Павловича Королева, чтобы дали из личного архива что-то, записи какие-нибудь и так далее. Вдруг это возникло. И вот так бывает часто.

Или, например, про репрессированные народы тоже говорят сделать номер. Вот будем тоже делать тетрадку. Сейчас занимаемся планированием этим. Про все можно делать. Исторический журнал ежемесячный – это так мало. А на еженедельный у нас сил нет.

М. Курников: «Когда в Москву вернется Альбац?»

А. Венедиктов Ну это вопрос к Альбац. Я не пресс-секретарь госпожи Альбац.

М. Курников Во-первых, будем ли мы так же встречать ее в аэропорту?

А. Венедиктов Мы ее встречать не будем и даже, может быть, освещать ее приезд не будем так же, как будем освещать приезд Алексея Анатольевича Навального. Но я сам жду Женю. Я считаю, что техническая удаленка мешает эфиру. Я так считаю. Я сам первый интересант возвращения Жени. У нее кончится контракт когда, она приедет.

М. Курников Тут несколько вопросов приходило и по СМС, и в чат по поводу возможности присылать вопросы через Телеграм. Давайте я на себя возьму ответственность. Я разберусь. Дальше поехали. Спрашивают вас про послабления: «В Москве послабления по коронавирусу. Будут ли послабления для «Эха Москвы»?» Имеется в виду, наверное, какие-то гости живьем и так далее.

А. Венедиктов Они уже стали аккуратно появляться. Хотя я не вижу, честно говоря, оснований для такого послабления. Вот у нас болеет несколько человек. У нас возникают дырки не только в эфире, но и в инфраструктуре. И ради чего? Радио того, чтобы больше журналистов заболело, и чтобы тут Курников сидел с утра до вечера, пока он здоров, или Венедиктов? Но у нас, вы видите, некоторые люди приходят.

Каждый раз, чтоб вы поняли, процедурно человек говорит: «Послушай, я привился». Я говорю: «Хорошо, я спрошу у ведущего». Я спрашиваю у ведущего: «Вот гость говорит, что он привился. Он справку готов принести. Ты не против, чтоб он пришел в студию?» И ведущий говорит «я против» или «я не против». И тогда, если он не против, гость может прийти с двойного согласия. Два ключа – главный редактор и ведущий. Я не могу никому из ведущих навязать гостя в студии. Если ведущий против, у него право вето.

М. Курников Спрашивают вас в связи с переменами в сетке: «Не пропадет ли Сергей Александрович по пятницам?» Видите, нравится, чтоб читал по пятницам.

А. Венедиктов Нет, он уже пропал по пятницам с точки зрения чтения. Но он читает и утром в воскресенье.

М. Курников А по пятницам больше не будет?

А. Венедиктов Пока нет. Мы там передачу строим. Но мне тоже нравится, как он читает. Я с сожалением принимаю такое решение. Но это такое активное время.

М. Курников Тут очень много по поводу того, что книжки можно забирать в масках и прочее-прочее.

А. Венедиктов Я не буду рисковать.

А.Венедиктов: «Эхо» считает вакцинированных. Мы внимательно следим за разного рода цифрами и перепроверяем их

М. Курников Дальше спрашивают вас: «Могли бы вы провести эфир с русскоязычным депутатом из Израиля? Интересно из первых уст услышать про общество плюс ковид, как там все это обстоит».

А. Венедиктов Буквально в «Утреннем развороте» был у нас бывший министр образования и будущий депутат Зеэв Элькин. Конечно, можем провести еще и с корреспондентом, и с депутатом. С депутатами сложнее – у них предвыборная кампания. А «Эхо» очень активно слушают в Израиле (русскоязычная община, естественно). И поэтому это может оказать влияние на выборы. Мы не очень хотим.

М. Курников Спрашивают про Свинаренко. Давно не было в эфире.

А. Венедиктов Да, это правда. Продюсеры нас слышат.

М. Курников Хорошо. Дальше поехали. – «Не предъявлял ли вам претензии Дудь, что вы используете его фамилию?»

А. Венедиктов Нет, не предъявлял.

М. Курников Дальше спрашивают вас: «Известно ли вам, почему Долин отказался?»

А. Венедиктов Да. Ему предложили какой-то проект – я думаю, что мы все увидим, какой проект, – который, как он мне сказал, к сожалению, не совместим с работой на радио. Я сказал: «Ну, хорошо, Антон. Я надеюсь, что он у тебя грохнется этот проект, и ты вернешься к этому вопросу». Я очень добрый.

М. Курников Дальше поехали. Спрашивают вас про новые сериалы для Сергея Александровича, чтобы он записал что-то типа «Хоббита» и «Трудно быть богом», уж больно нравится.

А. Венедиктов Нет, мы пока это не обсуждаем.

М. Курников Ну, в общем-да, вы уже ответили. У нас осталось буквально полторы минутки. Еще вас спрашивают про разницу программ «Слухай Эхо», «ДайДудя» и «Без посредников».

А. Венедиктов Программы «Слухай Эхо» и «ДайДудя» – это программы только для интернета, для тех, кто в интернете, с сотрудниками и с гостями. «ДайДудя» – это программа главного редактора, «Слухай Эхо» – это программа сотрудников и гостей. «Без посредников» – это программа на радио, где я отвечаю только на вопросы, связанные с журналистикой и радиостанцией. В «ДайДудя» я отвечаю на все вопросы.

М. Курников Говорят вам спасибо за татарский.

А. Венедиктов Пожалуйста.

А.Венедиктов: «Эхо» не будет встречать Навального в аэропорту. «Эхо» будет освещать прилет Навального

М. Курников За то, что вы не забываете про татарский язык. И спрашивают, ждать ли новых программ на татарском.

А. Венедиктов Нет, пока ничего мы такого не планируем. Меня уже за горло взяли московские башкиры.

М. Курников Правда?

А. Венедиктов Да.

М. Курников Это для меня интересные новости, хорошие. Спрашивают вас: «Пытались ли вы после всех отставок и так далее позвать Дмитрия Медведева?»

А. Венедиктов Да, конечно. Он никому не дает интервью. Я еще раз обращусь к нему, ссылаясь на вашу просьбу. Но у меня нет ощущения, что он согласится. Ну, согласится – мы будем рады. Я только напомню, что со мной нельзя согласовывать вопросы. Впрочем, Дмитрий Анатольевич это знает.

М. Курников Ну что ж, я напомню, что в 21 час в программе «Тузы», которую будет вести Алексей Венедиктов, будет Гарри Каспаров, 13-й чемпион мира по шахматам. Потом будет программа «Западный рубеж», где тоже будет Алексей Венедиктов и Виталий Дымарский. И в 23 часа – программа «Страсти».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире