'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 06 августа 2020, 20:05

А.Венедиктов 20 часов и 7 минут в Москве. Всем добрый вечер! У микрофона – Алексей Венедиктов. Это программа «Без посредников». Я отвечаю на ваши вопросы, которые вы мне пишете в чате канала YouTube и эсэмэски: +7 985 970 45 45. Не забывайте подписываться.

Кроме того, мне сегодня пришли какие-то на удивление содержательные вопросы через сайт. Я, конечно, большинство из них сегодня успею затронуть. Дальше – как пойдет.

Первое: хочу сразу извиниться перед чатом YouTube. Дело в том, что сегодня у нас была техническая накладка. Невиновные наказаны, виновные награждены. У нас в течение 10 минут не было звука в YouTube от Карины Орловой. Абсолютно человеческий фактор. Разобрались, в чем там дело. Приношу свои извинения – это раз.

Вторая история, на которую я хотел ответить. Меня спрашивают, где Максимыч. Максимыч у нас ушел на пенсию. Но в случае, если к нам вернется телевизионный эфир, мы его вернем с пенсии. К сожалению, пока телевизионного эфира у нас, собственно говоря, нет, как вы знаете. RTVi приостановила отношение с нами, поэтому у нас и оператора телевизионного нет. Поэтому извиняйте, тятьку.

Это вот две вещи, которые я хотел сказать.

Очень важный вопрос мне через интернет, я имею в виду вопросы на сайт. Стоп! Вы знаете о том, что сегодня опубликовано полностью большое интервью, которое президент Беларуси Александр Лукашенко дал нашему коллеге, украинскому журналисту Дмитрию Гордону. Я получил разрешение, и мы в субботу в 12 часов тот кусок, который касается России не в YouTube – на это у нас нет разрешения – мы по радио повторим. Так что имейте это в виду. И я уже посмотрел первый час. Вот закончу сейчас с вами эфир и пойду смотреть второй час. Мне это нравится.

Так вот через сайт был задан вопрос. Ватсон пишет: «Алексей Алексеевич, меня интересует и даже интригует, для чего это постоянные рубрики «Задайте вопрос», если эти вопросы никто из авторов передач не читает по определению, тем более, не отвечает?»

Это не так, но, к сожалению, вы меня, конечно, извините ради бога, но те вопросы, которые часто приходят – я даже не могу вам сейчас их процитировать – это мусор. В чате люди в основном общаются между собой, спорят по поводу лайков, дизлайков. Это не вопросы.

По СМС тоже бывает всякое разное. Сегодня на удивление я вижу, что хорошие вопросы идут.

Но нет никакого решения о том, что эти вопросы авторы передач не читают. Читают все, поверьте мне. И когда я как главный редактор задаю вопрос «Почему ты не пользуешься?» мне приносят ваши вопросы, которые абсолютно бессмысленные, много раз повторяются, перебранка между собой.

Поэтому вот вы задали мне сущностный вопрос, уважаемый Ватсон, я вам отвечаю. Такой традиции нет. Я пользуюсь. Вот я отобрал 14 вопросов и 5 вычеркнул.

Я на них попытаюсь ответить. Это история про это.

Просто если есть вопросы, я на них отвечаю. Если желание выразиться… Вот я когда сегодня смотрел интервью Гордона, которое он брал у президента Лукашенко, я увидел там внизу пришли две команды ботов. Одни ругают Лукашенко всякими непотребными словами, другие, наоборот… лайк, дизлайк, что называется, в чате. И я просто вижу, что это одни и те же люди. То есть, может быть, они и боты, но там война. Чего ведущему на это смотреть? Вот что мне туда смотреть?

Вот я вам читаю: «Я не смог тебе дождь прислать. Это, оказалось, капал конденсатор на соседнюю крышу», – пишет один пользователь чата другому пользователю чата. Вы правда, хотите, чтобы у меня ведущие это всё смотрели? Вы правда хотите? Я вообще могу запретить и закрыть чат, потому что вот это всё, эти замечательные… это еще, что называется лайт-вопросы…

А.Венедиктов: Возникла база в открытом доступе — номера паспортов и более ничего – без имен, без дат рождения, адресов

Поэтому задавайте вопросы. Я буду отвечать на те, на которые я знаю ответ.

Про Ефремова как раз тут идет. Антон спрашивает по Ефремова: «Учитывая статью на «Эхе», что во всем виновато отсутствие разделительной полосы…», одновременно АКМ-78 через сайт задает мне вопрос: «Как вы оцениваете деятельность защитника артиста Ефремова адвоката Эльмана Пашаева?»

Я вам скажу так. С точки зрения его работы как адвоката, можно сказать только по результату. Как мы оцениваем деятельность адвоката? По результату, решению, которое вынесет суд: смогу защитить клиента – не смог защитить клиента.

Поэтому, я думаю, что работу Эльмана Пашаева должны оценивать его наниматели. А то что это мне эстетически неприятно – это правда. Но если он вытащит как адвокат – я не говорю о виновности или невиновности Ефремова – своего клиента, то это работа адвокатская. Чего тут, ребята? Поэтому это не мой стиль, но если он эффективен?..

Что касается Михаила Ефремова – ну да, скорей всего, из того, что я вижу, был совершен наезд. Думаю, что он получит срок, и это будет справедливо. Еще раз: и это будет справедливо.

Но думаю, что история заключается в том, что помимо срока нужно еще возместить потерю кормильца. И вторая часть справедливости для тех, кто жив – это то, чтобы деньги, которые погибший Сергей Захаров платил своей семье, продолжали кормить семью. Это тоже справедливость. Вот я, Антон, мог бы так ответить.

Дальше меня там: «А не будет ли самому Ефремову стыдно?..» А вам не стыдно такие вопросы задавать, Клавдия Сушич? Спросите у Ефремова. Почему я должен на это отвечать, на ваши глупости, извините?

Дальше человек с ником «ИО постороннего» пишет, что у нас в новостях прошла недостоверная информация, в частности, касаясь Crew Dragon у нас в новостях было, что «астронавты, которые чуть раньше выпрыгнут с парашютом…» – с парашютом технически невозможно».

Я, безусловно, благодарен вам, что вы это прислали. Я передам информационной службе. Это замечание. Это правильная и справедливая история.

Про точки в конце новостей можно я не буду комментировать?

Вот пишет Макларен-321: «А кому интересны его ответы – мои – ну, кроме одних и тех же оппозиционных…?» А чего ты сюда пишешь Макларен-321? Значит, тебе интересно? Ну, или ты дундук. Ну, что на эти вопросы можно отвечать, как вы понимаете?..

Иванович пишет: «Ваше отношение к выпадам Соловьева в ваш адрес, в адрес других, несогласных с ним людей?» Я не слушаю Соловьева и его выпадами пренебрегаю. Меня, вообще, задевают выпады людей, которых я уважаю. А тех людей, которых я не уважаю, меня не интересуют вообще, тьфу на них. А те, которых я не знаю, я смотрю, насколько это справедливо или несправедливо. Вот такая история.

Посмотрим, что у нас пришло по СМС: +7 985 970 45 45.

– «В передаче Быкова нет эсэмэсок. Передайте ему мой телефон». Ничего передавать не буду. Я был почтальоном 4 года, мне хватило. Я работал почтальоном 4 года, мне хватило. Ничего передавать не буду.

– «Спасибо за ночной эфир Лизы Аникиной», – Андрей. Андрей, это домогательство, по-моему.

«Бывшего короля Испании Хуана Карлоса… – пишет Дмитрий (всё ваши эсэмэски, я иду по эсэмэскам). Что вы думаете?» Смотрите, Хуан Карлос – это такая моя беда. Потому что в моей голове как человека, который занимается историей, это человек, который гарантировал транзит от диктаторского режима и бросил весь свой авторитет – он мог оставаться франкистским королем, что называется, – осуществил мирный транзит к современной демократической Испании. Это раз.

Во-вторых, он очень мужественно себя повел во время путча 81-го года. Я очень хорошо помню, чуть ли не в прямом эфире смотрел, когда был захвачен парламент. Ну, вы сами можете найти. Попытка государственного переворота в Испании 23 февраля 81-го года, когда король как Верховный главнокомандующий – абсолютно все генералы-путчисты были уверены, что король их поддержит, потому что он тоже вышел из шинели Франко, – он вышел и сказал: «Нет. Конституция, демократия. Испания вступила на свой путь. Прошу военнослужащих сохранять верность присяге, а путчистов сложить оружие».

И в результате погибших-то нет. И вот этот молодой красавец король – и сейчас такая история. Другая картинка. Люди стареют. Другая картинка, печально это всё.

У меня была смешная история. Вот за эту историю вы мне лайки поставьте. Это я… обращаюсь. Напомню, что лайки продвигают эфиры просто. Мне от этого ничего, зарплату мне от этого не добавит никто – ни «Газпром», ни Госдеп, ни Моссад.

Ну вот, была такая история. Приехал в Москву наследник – нынешний король, а тогда наследник престола принц Филипе, ныне Филипп VI. И испанский посол, с которым мы тогда дружили и общались, он позвал меня тогда на ужин с ним.

А на следующий день Филипп встречался с Путиным. И мы сидим. Он – здоровая такая «верста». Я не люблю длинных людей: они меня подавляют. Или когда барышни на каблуках: они меня тоже подавляют. Не люблю их. И он говорит: «А вот я завтра встречаюсь с вашим президентом Путиным, Алексей. Вот что вы можете мне про него сказать?» Я думаю: Как объяснить испанскому принцу, дофину, кто такой Путин? Я говорю: «Вы знаете, это смесь вашего батюшки Хуана Карлоса и полковника Техеро, главы путчистов». Он заржал. Послу стало неудобно, естественно. Ну, мы так в виде шутки. Ну, и всё.

А.Венедиктов: У меня нет никакой симпатии к наемникам, но правильно – задавать вопросы

На следующий день вечером, когда принц уже уехал из Москвы, мне звонит посол, говорит: «Вам большое спасибо от его высочества. Как вы угадали!» Так что я оказался полезным. Вот с Хуаном Карлосом у меня есть такая опосредованная история. У меня есть фотография с Хуаном Карлосом, когда он был в Москве. Мы стоим с Юрием Михайловичем Лужковым, и Хуан Карлос ему пожимает руку. А я следующий, кто пожимает руку…

Печальная история.

«Эхо Самары» – там сменилась команда, там сменились собственники. Но там всё будет хорошо. Пока идет московский эфир, но там сейчас, как понимаю, редакция будет. Я главным редактором назначил из Москвы на полгода Максима Курникова, моего зама, который до этого работал в Уфе, в Оренбурге, сейчас в Москве. Он туда летает, он сейчас, по-моему, опять улетел. Он там организует работу редакции и является коммуникаторами между новыми собственниками и редакцией, чтобы оставалось «Эхом Самары», как вы знаете. Поэтому потерпите наш московский эфир, Ирина. А потом будет вам хорошо.

Газета «Юманите» издается…

А кто такой Максимыч? Максимыч – это замечательный наш был телевизионный оператор, который, когда мы с RTVi работали, он отвечал за картинку. Максимыч наш сотрудник и остается нашим сотрудником.

Вячеслав спрашивает: «Будете ли вы в дальнейшем отказываться от прививок от COVID-19?» Нет, в дальнейшем не буду. Сейчас счел для себя: а) излишним и б) ну, не подопытный я кролик, слушайте. Мне 64 почти, я в зоне риска. Я воздержаться решил.

– «Что вы думаете по приговору, – спрашивает Илья – «Нового величия»?» Несправедливый приговор, должен быть оспорен. Ну, слушайте, я думаю, вы знаете, что я думаю на самом деле.

Я к чату вернусь.

– «Спасибо за ответ про Самару». Да, пожалуйста.

«А кто вам больше денег платит: Госдеп или «Газпром»?», – спрашивает Никита Рощин. Это смотря по какому курсу. Курс гуляет. И доллар, и шекель, и рубль… А мы еще забыли МИ-5… нет, МИ-6. Фунты гуляют. Я в разных валютах получаю. Это вы обращайтесь в налоговую – вам всё расскажут.

«Как выбираются города, – спрашивает Симон Джестер, – для открытия локальных редакций «Эха»?» Как правило, они выходят на конкурс в федеральную комиссию. Мы либо участвуем, либо не участвуем. Вот в Красноярске мы 5 раз участвовали – 5 раз нас отправляли гулять. И, по-моему, в Новосибирске тоже. Выигрывали неизвестные радиостанции, которые частично прогорали через год или продавали свои… Мы все понимаем: государство не заинтересовано в распространении «Эха Москвы».

Опять же, возвращаясь к вам, к нам, если мы меряем с вами, сколько людей слушает, могу вам сказать, что за 3 месяца весны мы стоим в Москве на 3-м месте, там где все эти радиостанции, среди 54 радиостанций. Впереди: «Авторадио» и ненамного – «Европа плюс». Мы на бронзе. Это трехмесячный шаг.

Есть часы совершенно фантастические, которые сейчас вот я с Сергеем Бунтманом, который записывает Леонида Млечина для сегодняшней программы «Дилетанты» – так что вы в 22 часа-то не пропустите, о Хрущеве, об уходе Хрущева. Лайк за Самару – мне пишут. Да, спасибо, самарчане. Ставьте лайки, остальные как хотят.

Так вот Леонид Млечин будет по Хрущеву в программе «Дилетанты». Мы говорили с Сережей Бунтманом много про чего и считаем, что у нас всё замечательно.

Пермячка мне пишет: «Уважаемый Алексей Алексеевич, говоря о замечательном рассказе «Какая прекрасная школа» – 1 августа «Будем наблюдать» – вы назвали автором Шекли. Справедливости и точности ради автором рассказа «Какая прелестная школа» является Ллойд Биггл, еще точнее Ллойд Биггл-младший». Спасибо большое! Ольга из Перми. Ну, как это не прочитать? Да, и советую всем прочитать эту историю.

– «Прокомментируйте ситуацию с Федором Крашенинниковым». Но говорил вам уже, ребята. Чего тут комментировать? Это нечестный и несправедливый закон. И по нечестному и несправедливому закону не может быть честного и справедливого суда. Всё, конец истории.

«Млечина надо позырить», – Димыч из Ебурга. Правильно. Ребята, еще раз: Виктор Анатольевич Шендерович не является сотрудником «Эха Москвы». Он является приглашенным гостем, у которого есть время в эфире: четверг 17 часов, «Особое мнение». И когда он может, он приходит, и когда его нет – это значит, он приходит.
Вот он либо в поездке, либо приболел. Я не знаю. Мне говорят: «Шендеровича не будет». Приносят как главному редактору расписание: «Шендеровича не будет». Я говорю: «Понятно. Заменяйте». Но это его место.

Есть места, которые закреплены. Есть место Латыниной, есть место Пархоменко, есть место Алексашенко, есть место Альбац. Вот Альбац ушла в отпуск. Она взяла тайм-аут. В «Полном Альбаце» у нас был Владимир Пастухов, и я вел эту программу. «Не совсем полный Альбац» она называлась и в этот понедельник, если всё будет хорошо, тоже с Владимиром Пастуховым буду вести «Не совсем полный Альбац». Мы хотим поговорить об имперской колониальной политике нашей России, нынешней России Путина.

– «Ждем Радзинского». Я тоже жду, послушайте. Но эти люди, когда они готовы, они с радостью к вам приходят. К вам, они не ко мне приходят.

А.Венедиктов: Зачем у них в чате написано от их главного человека: «Старые билеты сожгите на улице в урне». Зачем?

– «Алексей Алексеевич, Максим Кононенко утверждает, что он в черном списке «Эха Москвы»», – Серж Польский. Максим Кононенко не дорос не только что до «Эха Москвы», а до черного списка «Эхо Москвы». Ему еще расти и расти. Глупости.

Так, Азат, хотите, я вас забаню? Не надо грубить. Вот у меня есть кнопка «Заблокировать». Не надо грубить, научитесь выражаться прилично.

Когда в студию вернется Ларина и Альбац? Когда захотят, тогда вернуться.

Это отличный вопрос. Вера пишет: «Можно ли попросить Машу Майерс не хихикать в утреннем эфире? Почему? Вот почему надо просить не хихикать?

– «Вы смотрели Гордона с Лукашенко?» Я начал говорить уже, я посмотрел первый час, а их всего 2 часа 37 минут. Я сегодня после эфира досмотрю.

Максим Егоров, я не дам эфира Веллеру до тех пор, пока он не извинится перед вами, перед Бычковой и предо мной – не дам. Его не будет на «Эхе Москвы». Если вы непонятливы, я могу это повторить.

– «Администрация школы темнит и отмалчивается. Что посоветуете делать?» А на какую тему, Алена, она темнит? Я не вижу, на какую тему темнит администрация какой-то школы.

– «Как вы оцениваете позицию самого Ефремова?» Можно, когда суд закончится, я оценю его позицию? Она у него меняется.

– «Арест бывшего проректора МГУ Гришина». Ничего не знаю, дела не видел. То есть знаю про арест. Еще раз: вы же не хотите, чтобы я фантазировал? Я вообще не большой любитель… Я очень люблю фэнтези и фантастику, но сам не люблю фантазировать. Когда я вам что-то рассказываю, я либо это знаю, либо я это конструирую из тех обломков знаний, которые мне достаются. Поэтому у меня не складывается мнение, которое ни на чем не основано.

– «Есть ли возможность вернуть бомбическую пару Орехъ – Уткин?» – Евгений. У главного редактора есть все возможности.

– «Даешь свежую кровь!» Вы знаете, не хочу, Пермский край, свежую кровь. Не хочу и всё.

– «Рейтинги передачи «Кейс»… – Стела из Вологды, – потому что передача «Кейс», как и многие вечерние передачи, вот если радио стоит на 3-м месте в дневном исчислении, то «Кейс» стоит на первом месте среди всех радиостанций. Так бывает. Я понимаю ваш вопрос. Передачи угасают. Ко мне приходят ведущие с просьбой снять ту или иную передачу. Приходят другие – поставить ту или иную передачу.

Я ориентируюсь не только на рейтинги. Я ориентируюсь еще… как вам объяснить, как вам раскрыть тайну?.. Сетка вещания, представьте себе, Лиза, это вот горизонталь и вертикаль, и передача в перекрестии. И надо, чтобы люди, которые слушают передачу до, они остались на этот час, а те люди, которые в этот час слушали вчера и будут слушать завтра, тоже пришли в этот час. Это довольно сложная работа, я ее ужасно люблю.

Я помню, что я должен сказать про Бунтмана, я скажу это обязательным образом. Я специально решил чуть отложить, повесить паузу.

Вот самая слушаемая передача весной во время эпидемии, карантина, самоизоляции и пандемии – это передача «Открывашка». Она слушается больше людьми, чем вечером, утром… вот «Открывашка». Вот сегодня Сережу похвалил сильно за это. Потому что, ну, казалось бы, чего там? Ну, чего, big deal какой-то. Мы все-таки политическая станция. И у нас очень хорошие рейтинги вечером. Мы на первом месте. Но по количеству слушателей каждые 15 минут «Открывашка» сейчас весной на 1-м мете. Ну как не порадоваться? Вот вам какая история.

«Алексей Алексеевич, уберите анонс «Личный прием» и «Разбор полета», они поменялись местами с 4 июня», – пишет мне Димыч. Спасибо, я проверю. Может быть, мы там тоже накосячили. Вот я вам благодарен за такие вещи, потому что, мне кажется, очень правильный подход.

Не надо мне тыкать не потому, что мне неприятно, а потому что дальше идет хамская история.

Нет, я не читал «Позолоченный век» Марка Твена.

Мы прервемся сейчас на новости с Еленой Ляховской. Вы знаете, когда я вижу Ляховскую – а у нее постоянно какие-то катастрофы в новостях: что-то падает, взрывается, горит, – и вот она сидит – и я уже сжался. А сейчас вы будете: «Прокомментируйте, что это упало». Давайте послушаем.

НОВОСТИ

А.Венедиктов 20 часов 33 минуты в Москве. Алексей Венедиктов. У вас идут эсэмски очень много сегодня – это хорошо и по делу. +7 985 970 45 45. Не забывайте подписываться. Не люблю совершенно анонимно… И в чате тоже перестали появляться какие-то вопросы, а не только там дебаты между собой.

Владимир из Владимирской области, как я понимаю, пишет: «А можно задать вопрос на сайте «Эха» заранее?» Так вот я в основном на них и опираюсь, во всяком случае, в своей передаче. Вот, например, пишет человек по имени Кавок. Я просто покажу: вот так это всё выглядит у меня. «В отечественных СМИ исчезли передачи формата дебатов, в том числе, на «Эхо Москвы» уже давно не выходит «Клинч».

Могу вас порадовать, что у нас в воскресенье, в 2 часа Таня Фельгенгауэр проводит дебаты. Мы над этим с Таней думаем, чтобы сделать это постоянным. Но пока от случая к случаю они у нас есть.

Про Самару я ответил. Тут тоже Ниночка из Самары, видимо.

А.Венедиктов: Когда я что-то рассказываю, я либо это знаю, либо конструирую из обломков знаний, которые мне достаются

Беки пишет: «Алексей Алексеевич, ФСБ отказалось раскрывать Сафронову и адвокатам суть обвинения в государственной изменен. Как вы думаете, их нет или другие причины?»

Думаю, чего-то у них там есть, они чего-то докладывали президенту. Но я думаю, что это тактика следствия, которое делает так, чтобы во время суда адвокаты и подсудимый были в замешательстве, я бы так сказал.

…не вернем. И вам не рекомендую его смотреть и слушать, где бы он ни был. Но если вам невмоготу, то у него есть свой канал – вот вам туда. Много таких, которые развлекаются за счет Веллера.

Напомню еще раз, что у нас на следующем часе «Грани недели» с Владимиром Кара-Мурзой, будут посвящены Белоруссии. И затем программа «Дилетанты», где Сергей Бунтман и Леонид Млечин говорят о Хрущеве и о падении Хрущева.

Про Жукова меня опять спрашивает Сергей из Москвы. Нет, Жукова не убрал из эфира. Жуков взял тайм-аут. Тот формат, который у него был – интервью, – он сказал, что он исчерпал всех тех, кого он хотел спросить. Мне кажется, это неправильный журналистский подход. Он говорит: «Я не журналист». Ну, О’кей! Мне казалось, что у него получалось.

И поэтому он взял тайм-аут, чтобы придумать новый формат. Это время за ним. Поэтому это не признание собственных ошибок. Тут вообще нет ошибки. Я напомню вам, что это было практически решение суда, когда нам с Муратовым выдавали Егора Жукова, когда мы поручились, в суде был задан вопрос: «Готовы ли вы предоставить ему работу?» Я ответил – да. Вот я и предоставил работу. Какие ошибки?

Ничего не знаю про вагнеровцев. Слушайте, я смотрю за этим очень внимательно. Там много мути всякой в этой истории. Но есть некоторые точки, которые надо проверить.

Ну, например, действительно, ли гостиница была забронирована до того, как они вылетели, на два ночи. Если они хотели улететь в тот же день. Они пересекли границу на автобусе где-то в 2 или в 1-30 ночи и должны были улететь в 10 утра, зачем они на 2 ночи заказывали гостиницу из Москвы, если она была заказана? Ну, например. Просто, зачем? Может не зачем. Объясните, зачем.

Зачем у них в чате написано от их главного человека, который с ними там: «Старые билеты сожгите на улице в урне». Зачем? Я не знаю. Наверное, надо сформулировать вопросы и задать.

Что я знаю, что, в общем, президент Лукашенко говорил о том, что они чего-то там по белорусским законам нарушили. А чего они нарушили? Вот другая сторона: А чего они нарушили? Вот это я не знаю. Я пока не понимаю. То есть ответов нет, с точки зрения нарушения законов. Так расскажите, что они нарушили.

У меня нет никакой симпатии к наемникам, но правильно – задавать вопросы. Я не понимаю, с адвокатами что-то непонятное, которые говорят… их адвокаты, вагнеровцев.

Конечно, задержание нашего друга Шклярова Виталия – это, конечно, история очень неприятная. Мы пытаемся как-то ему помочь и с адвокатом, и со всем остальным.

Нет, я не соблюдаю Шаббат. Ефим, спасибо. Я не религиозен.

«Благодарю вас за лаконичность», – говорит Николай 70 лет. Знаете, Николай, вы ненамного меня старше, но вы, как и я, цените лаконичность, как я понимаю.

Так, «Жукова не теряйте» – никто не собирается терять.

Карин пишет: «Нарышкин ваш любимчик, – всё-то вы знаете, – для него чем одиозней и хайпожористей, тем лучше». Ну, идиот. Что я могу… Ну, попадаются идиоты, как этот Карин. Имеет право на идиотизм.

Red Joker: «Что там с базой проголосовавших?» Дивная история, уважаемый Red Joker. Это имеется в виду электронное голосование. Сегодня, кстати, заседал штаб по голосованию, которое будет 13 сентября, в том числе, в двух муниципальных округах в Москве, и там будет электронное голосование. Подробней – расскажу.

Теперь, что с базой. Действительно, когда на голосованиях по поправкам в Конституцию, как вы знаете, возникла угроза двойного голосования, тогда Ростелеком и Минсвязи создали приложение, куда забили все паспорта без имен, только номера паспортов и отправили во все избирательные участковые комиссии в Нижний Новгород, где шла электронка и в Москве с тем, чтобы люди, которые электронно проголосовали, не смогли проголосовать второй раз, а те люди, которые не проголосовали электронно, смогли проголосовать. То есть люди получали файл, где-то флешкой, где были только номера паспортов – там 1 миллион 100 тысяч – только номера паспортов.

Иными словами, каждый член участковой комиссии – а их в Москве 35 тысяч – они имели доступ к этой базе. И мы знаем, что противники электронного голосования тоже находятся среди членов УИКов, и это тоже нормально. Они взяли эту флешку и передали это в медиа.

Таким образом, возникла база в открытом доступе просто номера паспортов и более ничего, без ничего – без имен, без дат рождения, без адресов – номера паспортов. Вот сейчас напишу какой-нибудь номер: 45… Вот эти номера. И там были цифры: 0 – проголосовали, 1 – не проголосовали или наоборот.

А.Венедиктов: По «Новому величию» несправедливый приговор, должен быть оспорен

Это лежало в открытом доступе. Дальше в даркнете (даркнет – это черный интернет, там, где совершаются, скажем, сделки незаконные) кто-то из умников решил этим воспользоваться. Он взял эту базу и объявил о том, что он готов продавать по 1,5 доллара за строчку, при этом к этому номеру, соответственно, паспорта он якобы приписал фамилию, имя, отчество и дату рождения, ИП и так далее. И, как это положено в даркнете, он раскрыл одну из строчек, и мы ее увидели. Там были замалеваны фамилия, имя, отчество.

Первое, что обнаружили – что взятый из этой базы человек, прописан в Подмосковье. Его паспорт выдан свеженький в Домодедово Московской области. Это значит, что он не мог быть электронно голосован, потому что в Подмосковье люди не голосовали электронно, не имел права. Его нет в реестре. Но мы пошли дальше. Там есть его фамилия, имя, отчество, оно видно, замазано неаккуратно. И мы взяли всю базу миллион голосов и посмотрели этого человека. Его там, действительно, нет. Есть 26 человек с его фамилией, но нет ни одного с его именем и его отчеством. Таким образом, это фуфло, это пустышка.

Просто мошенник решил продавать товар, который а) если говорить о номерах паспортов, лежит в открытом доступе и б) где он привязывает фамилию людей, которые к электронному голосованию не имели никакого отношения. Очень печально, что это сделал «Коммерсантъ», молодой человек, который только 6 июля пришел работать в «Коммерсантъ», федеральный выпуск. Он не проверил это ничего. Он не сделал звонок опять же в штаб: это так или не так? Он не посмотрел даже на этого человека, которого открыли эти мошенники. Вот что было с базой. Пустышка. Фуфло.

Теперь про электронное голосование. У нас будет два округа муниципальных. Будет разыграно 4 мандата: два и два, в Бабушкинском районе и в Марьино. Я вчера встречался с руководителем Московской городской избирательной комиссией как руководитель штаба по наблюдению. МГИК услышал наши рекомендации, нашего штаба и пошел нам навстречу. Не будет никакого 3-дневного голосования бюллетенями. Будет только один день голосования бюллетенями. Не будет никакого, как и не было голосования на пеньках, что называется, в шатрах, на улицах и так далее. МГИК решил, что Москва в этом не нуждается.

Что интересно, все политические партии, которые входят в Мосгордуму и которые входят в Думу, выдвинули своих кандидатов. А вообще, всего было выдвинуто на 4 места – 43 кандидата. Из них на сегодняшнее утро 20 зарегистрировались, 7 отказали. В пятницу, завтра последний день регистрации. Мы посмотрим, кому отказали. Никому не отказали по почерковедам – ни одному человеку не отказали. Опять же наше письмо сработало.

Будем посмотреть, что там будет и как будет проходить голосование. Уже началась запись на электронное голосование. Там, конечно, безумно интересная история, потому что там 68 тысяч избирателей и у 65 тысяч есть уже аккаунты либо на Мос.ру, либо на Госуслугах. Из них подтвержденные – с паспортом в свое время подтверждали, приходили – 30 тысяч. Уже несколько сотен людей – мы это не объявляли – через Мос,ру записалось на электронное голосование в эти муниципальные выборы.

Ну, посмотрим. Я сегодня встречался с представителями всех политически партий, которые выдвинули своих кандидатов и рассказал им, как будет, и мы рассказали, как будет идти голосование бюллетенями один день. Конечно, досрочное будет, но как раньше, то есть в ТИКах по заявлению отдельно ножками идите туда. Конечно, будет надомное, посмотрим, сколько. Но это федеральный закон.

Но это будут очень интересные выборы, потому что хотя 68 тысяч всего избирателей, но это градусник: все партии выдвинули, выдвинул и Максим Кац, выдвинул и Владимир Рыжков своих людей, выдвинул, как я понимаю, и Дмитрий Гудков. То есть там много чего, весь набор: и коммунисты, и «Единая Россия», и «Яблоко», и справороссы и «Коммунисты России», ЛДПР…

Я сегодня встречался с представителями партий на штабе. Объяснил им всё, как это будет. Мы восстановили штаб. И мы не учли те новации, которые введены в федеральный закон, поскольку это отдано на субъект Федерации.

Более того, будет тотальное видеонаблюдение на всех участках, будут тотально они закрыты КОИБами новой модели, 17-й модели, к которым претензий нет ни у кого, в том числе, вот сегодня на штабе был Григорий Мельконьянц из «Голоса», который это подтвердил. Посмотрим.

Это по поводу электронного голосования и базы. Я все равно считаю, ее надо совершенствовать. Я позову Артема Костырко для интересующихся, он расскажет, какие новации после голосования по поправкам к Конституции были внесены в голосование, какие мы учли предложения технической группы, оппонентов, оппозиции, какие не учли, чтобы вы поняли про новации. Мне кажется, это интересно. Ну, если вам неинтересно, но неинтересно.

Ладно, я долго говорил. Пошли дальше.

Виктор: «Давай о главном – что с батькой?» Батька дал интервью сегодня украинскому телевидению. Вот хороший вопрос: «Что с батькой?»

Валентина Соломина: «С вашей подачи все ведущие «Эха» стали говорить, что не залезают в голову того или иного политика – Путина, Порошенко, Лукашенко и так далее – а как же психология?» А психологией должны заниматься профессиональные психологи, а не журналисты. Отличие журналиста от остальных заключается в том, что журналист, даже если ему чего-то сильно не нравится, он должен вам рассказать, что он знает, невзирая на психологию.

Вот почему я просил Дмитрия Гордона дать нам разрешение на его эфир с Александром Лукашенко и просил у администрации Лукашенко (у интервью всегда два автора, как известно), и мы в субботу в 12-05 дадим вам послушать, что касается России и Лукашенко. Он много про Украину говорит, но это смотрите у Александра Гордона, в YouTube, в «Гостях у Гордона». Я посмотрел первый час, и из него мы вырезали 12 минут про Путина. Поэтому вот так. Лучше вы сами его послушайте, чем я вам буду его пересказывать. А потом мы с вами обсудим, например.

А.Венедиктов: Я не слушаю Соловьева и его выпадами пренебрегаю

Новые программы и на какую тематику? Да нет пока особенно ничего.

Максимычу передам привет обязательно.

– «Какое у вас мнение по поводу Ольги Скабеевой?» У меня должно быть мнение? У меня нет мнения.

Аня, здравствуйте! «Это любимое «Эхо», – я помню. Спасибо, что я вас здесь вижу.

«Очень скользкий вы человек», – пишет Влад. А вы, Влад, наверное, квадратно-гнездовой. Вы, наверное, вот человек, который режет правду-матку – правда, не знаю, что это такое, ни про правду, ни про матку на самом деле.

– «Вы хотели бы, чтобы Гордон взял интервью у Путина?» Ну, было бы любопытно, потому что интервью Путина в основном я смотрю… вот последнее, что я видел – Ванденко, – мне понравилось, как работал Ванденко Андрей. Но обычно все-таки вот американские журналисты, иногда шведские берут хорошие интервью. То, что берут наши журналисты у Путина, мне это неинтересно. Допускаю, что многим интересно. Мне это неинтересно.

– «В чем будет итог по делу Михаила Ефремова?» Будем гадать, Дмитрий? Думаю, получит срок.

Дальше. «Спасибо за «Эхономику».

– «Когда «Эхо» больше всего пользуется популярностью?» «Эхо» – это такой большой универсам. Есть группа людей значительная, миллионная, которая слушает каждый день разные программы. Кто-то слушает «Особое мнение», кто-то слушает «Кейс», кто-то слушает «Открывашку». Есть люди, которые приходят случайно на какие-то громкие истории.

Вот во время Хабаровска мы увидели, что, скажем, в YouTube, что огромное количество просмотров наших корреспондентов. Почему? Да потому что наши корреспонденты – что Нарышкин, что Голубев – отработали, как положено журналистам, а не как политическим пропагандистам, которые показывали то, что они видели и говорили то, что они думали, а не о том, чего хотела аудитория. Результат? Результат – что у нас в среднем просмотры на YouTube, как вы знаете, они там от 50 тысяч до суперпредач – там Невзоров идет к 300, Латынина, Белковский и так далее – результат: 400 тысяч… 500 тысяч. Это приходили другие люди, которым надоело слушать пропагандистские истории, надоело слушать политически ангажированных. Они хотели получать информацию, и нормальный репортаж. Вот вам и всё, вот вам и замер. Вот вам и замэр, как говорит Сережа Бунтман. Вся история.

Люди с разными позициями… Да, мы стараемся, во всяком случае.

«Какой вы сериал сейчас смотрите?» Я уже неделю не смотрел сериалы. Blacklist онлайн у меня закрылся, 8 сезон. Я его досмотрел. Пожарные Чикаго я пересматриваю. Да черт его знает, какой сейчас сериал смотрю.

– «Соловей набирает больше всех». Да, Соловей набирает больше всех – тоже наверно.

Зинаида Багдасарян: «Зачем вы врали Гордону?» Глупости говорите, нигде я не врал Гордону. Я Гордону говорил всё честно. Вы не приводите пример. Вы взяли меня и обхамили. Вас дурно воспитывала ваша мама. Пойдите, пожалуйста, Зинаида Багдасарян, к своей матушке и скажите, что Венедиктов считает, что вас дурно воспитали, что лучше бы она вас в угол поставила. Ради таких вопросов надо чат смотреть? Давайте я отвернусь от чата и пошел сюда.

– «Что среди разговорных?» А можно задавать вопросы так, чтобы я их понимал? Что среди разговорных? А-а, место? Мы на первом месте. Я же сказал: впереди у нас – «Авторадио» в Москве и «Европа плюс» в Москве – там, где меряется.

– «Почему нет «Эха»?» Как нет «Эха», когда вы читаете? Слушайте через интернет.

Ярославль – нет радиостанции. Значит нет партнера.

– «Какой же вы неприятный типок!» А вы приятный типок». Причем не подписан. Если бы не Макс Шевченко, давно бы стер вашу радиостанцию с магнитолы» Да сотри! Вот такие слушатели мне не нужны просто.

– «Дело Платошкина мало освещаете». Да нет никакого дела, Владимир. Ничего не происходит. Освещать можно то, что происходит.

– «Пастухов – Венедиктов» – просто шик. Много лайков». Ставьте лайки, лайки мы любим.

Мне присылают: «Давид Багоян» – что я с этим должен сделать? Извините ради бога.

Развернемся сюда. Это я перехожу к чату.

А.Венедиктов: Думаю, что Ефремов получит срок, и это будет справедливо

– «Почему не все программы попадают в подкасты?» Потому что подкасты, всё радио, Гена Талий, – я знаю, вы наш постоянный зритель, – это подкасты. Вот идет сейчас передача, она ляжет в архив и в звуке тоже. Любое интервью лежит в звуке, и это подкаст. Лежит в видео, лежит в тексте. Вот я не могу ответить на ваш вопрос в этом смысле. Всё попадает в подкасты.

– «Как вы относитесь к Борису Соболеву?» Простите, Айдар, а это кто? Я не могу вспомнить, может быть, я и знаю, а, может быть, забыл, честно говоря.

«Ближайшие планы по «Дилетанту», – Сергей Федякин. Следующий номер, который выйдет 22 августа – это будет история Татарии, он называется «Тартария». Номер 22 сентября – это номер «Приципат Августа». Я все время говорил, что Путин идет по пути Августа как принцепса. Дальше пока ничего нет.

Артем Новиков пишет: «Электронные подписи для кандидатов первичнее, чем электронное голосование». Ну, картошка первичней, чем морковка. А можно и то, и то.

Мы, кстати, добились, что электронные подписи в некоторых регионах – это тоже, извините, московское предложение. И ни одна подпись, как говорит Памфилова, ни в одном регионе электронная не была оспорена. И я напомню вам: я это называю «поправка Яшина», потому что это Илья Яшин в момент выборов в Мосгордуму говорит: «Алексей Алексеевич, чего вы всё электронное голосование? Давайте: «и электронные подписи». Я говорю: «Илья, напиши и вложи. Я готов это поддержать». Поддержали. Да, пока мало. Согласились, пока экспериментально. Но они есть, и они не оспариваются.

Почему должна картошка быть первичней, чем морковка? Электронные подписи, еще раз скажу – Артем, вы правы, – но электронные подписи – это для кандидатов, а электронное голосование – для избирателей. Можно я все-таки про избирателей, а не про кандидатов в первую очередь?

– «Куда поступать?» Совсем не знаю.

– «Скучает ли Корзун по «Эху»?» Спросите у него. Слушайте, я не знаю, кто про что скучает.
Нет, я не поддерживаю связь с Сергеем Корзуном. У нас нет общих тем для разговоров.

– «Лизу Аникину вводим навсегда. Очень ничего. Согласны?» Очень ничего, но не навсегда. Буду пробовать. Лизхен – человек неровный. Иногда получается, иногда нет. А мне нужно постоянство. Я люблю постоянство, в эфире я имею в виду.

«Остров сокровищ» – пожалуйста. Это Сережа.

Да, Майкл Наки с концами ушел. Написал заявление, Маша. Я его подписал. Он выбрал другую стезю, не журналистскую. Потому что вы сами понимаете разницу, да? Но у него есть свой канал. Смотрите туда. Чего вы страдаете-то?

– «Когда мне тошно, – пишет из Волгоградской области – я включаю «Эхо Москвы» – сразу жить хочется». Вот для того мы и существуем. Даже если вы шутите.

– «А где клетчатая рубашка, жилетка?» Жарко.

Так. Зинаида Багдасарян пишет: «Трус забанил за правду». А-а, так вы дура! Я-то думал, что вы невоспитанная, а вы дура. Как же я забанил, когда вот они вы есть. Вы просто дурна. Ну, понятно. Бывает, бывает. Не позорьте нацию, я бы сказал так.

А.Венедиктов: Работу Пашаева должны оценивать его наниматели. А то что это мне эстетически неприятно – правда

– «С «Кейса» ухожу». Ну и уходите с «Кейса». Вам не обязательно это слышать, Ирина. Вы, может быть, не готовы к этой программе. Так тоже бывает. Я считаю, что если человеку что-то не нравится, он либо программу перерос, либо не готов, либо не его блюдо. Ну, чего обижаться по этому поводу. Почему надо об этом объявлять: «Если «Кейс»… Я ухожу!.. Если Шевченко… я ухожу! Если Альбац… – я ухожу!» Ну, уходи. Никто же вам талончики не выдает на обед, что называется.

– «Что за совместный фильм с Минаевым?» Мы обсуждаем с Минаевым…

Гоша пишет: «Почему татарский язык, а не башкирский?» Гоша, я еду в Башкирию. Следующая моя поездка во второй половине августа будет в Башкирию. Там и поговорим, что называется. А татарский – это было всё очень просто, потому что татары – это третий этнос в Москве после русских и украинцев. Ну, мы на русском языке и вещаем. У нас есть украинская передача и «Говорим по-татарски».

На чем я с вами прощаюсь. Кара-Мурза в следующем часе. Сергей Бунтман и Леонид Млечин – через час. Встретимся с вами в субботу в 13 часов, потому что в 12 – Александр Лукашенко. До свидания!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире