'Вопросы к интервью

А.Венедиктов 20 часов и 7 минут в Москве. Всем добрый вечер! У микрофона — Алексей Венедиктов. Сегодня программа «Без посредников». Я отвечаю на ваши вопросы. Напомню, эти вопросы существуют у нас в чате, и я вижу здесь чат. И, соответственно, СМС: +7 985 970 45 45. Не забывайте подписываться.

Наверное, надо начать с того, что был в Питере, вернулся. Всё, студия работает. Вчера был Александр Невзоров, как вы видите. Поэтому меня не было, собственно, в «Сути событий» у Сергея Бунтмана. Я сейчас как бы отрабатываю свою подлость вместе с вами.

Как съездил в Петербург? Съездил в Петербург хорошо. Зашел в любимый магазин «Подписные издания», договорился кое о чем, о неком мероприятии. Ну так, посидел, отдохнул. Один день отпуска — всего ничего.

Давайте поговорим лучше о тех историях… если чего не успеем, то тогда на субботу, на 12 часов к Сергею Александровичу, когда я приду в «Слушать подано», как у нас тут шутят — в «Будем наблюдать».

То, что связано с «Эхом», конечно. Мы сейчас очень сильно занимаемся Беларусью. Естественно, это событие, оно несколько неожиданно. Оба события — и задержание нашего товарища Виталия Шклярова и, естественно, история с ЧВК Вагнера. А то, что эти ребята в ЧВК Вагнера, большая часть из них — это нет никаких сомнений. Есть их личные дела. Смотрите в «Независимой газете».

Давайте посмотрим на то, что нам сейчас известно. Нам это известно из белорусских официальных источников и из стейтмента российского посла в Минске Дмитрия Мезенцева, тоже хорошего товарища еще со времен 90-х времен, когда он в Питере служил в команде Собчака.

История приблизительно понятная. Беларусь всегда являлась перевалочным пунктом для разного рода людей, которые ездили в другие страны. Когда случилась пандемия, и всё перестало летать, «Белавиа» продолжает летать. И поэтому очень многие знакомые пробирались в Беларусь, потом оттуда улетали в другие страны. Это раз.

Вторая история заключалась в том, что мы знаем, что ЧВК Вагнера работает, в том числе, на охране в Северной Африке, на Ближнем Востоке. Судя по специализации этих ребят, это, действительно, как правильно здесь было сказано коллегой из «Новой газеты», это пехотный взвод. Скорей всего, они, действительно, переправлялись, как говорил наш посол, туда. Он называл Стамбул.

Но есть вторая составляющая — это интерес, собственно говоря, белорусских властей и президента Беларуси, которым нужно было продемонстрировать, прежде всего, западному наблюдателю, на мой взгляд, что Россия есть угроза для Беларуси, поэтому она направляет туда «зеленых человечков». Они же не государственные, их же не существует, как сказал сегодня Дмитрий Песков. ЧВК Вагнера не существует. ЧВК вообще не существует по российским законам, это призраки, «зеленые человечки».

И на самом деле, я думаю, что президент Беларуси Александр Григорьевич Лукашенко, он искусно воспользовался ситуацией, когда эта команда переправлялась на юга, решил продемонстрировать по-другому. Достаточно унизительно их задержали. Вы видели кадры. Не то, что их задержали, а то, что продемонстрировали.

Это всё связано, безусловно, с такой эскалацией между российским и белорусским руководством, которое мы наблюдаем с осени прошлого года. Действительно, с другой стороны, у Александра Лукашенко ситуация на выборах сложная. Я не верю ни в какие 3%. И, собственно говоря, я может, не верю и в 75, но в 3 я не верю точно. Но взнервленность, я бы сказал, белорусского руководства, оно ощутимо и пальпировано. Мы видим, я вижу и мы публикуем это и на нашем сайте, в нашем эфире встречи президента Лукашенко, прежде всего, с силовыми структурами, его высказывания. И, мне кажется, что это взнервленная история.

А.Венедиктов: ЧВК вообще не существует по российским законам, это призраки, «зеленые человечки»
Мы, аккредитуем и отправили запрос на аккредитацию туда наших двух корреспондентов с 7 августа по 11. Мы дискутировали, насколько это опасно, не опасно. Но работать надо. И наши два корреспондента — Алексей Голубев, который вернется из Хабаровска и Стас Крючков, который изъявил желание туда отправиться, — поедут туда, если получим аккредитацию, освещать президентские выборы.

Что касается Виталия Шклярова. Я просто очень хорошо его знаю, он бывал в нашей студии, мы с ним общались неоднократно. Он не участвовал ни в кампании никакого кандидата в Беларуси. Надо отменить, что Виталий, во-первых, гражданин Беларуси. Во-вторых, он приехал туда, действительно, общаться с разными людьми, но приехал к семье. У него мама в Гомеле и папа вместе с 11-летним сыном, который там остался сейчас. И он буквально собирался вчера прилететь в Москву. У нас была даже назначена на сегодня встреча.

И он был задержан. Он не работал в команде Тихановского. Уважаемые коллеги, которые меня слышат, поверьте, я очень хорошо знаю, чем занимается Виталий, и какие у него проекты. Он политтехнолог, действительно, но он не занимался избирательной кампании никого в Беларуси именно потому, что он белорусский гражданин и он не хотел в это входить. Поэтому его задержание достаточно неожиданное. То, что ему приписывают, то, что мы знаем, выглядит — тьфу! — неубедительно.

И из Москвы я, естественно, буду заниматься тем, чтобы разъяснить свою позицию белорусским властям, свое знание белорусским властям и готов в пользу Виталия дать показания и, если меня вызовут, приехать в Беларусь для того, чтобы его освободили. Он товарищ, он друг. И я точно знаю, что то, что ему пока в публичном поле предъявляют, это неправда. Поэтому вот такая история.

Мы будем следить, безусловно, и с помощью наших корреспондентов и других за Беларусью. Мы предложили интервью главе Центральной избирательной комиссии Беларуси. У нас были кандидаты в президенты, как вы помните — снятые, не снятые и члены семей. Мы предложили интервью и послу Минска в России. И будем рассчитывать, что, может быть, завтра или на следующей неделе он придет к нам или даст нам интервью по событиям вокруг для того, чтобы вы, наши уважаемые слушатели, которые ставят мне лайки бурные и хорошо и много — естественно, это нормально, и это правильно, — чтобы вы правильно делали свои выводы по поводу того, что там происходит, в Беларуси.

Еще раз повторяю, пока я согласен с Песковым, что мы не много знаем, только деталями про ЧВК Вагнера — про Шклярова знаю, про ЧВК Вагнера не знаю дословно, — но верю, что это ЧВК Вагнера.

Верю ли я, что они туда были направлены для того, что бы там что-то мутить? Пока нет ни одного доказательства этому, ни одной убедительной истории. В принципе, теоретически можно себе представить это, потому что кто выгоден России, российской власти как президент Беларуси? Я его назову: Александр Григорьевич Лукашенко.

Максимов пишет: «Да нет, версия про транзит не выдерживает никакой критики». Почему? У них были билеты, у них были арабские деньги, суданские в первую очередь. У них не было оружия. Почему версия про транзит не выдерживает критики? Спецслужбы Беларуси знали, когда они заехали, знали, когда у них билеты на Стамбул, знали, какой контракт, с какой белорусской у них фирмой.

А.Венедиктов: Я готов в пользу Шклярова дать показания и, если меня вызовут
Почему не выдерживает никакой критики? Вот эти ваши бесконечные развешивания губ «не выдерживает никакой критики». Пример! Нету ничего у вас. Только то, что у вас в голове, фантазии. По фактам нужно работать, а не фантазировать. Нет, можете фантазировать, конечно.

Мы будем за этим внимательно следить и будем давать слово различным силам в Беларуси для того, чтобы все участники электорального процесса получили возможность нашим слушателям, среди которых есть высокопоставленные слушатели московские, российские и белорусские могли делать свои выводы. Я хочу сказать только еще раз, что России выгоден Лукашенко, но Лукашенко ослабленный. И я думаю, что Россия делает всё, чтобы Лукашенко был обязан своей победой России, чтобы он был должен. Вот такая конструкция Кремля мне кажется убедительной. Это следует из тех фактов, которые мы знаем, из тех разговоров, которые я имею. Но в любом случае ваше право верить во что угодно. Это ваши трудности, и вы с этими трудностями будете жить, а я с вами жить не буду в этом смысле.

Пишет Лялямба: «ЧВК сделали козлами отпущения. И поделом». Я не знаю. Это возможная версия. Насчет поделом могу с вами согласиться. Сегодня два года, как погибли, мы с вами помним, в Центральноафриканской республике наши журналисты — Орхан Джемаль, если вы помните. И это связано, в том числе, с их расследованием по деятельности ЧВК Вагнера в Центральноафриканской республике.

Но при этом мы же сейчас рассматриваем другой вопрос. Мы можем повернуть и рассмотреть, кому чего поделом. А можем рассмотреть вопрос президентских выборов в Беларуси. Это же просто два разных сюжета, я бы сказал, Лялямба. Поэтому оставляю за вам право, естественно, высказываться, как вы считаете нужным. Но не оставляю за вами право менять тему. А тема: выборы в Беларуси.

Вы знаете, что сегодня белорусская Центральная избирательная комиссия собирала кандидатов в президенты. И у нас тут понеслось: Сейчас отменят выборы, перенесут. И так далее. Да нет. Оказалось, ничего не отменили. Поэтому будем наблюдать, что называется.

— «Променял великого Веллера…». Это я вас отбаню. Будете Веллера слушать в другом месте. Это мне не интересно. Конечно .помню.

— «Ехали на соревнования по шахматам…». Да нет, вы знаете, на самом деле ЧВК Вагнера, в том числе, она занимается охраной нефтяных скважин по контракту, зарабатывает бабло. Не только воюет по указанию государства — реально зарабатывает бабло. И их очень много, их до 2 тысяч. И неоднократно уже в Ливии, по-моему, были замечены в том, что занимаются не боевыми действиями, а охраняют эти нефтяные скважины между Хафтаром и национальным правительством. Тут надо чуть внимательней смотреть. Не действовать только в результате прочитанного одного какого-нибудь твиттера или эсэмэски. Сложнее смотреть на эти истории, мне так кажется.

— «На какое число были билеты из Минска в Стамбул», — Дед Шуткарь. На 25 июля. На который они якобы опоздали. Но на 25 июля, я вам могу сказать. Они якобы, по словам российского посла — мы больше ничего не имеем — опоздали на этот рейс. Ну, а следующий рейс — видимо, надо билеты покупать.

Не волнуйтесь, КГБ Беларуси вместе с вами Дед Шуктарь, это дело разберет. Но запомните дату: на 25 июля. То есть они въехали в Беларусь, имя билеты на Стамбул на 25 июля. Вот какая история. Поэтому чуть внимательней к деталям. Вы правильный вопрос задали. Многие люди на детали не обращают внимания. А тут чуть-чуть внимательней к деталям, тогда, может быть, появятся ответы, который вас убедят. Я вас не убеждаю. О’кей, но есть другие детали, смотрите за ними.

Сергей Бондарь, никакого Веллера я вам не верну. Подавитесь, слушайте его в другом месте.

Никого не расстреляют, не волнуйтесь. Как раз вот та часть, если вы услышали то, что я говорил, — часть с задержанием, не с тем, что они собирались делать или не делать, а с их задержанием — это история демонстрации того, что Россия угрожает Лукашенко, поэтому «Запад, смотрите внимательно: я ваш единственный друг и помощник» и так далее. Посмотрите вот за этим внимательней. Еще раз: не надо слушать только посла или только КГБ Беларуси, какой-то один Телеграм-канал — их много, этих Телеграм-каналов. Собирайте сведения.

А.Венедиктов: Россия делает всё, чтобы Лукашенко был обязан своей победой России, чтобы он был должен
Тут мне пишут из Москвы, но без подписи: «Заблуждаетесь, Кремлю нужен не слабый Лукашенко, а приползающий на цырлах…». Ну, что это такое? Ну, идите на ВГТРК к Соловьеву с такими выражениями. А это и есть слабый Лукашенко, который будет приходить за деньгами, за субсидиями. Вы правы, нужен слабый, а для этого его нужно ослабить. В этом смысле вы правы. Ну, чего вы тут пишите…

Вася: «Подскажите, по чем можно нынче Родину продать?» Ваша родина, Вася — это сортир. Он бесплатный. Вот лично ваша, Вася, родина.

— «Что вы думаете о Тихановской по итогам митинга в Минске сегодня?» — Владимир Веркович.

Я, честно говоря, ни сильно наблюдал, но совершенно очевидно, что Тихановская собирает на себе весь протестный электорат, такое а-ля «Умное голосование». С учетом того, что сняли Цепкало и посадили Бабарико, она стала символом. Естественно, ее мужа посадили тоже. Она стала символом, и люди, которые анти-лукашенки, их голоса, их поддержка, их деньги переходят к ней. И в этом интересен результат. Конечно, контроля за подсчетом голосов мы не видим, но интересен результат будет в Минске, в столице — соотношение голосов Лукашенко — Тихановская.

Я не знаю, как там устроено наблюдение в отличие от того, как знаю, как у нас устроено наблюдение. Но вот, может быть, нам удастся посмотреть. Потому что это важно. Народу много… Я, кстати, никогда на глаз не определяю, но это десятки тысяч, безусловно, которые приходят тысячами в провинции и в Минске много. Это люди, которые не боятся выйти. Но весь вопрос в том, сколько это соберет голосов, если их посчитать. Всё время с оговорочкой.

Владимир: «А Лукашенко прямо так Западу и верит». Нет, он использует. Ну, Владимир, чуть-чуть внимательней. Он, конечно же, использует Запад против России. И назначен посол американский в Минск, то есть предложен, он еще не прошел сенат, но предложен за долгое время… и Запад использует Лукашенко. А как вы думали? Это политика такая, естественно.

— «В сортире опасно — там Путин», — пишет Фарид Юсупов. Это будут проблемы Васи, это не наши с вами, Фарид, проблемы. Отлично, пять баллов.

Гена талий пишет: «Вагнер охраняет скважины, которые сами недавно и захватили». По-разному, Гена талий, по-разному. Невнимательные вы. Я понимаю, что поток информации, особенно анонимный, он такой, что кружится голова. Но, повторяю, что если собирать и складывать, то получается картина. Помните, как Аркадия Райкина было: «Художник — это, прежде всего, человек, который берет нужную краску и кладет в нужное место — получается картина». Вот мы с вами пытаемся собрать эту картину. Если по Белоруссии чего-нибудь еще будет, я дополнительно…

— «А у батьки экзитполы разрешены?» Не знаю законодательства, честно говоря. Наши корреспонденты, если поедут, они вам на это ответят. Но так не знаю.

Я теперь посмотрю чат. Вот я не же не пресс-секретарь Лукашенко — «Что будет делать Лукашенко с задержанными?» Думаю, что он будет их разыгрывать. Посмотрим.

— «У Путина есть преемник?» Хороший общий вопрос. Не знаю, но думаю, что он присматривается. И вы присматриваетесь, и он присматривается. Вот, кстати, про Путина.

Ребята, действительно, буду банить, даже не буду объявлять кого, и вы забудете сюда вход навсегда и там и там, если будете позволять лишнего и распускать губы. Всё. Значит, по номеру, по карточке автора, как у нас написано.

Вот вам история более внимательного просмотра. Мы все вам говорили, что у Путина по «Леваде» 23% доверия всего. Да, действительно, я посмотрел полностью этот опрос. «Вот у Путина по «Леваде» 23%, меньше четверти» и так далее. Верно. Теперь вопрос: а кто второй и сколько у него по той же «Леваде»? Я вам скажу: Жириновский — 10%. А где Навальный? 2% доверия по тому же «Леваде».

И когда мы берем в целом картину, да у Путина упало очень резко, я скажу, с ноября с 38% до 23%, если мне не изменяет память. Но у других-то не подрастает доверие. Вы же не доверяете. Это вы не доверяете. И тогда начинаешь задумываться, а чего такое-то? И это один и тот же опрос.

Поэтому к цифрам надо относиться комплексно, обратите на это внимание, пожалуйста. Если вы в одной и той же таблице верите одной цифре, то верьте и всем остальным. А если не верите, тогда на нее не опирайтесь.

— «Украина бенефициар?» Смотрите, когда что-то происходит, сначала бенефициары — это те, то это дело организует, заказывает. Есть люди, которые для чего-то это организовывают. Они бенефициары — люди, страны. Но потом, когда появляются проблемы и последствия, набегают другие бенефициары.

И в этом случае Украина — бенефициар, конечно, потому что: а) несколько человек из задержанных воевали на Донбассе на стороне сепаратистов и б) у некоторых людей украинское гражданство. И Украина будет требовать их выдать так же, как Россия наверняка будет требовать выслать российских граждан.

И уже сегодня — я просто обращаю внимание — довольно нервно Дмитрий Песков заявил, что мы не признаем их украинского гражданства, они все наши российские граждане. Ты откуда знаешь? И вот это главный вопрос. Поэтому, конечно, Украина — бенефициар. Тимофей, вы очень точны в той истории.

Сейчас мы возьмем и отправим этого человека на хрен. Вот так.

А.Венедиктов: Тихановская собирает на себе весь протестный электорат, такое а-ля «Умное голосование»
— «Ваше мнение о партии «Новые люди» после интервью. Ну, знаете, с одного интервью мнения не сделаешь. И, кроме того, первое интервью — это было такое знакомство, я так ходил, пытался понятно. Кое-чего понял, кое-чего не понял, но довольно любопытная история. Потому что это попытка сделать классическую правую либеральную партию — то, что делал Михаил Прохоров. Успех мы увидим, но увидим их в провинции, потому что они говорили, что в Москве не идут. Мы посмотрим.

Поговорим, кстати, о Москве в следующей половине часа. Потому что у нас тоже будут тут такие маленькие муниципальные выборы. 4 места будет всего разыграно, но уже там 40 кандидатов.

Я вернусь в студию через 4 минуты. А пока Елена Ляховская с последними новостями на «Эхе».

НОВОСТИ

А.Венедиктов: 2033 в Москве. Это программа «Без посредников». Костя Джи из Швеции, я получил ваш вопрос по поводу наших акканутов в Одноклассниках. Я передам Алексею Соломину, который отвечает у нас за соцсети — он сейчас слышит нас с вами, — что там есть проблемы. Я прочитаю это всё. Я посмотрю. Спасибо большое, что написали.

— «Лукашенко может проиграть?» Нет, не может проиграть Лукашенко, на мой взгляд, во всяком случае по результатам. Этого не будет.

— «Перспективы Фургала в политике». Ну, что вы хотите? Во-первых, перспективы Фургала в СИЗО, начнем с этого. Сергей Фургал не будет оправдан и не будет выпущен, с моей точки зрения, потому что для того, чтобы всю эту устроить катавасию, надо было зайти к первому лицу и получить разрешение на арест. Я думаю, что к Путину зашли и получили разрешение на арест. И поэтому заднего хода не будет.

А в будущем, кто же знает, как оно будет. Я прогнозы никакие не делаю, потому что, мне кажется, что прогнозы — вещь такая, сейчас в эпоху турбулентности очень турбулентная.

— «Радзинский когда будет на «Эхе»?» Когда будет готов, позвонит, и мы решим с ним, как это делать. Но я хочу сказать, я буду опять сокращать количество гостей в студии. Мы опять будем уходить на уделенку, потому что не радует меня в Москве то, что происходит. Сегодня, как вы видите, у нас Собянин говорил о том, что мы встали на цифру 600–700 человек каждый день, и это дело не уменьшается и меньше не будет. И пока в «Эхе» — тьфу-тьфу-тьфу — практически никто не болел тяжело и хочу, чтобы не болел, поэтому я все-таки буду держать удаленку максимально, как это возможно.

И, конечно, печально видеть, как люди в помещениях — я имею в виду, в магазинах и в транспорте ходят без масок — на улице, конечно, не обязательно, но в помещении это не правильное решение. Я понимаю, что Москва вообще некомфортно, но все-таки хоть какая-то защита.

Послушайте 600–700 человек ежедневно — да, для 15-миллионой Москвы это тьфу, но если вы там окажетесь или ваши близкие? Поэтому вот у меня маска в кармане всегда. Если я захожу в общественный транспорт или в помещение, в магазин, книжный магазин (я в первую очередь хожу по книжным магазинам), я, как это ни неудобно — а это очень неудобно, — я маску надеваю всегда и вам рекомендую.

Это к вопросу о Радзинском я хотел сказать, что мы тоже его бережем. Если он будет готов на уделенке, то в ту же секунду, в какую он захочет.

Меня спрашивают, вернется ли Майкл Наки. Его ставка в игре, имея в виду, что те деньги, которые он получал, — сейчас я провожу встречи удаленные и нанимаю на его место человека. Поскольку решением холдинга новых людей нанимать нельзя, а только на освобожденные ставки, вот сами и посчитайте, сложите, разделите.

«Что с Егором Жуковым?» — спрашивает Ирина. С Егором Жуковым. Он исчерпал себя в том формате, как он говорит, который был, он исчерпал тех людей, о которых он говорит. Он ищет новый формат. Это место — среда 16 пока за ним. Считайте, он в отпуске творческом. И мы попытаемся с ним найти формат. Он сказал, что его гости закончились. Я же не могу заставить человека притаскивать других гостей. Мне кажется, это довольно странно.

«Алексей Алексеевич, — спрашивает Владимир, — а почему Владимир Пастухов так редко появляется?» Честно говоря, не делал график появления, но, мне кажется, он появляется раз в неделю, раз в две недели. Если индивидуальные гости, у нас не так много места. У нас 5 «Персонально ваш», некоторые закрепленные за людьми всегда, за Алексашенко Сережей, например. У нас 10 «Особых мнений», некоторые места закреплены.

Спасибо большое, Владимир. Пока нет Евгении Альбац — вы знаете, она ушла в отпуск, — и, может быть, я господина Пастухова попрошу в понедельник, если он может… Он же профессор, он занят. Хорошая идея, спасибо большое.

«Военный совет». Вообще-то да, но летом — нет. А после лета мы вернемся вместе с Министерством обороны в студию к «Военному совету». Его надо перепридумать.

Спойлер — ну, слушайте, это рано говорить. Во всяком случае, очевидно, что его идеи, его политика, она против тех позиций, о которых нам пишет Николай Платонович Патрушев и Совбез, о которых говорит Володин и Сечин. Поэтому если и спойлер, то странный спойлер.

А.Венедиктов: С моей точки зрения, Сергей Фургал не будет оправдан и не будет выпущен
— «Выйдет ли Путин из бункера?» Он давно не в бункере. По-моему, в Сочи. Я не знаю. Вот видите, это всё ваши фантазии и представления. Это же карикатура, она тоже имеет место быть, но у нас есть юмористические программы. Такой вопрос уместен в «Кейсе». Вот у вас какие-то представления, которые не соответствуют действительности, поэтому у вас разочарований много. А если вы не придумываете, то у вас разочарований не будет.

Нет, я не забыл дать премию Нарышкину. Действительно, это правда. Я считаю, что Алексей отработал в Хабаровске фантастически хорошо. Посмотрите его репортажи, интервью. И сейчас также фантастически хорошо там работает Алексей Голубев с разнообразными людьми. Сегодня на сайте, на YouTube есть его интервью со сторонниками Сергея Ивановича Фургала.

Дмитрий спрашивает, где Виктор Шендерович. Виктор Шендерович на этой неделе в отъезде, но его место за ним, и, как я понимаю, на следующей неделе он будет. Еще раз: эти гости на нас не работают. Они приходят к нам в гости, когда могут. Да, за Шендеровичем закреплено время в 16 часов в четверг, верно. Но если он в этом время в этот день в отъезде, в дороге, так бывает, то мы его заменяем. И это время за ним. Как только он освобождается, он появляется, так что не волнуйтесь, Дмитрий.

— «Кейс себя исчерпал». Вы знаете, судя по количеству слушающих, нет. Я вот не взял, к сожалению… Нет. Это я всё с эсэмэсками разговариваю. Тут как-то поменьше хамства.

Вы ставите слишком мало лайков, чтобы я с вами разговаривал. Ставить будете больше — повернусь к вам. Сейчас рассказываю все по эсэмэскам.

— «Авиакатастрофа в Сочи». Да, Владимир, история довольно интересное, потому что дело, как я понял, закрыто. Виноватых нету, то есть виноваты летчики, что неправда или не вся правда, скажем честно. Ну, вот так. Расследование закрыто, если я правильно помню, но я правильно помню.

— «Кейс» — супер!» — вот пишет мне Хелена. Видите, ну пропускайте программы. Вот вы пишете «Кейс исчерпал», тут пишется: «Кейс — супер!» Вот так и будет на самом деле. Эти же программы кому-то нравятся, кому-то не нравятся. Нет такой программы, которая нравилась бы всем или не нравилась бы всем. Я же вижу по цифрам. Я каждый месяц получаю цифры по каждой программе, и я вижу. Значит, люди постоянно слушают. Я главный редактор, я за это отвечаю.

— «Отправьте Нарышкина взять интервью у шамана». Можно главный редактор будет сам решать, кого куда отправлять? Но у шамана надо взять интервью, с этим я согласен.

— «Пойду лайк поставлю. Саша Дачник». Давно пора лайк поставить, Саша Дачник, наш постоянный слушатель. Тогда бы я и повернулся бы налево, а так я повернулся направо.

— «Привет из Харькова! Когда ждать братского вторжения?» Надеюсь, не дождетесь. Хотя, я вам должен сказать, меня письмо Дмитрия Козака своим визави — французу, немцу и вашему Андрею Ермаку — напрягло. Он выходит из этого состава четырех советников четырех президентов (или трех президентов и канцлера) и говорит, что это ни хрена не работает, ничего не движется и так далее. Это сегодняшняя новость. У нас такая вот штука веселенькая.

— «Хотите ли вы делать передачу о театре?» Нет. Это я Стасу Путинцеву говорю.

— «Почему в понедельник в 19 часов нет Ремчукова?» Ирина, та же самая история. Константин приходит, когда он может или хочет. Он гость. Это время за ним закреплено. То же самое с Шендеровичем. Говорит: «Не могу, не хочу занят…». Имеет право. Или иногда говорит: «Могу, но в 3». Иди в 3, я не возражаю. А так занят. Поэтому люди у нас свободные.

— «Дедушка, как ваши дела?» Ничего, внучек, подрастай, прыщавый!

— «Супер. Думаю, Путин вам дал задание не говорить о Хабаровске вообще». Опять человек таблетку не принял. Первые полчаса говорили. Чего там говорить о Хабаровске? Там всё понятно. Рассчитывают на то, что рассосется. Что говорить? Вопрос задайте.

— «Какой вискарь посоветуете?» Macallan 18-летний.

Наталья Васильевна Зубаревич, я надеюсь, будет у нас во вторник в «Статусе плюс» поскольку Екатерина Шульман у нас в отпуске. И мы пригласили Наталью Васильевну. И мне, конечно, очень интересно. Я попрошу Макса Курникова, который ведет «Статус плюс» — она же по регионам — поспрашивать по поводу экономики Хабаровского края. Вот она точно интересней по Хабаровску, чем я. Вот она точно понимает то, что мы с вами не понимаем: дебет, кредит, субсидии и так далее.

Антон Хвостов пишет: «Достали вы своими таблетками». Это ваши таблетки. Я просто напоминаю вам заботливо, Антон.

— «Какая сегодня тема? Я опоздал». Та, которую вы зададите.

Вот ровно в Питере мы с Кобаладзе сели и Lagavulin дернули очень хорошо. Это правда.

Да, а я рыскаю глазами — да, это мем, конечно, Владимир Владимирович. Спасибо вам большое, Владимир Владимирович. Весьма вам признателен за этот мем «рыскать глазами». Нет, я не рыскаю глазами, потому что у нас на самом деле всё просто. У нас преемник, как вы говорите, главный редактор избирается журналистами. И любые 5 журналистов — а их у нас 111, по-моему, могу выдвинуть главного редактора, и будет тайное голосование. Поэтому выбирай преемника, не выбирай преемника — решат люди, который вы слышите в эфире каждый день.

А.Венедиктов: Если Трамп проиграет, то Америка будет более предсказуема
Танч пишет: «Зубаревич блеск!» Тут я с вами солидарен.

Радиоспектакли. Сережа Бунтман собирается писать, но не радиоспектакль, а собирается писать — мы сейчас авторские права урегулируем, потому что нас закончился «Хоббит», пошел «Остров сокровищ» по пятницам в 16, записанный Сергеем Бунтманом, — а вот следующий… не буду пока говорить, пока не урегулировали авторские. Писать радиоспектакли тяжело, это надо людей сюда, в студию. Их собирать тяжеловато, собственно говоря.

— «Лиза слаба в передаче «Що там у них». Вы знаете, каждый человек, когда переходит в новую передачу, он постепенно набирает. Я к этому отношусь очень внимательно как главный редактор. Смотрю сейчас и за Лизой, с другой стороны, смотрю на передачу «Неудобные». Кстати, мне никто не пишет про передачу «Неудобные», кроме там с харассментом — достали. И люди набирают. Я же вижу прогресс. Если я не вижу прогресса через 5–6 передач, я начинаю жаться, честно говоря. Ну, а так — «Лиза норм» вот мне тут же пишут.

«А что с «Лебедями»? Вы же обещали». Там у меня Матвей Ганапольский, он не может писать из Киева. Он приехать должен. У меня два главы записано, и мы тут встали, пожалуйста. купили все права и встали.

Главный врач радио. Да, это точно.

Вот Ольга пишет: «Лиза очень хороша». Ну, началось. Ребята, это то, что я говорил: кому-то нравится, кому-то нет.

«Евгений Чичваркин может чаще появляться в эфире», — Дмитрий. Согласился, Дмитрий. Чего-то давно Жени не было. Или был?

Аузан. Правильно всё говорите. Но тогда остальные будут реже. Вот тут надо понимать, что как только расширяется список — значит, остальные реже, к которым вы привыкли.

— «Когда будет Соловей в «Особом мнении»?» Он вчера был, по-моему, или позавчера. Не знаю, честно говоря.

— «Почему эфир в Петербурге часто…». Это я не понимаю, можете чуть подробнее?

— «Почему и зачем Шнур залез в RTVi?» Потому что все в выигрыше. RTVi будет в выигрыше от такого продюсера. Шнур будет в выигрыше от площадки. А Шнур будет в выигрыше от того, что он делает. Чего же не залезть? Молодец, всё правильно сделал.

— «Нарышкин сам находит гостей в «Изнанку»? У нас просто гениальные, замечательные люди». Вы знаете, сам находит. Причем он находит среди вас. Это интересная история, потому что когда мы с Алексеем задумывали эту программу, собственно, я так думал, как мы людей будем находить. Он сказал: «Не , Алексей Алексеевич, я найду». И он обращается к вам, у него есть почта. И люди предлагают себя, как я понимаю, как по профессии. Мне просто кажется, что «Изнанка» большая удача. Я как считал, так и считаю.

Патрушев. Что такое «возьмите интервью»? Он не дает.

Павлик Морозов пишет: «Мы его не смотрим». Ну, и не смотрите. Я же не могу вас привязать.

— «Когда будут выходить новые программы Николая Тамразова?» Новые программы Николая Тамразова будут выходить, когда закончится карантин. Я не буду рисковать Николаем Ишуевичем. Вот вы должны это понимать.

Ирина Прохорова. Правильно, Ирина.

У Юрия Пронько есть своя программа и у него есть свое радио. Вот я вам ответил.

— «Слышали, Соловьев извинился перед Хабаровском»? Слышал. Что мне с этим сделать? Что вы хотите, чтобы я с этим сделал.

— «Спасибо Максиму Владимировичу из Оренбурга». Да, пожалуйста. Привет из Норвегии. Да привет!

— «Вы смотрели выпуск Соболь про журналистику?» Важная тема или пока не время. Да, Геннадий Петрович, это всегда важная тема. Но в любом случае то, что я хотел у Любовь Соболь, я сказал — она всё оставила, поступила честно, ничего не обрезала. Поэтому, мне кажется, что до тех, кто смотрел, донес свою точку зрения. Понятно, что для слушателей «Эхо Москвы» я могу здесь это донести, но для зрителей Любови Соболь — не все слушают «Эхо Москвы» — можно и таким образом.

Ой, 950 лайков. Ребята, ну 50 лайков-то добросьте мне за 8 минут, я надеюсь.

— «Шнур сравнил современную журналистику с порнофильмами. Согласны?» Да, ради бога, если вам так нравится. Мне-то чего?

Омску привет!

Теперь начали: Шульман — плохо, Чичваркин — плохо. Надо бы Соловья в эфир позвать. Слушайте. Ну вот прекратите! Все это происходит.

Иоанн пишет: «Неудобные» — это свежо. Спасибо». Да, пожалуйста.

— «Считаете ли вы «новую этику» — это неосталинизм?» Ну, слушайте, эти ярлыки… Во-первых, новая этика имеет разную коннотацию, скажу я вам по-умному, к ней по-разному можно относиться. Нет, это не неосталинизм… Марков куда делся? На карантине.

— «Почему в «Реплике» только два человека?» Потому что в «Реплике только два человека. Вот какой вы хотите ответ? Потому что «Реплика» — это как бы ежедневная колонка, у нее есть два автора: Антон Орехъ и Матвей Ганапольский. Так исторически сложилось. Это очень трудно на протяжении десятилетий делать «Реплику».

Лилия Шевцова, она пишет колонки, и мы их размещаем. Мы ее звали в «Особое мнение». Она не высказала желание, скажем так. Это ее право. Но мы с удовольствием размещаем ее колонки. Я ее считаю одной из самых внимательных и умнейших наблюдателей. Я очень ценю в людях наблюдательность. И когда человек не общается с носителями информации, но тонко чувствует — это Лилия Шевцова. Это удивительно. Вот я общаюсь, и потом — как она угадала? Мне пишут — Шевцова классная.

Что вам не нравится в Санкт-Петербурге, то вы и не слушайте. Вы мне тоже не нравитесь.

Да, Нарышкин вернулся из Хабаровска. И сейчас там Алексей Голубев. Все же видно на сайте и в эфире.

Спрашивает Камил из Москвы: «Когда вернутся Уткин и Орехъ в утренний «Разворот»? А что, надо? Можем даже проголосовать. Почему Антон Орехъ работает не под своей настоящей фамилией? Потому что он так решил. Вот, честно говоря, с сейчас с трудом вспомню его настоящую… А это мне зачем? Это бухгалтеру для зарплаты. А мне это зачем? И вам это зачем?

Можно больше Ореха? Можно.

Владимир Г. Пишет… Какое-то Г, но вот, видимо, потому что он Г: «Какое закроют ваше радио?» Это к Владимиру Владимировичу, это не к вам. Чего вы задаете вопросы не по адресу?

— «Есть ли какие-то инсайды в продвижении дела Немцова?» Инсайдов нет, но мы следим за параллельным расследованием, скажем так.

Михаил Сергеевич Горбачев ничего. Мы с ним в июле уже дважды обедали. 89 все-таки. С головой всё в порядке, могу вас казать так, аккуратно. Довольно живо обсуждаем Украину, Беларусь, свою собственную страну. Это достаточно интересно.

Опять про Уткина пошло.

Почему у Ильинского два часа? А должен быть один? Что за вопрос из Мурома? Или три? Или один, или 47 или 144?

— «Как расцениваете ситуацию в США?» Я вижу, что Байден идет на победу сейчас. Это видно. Это очень сложный вопрос. Если говорить о Трампе, это такой типчик, он, как это сказать… очень турбулентный такой. Но это беда не наша, вернее, наша, но в последнюю очередь — это беда американских избирателей. Но это будет его история.

— «С баттлами на радио никак теперь?» С какими баттлами? Я не очень понимаю про баттлы. Но вот Таня Фельгенгауэр всегда готова. Было бы желание у игроков и был бы смысл в них. Я не вижу особых смыслов.

Архангельская область. Выборы губернатора. Да, очень интересная история. Собрал муниципальные подписи Олег Мандрыкин, выдвинутый «Яблоком». Это «Стоп-Шиес». Это экологический активист. Интересно, как там будет. Но опять-таки это вопрос, как считать. Я бы советовал электронное голосование на московской платформе.

Кстати, про электронное голосование. Вы, наверное, знаете, что Элла Памфилова объявила, что электронное голосование будет в Курской, Ярославской области на довыборов депутатов Государственной думы. Я вам хочу сказать, что это не московская платформа, по которой мы голосовали. Мы не знаем ее качества, мы не имеем к ней никакого отношения. Центральной избирательной комиссией на ее производство было выделено 6 миллиардов рублей, — сказал я с завистью. Чего же не освоить? Они сделали какую-то другую платформу, которая еще не трестировалась ни разу, нигде не использовалась, тестов не проводилось. Вот, пожалуйста, уважаемые слушатели Курской и Ярославской области, примите это к сведению, чтобы на нас не навешивали электронное голосование в Курске и Ярославле.

Если Трамп проиграет? Знаете, я думаю, если Трамп проиграет, то Америка будет более предсказуема в отношениях, в том числе, с Россией. Может быть, она будет не столь благосклонна… Хотя по количеству санкций, я бы сказал, Трамп не сильно помог. Но, например, Байден уже объявил — кстати, 2 августа следим, кто будет вице-президентом у него, кандидатом — он уже объявил, что то самое СНВ, договор об ограничении стратегических наступательных вооружений, который Трамп решил похерить, он его поддержит и продлит. То, что мы добивались. Это Байден уже объявил. Поэтому, с точки зрения разоружения вообще, в этом смысле Трамп более предсказуем как минимум.

Рашид пишет: «Детская площадка» не формат «Эха». Чистый формат «Эха». Более того, «Детская площадка», — скажу вам страшную вещь — практически одна из самых слушаемых передач. Больше чем вечерний прайм-тайм, больше, чем утренний. Потому что там слушают семьями. Это фантастическая идея была Сережи Бунтмана, исполнение Сережи Бунтмана и Льва Гулько. Поэтому всех призываю слушать «Детскую площадку», давайте впадать в детство.

Я благодарю всех, кто был со мной в этот час. Я с вами прощаюсь. До встречи в эфире!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире