'Вопросы к интервью

А.Венедиктов 16 часов и 9 минут в Москве. Всем добрый день! Алексей Венедиктов у микрофона. Егор Жуков попросил неделю отпуска. Заслужил. Я его отпустил на эту неделю. Поэтому решил просто воспользоваться случаем и сесть, с вами поговорить в эфире «Эха» в такое время, не напряженное, скажем так, как раз перед «Особым мнением» с господином Мовчаном. Не буду его заменять.

Народ пишет: «Что-то неважно выглядит». А как тут выглядишь? Как выглядишь, так и поедешь.

Егор Жуков будет на следующей неделе, не переживайте по этому поводу. Что еще про перемещения я хочу вам сказать. Напомню вам, что с этой недели Ольга Журавлева получила в свое распоряжение программу «Один» с субботы на воскресенье. Она будет вести два часа, если захочет — три, а вообще два.

Сегодня не будет «Одина» с Алексеем Нарышкиным, потому что я загружаю Алексея Нарышкина в самолет, и он отправляется в Хабаровск, когда там всё стабилизировалось в том смысле, что идут манифестации, встречаются и консультируются политики. Вот пусть он там покрутится именно сейчас. Мы поставим пару лучших его «Изнанок». И сразу после полуночи 2 часа — сразу 2 его «Изнанки» будет.

Это вот те изменения, о которых я хотел сказать. И с сегодняшнего дня программа «Статус» — Екатерина Шульман ушла в отпуск, Екатерина Михайловна вернется 25 августа — Максим Курников будет вести программу «Статус плюс». И будет приглашать гостей. Мы рассчитываем что в «Статус плюс» в эту статусную передачу будет приходить и Григорий Юдин и Александр Кынев, и Сергей Гуриев, и Наталья Зубаревич. Ну, вот так как-то у нас будет происходить.

Теперь мы переходим к событиям сегодняшнего дня и вообще.

Что такое «Нарышкин сам не хочет»? Нарышкин в самолете будет через два с половиной часа. Нет, он сам предложился на самом деле. Корреспондентов много в отпуске, еще удаленка, некоторые на самоизоляции, поэтому нужны были добровольцы. Алексей вызывался.

Сегодня Государственная дума в первом и втором чтении приняла решение о том, что возможно продленное голосование вплоть до 3 дней голосования. Сразу можно сказать, что решение это гнилое. Оно гнилое и как по форме принятия решения, так и по существу. По форме — это следующая история. Вчера поздно вечером только эти поправки о так называемом продленном голосовании (видно, сильно понравилось) были внесены в Государственную думу профильным комитетом, а сегодня они уже проголосованы в первом и втором чтении. И лишь то, что фракции ЛДПР, КПРФ и «Справедливой России» не захотели их поддержать, было отложено третье голосование на 21 июля.

Итак, гнилое по порядку принятия. По содержанию тоже гнилое. Что такое продленное голосование или удлиненное голосование, к чему оно приводит? Во-первых, это значит, что школы, в которых расположены избирательные участки будут заняты не только в воскресенье, но и в пятницу, и в субботу — в дни голосования. Удивительная история, правда? Об этом никто не думает.

Во-вторых, это значит, что члены избирательных комиссий будут убиваться, как они убивались во время голосования по Конституции, потому что мы сталкивались неоднократно с вами, что «мы уже не видим этих списков, у нас уже всё заплыло, потому что 7 дней невозможно, да и 2 дня невозможно», — говорили нам. И зачем?

В-третьих, это, конечно, абсолютно убирает наблюдение. Наблюдать за продленным голосованием практически невозможно, потому что это продленное и удаленное голосование — это значит, что и наблюдатели, которые волонтеры — работающие и учащиеся — должны бросать свою работу, должны бросать свое обучение, ходить и смотреть.

И кроме того, я хочу сказать, что, таким образом, бюллетени остаются без присмотра ночью на всех 96–97 тысячах участков. Совершенно очевидно, что вот это продленное голосование — политическая технология, придуманная отнюдь не в Центральной избирательной комиссии, а в администрации президента. И связано это с возможными в первую очередь махинациями и фальсификациями, потому что ослабленная комиссия, ослабленное наблюдение и занятые школы. Поэтому это решение политическое, а не юридическое. Конечно, оно будет принято. Президент уже в разговоре с Эллой Александровной Памфиловой… мигнул, одобрил. Поэтому нам предстоит дальнейшая борьба с фальсификациями на выборах, более тяжелая, чем была до сих пор.

А.Венедиктов: Решение это гнилое как по форме принятия решения, так и по существу

На осенние выборы — отвечу я Алексу Мордору — это не действует. Этот закон не распространяется на осенние выборы.

Напомню, что у нас работает чат, и что у нас работает СМС: +7 985 970 45 45 для абонента «Эхо Москвы».

Стас Путильцев из Курска — здравствуйте, Стас — интересуется, что будет у нас ночью со вторника на среду. Вы знаете, что в 23 часа у нас идет программы «Неудобные», которые ведут барышни во главе с Ириной Воробьевой — и Маргарита Ставнийчук и Анна Ривина. И затем один час «Одина» (или «Одны») пока отходит естественным образом Ирине Воробьевой. И она там была, Стас, вы это могли увидеть, и вы, наверное, это увидели. Но при этом еще раз: Ирина его пробует. Считайте, что это такая новая история, потому что он возникает как хвост программы «Неудобные», и это, конечно, кажется довольно интересным, потому что люди могут продолжать обсуждение тех тем, которые есть.

Ребята, а можно подписываться? Я вижу ваш телефон, окончание — 27. Поэтому считаю, что подписаны. «Идите в последний день. Кто мешает?» Да никто не мешает тем, кто голосует. Это мешает наблюдению и работе комиссии, они устают к последнему дню. Поверьте мне, я это видел на этих выборах. Это не нужно. Зачем? У нас на выборах президента в 18-м году за один день проголосовало, по-моему, 73 миллиона человек. Ну, в один день уложились.

Уж если делать досрочку, то ее надо делать электронную. Тогда будет работать одна комиссия, не занимаются никакие школы. Вот кто хотят — электронно голосуют досрочно. А потом выверяются реестры, чтобы не было двойного голосования и затем уже голосование бюллетенями идет таким образом. Можно и так.

Вася пишет: «Скоро вас лишат финансирования «Гаспром-Медиа». Никогда его и не было, Вася. Зависть у вас мимо пролетела.

Поэтому это важная история с принятием этого закона. Но что делать…

Живой Лев пишет: «Закройте обе «Изнанки». Нет, Лев. «Изнанка» имеет грандиозный рейтинг. Я вообще должен сказать, что 16-часовые наши программы имеют грандиозный рейтинг все. И в понедельник, соответственно — «Изнанка», очень популярная программа. Если не нравится, вы же не слушаете, вот и всё. Затем во вторник это у нас Потапенко. В среду у нас Егор Жуков. В четверг у нас очень сильно поднялась программа с Калоем Ахильговым и с Алексеем Кузнецовым. И в пятницу Ирина Воробьева и Андрей Коняев «На пальцах». Очень круто.

Слушайте, ну нагнали ботов чат. Не обращайте на них внимания. Поэтому, увы, Живой Лев, не обещаю.

Да, Обещал приехать в Оренбург. Не смог. Инесса Землер не ушла.

Здесь пошли какие-то… Ну, сейчас мы забаним дураков-то.

А.Венедиктов: Не вижу пока причин, чтобы выходить мне на одиночные пикеты

«…когда либо «Бомбардиров»?» Думаю, Стас, над этим, думаю.

Ремчуков будет, когда он сможет. Смотрите еще раз, программа «Особое мнение» и «Персонально ваш» — это для гостей. То есть гости приходят, когда они могут. Если гость не может — не может Константин Ремчуков, не может Виктор Шендерович, не может Максим Шевченко… Вот уехала Евгения Альбац — и, увы, тогда мы заменяем другим. Есть люди, которые приписаны к определенному времени. Они иногда просят передвинуть их. Максим, например, просил с четверга на вторник и так далее. Ничего страшного в этом нет. Мне кажется, что никто никуда не денется, и все ваши передачи останутся на месте.

Да, был вопрос, какие передачи уйдут. Честно говоря, не вижу таких передач сейчас, которые нужно менять на что-то. Любую передачу, когда ты снимаешь, ты на ее место ставишь что-то. И часто это эксперимент. Но я сейчас не вижу, что мне снимать. У меня очень хорошо стоят все передачи. Мне снимать их просто некуда и незачем. На самом деле всегда, если человек принесет какую-нибудь передачу.

Два традиционных вопроса: про Наки и про Веллера. Веллер пока не извинился, не вернется. Наки находится в отпуске до 27 июля. У меня лежит его заявление об увольнении с 27-го июля. Но пока он формально в отпуске и по кодексу законов о труде я не могу подписать его заявление, поскольку он в отпуске. Вот отпуск у него 27-го закончится, и тогда я подпишу или не подпишу. Поэтому, Кира, вам остается ждать. Не ко мне вопрос.

Это я не понимаю… Стратегия 2020… Не слежу за ней, если честно.

О рейтингах передач в таймслоте суббота, воскресенье. Начиная с 8 утра и до нуля мы на первом месте в Москве. Вот каждый час отдельный слот и в субботу и воскресенье на первом месте.

— «Можно ли за деньги (за 40 рублей) Пархоменко в «Дай Дудя»?» Можно. Сергей приехал в Москву. И он будет в студии уже в пятницу. Я только хочу вам сказать, что программа «Дай Дудя» — это для слушателей радио, — она выходит только на YouTube. И она будет выходить теперь по средам в 13 часов, где с чатом YouTube кто-то общается. Сегодня это был Сергей Бунтман, мой первый зам и ведущий программ на «\Эхе». В следующую среду — мы поговорим. Если Сергей сможет, я ему предложу. Тут совершенно нет никаких возражений.

Про Липецк ничего вам сказать не могу.

Жванецкого я звал. Он пока не приходит, скажем так.

Не надо повторять несколько раз одно и то же. Вы, собственно говоря, только засоряете.

В 13 неудобно. Ну, будете, значит, смотреть в записи. Всё неудобно. И вообще удобное «Эхо» — это какое-то странное… это оксюморон какой-то — удобное «Эхо».

Хороший вопрос: «Что думаете по поводу Соловья, по поводу преемника Путина». А я не знаю, чего он сказал по поводу преемника Путина. Он много говорил по поводу преемника Путина.

— «Прокомментируйте хабаровские митинги». В каком смысле прокомментировать? Это хорошо, что эти митинги проходят не в рамках переворачивания автомобилей, битья витрин. Это гораздо лучше, я бы сказал, чем митинги в Париже, предположим, или в Нью-Йорке. И они внушительные. И они выступают за справедливость. Это правда, мне кажется. Это не вопрос Фургала. Люди вышли, потому что их обидели. Я просто хотел напомнить, что я это сравниваю с Болотной в 11-м году. Тогда люди вышли — это я точно знаю, и социология это показывает, — потому что они сочли, что у них украли их голос в Москве — украли. Фальсифицировали выборы, украли их голос.

Там вышли люди, потому что украли их голос. Фургал, не Фургал… Они вышли за справедливость. И то, что местные силовые органы организовали это в том смысле, что я видел, как полиция переводит людей с проезжей части на тротуар, облегчает им работу. Это очень здорово и круто. Но в любом случае в ближайшее время будет назначен исполняющий обязанности. Насколько я знаю, идут поиски и обсуждение разных кандидатур, взвешиваются разные политические последствия назначения указом президента временно исполняющего обязанности. Поэтому, мне кажется, что здесь очень важно начать теперь ковыряться, что слушатели программы «Будем наблюдать» очень любят.

Ну, например, когда там идет лозунг «Москва, уходи отсюда!» и так далее. Я бы хотел обратить внимание на бюджет, который был принят краевой думой на 20-й год, вот этой самой краевой думой, внесенный губернатором Фургалом. 75 миллиардов — доходная часть и еще 20 миллиардов из Москвы трансфертов безвозвратных. Поэтому вроде богатая провинция, а бюджет такой, слабенький.

И не надо мне рассказывать, что отбирает Москва. Мы знаем уровень контрабанды и таможенных утечек с этого края. То есть там надо выстраивать экономику . То есть это вопрос уже к Юрию Трутневу на самом деле, который должен координировать действие в регионах.

А.Венедиктов: Уж если делать досрочку, то ее надо делать электронную

Но на самом деле эти митинги, они правильные, они пример другим, я бы сказала, пока во всяком случае. И вот разобраться в этой истории, мне кажется — Алексею Нарышкину, который туда уехал, — понять, что двигает людьми, а не просто лидерами в провинции, не только депутатами или мэрами, ему важно.

— «Как определяется рейтинг радиопередач?» Этим занимается специальная компания, одна на Россию. Она считает все рейтинги всех радио, а затем те, кто на нее подписан — а мы на нее подписаны… «Что Москва отбирает?» Цифру. Дмитрий Шабуркин, цифру Москва отбирает. Давайте, быстренько. Не надо здесь лозунгами… В этой передаче лозунгами не разговаривайте. Вот я посмотрел официальный бюджет на сайте Хабаровского правительства. А вы мне цифру, пожалуйста.

— «Преемником будет Путин, двоюродный племянник». Опровергаю. Всё? На этом закончилось?

— «Красная дворцовая площадь» раньше с вопросом на сайте…», — Паша из Челябинска. Да, я поговорю с Сергеем Александровичем. Он курирует эту историю. Я, честно говоря, не следил.

Чего там у нас на сайте. Вопросов нет. Наверное, потому что нельзя приезжать за призами. Давайте мы подумаем. Вот я к Сергею Александровичу обращусь. Я думаю, что он сделает.

Да, Евгения Киселева надо возвращать в рубрику. Стас, опять вы абсолютно правы. Тоже упустил.

Про планы Матвея Ганапольского ничего не знаю. Он выходит у нас в эфир, работает. А куда он ездит, откуда выходит — это уже не мое дело, честно говоря.

— «Добавить «Дай Дудя» в подкасты «Эха Москвы». Спасибо, Влад. Я думаю, нас услышали.

— «Людей обманули. Фургал убивец. Все организаторы сядут. «Эхо» испугалось. Про убивца молчок. За правильные митинги НРЗБ Венедиктова в колонии». Вот человек, у которого 79 кончается телефон, — вы таблеточку-то приняли утром? Забыли, да? Слева лежит у вас такая, голубенькая. Вы подойдите, у жены попросите, она вам в ротик вложит. Вот я вам прочитал, что прислали.

— «Почему у вас не меняются гости в «Особом мнении». Потому что это мое решение. Суть «Особого мнения» именно в том, чтобы вы видели мнение гостя в развитии. Это программа — видеть гостя в развитии. Потому и не меняется, десятилетиями не меняется.

Кого надо в «Один»… Можно это я буду решать?

— «Считаете ли вы акционизм искусством?» Есть акционизм искусство, а есть акционизм не искусство, Галина.

— «Почему региональные радиостанции отказываются от «Эха»? Владимир из Ульяновска. Смотрите, я думаю, что по региональным станциям, не только эховским, сильно ударил кризис. И они уже не могут держать, в том числе, редакцию. Это дорогое удовольствие — разговорная радиостанция, поверьте мне. Это музыкальные можно: создать плей-лист и гонять его. В разговорной так не пойдет. Вот Нарышкин сейчас полетел на 3 дня в Хабаровск. Билеты, гостиница, проживание, сами понимаете, сколько стоит. А мог бы музычку поставить, что называется.

Это большая для нас проблема. Но мы сейчас усиленно работаем на выход в крупные города Московской области, если хотите вот про эту.

— «Фурга́л в Википедии», — пишет Юрий. Юрий, спасибо. Значит, я был прав. Просто сегодня кто-то начал обсуждать вопрос, как правильно (или вчера) про Фургала. Я, честно говоря, не знаю, извините ради бога.

— «Будет ли программа «Эха» «Говорим по-французски»? Что-то я сомневаюсь.

— «Время Белковского нет в подкасте». Слушайте, я разберусь с подкастом. Я знаю, с кого из заместителей я сегодня спущу шкуру. Спасибо вам большое.

— «Одни и те же заставки бесят, несменяемые годами, — пишет Виктор — даже Макаревич недавно жаловался». Ну вот Шнур нам написал Макар нам тоже запишет и я приму с большим удовольствием. Очень были рады.

Как у нас на «Эхе» с коронавирусом. У нас на «Эхе» с коронавирусом плохо в том смысле, что никто не болеет, тьфу-тьфу-тьфу! И постучали по дереву. Если в этом был ваш вопрос, так я и отвечаю.

— «Вам надо Нарышкина еще и в Белоруссию отправить». Надо будет — и отправим. Кстати, он мне написал: «Готов в Хабаровск и готов в Минск». Но я выбрал Хабаровск. А Минск у нас в первой неделе августа, по-моему. Так что мы эту неделю каким-нибудь образом тоже… Кого-нибудь, наверное. Минск направлю.

«Эха Минска» не будет. Напомню, что мы слушаем «Эхо Москвы». И не очень понимаю, что у нас происходит. Я понимаю, что вы ждете новости. Но я вот тоже жду новостника. Но это черт знает что, на самом деле. Тем не менее, новости сейчас услышите, а потом я вернусь в студию.

НОВОСТИ

А.Венедиктов: 1635 В Москве. Я напоминаю, что я заменяю сегодня Егора Жукова, который взял день отпуска.

Вот вопрос пришел. Санек из колхоза «Огонек»: «Как вы думаете, можете единоросс честно победить на выборах губернатора?» Послушайте, вот даже если мы, Санек, возьмем те самые математические выкладки, которые делает Сергей Шпилькин, и те опросы, которые делает ФБК, мы увидим что поправки к Конституции в России победили 65 на 35 процентов. Мы видели, что Путин собрал в Москве 3 миллиона 200 тысяч из 4. То есть, грубо говоря, надо понимать, что значительная часть избирателей не хотят изменений, боятся их.

И в этом смысле, конечно, при административном ресурсе, при пропаганде, но, тем не менее, очень люди голосуют за существующую власть — Путина, не Путина, губернатора, не губернатора или за правящую партию. И еще раз повторю, это ваши соседи в колхозе «Огонек», Санек, которые считают, что «нафиг нам менять нашего председателя колхоза?» Вот это простая история. И с этим не надо смиряться. Если вы с этим не согласны, объясняйте своим коллегам, почему этого делать не надо, например.

А.Венедиктов: Мы знаем уровень контрабанды и таможенных утечек с этого края

Не могу комментировать репортажи центрального телевидения из Хабаровска, как мне пишут, потому что я их не смотрю. Слушайте «Эхо» и там слушайте репортажи. Вот всё, что я могу посоветовать.

— «Хочется иметь возможность слушать новости». Ну. слушайте новости. Я не понимаю вашего вопроса.

Дальше. Тамару Эйдельман на программу «Всё так». Это приглашает Сергей Бунтман. Это не ко мне с этим вопросом.

Колхоз — дело добровольное…

— «Как воспринимает происходящее в Хабаровске Кремль?» Это вы Дмитрия Пескова слушайте.

— «Верите ли вы предсказаниям Валерия Соловья». Я вообще не верю предсказаниям. Я вообще сторонник расчета. Есть, конечно, масса иррационального в поведении, в том числе, и Кремля. Но их иррациональность можно посчитать, на мой взгляд.

— «Пошлете вы агента в Карабах?» А что сейчас в Карабахе? Вы не поняли? Перестрелка идет не в Карабахе. В этом вся история, и в этом, может быть, вся новизна ситуации. Перестрелка идет не на границе Карабаха.

Мудрец пишет: «Ты посмотри, сколько из Хабары перечисляется в федеральный бюджет». Ну, посмотри, сколько. Напиши. 400 рублей потратил. Ни один мне не написал. Расскажите, сколько. А вы знаете, что даже на содержание депутатов Государственной думы от Хабаровского края в край перечисляются деньги? Посмотрите, почитайте, бюджет почитайте. Там в бюджете всё есть. Откройте и почитайте. Покричать может каждый. Я вот открыл бюджет. А вы? Чего вам, трудно? Не умеете пользоваться? Плохо.

Поэтому на самом деле история с Хабаровском очень важна, вообще история с провинциями очень важна — с провинциями, которые являются дотационными, с провинциями, которые являются реципиентами. И каким образом надо устраивать федеративное устройство — это разговор не крика здесь, а это разговор, каким образом должна строиться финансовая история для того, чтобы регионы могли себя обеспечивать.

Книга Болтона… Да, начал читать, Кирилл, начал.

— «Соловей когда будет?» Вчера был, Евгений. Смотреть надо. Вот вчера.

— «Что вы думаете по поводу протестного голосования в армии? — Екатерины Шульман». Вы знаете, Лена, это частичная правда. Я вам приведу другой пример. Вот в Москве в километре от нас есть участок №9, известный участок арбатский. К этому участку приписана, в частности, воинская часть в Москве офицерская, академия. И я вам могу сказать, что результаты на этом участке — и это можно посмотреть на сайте ЦИК, участок №9 округа Арбат; и там много военных, не только военные, отдельно военных участков нет, там жители этого арбатского участка плюс военные — 92% за поправки.

Поэтому можно брать отдельные военные участки, где много военных, безусловно, и членов их семей, но вот вам пример. Мы знаем, что каждые выборы приходят туда офицеры с семьями, голосуют и так далее.

Мудрец пишет: «Ты журналист, ты и смотри». То есть знаешь. Ну и… спасибо за 800 рублей. То есть не знаешь. То есть заявил, но не знает. Так бывает. Вот уровень общения, он такой.

А.Венедиктов: На «Эхе» с коронавирусом плохо в том смысле, что никто не болеет, тьфу-тьфу-тьфу!

Значит, Москва каждый год… в этом году 34 миллиарда, в следующем — 20 миллиардов будет трансфертов в Хабаровский край. Опровергнуть вы ее не можете. Это в бюджете, представленном Фургалом, проголосованном ЗакСом. У вас другие цифры? У вас нет. Всё. Это факт. А дальше — полная фигня.

— «92 за — это диагноз». Да, это диагноз, но это факт. Умейте жить с фактами даже неприятными.

— «Фургала — в президенты Дальнего Востока!». Это такая странная… Это лозунг. Разговаривать лозунгами — это дебилы. Здесь разговаривать лозунгами — это дебилы просто.

— «Дюмин — верный путинец. И голоса нарисовал 1 июля». А вот я видел, что в Тульской области особых претензий нету в Шпилькина. Вроде чистенько. И вот что вы скажете? Вот опять лозунги, понимаете?

— «Военные в Москве и военные в регионе, видимо, не ровня». Вы знаете, Марина, я с вами не очень согласен. Уточню, почему. Путин огромные деньги вкладывает в военное довольствие офицеров и генералов, огромные деньги. Если вы посмотрите их довольствие, если вы посмотрите военные пенсии, если вы посмотрите все надбавки, то военные, полицейские, росгвардейцы получают огромные зарплаты и огромные льготы. С чем им быть недовольными, скажите, пожалуйста? Вот сейчас с чего?

Я, честно говоря, даже сильно удивлен по этому поводу. Мне кажется, что они еще мало проголосовали за. Это же вопрос благосостояния твоей собственной семьи. У тебя, повторяю, огромные зарплаты, огромные льготы, огромные повышения. Чего тебе голосовать против-то?

Пошли дальше. Вот Фрактал пишет: «Дай денег». Не дам.

Мобильное приложение «Эха»… Не знаю, всё на месте.

«Рядовые — бесплатно». А вы посмотрите на самом деле.

— «А откуда в Москве деньги? Это деньги регионов». Это неправда. Опять же берем бюджет Москвы и посмотрим. Бюджет Москвы как субъекта Федерации. Все крупные корпорации из Москвы практически разъехались. 49%, по-моему, бюджет Москва — надо посмотреть — это НДФЛ. Да, здесь большие зарплаты, но и большие, получается, налоги. И Москва выплачивает в федеральный бюджет триллион рублей, если мне не изменяет память, ежегодно. Поэтому это не так. Вот и всё.

— «Не все генералы в армии». Не все генералы в армии, это правда, но их много, и они отдают приказы.

— «Не представляю вас в гневе». Ну, и напрасно не представляете меня в гневе, Вадим.

А.Венедиктов: Бюллетени остаются без присмотра ночью на всех 96–97 тысячах участков

— «Так Москва запрещает вести лесную промышленность в Хабаре», — Миша. Миша, так в том-то всё и дело, что лесная промышленность в Хабаре, куда работает? Куда исчезает лес? А вы не знаете такую интересную историю, что в Китае решением Президиума ЦК КПК в прошлом и позапрошлом году не вырублено ни одного дерева? При этом Китай поставляет изделия из древесины по всему миру. Вопрос: Где он берет дерево, а Миша? Если Москва запрещает вести лесную промышленность в Хабаровском крае, как вы утверждаете. Надо же смотреть.

Кабелев пишет: «Венедиктов, сколько заплатить, чтобы убрать из эфира заставку Шнурова?» Миллионов 7 евро, на самом деле, заплатите — мы ее переставим. Мы ее не уберем. Но 7 евро я жду от вас.

— «Экскурсия по Донскому некрополю когда?» Экскурсию по Донскому некрополю я обещал? В каком смысле я могу обещать экскурсию по Донскому некрополю? В каком смысле? Вы что? Вот у нас только что вышел в «Нашем районе» журнал «Донской». Вот там да, экскурсия. Но ни в каком смысле я экскурсии не вожу. Вы чего-то путаете, наверное.

— «Алексей, страшно вы далеки от народа», — Андрей, военный пенсионер. Ростов-на-Дону. Я страшно далек, да, Андрей, но что делать. Зато Владимир Соловьев очень близок к народу. Вот это ваше радио.

Дальше. — «Лес Китай берет даже в Канаде». Да-да-да, везет… А что такое «даже в Канаде»? Может быть, мы про Хабаровский край поговорим, где вырубки видны, хотя там нельзя вроде бы, как мне Миша написал. Смешно.

— «Единороссов на Дальнем Востоке не будет», Будет ЛДПР, Какая разница?

Антео говорит: «Давайте уже про харассмент». Про харассмент? А что, Антео, вас кто харассит? Расскажите свою историю, наверное.

— «Как вы оцениваете репрессивность государство в отношении журналистов — нарастает?» Ну, конечно, нарастает. Но здесь даже не про журналистов речь, а вообще про свободу слова. Потому что это могут быть не журналисты, это могут быть ваши посты ВКонтакте, в Одноклассниках, в Телеграме, в Фейсбуке. Это вопрос за контролем свободы слова. Конечно, журналисты на переднем крае, и мы видим это — те, которые сообразуют свое понимание со свободой слова, а не с государством. Но при этом мы знаем дела, когда люди за посты ВКонтакте, в Одноклассниках, повторяю, в соцсетях тоже преследуют. Это история важная.

— Вот зато Сергей Давиденко пишет: «Привет из Ростова-на-Дону». Не все там военные пенсионеры, Андрей».

— «Возможно ли, перенести «Неудобные» на пораньше? Нет, «Неудобные должны стоять в неудобное время. Послушайте, программа на сайте, программа в YouTube. Вы можете, если не успеваете на прямой эфир или по каким-то причинам не можете, посмотрите, послушайте ее утром.

И Вика пишет: «Выборы уже были в Хабаровске. Фургал и есть выбор». Совершенно справедливо: выборы были в Хабаровске, ЛДПР — это выбор Хабаровска. Не только Фургал, но и 30 депутатов из 36 законодательного собрания ЛДПР были избраны. Совершенно справедливо. И что? И как вы думаете, как я не это должен реагировать? Это правда. Фургал победил в конкурентной борьбе. Совершенно очевидно. Никто не может это оспорить.

Винница, привет!

Кира Черкасская? Нет, Кира работает, но она не в эфире.

Анна пишет: «Много болтаешь не по делу». Много пишешь, Анна, смотри, вылетишь!

Привет из Винницы еще раз.

— «О ситуации на (в) Украине». Спасибо. Знаете. не слежу пристально. Слежу за украино-российскими переговорами, которые ведет помощник президента Дмитрий Козак. А за внутренней ситуацией на Украине, честно, вот не слежу совсем. Потому что сначала был коронавирус, потом было голосование…

Да, про голосование. 13 сентября в Москве тоже будет голосование. 2 муниципальных округа добирают по 2 депутата: Марьино и Бабушкинский район. И там будет, в том числе, электронное голосование. Там 68 тысяч избирателей всего. В этих округах поправки: 68% — за, 32% было против. И в этих округах 14% в свое время выбрали электронное голосование (около 10 тысяч). Вот сейчас в этих двух маленьких округах по сравнению с 7 миллионами избирателей в Москве мы посмотрим, сколько выберет электронное голосование тоже

Руслан пишет: «Противно вас слушать». Так и не слушай. Кто тебя привязывает? Встал — пошел! Хочешь, помогу? Забаню. Сидит и слушает, сидит и слушает, бедный Руслан.

— «Куда вылетите?» В другие… К Соловьеву вылетите. Он вас пример хорошо. Он вас там будет любить и ласкать.

— «На одиночный пикет, что вас заставит выйти — арест Пескова?» Хороший вопрос. Не вижу пока причин, чтобы выходить мне на одиночные пикеты. Вот у меня микрофон. Вот сейчас в этот час только в Москве, вот это час Егора Жукова в Москве слушает четверть миллиона человек. И мою позицию только в Москве… если говорить про всю Россию, умножаем на 2,5, получаем 600 тысяч. Вот мою позицию услышат 600 тысяч человек. Это не считает тех, кто потом прочитает или посмотрит. Или одиночный пикет. Я считаю, что находиться в эфире мне гораздо эффективней и говорить то, что я могу сказать там, сям. Это вопрос эффективности. Я так и делаю.

7 пост пишет: «Все забаненные уже с других акканутов пишут». Я их нахожу, вы не волнуйтесь.

Егор, действительно, в отпуске.

Из Смоленска привет. Очень приятно, в Смоленске слушают. В Смоленске тоже не был сто лет уже.

— «Будут ли журналисты вашего радио в Петрозаводске на судилище 22 июля?». Татьяна, я наизусть, к сожалению, ничего не помню, честно говоря.

Вот пишут: «А я очень даже представляю вас в гневе». Это правильно.

— «Инфраструктуру построили за деньги региона…». У вас какие-нибудь цифры? Челябинская область, цифры! Ну, цифры! Вы же не говорите цифры. Чего тогда с вами разговаривать. Это ваше представление. Вообще, все мы живем на «ножки Буша» и деньги Госдепа, как известно. Это всё представления, это неинтересно.

— «Как попасть в эфир «Эха Москвы», чтобы рассказать про ситуацию в «Хабаровске»?» А я знаю, почему вы можете рассказать про ситуацию в «Хабаровске», я даже не уверен, в Хабаровске ли вы, и откуда вы знаете про ситуацию в Хабаровске. Вот я направил туда журналиста. Вот мой журналист, которому я доверяю, он там походит, пообщается со всеми, поговорит со сторонниками, с противниками и представит на ваш суд (не мне, а вам) картинку.

— «Замечания Бакунова будете по существу обсуждать?» Он некомпетентен в тех замечаниях, о которых говорит, поэтому обсуждать не буду.

— «Почему у Шульман такой большой отпуск — 6 недель»? Потому что Шульман не работает на «Эхо Москвы». И на нее КЗОТ не распространяется. Она приглашенный автор. Сколько ей надо, столько она и будет в отпуске. Это касается всех приглашенных авторов.

А.Венедиктов: Думаю, что Лукашенко будет переизбран

— «Это вы живете, — пишет НРЗБ, — на ножки Буша». Ну, что я могу сказать — еще одна забыла принять таблетку.

— Вот Калифорния пишет: «Вы молодец». Правильно.

— «Пенсия офицеров, уволенных в 90-е годы меньше…». Да, совершенно справедливо. Так я вам говорю о том, что Путин сейчас какие пенсии вводит. Посмотрите, уточните. Ну!

— «Почему вы негативно отзываетесь о Марке Фейгине?» Я о нем вообще никак не отзываюсь. Это вы первый упомянули. Вообще никак не отзываюсь, обратите на это внимание. Я просто знаю про его подноготную, поэтому я про него и не говорю. Противно ж.

Да, Бакунов некомпетентен в тех уровнях решений и обсуждения, в которых принимали решения руководство Яндекса. Он в этом некомпетентен. Но заметьте, что Бакунов приходит на мою радиостанцию и критикует меня, и это нормально считается. Яндекс мою позицию не публикует, и это нормально считается. И как тот алгоритм новостей, который сделал Яндекс технологический, как оттуда исчезают новости про Навального или не попадают туда — то тоже считается… Это вы ему не запишите?

— «О вашем пикете узнает точно больше людей, чем слушают эфир». Да и так узнают больше о моей позиции, как вы знаете. Самое главное, узнают люди, принимающие решение, в том числе.

— «Ваша позиция уже ясна». Слава богу, я для этого и сижу в эфире, чтобы моя позиция была ясна. Это вы чего-то мутите свою позицию, скрываете под стол. Я ничего не скрываю.

— «Какие пенсии военным вводит Путин, просветите, пожалуйста». Просвещу, сделаю отдельную передачу. Вернем передачу «Военный совет». Посмотрим, расскажем вам о последних решениях. Посмотрим, когда людям военным можно уйти на пенсию, и как они могут сохранять пенсию свою военную с работой там. Посмотрите. Если вы этого не знаете, чем я могу вам помочь? Ничем, грубо говоря.

— «Экскурсии по Донскому некрополю водит Владимир Залищак. Посмотрите Фейсбук». Кстати, меня в Фейсбуке нет. Тут мне человек пишет: «Я вам писал в Фейсбук». Меня там нет. Там, наверное, есть, как это сказать, самозванцы. Меня там точно нет, поэтому мне туда писать не надо.

— «Математики не считают корректными изложения Шпилькина по Гауссу». А я считаю корректным. Есть математики, которые считают корректным, есть математики, которые считают некорректным. Если вы хотите, мы как-нибудь в «Будем наблюдать» поговорим о том, как это разложилось в Москве.

— «Развивается ситуация в Белоруссии правильно? Лукашенко уйдет?» Не думаю. Думаю, что Лукашенко будет переизбран. Такая вот история.

— «1500 — это нормально для вдов афганцев?» Нет, это не нормально для вдов афганцев. Но Путин скажет: «Разве я вел войну в Афганистане?» Это вот к Леониду Ильичу, которого нет.

Спасибо вам большое. И до встречи в следующий раз. «Будем наблюдать» у нас будет в субботу в 12.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире