'Вопросы к интервью

А.Венедиктов Всем добрый вечер! В Москве 20 часов и 7 минут. Немного хриплю не потому, что корона, а потому что наорался сегодня уже. Я вас приветствую. Пока журналисты «Эха Москвы» борются за место этой программы. Во всяком случая я всегда говорю – вы же помните, Майкл Наки у нас в отпуске – пока эта программа «Блог-аут» его, но если он почему-то не вернется, это место будет поставлено на конкурс для создания новой программы.

Я заменяю и веду программу «Без посредников». И отвечаю на ваши вопросы сегодня. У меня, собственно, тем нет. Их полно. Полным полна коробочка. У меня есть чат, который здесь идет, соответственно, это чат YouTube. И есть СМС: +7 985 970 45 45. Не забывайте подписываться.

Вот Снежана из Тамбова подписывается и пишет: «Добрый привет!». А что, злой привет – это тоже хорошо?

Говорят, трансляцию не включили. Как это не включили? Всё включили.

Давайте мы разберемся с некоторыми нашими программами ночными. Поскольку я обещал эту историю сделать.

– «Как экзитполы?» О чем вы, Тамара Б? Какие экзитполы? Я не знаю, кто проводил экзитполы еще. Я могу только сказать вам последние цифры. Вы узнаете первые. Сейчас электронная явка составила 42,7% «Нет трансляции». Позовите мне, пожалуйста, референта сюда! Сейчас. Вы не надейтесь, я не обнулился.

Так. Чебоксары смотрят.

Так вот, смотрите 42,7% – это чуть более полумиллиона голосов уже отданные из 1 миллиона 119 тысяч. Это история номер один. Поэтому вы первые про это узнали.

У нас, как вы видите, развивается программа «Неудобные».

Сейчас выпорю, всех выпорю! Референты выйдут. Выпорю, и это не будет харассмент, извините, ради бога.

Вот пишет Григорьевич: «Голосовать в первый день – быть лабораторной мышью. Вы знаете, когда 42% голосует – ну, 42% лабораторные мыши – это, конечно, вы прихватили.

Я, честно говоря, на 20 – и это есть в моем Телеграм-канале – 5 дней назад говорил, что по моим прикидкам будет 40%. 42,7% – вот так вот! Добрый вечер всем!

Еще раз я повторяю: отвечаю сегодня только на ваши вопросы. Программа «Неудобные», которая выходит по вторникам в 23 часа. У нас, как вы знаете, «Пуси Райот» была, Надя в эфире. Там девочки чего-то готовят на следующую историю. Я слушаю с 4-й программы. Поэтому я первые три пропускаю, потому что считаю, что это разгон нужен, особенно для новых ведущих. В данном случае Анна Ривина, ну, и Маргарита Ставничук тоже большие программы не вела. Конечно, Воробьева вела Ирина, но, тем не менее, вот так.

Что касается «верните Журавлевой полноценный «Один». Она вернется с субботы на воскресенье через 3 недели. У нее будет 2 часа «Одина». А этот час, который остается, останется пока на месяц за Ирой Воробьевой. Такая наша договоренность.

– «Когда будет «Дилетант» про татар?» «Дилетант» про татар – да, Надя Толокно была – выйдет 22 августа, он сентябрьский. Он запланирован.

– «Невзоровские среды» показали сегодня на канале «Россия 1». Не платил за рекламу, не знаю. Спасибо большое.

Сочи, привет, Ирина!

Я смотрю направо и налево. Налево у меня эсэмэски: +7 985 970 45 45. И смотрю направо – это идет чат.

А.Венедиктов: Человек живет: город Троицк, квартал В, дом такой-то. И машина, не найдя этого, их собирала вот там

Тверь, добрый день! Да, действительно, еще раз подтверждаю, что я собираюсь – давайте мы так, аккуратно – в воскресенье полечу в музей Черномырдина. Потом буду в Оренбурге, соответственно, в понедельник, и в Уфе во вторник. Вот эта история.

– «Тревожно?» Нет, ничего не тревожно, Юрий Кулагин. Почему тревожно? Я уже говорил по поправкам. Хотел бы обратить на это внимание. И говорю, что есть поправки безвредные социальные, они никакие. Есть поправки вредные, политические. Есть поправка очень вредная – про обнуление, с моей точки зрения. Но поскольку я не хожу голосовать, я не могу вам давать рекомендацию. Поэтому, мне кажется, что это чрезвычайно важно.

Хороший вопрос: «А что должен был быть выпуск про татар?» Да, мы собирались его делать к празднику, к маю. Но мы перенесли на сентябрьские… ну, 22 августа.

Варвара пишет: «Мне не понравилась новая передача. Ну, Варвара, я слушаю с 4-й. Я даже не могу вам возразить. Мне кажется, вы неправы, потому что, во-первых, по первой, второй передаче судит рано. Дайте девчонкам встать на рельсы и погнаться. Может быть, вы еще и так прикипите, что потом не отпипитесь.

– «Правда ли штрафуют тех, кто дважды проголосовал?», – Мари 2D. Я понимаю, о чем вы говорите, Мари. Действительно, в Кодексе об административных нарушениях в случае двойного голосования предусмотрен штраф до 30 тысяч. Это правда.

– «Интересно ваше мнение, – пишет Виктор, – лучше голосовать в последний день или без разницы? Интересно по этому поводу офлайн и онлайн для моих родителей голосование».

Смотрите, на самом деле без разницы. Во-вторых, если более тонко к этому подойти, то, я думаю, что эти дни будет довольно тухленько. Если ваши родители пожилые и хотят голосовать очно, то лучше пойти завтра, послезавтра. Народу будет поменьше. Если онлайн – абсолютно без разницы. Желательно, не 30-го, потому что мы 30-го ожидаем онлайновский, возможно, в конце пик, и если что-то там не дай бог, то придется 1-го идти ножками. Я бы порекомендовал вот так, в зависимости от того, как чувствуют себя ваши родители, в первую очередь вы думайте о родителях, об их здоровье, если честно. Чего там думать о нашем?

– «Против поправок голосуем?» Голосуйте.

– «За поправки голосуем?» Голосуйте.

– «Не ходим». Не ходите.

– «Сокол вышел журнал», – Михаил К. Про «Сокол» вышел журнал.

Смотрите еще раз: я считаю, что слушатели «Эха Москвы», во-первых, люди достаточно информированные, если они слушают наше радио. Во-вторых, достаточно самостоятельные, чтобы самим принять решение, как им себя вести во время голосования по поправкам в Конституции. Поэтому еще раз повторяю: никаких советов не даю. Свое отношение к поправкам я высказал.

Ярослав пишет Хматулин: «Как вы думаете, будет развал осенью этого года?» Развал чего? Кого? Бизнеса? Экономики? Территории? Власти? Ярослав, ну, вы это самое, если можно…

– «Голосовавшим против призы полагаются?» Хороший вопрос. Да, полагаются. В этом-то и вся история, что вот эти два миллиона скидок, грубо говоря…. Я сегодня встречался с некоторыми бизнесменами, которые участвуют в этом. Они, кстати, очень довольны этими скидками, потому что вдыхание денег в экономику… Они говорят: «Здорово придумано». Для нас… малый и средний бизнес, который в этом участвует, он повздыхал. Там 20 миллиардов худо-бедно, таким образом.

Не важно, как вы голосуете. Там какая-то схема. Поскольку не голосую, не входил во внимание. Там вам присылают, по-моему, какой-то код и вы…

А-а, экономика. Вижу. Нет, развала не будет, будет трудно, Ярослав. Отвечаю на ваш вопрос. И еще чувствуется, будет трудно. Но развал экономики – это не развал. Я уже вижу, как… вот я общаюсь в Москве, повторяю, с малым и средним бизнесом, они ребята…

Чего так мало лайков? 185. Ну-ка быстро 500 сделали! Уже тысяча проголосовало… За каждую тысячу по лайку. Красиво придумал, а?

– «Будут ли публиковаться итоги каждого дня голосования?» Нет. ЦИК выпустила инструкцию… что они даже не будут по голосованию бумажному публиковать явку. Мы такие умные, что каждый час или два часа публикуем явку, а они даже не будут публиковать явку. И только в 20 часов 1-го числа начнут считать.

Алевтина пишет: «Алексей Алексеевич, я вас на «Дожде» смотрю. Ну, скажите, красавчик я на «Дожде»? Ну, красавчик! Давал, действительно, только что интервью Павлу Лобкову. Это верно. Меня уже обвинили в том, что я всё с Павлом придумал, устроил, потому что это отвечает моей концепции понимания электронного голосования. Ни опровергну, ни подтвержу.

«Коломенское» не помню, вышел журнал или не вышел журнал.

А.Венедиктов: Моя задача была: а) чтобы к Павлу не прикапывались и б) чтобы уязвимость была перепроверена вручную

«Алексей Алексеевич, – мне тут пишут – вы хотите повысить доверие к электронному голосованию, а Лобков его подрывает. Почему вы хотите компенсировать ему штраф? Наиль». Вы знаете, Наиль, это так и не совсем так. во-первых, Павел вот этим действом своим выявил уязвимость системы. На сегодняшний момент, я могу сказать, пока у меня нет других данных, мы видим, что сыграл человеческий фактор.

Смотрите, что произошло. Павел подал заявление на электронное голосование. Мы это проверили, заявление было. Он был внесен и есть в регистре электронного голосования. И это тоже правда. По идее, когда эти реестры приходят в ТИК, вот эти огромные амбарные книги, если вы их помните, а машина вычеркивает тех, кто в этом регистре. То есть ты остаешься в электронном регистре и в другом ТИКе, а из этого вычеркнулся. На участке Павла 281 человек захотел электронного голосовать из 3 тысяч… не помню. Они были вычеркнуты кроме Павла. Павел по каким-то причинам автоматизированной машиной не был вычеркнут. Я еще не знаю, по какой. И он остался, естественно, в электронном регистре и остался в этой книге, и когда он пришел и захотел проголосовать очно, то избирательная комиссия выдала ему бюллетень, и он, видимо, проголосовал. Я не знаю, бросал он в ящик, не бросал.

Затем он зашел и проголосовал электронно, потому что он остался в регистре. Причем ошибка машины – это большая история. Но мы все понимаем, давайте скажем, что Павле Лобков не бюджетник и вы, наверное, себе представляете, как, скорей всего, он проголосовал. Но, тем не менее, если машина пропускает, и ты оказываешься в двух регистрах, такой возможности нет… И вот буквально 10 минут… Я не знаю, что такое «чисто случайно», Сергей Косарев. Это могли быть вы, например. «Это совпадение…». В что, хотите сказать, что он сговорился с председателем комиссии, что ли?

И, ребята, вы не хотите слушать? Вот ваше дело – у Соловьева жрите там, что хотите.

«Бедный, бедный Павле». Да.

Поэтому буквально полчаса назад было принято решение, поскольку машина автоматически сравнивала Павла с регистром, вручную все избирательные комиссии в ближайшее время за машиной проверят 1 миллион 51 тысячу 155 электронных избирателей, вычеркнула ли их машина. Ну, вот положились на машину. На сегодняшний день это так.

Я не знаю, что вы знаете, что он там нарисовал. Потому что это тайна голосования, я ее не знаю.

– «Не коверкайте…». Косарев, хотите забаню? У меня этих Косаревых, как собак нерезаных. Плюс один, минус один. Неинтересно.

Сейчас мы уйдем на рекламу. Потом я буду отвечать на ваши вопросы.

РЕКЛАМА

А.Венедиктов Это программа «Без посредников». Алексей Венедиктов. Работает чат и, соответственно, работает СМС: +7 985 970 45 45.

Тут мне цитируют про меня Соловьева. А почему вас волнует мнение Соловьева обо мне? И почему меня это должно волновать? Почему меня должно волновать, что горка дерьма обо мне думает? Ну, право, честное слово.

Уйдет ли Путин, не уйдет, я не знаю. До 24-го года много времени. Но я думаю, что эта поправка про обнуление, она, конечно, подстроена под то, чтобы он открыл себе возможность остаться и не думать оставшиеся четыре года, уйдет он или не уйдет – в этом главная история, поймите. Если внимательно за этим смотреть.

Эдвард Миров пишет: «Алексей, ваше мнение о судьбе Лукашенко с его 3-процентным рейтингом?» Я не верю в 3-процентный рейтинг Лукашенко. Так же, как я не поверил бы в 3-процентный рейтинг Путина.

Помните я говорил, что недавно ФБК Алексея Навального провел опрос про доверие Путину? Ему ФБК Насчитал 12 пунктов доверия, а Путину – 57. Вот про Лукашенко приблизительно то же самое. Я думаю, что очень многим в Белоруссии живется, как им хочется, имеется в виду, что привыкши. И в этом есть сюжет. Другое дело, что когда идут выборы… там я не знаю, как устроено наблюдение. Я думаю, мы там не пронаблюдаем сильно. Поэтому мне просто так кажется, я не знаю, что Лукашенко убрал всех своих главных соперников, на выборах соберет большинство пришедших. Ну, еще немножко административного ресурса. Или множко.

– «С Лобковым ошибка в программе, а не в машине». Все-то вы знаете. Я знаю только одно: других вычеркнули, а его нет. Я сомневаюсь, что вряд ли программа сделана под Лобкова, если честно. Почему ту я так сомневаюсь. Тогда бы всех Лобковых оставили, а там их до хрена и больше.

Тем не менее, дальше разбираться… Вы, наверное, знаете, что полиция начала изучение этой истории. Да, я думаю, она должна прийти и спросить и про программу, и про машину, и как это получилось и что-нибудь еще такое.

Я, например, считаю, что это очень полезная история. Почему – объясню. Я давно являюсь, как вы знаете, сторонником эстонского варианта. В чем эстонский вариант? Что электронное голосование не проходит одновременно с голосованием бумажным. Все электронное голосование идет досрочно, это как сейчас у нас здесь, сегодня. Люди могут переголосовать. Сегодня, сейчас проголосовал так, потом передумал – и переголосовать по-другому. Потом еще раз передумал, с отзывом голоса. А в день голосования голосуют только бумажно. И, мне кажется, это правильно. Не захотел электронно – остался на бумажном. И так это сделано сейчас у нас. Но только сейчас и досрочно и бумажно и электронно, и поэтому регистры вполне могут нарушаться, я бы сказал. И очень хорошо, что Лобков это показал.

А.Венедиктов: Досрочно и бумажно и электронно, поэтому регистры могут нарушаться. И хорошо, что Лобков это показал

Еще раз скажу, сейчас вручную будет соответствие проверено всех избирателей электронных – 1 миллион 51 тысяча – это раз. Это важно. Во-вторых, как вы знаете, один голос Лобкова остался электронно, он проголосовал – это два. И третье, что, может быть, не менее важно, а, может быть, даже более важно – это история в том, что при двойном голосовании немедленно те урны при обнаружении двойного голосования, как это было с Павлом Лобковым, принято решение, зашивать их, забивать их, и все бюллетени, которые в этой урне, как мы это делали раньше – на президентских выборах, на мэрских, если в урну кто-то бросил два бюллетеня – всю урну закрывали решением МГИКа. МГИК признавал, что из этой урны нельзя понять честность. Поэтому так и будет. Мне кажется, это важно.

А вам нет. Ну, кому нет, тому нет.

Да, электронка работает – правильно, Борис – до 30 июня до 20 часов. Это всё досрочка. А 1 числа в день голосования – только бумажкой. Если те, кто записался на электронку и решили по ней не голосовать, а идти бумажкой 1-го, то им ничего писать не надо. Они придут на свой участок, скажут: «Я не голосовал». Смотрим регистр: не голосовал – дают бюллетень.

То, что случилось с первым случаем. У нас пока на 500 тысяч проголосовавших на этот час только два верифицированных случаев попытки двойного голосования. На 500 тысяч – два. Один – точно человеческий фактор, когда пришедший избиратель уговорил, убедил – он сам про это пишет, почитайте, забыл имя, у него есть в Фейсбуке аккаунт vyzvon в Твиттере (из «Голоса) – он уговорил. Говорит: «Я уговорил. Не должна была, а я уговорил».

Вот, мне кажется, это важная история: 22 из 500 тысяч. Поэтому хорошо.

– «А вы себе представляете пересчет вручную?» Да, я представляю. Я вам сейчас скажу, не пересчет, а сопоставление. Вот на участке Павла Лобкова 281 человек. Берется два регистра. Берется книга и регистр. И вот эти 281 10 членами комиссии – ну, 28 человек каждый – может сравнить. Вполне представляю. И, честно говоря, мне не кажется это сложным сделать за один день.

– «Не надо повторять, если можно». Уважаемый Джон Хантсман, если вы ее один раз направите то, что вы направили, я вас забаню. Вы направили это 17 раз. Вы услышали меня, да, я надеюсь.

– «Какие гарантии, что теперича выборы в Думу и т.п…?» Гарантий, как вы знаете, никаких. Я про Думу вообще не думаю.

Очень важно так же, как с любым электронным голосованием совершенствовать систему. Так же, повторяю, как это делают другие. Нашли уязвимость – поправили. И так далее.

– «Я должна получить на эту почту подтверждение, что голос учтен, это то, что мне на сайте подтвердили?» Нет, если вы проголосуете, вам придет эсэмэска про голос, что приняли.

– «Вы уже решили Журавлевой час…?» Нет, я ничего еще не решал.

– «Может ли кому-то отойти час Наки?» Он в отпуске. Я соблюдаю Кодекс законов о труде. Майкл Наки до 27 июля в отпуске. Чего я вам могу на это сказать? Это его час. Я его сейчас заменяю.

– «Алексей Алексеевич, что за странные прямые эфиры Путина с часами на руке, отстающими на два часа? Это стандарт такой?» Это записанный эфир. Почему вы решили, что он прямой? Это записанный эфир за два часа до того. Вот его записали и поставили. С чего вы решили, что он прямой. Очевидно, что он не прямой.

Ну, ребята, все тех, кого надо, приберем. Я уже прибрал с прошлого, и сейчас приберу, Вы не волнуйтесь.

– «Почему нельзя, вопреки цифровым технологиям сделать традицию на века голосовать только лично на бумаге?» Почему вопреки вековым технологиям нельзя ездить только на лошадях? Зачем нужны самолеты, автомобили, поезда, Александр? Ну, зачем в вашей Санкт-Петербургской области. Метро зачем нужно? Там же аварии случаются.

– «Ждет ли «Эхо» судьба «Ведомостей»?» Не будем, Алекс загадывать. Пока я не вижу никаких оснований. Но такие вещи случаются внезапно, как мы с вами знаем.

Уйдем на новости, а потом продолжим.

НОВОСТИ

А.Венедиктов Ну, что же, это программа «Без посредников». Алексей Венедиктов. Отвечаю на ваши вопросы. Народ мне тут пишет: «Я буду голосовать за… Я буду голосовать против…». Ребята, ваше дело. Почему вы мне докладываете, как вы будете голосовать. Я что, ваш начальник, что ли, который требует от вас? Я, во-первых, не требую…

500 лайков. Спасибо большое, Сапсан.

Сергей спрашивал, сколько все-таки проголосовало. Про электронку могу сказать. Еще раз: на 20 часов – 42,7%, полмиллиона уже проголосовало. Ночью тоже будут голосования.

Про бумажное голосование нам ЦИК не сообщает. Напомню, голосование проводит ЦИК.

– «Почему Путин не стал здороваться с Колей Лукашенко?» Ну, ребята, я Коля Лукашенко или я Путин? Ну, откуда я знаю.

– «А почему так много дизлайков?» А потому что людям не нравится, что я говорю? Но я здесь не для того, чтобы нравится. Я никуда не избираюсь, ну, кроме главного редактора «Эха Москвы». И то еще у меня 4 года, поэтому…

О, кстати, спасибо! У нас прошли выборы главного редактора сайта, и Виталий Рувинский стал снова главным редактором сайта. Он был единственным кандидатом и получил, по-моему, 20 голосов за и 1 против.

А.Венедиктов: Поправка про обнуление конечно подстроена под то, чтобы он открыл себе возможность остаться

У нас прошли выборы главного редактора «Эхо Санкт-Петербурга». Там было два кандидата: Виталий Дымарский и Арсений Веснин. Виталий получил 13 голосов. Арсений получил 6 голосов. То есть две трети на треть. И Дымарский избран на следующий срок.

Если вы про это, то вот, пожалуйста.

Вот хороший вопрос: «У кого Путин заберет подарки?» Господи!

– «Могут ли быть дебаты Венедиктова с Соловьевым?» Ну, как человек Венедиктов может дебатировать с кучкой дерьма? Вы с кучкой дерьма можете дебатировать? Вы представляете, как это? Это сомнительно.

Что за футболка на мне? «Игра престолов» Valar Morghulis. Сегодня такая история. была. Сплошной Valar, сплошной Morghulis.

– «Вы агент Кремля или Госдепа?» Нет, я вообще обще агент. Какая вам разница, чей: Кремля, Госдепа… вот Моссада не забывайте. Сигуранца румынская очень эффективная. Ну, ЦРУ – это мы уже не обсуждаем. Очевидно. Ну, естественно МИ… чего там? – 5 или 6, я уж не помню. Так что считается меня тем, кем вы хотите считать. Это не имеет значения.

Дальше. Очень важная история…

Я про кейс Лобкова, извините, Илья Модеев, уже все рассказал. Ну, правда. Если будет что-нибудь новенькое, я расскажу. Моя задача была: а) чтобы к Павлу не прикапывались и б) чтобы та уязвимость, которая выявилась благодаря этому, была перепроверена вручную. Вот теперь извините меня, пожалуйста, члены избирательных комиссий московских – а вас я знаю 40 с чем-то тысяч, – вам придется пересчитывать в ближайшее время этот миллион, сравнивать, чтобы не было таких повторов, чтобы не было третьего, четвертого, пятого, шестого кейса.

– «Я не нахожу новых ведущих…».

Не, ну, агент Фейгин – это, честное слово как-то… Это Фейгин мой агент, не путайте. Когда я уже был подполковником, он прапорщиком, блин, у меня за пивом через площадь бегал. Ну, потом поехал за границу.

– «А в ЦИКе знают итоги голосования по итогам дня?» Нет, не знаю, потому что нет отчета. Имеется в виду явка. Потому что, что должно происходить сейчас? Вот эти бюллетени из ящиков очные должны сваливаться в сейф, запечатываться. Никаких отчетов в ЦИК не предоставляют. Поэтому, конечно, никаких результатов.

Я, кстати, тут какую-то хреновину прочитал о том, что Венедиктов знает результаты, потому что он сказал, что Песков проголосовал и что Лобков тоже проголосовал. Да, но это так же, как бумажная история. Когда человек получает бюллетень, он расписывается. И поэтому, когда Павел Лобков сказал, что он проголосовал дважды, я, естественно, запросил документальные данные. Мне сообщила комиссия УИК, что да, Павел Лобков получил бюллетень. Вот такой был ответ. И электронная комиссия сообщила, что да, Павел Лобков уже в электронном реестре уже проголосовал. Я, конечно, не знаю, как проголосовал. Но, извините меня, любой наблюдатель, который аккредитовался при этой комиссии от любой партии может посмотреть проголосовал человек или нет. А как…

Нет, я не люблю брокколи. Это хороший вопрос, такой странноватый. Но мне нравится, что вопрос неожиданный. А то всё вопросы ожиданные…

– «Простите, я не верю…». Не верьте. Ради бога, я повторяю еще раз: вера – штука такая, не просчитанная, я бы сказал. Ну, верите, не верите. Что мне с этой верой вашей делать, куда ее засунуть? Никуда.

– «Может ли она проверить всех Лобковых в Москве?» Да не Лобковых надо проверять, а надо проверять всех тех, кто подал заявление, акцептирован на электронное голосование. Сравнить. И вот это будет сделано. При чем тут Лобковы. А если следующий будет Кузнецов или Маша Иванова.

Не надо повторять мне одни и те же вопросы – забаню.

Нет, в «Что? Где? Когда?» не хотел бы играть.

Ярослав Ахматулов спрашивает: «А он два раза подряд проголосовал?» Да, он два раза подряд проголосовал. Сначала бюллетенем, потом электронно. И у меня есть этому подтверждение.

Про Троицк. Это вообще смешная история. Вы не поверите, что называется. Я вчера на это потратил 5 часов. Даже не пришел к вам в «Дай Дудя» именно поэтому. В Троицке обнаружились десятки тысяч избирателей, которые из Троицка как-то туда попали. Сначала мы видим по тому, как ЦИК сделал таблицу. А потом они записывались как бы оттуда на электронное голосование. Поэтому очень долго, нужно мы разбирались с депутатами, с оппозиционными депутатами, в том числе. Екатерина Енгалычева была в нашей комиссии. Депутат от Троицка Василий Головченко был в нашей комиссии. Соответственно, я поехал. Мы сначала пытались понять сами. Потом хотели поехать в Троицк. Поняли, что вообще эти люди не попадали ни в какие реестры комиссий. И поэтому мы поехал в Мосгоризбирком. Там разбирались. Потом с ЦИКом связывались, разбирались.

А.Венедиктов: Павел по каким-то причинам автоматизированной машиной не был вычеркнут. Я еще не знаю, по какой

Объяснение ЦИКа такое: это повторные уведомления тех людей, которые неправильно указали в основном адрес. У них ошибка в дресе. Машина их не находила. Машина проверяла эти заявления. И эти двойные уведомления были сброшены в одну, скажем, яму – в Троицк и Щербинку и в Крюково. А почему? А потому что там нет улиц. Их нельзя было сбросить – не знаю, почему – туда, где были улицы. Там квартал был адрес. Реально вот человек живет: город Троицк, квартал В, дом такой-то. И машина, не найдя этого всего, она их собирала вот там.

Это повторное уведомление в результате на миллион 87 тысяч заявлений, как вы знаете, на эти 36 тысяч они сократились вот эти самые. И их стало 1051. Недостаток системы? Согласен. Почему машина так это делает, на знаю. Эта циковская машина. Нет, 30 тысяч – это Троицк. А еще 6 тысяч – Крюково, Щербинка и вот эту безуличные. Всего их было 36 тысяч с миллиона с 87 тысяч до миллиона 51 тысячи.

«Сумеречную зону», конечно, смотрел.

Поэтому когда это всё кончилось, я это вспомнил, я это написал. Я вспомнил бессмертную фразу, сказанную мне Борисом Абрамовичем Березовским по одному случаю, когда я, как вы меня пытали, я его пытал, он мне сказал: «Леша, мы думали, что там заговор, а там банальный бардак». Вот это та самая история. Мы думали, что там заговор, а там… недостаток машины. Но этих людей нет. Они повторные или двойные… Это уведомления, это даже не люди.

Мы взяли насколько человек наугад и прошли их судьбу. Они остались в регистре электронного голосования, но они почему-то из Кунцево оказались в Троицке. Какая разница? Потому что электронное голосование, оно одно, в одной комиссии. Не важно, откуда голосовать электронно. Вот сейчас мой товарищ, который является акционером одного моего бизнеса, соакционером, он на Барбадосе. Он сейчас проголосовал с Барбадоса – получилось. Отлично.

– «А то, что члены УИКа будут сами себя проверять, это просто…». Да не сами себя – машину, которая на уровне выше была. И не проверять себя, а вот лежит два регистра, надо их сравнить, есть человек или нет. Господи, почему вы так не слышите? Почему вы слушаете себя? Ну зачем вы тогда включаете радио, тратите батарейки, электричество? Вы хотите сами с собой, уважаемый… – уже забыл, как – поговорить? Ну, поговорите сами с собой, с кем-то другим, честное слово.

Господи, боже мой, стихи! Ребята, что не стихи, то проза, а что проза, то стихи.

– «Какой штраф грозит Лобкову?» Я, вообще против этого…

Меня спрашивают, сколько мне лет. Открой Википедию, сынок… внучок.

Если идти по максимуму по КоАП, то за этот проступок, если его формализовать – до 30 тысяч рублей. Я сказал, что поскольку он поработал на меня, может быть, не желая того, на мою концепцию, я готов возместить ему сумму этого штрафа, если будет этот штраф.

– «Как вообще жизнь?» Да ничего, вот книжные магазины открылись. Чего-то книжки читать стал, в смысле покупать новые и старые. Вот купил дневники Сергея Прокофьева, который композитор. Он вел дневники до 33-го года. Очень вам рекомендую.

– «Журавлеву давай». Дам, дам. Всем дам, не волнуйтесь. И Журавлеву вам дам. Всё будет хорошо. Почему вы так волнуетесь?

Ничего, внучек. Пожалуйста.

– «42,7 пишет Алексей Большаков, – факт исторического порядка». Вы знаете, нет, потому что когда было голосование по метров в Троицке, у нас на 8 вечера первого дня (у нас два дня шло голосование) проголосовало 82%, в два раза больше. Но, конечно, там голосовало 5 тысяч, а здесь вместе с Нижним Новгородом – 1 миллион 119. В Нижнем, кстати, там чуть помедленней идет голосование, потому что это их первое голосование и там, по-моему, порядка 25%, 30%... Это интересная история.

Да, конечно, я планирую интервью и с Лукашенко и с Киевом, и с Пашиняном. Я-то могу планировать, ребята. Дабы они согласие дали.

У нас тут самое интересное, что к нам скоро придет и посол Польши, и посол Латвии. Так что мне это достаточно интересно – то, что вы пишите.

Мне пишут: «Венедиктов!.» хороший ник у человека, что-то типа 123456. Вот что можно говорить с человеком с таким ником? Его модератор уже убрал и хорошо…

– «Я живу в коммунизме». Я могу жить и в коммунизме.

А-а, подарки СССР. Понял. «Вот Песков сказал, что у России нет никаких территориальных претензий ни к кому из соседей». И хорошо. Сегодня нет, а завтра есть.

А.Венедиктов: Никаких советов не даю. Свое отношение к поправкам я высказал

Генрих Свакин, вы мне шесть раз… Еще один раз пришлете, вынужден буду вам отказать в любви.

Посол Литвы был. Посол Латвии придет и посол Польши придет. Мы с ними, конечно, в том числе, обсуждаем, поскольку это затрагивает их, будем обсуждать статью Владимира Путина, безусловно.

– «Как вы относитесь к флагу ЛГБТ на посольстве? Да никак. Это территория США. Этот месяц – я поинтересовался, – он как-то называется «месяц добра», что-то такое – этот месяц, освященный ЛГБТ. И посольства США во многих странах вывешивали флаг ЛГБТ на своем здании. Где-то вывешивали, потом снимали, как в Корее. В Индии вывешивали, у нас вывешивали. Ну, пусть они вывешивают всё что хотят на своем здании. Вас как это задевает?

Какие вопросы задам Алиеву. Ой, у меня накопилось вопросов к Ильхаму Гейдаровичу, прям сил нет. Я надеюсь, сейчас всё это закончится. Я имею в виду самоограничения.

Смотрите, я, конечно, абсолютно поддерживаю этот дополнительный двухпроцентных налог, хотя мне не нравится, что ломается плоская шкала, я сторонник ее. Но вот этот налог – вокруг цифры можно было бы поспорить (5 миллионов, 6 миллионов…) – я готов, безусловно, платить. Более того, могу сказать, что мы с Муратовым обсуждали это еще в сентябре с некоторыми федеральными министрами. Один из них мне написал: «Помнишь, мы говорили? Вот, продвинули».

– «…кто там в посольстве США». Больших вам знаний, вас это сильно утешает.

Знаете, для меня эта история с детьми, с орфанными болезнями, она для меня была открытием в свое время. Я ничего про это не знал. Благополучная семья, благополучный ребенок (мой). И когда ты слышишь, какие суммы надо собирать… я вам могу сказать, что по данным фонда, который борется за жизнь этих детей со СМА, в России 555 детей и 123 взрослых. В Москве 123 таких ребенка. Первый укол до 2 лет – 1 миллион долларов. Затем, если он не сделан, нужно в течение трех или двух лет делать 6 уколов в год по 150 тысяч долларов, потом по 3 укола до конца жизни. Это огромные деньги. И я думаю, что люди, которые прилично зарабатывают типа меня, должны как-то системно делиться и знать, что эти деньги идут туда.

Есть проблемка. Я спросил моего товарища, который мне про это рассказывает, как это администрировать, потому что эти деньги, они идут в регионы. НДФЛ идет в регионы. То есть я плачу налоги со своей зарплаты, со своих доходов в Москве. И, предположим, в Москве соберется изрядная сумма у людей, которые здесь. А, скажем, в Воронеже, предположим, есть 5 детей, но там нет таких людей или мало. Как это будет перераспределяться тогда? Вот, мне кажется, что это история такая. Но она полезная. Я поддерживаю.

И, кстати, довольно интересно, был опрос Superjob, который показал, что эти предложения по деньгам, которые делал Путин, 61% россиян поддерживает, 19% нет. Причем из этих 19% часть еще говорит – мало. Так что вот…

А.Венедиктов: Есть поправки безвредные социальные, они никакие. Есть поправки вредные, политические

– «Приходил ли ответ на запрос об интервью с Зеленским?» Нет, не приходил, люди не отвечают. Ну, еще раз направим. Гордость для журналиста в этих вопросах не должна существовать, на мой взгляд.

– «Детей должно лечить государство». Вот это государство. Где государство берет деньги? Государство берет деньги от налогов, в том числе. Вот оно и берет. Поэтому ваш пафос мне абсолютно непонятен. Я это поддерживаю, а вы нет. Но мне с этим заработком… Я получаю больше 5 миллионов, значит, с меня будут брать эти деньги и слава богу. Вот так.

– «Как вы относитесь к мату?» Я к нему не отношусь. – «Часто ли употребляете?» Редко

Следующий «Дилетант» – Хрущев. Вот сейчас вышли «Половцы, печенеги». Как известно, креативный директор – Путин, который дал нам эту идею. Потом дло Хрущев. Потом – история Татарии 22 августа выйдет. А дальше пока не планирую. Может, еще кто-нибудь, чего-нибудь…

– «Новый посол Великобритании приглашать знакомиться?» Чаевничали ровно за один день до начала карантина.

– «Что за история с баннерами на сайте «Эха»?» А что за история с баннерами на сайте «Эха»? Хороший вопрос. Иван, можете спрашивать по-человечески.

– «За поправки по данным экзитпола, которые проводил ВЦИОМ – 72 на 26». Ну и проводили. Вы знаете, я думаю, что, на мой взгляд, пришло на участки народу не много. У нас еще видеонаблюдение стоит за всеми участками. Иногда включал, проходил, вернее, мимо – пустовато.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире