'Вопросы к интервью

А. Венедиктов 21 час и 14 минут в Москве, еще раз здравствуйте. Алексей Венедиктов у микрофона. Сергей Пархоменко колесит по дорогам Америки, поэтому сегодня он в дороге, в движении, и мы решили не рисковать связью через океан. Я его заменяю только на одну неделю – сразу отвечаю, будет ли Сергей Пархоменко на «Эхе» — да, конечно, его время, его передача, его место.

Я задал вам вопрос: в каком замечательном, я бы сказал, месте, работал Рекс Тиллерсон все свои годы, прямо с младых ногтей молодой выпускник начал с этого, а сейчас председатель совета директоров этой компании. Вы правильно мне ответили. Когда-то это был Exxon, теперь это Exxon Mobil. Я принимал и те, и другие ответы.

Наш победитель, который получает все 3 книги: Леонида Млечина «Осажденная крепость», Сергея Плохия «Последняя империя. Падение Советского Союза» — очень хорошая книга на самом деле, рекомендую. Сергей Плохий, вот как его фамилия в именительном падеже. И Джон Рокфеллер, мемуары, получает Алла, чей телефон заканчивается на 426.

А.Венедиктов: Огромное число людей украинцев заявило: мы принципиально не даем интервью российским СМИ

Те, кто получает книгу Сергея (Леонида) Млечина, естественно, если вы получаете ее здесь, то вы получаете еще один или два номера «Дилетанта» архивных, которых у вас нет, выбираете, это Сергей, чей телефон заканчивается на 697, еще один Сергей, чей телефон заканчивается на 400, Татьяна – 952, Михаил – 047, еще одна Алла – 458, Владимир – 572 и Дмитрий – 658.

Сейчас я отвечаю в первую очередь на ваши вопросы, конечно, вы сейчас на тот же телефон, поскольку сейчас Exxon Mobil или Exxon уже принято. +7-985-970-45-45, не забывайте подписываться. Я буду отвечать на вопросы, которые касаются и работы радиостанции, и некоторые вопросы, которые мне показались интересными и важными.

Напомню, что завтра в 2 часа я в «Персонально ваш» у Сергея Бунтмана и основные политические вопросы я оставлю до этой передачи, но на некоторые, естественно, я отвечу, особенно на те, которые вы будете присылать мне либо путем смс — +7-985-970-45-45, либо через аккаунт @vyzvon, либо через, соответственно, наш сайт. И уже пошли вопросы.

Я вижу, Нина 67-летняя из Северной Осетии, Алании – не расстраивайтесь, ровно сейчас передам сразу после эфира ваш вопрос главному редактору сайта «Дилетанта», я просто не буду читать, он длинный – мы все поправим, я вам обещаю. Нина, это вот сразу так.

Теперь о некоторых новостях, которые ожидают вас в январе, о некоторых наших перемещениях. Сразу хочу сказать, что вы первые о них узнаете, ну, кроме игроков, собственно, может быть, на 90% уже решено, но я решил, что, поскольку «Без посредников» нет, вам об этом сообщить.

К нам в эфир утренний возвращается Василий Уткин. Василий Уткин и Антон Орех, это пара «Бомбардира» наша, вот каждую пятницу с 8-ми до 11-ти утренний «Разворот» будут – каждую пятницу, каждую неделю – будут вести Василий Уткин и Антон Орех. Мы вернулись к этой паре и решили, что это было бы правильно. Посмотрим, во всяком случае, до июня, а там будет видно. Это возвращение Василия Уткина, такой политический наш эфир, вместе с Антоном Орехом, еще раз напомню, по пятницам, это с конца января, сейчас еще у нас, соответственно, Владимир Варфоломеев и Аня Трефилова, а также Орех и Ира Воробьева работают, но где-то 20 января уже Уткин и Орех заступают на рабочую смену. Это первое изменение, которое я считаю сущностным изменением.

Вторая история, мы перенесем программу Александра Невзорова на вечер среды с дня, с «Персонально вашего» перенесем его на вечер среды. Нам показалось, что такой более медленный характер и более внушительный характер этой истории требует вечернего эфира, а не быстрого дневного. Поэтому мы будем переводить. Я еще не скажу, вместо чего – ни одна программа не потеряется, а если какая-то программа будет обновлена, то вы об этом узнаете. Собственно говоря, больше никаких таких изменений. Еще сделано несколько предложений некоторым известным людям по созданию передач на «Эхе», но поскольку пока окончательного ответа нет, то и нет, что называется, в смысле, то я и не объявляю об этом пока. Это вот то, что касается сегодняшних объявлений и изменений.

«Фискал» — Владимир спрашивает. Знаете, одна из любимейших передач «Фискал», будут ли программы про то, про се, про пятое, про десятое… Ну, Владимир, во-первых, нам нужно найти автора, подобного Александру Петровичу Починку. Это очень тяжело. Мы не можем снижать планку. Но вы почти угадали, некоторые предложения в этом направлении сделаны. Я хотел бы обратить ваше внимание, что подобная программа уже существует, была переформатирована программа «Не так», история процессов, которую делают Сергей Бунтман и Алексей Кузнецов, выходит по воскресеньям утром, история знаменитых процессов. Мы идем по тому же самому пути, и мы будем, скажу вам, выпускать книги так же, как мы выпустили книгу «Фискал». Мы думаем в этом направлении, вы абсолютно правы, но вот, собственно говоря, видите – попали.

Ребята, почему Россия не реагирует? Я не Путин и не его пресс-секретарь Песков, поэтому, почему Россия не реагирует – это не ко мне.

Ставропольский край… не понял: «Почему теперь в перерывах между передачами в сетевизоре не слышно студию, а слышно рекламу и репортажи?» Это для меня новость, я проверю, спасибо большое, Коф.

«Почему с нового 2017 года, — спрашивает Илья, — ваши журналисты перестали произносить мантру: террористическая организация, запрещенная на территории РФ при упоминании ИГИЛа? Это ваши указания?» Нет, это разъяснение Роскомнадзора. Мы лишь его выполняем.

Андрей из Ставропольского края тоже – не могу пока продлить «Одина» Дмитрия Быкова с 2 до 3 часов. Ну, почему я должен убирать передачи, которые стоят за ним, да? Я думаю о том, как это сделать, о перемещении, а не о переборе, я думаю, вы знаете, я медленно думаю. То, что касается сетки, это касается всегда других журналистов, и здесь надо объяснять, и пояснять, и выбирать – не простая это история.

Владимир в бане – отправляю в бан за грубости.

А.Венедиктов: Быков же не про литературу. Быков про вас, любимых

«Почему сегодня «Особое мнение» в 17 вела Пашина?» — а можно подписываться? Потому что Ксения Ларина, если вы обратили внимание, находится в отпуске, еще, наверное, недели три, и Оксана Пашина заменяет все – почти все – что ведет Ксения Ларина. Она будет вести и воскресные все ее передачи. Это не первый раз, кстати, так они договорились, Оксана и Оксана, вам не привыкать. А у меня журналисты не отказываются вести интервью, можно схлопотать и потерять эфир – это так вот я вам на всякий случай.

Про Быкова я ответил. Сейчас я перейду к тем вопросам, к которым я готовился. Ютьюб прямые трансляции – не принципиально.

Из Саратова Виктор спрашивает: «Оставить для Невзорова постный день – это его выбор или выбор редакции?» Я, честно говоря, не знаю, что среда – постный день, для меня, как советского пацана, всегда четверг был постный день, то есть, рыбный день. Да, я знаю – Наташа Селиванова мне подсказывает – я помню еще.

Нет, среда – это просто та точка, которую мы выбрали посередине недели, знаете, ведь все эти так называемые итоговые программы – это пятница, суббота, воскресенье, и они уже, честно говоря, ведомы разными форматами, разными журналистами. Здесь тебе и Пархоменко в пятницу, и Латынина в субботу, и Веллер в воскресенье – видите, как я расставляю все, да? Поэтому, вот среда, середина недели – а что вам не нравится?

Вадим из Далласа скучает по «Клинчу». Вадим, у вас там такой клинч сейчас, что мало не покажется, а вы скучаете.

Так, это пока по Трампу, во вторую…

Нет, вы не будете, Таня, по Невзорову голосовать за или против, потому что я как главный редактор принимаю решения – рейтинги замечательные, а будут еще лучше.

Почему на сайте «Эха» рекламируется… Вы как-то не можете представить себе, что главный редактор за рекламу не отвечает.

Виктор пишет: «Огромное спасибо за сетевизор из питерской студии». Пожалуйста. Кто грубит – того сразу к Владимиру туда.

«Будет ли в эфире Кара-Мурза?» Володя лечится Кара-Мурза, и он будет, его место мы сохраняем.

Пара Трефилова – Варфоломеев именно как эта пара, может будет, может не будет.

Утренние «Развороты» по выходным – мы сочли, что там очень маленькая аудитория. Люди из-за этого приезжают на 2 часа на целый день, я лучше их буду, с позволения вашего, использовать… Хорошо, и, кстати, сразу поползли рейтинги вверх, стало больше слушать, когда у нас «Детская площадка» двинулась наверх, в смысле, стала раньше, стало больше слушать. Мы же работаем для слушателей, не для себя. Вот мы увидели, что люди больше слушать хотят «Детскую площадку», считайте, что это «Разворот». Слушайте, там в 8:30, по-моему, начинается, это же «Разворот» на самом деле. У нас «Разворот» начинается в будние дни в 8, а здесь «Детские площадки» в 8:30 – детский «Разворот». Так что, никто ничего не потерял.

Хороший вопрос из Воронежской области: «Вы планируете улучшить работу?» — Нет, я планирую ухудшить работу, уважаемый коллега. Ну, естественно, планируем.

«Пашина растет на глазах» — да уж.

Ира будет вести «Один», конечно, «Одну» или «Один» Ира Воробьева, это ее место, она сейчас уезжала. Знаете, с чем еще связано? Мы впервые сделали – я перехожу уже, вы пока присылайте вопросы, я перехожу к важной истории – мы впервые сделали выездной «Разбор полета», и вы знаете, что мы записали в Киеве, это было очень не просто, два «Разбора полета».

Я вам хочу сказать, когда вы спрашиваете, почему только Савченко и почему только Кравчук, я вам могу сказать, что огромное число людей отказалось: мы не даем принципиально интервью российской прессе. Это прежде всего вся исполнительная власть, к которой мы обращались за записью этой передачи. Причем, вы же знаете, что «Разбор полета» — это передача о человеке, это не передача конкретно о политике.

И вот сразу хочу объявить, что завтра, поскольку Володя Кара-Мурза еще приболел и еще не придет, завтра в 21 час интервью «Разбор полета», который Ира Воробьева и Таня Фельгенгауэр взяли в Киеве, первого президента Украины Леонида Кравчука, в том числе о Беловежье, о развале Советского Союза, естественно, о Крыме. Но это о нем, это как этот человек, который вырос из коммунистической партии и одновременно родился в Польше, о чем мы не знали – да, он родился там, с той стороны, западенец, можно сказать. И родной язык у него был польский, у Кравчука. Да, вот Наташа Селиванова мотает головой – я сам мотал головой, когда узнал, согласился дать нам интервью.

И Надежда Савченко, которая первым российским СМИ дала большое часовое интервью о себе, о том, как она стала такой, какой мы ее знаем. Про Ирак, как она воевала в Ираке, почему так случилось. И девчонки справились, на мой взгляд, с задачей. Значит, Кравчук выйдет завтра в 21, такой спецвыпуск «Разбора полета», а Надежда Савченко в 21 час, как и положено, в понедельник 9 января на месте этой программы.

Меня тут спрашивают сразу про Саакашвили. Его не было в это время. Не было Вакарчука в эти дни, это было 3-5 января, когда мы были в Киеве – они были в Киеве, девчонки. Значит, мы обращались, не было в Киеве. Саакашвили долго нас тиранил, он не знал, уезжает – нет, в результате он уехал. Его не было в Киеве. Ющенко не было в Киеве. Тимошенко не было в Киеве.

Мы ко всем обращались, чтобы вы понимали, кроме исполнительной власти, как мы знаем, мне было сказано. Вот я думаю, что я где-нибудь в конце февраля опять встречусь с разными людьми, представителями власти Украины на нейтральной территории, снова переговорю. Но тем не менее, девочки туда поехали, все сделали.

Это важная история, потому что мне кажется, что, мы же помним, как во время грузинской войны, скажем, министр иностранных дел Грузии, он давал нам интервью, и Лавров дал нам интервью. Вы можете это найти на сайте. А потом нам дал интервью президент Саакашвили и президент Медведев. И это правильная работа, это значит, что наши слушатели, они не дебилы, они имеют право знать точку зрения разных сторон. И те, кто не хотят слышать – это же очень легко: взял, переключил.

Мы будем брать интервью, мы будем туда ездить, безусловно, и девчонки, конечно… Но летели через Минск. Ну, вот это все, понимаете? Но летели вот эти 6 часов до Киева через Минск. Ну, что сделаешь, да? Мы очень благодарны тем, кто нам помогал, вот Илья Новиков помог нам с интервью с Надеждой Савченко, и Сакен Аймурзаев, Матвей помогли нам с Кравчуком, наши продюсеры хорошо работали. Эти оба интервью есть на сайте текстом, оба на сайте текстом, вы уже можете читать. Но кто хочет слушать, напомню, Кравчук завтра в 21, Савченко в понедельник в 21. Я думаю, что это хорошая работа, я девчонок – Таню Фельгенгауэр, Иру Воробьеву поздравляю. А Таню Фельгенгауэр заодно поздравлю с Днем рождения.

А.Венедиктов: Знаете, чем теракт отличается от диверсии? Ничем

Сейчас новости, потом вернемся. Пишите пока.

НОВОСТИ

А. Венедиктов 21 час и 35 минут в Москве. Последние сообщения. Во-первых, первое сообщение из аэропорта во Флориде, это стало известно благодаря тому, что бывший пресс-секретарь Белого дома Ари Флейшер написал в своем Твиттере: «Я нахожусь в аэропорту во Флориде, слышны выстрелы, все бегут» — написал Флейшер. Ранено 9 человек. Стрелок, по разным сообщениям, то ли задержан, то ли убит, то есть, стрельба прекратилась. Далее все. Далее пока все, я буду тоже следить за тем, что происходит, не дожидаясь новостной истории.

Теперь, я продолжаю ваши вопросы, я говорил про то, что было сделано, и отвечаю, почему он сегодня на сайте… нет – я посмотрю, Лора.

«Создайте про кинематограф «Один» а-ля Быков» — пишут нам из Самарской области. Понимаете, это же от человека зависит. Быков же не про литературу. Быков же про вас, любимых. Если вы это не понимаете, очень жалко. Отдельно про кинематограф? Можем отдельно и про цирк создать, только вопрос в человеке.

Спасибо – да пожалуйста!

Про звук в студии – я понял, Екатерина, я сейчас-то проверить это не могу, повторять совершенно мне про это бессмысленно.

«Почему на «Эхо Москвы» так резко сократились игры и конкурсы?» Потому что мы – информационная радиостанция. Я не знаю, что такое «сократились». Я взял сейчас и разыграл на замене. А вообще это решают ведущие на самом деле.

Маша страдает из Санкт-Петербурга, куда пропал Шевченко, уже 2 недели нет в эфире. Маша, ну, это люди, на нас не работают. У него каникулы, у него дела, у него, может быть, командировки. Я еще раз хочу сказать, что люди, приходящие в «Особое мнение», не являются журналистами «Эха Москвы», они приходят в свое свободное время, и если они хотят приходить, они приходят, а если не хотят – они не приходят. Еще раз скажу, что Максим отъехал. Он очень ответственно всегда относится к своим эфирам – значит, он куда-то отъехал.

«Хотим Асланяна в пятницу» — хотите. Хотеть – дело не вредное, скажу я вам. Что убрать – вместо чего?

«Кому доверите большое с Поклонской, — спрашивает Вова, — хочется поржать». Вова, смотрите, это же на самом деле история, во-первых, она приглашена, Наталья Поклонская, уже несколько раз, но она, видимо, стесняется.

У нас есть разные программы. У нас есть программа «Дифирамб», где мы любим наших гостей. У нас есть программа «Разбор полета», где девушки изучают их образ как людей, принимающих решения. У нас есть программа «A-Team», где наши гопники срывают одежду. Вы что хотите, Вова?

«Почему?..» — не надо повторять ваши, неинтересно.

«Спасибо за Быкова, — из Махачкалы Курбан говорит, — за новогоднюю ночь». Пожалуйста. Это, кстати, было предложение Димы. У нас на самом деле, чтобы вы знали, всегда очередь на новогоднюю ночь, все хотят – как будто дел других нет. Но в данном случае я Диме не смог отказать.

Про «Дилетант» нас спрашивают. Как всегда, по 22-м числам, я бы сказал. Что еще? Вот нам пишет Борис из Перми: «Раскручивают фигуру Ильдара Дадина». Я рассчитываю, Борис, что когда ваш родственник попадет в лапы нашему правосудию или вы сами, и он исчезнет там, вам будет куда обратиться или вашим родственникам. Я очень на это рассчитываю, что из вас не будут делать мученика, или вы пропадете, или вы умрете в камере предварительного заключения. Чего вам пожелать, скажите? Чтобы вы не попадали, правильно. Ну, так и вы такой будьте, потому что если вы человек верующий, да, вы должны знать, как бумерангом возвращается, да? Пожелайте себе того, что вы желаете Ильдару Дадину. И так сбудется.

Так, пожалуйста. Невзоров вечером, да. Лена из Тирасполя нам пишет: «Угрожают ли Юлии Латыниной?» Угрожают Юлии Латыниной. Ну, знаете, мы предпринимаем разные меры, как вы знаете, и сейчас полиция работает по этому поводу, и Федеральную службу безопасности мы подключили, чтобы у вас не было никаких сомнений.

Кстати, меня спросили, как я отношусь к тому, что Андрей Пионтковский назвал Юлию Латынину «кэгэбэшной сучкой». Я думаю, что по-разному называли Юлю, по-разному называли Андрея Андреевича, высокоэмоциональный накал Андрея Андреевича не позволяет ему видеть правду – сказал бы я так. Хорошо бы, чтобы он извинился. Мало ли как его называют, это же неправда. Или правда? Это вопрос.

Побольше того… Давно не слышно Мовчана – недавно был, но еще позовем, естественно, да. Это как раз из США спрашивали про Пионтковского.

«Нельзя ли собрать утерянную ТВ «Культура» студийно-креативную передачу «Апокриф»?» Нельзя, потому что это была телевизионная программа, и, понимаете, в чем дело, на самом деле Быков же, собственно говоря, практически частично это делает, мы же не будем делать две таких программы, три таких программы, четыре таких программы…

Не подписываетесь – больше не буду читать. Значит, по-разному всех слушают, но особенно спасибо за Савченко – пожалуйста за Савченко.

А.Венедиктов: У нас на самом деле всегда очередь в эфир на новогоднюю ночь, все хотят – как будто дел других нет

«Риски 1917 года» – кого, Михаил из Москвы? Ваши риски персональные? Я не знаю, помните, у нас была такая история, у нас был проект, который назывался «Одна семья времен Владимира Путина», там где-то в 2007-2008 году. Вот как изменилась жизнь людей. Мы видели, насколько по-разному семьи, разные семьи по-разному жили эти 7-8 лет, 5-7-8 лет – в 2005 году все-таки 5 лет, да? Поэтому, риски кого? Риски вашей семьи, риски нашей страны, риски мировой войны? И так далее. Задавайте правильно вопрос, тогда я смогу отвечать. Если нет – то нет.

Что «Цена революции», Соколова Наталья из Самары? «Цена революции» выходит на своем месте, чуть сдвинулась, но в данном случае это неважно, потому что на самом деле я знаю, что огромное число людей, они слушают это либо в подкасте, то есть, с сайта звук берут, либо читают, либо смотрят позже, поэтому сейчас уже не так важна привязка ко времени. Важна, но не так важна.

Про самолет Александр спрашивает из Санкт-Петербурга – нет же, я вам говорю, что мы ждем, во-первых, расшифровки «черных ящиков», во-вторых, я продолжаю встречаться с разного рода людьми, которые имеют к этому отношение или с экспертами, для себя, для того чтобы понять.

Повторю, что на сегодняшний день из того, что мы имеем, официальная версия не представляется убедительной мне, во всяком случае, но это не изменилось за неделю, потому что за неделю ничего не было. Я читаю, конечно, разные умозаключения и, повторяю, встречаюсь с опытными людьми, но на сегодняшний день пока мне кажется, что либо перегруз, либо перегруз и неправильное укрепление багажа, в результате чего были совершены ошибки.

Но мне говорят: это теракт, пишут. Знаете, чем теракт отличается от диверсии? Ничем. Ну, если говорить нормальным языком. Поэтому, я точно знаю, я говорил с людьми, которые знают, значит, на телах нет никаких следов взрыва. Вот это я вам могу сказать, вот это говорили люди, которых я знаю давно, и которые меня не обманывают, потому что себе дороже или потому что, ну, зачем мне тогда это говорить, если потом будет известно все равно, зачем со мной из-за этого расходиться, когда мы знакомы давным-давно. Нет, поэтому, Александр, мы следим, мы ждем.

Но меня, конечно, потрясла вот эта история, что на отпевание в Елоховке ансамбля Александрова пришло порядка 50-ти человек. Вот крики, шум, гам, там, травля Бабченко, там, Божены – недостаточно скорби, а прийти проститься, а цветы положить? Честно говоря, меня удивило то, что об этом как-то не очень было известно. Но вот это показывает огромное лицемерие значительного количества людей.

«В «Одине…» — Анна из Иркутской области – Аня, смотрите, вот «Один» он и есть «Один», это человек сидит один без гостей. Вот вы пишете о том, возможно ли в «Одине» гости? А какая разница тогда между «Персонально вашим», «Особым мнением» и «Одином»? Нет, «Один» как раз задуман как человек, который сидит с городом и миром. Вы можете названных вами Ускова, Ремчукова, Шендеровича, Шевченко и других… а, вы имеете ведение?.. Извините, я идиот. Аня, извините меня, пожалуйста, вы имели в ввиду ведение. Ведение – все возможно, я просто увидел слово «гости», для меня… да, как Шевченко вел «Один». Теперь я понял, видите, отвечаю – я понял, что я не понял. Но вот теперь догнал, как говорит мой сын. В принципе, возможно. Но, знаете, люди ведь не хотят отдавать свои программы. И Максима ввалило в политику, мы с ним это обсуждали, хотя вот «Один», ну, в политику можно по-другому, в политику – у него есть «Особое мнение». А «Один» — это все-таки разговор со спящим городом, именно доверительный разговор.

«В Минск ваши девчата поедут?» — спрашивает Владимир. Так они летели через Минск, уважаемый Владимир. Вы имеете в виду «Разбор полета»? Да, конечно, теперь стало понятно, как это делать. И мы уже договариваемся, например, с Киргизией, и я уже думаю, что, может быть, видные деятели Киргизии, и оппозиции, и президент дадут нам интервью. Нахожусь в переговорах.

«Вы обещали, — пишет Сергей из Москвы, — держать нас в курсе последних событий с арестом Никиты Белыха. Давно про него ничего не слышно». А ничего не происходит. К нему очень редко приходит следователь, вы знаете, что он сменил адвоката. И он не признает своей вины. Ему продлили содержание под стражей, на мой взгляд, совершенно неправосудно, до марта. Он болеет, набрал 20 килограмм. Ну, а то, что публично – мы говорим, что непублично – то непублично.

«Не поручайте Ольге Бычковой… — Галина, вы чего? – читать новости улыбающимся голосом». Вы вообще… Во-первых, Бычкова не читает новости. Во-вторых, еще раз скажу жестко: слушайте тогда другие радиостанции, здесь я буду решать, кто сидит в эфире.

Так, звуки, минуты голосования… сложно, это я знаю эту проблему, технические проблемы, я сейчас просто ответить не могу.

Да, Борис, «Цена Победы», сегодня очень много людей из разных – давно не отвечал на вопросы – остается на своем месте, это правда.

Ильхам из Казани пишет, типа «Футбольного клуба» про хоккей. Вы знаете, Ильхам, честно говоря, я думаю над освещением спортивных событий на «Эхе» и пока не нахожу формулу. Потому что, вот я говорил с Губерниевым, например. Я очень люблю биатлон, Ильхам, я очень переживаю за то, что сейчас происходит вот в связи с допингом, и абсолютно согласен с нашим великим биатлонистом Тихоновым, что когда-нибудь мы нарвемся, он говорил это много раз – и мы нарвались. И очень обидно, что чистые спортсмены попадают под эту раздачу. Это считаю несправедливым, но виноваты в этом прежде всего руководители нашего спорта, которые не смогли разделить, это они должны сделать спортсменов, которые не принимают допинг и спортсменов, которые принимают. Вообще это наше было дело, да? А мы там все извиваемся. Я очень переживаю за биатлон, но вот, честно говоря, я не знаю, как это делать по радио. Я иногда слушаю другие радийные – ну, трансляцию, ну, она же идет, а сейчас все в интернете идет. Вот был биатлон вчера что ли или позавчера, я смотрел биатлон, я ехал в машине, я открыл свой Айфон, нашел прямую трансляцию биатлона и я слушал. Там вы можете найти. Не знаю, как это сделать. Не обижайтесь, правда не знаю.

А.Венедиктов: Юлии Латыниной угрожают. Полиция работает по этому поводу, и ФСБ мы подключили

Людмила: «Сделайте что-нибудь с «A-Team». Мы все сделали с «A-Team», эта программа идет так, как она идет вот так. И так будет идти.

«Почему Антона Носика не было?» Был, я знаю, он тогда проспал в «A-Team», а я не знаю, он выходил уже в эфир или нет. Значит, он извинялся, извивался перед каждым Алексеем отдельно – нас семеро, нас много – ему пришлось 7 раз кланяться. Потом он пришел, была запись. Там он еще раз извинился. И я не знаю, она вышла или нет – посмотрите на сайте, выходила она с Носиком в «A-Team» или нет. Но мы сделали все. Ну, проспал – знаете, так бывает. Мы, конечно, озлобились, в общем, но так бывает.

«Девушек наградить доской почета» — Виктор Александрович, я найду, чем наградить, на самом деле.

Короткие программы… сетевизор, реклама – да, я прочитал, я понял все, не надо повторяться, я понял. Его анонсировали, да, Лера, но был повтор с Навальным именно потому, что он не пришел, взяли, что там сверху лежало, а потом была запись сделана, да.

Пишут нам: «Савченко интервью можно слушать у вас на сайте?» — да, на сайте можно слушать, не дожидаясь, те, кто хочет. А те, кто хочет с эфира – слушайте с эфира.

«Оксана Чиж – хороший интервьюер, растет на глазах» — растет на глазах. Вы знаете, у всех разные скорости, я вам хочу сказать. Вот вдруг – я хочу похвалить, публично это еще не делал – я хочу похвалить вдруг рванувших Андрюшу Познякова и Лешу Голубева в программе, во-первых, «Отцы», а во-вторых, «Городовые». Вот я слушаю – я просто вижу прорыв. Да, у девчонок прорыв случается раньше, это правда. Так бывает. Вот я не знаю, те, кто слушал Катю Канакову, которая заменяла Таню Фельгенгауэр с Сашей Плющевым – вот прорыв еще один, да?

То есть, я могу сейчас про каждого говорить, но мое дело, значит, сидеть на елке и наблюдать, как вы понимаете. Поэтому, у них разная скорость, поэтому не надо писать, что у этого хорошо пошло, а эта растет не быстро. Ну, не быстро – ничего. А у главного редактора есть терпение.

Кирилл мне пишет: «Вы оговорились, автор книг не Сергей, а Леонид Млечин» — конечно, Кирилл, спасибо большое.

«Можно ли ожидать возвращения в эфир вашей радиостанции Ксении Басилашвили?» — можно и нужно, Михаил Соколов.

«Наука в фокусе» — повторяете, видите ли, вот, разные программы, послушайте.

Павел спрашивает правильно: «Ждать ли вскоре ваше радио в Краснодаре?» — а я не знаю. Вы знаете, если раньше я по этому поводу очень переживал, то теперь не переживаю. Скажу почему. У нас был довольно долгий спор и довольно долгая байда между нами. Разговор шел вот о чем, чтобы все программы выдавать в чистую через сайт. Вот вы в Краснодаре, там не идет «Эхо Москвы» — хорошо, через сайт слушайте, отбирайте, создавайте собственное «Эхо Москвы» из тех программ, которые вам нравятся. Мне кажется, что это чрезвычайно важно – и звук, и текст, и видео.

Конечно, хотелось бы, Павел, выйти в Краснодар, но я вам могу сказать, что никто нас туда не пустит. Вы знаете, что уже 15 лет мы теряем город за городом, последние 4 года особенно, или 3. В общем, мало нам удается выиграть. Нам в открытую мои друзья, там, объясняют, что нефига тебе, нефига. Что мы такие-сякие. Ну, хорошо.

Пархоменко – нет, Пархоменко, Сергей из Санкт-Петербурга, на год, у него контракт, он уехал на год, но он на «Эхе» выступает. Просто сегодня он едет, вот сейчас едет просто.

О Храме Рождества Богородицы – послушайте, наверное, это интересно, но, Марина, таких историй очень много. Я хочу, кстати, про Рождество сказать, еще раз поздравить всех тех, кто празднует Рождество и по юлианскому календарю сегодня. А вот следующая программа у нас, вот следующий час — у нас нет «Сканера» сегодня, но Оля Бычкова есть, она будет через час в программе «Доехали», но нет событий, нет Интерфакса, и вместо «Сканера» мы повторим программу «В круге Света», которую Света Сорокина вела с Владимиром Легойда о Рождестве. Люди вполне себе светские, но верующие об этом говорят, вот в следующем часе вы это услышите в 22, буквально через какое-то время, через 10 минут, там, после новостей. Это по поводу Рождества.

«Интересно, Пархоменко что делает в Штатах? Только честно». Честно, Андрей, Пархоменко занимается своей работой, в частности, встречается с людьми, смотрит, как работают медиа и общественные организации в Штатах, изучает. Я вас уверяю, Андрей, что это очень полезная история. Мы просто плохо себе представляем, что может работать по-другому. Для этого нужно поехать, пожить, посмотреть на проекты.

Сергей сделал два замечательных проекта. Он сделал проект, он и его друзья, его коллеги, сделал проект «Диссернет», как вы знаете, и «Последний адрес». Я, честно говоря, сначала относился к тому и другому скептично. То есть, я был за, и мы поддерживали это, но думал, что наша бюрократическая машина это задавит. Нет – Сергей был прав, а я не прав. Я очень рад, что я был не прав, и эти проекты развиваются, и я просто очень рад. И поэтому Сергей совершенствуется там, умея работать с разными людьми, с общественными организациями и так далее. Там все это очень развито.

А.Венедиктов: Официальная версия крушения Ту-154 не представляется мне убедительной

Елена Михайловна, у вас плохое настроение, что вы ругаете моих журналистов? Ну, включите «Шансон» — у вас все будет хорошо.

«Вольнова можете пригласить?» — Вольновых много, Марк из Ростовской области, какого Вольнова? Я могу пригласить всех.

Битрейт… я даже слово «битрейт» плохо понимаю. Я передам все, что вы написали, мы все это…

«Как вы расцениваете работу Ганапольского на канале NewsOne?» А вы знаете – только подписывайтесь, пожалуйста – я не смотрю. Я начал смотреть, там очень много внутренней украинской истории, я ее не понимаю. Для этого надо жить в стране. Поэтому – ну, работает и работает.

«Вас никогда не приглашал на свои передачи Соловьев» — пишет Дмитрий. Почему не приглашал? Приглашал. Вы знаете, я для себя принял решение – ходить только туда, где мне дают говорить. Не в обиду никому. Вот я ходил к Фадееву, когда он вел свои поздневечерние передачи, я мог там объяснить и говорить. А участвовать в клоунадах – вы меня, конечно, извините, я в клоунадах наблюдатель, а не участник.

Украина… это завтра, все по политике завтра в 2 у Сергея Бунтмана. Я передам ему вашу распечатку, он найдет.

Да, Болтянская вернулась, ура, правильно, вернулась из поездки. Ездила в библиотеку Конгресса США, там работала, создавала проект. Сейчас она опять здесь – замечательно! И работает, кстати, замечательно.

Я ответил уже по Пархому.

Про Жириновского сегодня – да, мы его сегодня позвали как раз с точки зрения Сирии. Мы знаем, что он учился (если вы не помните) в Институте стран Азии и Африки. И посмотрите, какой сегодня был иной Жириновский – фантастически иной! Без клоунады, без всего, без политического азарта. И Оксана его правильно водила, кстати. Это очень трудно с Владимиром Вольфовичем, и вот на такие программы, где человек-специалист, человек изучал это и продолжает этим интересоваться. Мне кажется, это правильная совершенно история.

«… формат для Потапенко в качестве эксперта…» — а он не интервьюер, Владимир из Брянской области. Потапенко – знаете, как сказать? Это разговоры. Это не интервью. Это совсем другой жанр. Может, он не всегда получается, но мне кажется, что он совершенствуется, они разговаривают про свое. Они сидят, знаете, салон Анны Павловны Шерер, я так это называю, и вообще этих диалогов не хватает. Вот мы хотели сделать диалоги Невзоров – Усков про историю. Вот не получается пока. Я просто однажды (последние 10 секунд) сидел и слушал их разговор на один сюжет исторический археологический, я потом рвал на себе волосы, что два часа я это не записал.

Все, до завтра, до двух. О Рождестве буквально через несколько минут.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире