'Вопросы к интервью

А. Венедиктов В Москве 22 часа и 7 минут. Здравствуйте! У микрофона Алексей Венедиктов. Мы продолжаем «Информационный канал». Сегодня такая наша судьба вместе с вами. Напоминаю, что мы вместе с вами. Вы можете присылать к нам вопросы и сообщения, во-первых, смс +7-985-970-45-45. Не забывайте подписываться. Туда же могут идти сообщения и вопросы из Телеграма. Работает чат нашей YouTube-трансляции. Мы в YouTube трансляции. Кто ведет этот канал — во-первых, Юрий Кобаладзе. Юра, добрый вечер еще раз!

Ю. Кобаладзе Привет, да!

А. Венедиктов Алексей Нарышкин, который сегодня целый день был в здании Мосгорсуда, поделится тем, что он там видел. Алексей, добрый вечер!

А. Нарышкин Добрый вечер!

А. Венедиктов И я, Алексей Венедиктов. Через 8 минут к нам присоединится политолог Валерий Соловей. Наш корреспондент находится на Манежной площади. Вы знаете, что перекрыли некоторые станции метро. Вот об этом Алексей Нарышкин, который попал.

А. Нарышкин Да, слушайте, я как раз сейчас возвращался в редакцию и наткнулся, ну, не на сопротивление полицейских — на препятствие в виде полицейских, которые сначала не дали мне проехать от Александровского Сада до Арбатской (это голубая ветка, Филевская). Просто станцию закрыли, дежурный по станции пробежался и сказал: «Все на выход». Поэтому я попытался выйти из Библиотеки имени Ленина. Мне тоже в довольно грубой форме сказали, что станция закрыта, давайте через переход на Арбатскую.
Но, разумеется, на центральных станциях уже полицейское и росгвардейское усиление — вот эти привычные для нас в последние недели люди в шлемах и серьезной экипировке. Ну и другие станции тоже закрыты. Я слышал, когда поезд отходил от Арбатской, что Площадь Революции закрыта вообще. То есть даже поезда проезжают мимо этой станции, потому что было объявлено, что следующая станция Курская. То есть сейчас делают всё, чтобы исключить прибытие подкреплений, наверное, соратников Алексея Навального куда-то в центр Москвы.

А. Венедиктов Ну да, ОМОН ездит не в метро.

А. Нарышкин ОМОН перемещается поверху, да. Видимо, сейчас, как раз в эти минуты, в эти часы все те силы — огромные, гигантские, колоссальные, которые с утра дежурили вокруг Московского городского суда (это станция метро Преображенская Площадь), наверное, перебрасываются в площадь, чтобы купировать всю эту активность.

А. Венедиктов Напоминаю, это Алексей Нарышкин. Мы еще поговорим о том, как сегодня работал суд. Вопрос к Юрию Кобаладзе, который не корреспондент, но который очень наблюдательный человек и по первой, ипо предыдущей профессии, и по первой профессии коллега президента Российской Федерации Владимира Путина. Юра, вот ты смотрел сегодня суд. Ты, наверное, глубоко не входил раньше в эти дела — «Ив Роше» и так далее. Что тебе виделось?

Ю. Кобаладзе Во-первых, у меня не было сомнения, что он будет осужден. Я думаю, что разговоры на «Эхе Москвы» тоже подтверждали мои опасения, мои прогнозы. Поэтому было бы нелогично, если бы сегодня его выпустили из зала суда.

А. Венедиктов Твой опыт говорил?

Ю. Кобаладзе Опыт и понимание ситуации. Тогда непонятно: если бы его сегодня отпустили, тогда зачем нужен был весь этот сыр-бор? Но всё равно, конечно, грустно и печально, что человек получает 2 года и 8 месяцев.

А. Нарышкин Да, 2 года и 8 месяцев. Там сложная система.

Ю. Кобаладзе Вырваны из жизни 2 года и 8 месяцев непонятно за что.

А. Венедиктов То есть ты не понял, за что?

Ю. Кобаладзе Я не понял, за что. Но формально можно, конечно, всё притянуть — не явился, вызывали. Но извините, человек был отравлен, лежал в коме. И любой длительности процесс восстановления предполагал, что к этому должны отнестись внимательно. Но, к сожалению, не отнеслись. Ну что ж, пожелаем ему мужества, стойкости. В принципе, жалко — 2,5 года вырваны из жизни. Но они очень быстро пролетят.

А. Венедиктов Скажи мне, пожалуйста, но ведь он сам на это шел.

Ю. Кобаладзе Сам шел сознательно.

А. Венедиктов Много ли ты знаешь таких людей?

Ю. Кобаладзе Не знаю, нет. Я восхищаюсь его мужеством. Я думаю, что ему намекали, а может быть, прямо говорили: не возвращайся, поскольку тебя ждет то-то. Он пренебрег всеми этими советами и угрозами и вернулся, прекрасно зная, на что он идет. Я думаю, у него самого тоже не было никаких сомнений в том, что он будет осужден и получит реальный срок.

А. Венедиктов Спасибо большое! Юрий Кобаладзе. Напомню: Юрий — генерал-майор Службы внешней разведки в отставке. Или на пенсии? Как это у вас называется?

Ю. Кобаладзе В отставке.

А. Венедиктов В отставке. Алексей, ты хотел.

В.Соловей: У меня нет никаких сомнений, что полностью свой срок Навальный отбывать не будет

А. Нарышкин Да, я просто хотел дополнить Юрия Георгиевича, что необязательно сейчас у Алексея Навального будет 2 года и 8 месяцев. Как подсчитали в Коллегии адвокатов, когда вышли после заседания, они назвали цифру. Хотя в официальном решении говорится, что судья Наталия Репникова удовлетворяет требования Федеральной службы исполнения наказаний по делу «Ив Роше».
У Алексея Навального был 3,5 года условный срок, сейчас его перевели. Но поскольку он сидел под домашним арестом, примерно год в 2014 году, ему это всё переконвертировали. Тут надо просто понимать, что, во-первых, сейчас, насколько я понимаю, есть возможность обжаловать это решение.

А. Венедиктов Да, в Московский городской суд.

А. Нарышкин Потому что на самом деле в Мосгорсуде всё это было, но это было выездное заседание Симоновского суда, и защита будет обжаловать это решение. Поэтому тут важно понимать: Алексей Навальный не отправляется ни сегодня ночью, ни завтра, ни в течение недели по этапу в какую-то колонию общего режима, как ему предписала судья Наталия Репникова.
Но даже если на стадии обжалования ничего не получится, и Мосгорсуд подтвердит законность решения Симоновского суда, то остается возможность для условно-досрочного освобождения. Мы знаем, что эта история тоже работает. Там юристы меня поправили: 23 срока надо будет отбыть.
Но это, конечно, в любом случае неприятно и тяжело. И знаете, тем более когда следишь с самого утра даже за самим Алексеем Навальным, и ты видишь, как он меняется. На самом деле я сейчас в выпуске новостей об этом говорил: заседание, как обычно, знаете, начинается с установления личности, и Навальный в хорошем расположении духа. Видно (он на расстоянии 15 метров от меня) — видно, что он здоровый. Видно, что он окреп.

А. Венедиктов А мне показалось, что он худой — лицо.

А. Нарышкин Ну не знаю. Мы помним его первые фотографии. когда он уже вышел из больницы. Он был такой болезненный.

А. Венедиктов Да, это вообще, конечно.

А. Нарышкин Это было тяжело. А здесь я смотрю на него — он вроде бы в хорошей форме физической. И он восстановил какое-то свое вот это ораторское мастерство. Потому что мы были лишены возможности на протяжении полугода видеть Алексея Навального в качестве оратора. Мы видели и слышали его по его роликам, расследованиям, а тут он действительно получил аудиторию. И он просто в самом начале шутил: «Да, мое фактическое место жительства теперь «Матросская тишина»». Потом он шутил перед перерывом, что McDonald's он себе закажет. Потом я просто видел, как меняется его настроение к концу.

Ю. Кобаладзе Ты хочешь сказать, что он, в принципе, было оптимистически настроен?

А. Нарышкин Да, до последнего. До слов судьи Репниковой о том, что она поддерживает как раз требования ФСИН заменить условный срок на реальный, Алексей Навальный был, мне кажется, очень оптимистичен. Обменивался какими-то взглядами, улыбками.

Ю. Кобаладзе Странно. Мне казалось, что он реалист и всё понимает. Но это так, мое…

А. Венедиктов Ну вот, по радио руками не разводят и плечами пожимают. Я прошу прощения — то, что сделали Алексей Нарышкин, Юрий Кобаладзе и Алексей Венедиктов. Спрашивает нас Владимир Бобровский: «Дорогое «Эхо», Алексей и Юрий! Скажите, почему полицейские ходят без опознавательных знаков? Есть ли законное обоснование?».

А. Нарышкин Это к вам.

А. Венедиктов Это ко мне, да. Я отвечаю здесь за правоохранительные органы — Юра, извини. Значит, полицейские должны ходить с опознавательными знаками, с жетонами. Они были введены Владимиром Колокольцевым, еще когда он был начальником ГУВД, а потом стал министром. Без опознавательных знаков, по закону, ходит Росгвардия и ОМОН. ОМОН, который входит в состав Росгвардии.
Но я знаю, что сейчас уже на каком-то выходе закон, который будет их обязывать тоже носить знаки. Собственно говоря, президент Путин внес указ. Поэтому если человек без знака, то это у нас ОМОН.

Я напомню, что это «Информационный канал». Валерий Соловей. Валерий Дмитриевич у нас в эфире. Валерий Дмитриевич, здравствуйте! Слышите ли вы нас?

В. Соловей Да, я вас слышу. Добрый вечер, Алексей Алексеевич! Добрый вечер, коллеги! Рад вас видеть и слышать.

А. Венедиктов Спасибо!

В. Соловей Хотя вечер не очень добрый.

А. Венедиктов Вот я хотел бы вас спросить вот что, Валерий Дмитриевич. Вас удивил сегодняшний день со всеми фиоритурами?

В. Соловей Вы знаете, это наблюдалось как триллер, буквально онлайн. И всё-таки интрига сохранялась до 18:00. В 18:00 уже было известно, какой срок дадут. В 18:00, а не в 20:30.

А. Венедиктов Почему?

В. Соловей Потому что уже в 18:00 было обнародовано Владимиром Владимировичем его решение относительно судьбы Алексея Навального.

А. Венедиктов Это где было?

В. Соловей В узком кругу. Причем в то время, как г-н Вайно настаивал на домашнем аресте, группа Патрушева настаивала на реальном сроке 3,5 года. Ну и с учетом 1 года, значит, получилось то, что получилось. 2 часа потребовалось для того, чтобы сосредоточить ОМОН в центре Москвы.

А. Венедиктов А скажите, пожалуйста, если говорить об аналитике, а не о фактуре, для вас что сегодня было неожиданно, Валерий Дмитриевич? Вот вы человек глубоко информированный, но вас удалось кому-то удивить?

В. Соловей Меня удивило то, что интрига длилась так долго. И мы с вами это, опять же, наблюдали. То, что это растянулась на долгое время, то, что мы ожидали получить результат где-то не позже 14:00, я бы так сказал, даже с переносом времени начала суда — и всё это растянулось.
Это означает, что в режиме реального времени шло обсуждение, и шли люди (небольшая группа людей, сразу скажу), которые могут оказать влияние на принятие решений. Это было скрыто за кадром, но, в общем, мы с вами об этом догадывались. Мы можем это реконструировать. И как только мы с вами узнали (где-то в 18:20, если мне память не изменяет), что ОМОН начинает выдвигаться в центр Москвы, мы с вами уже легко могли предсказать, какое решение будет принято. Хотя давление… Еще раз подчеркну: были просьбы, были уговаривания, но было давление, оказанное со стороны ряда западных лидеров. Это давление носило беспрецедентный для России последних 20 лет характер.

В.Соловей: «Если вы, русские, не заинтересованы в судьбе Навального, то как Запад может быть заинтересован?»

А. Венедиктов Объясните.

В. Соловей Об этом подробнее расскажет подробнее telegram-канал «Генерал СВР». Но я знаю, что такого не было даже в 2014 году.

А. Венедиктов Бог с ним, что расскажет СВР. Юрий Георгиевич… У нас тут свой генерал СВР.

Ю. Кобаладзе Я не имею отношения к каналу СВР.

А. Венедиктов Валерий Дмитриевич, у меня был вопрос о давлении: не как оно осуществлялось, а по какой тематике оно осуществлялось.

В. Соловей По тематике я бы сказал так. Были выкачены… Выкатить — какой глагол? Хорошо, угрозы. Были сформулированы угрозы (подчеркну: именно угрозы), которые касаются ближайшего окружения президента Путина.

А. Нарышкин Мы про санкции говорим?

В. Соловей Мы говорим именно о санкциях.

А. Нарышкин Простите, Валерий Дмитриевич, а куда там больше санкций-то уже вставлять, впендюривать?

В. Соловей Есть куда. Это мы с вами, как оптимисты — точнее, как пессимисты, полагаем, что дальше некуда. А оптимист всегда говорит, что есть куда. Есть куда опускаться. Дно еще ниже. И мы с вами это сейчас наблюдаем опять же.

А. Нарышкин У нас в эфире Валерий Соловей. Я вот коллегам и слушателям говорил, что Алексей Навальный сегодня до последнего (по крайней мере, мне так показалось) выглядел довольно оптимистичным. Я не исключаю, что он верил, что будет, может быть, некое повторение событий 2013 года, когда после «Кировлеса», после первого суда, высыпали люди в центр Москвы, и Навального уже на следующий день отпустили. Вот сейчас решение по посадке Навального — оно окончательное, или оно всё-таки подлежит какому-то осмыслению?

В. Соловей Отличный вопрос, Алексей! Еще есть апелляционная инстанция, и мы с вами увидим. Но апелляционная инстанция будет исходить всё-таки, я полагаю, исходя из воли высшего политического руководства, в чем мы с вами не сомневаемся, исходя из динамики ситуации.

А. Венедиктов В этой связи вы описали две группы. Группа, условно говоря, секретаря Совета безопасности и Сечина и группа штатских г-на Вайно. А где Путин-то сам?

В. Соловей Он сам принял решение, еще не выслушав их. Но он с удовольствием ожидал, как они к нему будут приходить и приводить аргументы. И я не исключаю, что если бы эти аргументы были крайне убедительны у одной из групп, то он бы их, конечно, принял в учет. Он всё-таки человек, который готов прислушаться к аргументам. Хотя всегда делает вид, что у него готовые решения.

А. Венедиктов А вот эта история с посещением иностранными дипломатами суда — российского суда над российским гражданином, и такая совсем нервная реакция (на мой взгляд, неадекватно нервная реакция) Министерства иностранных иностранных дел — она о чем свидетельствует? Это симптом чего?

В. Соловей Алексей Алексеевич, я полностью согласен с тем, что вы написали и сказали ранее о том, что даже в 30-е годы их приглашали, чтобы убедить мировую общественность, что это честный, непредвзятый и самый гуманный в мире суд. Как раз реакция была связана с тем, о чем я говорил несколько ранее — о том, что давление было оказано до этого. И их присутствие рассматривалось как продолжение (подчеркну: символическое продолжение) этого давления. И поэтому МИД так остро отреагировал.
Тем паче, что, если я не ошибаюсь, сегодняшний разговор г-на Лаврова с министром иностранных дел Швеции начался именно с вопроса о Навальном. Тут более чем достаточно причин для того, чтобы взбелениться.

А. Венедиктов Насколько (это вопрос и вам, Валерий Дмитриевич, и моим коллегам Алексею Нарышкину и Юрию Кобаладзе) насколько сейчас действительно этот вопрос является занозой, гораздо более серьезной, может быть, чем даже «Северный поток»? Где имение, а где вода? Есть вечный разговор о правах человека, о незаконной судебной системе и прочее, а есть экономический интерес.

В. Соловей Знаете, я буквально до сегодняшнего дня был склонен полагать, что циничный экономический интерес, business as usual, и интересы стратегической стабильности (СНВ-3) всё-таки превосходят заинтересованность в судьбе Алексея Анатольевича Навального. Но вот именно сегодня у меня было личное основание убедиться в том, что, по крайней мере, эта чаша весов уже начинает колебаться.

А. Венедиктов Даже так? А зачем?

Ю. Кобаладзе И?

А. Венедиктов «И?», — спрашивает Юрий Кобаладзе, генерал СВР.

В. Соловей Это абсолютно справедливое междометие. Союзная частица «и». Я полагаю, что сейчас будет зависеть от динамики внутренней ситуации. Если условный Запад, консолидированный Запад наблюдает нарастающую динамику в Российской Федерации, то он может начать оказывать давление по этой линии — по линии защиты прав человека и тому подобным вещам. Если нет, то он просто отходит в сторонку, выказывает свою традиционную озабоченность. Ну и что ж? Если вы, русские, не заинтересованы в судьбе Навального, то как Запад может быть заинтересован более, чем вы? Мне кажется, это довольно разумный подход.

А. Венедиктов Алексей Нарышкин?

А. Нарышкин Сегодня Алексей Навальный в суде говорил о том, что его посадкой пытаются запугать всех россиян, чтобы все сидели по домам. А у россиян и так тяжелая доля. Говорил он и о макаронах, которые растут в цене. Это то, что Алексей Навальный слышит через приемник в «Матросской тишине». А какова… Что же такое, слушайте… Извините, я поплыл. Чуть-чуть поплыл под вечер.

Ю. Кобаладзе Макароны.

А. Нарышкин У меня вылетел вопрос. Извините, бывает.

А. Венедиктов Он в 8 утра был в суде и слушал всё. Это было без передыху.

А. Нарышкин А, вот, вспомнил. Спасибо большое!

А. Венедиктов Да на здоровье.

А. Нарышкин Венедиктов подстраховал. Какова вероятность, что сейчас посадка Навального простимулирует людей всё-таки выходить на улицу дополнительно, требуя его освобождения?

А. Венедиктов Даже не сегодня, а вообще.

В. Соловей Конечно, простимулирует. В этом нет никаких сомнений. Но всё прояснится в ближайшие 2 недели. Насколько я знаю, Администрация президента исходит из того, что в 20-е числа февраля всё должно прекратиться. Прекратится или нет, мы не знаем. Я полагаю, что в любом случае эта динамика будет гораздо более успешной, если повестка будет расширяться. Возможно, не в феврале, а весной. Если будут добавлены мощные социальные требования, касающиеся как раз макарон.

А. Нарышкин Простите, пожалуйста, а кто их добавит?

В. Соловей Штаб Навального. Те, кто включатся в протест. Много людей, мне кажется, желающих включиться в протест и сделать его более эффективным. Алексей, с вашего позволения, я добавлю, что, мне кажется, главное в этой речи Навального было следующее — что народ имеет право не подчиняться ни законной власти. Это идея, лежавшая у истоков американской революции. Американской и французской. Я считаю, что это очень важная идея. В данном случае Навальный повторяет, я бы сказал, классику либерализма. Это принципиально важная идея. Это гораздо важнее макарон. Я надеюсь, что этот призыв будет услышан.

А. Венедиктов Валерий Дмитриевич, это новое в его позиции?

В. Соловей Я бы сказал, это новое в его обращении к обществу. И более того, поскольку мы сейчас обсуждаем коммуникацию, здесь важнее, что общество уже готово это услышать. Именно из его уст. Если бы сказал я, вы — ну да, группа интеллектуалов сказала бы: «Да-да, это очень резонно». Но здесь важно, что его услышит гораздо больше людей. И он сказал это именно в той речи, в которой это надо было произнести.

А. Нарышкин Екатерина Шульман в прошлом часе выступала в эфире. Она говорит, что срок 2 года и 8 месяцев для Навального аккуратно покрывает острый электоральный период, который нам всем предстоит пройти. Например, выборы в Госдуму и последствия этих выборов. Согласны?

В. Соловей Я думаю, что срок его может быть увеличен. Я здесь исхожу из самого пессимистического взгляда. Но у меня нет никаких сомнений, что полностью свой срок Алексей Анатольевич отбывать не будет. У меня в этом нет никаких сомнений. И дело не в апелляционной инстанции.

Ю. Кобаладзе Это таким образом?

В. Соловей Дело в том, что политическая ситуация в России радикально изменится. В этом сейчас нет уже никаких сомнений.

В.Соловей: Были сформулированы угрозы, которые касаются ближайшего окружения президента Путина

А. Венедиктов Кто придет на смену — Медведев или Патрушев?

В. Соловей Я думаю, что выбор в России всё-таки богаче двух этих, безусловно, влиятельных и крайне интересных джентльменов.

А. Венедиктов Но я же сказал с маленькой буквы. Валерий Дмитриевич, вы же поняли — я же с маленькой буквы. Кто придет — штатские или не штатские?

В. Соловей Придут штатские, но…

Ю. Кобаладзе Но в погонах.

В. Соловей ...но с очень большим пылом и потенциалом.

А. Венедиктов Это очень изысканно, честно говоря. Юра?

Ю. Кобаладзе Не знаю, я растерян. Я не понял, кто всё-таки придет — штатские или не штатские.

В. Соловей Те, кого называют третьей силой. Совершенно неожиданные персонажи.

Ю. Кобаладзе Но пока их не видно на горизонте. Откуда они возникнут?

А. Венедиктов Из Политбюро?

В. Соловей Нет, я думаю, что они появятся откуда-то сбоку. Буквально откуда-то сбоку.

А. Венедиктов Но кто? Губернаторы? Уровень-то откуда?

В. Соловей Нет, не губернаторы. Вы знаете, я бы сделал ставку на тех, кто сейчас особо не виден. Я бы сделал ставку на освобождение Алексея Навального. Причем освобождение в результате народного возмущения. Я вполне серьезно. На штурм Бастилии — вплоть до этого. Я в данном случае говорю не о штурме «Матросской тишины» в прямом смысле слова.

А. Нарышкин У нас Бастилии нет.

В. Соловей У нас есть бастионы, которые покруче Бастилии. Вы же прекрасно об этом знаете.

А. Венедиктов Центробанк, например.

В. Соловей Например, Центробанк.

А. Нарышкин Вы на советуйте здесь, подождите.

В. Соловей Кстати, хочу сказать, что для возникновения такой динамики усилия будут прилагать сама власть, а не оппозиция, не сторонники Алексея Анатольевича. Всё, что в России происходит, делается усилиями самой власти в первую очередь. И вопрос в том, чтобы использовать те импульсы, которые она дает.

А. Венедиктов Последний вопрос перед новостями. У нас Валерий Дмитриевич, мы сейчас закончим. Но вопрос следующий. Собственно, индивидуальная судьба Алексея Навального, лидера протеста, или Юлии Навальной, если вы как-то рассматриваете эту историю — какое она имеет значение для будущего?

В. Соловей Колоссальное значение. Я не могу судить о будущем собственно Алексея Навального. То есть, скажем, в категориях станет он президентом или нет. Но то, что он стал триггером той динамики, которая сейчас формируется в России — это только начало. У меня нет никакого сомнения. И эта динамика преобразует всю страну. В данном случае важно не имя, а важна фамилия. Юлия Навальная обладает, с моей точки зрения, значительным политическим потенциалом. Не меньше, чем потенциал Тихановской. Гораздо больше.

А. Венедиктов Откуда же?

В. Соловей Оттуда, что помните, как в анекдоте — «за брата он как отомстил!». Вот за мужа она отомстит похлеще, чем Владимир Ильич Ульянов.

А. Венедиктов Валерий Дмитриевич Соловей был у нас в эфире. Спасибо большое, Валерий Дмитриевич, что согласились выйти.

В. Соловей Спасибо, коллеги!

А. Венедиктов Сейчас у нас будут новости. Юрий Кобаладзе, Алексей Нарышкин. Новости на «Эхе» буквально через 15 секунд. И затем мы будем связываться с нашим корреспондентом, который находится в районе Манежной — Олегом Овчаренко, чтобы узнать, что там происходит уже на улицах рядом. Спасибо большое! Новости на «Эхе».

НОВОСТИ.

А. Венедиктов 22 часа и 34 минуты в Москве. Еще раз добрый вечер! Алексей Венедиктов, Алексей Нарышкин, Юрий Кобаладзе и Олег Овчаренко у нас на связи. Олег, добрый вечер!

О. Овчаренко Добрый вечер, коллеги!

А. Венедиктов Юра?

Ю. Кобаладзе Олег, вот смотрим кадры, которые ты якобы присылаешь. Где это происходит, не могу узнать. Что это за город?

А. Венедиктов Где ты находишься?

О. Овчаренко Вот смотрите, буквально пару минут назад довольно большие люди группы людей были на Театральной площади. Но как только они увидели силовиков, люди разбежались и пошли в сторону Петровки. Собственно, я сейчас иду по Петровке. Группы стали менее разрозненными. То есть видно, что группы по 10-15 человек. Но так или иначе, в разных частях города можно видеть случаи скандирование и можно видеть группы силовиков, которые, по сути, сейчас разбрелись по городу, по вот этой части города, и проводят точечные задержание. Причем нередко достаточно жесткие — по 4-5 человек омоновцев, бывает, задерживают людей.
Прямо сейчас вот такая обстановка. Очень сложно сказать, где именно сейчас большие плотные группы — знаете, чтобы было человек по 40-50. Но, тем не менее, везде слышится скандирование, и даже не всегда понятно, откуда эти скандирования слышны. Вот идет, например, группа. Я не знаю, если вы можете сейчас слышать в трансляции — группа примерно из 20 человек. Она скандирует: «Свободу!».

А. Венедиктов Олег, возраст?

О. Овчаренко Вот по этой группе я вижу, что возраст примерно около 20 лет. Я бы сказал так. Многие из них студенты. Но когда я стоял у Театральной площади, там были и более взрослые люди — на вид, я бы сказал, лет 30-35. Вот девушка говорит мне, что ей 22 года. То есть здесь сейчас по большей части молодые люди.

А. Венедиктов Как ведут себя? Вот они идут, я вижу. Это я говорю для радиослушателей: они идут, как я понимаю, в том числе и по проезжей части. Как ведут себя правоохранители — омоновцы, полиция, кто тут еще?

О. Овчаренко Знаете, я только скажу: тут очень большая группа. Сейчас вы как раз видите — наверное, человек 100-150. Точно идет со стороны Большой Дмитровки. Вот они аплодируют. Омоновцы, знаете, приезжают на места, где большие скопления, после чего люди разбегаются. По сути, прямо сейчас омоновцев здесь даже и не видно. Они как будто возникают из ниоткуда. Если догоняют протестующих, они убегают. По сути, такая игра в догонялки сейчас происходит.

А. Нарышкин Олег, скажи, пожалуйста, есть какие-то признаки координации вот этих групп? Может быть, из какого-то центра. Есть у них лидеры?

О. Овчаренко Знаете, по крайней мере, по тому, что я видел некоторое время назад, действительно есть пара человек. Они, мне кажется, возникают довольно стихийно. Которые говорят, что скандировать, и которые говорят, куда ведут. Но у меня есть ощущение, что это довольно стихийно, потому что люди, которые организуют вот это всё, достаточно молодые и возникают достаточно спонтанно.
Вот скажу, здесь уже, наверное, не 150 человек. Я бы сказал, что здесь 2 или 3 сотни. Возможно, несколько групп, которые были. Некоторые группы были и на Моховой, и на Театральной площади. Возможно, как раз вот эти объединившиеся группы, которые сейчас идут от Большой Дмитровки в сторону Кузнецкого моста.

А.Венедиктов: Посол говорил: «Не может быть такой спектакль!» И тут вдруг говорят, что это не принято. Как не принято?

Ю. Кобаладзе То есть они случайно стеклись в одну точку? Или что это — организованное движение?

О. Овчаренко Сложно сказать. До недавнего времени это было такое броуновское движение. Сейчас вот такие колонны. По сути, я в первый раз за этот вечер вижу, чтобы были такие организованные очень большие колонны из нескольких сотен. На данный момент пока очень сложно сказать, как так получилось, что они вместе соединились.

А. Венедиктов То есть мы не понимаем, куда они идут. Я правильно понимаю? Это прогулки в прямом смысле?

О. Овчаренко Это прогулка. Сейчас они свернули на Неглинную улицу. То есть да, маршрут довольно случайный. Вот некоторые люди уже выходят на проезжую часть.

А. Венедиктов Спасибо большое! Это Олег Овчаренко, корреспондент «Эха Москвы». Счастливо погулять, Олег!

О. Овчаренко Спасибо!

А. Венедиктов Мы с тобой еще свяжемся.

А. Нарышкин Добрый главный редактор.

А. Венедиктов Да, добрый главный редактор. Я с утра добр, так же, как ты с утра добр, а уж генерал — добрей не бывает. Я прошу наших продюсеров найти мне кого-нибудь в Петербурге, корреспондента, с тем, чтобы могли связаться. Отвечу Наилю из Москвы. Вопрос не про знаки, а про фотодоказательства: «Сегодня полиция преднамеренно носила жетоны так, чтобы номер нельзя было увидеть. Ваше корреспонденты публиковали эти фото». Я знаю. Я направлю соответствующий запрос как зампред Общественной палаты.

А. Нарышкин Как будто специально скотчем.

А. Венедиктов Как будто скотчем, да. Видел, конечно, Наиль. Конечно, ваш вопрос абсолютно правильный. Тут я, знаете, сниму маску главного редактора «Эха», а под ней окажется звериный лик зампреда Общественной палаты города Москвы. И собянинской железной руки, видимо, я так понимаю.

А. Нарышкин Слушайте, только в начале нашего эфира вы пошутили, Алексей Алексеевич, что силовики катаются на поезде. Они действительно катаются.

А. Венедиктов Я не пошутил. Я видел, как они входили в метро.

А. Нарышкин Так «Медуза» уже публикует: целый вагон с силовиками, с омоновцами.

А. Венедиктов Потому что так проезжать быстрее. Юра, вопрос как бывшему разведчику. Скажи мне, пожалуйста, насколько разведка другой большой страны… Ты был в разведке в СССР. Насколько она может влиять, собирать массы народа? Что она может вообще?

Ю. Кобаладзе Очень ограниченные возможности. Более того, скажу, когда я работал в Англии, там набирало силу движение за ядерное разоружение. У нас даже было указание не вступать с ними в контакт, чтобы не дать возможность обвинить их в том, что они связаны с советским посольством, Советским Союзом или с КГБ. Поэтому очень аккуратно. Если назначали какие-то встречи, брали интервью, то мы это всё афишировали, чтобы, не дай бог, никто бы не заподозрил нас в каких-то тайных кознях. Разведка и вообще посольства могут воздействовать на какие-то процессы, которые возникли естественно. Вот компания за ядерное разоружение.

А. Венедиктов Против ракет, против «Першингов».

Ю. Кобаладзе Против ракет. Если это действительно возникло не по воле Москвы или какой-то третьей стороны, а действительно народ, дошедший до отчаяния, испугавшийся этих ракет, организовал такой движение. Поэтому я бы очень осторожно относился к этим заявлениям, что это всё инспирировано ЦРУ, масонами, еще кем-то. Это действительно такое народное движение. Инспирировать его, создать его практически невозможно.

А. Венедиктов Ну, еще задам тебе вопрос. Может быть, Алексею это будет даже более интересно, чем мне, как молодому. Вот понятно, что в западных спецслужбах есть разведки. И когда вы работали там, в Британии, вы были манипуляторами. Должны были манипулировать.

Ю. Кобаладзе Ну, в принципе, да.

А. Венедиктов Не душить, а манипулировать. Вот в связи с этим то, что накануне суда некоторые известные личности угрожали судьям…

Ю. Кобаладзе Кто это конкретно? Я просто не слышал.

А. Венедиктов Что мы вас всех потом посадим.

Ю. Кобаладзе Кто говорил?

А. Венедиктов Мария Певчих говорила.

Ю. Кобаладзе Ну, это всё такие маргинальные личности.

А. Венедиктов Ничего себе! Глава расследования ФБК* — маргинальная личность?!

Ю. Кобаладзе Но тем не менее, что это — угроза? «Мы с вами разберемся». Это такое эмоциональная заявление. По крайней мере, в советские времена такие заявления посольство или разведка не допускала — что «мы вам покажем!». Вы сейчас арестуете кого-то, и мы вам отомстим за это. Ну, это несерьезно.

А. Венедиктов Почему? А вдруг испугаются?

Ю. Кобаладзе Да нет, ну кто испугается? Кто испугается после заявления Певчих? Смешно.

А. Венедиктов Ну, кто-нибудь да испугается.

Ю. Кобаладзе Не знаю. Ну, может быть.

А. Нарышкин Давайте перенесемся в Питер?

А. Венедиктов Да!

А. Нарышкин Арсений Веснин с нами, наш корреспондент в Петербурге. Арсений, добрый вечер!

А. Веснин Коллеги, приветствую вас!

А. Нарышкин Мы тоже следим за тем, что развивается в северной столице. Зрители в нашем YouTube могут даже видеть картинку. Где ты сейчас находишься? Ты всё-таки в окружении людей, которые, видимо, тоже огорчены и раздосадованы решением по Алексею Навальному.

В.Соловей: Вайно настаивал на домашнем аресте, группа Патрушева настаивала на реальном сроке 3,5 года

А. Веснин Да, я сейчас нахожусь прямо на Невском проспекте. Здесь, наверное, порядка 100 человек каким-то образом собрались несмотря на то, что весь город был сегодня снова перекрыт полицией. И сейчас они стоят на Невском проспекте. Вот подъезжают сотрудники полиции. Они следуют за нами. Что будет происходить дальше, мы сейчас увидим. Вот одна девушка кричит в мегафон сотрудника полиции: «Мы здесь власть!». А сзади люди скандируют: «Свободу Навальному!». Вот что сейчас происходит. Девушку задерживают. Вы видите, ее схватили за волосы.

А. Нарышкин Да, задержали девушку, которая была с мегафоном.

А. Веснин Нет, она кричала в мегафон полицейского «Мы здесь власть!».

А. Венедиктов В мегафон полицейского? Она что, Аркадий, отобрала мегафон?

А. Веснин Нет, меня зовут Арсений.

А. Венедиктов Арсений, да, извини, ради бога.

А. Веснин Она закричала с другой стороны мегафона. Он кричал на нее в мегафон, а она ему обратно.

А. Нарышкин Какие нравы у вас в Петербурге.

А. Веснин Ее схватили за капюшон или за волосы и затащили в полицейский автомобиль.

А. Венедиктов Арсений, скажи, пожалуйста — я понимаю, что ты находишься на Невском и видишь то, что ты видишь — это единственная точка? То есть это точка встречи или это так же, как в Москве сейчас в разных местах гуляют случайные группы?

А. Веснин Я думаю, что это гуляют случайные группы. Есть такое место на Невском проспекте — это выход из метро, станция Гостиный двор. Активисты называет его «площадью Свободы». И вот там было, наверное, логично ожидать, что кто-то появится. Поэтому я пришел сюда. Здесь около 100 человек гуляет. Вот сейчас идут во дворы. За ними идут сотрудники полиции. Видимо, кого-то сейчас будут отлавливать. Но людей сейчас, повторю, не очень много.
Был очень странный призыв выйти на эту акцию. Потому что сторонники Навального сначала говорили, что никакой реакции в Петербурге в любом случае не будет. А потом в Телеграме внезапно стало появляться и снова удаляться сообщение… так, вот кто-то бежит. ...какое-то сообщение о том, что всё-таки выходим на Невский проспект. Некоторые люди называли это вообще провокацией и возможным взломом соцсетей сторонников Навального. Во всяком случае, одна из активисток мне так сказала. Так, сейчас ОМОН куда-то бежит, и я за ним.

А. Венедиктов Ну, давай ты за ним будешь гоняться. Спасибо, не будем мешать тебе делать твою работу. Спасибо большое! Арсений Веснин, Санкт-Петербург. Юрий Георгиевич.

Ю. Кобаладзе Да?

А. Венедиктов Когда ты работал в Англии, тебе это что-то напоминает? Там же тоже были массовые демонстрации, за ними гонялась полиция.

Ю. Кобаладзе Я тебе скажу, что я прекрасно помню, когда Национальный фронт — была такая фашистская организация — организовывали марши, им никто не запрещал. На каждого участника демонстрации был 1, а то и 2 полицейских. Они брали в такое окружение. Они маршировали, но в тесном кольце. Никого там не били, не арестовывали. Но марши они абсолютно контролировали.
Мы еще тогда передавали материалы, что чрезмерное присутствие полиции, что вот как боятся народных выступлений. Хотя это были откровенные фашисты, которые призывали уничтожать желторотых — ну, каких-то иных. Это было такое очень серьезное движение. Тогда даже говорили о возрождении фашизма в Англии.

А. Венедиктов Но мы не сравниваем сегодня.

Ю. Кобаладзе Нет, мы не сравниваем.

А. Венедиктов Мы говорим о действиях полиции. Вы слышите о действиях полиции.

Ю. Кобаладзе Полиции всегда присутствовало много. Особенно если это были такие агрессивные марши людей, которые действительно призывали к страшным вещам и совершали эти преступления. Поэтому полиция их контролировала.

А. Венедиктов У меня вопрос к Алексею Нарышкину, который провел весь день в суде. Скажи мне твое впечатление — ты же незнаком — о Юлии Навальной. Как она себя чувствовала, вела, что говорила?

А. Нарышкин Про Юлию Навальную сложно что-то сказать конкретно по итогам сегодняшнего дня. Для нее день, конечно, закончился серьезным ударом. При этом она никак не стала комментировать после решения суда.

А. Венедиктов Ты думаешь, она не ждала такого решения? Как тебе показалось? Я понимаю, что ты не знаешь.

Ю. Кобаладзе Не всегда человек рассчитывает.

А. Венедиктов Но он сидел рядом с ней.

А. Нарышкин Прямо за спиной у нее практически. Опять же, я говорил в начале, что Навальный казался вполне оптимистичным. Мне казалось, что всё-таки у нее было чуть меньше оптимизма. Она так более ровно этот день прожила, прошла, и в конце она не смогла уже сдержать эмоции. Там у нее были слезы на глазах. При том, что сам Алексей действительно — он же такой, он может — поддерживал ее всячески эмоционально.

А. Венедиктов Он мощный, конечно.

А. Нарышкин Они обменивались улыбками. Он потом, когда пришел уже на оглашение решения, ей на стекле нарисовал сердечко. Они улыбались друг другу, перекрикивались. В самом начале заседания тоже была интересная история. По-моему, когда судья еще не пришла, но у Алексея работал микрофон. А это, чтобы вы понимали, на самом деле гигантское здание, похожее на какое-то помещение библиотеки. Может быть, в каком-то особняке. С портретами наших (и не наших) всяких видных деятелей.

А. Венедиктов Ты знаешь кто там был? Цицерон, Плевако.

Ю. Кобаладзе Koни.

А. Нарышкин Да, и было интересно, когда, по-моему, выступал представитель ФСИН. Алексей как раз рассматривал эти портреты и цитаты, которые там про закон, под этими портретами. В самом начале Навальный интересно сказал: «Вот я, сидя в «Матросской тишине», слышал про тебя, что ты злостная нарушительница закона».

А.Венедиктов: Полицейские должны ходить с опознавательными знаками, с жетонами

А. Венедиктов Ее задерживали и присудили выплату штрафа 20 тысяч.

А. Нарышкин Он ее похвалил, говорит: «Ты плохая девочка»». Всё, знаете, было как-то по-семейному как будто.

А. Венедиктов Давно не виделись.

А. Нарышкин Да, при том, что, понимаете, это заседание отличалась тем, что там вообще, в принципе, не было таких открытых сторонников Алексея Навального. Потому что мы привыкли, что, может быть, на политические процессы — громкие, резонансные — хоть немного, но людей досыпают в суд. И люди могут как-то эмоционально отыграть то или иное решение. А здесь были только журналисты. Да, конечно, в некоторых эпизодах раздавались смешки, потому что, например, представитель ФСИН выглядел порой очень абсурдно и неубедительно. Ему на это указывала…

А. Венедиктов Порой.

А. Нарышкин Ну хорошо, да.

Ю. Кобаладзе А как себя вели наглые послы стран НАТО?

А. Нарышкин Слушайте, честно скажу, я послов… Там просто 2 этажа.

А. Венедиктов Это дипломаты, это не послы.

Ю. Кобаладзе А, просто дипломаты.

А. Нарышкин Ну смотрите, как себя вели дипломаты. Насколько я понял — я вроде смотрел назад, мы с ними были на разных этажах… То есть там был такой балкончик. Их всё-таки проводили на 2-й этаж. Но знаете, очень интересно, как на них практически объявили охоту наши государственные СМИ. То есть все каналы.
Вы, может быть, в течение дня видели по телеграмам, различным таким прокремлевским изданиям, как эту тему подогревают с подачи Марины Владимировны Захаровой: вот, посмотрите, приехали дипломаты — какого черта? Меня весь день мучает вопрос: а кто пустил эти машины на территорию суда? Там, черт возьми, несколько кордонов полиции. Только журналистов пускали, только по аккредитациям. Вчера по Нарышкину отправляли отдельную бумагу. Кто пустил дипломатические машины?

Ю. Кобаладзе Наверное, их пригласили.

А. Нарышкин Ну, наверное, их пригласили.

А. Венедиктов Нет, я могу рассказать. Когда был объявлен Симоновский суд, практически была аккредитация. Они тоже запросили разрешение присутствовать. Хотели без посредников (я бумагу видел) без посредников наблюдать за процессом. И им удовлетворили это требование.
Вот мы, кстати, с Юрием Георгиевичем говорили — нет тут нашей Марии Владимировны, нашей красавицы. Она предпочла нам «Дождь». Она любит гулять в дождь. Но мы тут посмотрели с Юрой и выяснили, что действительно то, что сказал Соловей: на процессах 30-х годов, знаменитых — бухаринском, троцкистском процессе, рыковском, Пятакова и так далее — присутствовали дипломаты по пригласительным билетам.
Американский посол Дэвис на первом процессе. Американский посол Кеннан на втором. Их приглашали, им предлагали переводчиков ровно для того, чтобы они убедились, что это настоящий процесс. И кстати, посол Дэвис, который был до Кеннана, говорил: «Ну не может быть такой спектакль! Люди встают и говорят : «Я шпион»». И тут вдруг говорит, что это не принято. Как не принято, когда принято? В Российской Федерации, в Советском Союзе.

Ю. Кобаладзе Да, очень странно, что Захарова вдруг выступила с осуждением.

А. Нарышкин А, слушайте, Юрий Георгиевич, отвечая на ваш вопрос, как себя проявили дипломаты. Никак они себя не проявили. Потому что я примерно понимаю их функцию на этих процессах. Они не первый раз.

Ю. Кобаладзе Наблюдатели.

А. Нарышкин Да, они приходят в суды, делают какие-то собственные выводы.

А. Венедиктов И потом пишут телеграммы.

А. Нарышкин Донесения, да.

А. Венедиктов Между прочим, мы подобные телеграммы видели у WikiLeaks.

Ю. Кобаладзе Но странно их обвинить во вмешательстве во внутренние дела. Они наблюдатели. Это их функция.

А. Нарышкин Тем более опытные судьи, такие, как г-жа Репникова, я думаю, вряд ли…

А. Венедиктов Да, Наталья Владимировна. Кругом измена, как Дмитрий Мезенцев, наш слушатель, нам напоминает: «Кругом измена, трусость и обман». Да, совершенно верно. Теперь, Леша, для меня это новость, что, с твоей точки зрения, сначала Навальный был весел и хорош, а после объявления срока потускнел. Мне казалось, что он знал, на что он едет. Не то что идет сегодня, а едет.

А. Нарышкин Ну вот смотрите. Я ему в голову-то не залезал…

А. Венедиктов Нет, понятно, но по виду.

А. Нарышкин Да, но мне кажется, у него всё равно было расчет. Даже когда он прилетел в Шереметьево вместо Внуково, у него было расчет, что за счет какой-то массовости, за счет большого количества тех, кто будет его встречать, его не дадут посадить.

А. Венедиктов Не верю. Он не идиот.

А. Нарышкин Хорошо. Вы меня спросили — я вам ответил. Окей, не верьте.

А. Венедиктов Просто не складывается.

Ю. Кобаладзе Всегда теплится маленькая надежда, что а вдруг…

А. Нарышкин Смотрите, опять же, просто по каким-то фишечкам я могу сказать, что Навальный сегодня был громкий, яркий. Опять же, про шутки его, такие шутейки я рассказывал. Всё время был в таком, как это по-английски, eye contact. Всё время обменивался какими-то взглядами с Юлией Навальной. Как он потом спорил с прокуроршей — с этой вот г-жой Фроловой, Екатериной Фроловой. Это было потрясающе!

Ю. Кобаладзе О чем, вот интересно.

А. Нарышкин Они спорили – она как раз задавала ему вопросы. Причем задавала их сухо: «Алексей Навальный, скажите, вы, например, не отмечались у этой инспекции. А вы понимали, что для вас будут такие последствия?». И он говорил: «Вы понимаете, что вы, представитель этой власти, вообще говорите не о том!».
Там была такая перебранка — это настоящий театр! И очень обидно, что нигде никакого видеосвидетельства не будет. Потому что суды, как часто у нас делают, запрещают снимать процесс. Уже на оглашение приговора они, конечно, позвали камеры. Но вот это – оно есть в звуке и в воспоминаниях журналистов, но это были очень яркие кадры. И вообще это довольно сильная женщина — Екатерина Фролова. И здесь интересно посмотреть…

А. Венедиктов Прокурор, ты имеешь в виду?

А. Нарышкин Да-да. Здесь, может быть, интересно наблюдать. Я уж не знаю, насколько это было бы понятно, например, в текстовой трансляции. Есть ли какой-то конфликт между ФСИН, который выступал, собственно, с требованием заменить, и прокуратурой. Потому что прокуратура топила ФСИНовца.
Она спрашивает несчастного человека, который возглавляет вот эту 15-ю уголовно-исполнительную инспекцию, которая должна была ходить за Навальным, и он был должен к ним приходить. Она спрашивает: «А если Навальный у вас с 2015 года приходил и отмечался…». Он действительно отмечался 2 раза в месяц. Она спрашивает: «Вы насчитали у него какие-то нарушения, потому что он задерживался на акциях». А это всё не предполагает условный срок, что ты будешь нарушать общественный порядок, и на тебя буду заводиться какие-то уголовные дела. Спрашивает г-жа Фролова, прокурор: «А вы где были-то до этого? Если нарушения были раньше, вы почему проснулись в 2020 году, в конце месяца?».
И какой бледный вид имел вот этот несчастный ФСИНовец Ермолин! То есть на него обрушились все. На него ругались адвокаты, на него ругался Навальный. Потом даже вообще была какая-то потрясающая сцена, когда, по-моему, на один из упреков Алексея Навального судья говорит прокурору Фроловой: «Не подсказывайте ФСИНовцу. Пусть он сам барахтается в этом».

В.Соловей: Уже в 18:00 было обнародовано Путиным в узком кругу его решение относительно судьбы Навального

А. Венедиктов Там вроде прокурор потребовал вынести частное определение, что ФСИН не исполнял до конца своих обязанностей относительно Навального.

А. Нарышкин Конкретно вот этому чиновнику. Потому что они плохо бегали за Навальным. То есть прокуратура в этом смысле выступила в суде гораздо жестче, чем ФСИН. Потому что ФСИН действительно, если смотреть бумаги, опомнились в 2020 году. А вот эта Екатерина Фролова, прокурор, говорит: «Слушайте, но это вообще беспрецедентная история. Как это можно вынести? В России такого никогда не было — 2 условных срока по двум уголовным делам. Такого не было!». И она задавала вопрос Алексею Навальному: «Вы, может быть, какой-то особенный? Что с вами происходит?».

А. Венедиктов Так это вопрос к тем судам, который вынес?

А. Нарышкин Да я наговорила. Она даже сейчас, когда уже вышла после заседания и давала комментарий журналистам, сказала, что Замоскворецкий суд, который как раз судил Навального и его брата Олега, отправив его за решетку, тогда, в 2014 году, проявил беспрецедентный гуманизм, отправив на условный срок. И дальше тоже было сказано в суде: «Но Алексей Навальный не сделал никаких выводов. Он продолжил вот эти нарушения, не отмечался в уголовной инспекции, а потом, когда он уже был в Германии…».
Там же в чем спор? Уголовная инспекция и прокуратура считают, что Навальный уехал в Германию. Он лечился — хорошо, уважительная причина. А потом, после 23 сентября — это такая болезненная точка. Потом Навальный, по их данным, уже не был на лечении. И прокуратура говорила…

А. Венедиктов Подожди, но адвокаты представили справку из больницы о том, что он был на лечении.

А. Нарышкин Из больницы. Значит, о чем говорит прокуратура? Что Навальный после госпитализации в Омске уехал в Берлин в «Шарите» и до 23 сентября он находился на стационарном лечении.

А. Венедиктов В коме.

А. Нарышкин В коме, да. А потом, после 23-го числа, когда Навальный уже вышел из комы, когда он был переведен на амбулаторное лечение, для ФСИН и для прокуратуры вот этого периода амбулаторного лечения не было.

А. Венедиктов Но медицинская справка есть?

А. Нарышкин Справка была. И она была предоставлена в уголовно-исполнительную инспекцию. Но ее не приняли, и судья не стал ее учитывать.

А. Венедиктов То есть понимаешь: если ты не лежишь в больнице, то ты здоров.

Ю. Кобаладзе Если ты не в коме…

А. Венедиктов Нет, если ты не в больнице. Если ты болеешь дома, то хотя есть справка… Это очень хорошо для руководителя предприятия. Какие больничные, ты где был? Ты мне справку из больницы, что ты лежал в коме. Это такое очень прецедентное решение. Интересно. Мы его обсудим.
Я слышал, что ты говорил в новостях. И всё-таки у меня вопрос для наших слушателей в конце нашей части канала. Я сразу хочу сказать, что канал, конечно же, продолжится сразу, вы от нас не уходите. У нас перехватывают Ирина Воробьева и Ольга Журавлева, которые придут сюда, и Маргарита Ставнийчук. Не будет «Неудобных», будет «Информационный канал» с нашими корреспондентами и с другими гостями. Поэтому вы не отключайтесь. Мы его продолжаем full-time.
Всё-таки, Алексей, твое ощущение. Юрий Георгиевич не очень сильно наблюдал. Я, наоборот, читал бумаги. Но насколько представитель обвинения, то есть прокурор, и ФСИНовец выглядели убедительно?

А. Нарышкин Ни разу не убедительно. В первом действии, как раз пока выступал ФСИНовец, было полное ощущение, что сейчас его все зачморят, затопят.

А. Венедиктов Неубедительный?

А. Нарышкин Абсолютно неубедительный.

А. Венедиктов А прокурор?

А. Нарышкин А прокурор – да, прокурор была сильная, была наглая и абсолютно непробиваемая.

А. Венедиктов То есть она пришла с позицией?

А. Нарышкин Она пришла с позицией, но при этом как раз во втором действии после перерыва было понимание, что абсолютно разные вещи. Прокурор бьется, скажем так, за букву закона, и то, с точки зрения Навального, и адвокат, и он сам объясняли, что там всё безупречно.
А Навальный бил в политическую составляющую. Он говорил: «Вы за мной гоняетесь, потому что Путин — мой враг». У него яркая речь. На сайте посмотрите — расшифровка у нас есть. Собственно, вы же представители этой власти, и только поэтому хотите меня наказать.

А. Венедиктов Можно было что-то понять по судье Наталье Владимировне Репниковой? С самого начала по поведению судьи.

А. Нарышкин Я не могу сказать, что она была как-то предвзята.

А. Венедиктов Никакая?

А. Нарышкин Нет, она была вполне себе объективна. Она снимала некоторые вопросы, которые задавала прокуратура. Она иногда немножко останавливала Навального, когда он выступал — говорила: «Не превращайте это заседание в митинг, не занимайтесь здесь политикой». Но потом, конечно, решение, мягко говоря, удивило с учетом всех данных, которые мы услышали сегодня.

А. Венедиктов Алексей Нарышкин, Юрий Кобаладзе, Алексей Венедиктов. Мы передаем слово Ирине Кучеренко с новостями. Затем Ольга Журавлева и Ирина Воробьева продолжает разговор о сегодняшнем осуждении Алексея Навального на реальный срок, на 2 года и 8 месяцев колонии и полмиллиона рублей штрафа. А это за что, Леша?

А. Нарышкин Это тоже по делу «Ив Роше». Там было.

А. Венедиктов Ну, придется собирать.

* признан российскими властями иностранным агентом



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире