'Вопросы к интервью

А. Нарышкин Виктор Медведчук, лидер партии «Оппозиционная платформа – За жизнь», присоединяется к нашему эфиру. Добрый вечер!

А. Соломин Добрый вечер!

В. Медведчук Добрый вечер!

А. Соломин Виктор Владимирович, скажите… Ну, во-первых, очень большой результат – второе место, по предварительным данным, – который, в общем-то, дает вам, наверное, некие возможности. А какие возможности в парламенте вот в существующей политической конфигурации вы видите? И есть ли они у вас все-таки здесь?

В. Медведчук Конечно есть. Мы будем главной оппозиционной силой в парламенте, с учетом того, что мы являемся вторыми, что наша идеология сегодня не позволяет входить в коалицию с партией «Слуга народа». Мы будем отстаивать те принципы, которые заложены в нашей программе. В этом мы видим и свои возможности, и свой путь, и свою борьбу.

А. Соломин А скажите, пожалуйста, если говорить о направлении работы, связанной с решением конфликта на Востоке Украины (сегодня Владимир Зеленский сказал, что это один из главных вопросов), в этом вопросе вы с партией Зеленского союзники или нет?

В. Медведчук Смотрите, ну, во-первых, господин Зеленский об этом уже говорит 2 месяца, начиная со своей инаугурационной речи. Но пока я не видел конкретных шагов, направленных на установление мира на Донбассе. Мы будем союзниками для любой политической силы, которая поставит задачу реализовать мир и прекратить боевые действия.

И здесь мы не будем считаться ни с фракционной принадлежностью, ни с идеологией партий. Хотя в основе нашей идеологии – как раз мир на Донбассе. Мы будем без каких-либо дополнительных просьб делать всё для того, чтобы этот мир в Украину пришел, Донбасс вернулся в Украину, а Украина – на Донбасс.

А. Соломин Но делать всё – это ведь означает очень серьезные переговоры в том числе с российской стороной. И дело в том, что и у Украины, и украинских сил, и у России есть принципиальные некоторые взгляды на некоторые вещи: вопрос статуса Крыма, например, и так далее. Вы здесь уверены, что есть вообще какая-то возможность договориться, если существует этот принципиальный вопрос?

В. Медведчук Я не просто уверен, я знаю. Я знаю потому, что я знаю позицию российской стороны; я знаю о том, что переговоры надо вести, можно вести и можно добиться. Речь идет о прямых переговорах. И, кстати, наш мирный план предусматривает переговоры в четырехугольнике – Киев, Донецк, Луганск и Москва. Диалог прямой, переговоры прямые.

И мы можем договариваться, потому что несмотря на Крым, Донбасс остается Донбассом. Более того, Москва официально признает, что Донбасс – это Украина. Москва стоит на позиции выполнения Минских соглашений. И мы считаем, что мы не просто должны вести переговоры, мы должны договориться. Для этого есть все основания. И я в этом просто уверен, потому что я это знаю.

А. Соломин То есть правильно ли я вас понял, вопрос Крыма сейчас должен быть выведен за скобки? Просто, президент Зеленский…

В. Медведчук Смотрите, вопрос не в скобках. В отношении Крыма у нас есть позиция. Крым – в соответствии с Конституцией и действующим законодательством – это Украина. Крым – это тот вопрос, по поводу которого официальная Россия заявляла неоднократно, что она не готова вести ни с кем переговоры. Поэтому вы возьмите за скобки, включайте вовнутрь скобок. Могут быть разные варианты.

Но на сегодняшний день надо договариваться о мире там, где идут боевые действия, там, где гибнут люди, там, где разрушается инфраструктура. Это место называется Донбасс. Это место называется неконтролируемые территории в Донецкой и Луганской областях. Вот где надо сосредоточиться, сконцентрировать свои усилия и идти по пути установления мира и прекращения боевых действий.

А. Нарышкин Скажите, пожалуйста, а вы когда с первыми лицами России встречаетесь, в том числе и с Владимиром Путным, вы артикулируете свою позицию, что, по-вашему, все-таки Крым является украинским? И как на это реагирует президент России?

В.Медведчук: По поводу пятой колонны — это бред наших оппонентов, которые продолжают с нами борьбу

В. Медведчук Смотрите, я, конечно, могу сказать, что странный вопрос задаете, потому что, я думаю, известна моя позиция, в том числе и в российских СМИ, по поводу того, что я считаю как представитель Украины, как представитель политической силы, что Крым – это Украина. Это известно, естественно, Владимиру Владимировичу Путину. Это известно в России. И, кажется, вот даже в последние 2 недели это детально неоднократно дублировалось или повторялось на российских каналах. Я это не скрываю.

А. Нарышкин Извините, я, просто, не совсем понял, в каком формате вы обсуждаете с Путиным все-таки принадлежность Крыма.

В. Медведчук Значит, мы с Владимиром Владимировичем Путиным не обсуждаем тему принадлежности Крыма. Но он знает мою позицию, что я считаю, что Крым – это Украина.

А. Соломин Но это не вызывает проблем в коммуникации с президентом России?

В. Медведчук Ну, пока не вызывало.

А. Соломин Виктор Владимирович, скажите, пожалуйста, еще один важный момент, аспект в отношениях России и Украины – это вопрос обмена пленными или обмена гражданами (у разных людей – разный статус). Скажите, пожалуйста, вот не так давно, буквально перед выборами прямо в воздухе витала возможность того, что Киев меняет меру пресечения Кириллу Вышинскому, Россия меняет меру пресечения украинским морякам. И вроде бы обе стороны были на это готовы. Есть ли у вас понимание, почему этого не произошло? Как раз ведь вы встречались с российским руководством.

В. Медведчук Смотрите, во-первых, у меня есть понимание, почему это не произошло. Но я не могу публично высказывать это понимание, потому что мне это известно из тех источников, о которых я не могу говорить. Я объясняю, что когда речь идет об обменах, то сегодня вопросами обмена должна заниматься официальная власть. Власть – это господин Зеленский как президент страны и его команда. Более того, они очень ревностно относятся по отношению ко мне и к моим возможностям, и к моему ресурсу договариваться по обменам.

Поэтому я заявил еще 2 месяца тому назад, что я не собираюсь заниматься обменами, – первое. Второе: я буду продолжать заниматься вопросами освобождения наших граждан как в Донецке, в Луганске, так и тех, которые отбывают наказание на территории Российской Федерации, настолько, насколько мне это удастся. И вы, наверное, слышали о том, что несколько недель тому назад были освобождены в одностороннем порядке в Донецке и Луганске 4 гражданина Украины, которых я вернул домой, в семьи. Вот этим я могу заниматься.

А вопросы обмена – это исключительная функция власти. Надо спрашивать у них, как они это собираются делать, когда они это собираются делать и насколько у них это получится.

А. Нарышкин Виктор Владимирович, а вам не кажется, что вы у Зеленского все-таки хлеб отбираете, когда занимаетесь вопросами освобождения?

В. Медведчук Да нет! Ну посмотрите, во-первых, нет у него никакого хлеба. Во-вторых, я ни у кого ничего не отбираю. Вот смотрите, я говорю, я буду продолжать заниматься вопросами освобождения наших граждан на территории России и в Донецке, и в Луганске. Почему я это делаю? Я же, как вы говорите, не отбираю хлеб у Зеленского. Меня попросили родственники, они просят меня несколько лет, как в отношении тех, кто отбывает наказание в России, так и тех, кто в Донецке и в Луганске.

Вот освобождены 4 человека. В отношении этих людей в течение года-двух (некоторых – даже трех) обращались родственники, чтобы я им помог, потому что я занимался тогда по просьбе господина Порошенко официально обменом. И у меня это получалось тогда (я освободил 489 человек уже с этими четырьмя), получается и сейчас. Если получится завтра, я их тоже освобожу. Почему же хлеб я у него отбираю?

А. Нарышкин Вы будете продолжать заниматься освобождением?

В. Медведчук Смотрите, я не у него хлеб отбираю. Я помогаю нашим людям. И если президент страны считает, что помощь нашим людям, которые оказались в беде и которым он не может помочь, это называется, что я отбираю у него хлеб, ну тогда пусть выполняет лучше и качественнее свои обязанности президента, потому что он пока еще никого не освободил.

А. Нарышкин Но, как мне кажется, он не может помочь, потому что вы абсолютно монополизировали эту тему.

В.Медведчук: Мы можем договариваться, потому что несмотря на Крым, Донбасс остается Донбассом

В. Медведчук Ну что вы! Ну как я могу монополизировать без полномочий? Вот смотрите, вот вы задали вопрос – моряки и Вышинский. Смотрите, ну как я могу повлиять на освобождение Вышинского в Киеве? Наша партия сделала заявление, причем неоднократно…

А. Нарышкин Нет-нет, я про военнопленных на Донбассе.

В. Медведчук Так я еще раз обращаю, а каким образом? Я же не могу обменами заниматься. Я могу просить об освобождении. Пошли мне навстречу, исходя из моего авторитета; знания, кто я; каким образом я могу помочь в вопросах мира, вопросах освобождения. Я с ними неоднократно встречался (с руководителями непризнанных республик), и они пошли мне навстречу. Почему же я ему мешаю, если я заявил 2 месяца тому назад публично, открыто, что обмен всех установленных на всех установленных можно сделать за 5-7 дней, потому что эти списки давно готовы, они давно изучались.

Более того, это второй этап обмена, который я делал когда-то, я организовывал, обращался с просьбой к Владимиру Владимировичу Путину, публично это сделал. А он обращался тогда к руководителям Луганска и Донецка, чтобы они пошли навстречу как первый этап освобождения 306 на 74. И они пошли навстречу, потому что Киев поставил условие, что он не будет освобождать тогда в процессе обмена тех, кто привлекался за особо тяжкие преступления и за преступления, не связанные с зоной АТО. И это была проблема – несогласие Киева.

И мы пошли на то, что я договорился тогда с Владимиром Владимировичем Путиным: «Давайте первый этап – мы обменяем тех людей, на которых согласен Киев, а второй этап – в январе-феврале 2018-го года (18-го, потому что тот обмен был в декабре 17-го) мы проведем уже всех установленных на всех установленных». Что заявил Порошенко в январе-феврале-марте? Он сказал: «Мы не будем этого делать».

Тогда я в мае публично заявил, что я больше не буду ездить в Минск и заниматься вопросами обмена, организацией обмена. Сегодня я публично об этом сказал. Сегодня – это 2 месяца тому назад. И президент действующий, уже избранный, господин Зеленский, мог по этому пути пойти. Но до сих пор не пошел. Ну, там идет согласование списков, выяснение там кандидатур и все остальное. Но воз и ныне там.

А. Соломин То есть парламент подконтрольный для этого президенту Зеленскому был не нужен?

В. Медведчук Конечно нет. А зачем для того, чтобы провести обмен всех установленных на всех установленных? Это пункт Минских соглашений, который выполняется исходя из политической воли господина Зеленского. Вот в остальной части Минские соглашения могут быть выполнены только тогда, когда будут приняты законы. А это уже исключительная функция парламента. В парламентско-президентской форме правления, которая является Украина.

А.Нарышкин А вы с Зеленским планируете встречаться в ближайшее время?

В.Медведчук Я лично не планирую. Гражданин Украины не может планировать встречи с президентом страны.

А.Нарышкин Но вы хотели бы эту вструче?

В.Медведчук У президента страны, если возникнет необходимость, он может планировать или предлагать встречу.

А.Нарышкин Вы согласитесь на встречу, если будет запрос?

В.Медведчук Если будет просьба такая, обращение президента Украины — естественно, разве я могу отказать.

А.Нарышкин Скажите, пожалуйста, а вы после обнародования результатов экзит-поллов с Владимиром Путиным общались?

В.Медведчук Нет, я не общался.

А.Нарышкин А в течение дня обсуждали выборную тематику?

В.Медведчук Нет, конечно. Мы не обсуждаем выборные или другие вопросы по телефону с господином Путиным.

А.Нарышкин А в следующий раз в Москву вы когда поедете?

В.Медведчук Мне это пока неизвестно. Но я из этого секрета не делаю, когда езжу. Я же не подпольно посещаю РФ и Москву. Я это делаю открыто.

В.Медведчук: В основе нашей идеологии – мир на Донбассе

А.Нарышкин Есть ли повод сейчас ехать в Россию, в Москву?

В.Медведчук Сегодня-завтра — нет. Не знаю, как будут развиваться события дальше. Посмотрим.

А.Соломин Вы рассчитываете на позицию какую-либо либо в правительстве, либо в руководстве Верховной Рады? У вас все-таки второе место.

В.Медведчук С учетом того, что наша фракция будет оппозиционной, мы не рассчитываем на должности в правительстве, потому что в данной ситуации правительство — это будет прерогатива коалиции, которую создаст или партия «Слуга народа» сама или с помощью кого-то из политических партнеров, с которыми мы не можем априори быть. А в вопросе парламента — наверное, нашей фракции должны быть предусмотрены какие-то должности. Мы поживем — увидим. Хотя были случаи, особенно при господине Порошенко, когда оппозиция вообще не имела никаких постов, ни комитетов, ни других образований Верховной Рады. У нас в Украине бывает и такое.

А.Нарышкин Последний раз спрошу: у нас в эфире один из представителей политической партии Украины сказал, что ваша партия — это пятая колонна. Вы с этим согласны? Тяжело ли вам живется?

В.Медведчук Это бред, который не требует комментирования. Пятая колонна! Тот представитель политической партии, который был у вас, вы бы его спросили, что собой представляет пятая колонна. Я думаю, он вряд ли владеет этим вопросом. Поэтому по поводу пятой колонны и всего остального — это бред наших оппонентов, которые продолжают с нами борьбу. Мы хорошо понимаем, что мы для них, как кость в горле. Но эта кость будет расти. И будет в их горле.

А.Соломин Тем не менее, вы же окружены людьми, которые считают, что Украина ведет войну с РФ. Как вам в этих условиях удается и общаться с российским руководством, и объяснять возможности установления мира на востоке?

В.Медведчук У меня принципиальная последовательная позиция была всегда, когда я был в политике, когда я ушел из политики, когда я вернулся в общественную деятельность, в политическую. Я никогда не скрывал свою позицию. У меня всегда была аргументированная позиция по поводу того, что я высказывал.

Я считаю и уверен сегодня, как это было и вчера, что нам надо восстановить мирные отношения с Россией, потому что иначе мы не добьемся мира, иначе мы не добьемся изменения экономической ситуации в стране. Потому что от восстановления экономических отношений с Россией, от прекращений взаимных санкций завичит, в том числе, и уровень развития экономики нашей страны. А это значит — уровень жизни и благосостояния наших людей.

Мы в этом твердо уверены. И наши оппоненты, которые приводят какие-то другие аргументы и возможности, они просто беспочвенны. Потому что 5 лет так называемых еврореформаторских истязаний страны привели к тому, что мы сегодня потеряли серьезный объем ВВП в экспорте. Мы потеряли через рост тарифов, через падение уровня жизни людей мы потеряли в росте цен, мы потеряли десятки тысяч предприятий. А это значит сотни тысяч и миллионы рабочих мест. Мы ухудшили ситуацию в вопросах социальных выплат и в вопросах пенсий, заработных плат. Мы являемся, за эти 5 лет впервые стали, самой бедной страной Европы. Вот вам результат. Это результат, от которого надо отталкиваться, который надо изменять, если мы хотим видеть Украину успешной страной. Мы видим и предлагаем путь. Он многих не устраивает. Но другого пути нет. И с каждым годом, я уверен, наших сторонников будет все больше, потому что никакой альтернативы другой на сегодняшний день предложить невозможно.

А.Соломин Но ведь вам открыли дверь европейские страны. И отменили визовый режим и многие другие режимы, которые позволяют с перспективой смотреть в будущее Украины в этом смысле.

В.Медведчук: Мы будем главной оппозиционной силой в парламенте

В.Медведчук Абсолютно вы правы. И когда я был в Страсбурге на прошлой неделе и излагал свой план, концепцию об урегулировании ситуации на Донбассе, мне, естественно, задавали вопросы по поводу экономики, экономического курса страны. Я рассказал, к чему привела в Украине зона свободной торговли с ЕС. Я хорошо владею этим вопросом. И вы знаете, те депутаты Европарламента, их было около 30, представители различных депутатских групп, согласились со мной в том, что сегодня надо менять содержание зоны свободной торговли с ЕС, которая довела страну в экономическом плане до ручки. Потому что нас сегодня зона свободной торговли с ЕС не устраивает. Мы тем самым прекратили свое участие в зоне свободной торговли с СНД. Европа ввела санкции против России. Украина присоединилась к этим санкциям. И, естественно, Россия ввела контрсанкции против Украины. С  этим дальше продолжать нормально существовать и развивать экономику нельзя.

Я приводил конкретные цифры, готов их привести и вам. И я доказывал, что нам сегодня не выгодна свободная экономическая зона с ЕС. Более того, я знаю, как она была заключена. Ведь ее подписали в середине 14-го года, а ввели в действие 1-го января 2016. И тогда ЕС, а если быть точным 1 из лидеров ЕС, канцлер Германии госпожа Меркель, предложила Украине сесть за стол переговоров в треугольнике Киев-Москва-Брюссель, чтобы договориться по поводу того, чтобы зона свободной торговли с ЕС не вредила экономическим отношениям Украины с Россией. Киев обезопасил Россию от возможных негативных последствий, если бы такая зона свободной торговли была заключена, а Россия не предпринимала никаких шагов, направленных на то, что Украина приостановила свое участие в зоне свободной торговли с СНД и в отношении НРЗБ. И Украина за 1,5 года ничего абсолютно не сделала. Мне кажется, это самая большая ошибка для экономики нашей страны.

А.Соломин Это очень большой разговор, поэтому мы вас приглашаем, когда вы будете в Москве, к нам в студию на большой разговор.

В.Медведчук Спасибо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире