'Вопросы к интервью
09 мая 2019
Z Информационный канал Все выпуски

Погиб Сергей Доренко


Время выхода в эфир: 09 мая 2019, 21:05

И. Воробьева 21 час и 4 минуты в столице. У микрофона – Ирина Воробьева. И сегодня мы отменили программу «Все сложно», поменяли сетку. И буквально через некоторое время будет звучать повтор программы «Сотрудники» с Сергеем Доренко. Это повтор от 2004-го года. Ну а сейчас мы хотели бы вспомнить Сергея Доренко с главным редактором «Эха Москвы» — Алексеем Венедиктовым. Алексей Алексеевич, здравствуйте!

А. Венедиктов Здравствуй!

И. Воробьева Сергей Доренко. Стало известно, что журналист, главный редакторы радиостанции «Говорит Москва», погиб сегодня в столице. И я сразу вспоминаю годы, которые он проработал на «Эхе Москвы». А как он вообще попал на «Эхо Москвы». В смысле он же сначала был гостем программы «Особое мнение», насколько я помню.

А. Венедиктов Да. Но потом, как известно, Сергея выкинули с телевидения. Потом против возбудили лживое, фальшивое уголовное дело за наезд на мотоцикле. Инспирированное абсолютно, с моей точки зрения. Его лишили работы. И тогда я предложил ему работу.

И. Воробьева То есть в качестве именно ведущего «Эха Москвы».

А. Венедиктов Ну а в качестве кого? Конечно, в качестве ведущего. И он, собственно говоря, и сделал «Утренний разворот». Была такая идея. «Пусти меня на утро», — говорил он мне. Я говорю: «Ну иди на утро». Вот так он пришел на «Эхо». Он сотрудником «Эха» был. Это верно.

И. Воробьева Все вспоминают его «Добрррое утро! Здррравствуй, великий город!». Это я, просто, тоже вспоминаю, потому что тоже какое-то время проработала с ним на «Утренних разворотах». Тяжело было работать с Сергеем Доренко как с сотрудником?

А. Венедиктов Нет. Абсолютно легко. Потому что, собственно, никакого особого отношения не было. Я ему определил зону, а дальше он вытворял что хотел. Талантливым людям я просто уступаю дорогу. И он был, конечно, одним из самых талантливых радиожурналистов. Я сказал слово «был».

Да, был самым талантливым, может быть, радиожурналистом. Таким одиночкой я имею в виду. Когда он мог на себе тащить весь эфир, сам производить то, что он производил, сам общался со слушателями, работал всегда стоя, не сидел, чтобы, — говорил, — воздуху было больше в легких. Он, конечно, талантищем был.

И. Воробьева А часто жаловались на Доренко?

А. Венедиктов Да каждый день.

И. Воробьева Да?

А. Венедиктов Каждый день и власть, и оппозиция тогда. И те, и другие. Ну, жаловались. И что? Ну да.

И. Воробьева А почему Сергей Доренко перестал работать на «Эхо Москвы»?

А. Венедиктов Ему предложили стать главным редактором радиостанции. По-моему, она называлась «Русская служба новостей».

И. Воробьева Да.

А. Венедиктов Не помню, честно говоря. Он пришел ко мне. Я ему говорю: «Серега, ты не главный редактор. Ты – волк-одиночка. Главный редактор – это такой зверь, такая пантера, которая сидит наверху и за всеми смотрит. А ты – волк-одиночка. Ты не можешь сидеть наверху». – «Нет. Я тебе докажу. Я сделаю рейтинги лучше, чем у «Эха»». Он боролся. Он боролся с «Эхом». При этом очень любил, слушал всегда. И когда его коллеги что-то пропускали, он говорил: «Вы «Эхо» сегодня слушали утром?! Вы слушали «Эхо» ?!». И он всегда оставался внимательным нашим слушателем и критиком.

А.Венедиктов: Он – одинокий волк. Он не может работать в команде. И в этом его грандиозное преимущество

И. Воробьева Но вы при этом не поругались. Вы при этом, если я правильно понимаю, все это время встречались в качестве двух главных редакторов радиостанций, даже когда вместо «Русской службы новостей» была «Говорит Москва», на встречах главных редакторов и так далее.

А. Венедиктов Ну, мы встречались. Он приходил на день рождения мой. И мы продолжали общаться. Но мы профессионально не разговаривали. Я его по-прежнему считаю талантливым журналистом и совсем никудышным главным редактором. И говорил ему: «Серега, когда тебя выгонят, ты знаешь, куда прийти». И когда, между прочим, его выгнали с «Русской службы новостей», у него же был зазор, он просто постучался в дверь, я просто молча ее открыл. Вот так разговаривают два старых пирата.

И. Воробьева Наши слушатели спрашивают про то, как его выгнали с телевидения. Знаете ли вы причину этого конфликта?

А. Венедиктов «Курск». Это был «Курск». Надо напомнить, что Сергей Доренко вложил немало сил в первое избрание Владимира Путина. И Путин считал его членом своей команды. И на «Первом канале» он активно боролся с нами, кстати, тогда, потому что «Эхо Москвы», как известно, никого не поддерживало. А он мне объяснял за бутылкой хорошего мексиканского пива о том, что надо поддерживать Путина, что Путин – наше все.

А потом случился «Курск». И Сережа как талантливый журналист не удержался. Он поехал в Курск и затем подверг яростной критике Владимира Путина в программе «Время». И насколько я знаю, на следующий день Константин Эрнст вызвал Доренко и сказал: «Ты больше здесь не работаешь». И Доренко ушел. А Путин до тех пор был уверен (и до сих пор уверен), что Доренко перекупили, перекупил Березовский. Да, это была такая трагическая история.

Но самая трагическая история была, когда против него возбудили уголовное дело из-за наезда на мотоцикле. Было шито белыми нитками. Там уже свою роль сыграл и бывший мэр Москвы – Юрий Михайлович Лужков, который, кстати, перестал приходить на «Эхо» с 2004-го года, когда Сергей пришел к нам. Лужков прямо сказал: «Ноги моей не будет, раз у тебя Доренко. Ноги не будет». И с тех пор не было. И Сергей ушел на одну станцию, на другую.

Я встречался с Лужковым, говорил: «Ну уже нет Сережи. Юрий Михайлович, давайте…». – «Не буду. Ты его взял. Его никто не брал, а ты его взял. И знал, что я к тебе не приду». Вот такая была история. Его ненавидели. При всем том, что его власти пытались облизывать, переманивать, соблазнять, они его боялись. Его боялись и ненавидели. Это правда. Он всегда был свой. Он никогда не был чей-то. Он всегда был свой для себя.

И. Воробьева ну и наши слушатели все, конечно, вспоминают бессмертную фразу – «Казалось бы, причем здесь Лужков?».

А. Венедиктов Да.

И. Воробьева Лужков стал объектом большого внимания Сергея Доренко как раз когда были выборы и там был блок Лужков – Примаков?

А. Венедиктов Ну да. Сергей разносил, поддерживая Путина. Сергей просто разорвал этот блок Примакова и Лужкова. И, собственно говоря, ни один, ни другой ему этого не простили. Но я должен сказать, что огромная доля победы Владимира Путина – вот голосование за Владимира Путина в 2000-м году – это Сергей Доренко. Огромное число избирателей… До сих пор я их встречаю. Они говорили: «Вот мы смотрели, как Сергей говорил, и понимали: за этого парня надо голосовать». Это правда. И он это делал с азартом и удовольствием.

А.Венедиктов: Он абсолютно верил в Путина

И. Воробьева То есть он верил в Путина, получается так.

А. Венедиктов Он абсолютно верил в Путина. Мы с ним по этому поводу ругались. Я говорю: «Ну послушай, человек из службы. Ты же знаешь. Ты же сам имел к ней отношение. Человек не может слушать твои свободы, наши свободы, наши с тобой журналистские…». – «Ты не понимаешь. Я его знаю. Ты его не знаешь». Ну и так далее.

И. Воробьева Тут еще спрашивают слушатели, которые не знаю, как происходят все наши программы на «Эхе», видимо. Спрашивают, было ли такое, чтоб запрещали Доренко о чем-то говорить?. Потому что он был, конечно…

А. Венедиктов Это невозможно, во-первых. Во-первых, он меня бы послал просто. А зачем я буду делать то, за что меня посылают.

И. Воробьева И второй вопрос, который был в самом начале, когда я оговорилась, что тоже вела с Доренко…

А. Венедиктов Извини, Ир. Ему Путин не мог запретить, понимаете. Какой там Венедиктов… Вы о чем?

И. Воробьева Да. Еще спрашивают, вот когда я оговорилась, что тоже вела с Доренко «Утренний разворот», каким образом вообще подбирались соведущие к Сергею Доренко? С учетом того, что Сергей Доренко действительно одиночка и второй человек там особо был не нужен.

А. Венедиктов Он говорил: «Девочку хочу. Хорошенькую». Я говорю: «Ну вот мои. Выбирай».

И. Воробьева Да, я знаю, что он на меня жаловался очень.

А.Венедиктов: Его боялись и ненавидели. Это правда

А. Венедиктов Не, он-то жаловался. Ну и что? Сам выбрал – сам страдай. Сережа был очень талантлив. Но еще раз повторю, это такая натура, знаешь, когда один человек являет собой целую радиостанцию. Он – одинокий волк. Он не может работать в команде. Не может. И в этом его грандиозное преимущество. Потому что команда всегда равняется по последнему верблюду. Он был и первым, и последним верблюдом в своей команде.

И. Воробьева Еще вспоминают, что Доренко одним из первых пошел на Ютуб и начал записывать свои видеоблоги туда. И, по-моему, чуть ли не с 2012-го (или 13-го) года, когда так особо еще никто из журналистов туда не ходил. Смотрели ли вы его на Ютубе и смотрели вообще его видео, которые он записывал?

А. Венедиктов Нет. Я его смотрел или слушал на радио и пытался понять, где он нас может догнать. Я его воспринимал профессионально как конкурента, безусловно. Но не профессионально – как товарища. И очень его ругал за его интервью у Юрия Дудя, потому что говорил: «Ты не приготовился. Ты не подготовился. Тебя разнесли. Тебя мальчишка съел. А он тебя съел, потому что ты отнесся к нему по-барски, снисходительно». И он пыхтел очень и сопротивлялся. Мне, во всяком случае.

Но надо понимать, что, еще раз повторю, притом, что у нас с Сергеем совершенно были разные эстетические и этические взгляды, еще раз хочу сказать, мы потеряли такой талантливый радийный маяк. Вот мы его потеряли. И я ужасно переживаю и все время возвращаюсь к этой истории с мотоциклом. А он, видимо, умер на мотоцикле. Из того, что мне говорят. Он еще рулив, уже потерял сознание, если так можно сказать. Удерживаясь. И врачи не смогли ничем помочь.

Это не от удара он погиб, хочу сказать сразу. Он погиб, сидя верхом на мотоцикле. Я все время вспоминаю это уголовное дело, связанное с его якобы наездом специально на капитана 2-го ранга, и думаю: как судьба нами причудливо играет.

И. Воробьева Да. Ну и конечно мотоциклы были большой страстью Доренко. Он постоянно о них говорил.

А. Венедиктов Мотоциклы, женщины.

И. Воробьева Спиртное.

А. Венедиктов Не-а.

И. Воробьева Нет?

А. Венедиктов В последнее время – нет. Вот он переживал ужасно, что его меньше стали звать на телевидение, потому что в нынешней ситуации он оставался таким же едким и неуправляемым с точки зрения власти, каким и был раньше. Сначала его охотно звали на телевидение, потому что он такой пират-пират. А все меньше и меньше… Он: «Знаешь, старичок, меня не зовут». И мы последний раз с ним встречались, – ты будешь смеяться, – на встрече с Путиным. Мы сидели практически рядом. Я на «В», а он на «Д». И он так не спускал никому тоже.

И. Воробьева А вот, кстати, как Доренко умудрялся молчать на подобных встречах? Мне кажется, он вообще молчать не умел.

А. Венедиктов Он не молчал. Он задавал свои вопросы. Но, понимаешь, у него с Путиным, на мой взгляд, были отношения, которые все-таки разорвались по «Курску». И вот этот шрам все время зудел и у одного, и у другого, понимаешь. Вот он был как бы в команде, как Путин считал, а потом как бы предал. И даже когда он вернулся, Путин всегда относился к нему на встречах холодновато. Я бы сказал так. Но Сергея это не смущало. И он задавал те вопросы, которые он хотел задать. Он задавал вопросы про Лукашенко, про Африку, про митинги. Он задавал вопросы, которые правильно задавать.

И. Воробьева Мне кажется, Сергей Доренко вообще ничего не смущало в этом мире.

А. Венедиктов Но он был умным. Тоже не надо так его… Не смущает только дурачков, на самом деле, юродивых. Он не был юродивым. Но он точно понимал, что интересно ему, его аудитории и что интересно президенту. Он, конечно, президента знал лучше меня.

И. Воробьева Но, видимо, не так часто о нем говорил.

А. Венедиктов Не знаю.

И. Воробьева Еще буквально у нас есть минутка. Слушатели спрашивают, знаете ли вы что-нибудь еще про произошедшее сегодня? Или все это будет позже только понятно?

А. Венедиктов Ну уже все понятно. На самом деле, я в своем Телеграм-канале даже фотографии разместил: фотографию места аварии и отчет ГИБДД мне прислали мои товарищи оттуда. Там все описано очень таким канцелярским языком. Такая очень быстрая смерть. Очень быстрая и, извини, легкая смерть. Повторяю, что-то в организме отказало. Управляя, потерял сознание. Пересек улицу, не столкнувшись ни с чем, кроме парапета, и умер, не приходя в сознание. И когда скорая уже подъехала через буквально полторы минуты, Сергея уже не было.

И. Воробьева Я поняла. Спасибо большое! Это был главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. Я напомню нашим слушателям, что сегодня, сейчас мы вспоминаем журналиста, главного редактора радиостанции «Говорит Москва» Сергея Доренко, которого сегодня не стало.

И мы сейчас здесь пытаемся как-то это осознать. И вот мы нашли у себя в архивах программу «Сотрудники». Это такая программа, в которой сотрудники «Эха Москвы» приходили к Сергею Бунтману и рассказывали про себя. Это программа от 2004-го года. Вы когда будете слушать этот эфир, просто помните, что это программа от 2004-го года, когда еще совсем другие события и даже некоторые другие фигуры. Давайте послушаем программу «Сотрудники» с участием Сергея Доренко.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире