И. Виттель Добрый день дорогие друзья, это «Эхо Москвы», я Игорь Виттель, и это программа «Культ столичности: новая промышленность». Естественно, мы освещаем сегодня как всегда московскую промышленность, а точнее высокотехнологичные решения для промпроизвосдтв. В студии у меня, точнее, на связи со мной Алексей Мохнаткин, заместитель генерального директора по развитию научно-технического центра «Модуль», Максим Чукин, коммерческий директор компании «Микробор», и Михаил Королев, заместитель генерального директора по инновационно-техническому развитию «НТЦ «Бакор». Здравствуйте дорогие друзья, и начнем, пожалуй, с Алексея. Алексей, ваша компания производит нейропроцессоры, которые имеют большой спрос в России. И уже на базе ваших нейрочипов, разрабатывается отечественные аппаратно-программные комплексы для нейросетевых приложений. Ну, для тех, кто не очень в курсе, что такое нейропроцессоры и нейрочипы, расскажите пожалуйста подробнее о том, что это, и как это работает.

А. Мохнаткин Ну, во-первых, добрый день. Нейропроцессор, это собственно говоря, основной мозг любого программно-аппаратного комплекса, который реализуют задачи искусственного интеллекта. Все мы слышали про искусственный интеллект, искусственный интеллект на сегодняшний момент понятие размытое, но точно так же, как и человеческий интеллект, он неотъемлем от головного мозга. Вот, собственно говоря, этот мозг, это и есть нейропроцессор. То есть то, что физически реализует те самые алгоритмы сложные, которые мы сегодня называем искусственным интеллектом. Это центральная часть, которая вставляется во все аппаратные устройства, она есть в наших там смартфонах, в наших планшетах, в умных камерах, и во всех устройствах, где реализуется искусственный интеллект. На сегодняшний момент, это действительно сегодня там такой тренд, и у нас сегодня процессоры расходятся как горячие пирожки. Мы не делаем конечные продукты, мы в первую очередь предоставляем платформу отечественную, для реализации задач искусственного интеллекта на базе российских процессоров.

И. Виттель Для отечественных потребителей, или всё-таки это всемирная история?

А. Мохнаткин Это в основном отечественные, но она не только отечественная, у нас потребители есть из Кореи, из Малайзии. Есть компании, которые берут для автомобильного умного зрения эти чипы, есть компании, которые в медицинском искусственном интеллекте используют из Малайзии. У нас в Германии партнеры, которые тоже в автомобильной промышленности пытаются использовать свои приборы, сделанные на наших чипах. То есть, это история — тренд общий, мировой. И наши процессоры, они востребованы тоже.

И. Виттель Если посмотреть на ваши процессоры, точнее, как бы на рынок этого. На российском рынке кто доминируют, наши производители? Где место вашей компании, и где мы вообще в мире по технологиям?

А. Мохнаткин Да, тут с точки зрения разработки конечных решений, Россия вполне конкурентоспособна, и те решения, которые подаются российскими разработчиками, они имеют очень мощный импортный потенциал, и хорошо продвигаются и за рубежом. Если говорить про аппаратные решения, то тут мы действительно отстаем, и российский рынок, и весь мировой рынок на сегодняшний момент занят американскими производителями, это одна компания, это компания «NVIDIA», она имеет более 80% всего мирового рынка аппаратных решений для искусственного интеллекта.

И. Виттель И как же вам?

А. Мохнаткин Нам интересно, это нас сильно подзадоривает. Поэтому, мы планируем догнать и обогнать наших уважаемых партнеров и коллег из-за рубежа, в ближайшие лет 5, скажем так.

И. Виттель Где-то я это уже слышал, про догнать и перегнать.

А. Мохнаткин Ну, я именно поэтому и цитирую.

И. Виттель Классиков.

А. Мохнаткин Да, да.

И. Виттель Хорошо.

А. Мохнаткин Мы во всяком случае идем своим путем, мы прекрасно понимаем сложности и проблемы, которые есть у наших американских коллег, они выросли из другого бизнеса, и тащат оттуда свои проблемы, а мы делаем специализированные решения именно для этой отрасли. И практика показывает, что в пересчете на там один потребляемый ватт, или в пересчете на доллар, наши решения уже эффективнее.

И. Виттель Ну, хорошо. Дай то Бог. Максим, добрый день. Скажите, пожалуйста, вот вы сейчас открываете производство в особой экономической зоне московской. Что вам это дает?

М. Чукин Всё верно, мы открываемся. Да, даже не открываемся, а уже открылись в особой экономической зоне. Мы это сделали летом 20-го года, в разгар, почти что в разгар пандемии. То есть, это такое, достаточно, ну, если кто-то сталкивался с релокацией производства, они понимают, что это такое масштабное явление. Когда нужно и что-то с запасами сделать, чтобы мы могли в дальнейшем оснащать наших клиентов, и быстро запуститься на новом месте. То есть, достаточно сложно и муторно это было. Но, мы достаточно быстро это сделали, благодаря и нашим ребятам, благодаря помощи как раз-таки «Технополиса». И, наверное, к концу года, мы даже приросли процентов на 15 плюс/минус. Стоит ли рассказывать вообще, как мы переналаживались, как это всё в процессе происходило, наверное, мы опустим этот момент.

И. Виттель Да, ну просто остановитесь на пунктах, что вам конкретно это дало?

М. Чукин Что нам это дало? В первую очередь, это льготные условия по аренде, которые предоставляет нам «Технополис». Это выгодная коммуналка, если можно ну, простым, да, обиходным таким языком сказать. Здесь мы не ограничены практически в площадях, то есть сейчас мы занимаем определенную квадратуру, в дальнейшем мы можем расшириться практически как угодно, если можно так сказать. Логистика, у нас отдельный въезд, у нас отдельный доступ на склад, закрытая территория, машинный транспорт, который заезжает, логистика опять же повторюсь, да, на высшем уровне. В таком ключе. Поэтому, если перечислять, то, наверное, это самое главное. Коммунальные платежи, аренда, логистика, и возможность расширяться.

И. Виттель Спасибо большое, Максим. Михаил, теперь вопрос к вам. Вот ваша компания имеет статус промышленного комплекса Москвы. Тоже вот хотелось бы понять, а что вам это дает. Какие преимущества и хотелось бы, наверное, чего-нибудь большего. Что бы вам хотелось?

М. Королев Здравствуйте коллеги, здравствуйте, дорогие радиослушатели. Да, действительно мы в 2019 году получили статус промышленного комплекса Москвы, таких предприятий я думаю, сейчас в Москве ну, чуть больше 50-ти. Ну, если честно, я точное количество не скажу, всё время добавляются предприятия, которые удовлетворяют условия. И там есть несколько критериев, это должно быть промышленное предприятие, то есть производство должно быть в Москве, и должны быть определенные уровни по заработной плате, по обороту приведенных к занимаемой площади. В принципе, все эти условия есть. Значит, что нам это дает, да? В первую очередь, это, ну, помимо признания статуса нашего, как промышленного предприятия Москвы, и что мы удовлетворяем каким-то требованиям, которые предъявляет город к промышленным предприятиям, мы имеем ещё и конкретные экономические выгоды по налогам. Там есть существенные льготы по налогу на землю, налогу на имущество, так же есть существенные льготы по налогу на прибыль. Тоже вся эта информация есть на сайте, ее легко найти. И одно из преимуществ – это доступ к дешевым кредитным ресурсам, которые мы можем получать в московском Фонде поддержки промышленности и предпринимательства, под 2% годовых, которые мы можем направлять уже на дальнейшее развитие нашего производства.

И. Виттель Расскажите, пожалуйста, о том, как разработки вашей компании помогают другим промышленникам экономить ресурсы.

М. Королев Я предлагаю взять в качестве примера наш флагман, это керамический вакуумный дисковый фильтр.

И. Виттель Вы знаете, да, я, когда готовился к передаче, я очень долго, знаете, как иногда шутят про одну телевизионную игру: угадал все буквы, не угадал слово. Я очень долго пытался понять, что же это такое, и как оно работает, поэтому если вы на пальцах как-нибудь покажете это всё, то было бы очень хорошо.

М. Королев Ну, я попробую достаточно просто объяснить, чем мы занимаемся. Мы в отличии скажем так от коллег, которые занимаются там нейропроцессорами, и такими другими, очень интересными для нас продуктами, мы, наверное, более такие традиционные и классические. Мы делаем новые материалы, и производим машиностроительное оборудование. И вот в частности керамический вакуумный дисковый фильтр, это оборудование, которое используется в частности на горно-обогатительных комбинатах для того, чтобы, знаете, как говорили, что отсекают всё лишнее, а мы удаляем все лишнее, то есть мы удаляем из процесса жидкость. После, любой процесс обогащения, он всегда связан с присутствием какой-то жидкости, каких-то растворов. И в дальнейшем, уже обогащенный концентрат в виде суспензии, нужно избавить от излишней влаги. Потому, что ее нерентабельно перевозить, эту жидкость, во-первых. А во-вторых, если дальше идет в процессе какая-то сушка концентрата или изготовление там, например, окатышей, то эту излишнюю влагу уже в печь не направишь, потому что ну, элементарно произойдет взрыв этой печи. Поэтому…

И. Виттель Хорошо, я понял. А теперь, как это помогает другим промышленникам? Как ваше решение помогает другим промышленникам, особенно московским?

М. Королев Ну, приведу два примера, да? Я тут как-то, в конце, по-моему, прошлого года, сейчас я открою на память. Попалась мне статья интересная про углеродный след, и я посчитал, что же там в нашем случае это происходит, если использовать наше оборудование. Одно из отечественных предприятий, перешло на нашу технологию с использованием наших керамических вакуумных дисковых фильтров, и в результате у них на фильтрацию, затраты на электроэнергию снизились в 10 раз. То есть, если раньше они использовали электричество на 33 миллиона киловатт часов, что, перекладывая на новомодный углеродный след, это примерно 17160 тонн СО2 в год они стимулировали выбросы. То с использованием нашей технологии, они сократили эти выбросы примерно на 15 тысяч тонн. Это, что касается влияния нашей технологии на снижение углеродного следа в одном предприятии только. Другое предприятие, они после фильтрации, они досушивали концентрат. То есть, важность конечного концентрата, им нужна была где-то 1,7%, порядка двух процентов. При традиционной фильтрации, с использованием тканевых фильтров, у них влага получалась от 10 там до 12%. То есть, им примерно 8-10% нужно было высушить, а сушили они при помощи сушек, которые работают на мазуте. И у них получалось, что каждый процент снижения влаги в концентрате на 1%, экономило у них затраты на совокупные затраты на сушку дальнейшего концентрата, примерно 140 миллионов рублей в год.

И. Виттель Спасибо большое. Мы потом продолжим еще эту тему, но вопрос к Алексею. Алексей, а вот ваша компания представлена в Банке технологий Агентства промышленного развития Москвы, подведомственного Департаменту инвестиционной и промышленной политики Москвы. Расскажите, пожалуйста, об этом сотрудничестве, ну и уже традиционный вопрос, собственно, что вы даете Банку технологий, что вам дает Банк технологий?

А. Мохнаткин Да, спасибо за вопрос. Мы не так давно работаем с Банком технологий, хотя со структурами ДИиППа работаем достаточно давно, и развиваем эту работу потому, что она всегда продуктивная. Банк технологий на сегодняшний момент, это ну, не просто некие свойства различных технологических решений московских компаний, а для нас это ещё и определенный маркетплейс. Причем, он для нас, он двусторонний. То есть, помимо того, что мы там представляем свои продукты, в частности у нас там представлена наша нейросетевая платформа, то есть это программно-аппаратный комплекс, который позволяет достаточно быстро делать конечные решения в области искусственного интеллекта. И это позволяет нам продвигать наши продукты, среди, как минимум, московских компаний. Но это ещё и возможности черпать из Банка технологий те наработки, которые у московских компаний есть. И для нас это действительно очень хорошая возможность и хороший инструмент, мы им активно пользуемся, тем более что любая электроника, это ну, совокупность решений десятков компаний, как минимум. Поэтому, для нас это возможность просто сократить плечо.

И. Виттель Спасибо большое. Максим, вопрос к вам, вы с нами? Хотелось бы, чтобы вы рассказали о текущей экспортной деятельности вашей компании, почему вы вышли на зарубежный рынок, как это было: легко или сложно. И вообще, пользуется ли спросом ваша продукция, и где именно.

М. Чукин Любое глобальное действие, оно не может быть простым. Поэтому выход на зарубежный рынок, ну, в нашей тематике не может быть простым в принципе, потому что исторически сложилось, что электроварящий инструмент сменный, он производился в большинстве своем в Германии, в Швеции, в Израиле, и вот такие мастодонты, большие ребята сидят там. Конкурировать с ними сложно, и на нашем рынке, на отечественном, и тем более, сложнее воевать с ними вне дома. Мы начали с того, что, ну, вот сейчас, например, да? Мы производим порядка 60 тысяч пластин, и должны будем выйти в плюс/минус 120 тысяч к середине следующего года. Я говорю эти цифры для того, чтобы вы понимали, что примерно половина этого должна реализовываться в России, половина должна реализовываться за рубежом. Если говорить про основные рынки, то мы вышли на рынок Китая с бланками кубического нетридобора. То есть, это наша историческая разработка. Мы работаем в Белоруссии, в Узбекистане, и Казахстане в большинстве своем, да? То есть, это наши друзья по СНГ. Сейчас мы сотрудничаем с представителями в Италии, в Великобритании, и Германии, есть у нас на испытаниях инструмент в Индии, и в Турции. Сложно это или легко, я скажу, что это достаточно сложно, но имея хороший продукт, имея хорошую команду и понятную стратегию, это реализуемо. То есть, ничего здесь такого нереального нету. Примерно так.

И. Виттель А вот конкурентное преимущество, всё-таки, вы можете как-то более точно обозначить помимо команды, стратегии. Цена, качество, технологии.

М. Чукин А здесь надо разделить тогда конкурентное преимущество для российского рынка, и для зарубежного. Если мы говорим про российский рынок, то сейчас очень хорошо работает импортозамещение, то есть большинство оборонных предприятий, и крупный бизнес промышленный переходит на отечественный инструмент. То, что мы являемся производителем, и сертифицированы в Минпромторге, это сразу же дает огромный плюс. Но, если инструмент не соответствующего качества, если у него нет стойкости, точнее, мы как компания не можем обеспечить конкурентные преимущества такие как логистика, складской запас, тот же самый консигнационный склад на территории предприятия, локальные офисы. То есть, мы находимся в Москве как производитель, но локальные офисы у нас находятся в Екатеринбурге, в Челябинске, в Нижнем Новгороде, в Набережных Челнах. То есть, в таких геоточках, где сконцентрировано большее количество производств. Вот, поэтому здесь сразу же, опять же логистически все удобства, потому что в каждом из локальных офисов находится склад, соответственно, получая заявку с завода, с утра нам разместили заявку, в обед ребята ее получили, и могут спокойно работать.

И. Виттель Позвольте, Максим, я всё-таки повредничаю.

М. Чукин Да.

И. Виттель Я понимаю, что импортозамещение, и что наши военные и прочие силовые ведомства переходят на отечественную продукцию. Но простите за нескромный вопрос, а не теряют ли они при этом в цене и в качестве, да? То есть, если они привыкли покупать, может быть, дешевле и, возможно, качественно у зарубежных производителей, а тут я ни в коем случае не умоляю достоинства российских производителей, даже думаю, что они намного круче. Но хотелось бы услышать от вас, так это, или нет.

М. Чукин Это отчасти так. Основное здесь следующее, что мы в первую очередь не привязаны. Вот мы как отечественные производители, мы не привязаны к любым валютным колебаниям. То есть, у нас спокойный прайс в рублях на весь год. То есть, мы не зависим, мы покупаем сырье для того, чтобы изготавливать инструмент. Впекаем его, шлифуем, хонингуем, всё вот это вот производственная цепочка находится здесь. Трудозатраты, то есть всё, что входит в себестоимость, да, оно тоже исчисляется в рублях, и цена за инструмент, это не мерило основное. То есть, как любой производитель, точнее любое производственное предприятие выбирает инструмент по технико, так называемые, технико-экономические показатели. То есть, это совокупность цены и стойкости инструмента. И вот сейчас мы перешли уже к качеству. Если бы мы давали только определенную среднюю цену, не давая бы качество, то есть стойкость инструмента, либо там скорость обработки, либо глубину резанья. То среднее вот по этой бы формуле, мы бы не проходили, и предприятие не могло бы нас выбирать. Соответственно, качество здесь можно говорить о том, что да, у нас крутое качество, но любое внедрение происходит через испытание. И на испытаниях мы показываем стойкость, потом мы даем цену, по формулам предприятия мы показываем технико-экономические показатели, и вот эта совокупная средняя и является мерилом успеха.

И. Виттель По соотношению цена/качество мы не уступаем зарубежным производителям, или уступаем?

М. Чукин По отношению цена/качество мы в большинстве своем превосходим конкурентов.

И. Виттель Отлично, именно это я и хотел от вас услышать. Мы сейчас прервемся на несколько минут, совсем ненадолго, вернемся в студию, и продолжим нашу беседу. Оставайтесь с нами, не переключайтесь.

НОВОСТИ.

И. Виттель Ну что же дорогие друзья, как и обещал, возвращаемся в студию. Напомню, это «Культ столичности: новая промышленность», я Игорь Виттель, на «Эхе Москвы» обсуждаем сегодня высокотехнологичные решения для промпроизводств, особенно для московских производств, которые и помогают другим московским производствам. Но не только им конечно же, но в основном всё-таки про нашу родную Москву, раз уж мы на «Эхе Москвы». Алексей, расскажите, мы так немножко затронули, прозвучали название Китай, Германия, Малайзия. Вот всё-таки расскажите, как вы востребованы или нет, в этих цепочках. Я понимаю, что это длинная цепочка отношений, промышленных цепочек, и об экспортном потенциале вашей продукции, как вам удается бороться? Вы так краем упомянули некоторых американских производителей, но сейчас чуть поподробнее.

А. Мохнаткин Да, мы на самом деле, в качестве своей стратегии выбрали не борьбу, мы в качестве своей стратегии выбрали партнерство. И это на самом деле основной лозунг, под которым можно вообще работать на западных рынках. Они не воспринимают аргументацию, что мы дешевле, чем коллеги, либо мы лучше, чем коллеги. Они воспринимают аргументацию, либо, чем мы можем быть полезны, либо, насколько мы можем быть эффективны. В этом плане, конечно, сильные игроки, они выстраивают очень мощную кооперацию, в эту кооперацию можно входить. У нас был и успешно реализованный проект с малазийской компании, когда малазийцы хотели создать защищенный от китайского взлома продукт, и им нужен был проприетарный чип защищенный. И они понимали, что если они будут использовать типовое американское решение, то китайцы их быстро повторят. Для них мы были выигрышны именно этим.

И. Виттель А китайцы наш взломать не могут, и американцы?

А. Мохнаткин Наш взломать они не могут, потому что это не просто чип, разработанный в России, а там ещё и архитектура полностью российская. Для этого нужно заново разработать всю архитектуру, то ест пройти весь наш 30-ти летний путь. Это нереальная история, и референс, и инжиниринг подобных чипов стоит десятки, если не сотни миллионов долларов. А вторая история тоже хорошая очень, это мы сейчас новый наш чип кооперируем вместе с корпорацией «Самсунг», и они крайне заинтересовались. Не секрет, что все изделия «Самсунг», или «Эппл», например, да – это огромный труд там десятков, если не сотен компаний, которые разрабатывают разные модули. И у «Самсунга» такая же история, и одна из их компаний, которая активно с ними сотрудничает, является партнером холдинга «Хендай-Киа», по автомобильной электронике, по искусственному интеллекту. И они заинтересовались нашим новым чипом, с точки зрения соотношения мощности и производительности. Сказали, что это ровно то, что им нужно, и на сегодняшний момент мы вместе с ними отрабатываем технические требования к нашему чипу, который мы там будем делать, с тем, чтобы он сразу же встал на поток в их продукцию. То есть, это пример того, каким образом можно кооперироваться сразу же на входе. Мы здесь не конкурируем с американцами, мы просто входим вот в эту экосистему.

И. Виттель Спасибо большое. Михаил, вопрос к вам. Ну, мы уже поговорили про керамические дисковые фильтры, теперь у вас есть ещё несколько направлений, важных для вашей компании, например, керамическое огнеупоры. О них можно поподробнее? И о том, как они помогают опять-таки другим предприятиям, в их нелегкой деятельности.

М. Королев Вообще, керамические огнеупоры, это то, с чего мы начинали. В самом названии «Бакор», это зашифрована наша, один из материалов огнеупоров — бадделеито-корунд. Но сейчас у нас как раз из этого материала меньше всего мы делаем огнеупоров, а основные огнеупоры у нас, это не есть что-то такое, знаете, как массового производства ширпотреб. Как тесть у меня спрашивает: мне, говорит, камин нужно выложить на даче, можно огнеупоров ваших? Ну, наверное, можно, но это будет очень нерентабельно. То есть, если говорить об огнеупорной продукции, которую мы производим, то к ней можно, скажем так, соотнести все термины в превосходящей степени. То есть, это особо чистые, то есть, есть огнеупоры с содержанием алюминия-2 99,6%. То есть, специалисты поймут, что там практически нет связующего, и как они держатся и не рассыпаются эти зерна – это секрет наших ученых, как они этого добились. Высокостойкие. Они обладают высокой термической стойкостью, эрозионной стойкостью, коррозионной стойкостью. И работают при сверхвысоких температурах, то есть, более 2000 градусов. О чем это говорит, что наши огнеупоры, они используются в самых ответственных зонах тепловых агрегатов. То есть там, где традиционные огнеупоры не стоят, или… Не стоят, это означает, работают очень мало по времени, и их нужно, там, через короткий промежуток времени заменять. Так вот, используя наши огнеупоры, мы продлеваем срок службы тепловых агрегатов, в целом. И затраты организаций на капитальные ремонты, на текущие ремонты, и так далее. То есть, по сути дела, использование наших огнеупоров, это экономия ресурсов, и каких-то затрат, связанных с простоями. И тут я соглашусь с коллегой, с Максимом, который говорил о том, что совокупность цена и качество отечественного производства, оно на текущий момент, гораздо привлекательнее для наших, не только российских предприятий, но и зарубежных предприятий. Потому что мы, скажем так, можем обеспечить европейское качество по цене, сравнимой с китайскими производителями.

И. Виттель О, как!

М. Королев И это я думаю, что относится ко всем коллегам, которые здесь присутствуют.

И. Виттель Спасибо большое. Максим, помимо самого инструмента, его реализации, вы предлагаете вашим клиентам услуги. Я говорю сейчас о комплексном инжиниринге, вот чуть подробнее о нем расскажите, пожалуйста.

М. Чукин Специфика смены, точнее, специфика, да, стратегия смены, инструмента один на другой, то есть, с одной геометрии на другую, там шило на мыло, по-русски говоря. Она не совсем уместна в рамках того, что мы придем, поменяем, скажем, что это будет стоить, там, на 500 рублей дешевле, придут китайцы, скажут, что это будет стоить на 1500 дешевле. Поэтому, просто шило на мыло менять, смысла нету. Стратегия следующая…

И. Виттель Я так смотрю, вы все любите китайцев.

М. Чукин Я обожаю китайцев, они дают нам стимул и возможность развиваться, вот так скажем. То есть, конкуренция и здоровое соревнование, только способствует развитию, скажем так. Не будем шевелиться – не будем развиваться. Китайцев – обожаем. Вернемся к вопросу, о внедрении инструмента. Мы начинаем с того, что смотрим, что вообще ребята делают на производстве. Как они делают, и как техническая цепочка, то есть, вообще, маршрут производства происходит. Начиная с логистики, есть в внедрении инструмента очень важная деталь, что можно соревноваться в минутах, ну, в стойкости инструмента, например, можно соревноваться в секундах, в зависимости от серии там, и всего остального. Но, если мы соревнуемся в секундах, то даже самый крутой инструмент, который позволяет там сэкономить 10-15 секунд, вся эта история может умереть, потому что, когда нужно произвести переналадку, кладовщица, допустим, уходит пить чай, всё. Мы можем биться за сотые доли секунды, но мы умерли на моменте, когда кладовщица ушла, и у нас нету державки, чтобы поменять. Поэтому, если мы внедряемся, мы умное громкое слово «технический инжиниринг», но мы смотрим и самые простые и банальные вещи касательно того, как люди работают, как происходит смена инструмента, есть на станке нужный инструмент, или нужно бежать на склад за переналадкой. Простыми словами объясню: в дальнейшем мы переходим в более серьезную историю касательно того, что, если нужно переписать, там, управляющую программу на стойке, если нужно постпроцессоры переделать, мы переходим к этому. То есть комплексный инжиниринг, он начинается от таких банальных вещей, с которых я начал, и заканчивается вот программной частью логистической, и складской логистикой. Мы более чем оснащены и инженерным составом, у нас это называется центр внедрения технологий. Внутри него есть инженеры, те, кто, так скажем, обеспечивают тыл, это бэк-офис, это инженеры, которые совершают подборы, пишут программы программисты, и есть боевые инженеры, кто конкретно на предприятиях в бою стоит у станка, вместе с операторами-наладчиками производства, и следит за обработкой, вот в таком ключе.

И. Виттель Алексей, я понимаю, что на этот вопрос будете отвечать долго, но я вас всё-таки попрошу коротко, потому что у нас время в эфире не бесконечно. А как вообще сейчас обстоит дело с российским рынком микроэлектроники? Что мы можем, чего мы не можем, где мы безнадежно отстали, где не отстали вовсе, а где мы впереди планеты всей.

А. Мохнаткин Ну да, на этот вопрос даже за 2 часа не ответить, я боюсь даже за 2 дня не ответить.

И. Виттель Ну, так, основные тезисы.

А. Мохнаткин Ну, если тезисно, то сейчас, конечно, российское Правительство предпринимает абсолютно не тривиальные для России меры по поддержке и развитию российской микроэлектроники, это действительно, там, не имеющая прецедентов политика. Много, чего там ещё пока не ясно, много там тонких моментов, много споров и много ошибок, они есть, и, наверное, еще будут. Но, тем не менее, это способствует тому, что весь рынок российских разработок, российского применения, российских решений, он сильно разогрет. И ну, мы надеемся на то, что эти меры, конечно, дадут свой результат не только для нас, но и вообще для всей отрасли. А второе, это, конечно, тот факт, что за последние 30 лет накопилось отставание существенное в классической области микроэлектроники, в кремниевой микроэлектронике, и здесь нам догонять, и догонять. И не факт, что мы сможем перегнать кого-то в этой области, потому что технологии уже доходят до пика. То есть сегодня это уже уровень, там, одного-двух нанометров, то есть по сути речь идет уже о выстраивании нескольких молекул, да? Это ну, технологический предел. Но в то же время, есть мощный задел у России в части фотоники, оптоэлектроники, и части квантовых технологий, здесь мы вполне конкурентоспособны. Если опять-таки не отстанем, и правильно будем управлять ресурсами своими. Поэтому, на самом деле ситуация достаточно оптимистична, она существенно более оптимистична, чем предположим 5 лет назад, поскольку у России есть стратегия, есть ресурсы, есть желание развивать эту отрасль, причем вертикальное желание. Это не просто там слова, с высоких трибун, это реальные действия, реальные инструменты, и реальное понимание того, что даже в таких Министерствах, которые вообще не имеют отношение в микроэлектронике, не знаю, там Минцифра, Минтранспорт, Минпросвещения. Все понимают, что нужно использовать решение на российских профессорах, на российской микроэлектронике. И это создает рынок, создает тягу, это вот такой основной, позитивный момент.

И. Виттель Ну что же, спасибо большое Алексей. Напомню, что это программа «Культ столичности: новая промышленность» на «Эхе Москвы». Беседовали мы сегодня о высокотехнологичных решениях для промпроизводств, московские промпроизводства, которые предлагают другим промпроизводствам высокотехнологичные решения. А в студии у меня были, точнее на связи со мной Алексей Мохнаткин, заместитель генерального директора по развитию научно-технического центра «Модуль», Максим Чукин, коммерческий директор компании «Микробор», и Михаил Королев, заместитель генерального директора по инновационно-техническому развитию «НТЦ «Бакор». Ну, и прежде чем окончательно сегодня попрощаться с вами, хочу сказать дорогие друзья, ну по-прежнему нас мучает ковид. Поэтому, в смысле я надеюсь не вас лично, и не меня лично, и не наших гостей, но, в общем, пандемия продолжается, четвертая, по-моему, волна у нас бушует, поэтому пожалуйста, социальная дистанция, маски, дезинфицирующие средства, а главное прививайтесь, пожалуйста, или вакцинируйтесь. Берегите себя, пока!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире