'Вопросы к интервью

И. Виттель Добрый день дорогие друзья, это «Эхо Москвы», я Игорь Виттель, и программа «Культ столичности: новая промышленность». И сегодня мы беседуем о товарах для детей. И в гостях у меня Ксения Потёмкина, генеральный директор компании «Столичные Игрушки» (бренд «МОЯ ЗАЯ»), да к тому же и не одна, а с прекрасной спутницей. Олег Поваляев, генеральный директор компании «Научные Развлечения», и Владимир Крикушенко, генеральный директор компании «Некс-Т», она же «NexTouch». Здравствуйте Владимир, здравствуйте Олег, и здравствуйте, Ксения. Ксения, ну начнем с вас. Во-первых, ladies first, как говорят джентльмены, даму пропускаем вперед. А во-вторых, к вам-то у меня как раз и больше всего вопросов. Потому, что вы, наверное, работаете на самом таком болезненном.

К. Потемкина Вау, вы меня прямо заинтриговали.

И. Виттель Ну, у вас такой, самый болезненный, наверное, для каждого человека, имеющего отношение к игрушкам, участок работы, потому что за последние годы, поправьте меня, если я не прав, лично я там как родитель, как человек, который этим занимается, вижу, что практически рынок, по крайней мере мягких набивных игрушек, он практически за все годы был съеден китайскими, разными прочими азиатскими производителями, наверное, вы согласитесь.

К. Потемкина Ну, я соглашусь, что действительно Китая сейчас на наших полках очень много, но становится всё дороже всё-таки привозить сюда из Китая, и это уже не так выгодно, как свое производство здесь. Это я ощутила, и с производством в Москве в первую очередь мы выигрываем по времени. Вот это, наверное, одно из ключевых наших преимуществ, и поэтому всё больше появляется на полках именно наших игрушек, что очень радует. Я как мама, мне вот это очень актуально, и слежу за этикетками.

И. Виттель Может быть вы и правы, но я вот год назад, примерно, даже чуть больше, снимал фильм в одном из городов, который находится примерно 100 километров от Москвы, и решил почитать местные новости. И что же я читаю? Значит, главное событие в городе в этот день, что на территории бывшего крупного производства Федерального значения, последние 30 лет пришивали к китайским игрушкам одежду. И вот главное событие, что наконец они стали шить игрушки сами. Но вы знаете, меня это шокировало, я не знаю, как удар под дых. Неужели мы все эти 30 лет не могли производить игрушки? Да, наверное, советские игрушки были не самого лучшего качества, и действительно мы там, наверное, в детстве смотрели на яркие западные игрушки, у кого была такая возможность. Но слушайте, прошло, там, с апрельского пленума то 85-го года 36 лет, если мне не изменяет память, пора бы уже. А я сейчас вижу, что да, наверное, тенденция есть, но, как бы, российские производители всё равно занимают маленькие, достаточно небольшие ниши.

К. Потемкина Мы только начинаем расти, и я лично знаю не одного производителя русского, которые вышли уже на большие объемы и по всей России, и не только. И это меня лично радует. Кончено, да, мы немножко подотстаём в, наверное, в масштабности от Китая. И тут нам только предстоит догнать, а возможно и перегнать. Тут только надеяться и расти.

И. Виттель Но в процентном соотношении, вот какая доля? Если брать хотя бы сегмент мягких игрушек, какая доля российских производителей? Ну, примерно, навскидку.

К. Потемкина Мне сейчас сложно говорить именно о цифрах.

И. Виттель Ну, по ощущениям так, я же не прошу от вас точности.

К. Потемкина По ощущениям, я бы примерно сказала, что 80 на 20. Из них 20, это конечно российских, вот именно наших.

И. Виттель Принцип Парето работает и здесь безукоризненно, 20 к 80-ти, спасибо Ксения. Олег, ну, давайте поговорим о более приятных темах, потому что в вашем сегменте, вот, с вашей компанией как я понимаю, дела обстоят чуть лучше, чем с детскими игрушками. И я читал ваше интервью, вы всё время рассказываете о некоей непрерывной образовательной СТИМ-среде, которая вот от детского сада, и до ВУЗа. Расскажите пожалуйста, подробнее, что это такое.

О. Поваляев Во-первых, наверное, по аббревиатуре. Дело в том, что СТИМ, это в образовании уже принятая аббревиатура, которая обозначает, по-русски говоря, некоторый сплав науки, технологии и инжениринг. И мы уже работаем много лет в образовательном рынке, ну, наверное, хорошо представляем, что сейчас нужно, чтобы ребенку было интересно учиться. И вот мы, в данном случае, сейчас находимся в очень жесткой конкуренции за внимание ребенка. Потому, что вокруг существует море интереснейших и привлекательнейших вещей, и вот сделать так, чтобы учиться было вкусно и интересно, это очень не просто сейчас стало. И вот наша, наверное, основная задача сделать так, чтобы ребенку было действительно интересно учиться. Вот для того, чтобы ему было интересно учиться, мы считаем, что самое главное, чтобы он мог что-то делать сам, делать полезное, делать интересное, и на наш взгляд — это проекты. Проекты, это то, что сейчас принято, принято в школе, но они обычно скучные, обычно это обязаловка, а вот наша задача это сделать так, чтобы это было вот.

И. Виттель Ну, почему же скучно, я думаю, что мы с вами примерно ровесники, так вот в нашей школе, у нас, по-моему, ничего веселее уроков химии то и не было, особенно когда не было преподавателя. Уж сколько наших, наверное, с вами знакомых, к сожалению, и травмы себе нанесли, ещё зрение потеряли. Вот все такие лабораторные работы всегда, то, что вы называете проектами, это как раз и было, наверное, самое интересное в школе.

О. Поваляев Ну, у нас это действительно было, и именно поэтому мы и, помня былое, сделали «Юный химик», который на сегодняшний день продолжает быть хитом, и мы его специально не меняем, и нам очень приятно иногда видеть, когда бабушки и дедушки своим внукам дарят этого химика, и говорят: слушай, я вот на нем учился 30 лет тому назад, это очень здорово.

И. Виттель Ну, тогда ещё вот извините, я вас перебью, сразу вопрос, да? Потому, что я, например, как-то. У меня вообще с руками очень плохо, они не оттуда растут. И я, глядя на то всё время, как мои дети собирают конструктор, «Лего» то ладно, Бог с ним, у нас не было в детстве «Лего». Я вспомнил помните, этот «Советский школьник», да?

О. Поваляев Ну, серьезный конструктор замечательный, да.

И. Виттель Да, и с удивлением узнал, что вовсе это как бы ни наш конструктор, наши его аккуратно скопировали, как сейчас Китайцы любят, с немецких, и французских образцов. Так у меня сразу к вам вопрос, а вот в том, что делаете вы, технологии, составляющие ингредиенты, всё отечественное, или, всё-таки, приходится копировать, или покупать, и так далее.

О. Поваляев Понимаете Игорь, дело в том, что то, что мы делаем, скажем так, вот вещественная составляющая, которая на самом деле является в основном электроникой, являются какими-то элементами конструктива, они в общем, наверное, составляют даже не главную часть вот нашего продукта. Потому, что многие умеют сейчас делать электронику, многие делают не плохое железо и у нас, и за рубежом, в этом смысле мы категорически не уникальны. Но на наш взгляд, наверное, основное преимущество, это то, что мы делаем, я считаю, достаточно крутые именно образовательные вещи, которые представляют из себя, именно продукт для педагога и для ребенка, который ну, на наш взгляд, наиболее адаптивен к учебному процессу. То есть, это, прежде всего, выстроенные целые цепочки оборудования, это очень подробные методические материалы, это достаточно крутое программное обеспечение, вот вы будете задавать вопрос, как мы смогли выйти на японский рынок, вот могу сказать, что мы вышли.

И. Виттель Откуда вы знаете, что я буду у вас спрашивать?

О. Поваляев Ну, потому, что.

И. Виттель Вы читаете мои мысли?

О. Поваляев Для многих это является некоторой неожиданностью так сказать, и когда задаётся вопрос «а вот ваши достижения». Я наверняка буду рассказывать о том, как нам это удалось сделать.

И. Виттель Хорошо, но про Японию мы ещё поговорим. Владимир, а у вас-то вообще, по-моему, всё не плохо, и ваша компания недавно заняла первую строчку рейтинга среди производителей, интерактивных сенсорных дисплеев, ну, на территории России за прошлый год. А в общем рейтинге, вообще всех информационных систем, третья у вас строчка, впереди только два известных корейских производителя. Как у вас получилось?

В. Крикушенко Спасибо, что отметили наши достижения в прошлый, сложный для всех год. Как нам удалось? Ну, исторически мы одна из немногих компаний инновационных, которая всё время ориентировалась на создание собственного продукта, и очень глубокую его локализацию. Ещё до тренда на импортозамещение, и до тренда на отечественность мы настаивали на том, что продукты интерактивные, современные сенсорные системы могут производиться в России, и ничуть не уступать зарубежным аналогам как в дизайне, скорости работы, и.

И. Виттель Но опять-таки, на зарубежной компонентной базе, да? На импортной компонентной базе. Ну, нет у нас своей электроники практически, микроэлектроника загублена.

В. Крикушенко Позже с вами немного поспорю в этом вопросе, была, конечно.

И. Виттель Давайте, я с удовольствием. Потому, что все приходят ко мне в эфир, и начинают говорить, да вот, всё хорошо, но вот с микроэлектроникой, и вообще с электроникой в стране беда. Если вы меня разубедите, я только счастлив буду.

В. Крикушенко Значит, была, конечно, опущена очень, много лет было упущено в микроэлектронике, сейчас, слава Богу, это исправляется. Но вот мы как раз начинали с компании как НИОКР, мы очень долго разрабатывали свою линейку продукции. Мы общались с педагогами, с пользователями в разных сферах ТАЧ, и первые наши запатентованные решения, они на самом деле шли вровень с мировыми трендами. То есть, когда появился айпад, у нас уже появлялись 32-х дюймовые ТАЧ-системы на наших именно решениях, и так далее. И постепенно мы от НИОКРов переходили к уже производству, тоже инвестировали все деньги, полученные с каких-либо продаж в это производство, и как на 19-20-й у нас была логика в том, чтобы выдать рынку те продукты, которые собственно он требует. И вот та строчка по России, что мы заняли первое место действительно среди всех производителей мировых ТАЧ систем, которые в Россию с большим удовольствием пришли, давно здесь были, и больших дисплеях. Как раз говорит о том, что тот продукт, который мы создали, он полностью отвечает требованиям современной конкурентной среды, он по деньгам абсолютно тоже конкурентен даже с азиатскими коллегами, тут в помощь Правительства Москвы нам дало особую экономическую зону, где мы имеем возможность и некоторые льготы по налогообложению. Собственно, благодаря вот наработкам за 3-4 года, которые мы выдали в рынок, и возможность производить, мы, наверное, единственная компания, кто может в месяц произвести более 1000 устройств, позволила нам, собственно, и занять эту первую, как мы считаем, очень прекрасную строчку.

И. Виттель Это хорошо, но долю импортных компонентов всё-таки можете обозначить?

В. Крикушенко Если к доле импортной, вот в той линейке, которую мы больше всего продаём, там конечно доля российского, порядка, если, она по-разному считается, но в деньгах, наверное, это порядка 40 на 60, у нас чуть лучше показатель, чем в игрушках. Но при этом у нас есть решения, которые больше, чем на 70, сейчас, наверное, 80% ЭКБ состоят из российской компонентной базы. Более того, почему я сказал, что немного с вами поспорю. С тем, что время упущено, спорить не буду, а с тем, что мы сейчас семимильными шагами наверстываем, вот это надо обозначить.

И. Виттель Это очень приятно слышать, но давайте ещё к Ксении вернемся, мы с вами ещё обсудим и продолжим наш спор. Ксения, ну хорошо, мы уже примерно поняли, что 80% не наши. 20%, что мы умеем делать, а главное вот Олег уже похвастался, что они в Японию экспортируют. Я с удивлением обнаружил, что российские игрушки тоже экспортируются. И как я понимаю, ваши тоже.

К. Потемкина В нашем конкретном случае наших зайчиков, мы, к сожалению, только единичными случаями экспортировались. Это у нас было несколько поставок за границу. Это в Германию в том числе. И мне писали из Нидерландов о том, что у меня хотят купить зайца, вот просто в розницу зайца, и мы отправляли. И во Францию отправляли.

И. Виттель А давайте с вами, простите, я вас перебью, объясним нашим слушателям, и тем, кто нас видит. Всё-таки вряд ли вы сможете сейчас показать, что вы выпускаете. Я вот видел один ваш продукт, не знаю, выпускаете ли вы что-то ещё, это такие, насколько я понимаю, традиционно русские игрушки-перевертыши, которые можно перевернуть 8, по-моему, раз, поправьте меня. Разные они есть, по-моему, вы поправьте меня, в руках не держал.

К. Потемкина Ну, 4.

И. Виттель 4, но у меня с топологией плохо, я поэтому пытался понять, сколько как раз его можно перевернуть. Но это не те перевертыши, которые по лестнице, те кто в детстве видел такие.

К. Потемкина Нет.

И. Виттель Олег, наверное, помнит, да? Ставите, и по лестнице так он крутится.

О. Поваляев Да.

И. Виттель Ну хорошо, это замечательно, игрушки прекрасные, вопрос только в объеме рынка, вот для таких российских производителей.

К. Потемкина Тут, наверное, в первую очередь нужно учесть, что именно производитель производит, прошу прощения за масло масляное. Если изначально производитель решил какую-то узкую нишу взять, вот как, например, у нас. У нас и на зайчике это достаточно узкая ниша. То такой производитель и будет сидеть в узком сегменте. Если это массовые производители, более…

И. Виттель Ну, смотрите, раз вы уж упомянули масло масляное, то простите меня за такую игру слов, но хватает ли на хлеб с маслом вот таким небольшим производителям обеспечивать себя, сотрудников, и так далее.

К. Потемкина Сложный вопрос для меня всегда подобный, потому что весь вопрос в старании, и если люди достаточно активные, и товар хороший, он и будет приносить.

И. Виттель Нет, ну как. Какой, к примеру, вот объем, вот, сколько вы их продаёте, можете примерно сказать?

К. Потемкина Ну, по объемам, если честно, не буду говорить именно, сколько мы продаём, всё-таки это такая, небольшая коммерческая тайна. Но я могу сказать, что наша расчетная мощность, мы можем выпускать 4000 игрушек. К сожалению, пока загрузить полностью производство мне не получается, вот до этого количества. Ну, потому, что мне немножко сложно сейчас быть и мамой, и на производстве. Потому что у меня деток двое, а зайчики, они как двое непослушных детей, ещё в придачу. Поэтому, вот тут мне немножко сложно ответить на ваш вопрос.

И. Виттель А где вы производите?

К. Потемкина Наше производство находится в Москве, почти в центре, и…

И. Виттель И у нас есть мощности, у нас есть кадры.

К. Потемкина При желании, есть. То есть, когда у нас непосредственно приходит большой, например, объем заказов, мы сейчас, в планах у нас уйти с корпоративными клиентами. И когда у нас бывают такие заказы, а они как всегда очень большие, объемные, у нас очень быстро получается найти всё необходимое, чтобы, соответственно, большой, объемный заказ выполнить.

И. Виттель Последний вопрос, прежде чем мы прервемся на несколько минут. Скажите, пожалуйста, я знаю, что часть фурнитуры, она всё равно не российская. Что ткани там итальянские, у нас такие не найдешь, что-то тоже зарубежное. Вот в доле конкретной, уж извините за занудство, я просто всё пытаюсь понять, можно ли у нас производить, и как производить и так далее, чтобы это было полностью импортозамещение. Что вы используете?

К. Потемкина У нас идет, я бы сказала, наверное, почти 50 на 50. Из не русских у нас идут только ткань. Потому, что, к сожалению, на данный момент, я не нашла русских производителей нашей ткани, которые соответствовали бы цена/качество. И в принципе, тут, если нас всё-таки слышат хорошие производители, вы просто свяжитесь со мной, я буду счастлива сотрудничать именно с нашими российскими производителями именно по ткани. Дальше наполнители у нас русские, у нас всё остальное русское. Мы печатаем, вот если вот увидеть, да, все рисуночки, это у нас. Мы сами печатаем на ткани. Тут у нас партнеры опять же находятся в Москве. То есть, всё рядышком для того, чтобы я лично могла следить за качеством.

И. Виттель Спасибо Ксения, а мы прервемся буквально на несколько минут, потом вернемся в студию, и продолжим нашу беседу о товарах для детей, оставайтесь с нами.

НОВОСТИ.

И. Виттель Ну что же, возвращаемся в студию. Напомню, что это «Эхо Москвы», это Игорь Виттель, и программа «Культ столичности: новая промышленность». И сегодня обсуждаем товары для детей, в гостях у меня Ксения Потёмкина, Олег Поваляев, и Владимир Крикушенко. Олег, ну теперь к вам, давайте про Японию, как же вам удалось?

О. Поваляев Ну, как многие хорошие дела, они происходят достаточно случайно. Просто мы встретились где-то лет 5 назад на выставке в Лондоне на японском стенде. Нас заинтересовали очень любопытные конструкторы, которые существенно отличались вот от привычного «Лего», вот, и там был совершенно потрясающий гайд, который рассказывал обо всем этом. А потом оказалось, что это наш бывший советский подданный, работающий я японской фирме. Человек, который как раз руководил, можно сказать, и продажной политикой, так сказать вот этой серьезной организации, которая называлась «Артек». И так как мы показывали на этой выставке свой продукт, это была совершенно уникальная лаборатория, которая до сих пор является нашим хитом, это лаборатория для самых маленьких, цифровая лаборатория, которая называется «Ноураша». И коллега посмотрел.

И. Виттель «Ноу раш», или «Ноу рашенс»?

О. Поваляев «Наураша».

И. Виттель А, «Наураша»

О. Поваляев Так что, так как у нас фирма «Научные развлечения», то у нас все продукты хитовые начинаются с названия «нау».

И. Виттель Так вы лучше купите остров Науро, тогда прямо у вас будет…

О. Поваляев Это будет стопроцентное так сказать попадание, я с вами полностью согласен. Но вот немножко подкопим, и переедем туда со всем производством. У нас так цифровая лаборатория называется для старших «Наура». Самое важное, это сайт, он называется Наура, это очень приятно. И этот мультипликационный скажем так продукт, а там ключевым было то, что к датчикам прикрепляется компьютер, где все данные показываются в виде мультипликационной программы. И вот мальчика, которого зовут как раз Наураш рассказывает, детям о физике, о химии, о разных интересных вещах, и комментирует то, что происходит с этими датчиками. И вот это оказалось совершенно прорывным, с точки зрения образовательного дизайна. Потому, что это позволило делать эксперименты, очень серьезные эксперименты с самыми маленькими детишками. И вот этот продукт у нас начал работать в детском саду, это было очень прикольно.

И. Виттель В японском детском саду?

О. Поваляев Сначала в нашем детском саду, а затем, в японском детском саду.

И. Виттель А вот всё-таки некая разница в менталитетах. Потому что там, я каждый раз попадая в Японию, чувствую, что я оказываюсь на другой планете. Это абсолютно другой подход ко всему, в том числе и к образованию. Вот это не влияет?

О. Поваляев Это очень сильно влияет, и мы в это вынуждены были погрузиться, потому что нам надо было делать самим продукт на японском. То есть, мы нашли совершенно очаровательного мальчика, который озвучивал. Во-первых, голос Наураша на японском языке, это была целая, так сказать, очень интересная история. Затем наши коллеги писали книжки специально для японских школьников, для японских детей. Это была целая, я бы сказал, драма, потому что мы на протяжении двух лет создавали эти книжки с картинками, которые были бы адаптированы, так сказать, для японцев соответствующим контентом. Ну, в общем, это была очень интересная история. В конце концов, японцы сказали, что им это интересно. Что они готовы доработать их, наконец, до своего рынка. И вот уже, ну, вот, можно сказать, последние полгода, они занимаются активной рекламой этого продукта на крауфтфайндинговой платформе у себя. И сейчас, вот очень приятно, начинается японская выставка, посвященная учебному оборудованию, и там представлены наши продукты на стенде фирмы «Арт».

И. Виттель Поздравляю вас с этим. Владимир, насколько я понимаю, у вас тоже есть шанс не только догнать, но и перегнать корейских производителей. Что для этого нужно?

В. Крикушенко «Шанс всегда есть», — как говорил один известный персонаж. Мы думаем, что мы их победим обязательно, в хорошем смысле этого слова. Ну, прежде всего, чем мы отличаемся от больших корейских производителей, которые исторически на рынке интерактивного и мультимедийного оборудования присутствуют? Тем, что…

И. Виттель Тем, что вы не ассоциируетесь с мафиозными чеболями, да?

В. Крикушенко Как минимум, да. И как максимум, мы можем оперативно внедрять современные технологичные решения, которые требует рынок. А коллеги не так поворотливы в этом плане, и условно мы функциональные возможности, которые требуются в современной там системе образования, или в любой другой сфере, где применяется интерактив и ТАЧ панели сегодня востребованы, мы запускаем уже серию там в течение 3-4 месяцев, можем себе позволить. Коллеги на это тратят год-два. Я думаю, что вот это преимущество очень серьезное, и оно нам помогло по прошлому году. Потому, что действительно мы выдали решение с биометрией, ещё с рядом дополнительного функционала для различных сфер, буквально там за полугодие все их внедрили, и коллеги сейчас нас догоняют. И очень важный конечно момент, это развитие российской ЭКБ, которая собственно, мы тоже в этом участие принимаем активное, и стараемся собственные платы, собственные чипы разрабатывать для своих продуктов, и тратим на это сотни миллионов рублей. То есть, это не какие-то там копеечные вложения, для нас достаточно весомые. И сейчас вот пандемия чуть, когда была иллюзия что схлынула, так же мы общались и с коллегами из зарубежных стран, которые проявляют очень большой интерес к нашему оборудованию, особенно детская линейка. У нас тематика всё-таки детские, да, какие-то товары. У нас есть интерактивный столик, который сделан из натуральных материалов. Так и краски, так и сам там корпус мы делаем суперэкологичный, суперинтересный для европейского рынка. То, что азиатский рынок им предложить не может. Или может, но очень долго, и гораздо дороже, чем мы.

И. Виттель Спасибо, Владимир. Ксения, ну теперь вопрос то к вам, по поводу сбыта. Сети*. Используете ли вы сети, или вы как сейчас можно и принято, Инстаграм и прочие социальные сети. Сети, я имею в виду, торговые изначально, да? Или соцсети и Инстаграм. И вот смотрите, наверняка российские производители не откажутся от государственной помощи. Я знаю, что всегда у небольших производителей, всегда проблема с сетями, со входом в сети. Должно ли государство помогать хотя бы в этом, и должно ли государство ставить какие-то заградительные, если не запретительные барьеры, для конкурентов зарубежных?

К. Потемкина Ну, конечно, вот-таки маленьким производителям как мы, помощь всегда очень нужна, потому что большие сети просто так не хотят пускать малышей. Мы сейчас работаем с, если по крупным идти сетям, то это Вайлдберрис, это онлайн площадки. Сейчас будем выходить на Озон, и соответственно, конечно, свои ресурсы это Инстаграм. Это первое, с чего мы начинали, прежде чем ушли куда-то на другие площадки. И соответственно, это уже непосредственно наш оптовый партнер, который у нас покупает зайчиков, и они бегут по всей России.

И. Виттель Зайчики, это ваш единственный продукт пока?

К. Потемкина На данный момент, официально выпущенный, да. Мы готовим новинки, и скоро они уже появятся.

И. Виттель Хорошо. Олег, ну и про моду сейчас я сформулирую. Правильно, это мода для изучения динамики полета квадракопрера? По-моему, если можно, коротко. Еще одно ваше достижение.

О. Поваляев Это, как раз, тот случай, когда иногда очень хорошо кооперироваться с другими фирмами, и другим восприятием, так сказать, рынка. Кстати, может быть вам будет интересно, вот Владимир, которого вы спрашиваете, мы производим оборудование на соседних этажах. Вот, и сейчас.

И. Виттель Я так понимаю, в Технополисе «Москва».

О. Поваляев В Технополисе «Москва», да, это замечательная площадка. Я считаю, что вот одно из наших наиболее интересных новшеств, которое мы сделали в последнее время, это как раз совместный продукт, который сделан на базе панели NexTouch с прикрученным к нему достаточно интересным комплексом по изучению волновых явлений в звуке. Вот такая, довольно серьезная аппаратно-программная, скажем так, конструкция, была поставлена в несколько вот, в частности, в педагогические ВУЗы Москвы. Так что, такая интересная как раз…

И. Виттель История кооперации, при помощи московских властей. Владимир, ну и на финал расскажите, у вас вышел новый продукт, или выходит, который называется некстейзер, или некстайзер. Поправьте меня, как он правильно называется.

В. Крикушенко Некстайзер.

И. Виттель Некстайзер. Расскажите о нем пожалуйста чуть поподробнее.

В. Крикушенко Ну, это такой продукт, не совсем из нашей специализации, но вынуждены были в пандемию такое решение предложить нашему, и не только нашему рынку. Продукт следующий, как вы знаете, с пандемией в школах возникли проблемы при входе, да? Так называемый утренний фильтр, когда каждому ученику измеряли температуру, записывали эти показания в журнал, обрабатывали руки санитайзером, и ещё надо было как-то донести информацию о Ковиде и мерах, которые надо соблюдать при посещении школы. Соответственно, все это отнимало время, детей раскидывали по времени посещения, то есть одни классы в одно время приходят, какие-то позже, какие-то раньше, чтоб не создавать пробки, давки. И у нас была поставлена задача вот эту процедуру упростить до 1-2 секунд, чтобы не отвлекать педагогический состав, и они не бегали с градусниками, отлавливая учеников, и при этом чтобы всё это дело выполнялось. Поэтому, вот этот функционал объединили в одно устройство, это такой аппарат, который ставится на входе в учреждение. Оно оснащено большим экраном, на котором информация соответствующая выводится. Оснащено большим баком санитайзера, вот этой жидкости, которую мы с вами так все полюбили, наверное, за последнее время, а может быть и нет. Соответственно, работает следующим образом: ученик подходит, обрабатывает руки, подносит как обычно. В этот момент параллельно происходит измерение температуры по двум точкам на запястьях. В этот же момент камера может, есть такое согласие, было дано родителями, распознать лицо и списать этого ученика. Либо просто распознать негодяя, который решил проникнуть в школу, и его не пустить туда. Соответственно, он за секунду обработал руки, измерил температуру, прошел в школу, и всё это дело сохранилось в журнал, который потом можно всегда проверить и убедиться, что все ученики как минимум на входе были здоровы, и без температуры. Вот такое устройство.

И. Виттель На этом передача наша и подходит к концу, напомню, это «Эхо Москвы», я Игорь Виттель, программа «Культ столичности: новая промышленность». Сегодня говорили о товарах для детей, о производстве товаров для детей, и в гостях у меня были Ксения Потёмкина, генеральный директор компании «Столичные Игрушки» (бренд «МОЯ ЗАЯ»), Олег Поваляев, генеральный директор компании «Научные Развлечения», Владимир Крикушенко, генеральный директор компании «Некс-Т», она же «NexTouch». И прежде, чем попрощаться с вами, дорогие слушатели и зрители, и с гостями, хочу вам ещё раз сказать: пожалуйста, соблюдайте социальную дистанцию, берегите себя, носите маски, и главное прививайтесь, пожалуйста. Всего вам доброго.

* Террористическое сообщество «Сеть» - террористическая организация, запрещённая в России.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире