'Вопросы к интервью
17 сентября 2005
Z Не так Все выпуски

Колчаковское золото. Конец легенды


Время выхода в эфир: 17 сентября 2005, 13:10

С.БУНТМАН – Олег Будницкий, добрый день!

О.БУДНИЦКИЙ – Здравствуйте!

С.БУНТМАН – Ну вот прежде, чем мы займемся золотом Колчака, мы займемся сокровищами нашего нынешнего существования. И вот одно из этих сокровищ – все-таки очень хороший журнал, «Историк и художник», вышел 3 (5) номер – это третий за этот год, а пятый вообще. «Историк и художник» — это журнал, в котором три любопытнейшие вещи есть. Как мы можем изучать историю, например, того времени, когда было написано то или иное произведение и видение в том времени, например, вот, меня поразила в свое время «Бедная Настя» — вот разбор «Бедной Насти» как современные российско-американские такие, достаточно шаблонные представления о XIX веке. Это поразительно совершенно, как мы много узнаем о Вальтере Скотте и его представлениях об эпохе, когда мы читаем «Уэверли 60 лет спустя», такое видение, например. Вот такие вещи – вот это предмет, в основном с этой стороны, «Историк и художник». Есть еще с исторической стороны представление о художественном творчестве.

О.БУДНИЦКИЙ – Которое для меня более интересно, пожалуй, все-таки.

С.БУНТМАН – Ну хорошо, ну вот у нас составляется паззл такой. Главное, что открывается друзей… клуб журнала «Историк и художник», и открывается он во вторник, 20 сентября в 18 часов в концертном зале Дома учителя – это Пушечная улица, д. 4, сразу за рестораном «Савой», «Берлин», он был, теперь «Савой». По левой стороне, если от «Детского мира» идти вниз туда, уже к Неглинке. Ну что же. Замечательно. Вот можно будет посмотреть, послушать и войти в контакт с журналом «Историк и художник». Ну а теперь к нашему предмету, я думаю, мы обратимся. Колчаковское золото. Очень нам всегда хочется получить назад несметные богатства что императорской семьи, потом золото коммунистической партии, в промежутках золото, которое туда-сюда ездило в эшелонах, поездах и куда-то пропадало. На этот счет существует множество теорий, может быть, иллюзий, и такое вот кладоискательство, оно сродни поискам кораблей с сокровищами, наверное, все-таки. Вот что у нас здесь вот? Колчаковское золото – один из ключевых моментов, наверное, все-таки, этих поисков.

О.БУДНИЦКИЙ – Безусловно, и я бы сказал, что легенда о колчаковском золоте, наверное, наиболее живуча. Вот некоторое время назад, по случаю какого-то колчаковского юбилея или даты – кажется, прискорбная дата расстрела Колчака – по каналу НТВ об этом сообщили, и о чем стали говорить? О колчаковском золоте. И вот этот самый диктор, не моргнув глазом, заявляет, что большая часть колчаковского золота делась неизвестно куда, судьба его неизвестна. Я вот думаю, кто ж, мил человек, кто ж тебе писал-то вообще этот текст?

С.БУНТМАН – Ну, это общими усилиями из разных источников…

О.БУДНИЦКИЙ – Да…

С.БУНТМАН – Вот, к сожалению, часто бывает по поверхности и такая, общее распространенное место иногда мы выдаем.

О.БУДНИЦКИЙ – Да, вот снять бы этому писателю штаны, да выдрать вообще.

С.БУНТМАН – Ну что так жестоко, ну что же!

О.БУДНИЦКИЙ – Нет, ну, жестоко потому, что как раз судьба-то большей части всем хорошо известна. Ведь около двух третей колчаковского золота вернулось в подвалы российского Госбанка. Так попало в руки большевиков опять.

С.БУНТМАН – Это про это «Золотой эшелон» фильм?

О.БУДНИЦКИЙ – Ну, «Золотой эшелон» вообще не о том. Он вообще не о том, поэтому… ну, не о том написано множество – и повести были какие-то советские, и в Англии роман вышел Брайана Гарфилда, «Колчаковское золото», так называется. И там страсти такие! – и какая-то шахта в Сибири, как водится, и борьба ЦРУ и КГБ вокруг этого колчаковского золота и т.д. и т.п. И если говорить о легендах, то их, как бы, две. Одна – это то, что золото где-то на дне шахты золотой лежит, спрятанная в Сибири, и кладоискатели не одного поколения его уже разыскивают. И вторая легенда – то, что несметные золотые запасы лежат где-то в подвалах японских, английских, американских и еще бог знает каких банков. Там наросли немерянные проценты, если мы это все получим обратно, то уже никому из нас в этой жизни не придется никогда пальцем пошевелить для зарабатывания на хлеб насущный, ибо о нас позаботился Колчак. Вот, супостаты уворовали золото и теперь вот никак нам жизни не дают. Ну, что на самом деле? На самом деле начнем, наверное, от печки, чтобы понять, что такое колчаковское золото, и сколько его было.

С.БУНТМАН – И откуда оно взялось.

О.БУДНИЦКИЙ – Да.

С.БУНТМАН – Не Колчак ведь намыл.

О.БУДНИЦКИЙ – Конечно. Это часть золотого запаса Российской империи, которая была от греха подальше отправлена из столицы в Поволжье. Я не буду в деталях рассказывать весь этот путь, как она из Самары, куда кочевала. Так или иначе, оказалась она в Казани, где была в августе 18 года захвачена каппелевцами. В то время это были войска Комуча – Комитета членов Учредительного собрания. Потом золото было по Волге отправлено дальше, оказалось в Уфе, потом из Уфы в Челябинске, и где в Челябинске его просто украл будущий колчаковский министр финансов Иван Михайлов по кличке Ванька Каин. И, в конце концов, золото оказалось в Омске.

С.БУНТМАН – Не украл, а реквизировал в пользу народного правительства.

О.БУДНИЦКИЙ – Сколько же его… Ну, во всяком случае, когда пришли, там, как бы, пересчитывать что-то – раз, и эшелона нет. Значит, вот он оказался в итоге в Омске.

С.БУНТМАН – Угнали!

О.БУДНИЦКИЙ – И самое интересное… вот так оно стало колчаковским. Это было около половины золотого запаса России в то время. И Колчак длительное время золото трогать категорически запрещал, потому что это общенациональное достояние, и когда соберется собрание Учредительное, тогда решит многие вопросы, в том числе, что делать с золотом. Но деньги были остро нужны, валюты практически не было. Существует такой миф в советской историографии о такой, колоссальной помощи иностранцев белогвардейцам. Это миф. Помощь была, конечно, но она никогда не была достаточной, и она крайне редко была бескорыстной.

С.БУНТМАН – Вот как интересно, вот помощь белогвардейцам Антанты преувеличивают всегда, а тенденция, например, помощь, полученная во Второй мировой войне по лендлизу, преуменьшают.

О.БУДНИЦКИЙ – Преуменьшают, да. Да, тогда была реально большая помощь, и, в общем, действительно, безвозмездная. Но это лендлиз. Так. Значит, так вот, потом, когда выяснилось, что без денег и воевать невозможно, и нужно, приходится трогать золото, его, наконец, вскрыли, пересчитали. И что обнаружилось? Золота оказалось в наличии – привожу точные цифры – на 651 532 117 рублей 86 копеек.

С.БУНТМАН – Это много?

О.БУДНИЦКИЙ – Так, значит, а именно: российской монеты золотой на 514 и, округляю цифры, опять-таки, на 514 с лишним млн., иностранной золотой монеты на 40,5 млн., слитков золотых на 95 млн., золото полосами на 529 тыс. рублей, и кружками на 525 тыс. рублей золотом. Физически это были, по тому исчислению, 30 653 пуда, или, по нашим меркам нынешним, 490 тонн, 448 кг золота в монете и слитках. Что такое золотой рубль – теперь это, наверное, мало кто понимает, тогдашний золотой рубль. Это было… 1 рубль – это было пол доллара или одна йена, или десятая часть фунта стерлинга. Т.е. 10 золотых рублей – это фунт стерлингов, 2 золотых рубля – 1 доллар. Соответственно, в долларах, более нам теперь понятных, это было 332 915 тыс. долларов и 653 доллара. Что с этим золотом стало потом, и откуда, вот, возникли эти самые легенды? Большая часть, после падения Колчака и ареста адмирала – а он пытался уйти от большевиков вместе с этим самым золотым эшелоном – попала обратно в руки к большевикам. Это было 409 600 тыс. золотых рублей. Вот разница между этим и есть та часть золота, которая, как бы, считается пропавшей. На самом деле, конечно, ничего не пропало, а известно довольно точно, куда это золото делось. То, что осталось в России. Значит, 43,5 млн. золота, на 43,5 золотых рублей, оказались в руках атамана Семенова, который просто захватил это золото, когда его транспортировали из Омска во Владивосток – а ведь продавать золото можно было только через Владивосток Колчаку, больше ниоткуда. И если бы золото не попало во Владивосток, то его просто физически нельзя было бы продать никаким иностранцам или отправить куда-нибудь в залог под кредиты, под получение вооружения и других необходимых предметов. Атаман Семенов его просто захватил в октябре 19 года, и потратил на содержание своего воинства и другие нужды. Еще золото на 780 тыс. рублей украли. Украл неизвестно кто. Произошло это…

С.БУНТМАН – Вот, вот – неизвестно кто.

О.БУДНИЦКИЙ – Произошло это, значит, в ночь с 11 на 12 января 1920 года, обнаружилось на станции Тыреть. Вот такое интересное название.

С.БУНТМАН – Соответствует, да.

О.БУДНИЦКИЙ – Это 13 ящиков золота. Существует такое мнение, что золото украли чехи, которые охраняли этот самый золотой эшелон, и что впоследствии, вот, вроде бы, на эти деньги и основан был «Легио-банк» в Праге. Ну, первое – на такие деньги, вообще-то, крупный банк все-таки основать сложно. Конечно, эти 780 тыс. золотых рублей или 390 тыс. долларов по тем временам деньги не маленькие, да?

С.БУНТМАН – Ну, вообще да.

О.БУДНИЦКИЙ – И надо это умножить, там, раз в 10, по меньшей мере, по нашим современным понятиям. Но тем не менее, это не те суммы. Во-вторых, ничем не доказано, что эти чехи оказались на руку не чисты. Во всяком случае, охрану вагона, откуда исчезли ящики, с той стороны, где была обнаружена срезанная пломба, несли исключительно русские часовые. И мы знаем точно, когда кто заступил, и их фамилии: Унжаков, Журавлев, Ушков, Макрушин, Козлов, Поляков и Жуков, которые одновременно, вместе с директором Госбанка, Казарновским, обнаружили вот эту самую срезанную пломбу, вскрыли вагон, пересчитали – из 200 ящиков не хватает 13. Вот это действительно неизвестная часть, но я не думаю, что поиски вот этого золота имеют смысл. И потому что не так уж мы обогатимся, если его найдем, и во-вторых, самое главное, думаю, что нигде оно не спрятано, а скорее всего, воры его как-то там потратили на свои нужды. Кто они были, думаю, что мы никогда не узнаем. А вот остальная часть была отправлена, в той или иной форме, за границу. Всего во Владивосток, откуда шли продажи, было доставлено золота почти на 198 млн. рублей золотом. Если быть точным, 197 994 721 рубль, не считая копеек. Часть этого золота продали. Причем, кстати говоря, продать было не так просто. Потому что нужно было найти покупателя. Ведь золото государственное, да? Так, и его купить без гарантии и разрешения собственного правительства не решился бы ни один банк заграничный. Ведь потом восстановится власть в России, и можно просто попасть в очень некрасивую историю – потерять не только деловую репутацию, но просто обанкротиться. И руководителю иностранного отделения кредитной канцелярии колчаковского Минфина, Александру Александровичу Никольскому, стоило больших трудов продать первую партию золота, 125, по другим данным, 126 пудов, и покупателем выступил французский банк, Французский индустриальный китайский банк – вот так он назывался. Заплатили за это золото 8 млн. франков. Условия были не блестящими, признался сам продавец, но чрезвычайно важно было создать прецедент, и министр финансов поздравил его с этим успехом. А дальше пошло-поехало. И золото продавали отнюдь не за бесценок, как некоторые думают и пишут. Вовсе нет, иногда продавали гораздо дороже, чем оно стоило. Во Владивостоке возникла уникальная ситуация. Дело в том, что в России до революции была запрещена деятельность иностранных банков. В России действовал один иностранный банк, это был Лионский кредит. Понятно почему, Франция была главным кредитором, главным союзником – было разрешено. Незадолго до революции разрешили деятельность National City Bank of New York, вот, который до сих пор существует успешно, американского банка, поскольку хотели…

С.БУНТМАН – Ну, Лионский кредит тоже существует.

О.БУДНИЦКИЙ – Да, да.

С.БУНТМАН – Он, по-моему, в Москве чуть ли не снова вселился к себе, такое ощущение. На углу Кузнецкого моста, красивое здание.

О.БУДНИЦКИЙ – Да. Вот, и американскому банку разрешили деятельность, понятно тоже, почему – хотели получить кредит у американцев, там были главные финансовые ресурсы, и американцы в течение всей войны, пока не вступили в нее, никаких кредитов России практически не давали – там копейки были.

С.БУНТМАН – Да.

О.БУДНИЦКИЙ – Так. А во Владивостоке, в условиях такой анархии, полувластия быстренько возникли отделения иностранных банков. Понятно почему – можно было заработать. Там было по меньшей мере 8 иностранных банков, в том числе, британский, французский, японский, самые разные. И между ними возникла конкуренция за, вот, покупку золота. Однажды Никольский, он приводит в своих мемуарах неопубликованных весьма забавный эпизод. Он пришел в японский банк, с которым шли переговоры о покупке золота и говорит: «Ну, вот вы или покупаете за такую цену, или я продам французам, которые предлагают вот столько-то». А Никольский знал, что японцы очень плохо считают в уме. Была такая особенность – они очень быстро считали на тогдашних компьютерах – на счетах деревянных – с колоссальной скоростью, а в уме почему-то считали плохо. Не знаю, наверное, не обучали их этому в школе. И значит, директор этого банка, он не успел сложить, сколько же он платит, и сказал: «Беру». И заплатил за золото гораздо дороже, чем оно стоило на самом деле. И, в общем-то, в среднем продажи золота, они осуществлялись по ценам мирового рынка или даже выше. Так что на этом колчаковские финансисты ничего особенно не потеряли.

С.БУНТМАН – Т.е. еще раз подчеркнем – это была продажа.

О.БУДНИЦКИЙ – Продажа.

С.БУНТМАН – Это именно продажа золота…

О.БУДНИЦКИЙ – Это то, что навсегда, да.

С.БУНТМАН – А не передача золота на какое-то хранение, или что-то…

О.БУДНИЦКИЙ – Нет, на хранение вообще ничего не передавали. Значит, с мая по сентябрь 19 года французам, англичанам и японцам было продано 3 232 пуда золота – напомню, что пуд –

это 16 кг – на общую сумму – я перехожу уже на доллары – 35 186 145 долларов. Это то, что продано навсегда. Значит, ну, само понятие продажа – оно предполагает, что это не на время. Еще 6 002 пуда на сумму 65 342 940 долларов было депонировано в различных зарубежных банках как гарантия под кредит. Поскольку колчаковское правительство не было никем признано, и гарантии правительственные ничего не значили, то кредиты, конечно, давались на очень невыгодных условиях. Т.е. доллар в доллар, йена в йену, фунт в фунт. Сколько, на какую сумму золота отправлялось, на такую и выдался заем. Вообще-то это была, конечно, скрытая форма продажи, потому что…

С.БУНТМАН – Ну это да, это фактически продажа.

О.БУДНИЦКИЙ – Потому что на самом деле были очень немного шансов, что эти займы будут погашены в обозримом будущем, тем более колчаковским правительством. Но тем не менее, надежда такая существовала, что это золото будет выкуплено обратно. Ибо возврат кредитов, по существу, означал обратный выкуп, поскольку, повторяю еще раз, была один в один, плюс еще сверху проценты банков за обслуживание, за все вот эти вот операции и т.д. и т.п., т.е. фактически даже несколько дешевле это получалось. Очень нелегко было эти кредиты получить тоже. И переговоры велись на самом высоком уровне. Например, когда шли переговоры о займе у синдиката англо-американских банков, то вели переговоры бывший министр финансов царского правительства Барк Петр Львович, Коновалов Александр Иванович, министр торговли и промышленности Временного правительства, и другие известные финансисты и политические деятели. Это было непросто, и, кстати говоря, вот этот самый крупный кредит был согласован только 10 октября 19 года незадолго до падения правительства Колчака. Было две наиболее крупные вот такие кредитные операции. Это у японских банков, под кредит в 30 млн. йен, было отправлено золота в Японию на 16 330 291 доллар. И под заем у синдиката англо-американских банков было отправлено за границу – это конкретно банки «Беринг брозерс», знаменитый банк, который был банкам Российской, можно сказать, империи дружественен на протяжении двух столетий, и американский банк «Киддер Пибоди энд Ко». Под заем у этого синдиката было отправлено за границу золота на 46 835 277 долларов. Наконец, были депонированы в США под покупку винтовок и пулеметов 2 177 372 доллара. Вот это та часть, которая оказалась за границей.

С.БУНТМАН – Сейчас мы здесь приостановимся, потому что у нас новости будут, и два выяснения. Вот Александр запутался в пудах, золотых рублях и т.д. – «нельзя ли попросить называть суммы в тоннах». Называли! Называем, Александр, все переводили, так что Вы как-то не проследили. Юрий говорит: «какая жалость, никакой романтики». Дальше вот есть вопросы, которые стоит рассмотреть очень серьезно – что такое эта продажа, зачем это было нужно и т.д. Одно я хочу сказать Андрею из Санкт-Петербурга, который возмутился тем, что лендлиз – безвозмездная помощь, и поэтому он перестает верить вообще всяким словам, потому что он считает, что это не так. Лендлиз – это предоставление, т.е. за него не надо было платить. То, что оставалось, надо было отдавать, и это тут же прессовали и увозили в виде лома – очень много техники. Но то, что пропало, т.е. было уничтожено во время боев, никто компенсировать, ни требовать и не собирался, т.е. ничего за это не платили. Вот в чем… это предоставление в пользование. А то, что осталось – это…

О.БУДНИЦКИЙ – Ну, отчасти слушатель прав, потому что должны были быть какие-то расчеты произведены после войны. Но в конечном счете все это было списано…

С.БУНТМАН – Ну, там отдавали, что-то списывали и т.д.

О.БУДНИЦКИЙ – Конечно, конечно.

С.БУНТМАН – Во всяком случае, это не продажа, скажем, там, за хлеб, за нефть…

О.БУДНИЦКИЙ – Но за это ничего не платили.

С.БУНТМАН – Вот в этом есть нюанс. Так что давайте не будем здесь спорить. Краткие новости, потом итоги игры, и мы продолжим.

НОВОСТИ

С.БУНТМАН – А теперь мы возвращаемся к золоту. Вот скажите, пожалуйста, вот здесь очень важная вещь: а почему нужно было обменивать, ну, скажем, продавать золото и получать деньги, а не получать сразу необходимое вооружение. Вот Александр Владимирович спрашивает, чего же тогда армия была раздета, разута у Колчака практически? Вот как-то для чего, собственно, нужно было не золото, а вот деньги.

О.БУДНИЦКИЙ – Ну, как это?

С.БУНТМАН – Ну, я понимаю, да. Я понимаю, почему нельзя было золото…

О.БУДНИЦКИЙ – Вообще-то производили вооружение частные фирмы, которые принимали деньги в качестве оплаты. Потом уже…

С.БУНТМАН – Т.е. надо было… Сначала банки.

О.БУДНИЦКИЙ – Конечно. Ну, элементарный экономический механизм. Крупные банки покупают крупную партию золота или выделяют кредит под гарантию обеспечения золотом.

С.БУНТМАН – А потом покупают…

О.БУДНИЦКИЙ – А потом, конечно. Да, конечно.

С.БУНТМАН – А было ли то «потом», на что-то были потрачены эти деньги?

О.БУДНИЦКИЙ – Еще как. И вот тут мы вступаем как раз в эту самую полосу неизведанного, неизвестного и на пути чего и произрастали всяческие легенды. Чтобы вы представили себе ситуацию: правительство на грани краха. У правительства огромные деньги за границей. Совершенно понятно: как только оно падет, эти деньги будут секвестрованы правительствами тех стран, в чьих банках они находятся, будь то частные и какие угодно. И что делать в этой ситуации министру финансов? Министром финансов Колчака последним был Павел Афанасьевич Бурышкин. Тот самый Московский купеческий банк, который выпустил впоследствии мемуары известные «Москва купеческая». И Бурышкин принимает решение, видимо, единственно возможное в этой ситуации, перевести деньги гигантские и в значительной степени еще не потраченные на личные счета финансовых агентов за границей. Финансовый агент – это атташе, по-современному. И выбирает для этой цели трех человек. Вот я называю их имена. Это – Конрад Евгеньевич фон Замен, Великобритания; это — Сергей Антонович Угет, США; это — Карл Карлович Миллер, Япония. Почему они? Некоторых из них Бурышкин лично не знал. Он руководствовался такими принципами: эти люди должны были быть связаны с финансовым ведомством дореволюционным, т.е. пользоваться соответствующим доверием и репутацией. Во-вторых, они должны пользоваться доверием и репутацией в тех странах, в которых они находятся. В-третьих, они не должны быть связаны с министерством финансов Колчака, чтобы не было мысли о злоупотреблениях. И последнее: они должны трезво оценивать положение в России и быть связанными с белым движением. Вот такой был критерий. И на их личные счета перевели эти самые гигантские деньги. Потому что, то, что можно забрать у государства как бы, нельзя забрать у частного человека.

С.БУНТМАН – Они были переведены? Есть документальные подтверждения этому?

О.БУДНИЦКИЙ – Да. Есть телеграмма Бурышкина, она опубликована. Я нашел еще ее оригинал на французском языке в архивах американских. И вот известно, что эти деньги перевели. Значит, колчаковское правительство пало, колчаковские архивы были захвачены Красной армией. И сведения о том, что происходило в Минфине Колчака, и в том числе в кредитной канцелярии, в иностранном отделе оказались в руках большевиков. Сведения на 8 июля 1920 года. Вот это все, последняя точка, до которой в СССР, в России было известно, что стало с деньгами, сколько их осталось, где они, у кого. И в мае 1922 года на Генуэзской конференции советская делегация распространила меморандум специальный с претензиями к правительствам тех стран, где эти агенты были и на чьих счетах эти средства оказались. Не всегда можно было прочесть, вот в «Документах внешней политики СССР» это было опубликовано. Эти претензии… у Миллера в Токио там говорилось: йен – 6 миллионов 600 тысяч, долларов — 170 тысяч, франков -724 тысячи, фунтов стерлингов – 25 тысяч, мексиканских долларов – 450 тысяч и т.д. и т.д. У Замена в Лондоне – 606 фунтов стерлингов, в Париже – 21 млн. франков и т.д.

С.БУНТМАН – 606 тысяч фунтов стерлингов?

О.БУДНИЦКИЙ – 606 тысяч, да, фунтов стерлингов и 21 млн. франков. У Угеда в Нью-Йорке 22, 5 млн. американских долларов и т.д. и т.п. И были предъявлены претензии вот на сумму, по меньшей мере, 60 млн. золотых рублей, которые необходимо было вернуть. Было понятно, что это спекуляция. В каком смысле? Ну, ясное дело, что деньги эти остаться в том же виде и в той же сумме не могли. Ведь шла гражданская война, были войска генерала Деникина, потом Врангеля, была русская эмиграция, дипломатическое движение за рубежом. Было понятно, что эти деньги тратились. Но кем, как, когда? Неизвестно. Отсюда и легенда о золотых слитках, которые где-то там лежат, на которые нарастают проценты, которые уже измеряются сотнями миллиардов или триллионами. Когда в 45 году был захвачен Советской армией Пражский архив эмигрантский и перевезен в тогдашний центральный Госархив Октябрьской революции, то там никаких документов финансовых на эту тему не оказалось. Понятно почему: это ведь тайная тайна была дипломатии. И вот мне попалось письмо Бориса Александровича Бахметьева, бывшего российского посла в Вашингтоне, лично причастного ко всем финансовым операциям и через которого проходили наиболее крупные суммы заграничные в России, к Ксении Деникиной, вдове генерала Деникина, которая работала в Колумбийском университете и в частности, занималась сбором архива белого движения. Дочь министра финансов Деникина и Врангеля Михаила Владимировича Бернацкого предложила его архив вот Колумбийскому университету. Бахметьев возражал против его приобретения.

С.БУНТМАН – Почему?

О.БУДНИЦКИЙ – Он говорил, что это никому неинтересно, там служебные бумаги и вообще, если это когда-нибудь попадется на глаза большевикам, то ничего кроме скандала и неприятностей из этого не получится. И если даже эти бумаги будут приобретены, то к ним никого пускать нельзя 50 лет, — писал Бахметьев. Вот через 50 лет я и пришел в бахметьевский архив Колумбийского университета и увидел там надпись, что выдается только с разрешения куратора архива. Спросил я разрешения у Татьяны Геннадиевны Чеботаревой, куратора архива, и получил его. И залез в эти самые святая святых. Это не только, конечно, архив Бернацкого, где обнаружил эти сведения, на которых основывается эта передача, на которых основываются мои публикации на эту тему. Я смотрел и архивы русского посольства в Вашингтоне, и русского посольства в Париже, и архивы дипломатические в Гуверовском институте Совета российских послов в Париже, о котором буду еще говорить впоследствии. И позже расскажу, где я обнаружил саму финальную часть всего этого, и на основании чего могу довести это повествование до 1957 года, — до этого времени, по меньшей мере, тянется история колчаковского золота. Но пока что вот о том, что получилось, и что сделали с этими деньгами финансовые агенты. Конечно, никто из них ничего не украл, как пишут некоторые наши историки, полагая, видимо, что если у человека оказались большие деньги, то немедленно сопрут, да?

С.БУНТМАН – Не может не.

О.БУДНИЦКИЙ – Да. Не может не. Ничего не сперли. Люди были, — правильно вычислил их Бурышкин, люди были проверенные, порядочные и вели себя соответствующим образом. Например, Замен перевел деньги на свои счета и тут же представил отчет российским дипломатам в Париже, поскольку в то время никаких других старших начальников он не обнаружил. И вот этот отчет Замена я и нашел среди бумаг Бернацкого. Отчет совершенно потрясающий. Вот требовали с Замена 606 тысяч фунтов стерлингов, их на самом деле оказалось 616. Эта разница, перевели, больше золота вывезли случайно. Хитроумный Замен их продал за 800 тысяч, на самом деле, воспользовался конъюнктурой и пошел к братьям Берингам советоваться. Что делать? Вот только что говорили о займе колоссальном с «Братьев Беринг» и «Киддер Пибоди энд ко». 3 млн. фунтов стерлингов заняли братья Беринги, «Киддер Пибоди энд ко» — 22,5 млн. долларов. Вот распоряжение о займе на 3 млн. фунтов плюс он продал золота еще на 800 тысяч фунтов стерлингов, гигантские деньги, т.е. умножьте на 5 – столько получится миллионов долларов. Или умножьте на 10 – столько получится миллионов золотых рублей. И что делает Замен? Идет советоваться с Берингами. Те говорят: держать деньги в Англии опасно на счетах. И Замен их переводит в самые разные банки. В банк братьев Гоппе в Амстердаме – 500 млн. фунтов стерлингов, в банк Филиппсон в Брюсселе. Часть – 200 тысяч фунтов стерлингов отправляет в турецкий банк, «Bank of Turkey», в распоряжение правительства генерала Деникина и делает еще множество тому подобных операций. Из этих денег, которые он прятал по разным углам, в датские кроны перевел часть, держал в банке в Копенгагене. Что из этих денег пропало? Пропали остатки денег, которые были во Франции, полученные за продажу золота. Французское правительство… Они были на счету номинально Артура Рафаловича, финансового агента российского многолетнего в Париже, доверенного лица графа Витте еще министра финансов. Ими, тем не менее, распоряжался Замен. Там было 15 млн. франков, потом еще 6 млн. франков. Французское правительство наложило лапу на эти деньги. Оно считало, что Россия должна, правительства все рухнули, Россия осталась гигантские деньги Франции должна, и эти деньги просто конфисковали. Пропали около 5 млн. франков, переведенные на счет известного предпринимателя инженера Кузнецова. Он должен был закупать обмундирование для армии Деникина, но пустился в какие-то операции, думал, что он как-то и обмундирование приобретет, и капитал…

С.БУНТМАН – Деньги прокрутит.

О.БУДНИЦКИЙ – Да. Все это, в общем, у него рухнуло. Деньги эти тоже пропали. Но это незначительные суммы, по сравнению с тем, что все-таки удалось сохранить. Но поскольку франк в то время был слабый, когда мы говорили: миллионы франков, франк в то время шел примерно 45-46 франков за 1 фунт. Вот. Остальное удалось сохранить и потратить. Просто можно рассказать о деталях, как это все тратилось.

С.БУНТМАН – Да, да, да.

О.БУДНИЦКИЙ – Тратилось это на содержание дипломатических учреждений за границей и тут интереснейшие счета есть в самых разных валютах: там драхмы, динары, все, что хотите. Потратил он примерно полмиллиона и на помощь беженцам русским за рубежом, и на поддержку российских благотворительных учреждений Земгор – Земский союз городской и Красный Крест. Так. Примерно полмиллиона фунтов стерлингов на это потратили. В итоге у Замена осталось в распоряжении миллион где-то 700 тысяч фунтов стерлингов. Тут образовался Врангель, и львиная доля всех этих денег ушла на закупку вооружений, угля и многих тому подобных вещей для армии Врангеля. К январю 21 года у Замена осталось около 180 тысяч фунтов стерлингов, остальное пошло вот на Врангеля. Причем большая часть этой суммы была связана, т.е. он кому-то сделал заказы в Великобритании и вынужден был впоследствии их оплатить, а потом уже это как-то продавать. Но это уже делал не он, а другие люди. Замен ушел в отставку и занялся частным бизнесом, стал служить в одном из банков, Русском банке в Лондоне, о котором я, видимо, расскажу уже в следующей…

С.БУНТМАН – В следующей уже, наверное, да.

О.БУДНИЦКИЙ – Так. Еще одна крупная сумма, колоссальная сумма оказалась в распоряжении Угета и Бахметьева. Без Бахметьева Угет ничего не решал. Условия кредита были таковы: 23 этих денег должны были быть потрачены на заказы в Соединенных Штатах Америки. И они были там потрачены. Треть была свободна. На что их потратили? Мы это тоже все теперь знаем. Я нашел ведомость, представленную Угетом министру финансов Врангеля Бернацкому, в которой совершенно четко, вплоть до цента рассказано, куда пошли эти деньги. Самая крупная часть пошла на покупку патронов у «Western cartridge corporation» — 100 миллионов ружейных патронов. За это заплатили 3 млн. 58 тысяч 50 долларов. 2 млн. 47 тысяч 558 долларов пошли на оплату долга «National City Bank of New York», кредитовавшего покупку винтовок завода Ремингтон. Американскому правительству, кроме того, было заплачено в два приема за 268 тысяч винтовок и 15 миллионов ружейных патронов миллион 115 тысяч долларов и миллион 672 тысячи долларов и т.д., и т.п. Есть самая маленькая учтенная выплата это 51 цент: за перевод 12 тысяч долларов. Самой бесполезной тратой оказались деньги, заплаченные за изготовление новых банкнот для России 855 тысяч долларов.

С.БУНТМАН – О, Господи! И это всерьез делали, да? Что… Эта задача всерьез стояла, изготовление новых банкнот, да?

О.БУДНИЦКИЙ – Конечно, конечно. Это была важнейшая… Вот понимаете, у нас мифологизирована история гражданской войны, в том числе причины поражения белого движения. Одна из них: то, что не смогли создать устойчивой валюты, притом, что рыночные отношения сохранялись. Одна из самых безумных роковых затей вот этого Ваньки Каина – Ивана Михайлова была финансовая реформа в Сибири. Выпустили новые деньги – сибирки. Значит, сибирки были таковы, что когда вот выдавалась пачка денег в виде, там, зарплаты, скажем, то они были разного цвета, многие из них и на некоторых были ошибки в надписях. И как отличали там фальшивые деньги в Сибири? Они всегда были лучшего качества, чем печатавшиеся в государственной типографии. И это был страшный удар, вообще, по всему: по авторитету правительства, по экономике, по чему хотите. И в Америке заказали деньги. Заплатили за них почти миллион долларов. И потом этот самый Угет, держали их на складе в Нью-Йорке. И Угет платил за аренду склада, за содержание всего этого, лет 5 выплачивали деньги, немаленькие деньги, потом их сожгли просто, чтобы избавиться от аренды складского помещения. Ну, вот тратилось не только на такие крупные вещи. Тратилось на содержание русского информационного бюро в Нью-Йорке — 46 тысяч долларов. Это была такая пропагандистская организация, обслуживавшая белое движение. На содержание, например, православной епархии в Южной Америке потратили 11 тысяч 214 долларов. На поддержание православных приходов. Или на содержание российского государственного контроля в США – 35 тысяч долларов. Ну, там ведь было, кроме этих денег еще было огромное количество имущества. Но это отдельный сюжет, там на октябрь 17 года было 500 тысяч тонн имущества, уже закупленного. И там был госконтроль, отделение, которое контролировало все эти вещи. Это же гигантские деньги проходили. И посольство считало необходимым содержать контроль, чтобы этот контроль его же, посольство контролировал. Вот такая была публика. И когда объявился Врангель, врангелевское правительство, то у российских дипломатов и финансистов в Америке было уже не так много денег, но, тем не менее, кое-что было. Но была ведь масса заказов и долгов. Что делает тогда хитроумный Угет? Он специальный счет организует: резервный счет «Fond reserves», и проводит не в кассовых книгах посольства официальных, а в таких… в такой специальной книге как бы секретной. Вот ваш покорный слуга эту книгу держал в руках и сделал ксерокопии. Кстати говоря, картинка этих счетов посольства, это надо видеть. Таким каллиграфическим почерком десятки счетов. По-моему, заведены были, чтобы только запутать, запутать кредиторов. Что там куда шло, это, в общем, разобраться достаточно сложно и мне пришлось провести там не один десяток часов, чтобы понять схемы движения денег. Вот на этот самый секретный счет было поставлено, как мне тогда говорили, 7 миллионов 171 тысяча 2 доллара 30 центов. Это вот то, что происходило из этого самого колчаковского золота. И когда этот закрыли счет. Это произошло уже в июле 21 года, но основные траты были до конца 20-го, то выяснилось, что потратили с этого счета, перечислили на Врангеля в основном и на другие нужды 5 млн. 391 тыс. 197 долларов 76 центов. Кое-что еще оставалось, но как это уже тратилось после окончания гражданской войны, я скажу в другой раз.

С.БУНТМАН – Да. Ну, сейчас можно подвести предварительный итог. Очень важно подвести. Значит, было золото. Золото, большая часть была продана все-таки. Была под кредиты…

О.БУДНИЦКИЙ – Большая часть была отправлена под кредиты.

С.БУНТМАН – Под кредиты?

О.БУДНИЦКИЙ – Ну, фактически, да.

С.БУНТМАН – Часть продана, а часть отправлена под кредиты.

О.БУДНИЦКИЙ – Да.

С.БУНТМАН – Всю вот гражданскую войну это тратилось на многие цели, в том числе и на поддержание такого, параллельно существующего российского государства, судя по всему?

О.БУДНИЦКИЙ – Да, совершенно верно. Да. Параллельная Россия. Да.

С.БУНТМАН – Параллельная Россия, которая требовала тоже каких-то вложений.

О.БУДНИЦКИЙ – И немалых.

С.БУНТМАН – Да. И немалых. И на это ушла достаточно серьезная часть денег.

О.БУДНИЦКИЙ – Да. Но главные деньги, основная часть ушла, конечно, во время гражданской войны. Но кое-что осталось, и это мы говорим о нескольких миллионах долларов. Так. Вот как это тратилось, на что, кем, в какие сроки, — вот это настоящая детективная история и вот эти… потому что это уже скрывали и от стран пребывания. Да? Поскольку всем были должны. И от большевистских агентов, потому что боялись, что найдут, и даже от основной массы эмиграции, потому что денег мало.

С.БУНТМАН – А всем нужно.

О.БУДНИЦКИЙ – Всем нужно. И поэтому кто-то должен принимать решения.

С.БУНТМАН – Хорошо.

О.БУДНИЦКИЙ – Вот это и…

С.БУНТМАН – Это следующая у нас уже программа будет.

О.БУДНИЦКИЙ – Ну, что ж, тогда в следующий раз.

С.БУНТМАН – Хорошо. Ну, что ж, Олег Будницкий, колчаковское золото. Вот так вот у нас, постепенно мы подходим к концу легенды.



Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире