'Вопросы к интервью
15 марта 2015
Z Не так Все выпуски

Процесс Веры Засулич


Время выхода в эфир: 15 марта 2015, 12:10

Всеволод Бойко 12 часов и 10 минут в столице. Это значит, что в свои права вступает программа «Не так». В студии Всеволод Бойко. Пока Сергей Бунтман отлучился по делам, я буду в меру сил, возможностей и развития интеллекта буду его подменять. Историк Алексей Кузнецов с нами в студии…

Алексей Кузнецов Добрый день!

В. Бойко … по традиции. Здравствуйте! И сегодня по выбору наших слушателей мы говорим о деле Веры Засулич. Чрезвычайно не то, что интересное, не то, что противоречивое, не то, что нашумевшее, а просто не поддающееся пониманию некоторых ныне действующих юристов дело. Дело, которое в эпоху Александра III, в эпоху бомбистов, в эпоху политических убийств и политических в том числе процессов стоит особняком по причине оправдания собственно обвиняемой.

А. Кузнецов Ну, да. Это эпоха Александра II. Значит, действительно даже иногда говорят, что это 1-е политическое покушение, хотя, безусловно, это не первое, но оно первое, которое приобрело такой резонанс и, наверное, действительно повлияло, об этом собственно писали многие из тех, кто эту эпоху пережил, та же Вера Николаевна Фигнер, о том, что на них повлиял вот этот выстрел Засулич очень здорово. И действительно подтверждая то, что Вы сказали, вот я могу процитировать современника событий, человека крайне консервативных, я бы сказал, реакционных взглядов, князя Мещерского, который сразу после процесса сказал: «Оправдание Засулич происходило как будто в каком-то ужасном, кошмарном мне. Никто не мог понять, как могло состояться в зале суда самодержавной империи такое страшное глумление над государственными высшими слугами и столь наглое торжество крамолы». Вот мы собственно сегодня постараемся разобраться, как могло…

В. Бойко С наглым торжеством крамолы.

А. Кузнецов С наглым торжеством крамолы в суде самодержавной империи. Действительно совершенно необычное дело. И действительно, наверное, оно оказалось… Хотя многие его участники предчувствовали, что оно будет необычным, но, наверное-то, исход вот в том виде, в котором он состоялся, он оказался неожиданным. Это дело очень здорово обросло мифами. И вплоть до того, что какие-то маленькие ошибочки, там детальки повторяются из одной публикации в другую. Но самый главный миф – это то, что это была борьба либералов с консерваторами, и победили либералы. На самом деле в большей степени это была борьба за справедливый суд. Надо напомнить, что прошло 10 с небольшим лет, как были приняты новые судебные уставы в 64-м году. В 66-м году за 12 лет до процесса состоялся 1-й в России процесс с участием присяжных. И это действительно время, ну, невероятного совершенно расцвета демократического суда в Российской империи, может быть, самого демократического, так сказать, суда за весь наш период истории, когда вообще суд был. И это время невероятного расцвета адвокатуры. Это время когда среди судей, обвинителей были многие люди, настроенные, как мы сейчас сказали, в высшей степени демократически, что очень странно для суда такой империи как российская. Одним словом, это вот прекрасное завершение дней Александра II и, пожалуй, самая… Действительно обычно в учебниках так они и пишут, что самая радикальная, ну, наряду с земской, может быть, из демократических реформ этого времени. Что собственно случилось? В декабре 1876 года на площади перед Казанским собором состоялась достаточно массовая манифестация молодежи студенческой, там были молодые рабочие, там были молодые люди без определенных занятий, там было какое-то количество молодых чиновников младших чинов. И состоялась манифестация, которая собственно выдвинула вот эти лозунги: «Земля и воля». Об этой манифестации всегда много пишется историками народничества и так далее. Были произведены массовые задержания. Возникла драка, скажем так, с патриотически настроенными личностями.

В. Бойко Как раз все знакомо.

Кузнецов: Самый главный миф – это то, что это была борьба либералов с консерваторами, и победили либералы

А. Кузнецов Я про это и говорю, что это все очень знакомо действительно. И были сделаны задержания. Были предъявлены обвинения. И с очень серьезными наказаниями вплоть до того, что несколько человек получили за это каторгу. 10 и 15 лет каторги. И вот среди тех, кто был приговорен к самым суровым, что называется, наказаниям, был человек, который выбрал себе псевдоним Алексей Степанович Боголюбов, на самом деле его звали Архип Петрович Емельянов. Это такой молодой, но вполне сформировавшийся юноша-народник. Он находился в тюрьме. Уже, так сказать, приговор в отношении него был вынесен. Когда… Это июль 77-го года. Когда выполняя свои непосредственные обязанности, с инспекционной поездкой в тюрьму явился петербургский градоначальник – это должность в ранге губернатора – Федор Федорович Трепов, в истории известный как Трепов-старший.

В. Бойко Ну, прежде, чем мы собственно перейдем к тем событиям, которые произошли потом и спровоцировали само дело Засулич, хочется узнать, что из себя представлял Трепов, и почему тогда в тюрьме во время вот этой проверки произошли те события, что произошли.

А. Кузнецов Трепов – человек в высших кругах империи на тот момент еще довольно редкий. Вот потом при Николае II они расплодятся. Это человек, который практически всю свою службу служил по жандармскому ведомству. То есть начинал он как чистый военный. Но как-то вот сразу ему так повезло… Возможно, это в какой-то степени предопределило его дальнейшую направленность. Он в 31-м году, начав действительную службу, сразу попал на подавление 1-го польского восстания. Затем он служил в Киеве командиром конного жандармского полка, затем он по полной программе оттянется в Польше уже в 63-м году, будет взыскан милостями, так сказать. Надо сказать, что Александр II был человеком, который в себе сочетали и либерала, и консерватора, и державника, и в чем-то вольнодумца. В этом смысле очень интересная фигура. И Трепов быстро достаточно поднялся по ступеням служебной лестницы, заняв в конечном итоге пост петербургского градоначальника. И вот в его обязанности входила в том числе инспекция тюрем.

В. Бойко То есть мы говорим о человеке, которого можно, выражаясь современным языком, назвать силовиком до мозга костей.

А. Кузнецов Абсолютно. Причем человек он был по всеобщему убеждению не очень большого ума. Такой грубиян. Ну, слуга царю, отец солдатам, причем не по военному ведомству, а скорее по полицейскому.

В. Бойко А как же тогда он занял, в общем, в том числе и политическую должность?

А. Кузнецов Ну, вот трудно сказать. Вполне возможно, была иллюзия, что в связи со всякими, безусловно, не первыми уже волнениями в Петербурге нужен вот такой вот надежный, не рассуждающий и не одаренный рефлексией человек, который когда понадобится, не будет там лить крокодиловы слезы, а будет отдавать четкие, совершенно не двусмысленные приказы. Думаю, что в этом.

В. Бойко А среди его предшественников были такие же силовики как он? Вот как Вы сказали по жандармскому ведомству. Или он на тот момент был первым таким условно жестким исполнителем?

А. Кузнецов Нет, жестких исполнителей было много. Не надо думать, что они были только по жандармскому ведомству. Но вот с такой биографией, в которой практически не было чисто военной службы, а была служба вот такая охранительно-полицейская, по-моему, он первый. Вот надо сказать, что вот Федор Анатольевич Кони в своих воспоминаниях о нем пишет как о человеке такого рода, каким я его описал, но при этом говорит, что если сравнить его с его предшественниками и с его последователями, имеется в виду вот на посту петербургского градоначальника, он далеко не худший. То есть были люди более грубые и более примитивные, и более жестокие. Но вот так получилось, что вообще, видимо, в отличие от Москвы, где в это время еще царит князь Владимир, знаменитый Долгоруков, и где вообще гораздо более спокойно, расслабленная обстановка, обстановка в Петербурге, видимо, вот это кресло, оно предполагало именно такие качества. Трепов имел несчастье в тот день с Боголюбовым столкнуться дважды. Сначала он зашел в дворик, где гуляли заключенные. Трепов, я имею в виду. Боголюбов там беседовал с еще одним заключенным. Трепов, видимо, был на взводе по какой-то причине уже с самого, что называется начала.

В. Бойко Вы сейчас вернулись в события…

А. Кузнецов В события…

В. Бойко … предварительного заключения летом 87-го.

А. Кузнецов Да, июль 77-го.

В. Бойко 1877 года.

А. Кузнецов: 77го года. Трепов начал кричать, что заключенным, находящимся под следствием нельзя общаться друг с другом, на что Боголюбов, видимо, вполне почтительно сказал, что по его делу приговор уже вынесен, поэтому он может общаться с другими заключенными. Трепов это сначала проглотил. Но потом через некоторое время вернулся в этот двор. Опять ему попадается Боголюбов на глаза, и Трепов начинает кричать, что, значит, Боголюбов не снял перед ним шапку. И Боголюбов начинает по этому поводу возражать. Трепов махнул рукой. Свидетелям даже показалось, что он ударил Боголюбова. Ну, как минимум он сбросил с него шапку. И за этим всем наблюдали в окна камер другие заключенные, среди которых было много участников в частности вот этой демонстрации перед Казанским собором. Начинается шум. И Трепов не находит ничего лучше в этой ситуации как приказать Боголюбова высечь.

В. Бойко Прежде, чем мы дальше пойдем, еще один вопрос хочу задать. Вот это требование снять шапку, оно скорее все-таки призвано показать, что называется, разницу в положении и в обществе, и в чинах? Или это то, что связано с тюремными порядками, да? Как быть одетым или наоборот раздетым, извините, по форме.

А. Кузнецов Насколько я понимаю, это не было регламентированным, но это было повсеместным, что при любом обращении начальника заключенный должен снимать шапку. Вот я не могу, честно сказать, ответить на вопрос, было ли это в каком-то уставе прямо зафиксировано, но в любом случае…

В. Бойко Но, так или иначе, это являлось неписанной нормой…

А. Кузнецов Безусловно.

В. Бойко … учреждений.

А. Кузнецов Безусловно. И насколько я понимаю, по сей день является. Но главное, что здесь Трепов не проявил, вот он не проявил чувства ситуации. Он, кстати говоря, сам потом косвенно в этом будет признаваться. Обстановка накалена. Это уже не личное его дело вот сорвать зло на одном заключенном. Уже начинается такая по сути предбунтовая ситуация. И в этой ситуации он вместо того, чтобы как-то найти возможность, ну, просто сделать вид, что ничего не произошло, он идет на ее обострение. В результате Боголюбова высекли. Причем по некоторым свидетельствам вроде бы было приказано дать ему 25 розг, что, в общем, не смертельная, прямо скажем, доза, но вот якобы, сама в частности Засулич будет показывать, что в газетах было напечатано, что его били до тех пор, пока он не перестал кричать, то есть не потерял сознание. Трудно сейчас проверить так это было на самом деле или нет. Но, в общем, эта экзекуция… А дело в том, что вот это прямое нарушение тогдашнего законодательства. В 63-м году был принят закон, отменяющий телесные наказания, сохраняющий в некоторых случаях там крестьянский суд волостной мог приговорить к телесному наказанию.

В. Бойко Но в данном случае мы говорим об уже осужденном.

А. Кузнецов Осужденного можно было высечь, но в местах отбывания наказания на каторге.

В. Бойко Непосредственно на каторге…

Кузнецов: Александр II был человеком, который в себе сочетали и либерала, и консерватора, державника и  вольнодумца

А. Кузнецов На каторге можно, а в тюрьме нельзя. Одним словом, тут уже нарушение, безусловно. И в конечном итоге действительно это событие вызвало в Петербурге очень большой резонанс. Начинают народники готовить серию акций…

В. Бойко Оно вызвало резонанс на тот момент только в народовольческой среде?

А. Кузнецов Нет, нет.

В. Бойко Или в целом? Об этом писалось в газетах…

А. Кузнецов Об этом писалось в газетах. И в частности процесс Засулич, понятно, что среди присяжных не было ни одного человека даже приблизительно народнических взглядов, но процесс Засулич показал, что вот это дело было очень памятно, хотя он будет происходить через 9 месяцев после описываемых событий и повлияет непосредственно. Симпатий на стороне Трепова практически ни у кого не было, даже у людей, вполне принадлежащих к государственному лагерю. И проходит достаточно длительное время. То есть не идет речь ни о каком аффекте. Иногда представляют так: вот девушка молодая, юная, восторженная вот сразу после этого чуть ли не на следующий день она с револьвером приходит, стреляет. Все не так. Во-первых, нет юной, восторженной девушки. Значит, Засулич идет 29-й год. По понятиям того времени это вполне зрелая женщина.

В. Бойко И насколько я понимаю, она уже, в общем, вполне укоренившаяся в своих политических взглядах.

А. Кузнецов Абсолютно. То есть это вот одна из тех… В народнической среде было много таких людей, юношей и девушек. Это человек абсолютно убежденный в своем деле. Она уже… к этому времени на нее большое досье в полиции. Она уже успела пройти по знаменитому Нечаевскому делу, о котором мы обязательно когда-нибудь сделаем передачу. Интереснейшее дело. И была признана виновной и получила за это ссылку. Затем она попадется на распространении нелегальной литературы, получит более суровую ссылку. Она к этому времени, в общем-то, была уже достаточно хорошо известна в народнической среде. Это, безусловно, человек… Кстати говоря, с Боголюбовым она не была даже знакома. Там потом будут ходить слухи, что она была в него влюблена. Нет, до этого они ни разу не виделись. Возможно, она его фамилию наверняка слышала, но они не были лично знакомы.

В. Бойко Ну, то есть с точки зрения тогдашней власти и самодержавия получается, что она, опять же переводя на современный язык, экстремистка…

А. Кузнецов Да.

В. Бойко … которая уже есть во всех базах, которая уже отбывала сроки.

А. Кузнецов Ну, пока она отбывала ссылки, каторги, пока не было…

В. Бойко Ссылки.

А. Кузнецов Да, да. Она уже бывала судом признана виновной. И она выбирает не женское оружие. Опять же вот из образа влюбленной девушки… Обычно, ну, что? если влюбленная девушка, вот револьверчик дамский типа «Велодог», каким собак велосипедисты отпугивали. Нет, у нее боевое оружие с пулей и стрелявшее пулей большого калибра. И в результате ранение-то Трепову было нанесено довольно серьезное. Почему-то во многих источниках пишут, что ранение в грудь, ну, видимо, это тоже работает на романтическую историю. Нет, ранение было в область таза. Оно перебило… пуля перебила одну из костей, откололо верхушку другой кости. И, в общем, Трепов более месяца находился на постельном режиме, хотя в конце концов он поправился, но врачи признавали это ранение тяжелым.

В. Бойко У нас еще немного времени остается как раз, чтобы поподробнее поговорить об обстоятельствах нападения Засулич и картине, и месте преступления.

А. Кузнецов Ну, собственно ничего там особенного нет. Это был обычный прием, что называется, населения. Она пришла и когда… Там было еще несколько из служащих и посетителей. В комнате, когда Трепов появился, она выстрелила с близкого расстояния. Врачи указали добросовестно помимо там всех повреждений, которые пуля нанесла, что на коже наличествовал такой вот ожоговый поясок от частичек пороха.

В. Бойко Пороховой ожог.

А. Кузнецов Пороховой ожог. То есть да, стреляли с расстояния не более полуметра. И вот собственно событие преступления не вызывало никаких сомнений. Засулич была задержана на месте преступления, назвалась сначала другим именем, но достаточно быстро ее настоящее имя было определено. То есть факт… о фактах по сути спорить было не о чем.

В. Бойко То есть мы говорим не о каком-то нападении из-за угла на пустынной, ночной улице Петербурга…

А. Кузнецов Ни в коем случае.

В. Бойко … а о преступлении, которое совершается при свидетелях…

А. Кузнецов Полудюжина свидетелей в присутственном месте…

В. Бойко Выстрел в упор, грубо говоря.

А. Кузнецов С полным пониманием того, что объект покушения – это высокопоставленное должностное лицо. Засулич, в общем, на суде не будет скрывать того, что да, она совершила это преступление. И это, видимо, создаст ту иллюзию у тех, кто организовывал этот процесс, у министра юстиции, у прокуратуры, современным языком ее назовем, петербургской иллюзию того, что дело настолько ясное, что можно его поручить суду присяжных. Невзирая на то, что эти люди, я имею в виду министра юстиции Палена и петербургского прокурора Лопухина, они понимали, что атмосфера, прямо скажем, не для такого процесса. Нехорошая атмосфера. Они понимали, что в петербургском обществе, в том числе не только в революционных или там студенческих кругах, но и среди людей вполне лояльных настроения скорее в пользу Засулич и против Трепова, чем наоборот. И вот только один очень умный, но совершенно не симпатичный мне, но, безусловно, очень умный человек Константин Петрович Победоносцев уже тогда прозорливо скажет, цитирую: «Идти на суд присяжных с таким делом в такую минуту, посреди такого общества как петербургское – это не шуточное дело». Вот, видимо, 1-я ошибка заключалась в том… 1-я ошибка министра юстиции в том, что это дело было вынесено на суд присяжных, хотя имелись формальные основания для того, чтобы эту процедуру обойти и судить обычным классическим, так сказать, коронным судом, создать специальное присутствие, как это делалось, и потом войдет в широчайшую практику. Ну, вот сочли, что, ну, настолько очевидные обстоятельства, что вот…

В. Бойко Не прислушались…

А. Кузнецов Да, да.

Кузнецов: В этой ситуации он вместо того, чтобы сделать вид, что ничего не произошло, он идет на ее обострение

В. Бойко … к Победоносцеву, который, в общем, вряд ли хотел кого-то спровоцировать…

А. Кузнецов И вот… Сергей говорит: «Папа Засулич бывал в высоких чинах». Нет, он не бывал в высоких чинах. Он отставной капитан из обедневших польских дворян. Так здесь чего не было, так это блата. Ну, вот. И это, видимо, первая из 3-х главных ошибок, которая будет совершена организаторами этого процесса. Ну, а, видимо, мы уже после перерыва вернемся… то есть не вернемся, а продолжим о 2-й и 3-й ошибках.

В. Бойко Да, действительно после новостей середины часа, которые представит Яков Широков, мы перемещаемся уже в зал судебных заседаний, где будем вместе с присяжными разбирать дело Веры Засулич. Это программа «Не так». Оставайтесь с нами.

*****

В. Бойко 12 часов и 35 минут. В этой студии по-прежнему Всеволод Бойко и Алексей Кузнецов. Мы обсуждаем дело Веры Засулич. Плюс 7 985 970 45 45 – телефон для ваших смс-сообщений. Вопросы можете обращать к нам. Ну, и я один обращу. Это вопрос от Александра Бастрыкина, автора книги «Тени исчезают в Смольном» совместно с некой Громцевой. Так вот вопрос этот собственно был опубликован в журнале «Дилетант», последний прошлогодний номер. Там опубликована выдержка из публикации Александра Бастрыкина, где пишет он следующее о деле Засулич. Ну, как вы понимаете, книга его посвящена различным громким процессам. «Факт покушения, событие преступления был доказан. Было несомненно установлено и то, что стреляла в потерпевшего именно подсудимая. Она не только этого не отрицала, но и с гордостью подтверждала факт преступного деяния. Но когда присяжных спросили, виновна ли подсудимая, они единодушно ответили «Нет, не виновна». Почему же присяжные оправдали Засулич, а точнее признали ее невиновной?»

А. Кузнецов Ну, это собственно главный вопрос. И это в конечном итоге выводит нас на разговор о том, что такое суд присяжных. Значит, суд присяжных. Его идея заключается в том, что любое дело как бы разделено на две стороны: сторона факта и сторона юридической оценки. Задача присяжных дать свое заключение по фактам. Они должны собственно ответить на вопрос, было ли преступление, виновен ли в преступлении, если да, то в какой степени данный там подсудимый или данный там подсудимый. А уже суд дает юридическую квалификацию и выносит непосредственно приговор. Вот в данном случае получилось так, что присяжные взяли на себя не вопросы факта, а вопросы, безусловно, не юридические, потому что в любом законодательстве любой страны мира то, что совершила Вера Засулич, – преступление, а вопросы нравственной оценки. Вот суд присяжных в данном случае – это случай довольно редкий, хотя и не уникальный в истории суда присяжных, в том числе и в России – решил дать нравственную оценку. Почему так получилось? Действительно не симпатизировали Трепову. Причем не симпатизировали в Петербурге самые разные слои населения. И присяжные были довольно разные люди. Кстати говоря, вот 2-я ошибка обвинения организаторов процесса. Прокурор Константин Кессель почему-то – для меня абсолютная загадка – не воспользовался своим правом участия в отборе присяжных.

В. Бойко В отборе и правом соответственно отвода.

А. Кузнецов Отвода. Совершенно верно. 28 или 29, сейчас я точно не помню, кандидатур было изначально: те, кто явились. И у защиты, и у обвинения было право отвести по 6 присяжных, причем не надо было приводить никаких оснований. Просто отвожу и все. И было такое правило, о котором Кессель не мог не знать, что если какая-то сторона воспользуется этим только частично или вообще не воспользуется, то те присяжные, то количество, которые ей не отведено, переходят другой стороне. То есть когда он не стал отводить присяжных, он мало того, что не устранил тех людей, которые с точки зрения обвинения были ненадежные, так он еще и…

В. Бойко Добавил вестов…

А. Кузнецов Он добавил вестов, совершенно верно, адвокату. Я сейчас его назову обязательно. И в результате из 28 защитник отвел 11. Кого он отводил? Он отводил преимущественно купцов. Почему? А потому, что как ни странно, купцы в той ситуации наиболее зависимые от полиции люди. Вот интересно, что чиновники, мелкие чиновники достаточно будут составлять по сути опору вот этого оправдательного жюри присяжных. Их там по разным подсчетам там 6 или 7. Как считать? Ну, в любом случае половина – чиновники. Вот они…

В. Бойко То есть мы говорим о том, что, опять же переводя на современный язык, мне так проще, выбирая между представителя госслужбы и мелкого и среднего бизнеса в суде, защитник оставляет именно госслужащих, хотя, казалось бы, нападение совершенно собственно на…

А. Кузнецов Совершенно верно. Вот это…

В. Бойко … такого же чиновника только высокопоставленного.

А. Кузнецов Из главных парадоксов, если любое западный адвокат будет исходить, что представители бизнеса – люди гораздо более свободные в своих суждениях, чем госслужащие, у нас ситуация ровно наоборот. У нас любой купец понимает, что любой частный пристав может его разорить, и поэтому купцы-то как раз… ну, их будет всего два из этих 12 присяжных. А остальные присяжные будут несколько чиновников не очень высокого ранга. Самый высокий там надворный советник соответствует армейскому подполковнику. Будут… И вообще будет один коллежский регистратор. То есть 14-й класс. Будет один дворянин без определенных занятий. Будет один студент. Будет один свободный художник. И вот это жюри присяжных, оно изначально, как я понимаю, к вере Засулич относилось с определенной симпатией. Ну, и, конечно, это звездный час 2-х великих юристов – это Анатолий Федорович Кони, который как раз буквально в день покушения Засулич на Трепова стал председателем петербургского окружного суда. До этого он работал в прокуратуре. Он никогда не был адвокатом. Его очень часто даже в учебных пособиях называют адвокатом, видимо, потому, что по своему юридическому убеждению человек, наверное, был из этого сословия…

В. Бойко Как раз тоже возвращаясь к журналу «Дилетант», уже не в архивном номере, а в последнем есть дискуссия на эту тему. И тоже известный современный адвокат Генри Маркович Резник пишет именно об этом, что он, не будучи адвокатом никогда, чрезвычайно уважительно относился к адвокатской деятельности.

А. Кузнецов Совершенно верно. И он в высочайшей степени уважительно относился к судейскому сословию вот в хорошем смысле этого слова. Я хочу привести цитату. Когда процесс закончится оправданием, Кони будут очень активно намекать, чтобы он подавал в отставку. Сместить его было нельзя, судьи не сменяемы. И тогда Кони на это сказал: «Если судьи России узнают, что председателя 1-го суда в России, человека, — ну, имеется в виду столичного суда, — человека, имеющего судебного имя, занимающего кафедру, — он был профессором университета, — которого ждет несомненно быстрый успех в адвокатуре, для которого служба далеко не исключительное, неизбежное средство существования, достаточно попугать несправедливым недовольством высших сфер, чтобы он тотчас добровольно с готовностью, угодливой поспешностью отказался от лучшего своего права, приобретенного годами труда и забот, отказался от несменяемости, то что же можно сделать с нами?» И Кони остается именно для того, чтобы показать: не бойтесь судьи, на нашей стороне закон, хватит трепетать от каждого начальственного окрика. Вот человек в этом смысле абсолютно безупречной нравственной профессиональной позиции.

В. Бойко Наша слушательница НК, возвращаясь к вопросу о присяжных, спрашивает: «Чиновники оказались свободными, не коррумпированными в процессе. Это фантастично».

А. Кузнецов Да, да. Вот фан… Для нас нынешних, к сожалению, это фантастично. И председатель суда был человеком независимым и со своей позицией. Иногда даже говорят, вот Кони все вел к оправдательному приговору. Это абсолютно не так. Кони, судя по всему, вот я внимательно перечитал его записки, когда-то вообще было мое любимое чтение – его мемуары, три книги его мемуаров. Я перечитал. Он явно совершенно не говорит об этом напрямую, но он явно совершенно исходил из того, что приговор будет обвинительный, но заслуживает снисхождения. Это будет давать возможность суду применить сравнительно мягкое наказание. У меня абсолютное сложилось убеждение, что Кони не ожидал оправдательного…

В. Бойко Ну, хорошо. Если Кони не ожидал оправдания, тогда главный, кто должен был ожидать оправдания – это собственно защитник…

А. Кузнецов Да. И вот наконец…

В. Бойко … Засулич. Наконец пришло время его назвать.

А. Кузнецов Да, наконец. Мы интриговали, интриговали. Значит, Петр Акимович Александров – человек внешне совершенно не соответствовавший вот уже складывающемуся типажу преуспевающего адвоката. Нервный, желчный, иногда голос его срывался в каких-то истерических нотках, болезненно худощавый, неулыбчивое лицо. Он совершенно, видимо, не обладал вот теми великолепными актерскими данными, которыми обладал там, скажем, Федор Никифорович Плевако. Его голос не был голосом бархатистым таким вот баритоном, завораживающим присяжных. Но это был человек неумолимой логики. Это был человек нравственной позиции. И это был человек, умеющий понять вот, на каких именно струнах следует играть в данном случае…

В. Бойко Вот как раз про струны. Я ведь насколько понимаю, вот та самая речь, итоговая, которую он произнес перед тем, как присяжные удалились на вынесение вердикта, она чуть ли там не в юридических институтах изучается до сих пор.

А. Кузнецов Я бы ее изучал не только как образец адвокатской речи, но и как образец неудачно выстроенного обвинения. Вот что… Причем Кессель здесь, видимо, не виноват. У меня такое сложилось ощущение, что это политическое решение, принятое на самом верху. Почему-то было решено из процесса вообще убирать всю политику. Вообще. Вот все, бытовое дело. Так сказать, девушка пришла и стреляла в градоначальника. Никакой политики за этим нет. В чем смысл этого? Кстати говоря, Кони тоже в своих мемуарах удивляется. Он говорит, власть до этого выпячивала любую возможность, а сейчас вот так вот. И из-за этого это дало возможность Александрову после очень неяркой, невыразительной обвинительной речи прокурора… Все это опубликовано. Не только речь Александрова. Можно это все прочитать в интернете. Александров произнес довольно сухую по тем временам с литературной точки зрения речь, но в которой он с большим мастерством вывел вот все произошедшее из невозможности для порядочного человека, для его подзащитной, для Веры Засулич, для человека с обостренным чувством справедливости, для человека, что называется, с обнаженными нервами, вот как жить после того, как вот так грубо попираются права твоего товарища, пусть человека, которого ты не знаешь, но ты чувствуешь с ним определенный духовный…

Кузнецов: В любом законодательстве любой страны мира то, что совершила Вера Засулич, – преступление

В. Бойко Да, я как раз нашел, готовясь, выдержки из этой речи, и вот что он говорил: «Первый раз является здесь, — подразумевается в суде, — женщина, для которой в преступлении не было личных интересов, личной мести, – женщина, которая со своим преступлением связала борьбу за идею во имя того, кто был ей только собратом по несчастью всей ее молодой жизни. Если этот мотив проступка окажется менее тяжелым на весах общественной правды, если для блага общего, для торжества закона, для общественности нужно призвать кару закона, тогда – да совершится ваше карающее правосудие! Не задумывайтесь! Да, она может выйти отсюда осужденной, но она не выйдет опозоренною, и остается только пожелать, чтобы не повторялись причины, производящие подобные преступления, порождающие подобные преступления». Ну, и, в общем, здесь все дальше про надломленную жизнь, про то, что…

А. Кузнецов Я надеюсь…

В. Бойко … психологически такой…

А. Кузнецов Абсолютно. А дело в том, что на юридическом поле играть было бесполезно. И это Александров прекрасно понимал. И за это памятник ему надо ставить. Он совершенно… И он сумел породить в присяжных ощущение, что они сейчас вынесут не просто вердикт Вере Засулич. Хотя в речи вы этого не найдете, но я абсолютно убежден, что Петр Акимович апеллировал в том числе к такому, ну, в хорошем смысле самолюбию каждого из присяжных: вот у вас есть шанс войти в историю. Вот вы сейчас, если вы вынесете вопреки любому здравому смыслу и всем там уложениям и показаниям, если вы сейчас вынесете оправдательный приговор, ваши имена войдут в историю. И он прав. Вот я могу сейчас перечислить всех 12 присяжных и 2-х запасных. Их имена, так или иначе, вошли в историю. И когда Кони инструктирует присяжных, это обязательный элемент, так называемое резюме, когда он инструктирует их перед тем, как они уйдут в совещательную комнату.

В. Бойко Вам предстоит ответить на…

А. Кузнецов Вам предстоит ответить на три вопроса. Виновна ли она в том, что она, так сказать, совершила вот это преступление? Если она совершила, то имела ли она заранее обдуманное намерение убить его? И если она имела такое намерение, то все ли она сделала для того, чтобы, значит, добиться этой цели? 2-й и 3-й вопрос естественно имеют смысл в том случае, если присяжные на 1-й отвечают «да», в чем Кони, видимо, не сомневался. Но он присяжным в полном, абсолютно в рамках закона подбрасывал возможность сказать: «Нет, она не все сделала. Нет, она не имела намерения убить. Она имела намерение, так сказать, высказать свое отношение и так далее». А дальше через… после довольно короткого совещания выходят присяжные. И старшина присяжных, надворный советник Александр Иванович Лохов произносит: «Не виновна». И вот я хочу процитировать Анатолия Федоровича Кони из его воспоминаний о реакции: «Крики несдержанной радости, истерические рыдания, отчаянные аплодисменты, топот ног, возгласы «Браво! Ура! Молодцы! Вера! Верочка! Верочка!» — все слилось в один треск, и стон, и вопль. Многие крестились; в верхнем, более демократичном отделении для публики обнимались; даже в местах за судьями усерднейшим образом хлопали. Один особенно усердствовал над самым моим ухом. Я оглянулся. Помощник генерал-фельдцейхмейстера Баранцов, раскраснейвшийся седой толстяк, с азартом бил в ладони. Встретив мой взгляд, он остановился, сконфуженно улыбнулся. Но едва я отвернулся, снова принялся хлопать».

В. Бойко Какой слог.

А. Кузнецов Слог, безусловно. Но…

В. Бойко Атмосфера.

А. Кузнецов Атмосфера. Вот эта атмосфера ожидания, очень дорогая сердцу русского в широком смысле этого слова человеку, Достоевский вообще половину своих романов именно об этом написал. Торжество мертвого правосудия – да? – параграф, так сказать, уложение о наказаниях, пункт такой-то и поезжай в Сибирь. А вот торжество той справедливости, которую ждет в суде русский человек, он ждет не буквального правоприменения, он ждет некоего высшего суда. Вот на глазах у них свершился высший суд.

В. Бойко Ну, что? Нам пришел еще один вопрос, на который мы очень коротко успеваем ответить, о последствиях этого процесса, по крайней мере, для основных участников. С Кони все понятно. Он испытывал серьезное давление, но не сдавался.

А. Кузнецов Да, он уже никогда больше в больших… Он, правда, будет продолжать служить, но…

В. Бойко Засулич эмигрирует.

А. Кузнецов Засулич попытается. Полиция на следующий день, опротестовав приговор, схватить, но она успеет эмигрировать. И станет потом одной из 1-х русских марксистов в плехановской группе.

В. Бойко Кессель и Александров?

А. Кузнецов Александров, к сожалению, довольно скоро умрет от болезни в возрасте 50 с небольшим лет. Что касается Кесселя, то он будет продолжать карьеру по прокурорскому ведомству, но не добьется никаких судов. И наконец…

В. Бойко Инициаторы процесса?

А. Кузнецов А что касается Палена, то очень скоро… Это министр юстиции, граф Пален. Он будет отставлен с формулировкой за недостаточное внимание к процессу Веры Засулич. Когда Александр III вскорости взойдет на престол, то одним из первых мероприятий будут изменены судебные уставы, и впоследствии политические процессы будут уже проходить без участия присяжных. Вот главный вывод, который сделает власть. То есть из этой победы для правосудия последствия будут нехорошие.

В. Бойко Ну, что? У нас остается времени как раз на то, чтобы предложить вам темы для следующей передачи. Напомню, что голосование ведется на нашем сайте «echo.msk.ru». Оно уже запущено. Я лишь обозначаю эти самые темы. Суд над «кровавой волчицей» Эржбет Батори, Венгрия XVII век. Суд над Жаном Каласом, жертвой религиозного фанатизма, Франция, XVIII век. «Процесс 193-х», так называемое дело о «хождении в народ», Российская империя, третья четверть 19-го…

А. Кузнецов Это вот для тех, кому понравилась сегодняшняя передача. Дело предшествовавшее процессу Засулич.

В. Бойко Суд над Раулем Вилленом, убийцей Жана Жореса, Франция, 1919. Ну, и, наконец, известное «Дело валютчиков» — дело Рокотова, Файбишенко, Яковлева, 1961 год.

А. Кузнецов СССР, разумеется.

В. Бойко Да. Выбирайте из этих пяти процессов, о каком вам интереснее будет послушать в эфире программы «Не так» через неделю в то же время. Я напоминаю, историк Алексей Кузнецов сегодня рассказывал о деле Веры Засулич.

А. Кузнецов Да, и нам будет интересно рассказать вам о любом из этих пяти дел. Все решаете вы.

В. Бойко Алексею Кузнецову будет интересно рассказать, мне, конечно, будет интересно послушать и покивать. Всеволод Бойко, Алексей Кузнецов. Это программы «Не так». Мы с вами прощаемся.

А. Кузнецов До следующего воскресенья.

В. Бойко Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире