'Вопросы к интервью
08 февраля 2014
Z Не так Все выпуски

Опричнина


Время выхода в эфир: 08 февраля 2014, 14:10


СЕРГЕЙ БУНТМАН: Всем добрый день! В прямом эфире. Сергей Бунтман – ведущий. И в гостях у нас Владислав Дмитриевич Назаров. У нас очень часто получаются, знаете, какие-то местные истории, потому что если я не ошибаюсь, Владислав Дмитриевич, здесь совсем недалеко опричный-то дворец находился. Ну, я понимаю, что мы рядом с Кремлем. Да?

ВЛАДИСЛАВ НАЗАРОВ: Знаете, Сергей Александрович, я Вам скажу больше. Мы с Вами сейчас находимся на территории Опричнины.

С. БУНТМАН: Мы на территории Опричнины находимся?

В. НАЗАРОВ: Да. Вот в Москве была… часть территории Москвы была выделена в опричнину царскую.

С. БУНТМАН: И это…

В. НАЗАРОВ: И эта территория была…

С. БУНТМАН: … от Ваганьковского холма…

В. НАЗАРОВ: Нет, нет. От Чертовья…

С. БУНТМАН: От Чертовья, там, где…

В. НАЗАРОВ: … и до левой стороны Никитской улицы, не считая еще некоторых слобод, и не считая еще небольшого кусочка в Кремле.

С. БУНТМАН: Ага. Значит, все это…

В. НАЗАРОВ: А дворец был там, где нынче стоит у нас Манеж. Вот там был…

С. БУНТМАН: Там Манеж…

В. НАЗАРОВ: … Опричный двор. Он, правда, был выстроен не сразу.

С. БУНТМАН: Опричный двор там, где Манеж. Мне казалось, что он ближе к Ваганьковскому холму. Нет?

В. НАЗАРОВ: Ну…

С. БУНТМАН: Где библиотека Ленина-то.

В. НАЗАРОВ: Точно сказать это невозможно. Сейчас там кое-что выкопали, когда было после пожара известного, печального. Ну, наверное, чуть поближе к библиотеке. Но по привычке говорю ленинской. Все равно это значительная часть Манежной площади.

С. БУНТМАН: Ну, вот. Да. И даже…

В. НАЗАРОВ: Резиденция была много менее мощной, чем Кремль, но внушительная.

С. БУНТМАН: Министерство обороны – это опричнина все.

В. НАЗАРОВ: Да, да.

С. БУНТМАН: И дом Дружбы народов – опричнина.

В. НАЗАРОВ: Да, абсолютно.

С. БУНТМАН: И Военторг – опричнина.

В. НАЗАРОВ: И Военторг – опричнина.

С. БУНТМАН: Понятно. Значит, мы в опричнине находимся, но это не означает, что мы должны необъективно о ней судить.

В. НАЗАРОВ: Да, это не означает, что мы опричники, что мы судим с точки зрения опричнины.

С. БУНТМАН: … собачьи головы у нас, пожалуйста. Метлы здесь есть у нас в шкафчике.

В. НАЗАРОВ: Помело.

С. БУНТМАН: Помело. Да, помело.

В. НАЗАРОВ: Это вещи, о которых известно из письменных источников. Но самая, конечно, впечатляющая – это та небольшая гравюра на металле, которая выбита на поддоне подсвечника в Александровой слободе. Там конный всадник. У него рядом с седлом волчья голова…

С. БУНТМАН: Все-таки волчья, да?

В. НАЗАРОВ: Ну, может быть собачья, может быть волчья. Это, как Вы понимаете, от человека середины 16-го века, работавшего, видимо, по быстрому и с металлом, ожидать точного воспроизведения именно данного животного трудно.

С. БУНТМАН: Ну, понятно. Хорошо. Теперь займемся тем, что это за явление, и почему мы сейчас о нем говорим.

В. НАЗАРОВ: Но говорим мы о нем, наверное, потому, что 15 февраля 1565 года царь Иван вернулся в Москву из длительной отлучки. В Москве его не было со 2-го декабря.

С. БУНТМАН: Это много для того времени?

В. НАЗАРОВ: Много. Обычно его поездки занимали, ну, месяц, полтора, два – это дальние поездки.

С. БУНТМАН: Даже если это поход, война?

В. НАЗАРОВ: Нет, поход, конечно, занимал много времени, но последний царский поход, который был как бы не походом, а так вот выступил он к нему… Хотя нет, я сейчас ошибусь, но потом я поправлюсь. На южную границу – это 1559 год. И то он даже не доехал до берегового разряда, то есть до крепостей по левому берегу Оки, ее среднем течением. Последний царский поход этого времени – это был, конечно, Полоцкий поход, когда взяли Полоцк. Это примерно он у него занял с возвращением, ну, это не трудно посчитать, полтора месяца, еще 2 месяца, еще полмесяца. Ну, вот считайте, 4 примерно с половиной месяца. Это же военный поход.

С. БУНТМАН: Это военный…

В. НАЗАРОВ: А обычный молитвенный поход, поездки если дальние, ну, это полтора-два месяца. Тут ведь в это что вмешалось? И что сразу повергло, по крайней мере, Москву, московское общество в недоумение – царь не просто поехал с известной и объявленной целью поездки. Царь отправился со всей семьей, забрав всю казну, и забрав не только всю казну, но забрав все моление и не только царское, то есть все иконы, мощи, святыни из Благовещенского, из Архангельского, кое-что, видимо, надо думать, из Успенского собора, который был кафедральным собором…

С. БУНТМАН: Да.

В. НАЗАРОВ: … Московской метрополии были взяты царем. 1-ая остановка его была всем хорошо известна – село Коломенское, царская резиденция, ближняя, одна из ближних царских резиденций. Там он провел день великомученицы Варвары, 4 декабря. Там он праздновал, это отмечено в летописи, день Николая-чудотворца. А потом молчание. Где он и что он делал, было непонятно. И только в начале января в Москву прибыла грамота из Александровой слободы, где царь вместе со своими сыновьями, двумя сыновьями в этот момент от 1-го брака, Иван и Федор, отказывался от своих государств. Но чтобы сразу это было понятно, царь считал, что у него не одно государство, а много государств. Ну, есть, конечно, одно – он царь, прежде всего, всея Руси, царь, великий князь и самодержец всея Руси, но он же и царь Казанский…

С. БУНТМАН: Казанский.

В. НАЗАРОВ: Он же царь Астраханский. И одно время он был и царь в это время еще царь Сибирский. Да нет, это точно, поскольку как бы хан, сибирский хан вступил вассально в союзные отношения в 56-м году еще.

С. БУНТМАН: Ну, да.

В. НАЗАРОВ: Вот. Так что он считал, что государств у него много. Он отказывался от всех государств из-за боярских измен, которых покрывают к тому же владыки, и поэтому он не может этого терпеть. И он отъедет в какую-нибудь иную землю, где он сможет жить безопасно вместе со своей семьей. Ну, это, конечно, как Вы понимаете, вызвало глубочайший кризис…

С. БУНТМАН: Если учесть, казну и моления он с собой взял. Да?

В. НАЗАРОВ: Вот именно.

С. БУНТМАН: Я отказываюсь, но все…

В. НАЗАРОВ: Нет, ну, а дальше управляйтесь сами.

С. БУНТМАН: Без казны и без молений еще ко всему.

В. НАЗАРОВ: Ну, собирайте казну.

С. БУНТМАН: Да.

В. НАЗАРОВ: Молений часть осталась. В приходских церквях моления были. В Успенском соборе, по-видимому, мы точно не знаем, но тоже, конечно, основное осталось. Мощи-то он, конечно, брал не все, а только те, которые как бы были в ковчегцах носимых. Ну, хорошо. Значит, раскол элиты, он обозначился, и кризис политического класса обозначился сразу. Кризис в церковной элите обозначился сразу. Но ведь была-то не одна грамота. А было 2 грамоты. И 2-ая грамота была обращена ко всем московским жителям. Это 1-й такой случай в истории России, когда к рядовым, податным слоям населения прямо и непосредственно обращается правитель. И он заявил, что они ни в чем не виноваты, они верные его подданные. Он на них гнева не держит, а во всем виноваты бояре и всякого рода…

С. БУНТМАН: … через голову обращается напрямую, да?

В. НАЗАРОВ: Да. Я таких, по крайней мере, случаев обращения, которые явно имеют внести, кроме раскола обеспечить себе некую массовую поддержку, я таких случаев не знаю. Это возымело действие, начались переговоры. Срочно отправилась делегация, состоявшая из членов боярской думы и из представителей Священного собора. Переговоры велись в течение… Сначала их не допускали с тем, чтобы они видели царя. Потом их допустили. Итог. Где-то в январе и до 15 февраля можем мы считать, что это случилось как раз в тот день, когда мы с Вами ведем эту передачу, был издан указ об опричнине. Значит, что мы должны понять для того, чтобы дальше разговаривать об этом явлении? Первое – при всей, казалось бы, внешней самодержавности верховной власти в России, она была достаточно ограниченной политическими и правовыми традициями, не писаным законом, но традициями, безусловно. Значит, первое – это институт боярской думы. В своем новом качестве он сложился в конце 15-го… он складывался с конца 15-го века и к середине 16-го века представлял собой коллективный орган политического класса России, российского общества того времени, который выступал с одной стороны коллективным советником при государе по всем вопросам, не только важнейшим, а вообще по всем вопросам текущего внутреннего и внешнего управления. С одной стороны. С другой стороны члены боярской думы были и реализаторами тех или других постановлений в тесной связке со складывающейся уже тогда российской бюрократией. Вот это важно помнить. Второй важный момент, который в какой-то мере ограничивал самовольный произвол власти, – это то, что нормы местничества, которые уже сложились и определились, препятствовали фаворитизму в рамках этого политического сословия…

С. БУНТМАН: То есть нельзя было выдернуть и переместить выше человека…

В. НАЗАРОВ: Были отдельные случаи, но это были случаи с особенными обстоятельствами. Ну, вот случаев подобных, скажем, Меньшикову, таковых в 16-м веке не было. Адашев Алексей Данилович был не из… Алексей Федорович не из богатого рода, но уже достаточно знатного и уже достаточно древнего. Еще более раньше такой фаворит Василия III Шигона-Поджогин также был из старо-тверского боярского рода, не самой бедной его ветви. Но, тем не менее, это опять-таки за плечами его предков стояли вековые службы сначала великим тверским князьям, затем московским князьям. И поднимались они не рывком, а постепенно. И поднимались они опять-таки через институты, через структуры государева двора.

С. БУНТМАН: Но это такая достаточно консервативная система…

В. НАЗАРОВ: Она с одной стороны консервативная. Ну, как Вам сказать? Она еще не успела стать консервативной. Она становилась. Она кристаллизовалась.

С. БУНТМАН: По устремлению-то она фиксирует положение и такую преемственность постоянную.

В. НАЗАРОВ: Да, бесспорно.

С. БУНТМАН: Фиксирует.

В. НАЗАРОВ: Бесспорно, постоянная преемственность определенного количества родов и фамилий. Но этих родов, ну, скажем, только тех, кто попадал в думные чины, их больше ста на протяжении, скажем, трех четвертей 16-го века. И к тому же опять-таки были достаточно традиционно сформировавшиеся ограничения произвола. Как ни смешно, а ведь при Василии III практически не было политических казней. Почти не было.

С. БУНТМАН: А почему?

В. НАЗАРОВ: Именно потому, что консолидация правящего слоя этого политического класса и его роль как реализатора внешнеполитического курса, наступательного курса, скажем, до 1521 года. А в конце 1540-х, 1550-х годов завоевательный курс в отношении Поволжья, а с конца 50-х годов в отношении Прибалтики, он требовал консолидации сил. Это был некий тренд как внутри самого этого политического класса, так он и соответствовал интересам самой верховной власти.

С. БУНТМАН: И не было партий, противоборств партий?

В. НАЗАРОВ: Нет, естественно, что партии, возьмем это слово в кавычки, были, и что между ними была борьба. Были. Вот скажем так называемое, подчеркиваю, так называемое боярское правление опять-таки… Ну, мы знаем 2 казни. Это все. Казнили одного дьяка и фаворита Елены Глинской Овчину Оболенского. Других казней не было. Убивали негласно, но опять-таки не в массовом порядке, в опале, в ссылке. И это все. Казни пубертатного периода царя Ивана Васильевича, уже царя…

С. БУНТМАН: Так называется, да.

В. НАЗАРОВ: Назовем так. 1546 – января 1547 годов поразили в этом смысле общество. Это была казнены очень знатные лица. И вот в 50-е-то годы казней не было. Была борьба партий, скажем, в середине 1550-х годов. Родственники царицы Анастасии Захарьевы, Юрьевы, Романовы, Яковле, они были фактически отодвинуты от реального управления страной постепенно, но ведь никто же… Конфискации вотчин не было. Опала была. Но опала заключалась именно в том, что этот человек как бы выпадал из непосредственного окружения царя, из непосредственного политического круга…

С. БУНТМАН: Все-таки вот сейчас…

В. НАЗАРОВ: И плюс добавим еще одну важную вещь – церковь сохраняла право печалования за тех, кто подвергался опале. Это было право церкви. Обязанность и право. И 2-е право – суд на такими лицами… Ну, вот скажем, знаменитый суд над князем Ростовским, собравшимся бежать в Литву. Он был открытый и в присутствии самого осуждаемого, виновного. Он не был заочно…

С. БУНТМАН: Заочно.

В. НАЗАРОВ: … и он подразумевал привлечение свидетельств разных сторон.

С. БУНТМАН: Ну, то есть в какой-то определенной даже хоть и малой степени он был все-таки состязательным.

В. НАЗАРОВ: Ну, на счет состязательности тут говорить сложно.

С. БУНТМАН: Ну, я не в сложном смысле. Но если уж привлекаются свидетели его собственные, которые могут доказать его невиновность…

В. НАЗАРОВ: Нет, ну, они… Ну, мы же не имеем протоколов такого рода суда. Мы имеем, если есть у нас протоколы, то они только антиеретические и соборные суды, светских судов у нас такого рода нет. Мы имеем о них только те или иные известия. Но мы знаем, что вот скажем, князь Ростовский по летописному известию изъяснял дуростью свой побег или свое намерение бежать.

С. БУНТМАН: Ну, то есть…

В. НАЗАРОВ: Или мы знаем, как князь Глинский в 47-м году говорил, ну, запутался с дорожкой, не на тот путь в Смоленской земле я казался.

С. БУНТМАН: Хорошо. Владислав Дмитриевич, вот мы сейчас подошли… Мы такой flash back сделали, вот все-таки описали систему и вот подошли снова к решению и к отказу Ивана Грозного, с чего мы и начнем через 5 минут. Да?


С. БУНТМАН: Владислав Назаров. Опричнина у нас. Нам поясняют, что центр Опричного двора находился там, где Романов переулок, там, где Романов двор…

В. НАЗАРОВ: Но это не совсем так. Он был ближе к берегам Неглинки.

С. БУНТМАН: Да. Ну, все равно. Ну, вот в этих…

В. НАЗАРОВ: Да.

С. БУНТМАН: Ну, что ж? Да. Дальше? Мы сейчас.

В. НАЗАРОВ: Значит, во-первых, о самом слове. Что такое «опричнина»? Опричнина – это от опричного. Это слово редко, но фиксируется в текстах 14-15-го веков. Опрична – это значит отдельный, особый, особенный. И что характерно опять-таки и для личности Ивана Васильевича? Он выбрал для своего новой формы государственно-политического устройства слово, понятие, термин, который применялся к особой части вдовьих уделов Московских великих князей. Вот в начале 15-го века в 1-м завещании Василия I упоминается в числе владений Софьи Витовтовны, ну, это его супруга, которая, если бы скончался Василий I в то время, владела бы землями разного статуса. Вот опричные земли в ее уделе – это были такие земли, которыми она могла распоряжаться, не оглядываясь ни на кого и ни на какие права, и ни на чьи. То есть это только ее земли и ни чьи иные. Она их могла подарить, продать, завещать, все, что угодно. То есть по статусу, если мы будем говорить, вот ранг разного рода княжеств опричный удел – самый низкий ранг. А с точки зрения реалий, когда была введена опричнина, опричнина – это кусочек сравнительно небольшой, точнее говоря, куски стороны, выбранные Иваном Грозным – это было то, к чему боялись притронуться, прикоснуться, пересечь.

С. БУНТМАН: А потому, что он мог сделать все, что угодно, вот как с этими вдовьими…

В. НАЗАРОВ: Безусловно.

С. БУНТМАН: Это в полном владении.

В. НАЗАРОВ: Это было личное…

С. БУНТМАН: Кроме, конечно.

В. НАЗАРОВ: Это было личное владение царя и его семьи. И когда через полтора года после введения опричнины, понадобилось выбирать нового митрополита, и 1-й кандидат архиепископ Казанский Герман поставил условие – отмену опричнины, и естественно был отвергнут царем. 2-й кандидат Филипп Колычев, игумен Соловецкого монастыря, тоже настаивал, но царь сказал… Там был компромисс, о чем скажем. «А в мои личные дела и семейные ты не лезь. А остальное…» — и он ему вернул право печалования. Это, мол, ты как митрополит можешь глядеть. Вот это понимание, что это сугубо личное владение, которое никому не подвластно кроме царя и личных его слуг и людей…

С. БУНТМАН: И там не действуют такие эти ограничители…

В. НАЗАРОВ: Абсолютно.

С. БУНТМАН: … и традиционные, и классические…

В. НАЗАРОВ: Там все не действует. Ведь что такое? Откуда взялась опричнина? И зачем она ему была нужна? Непосредственный повод – это было выступление как раз Священного собора летом 1564 года, когда владыки попросили вернуть им право печалования. Что их к этому подтолкнуло? А неожиданные казни, которые случились в январе-феврале 64-го года еще до отмены опричнины. Пришел князь Михаил Петрович Репнин, был позван на пир к царю. Это заслуженный воевода, боярин, представитель знатной ветви рода князей Оболенских. А пир-то был со скоморохами, с плясками, и, скорее всего, в конце с непотребными девками или что-то в этом духе. Отказался князь участвовать в таком пиру. Ему дали маску маскарадную, а он ее ножками своими растоптал. Ну, что же это такое было…

С. БУНТМАН: … куда его зовут, что ль?

В. НАЗАРОВ: … такой вызов… Так это ж только начиналось. Это еще не опричнина.

С. БУНТМАН: Это еще непонятно, что это было, что это непотребство, а это как пир…

В. НАЗАРОВ: Скорее всего, он осудил, что ему это как боярину, настоящему и родовому человеку не надлежит. Это не то, что надлежит делать в его боярском чине.

С. БУНТМАН: Смотри, какой гордый.

В. НАЗАРОВ: Убит был опричниками.

С. БУНТМАН: Прямо там?

В. НАЗАРОВ: Нет. Был отпущен, выпихнут, слегка побит, а потом убит опричниками в церкви во время службы. Через день, через два, ну, здесь точных источников нет, его достаточно близкий сородич другой ветви князей Оболенских князь Юрий Иванович Кашин тоже был убит. Было еще 2 или 3 казни в феврале. И был один мотив у них вот конца января и февральский. В начале января русские войска потерпели поражение под Улой, 1-е серьезное поражение от литовских войн вот в ходе Ливонской войны. Ну, естественно разве это могло обойтись без изменников? Нет, не могло. Последовали эти казни. И вот это выступление членов Священного собора и некоторых членов думы с коллективной просьбой вернуть право печалования церкви и право очного суда встретило возмущение со стороны Грозного, сначала скрытое, а потом последовал отъезд и введение опричнины. Что было главным в устройстве опричнины? То, что Грозный выступал сразу в 3-х ипостасях. Он ведь не отказался от своих государств. Он милостиво согласился взять их назад, все свои государства.

С. БУНТМАН: Согласился все…

В. НАЗАРОВ: Согласился. Но при этом вот все ваши дела кроме того, что я беру в свою опричнину, вот земские бояре, бояре в земщине должны все делать. Ну, конечно, по самым важным вопросам вы должны это обо все докладывать царю, и решение будет, конечно, царское.

С. БУНТМАН: Хотите управлять, управляйте.

В. НАЗАРОВ: Управляйте, но под контролем царя непосредственным. Это первое. Второе – опричники получали особый привилегированный статус. Сейчас скажем какой. И Грозный выступал с одной стороны государем всей земли, государем в том числе опричнины и государем самой своих людей в опричнине и соответственно арбитром во всех спорах между земщиной и опричниной.

С. БУНТМАН: А! Так как он…

В. НАЗАРОВ: Вот я и говорю, у него три ипостаси.

С. БУНТМАН: Так, так.

В. НАЗАРОВ: Он занял роль, которую… занял позиции, которые – как сказать? – до него и после него, пожалуй, никому не удавалось занять в сфере управления государством. Что такое опричнина территориально? Территориально это примерно 15-20 волостей в разных районах страны, дворцовых волостей, которые а) обеспечивали царские потребности, его опричного двора, его окружения и продуктами, и утехами, ну, скажем, охота, рыбная ловля, ну, и так далее. Это промыслы, сельскохозяйственная продукция. Б) это весь, практически весь север, начиная с Вологды, с Вологодской земли и до Поморья. Почему это было важно? Потому, что уже примерно с десяток лет началась торговля с Англией. И она, эта торговля, имела стратегическое значение для царя и для государства в целом, естественно. Третья территория опричнины – это были наиболее выгодные, ну, скажем, все районы соледобычи в стране как внутри опричных территорий, скажем, в Галичском уезде, так и вне их были введены в опричнину. А почему? Да потому, что это чрезвычайно выгодно в финансовом плане. Соледобыча – это деньги.

С. БУНТМАН: Ну, конечно.

В. НАЗАРОВ: Это нефть, если угодно…

С. БУНТМАН: Да, это…

В. НАЗАРОВ: … того времени.

С. БУНТМАН: Да.

В. НАЗАРОВ: Ну, и, наконец, 10 уездов на западе, юго-западе и в центре страны. Выбирались они по принципу, там должно быть определенное качественное и, по крайней мере, в ряде уездов многочисленное военнослужилое сословие. То есть дети боярские. И, во-вторых, они должны прикрывать некие стратегически важные направления, ну, скажем, Можайск и Вязьма, поскольку сам Смоленск – это был вообще на особицу как пограничная территория, они прикрывали западные направления. Козельск, Белев, Лихвин и ряд других уездов – юго-западное. Суздаль, он стал кузницей, можно сказать, опричных кадров сначала среднего, а потом и высшего звена. Позднее территория опричнины… Это только первоначальная. 65-й год. Позднее территория опричнины довольно стремительно расширялась. Нужно было больше воинов-опричников. Нужно было взять под контроль все транспортные пути с севером, поэтому взяли часть Белозерского уезда, потом Ярославский полностью уезд забрали с Ростовом и Пошехоньем. Она менялась и постоянно росла территориально. Две новгородские пятины в 1570 году, Обонежская и Бежецкая. С точки зрения того, как отбирались опричники – это было сурово. То есть попали в опричнину, были зачислены вот из детей боярских этих 10 уездов примерно от 50, 45 до 20-25 процентов. Сыск проводился по брачным связям, родственным связям, патронально-клиентским связям. Если какой-то вызывавший недоверие боярин, и этот человек у него когда-то бывал на пирах, и это выяснялось, он в опричнину не попадал. Если брачные связи были опять-таки с нехорошим родом каким-то, даже дальние свойственные связи, этот человек не попадал в опричнину. Вот этот жесткий отбор проводился несколько месяцев. 1-е войско…

С. БУНТМАН: Сам царь отбирал?

В. НАЗАРОВ: Нет. Это отбирали 3 человека. Это был Алексей Федорович Басманов. Это был князь Афанасий Вяземский. Это был Петр Зайцев, ясельничий царя. Басманов уже давно… Ну, как давно? Примерно с середины 50-х годов со времен битвы при Судбище, где он показал исключительное мужество и талант воеводы-организатора, сумел избежать окончательного поражения большой русской армии при неожиданном нападении Давлет-Гирея. Очень сыграл большую роль в 1558 году в Ливонской войне и уже приближался к царю. Афанасий Вяземский стал любимцем царя тоже где-то в начале 60-х годов, тогда, когда люди из бывшего… Адашев, Сильвестр были решительно отодвинуты от участия в политике страны.

С. БУНТМАН: Тут Айрат нам пишет: «Опричник мог быть нерусский».

В. НАЗАРОВ: Были опричники крещеные татары так называемые.

С. БУНТМАН: Но православные.

В. НАЗАРОВ: Православные обязательно. Опричники, ну, здесь же надо помнить еще одну важнейшую составляющую ведь. Опричное знаменовало собой сначала переход просто к деспотическому самодержавному строю. Вот 1-й этап опричнины 1565-67 – это сравнительный мягкий вариант функционирования опричнины, самодержавия в его деспотической форме. После 1567 года эта деспотия террористического свойства. Так вот очень важным элементом опричнины для ее вообще введения и ее жизни было осознание сакральной роли царя самим царем. Ну, кто такой царь Иван Васильевич? Это единственный православный царь, правитель во всей вселенной.

С. БУНТМАН: Да.

В. НАЗАРОВ: Фактически это было не так. Были и другие. В Грузии к примеру.

С. БУНТМАН: Ну, это…

В. НАЗАРОВ: Так естественно, что об этом, если и знали, то не вспоминали. И какова роль этого единственного правителя? Естественно, защита веры. И не только защита, но и насаждение единственно истиной веры. Вы понимаете, иной раз у нас много говорят о религиозной терпимости в российской истории, и это правильный в принципе тезис. Но этот тезис правилен с точки зрения естественного обычного течения жизни. На уровне прагматики тот же Иван Васильевич вполне понимал, что крестить всю казанскую землю, исламизированное население Казани, Астрахани, да и других территорий, невозможно. Он это понимал. Но с точки зрения представления о себе и о том, каков его будет…

С. БУНТМАН: О миссии своей.

В. НАЗАРОВ: О своей миссии, о том, каков будет его ответ на страшном суде. Ответ был другой.

С. БУНТМАН: Кстати о страшном суде, можно я задам сразу вопрос?

В. НАЗАРОВ: Сейчас. Давайте.

С. БУНТМАН: Можно я задам сразу вопрос? Как Вы относитесь вот к идеям, что опричнина – это такое подведение к концу света, которое чувствовалось очень скоро.

В. НАЗАРОВ: Ну, я не знаю, где фиксировалось это подведение. Я знаю, о ком идет речь. И о какой работе идет речь. Я думаю, что взять другое немножко… Я не думаю, я не знаю, текстов этого времени, которые рассуждают о конце света. Я знаю некие аллюзии по поводу оценок опричных репрессий, размаха их и по этому поводу некие намеки как бы на приближающийся конец света имели место быть, но это уже после опричнины. Когда же мы реконструируем некие представления до него, то это другое.

С. БУНТМАН: То есть это не было в прямую направлено на такой…

В. НАЗАРОВ: Нет.

С. БУНТМАН: … очищение всего перед страшным судом, который прям сейчас будет.

В. НАЗАРОВ: Вот если мы уберем слово «перед», то все остальное имело место быть.

С. БУНТМАН: То есть это такое стратегическое…

В. НАЗАРОВ: Очищение бесспорно, и поэтому другая ипостась опричники – это рядовые воины небесной рати архистратига архангела Михаила, которые сопровождают души грешников в ад, где им и место. А кто такие грешники? Это те, кто противится воле царя, единственного правителя истиной веры.

С. БУНТМАН: Который только и он может их повести вот к этому очищению.

В. НАЗАРОВ: Конечно.

С. БУНТМАН: Да. Только вот…

В. НАЗАРОВ: Естественно.

С. БУНТМАН: … здесь на счет еще состава: «А фон Штаден был немцем», — нам здесь написано.

В. НАЗАРОВ: Ну, так он же когда был немцем и когда был опричником, был православным.

С. БУНТМАН: Ну, так…

В. НАЗАРОВ: Были и другие немцы, которые могли…

С. БУНТМАН: … здесь не столько этническое, сколько конфессиональное здесь важно.

В. НАЗАРОВ: Да, бесспорно.

С. БУНТМАН: Православный.

В. НАЗАРОВ: Нет, это один момент. Но здесь еще важно другое – важно личное отношение Грозного. Ведь что такое с точки зрения…

С. БУНТМАН: Вот были критерии, о которых Вы говорили, отбор в опричнину. Здесь досье…

В. НАЗАРОВ: А здесь критерий один – личная преданность царя и отношение царя к этому лицу. С этой точки зрения стала некой горловинкой, через которую прошла другая волна социальной мобилизации тех слоев дворянства, служилого дворянства, которые в иных условиях так быстро, сравнительно быстро и так успешно этих бы карьер не совершили.

С. БУНТМАН: И в какой-то степени это была революция.

В. НАЗАРОВ: Это не революция, конечно, с точки зрения фундаментального переделывания институтов. Институты-то те же. У опричнины был свой двор, и чины двора были те же самые. Московские чины, уездные чины. Дума была своя опричная. Не сразу сформировалась, но была. Стольники были опричные. Стряпчие были опричные. Жильцы были опричные. Лица были другие. И здесь опять-таки там-то прежде, чем ты станешь, ну, скажем, из выборного дворянина ты прослужишь много, и ты будешь оценен сначала, если ты не соответствующего рода, ты сначала будешь оценен на своем уездном уровне как служака. Затем о тебе, если тебе подфартит, ты установишь связи с тем или с другим знатным лицом, полковым воеводой. Затем ты будешь бывать в Москве. И в итоге, если ты станешь выборным дворянином, ты будешь регулярно быть в Москве, выполнять именные службы как член двора. А здесь-то иначе. Здесь дистанция до Басманова, до Вяземского, а то и до самого царя. Совсем другая.

С. БУНТМАН: Все-таки революция. Революция вот…

В. НАЗАРОВ: Нет, не революция, не революция. Ну, вот. Ну, естественно, что даже относительно мягкий период опричнины деспотически, но еще не террористически – еще раз повторю, 1565-1567 – сопровождался казнями, прежде всего, по личной неприязни царя. Вот был казнен выдающийся российский воевода, военачальник, князь Александр Борисович Горбатый, один из героев взятия Казани, ну, вообще человек, много чего сделавший для тех успехов, которые имели место быть в 1550-х годах, с сыном, с тестем и с другой родней. Были еще две казни зимой-весной 1565 года. Что еще важно? Царь еще вполне более или менее доверял Земской думе. Он ее напугал сильно. Но в том же 65-м году он уехал почти на 5 месяцев, его не было в Москве. И все текущее управление осуществлялось Земской думой, потому что опричная дума, вернее в тот момент в опричной думе было от 3-х до 5 человек, не больше. Уехало с царем. Они побывали в Вологде. Там началось возведение новой резиденции царя. Строительство огромного собора и царской резиденции, так называемый Вологодский кремль. Он побывал в Кириллово-Белозерском монастыре. Знаменитые потом будут его припоминания и послания братьям Кирилло-Белозерского монастыря. Доверял. В этот момент же были важные сношения. Была попытка установить мир, потому что стало очевидной невозможность ведения войны на 2 фронта, на юг и на запад от…

С. БУНТМАН: А на запад?

В. НАЗАРОВ: Как будто бы все было ничего. Вернулся. А в начале 66-го года опять начались казни отдельные. Но главное был момент разлома. Вот приехало большое посольство из Великого княжества Литовского, и речь шла кардинально прекращать временно, по крайней мере, военные действия на западе и подписывать перемирие с Литвой или же продолжать войну. А в мае еще бывший духовник Ивана Грозного, а ныне митрополит Афанасий, бывший протопоп Благовещенского собора, чрезвычайно близкое к нему лицо, за немощью – ну, это скорее всего дипломатическое выражение – удалился в Чудов монастырь с митрополичьей кафедры. Это был удар, безусловно, некоторым образом. И это была демонстрация Афанасия неприятия некоторых порядков и дел опричнины. Состоялся Земский собор в конце июня – начале июля 66-го года сословия дружно… земские сословия, опричников на этом соборе не было. Земские сословия и там были многие родственника дали волю царю и подписались под своими обязательствами продолжать войну с Литвой. Все как будто бы хорошо. А после этого собора коллективная челобитная 300 членов собора с просьбой отменить опричнину. И тут же Герман в июле 66-го года, который требовал отмены опричнины, и тут же избрание Филиппа Колычева, который не сумел настоять на отмене опричнины, но сумел добиться возвращения права печалования для Священного собора. И вот этот водораздел конца 66-го года – это было предтече того, что случится во 2-й половине 1567-го года.

С. БУНТМАН: А что случится, через 2 недели мы с Вами узнаем, Бог даст. Потому, что следующая у нас…

В. НАЗАРОВ: И если разрешит Иван Васильевич.

С. БУНТМАН: Да, если разрешит…

В. НАЗАРОВ: Если Бунтман милостивый снова…

С. БУНТМАН: От Опричного двора соберемся тайком, чтоб никто не слышал, и всю правду про это расскажем. Программа «Не так». Всего доброго!

Комментарии

6

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

gsm545 08 февраля 2014 | 20:02

Особое спасибо Эху, что уделяют много внимания беседам об истории. Там же все истоки настоящего и т.д.

Гость очень порадовал. Умеет рассказывать)) Про опричнину много знаем, но вот некие детали очень интересны были: традиции управления страной до, набор туда, общая вокруг атмосфера, установки внутренние царя и народа. Полную картину рисует))) Очень интересно. Спасибо.

Ждем продолжения....

И хорошо бы пригласить Владислава потом рассказать еще про Ливонскую войну, например.

Единственно, побольше хотелось бы слышать дат иногда(чуть почаще). Чтобы совсем по полочкам..)))


(комментарий скрыт)

vovakegebeshnikov 09 февраля 2014 | 06:23

Спасибо большое Владиславу Набокову.
Очень интересный, захватывающий рассказ. Супер!!!...

Уважаемый Сергей Бунтман!!!!!.....
Ну не перебивайте же Вы историка, не "вставляйте свои пять копеек", пожалуйста!... Вы же профессионал с большим опытом работы. Не уподобляйтесь же Н.Асадовой... пожалуйста...

И еще: стал замечать и у других "эховских" ведущих (Дымарский, Корзун, Бычкова и пр.) подобное: перебивают, не дают человеку ДОСКАЗАТЬ свою мысль до конца.

Будьте же ТЕРПЕЛИВЫ, УВАЖИТЕЛЬНЫ к своим гостям. Давайте им договорить!


udoev 10 февраля 2014 | 01:41

Зачем вообще нужно было приглашать для беседы какого-то там историка, когда есть такие мэтры, как Латынина и Новодворская? Проэховским хомячкам этого вполне достаточно. Даже с избытком.


tttaaannne 13 февраля 2014 | 00:01

А когда это Московия была Русью??? Понятие "русские" появилось при 13-м Московском царе Петре 1 (1 российский император). Идёт подмена понятий. Россия появилась в 1721 году. Народ Московии назывался московитами. Кто московитов называл русскими? Зачем стыдиться своей истории и пользоваться украденной??? Зачем?


udoev 23 февраля 2014 | 21:06

Подозреваю, что все ваши познания в истории России ограничиваются услышанным на Эхе от таких "историков" как Альбац, Новодворская и Акунин. Поэтому объяснить вам чего-либо невозможно, так как вы не способны понимать.


mikhail 17 марта 2014 | 01:45

Иван Грозный создатель идеологии абсолютной православной монархии в России, которая выдержала последующую проверку смутным временем и развивалась в Российской империи в течение трехсотлетия дома Романовых.
Затем империя разрушилась и на той же территории под идеологию диктатуры пролетариата Ленина, Троцкого и Сталина была сформирована империя СССР, которая просуществовала семьдесят лет.
Затем империя разрушилась и на части ее территории образовалось государство РФ без государственной идеологии. Это государство опирается в первую очередь на русский язык (национальный неимперский признак) и во вторую очередь на конституцию (чисто демократический неимперский документ).
Таким образом, население РФ с пятисотолетним имперским историческим опытом вынуждено приспосабливаться к новым реалиям и вырабатывать какую то новую идеологию, способную удержать пространство РФ от распада.
Невозможно представить себе возврат идеологии абсолютной православной монархии или диктатуры пролетариата. Как и победу идеологии демократии по западному образцу.
Остается национал-социализм. Тем более, что нация унижена поражением имперского достоинства.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире