А. Соломин Добрый день! В эфире радиостанция «Эхо Москвы». Меня зовут Алексей Соломин. Это программа «Нацпроекты: инструкция по применению». Со мной моя коллега — руководитель дирекции стратегии, исследований и аналитики АНО «Национальные приоритеты» Юлия Грязнова.

Ю. Грязнова Добрый день!

А. Соломин Здравствуйте! И наши сегодняшние гости. Я сначала сразу всех представлю и расскажу, о чем будем говорить. Директор департамента модельных библиотек Российской государственной библиотеки Анастасия Дятловская. Здравствуйте!

А. Дятловская Здравствуйте!

А. Соломин И руководитель организации «Волонтеры культуры» Дарья Жукова. Дарья, здравствуйте!

Д. Жукова Здравствуйте!

А. Соломин Мы сегодня говорим о нацпроекте «Культура». Естественно, он очень широкий, очень обширный. И, естественно, мы не полностью возьмем этот нацпроект и все его цели, а пройдемся по отдельным, но очень важным и крупным.

Ю. Грязнова Да, и, в общем, о том, о чем знают не все, но что очень интересно.

А. Соломин Вот, кстати, с этим, наверное, и связан первый вопрос. Мы сегодня довольно много говорим о библиотеках, и, естественно, не очень понятно: XXI век, вроде бы уже у всех есть интернет, электронные книги, куча девайсов. Книги можно слушать. А библиотеки — они сейчас зачем?

А. Дятловская Хороший вопрос, Алексей. На самом деле, конечно, мы очень часто сталкиваемся с этим вопросом. Я бы тут, наверное, разделила. Этот вопрос, наверное, особенно актуален у нас в России, потому что несколько десятилетий библиотеки не инвестировались, и как следствие они даже не могли обновлять книжный фонд. Поэтому о них потихонечку начали забывать, потому что даже актуальную книгу ты там не найдешь.
А если говорить про, может быть, более экономически развитые страны в этот период, в эти несколько десятилетий, то там вопроса «нужна ли библиотека?» всё-таки нет. Они планомерно развивались, всегда шли в ногу со временем. Появился интернет — там появился интернет, появились компьютеры — там появились компьютеры. У нас немножко не так. Именно поэтому национальный проект — это вообще такой замечательный толчок нам обратить внимание на библиотеки и вспомнить, зачем они нужны.
Потому что мы работаем не только с большими городами и малыми городами, мы вообще работаем с селами, со станицами, с аулами — с очень маленьким населенными пунктами, где у тебя на самом деле нет книжного магазина. Возможно, у тебя даже не такой уж хороший и прочный интернет дома. Может, даже и мобильный не самый лучший.

Ю. Грязнова Может быть, нет планшета.

А. Дятловская И, может быть, нет планшета, и, может быть, еще и нет компьютера. Всё может быть. Поэтому библиотека — это действительно такое пространство, точка притяжения, где ты можешь, в принципе, приобщиться к культуре, к знаниям, чего ты не можешь сделать в школьной библиотеке, потому что там книжный фонд всё-таки направлен на школьную программу.
А в наших библиотеках это и современные книги, это интернет, это компьютеры. Это даже роботы, это VR-очки, это 3D-принтеры. Это место для встреч и общения. В общем, это такое замечательное место. Представьте себе какой-нибудь современный коворкинг или такое лофт-пространство, которых сейчас много есть в Москве, где встречается молодежь — вот такая она, библиотека. Но самое главное, что там действительно есть очень интересная литература, куча мероприятий, направленных на книгу, лекции по темам.
И еще очень важно, что новые библиотеки позиционируют себя таким образом, что знания ты можешь получить через книгу. Безусловно, это проверенный источник информации. Это не интернет, где может быть всё, что угодно. Книга — это всё-таки очень выверенная информация, достоверная.
Но они еще стараются раскрыть эту информацию посредством каких-то других активностей. Информацию ты можешь и тактильно потреблять, и визуально потреблять. Поэтому в библиотеках есть различные кружки, секции, мастер-классы, лекции. И таким образом раскрывается книга. Зачастую дети туда приходят, может быть, на мероприятия. Но когда ты окружен книгами, и они все интересные и они по теме, которая мне интересна, рука уже тянется к книге. Ты берешь книгу, и всё вместе это очень здорово работает.

Ю. Грязнова Я хочу еще дополнить. Просто надо понимать, что то, про что сейчас рассказывает Анастасия — это программа, которая называется «Модельные библиотеки». То есть вот она сейчас говорит — может быть, сейчас не все наши слушатели… Они представляют: библиотека — это что-то такое пыльное, что-то такое старое. Но просто программа «Модельные библиотеки» — это очень современный дизайн конструкции библиотеки.
Как вам сказать — для села или для маленького города это просто приход другой цивилизации, приход другого образа жизни. Это очень современное пространство. То есть это примерно такое же, как какие-то московские коворкинги. Если наши слушатели, например, зайду на сайт «Народная библиотека»...

А. Дятловская «Новая библиотека».

Ю. Грязнова Сайт у нас называется новаябиблиотека.рф, и там можно прямо посмотреть эти фотографии (к сожалению, у нас с вами радио, мы не видим) этих библиотек. Это потрясающие современные пространства, которые строятся. Причем строятся много, сотнями — каждый год больше 100. В этом году планируется 150. В прошлом году 172 было построено по стране. То есть их много-много строится — очень современных пространств. Помните, мы с вами в прошлый раз разговаривали про «третье место»?

А. Соломин Да, общественное пространство.

Ю. Грязнова Да, место встречи, общественное пространство. Собственно говоря, идея этих новых библиотек, модельных библиотек, именно такая — что это библиотека, но не только. Это больше чем библиотека.

А. Соломин Почему это интересно для меня. Когда-то библиотека, функционал библиотеки был своего рода бесплатной арендой книги. Мне до определенного момента сложно было представить… Об этом можно отдельно поговорить, потому что я тоже в каком-то смысле библиотечный волонтер, я там проводил время. Но вообще туда приходили подростки для того, чтобы взять нужную книгу, уйти домой и через 2 недели эту книгу вернуть. Сейчас это не так работает?

А. Дятловская Кстати, тоже интересный момент. Потому что когда открылись первые библиотеки, мы, естественно, боялись, что они не будут читать книги, а только, условно, тусоваться или наоборот. Но мы провели социологическое исследование вместе с Высшей школой экономики как раз в прошлом году. Взяли такой пилотный регион — Челябинская область — и там проводили опросы, качественные интервью, фокус-группы и еще онлайн-опрос (выборка около 1 тыс. человек) через интернет-ресурсы.
В общем, получилось, что 60% посетителей всё-таки приходят в библиотеку за книгой и проводят там не более 30 минут. Но 40% проводят уже больше 30 минут. Это в основном люди, которые действительно сидят там работают за компьютером, или они пришли на мероприятие, или просто пообщаться с друзьями. Даже появилась такая фишка, что на свидание с девушкой идут в библиотеку. Это действительно так, потому что это современное интересное пространство.
И поэтому я хочу сказать, что да, многие приходят (по крайней мере, многие исследования показывают) просто взять, уйти и вернуться. Но, тем не менее, 40% (это тоже очень много — это почти половина) приходят, чтобы сделать что-то еще.
И в этом плане, конечно, библиотека действительно становится незаменимой. Потому что часы работы (это важный момент) в основном все увеличивают. Они начинают работать в выходные дни, они начинают работать вечером — все наши библиотеки. То есть ты можешь прийти после учебы и работы. И это бесплатное пространство. Поэтому, конечно, это такой центр общественной жизни. Тем более, они в основном все расположены в центре твоего населенного пункта.
Я тут тоже немножко скорректирую в том плане, что они не строятся — в основном они ремонтируются. То есть это старые здания — условно старые, разных годов постройки. И локация тоже очень удобная. Это важно и в этом плане это плюс.

Ю. Грязнова А что такого интересного происходит в библиотеке? У вас богатый опыт — вы всё-таки руководитель департамента модельных библиотек. То есть вы знаете всё. Что самого такого интересного? Какие-то самые необычные активности в библиотеках, в таких местах. Что вы помните? Ну, кроме чтения книг, что там происходит?

А. Дятловская Кроме чтения? Самое необычное, как я уже сказала, там роботы. Мы на самом деле удивились, потому что у нас нет, кстати, такого четкого гайдлайна, что там в библиотеке. Ну да, там книги. Мы говорим, что их нужно купить, не меньше 5-10% фонда вы должны обновить. Но остальное оборудование там — это всё очень гибкое. Мы просим библиотеки анализировать свою среду и понимать, что вам здесь, именно с этими читателями, нужно, какая у вас аудитория и так далее. В общем, некоторые библиотеки решили купить себе роботов.

Ю. Грязнова Чтобы что?

А. Дятловская Во-первых, конечно, это такая уловка. Привлечь людей, которые придут: «Боже мой, у них робот — надо пойти посмотреть», а дальше они уже, конечно, вовлекаются во все другие истории и остаются. Это удивительно: он у них проводит экскурсии, его программируют. Такой робот, он ездит…
Опять же, у нас на сайте новаябиблиотека.рф вы можете зайти посмотреть. Например, Ямало-Ненецкий автономный округ. Там библиотека города Муравленко. У них Федор Михайлович — они его так назвали. Он ездит, проводит экскурсии, общается с детьми.

Ю. Грязнова Видимо, к 200-летию рождения Достоевского.

А. Дятловская Да-да. Еще у него есть такая возможность, что ты можешь от его имени вести мероприятие. То есть у него дисплей, и если это человек с ограниченными возможностями или просто не может прийти в библиотеку, он может так коммуницировать — удаленно к нему подключиться и даже двигаться в библиотеке. Таким образом его тоже используют. Мне кажется, это необычно.

Ю. Грязнова У меня тут вопрос, как раз что касается ограниченных возможностей. Эти библиотеки строятся и ремонтируются сразу так, чтобы была инклюзия? Могут ли туда заехать инвалиды на колясках, это возможно?

А. Дятловская Мы это учитываем. Кстати, это у нас тоже обязательный критерий отбора. Потому что это вообще конкурсная история. То есть готовят заявки, и в концепции обязательно учитывается доступная среда. Но понятно, что я не могу сказать, что все на 100% доступны. Потому что есть исторические здания, второй этаж и так далее. Там, конечно, стараются установить, как мы называем, такой шагоход или кнопку вызова. Ну, это всё, конечно, такие полурешения, но пандус есть везде, кнопка вызова либо какое-то устройство есть везде. И конечно, они еще выходят на улицы, спускаются вниз, если нужно что-то выдать.
Тут, конечно, еще среда города или населенного пункта иногда вступает в конфликт. Но в целом очень много чего проводится для людей с инвалидностью. Причем разная инвалидность. Есть, например, такие клубы, направленные на людей с ментальной инвалидностью. Например, на людей с расстройствами аутического спектра.
И кстати, что очень здорово, почему еще общественный центр? Потому что библиотека приглашает (обычно совершенно безвозмездно) специалистов — психологов, врачей. И зачастую люди приходят туда тоже бесплатно вести какие-то клубы, мастер-классы для совершенно разных групп населения, социально незащищенных, и очень много в этом плане делает.

Ю. Грязнова И функция Дома культуры в том числе?

А. Дятловская Да, я вот, например, относительно недавно, осенью, была в Красноярском крае. Там такой небольшой город Уяр. Детская библиотека. Там учитель географии, и она еще и математик. Она ведет, например, ментальную арифметику. И я видела, как дети там всё это считают — вообще какие-то немыслимые цифры, числа.
Но что меня поразило — что она там как раз волонтер. Она бесплатно ведет занятия, постоянно. Но она позиционирует это для себя так: как мне помогла эта библиотека — вот у меня есть место, я здесь могу преподавать, реализовать себя как преподаватель, а детям тоже очень хорошо.
Поэтому, конечно, мне кажется, создание такой среды для волонтерства — это вообще очень важно. Это действительно объединяет людей. И людям комфортно прийти, и специалистам комфортно прийти там преподавать. И на самом деле престижно. То есть ты на самом деле престижный человек, который работает в библиотеке или приходит как волонтер. Это тоже важно.

Ю. Грязнова Это важно. Но, кстати, тут Анастасия стала рассказывать, и я вспомнила, что у меня есть история. У меня есть пожилая родственница. В принципе, понятно, давайте честно: умерли практически все ее друзья. Понятно, очень пожилой человек. Кто там — я ей звоню, еще какие-то наши совсем близкие родственники. Нас немного, мы ей звоним регулярно — и, в общем, всё.
Единственный, кто ей звонит регулярно — это библиотека! Она ходит в библиотеку. И это очень важно. Она включена. То есть, по сути, библиотека для нее чуть ли вообще не ключевой момент социализации. Потому что работник библиотеки раз в 2 недели обязательно ей звонит и говорит: «Вот вы у нас всё время читаете такой журнал. — он уже пришел. Новый журнал пришел, приходите!». «Смена», «Знамя» — не знаю.
И она туда ходит регулярно. 2 раза в месяц она посещает библиотеку, меняет книжки. И ей самое приятное, что ей звонят из этой библиотеки и приглашают. Напоминают: «Не забудьте, как раз пришел новый журнал. Вы его всё время читаете». И это такая включенность в жизнь.
В этом смысле, по-моему, большое спасибо вообще в целом за организацию библиотечного дела. Это потрясающе. Когда ты, в общем-то, никому не нужен, и вдруг оказывается, что да. И она себя ощущает очень хорошо. В этот момент она ощущает себя нужной: ее кто-то знает, о ней кто-то помнит. Ей кто-то звонит — человек звонит, а не робот из «Сбербанка». В общем, очень приятно.

А. Соломин А боретесь ли вы с такими библиотечными стереотипами? Многие наши слушатели наверняка представляют себе библиотеку как место абсолютной тишины. Например, зашел в библиотеку… Я даже сам помню. Когда я пользовался Российской государственной библиотекой в силу научных нужд — для университета, для диплома, занимался — я даже в коридорах боялся шуметь. Хотя в коридорах это не так страшно, просто в читальных залах соблюдают режим тишины. Но, тем не менее, многие люди представляют, что стоит злобный библиотекарь, который шикает на всех. Этот стереотип остается или вы с ним как-то…?

А. Дятловская Кстати, да, этот стереотип пока силен. Нам еще нужно какое-то количество лет, чтобы он всё-таки уже сменился. Но, во-первых, конечно, в этих в библиотеках создаются такие «громкие» и «тихие» зоны. По возможности всё-таки отделяют пространство для чтения, если площадь позволяет. Но в целом как мы вообще с этим боремся? Понятно, что мы пишем различные статьи, регионы пиарят эти библиотеки и так далее.
Ну вот интересный факт. Буквально сейчас утром у нас был круглый стол как раз по дизайну библиотек нового поколения. В городе Братске Иркутской области они сделали в детской библиотеке черный пол и черный потолок. Сначала это шок: детская библиотека — и черный пол, черный потолок. Мы говорим: «Что это такое?». Но, во-первых, получилось хорошо. Пространство это всё обновило. Это надо видеть. Зайдите на сайт, посмотрите.

А. Соломин Город Братск.

А. Дятловская Город Братск, да. Но когда разговаривали с директором библиотеки, с архитектором, который это предложил, в общем, какая у них там была идея? У них как раз была идея, что когда ребенок попадает в библиотеку, где черный пол и черный потолок, он понимает, что здесь точно запретов нет. Эти люди сделали черный пол и черный потолок — значит, здесь жестких правил нет, и ты можешь чувствовать себя свободно. Тоже один из таких приемов.
Конечно, когда ты попадаешь в среду, где видишь, что да, здесь свободно, просторно, здесь есть разные возможности, когда библиотекарь тебя встречает и не как учитель, и не обслуга, а равный тебе, то, мне кажется, стереотипы уже рушатся, меняются. И больше молодежи приходит в библиотеки в плане сотрудников библиотек. Мы видим, что очень много молодежи стало работать в библиотеках. Действительно интересные молодые люди.

А. Соломин Наверное, вопрос Дарье Жуковой, руководителю «Волонтеров культуры»: а что тянет молодежь в библиотеки?

Д. Жукова На самом деле я очень внимательно слушаю коллегу, потому что по факту мы все в одной лодке. Сфера культуры настолько многообразна, что, по сути, библиотеки сейчас — это не просто какая-то анклавная история. Как вы говорите, хранение книг, прийти на абонемент. Это история про пространство.
И те же самые музейные работники, и волонтеры, которые работают в парках, в зоопарках — это тоже наша стезя и наша отрасль. Они воспринимают библиотеки как свое пространство, где они могут реализовать свои идеи, мысли. По сути, учитывая, что пространство меняется, там очень круто проводить свои собственные мероприятия. Согласитесь, я думаю, вы все прекрасно видите активность ребят в том плане, что создается очень много проектов. И в нашем случае это творческие и социокультурные.
Зачастую бывает так, что одна из ключевых проблем — это пространство, место, где можно реализовать эту идею. И, по сути, библиотеки как общественные пространства становятся местом притяжения сначала с точки зрения проекта, а потом с точки зрения помощи. Когда они, опять же, приходят и видят, что, оказывается, это не страшно, оказывается, кроме того, что есть мультимедийное оборудование очень хорошего качества, звуковое оборудование, пространство, где можно встретиться, где, опять же, коллеги могут помочь, они понимают, что они хотят еще что-то сделать и помочь. Потому что в любом случае есть много проблем.
Опять же, сделаю очень большой акцент на том, что доступность среды — это одна из частей создания инклюзивной среды. Потому что наличие пандуса — это не инклюзия. Наличие пандуса — это часть инфраструктуры. И как раз волонтеры вместе с библиотекарями и сотрудниками других учреждений культуры могут создать инклюзивную среду.
Это очень интересно ребятам, это интересно сотрудникам. Потому что, к сожалению, сейчас нет проработанный суперсистемы, суперметодики для всех учреждений, как правильно работать с людьми, у которых есть различные нозологии. И у волонтеров, учитывая, что большинство из них участвовали в крупных международных событиях (это Олимпийские игры, это Кубок Федерации, это Чемпионат мира по футболу) уже есть эти навыки. И как раз приходя в библиотеку, они видят, что тоже приходят люди, опять же, с различными особенностями здоровья, и они могут быть полезны.
Поэтому здесь, опять же, история с мероприятиями, с полезностью и третье — с возможностью карьерного роста. У нас очень много региональных координаторов. Это сотрудники библиотек. Они абсолютно разного возраста — и молодые ребята, и люди старшего возраста, которым интересно что-то новое новое: вывести библиотеку из рамок здания и сделать это как раз таким общим пространством, которое доступно абсолютно для всех, и где люди могут, опять же, просто прийти пообщаться. Согласись, у молодежи не так много мест для мероприятий, куда-то прийти. Это мы не говорим про развлекательную сферу.
Популяризаторство — это тоже наш основной тезис. Когда мы создаем волонтерские центры, библиотеки являются идеальным вариантом с точки зрения доступа. Потому что музеи — это всё-таки свои особенности. Зоопарк — территория повышенной опасности. Опять же, дети не могут туда прийти просто при всём желании, при всей любви к животным, потому что есть требования и нормы. А библиотеки — это доступные, очень интересные пространства для проведения не только досуга, но и, в принципе, времени для общения.

А. Соломин Вот интересно, потому что библиотеки всегда считались консервативным институтом, поддерживающим традиции. Вы говорите, волонтеры приходят и готовы предлагать свои идеи, и библиотеки готовы их воспринимать. Это действительно легко?

А. Дятловская На самом деле это тоже наш основной посыл — что это место для самореализации, для реализации возможностей. Что не только библиотекарь выступает таким медиатором, который что-то предлагает, но и сообщество может прийти к тебе и предложить.
И по факту это происходит. То есть библиотекари тоже отмечают, что если раньше мы всех зазывали, то теперь, когда действительно обновилось пространство, появилось оборудование и всё остальное, к нам приходят вообще разные люди и говорят: «Можно я здесь сделаю свою выставку?». Или, например, «У вас тут 3D-принтер — можно я сделаю свою лабораторию, буду вам бесплатно вести курсы?». То есть это действительно работает, и библиотекари абсолютно готовы это воспринимать. Это здорово.

А. Соломин Я напомню, что сегодня мы говорим о нацпроекте «Культура». И в нашей студии Анастасия Дятловская, директор департамента модельных библиотек Российской государственной библиотеки, и руководитель «Волонтеров культуры» Дарья Жукова. Юлия Грязнова, руководитель дирекции стратегии, исследований и аналитики АНО «Национальные приоритеты», и Алексей Соломин ведут сегодня этот эфир. А правильно ли разделение на детские библиотеки и взрослые, которое тоже было в советское время?

А. Дятловская Кстати, в библиотечном сообществе есть разные мнения на эту тему. Но в принципе, точно правильно иметь выделенное пространство для детей.

А. Соломин Именно для общения?

А. Дятловская Для общения, для их обслуживания. Потому что, конечно, для детей нужна как минимум специальная мебель, по их росту. Нужно больше возможностей для шума — всё-таки они общаются. В принципе, даже детские книги у нас по закону должны быть расположены вдалеке от полок «18+».

А. Соломин А библиотека дает возможность книгам «18+»?

А. Дятловская Конечно.

А. Соломин То есть там нет ограничений?

А. Дятловская Нет, но расстановка. То есть должен быть ограничен именно доступ детей. Но мы в принципе за то, чтобы у детей была отдельная библиотека, либо чтобы у них была отдельная зона в общедоступной библиотеке. Мы считаем, что это правильно. Действительно, к детям нужно специфический подход. Чтобы их заинтересовать, нужны определенные приемы, определенные психологические способности библиотекаря. Это важно, конечно.

А. Соломин Я напомню нашим слушателям, что это радио «Эхо Москвы» и программа «Нацпроекты: инструкция по применению».

НОВОСТИ.
РЕКЛАМА.

А. Соломин Мы продолжим. Меня зовут Алексей Соломин. Напротив меня Юлия Грязнова, руководитель дирекции стратегии, исследований и аналитики АНО «Национальные приоритеты». И наши сегодняшние гости — директор департамента модельных библиотек Российской государственной библиотеки Анастасия Дятловская и руководитель организации «Волонтеры культуры» Дарья Жукова. Еще раз всех приветствую, здравствуйте!
Модельная библиотека — всё-таки мы много говорим и, в общем-то, подробно объяснили это понятие. Но если кратко, чем оно принципиально отличается от библиотеки стандартного типа? Или такого понятия как «библиотека стандартного типа», классического типа, уже не существует?

А. Дятловская Во-первых, нам в принципе пришлось ввести этот термин для того, чтобы действительно как-то отделить то стереотипное представление о библиотеке. У нас просто есть такой модельный стандарт, который действительно диктует, что это библиотека с современным пространством, что там есть современное оборудование, фонд обязательно ежегодно обновляется.

Ю. Грязнова Книжный.

А. Дятловская Да, книжный фонд. Это для нас просто критично, потому что долгие годы этого не было. И конечно же, это персонал, который проходит повышение квалификации как минимум раз в несколько лет. А сейчас по нацпроекту это каждый год. Поэтому да, у нас есть такие критерии. Собственно, да, это открытое пространство, обязательно открытый книжный фонд.
Это тоже, кстати, важный момент, что если раньше в основном книги были в хранении, и библиотекарь должен был выносить эти книги, то сейчас мы просим делать открытый фонд, когда пользователь может прийти, сам посмотреть книги, сам взять.

А. Соломин Cам пройтись по стеллажам.

А. Дятловская Да, это тоже очень важно, потому что это новое пользовательское поведение для наших библиотек. Но, в принципе, оно уже давно себя оправдало везде. Действительно, не все люди хотят контактировать с человеком в подборе. Некоторые хотят сами это делать.

А. Соломин И не все люди знают, что конкретно хотят почитать. Они иногда хотят посмотреть, прикинуть и выбрать.

А. Дятловская Да, поэтому мы всё-таки стараемся делать открытые стеллажи в доступе для всех.

Ю. Грязнова У нас с вами есть НРЗБ.

А. Соломин Вот, я тоже хотел предложить. Наша коллега Маргарита Ставнийчук заранее записала небольшой разговор с заведующей центром чтения «Семейный меридиан» в городе Улан-Удэ. Анна Николаевна Калашникова. Давайте послушаем ее комментарий по поводу такого преобразования библиотеки.

А. Калашникова Сейчас в Улан-Удэ уже две модели библиотеки. То место, где открылась библиотека — это всё-таки мы удаленный от города поселок. Здесь очень мало мест, где можно провести время с семьей, и вообще провести время комфортно. Библиотека не только получилась как центр для чтения, но это получился действительно семейный центр.
Библиотека так и называется — центр чтения «Семейный меридиан». У нас есть игровая, у нас есть маленький кинозал, где детишки со взрослым могут прийти, почитать книги. Есть отдельные зоны для чтения. Есть большой конференц-зал, где мы проводим мероприятия. Все мероприятия в библиотеке абсолютно бесплатные.
У нас сейчас очень много мероприятий, которые нацелены на семейное времяпрепровождение. Приходит мамы, бабушки, папы. Например, может прийти семья с детьми разных возрастных категорий. Мама проводит время с психологом, маленький ребенок — один мастер-класс, взрослый ребенок — другой мастер-класс. Сейчас для поселка библиотека стала досуговым центром и стала настолько популярна, что теперь даже стали приезжать из других районов города.
Когда мы начинали именно развивать наши социальные сети, это как раз получился период пандемии. Соцсети до пандемии были немножко другие. А во время пандемии получилось так, что людям не хватало библиотеки. Просто выкладывать книги неинтересно. А получилась тоже библиотека, но онлайн. Можно было не только посмотреть книги — можно было в чем-то поучаствовать.
В наших соцсетях мы стараемся показывать не совсем библиотечный Инстаграм — однообразные картинки, фото с мероприятий. Мы всё-таки немножко отличаемся от библиотечного Инстаграма. Мы стараемся удивлять подписчиков. Почему? Потому что соцсети — это немножко другое пространство. Там важна визуальная составляющая, важны какие-то интересные формы.
Например, все наши прямые эфиры достаточно непродолжительные по времени. У нас была целая серия игр — назывались «Книжные жмурки». Вот там буквально 5 минут, и ты можешь получить наш корпоративный приз. Вот это людям понравилось. Вроде бы библиотека, вроде бы и чтение, и в то же время мы постоянно получаем отклики.
Сейчас наши соцсети — это, по сути, реклама библиотеки, продвижение каких-то библиотечных ресурсов и, знаете, такая виртуальная справочная служба. Потому что в соцсетях могут и в 12 ночи попросить продлить книгу, или есть ли у нас такая книга, какие мероприятия и что-то еще. Получается такая современная виртуальная библиотека.
После этого стала активнее молодежь — тот возраст, который в библиотеку ходит достаточно редко и в основном за литературой по учебному процессу. А тут они увидели, что может быть что-то другое. И у нас прибавилась именно эта категория, то есть старшеклассники и уже 1-2-й курс. И стало очень много активных мам.

А. Соломин Это была Анна Калашникова, заведующая центром семейного чтения «Семейный меридиан» в Улан-Удэ. Видите, он даже и библиотекой-то не называется. Видимо, чтобы подчеркнуть разницу этого общественного пространства с тем, что у нас в голове — понятие «библиотека».
Я предлагаю немного поговорить об особенностях этих региональных проектов. Всё-таки библиотеки связаны с культурой. А культура в разных регионах всегда немножко своя. Какие-то свои праздники проводятся, свои языки. Библиотека подчеркивает это?

А. Дятловская Обязательно. Обязательно используется контекст места, где ты находишься. Мы были, например, в республике Чечня. Это свой колорит. Им там очень важно подчеркнуть национальные особенности, книги о республике. У них там своя проблематика. Например, сейчас уже очень мало кто разговаривает на локальном языке, на чеченском языке — в основном на русском. Они стараются закупить и выпустить хотя бы какие-то книги на этом языке, провести какие-то мероприятия, посвященные языку. Естественно, свои особенности там есть.

А. Соломин А это, кстати, решают в библиотеке — как обновлять фонд? Или в этом участвует региональные власти в своей же культурной политике?

А. Дятловская В хорошей ситуации это на самом деле командная работа, но всё происходит по-разному. Безусловно, всегда участвуют библиотекари. То есть они работают с запросами от населения. Они изучают издательский рынок, что в принципе выходит, и стараются все новинки, интересные книги с хорошими отзывами каких-то лауреатов премий закупить. Иногда, периодически в этом тоже участвует регион и дает какие-то свои рекомендации.
Опять же, разные федеральные округа, действительно совершенно разные библиотеки. Но в республиках, конечно, очень много своего колорита. В регионах меньше. Центральный федеральный округ — там какие-то более-менее схожие моменты.

Ю. Грязнова Мне тогда хочется спросить у Даши. Кроме библиотек, у нас же есть еще волонтерские проекты. Есть гранты на волонтерские проекты. А там, именно среди культурных волонтерских проектов, поддерживается специфика? И вообще важна ли специфика региона, когда поддерживаются волонтерские проекты?

Д. Жукова На самом деле это зависит от конкурса. Но могу сказать про наше сообщество. Во-первых, все национальные и региональные сообщества — это просто невероятная яркость проявления в различных форматах. И в мероприятиях, и в проектах, и в целом в позиционировании координаторов, которые приезжают в Москву на различные мероприятия.
Меня всегда радует, когда люди не только не стесняются прийти в национальном костюме, а несут его с гордостью. И чем ярче, тем интереснее. И важно, что это становится нормой. Это не что-то странное, не какая-то фестивальная история, не какой-то фольклор, который где-то есть, а вот здесь, скажем так, в мирное время, мы ходим в гражданском. Нет, ребята не стесняются. Во-первых, они стараются это проявлять внешне, это элемент одежды.
Если мы говорим про проекты, в нашем сообществе их очень много, которые связаны конкретно с сохранением нематериального наследия каждой республики, каждого региона. И в этом плане у нас 66 региональных сообществ в общественном движении «Волонтеры культуры».
И важно, что, условно, в Якутии это своя специфика, потому что, извините, у них все улусы расположены очень далеко друг от друга. И когда мы запускаем какие-то всероссийские мероприятия, мы всё равно учитываем, что в Якутии это дальняя расположенность территорий, и своя специфика взаимодействия. Такая же история в Бурятии, потому что очень далеко друг от друга находятся муниципальные образования.
Но при этом те проекты, которые рождаются, направлены именно на эту территорию. И важно, что они общаются на одном языке. И наша задача в целом — это объединять сообщества. Потому что, по сути, те проблемы, которые есть в Якутии, также близки, опять же, Бурятии или Еврейской автономной области.
И в этом плане важно работать не по федеральным округам, как общепринято, а именно по национальным. Потому что, согласитесь, я думаю, все наши слушатели прекрасно знают о том, что в разное время в нашей стране разные территории принадлежали разным субъектам, если мы говорим про территориальные структуры. Но сейчас эти народы проживают вместе на одной территории.
Мы говорим в принципе о нормальной стабильной классической рутинной работе, только с учетом межсоседских взаимоотношений. И здесь не надо делать что-то, связанное, условно, с сохранением костюма. Здесь важно в любой проект включать представителей разных национальностей. То есть у нас история не разовой активности, а постоянной планомерной работы по сохранению…

Ю. Грязнова Вот вы сейчас заявляете, что у вас зарегистрировано 70 тыс. волонтеров.

Д. Жукова Больше 100 тыс. У нас на конец прошлого года была такая цифра.

Ю. Грязнова Понятно, значит, у нас устаревшая информация. Скажите, пожалуйста, куда эти люди приходят? Например, я бы хотела стать волонтером культуры. Что я должна сделать? Куда мне пойти, как мне пройти узнать? И в принципе, чем я могу заняться? Вот что-нибудь про это. И потом еще можно и про гранты. То есть кто-то еще на свои инициативы получает гранты.

Д. Жукова Учитывая, что наши сообщества находятся везде, по факту, везде, где есть волонтеры, есть волонтеры культуры. Люди, которые влюблены в культуру и не знают, как быть полезными. Поэтому мы работаем и в онлайн, и в оффлайн-пространстве.
Если говорим про оффлайн, продолжая, опять же, тему библиотек и учреждений культуры, у нас создаются волонтерские центры на базе учреждений культуры разного центра, на базе некоммерческих организаций, которые сейчас достаточно стремительно появляются.
И как раз учреждения культуры понимают, что некоммерческие организации нужны им для того, чтобы привлекать большее количество общественности, получать финансовую поддержку, которую не всегда можно получить по госзаданию. Это нецелевое использование, нет такой конкретной статьи. Поэтому здесь АНОшки, условно, небольшие организации позволяют расширять сферу деятельности учреждений и выходить, скажем так, вовне.
И третье место притяжения, то место, где всегда есть волонтеры — это образовательные организации высшего и среднего образования. Наша задача здесь не создать какую-то анклавную историю волонтеров культуры. В сообществе есть несколько форматов. Допустим, есть ресурсный центр поддержки волонтерства, есть просто региональные волонтерские центры. Создается отдельное направление волонтеров культуры. То есть по факту вы физически можете в любом регионе прийти в ресурсный центр поддержки добровольчества, в наши сообщества.

Ю. Грязнова Как мне узнать, где? Вот, например, давайте представим себе, что я прямо завтра или выходной решила как-то провести с волонтерами культуры. Что мне делать?

Д. Жукова Вы можете, во-первых найти ресурсный центр. Он есть в любом регионе.

Ю. Грязнова Как?

Д. Жукова Вы можете найти его в интернете, вы можете позвонить в нашу дирекцию, и мы подскажем контакты. Ресурсный центр есть в каждом регионе.

Ю. Грязнова То есть надо набрать на сайте «Волонтеры культуры».

Д. Жукова Да, есть сайт «Волонтеры культуры».

Ю. Грязнова И позвонить вам в дирекцию. Сейчас у вас начнется обвал звонков.

Д. Жукова Это всегда происходит. Мы в этом плане всегда готовы подсказать. Также есть портал dobro.ru, где всегда есть мероприятия, где есть понимание по региональным мероприятиям — вы можете сделать фильтр. Вы можете найти, опять же, волонтерские центры. Сейчас, с этого года у нас запускается формат доброцентров, как раз учитывая этот запрос. Потому что люди не знают, где найти, и мы решили сделать одну карту всех волонтерских центров.
Допустим, есть центры «Молоды душой» — это места, где собираются серебряные волонтеры, которые тоже занимаются абсолютно всем. Это одно направление деятельности. Есть центр «Свои», созданный на базе ВУЗов. Есть «Волонтеры культуры», которые созданы на базе учреждений культуры. И на dobro.ru вы в конце года увидите всю карту, где вы можете найти любую организацию и, естественно, прийти.
Если, например, вы не знаете, у вас нет интернета, то вы просто приходите в учреждение культуры по месту жительства, и 100% это учреждение знает волонтеров культуры. В любом случае они подскажут, куда обратиться, если вдруг у них не так широко развита эта программа.
Если говорить про онлайн, то это, повторюсь, портал волонтерыкультуры.рф, где есть все данные и где есть возможность принять участие, не взаимодействуя с людьми — то, что сегодня тоже обсуждали. Потому что иногда люди хотят просто помочь, и даже не станут регистрироваться. Поэтому 100 тыс. волонтеров — это только те, кто проявили желание и хотят получать информацию, рассылки, быть вовлеченным создать, тоже создавать взаимосвязь внутри наших систем, которые есть на dobro.ru.
Опять же, те же самые библиотеки и учреждения культуры другого типа, становясь организаторами на dobro.ru, получают доступ напрямую к волонтерам и могут с ними взаимодействовать. Им не надо запрашивать у кого-то информацию, звонить нам, коллегам. Они могут просто самостоятельно получать заявки.
На самом деле есть много людей, которые даже не знают, что, условно, есть библиотека, но они увидели интересное мероприятие. Они решили принять участие. Пришли, познакомились с учреждением и дальше стали, допустим, волонтерами этой библиотеки. И дальше у них уже там считаются часы — я думаю, все тоже об этом знают.
Поэтому здесь такая двусторонняя история. Вовлечение учреждений культуры, которые говорят: «Вот, у нас здесь есть очень интересно, но об этом никто не знает. Потому что у нас есть чаты вКонтакте, у нас есть чаты в мессенджерах, но волонтеры не знают». Когда вы делаете это всё на большой площадке, которая унифицирована для всех, есть большая вероятность, что к вам придут те люди, которых вы даже не знаете, а не, условно, ваши 10 человек, которые всегда с вами, потому что они также ходят, например, брать книги в абонементе.

А. Соломин А есть какие-то возрастные ограничения для волонтеров?

Д. Жукова У нас абсолютно нет.

Ю. Грязнова Мне кажется, что мы же знаем про пожилых волонтеров старшего возраста. То есть мы знаем, что и в 70, и в 80, и в 90. А какие самые молодые? Или есть возрастное ограничение по молодости?

Д. Жукова Есть ограничения с учетом, опять же, специфики мероприятий. Если мы говорим про массовые события, конечно, так же, как у коллег, в зависимости от контента, который есть на этом мероприятии. Если это зоопарк, там могут быть, например, младшие школьники.

Ю. Грязнова То есть даже младшие школьники уже могут быть волонтерами?

Д. Жукова Конечно. Во-первых, сейчас в школах создаются волонтерские отряды. Есть отряды волонтеров-медиков, волонтеров культуры, волонтеров Победы. Волонтеры-экологи — у нас давно появилось новое движение. И важно, что в школе этих инициатив очень много.
И здесь как раз важно, что школа тоже становится местом притяжения абсолютно разной аудитории. То есть школы с точки зрения организации. Но бывают партнерские организации, который тоже готовы помочь с инициативами. Они понимают, что могут обратиться в школу, потому что там есть проектные идеи и кураторы, которые этим занимаются. То есть у нас нет какого-то порога.
И опять же, если мы говорим про нашу ближайшую акцию «Декламируй!», она доступна абсолютно всем. Надо просто выйти к памятнику Пушкину в своем городе и продекламировать произведение.

Ю. Грязнова В день рождения Пушкина?

Д. Жукова Да, в День русского языка 6 июня, в день рождения Александра Сергеевича. В прошлом году у нас впервые прошла эта акция.

Ю. Грязнова А у кого нет памятника Пушкину, что им делать?

Д. Жукова Они определяют памятники, которые им нравятся .

Ю. Грязнова То есть какой-нибудь культурный памятник, литературный.

Д. Жукова Не так важно, чтобы он был культурный. Он должен быть посвящен, опять же, либо писателям, либо поэтам. Опять же, национальные республики предлагают своих местных авторов. Это тоже очень круто, когда инициатива идет от ребят, которые это организуют.
И плюс мы также обращаем внимание на памятники ученым и деятелям, которые посвятили свою жизнь развитию и сохранению русского языка. Их тоже очень много. Зачастую они просто не входит в категорию писатели и поэты. Но тем не менее, во многих регионах есть отдельные заведения, где чтят память, и есть памятные места не только с точки зрения архитектурных скульптур и сооружений.

Ю. Грязнова Что надо сделать? Надо прочитать стих, поставить какой-то хэштег, записать себя?

Д. Жукова Да. Мы буквально на следующей неделе планируем анонсировать эту акцию со всеми деталями.

Ю. Грязнова Будем ждать. Акция «Декламируй!».

Д. Жукова Всероссийская акция «Декламируй!» с 4 по 7 июня в вашем городе. Соответственно, вы можете сами стать организаторами, выйти к памятнику, продекламировать. Также важно, что наши сообщества, которые будут организовывать это в 6 регионах, проводят мастер-классы по ораторскому искусству, по художественному чтению. Потому что здесь тоже есть свои особенности. Кстати, к сожалению, в прошлом году, когда мы стартовали эту акцию, было понятно, что не все знают слово «декламирование». К сожалению. Я, честно говоря, была удивлена.

А. Соломин Кто-то декларировал.

Д. Жукова Да, к сожалению, это всё уходит в историю. Потому что когда я была школьником, я тоже была участницей литературного кружка, где мы с нашей преподавателем, учительницей по русскому языку, ходили в литературное кафе и читали стихотворения.
Это было нормально. А сейчас это всё-таки осталось таким анклавом среди литературных клубов — достаточно возрастных, к сожалению, там не всегда есть молодежь. А мы хотим показать, что чтение — это круто. А художественное чтение еще интереснее. Плюс, кстати, у молодежи есть очень много собственных произведений, которые они тоже могут прочитать таким образом.
И важно, что параллельно с тем, что люди декламирует, мы приводим в порядок эти памятники. Мы их ни в коем случае не реставрируем — это очень важно понимать, что волонтеры культуры не занимаются реставрацией. Мы восстанавливаем, благоустраиваем и ремонтируем. Соответственно, даже просто его убрать — этого достаточно для того, чтобы проявить уважение к тому человеку, которому посвящен этот памятник.
Поэтому здесь такая двусторонняя история. В этом плане проявляются все функции волонтеров. Они могут быть и организаторами, и мастер-классы, и самостоятельно выучить и прочитать. И, соответственно, еще сделать так, чтобы это было популярно и нормально. Потому что ребята это делают сами. На самом деле это очень круто. Поэтому приглашаем вас в этом году тоже.

Ю. Грязнова Я уже задумалась. Я как раз поеду на питерский экономический форум (кстати, вы, Алексей, тоже, как я знаю), и там точно есть пушкинские места. И это будет как раз 4-5 числа, мы будем там. И, в общем, можно будет найти полчасика времени и что-нибудь подекламировать.

А. Соломин Да и Федор Михайлович, может, тоже будет где-нибудь ездить и рассказывать что-нибудь интересное. Вот вы сказали, что сами проявляют инициативу. У меня, знаете, сразу такое сомнение, особенно если мы говорим о школьниках. А нет ли в этом какой-то организации?
Потому что, знаете, мы привыкли, что школьниками всё-таки водят. Есть учителя. Есть активные учителя, есть менее активные учителя. Они организуют, они говорят: «Ребята, сейчас мы будем волонтерами». И они идут и становятся волонтерами. Сколько в этом действительно индивидуального?

Д. Жукова Это есть. Конечно, мы это понимаем, знаем. Мы с этим тоже работаем. Не буду утверждать, что всё идеально и всё прекрасно, все сразу вышли декламировать.

А. Соломин Это, может быть, и хорошо, я не спорю с этим.

Д. Жукова Нет, это нормально, что у всех есть разный подход. И в этом плане, когда мы развиваем сообщество, я тоже хочу подчеркнуть, что у нас нет цели создать организацию, создать мероприятие, провести какой-то фестиваль. У нас есть задача создать сообщество — объединение людей, которым просто интересно проводить время вместе. Мероприятия — это лишь формат.
Для многих людей это, к сожалению, непонятно. Когда мы, опять же, посещаем разные регионы на местном уровне, к сожалению, даже когда присылаешь, условно, методические рекомендации, как провести, что сделать, с чего начать, люди воспринимают это как задачу, а не как возможность проявить свою инициативу, придумать что-то новое.
Моя позиция всегда остается неизменной: каждый человек сам формирует вокруг себя это пространство. Если вы соглашаетесь на этот формат, соответственно, это ваш выбор. Но в любом случае, вы можете самостоятельно сделать из любого мероприятия то, что будет интересно.
Когда школьников привлекают просто чтобы отчитаться и сделать статистику, это ответственность того учителя, который это делает. Но мы, как общественное движение, не можем отвечать за то, чтобы все дружно пошли по воле своей души и сердца. Мы создаем для этого все возможности, но гарантировать, что везде так будет, мы не можем.
Наша задача — просто планомерно заниматься тем, чтобы поддерживать инициативы, которые идут снизу. То есть всероссийских акций у нас всего две. Все остальные идут в каждом регионе самостоятельно, и мы их поддерживаем, создавая флагманские проекты.

Ю. Грязнова Что нас ждет летом? Скоро лето. Начнем мы с акции «Декламируй!», мы поняли. В чем можно принять участие? И у меня потом будет такой же вопрос к Анастасии. Успеем коротко?

А. Соломин Да, у нас 4 минутки.

Д. Жукова Если коротко, из крупных событий у нас грядет 6-я всемирная фольклориада в республике Башкортостан. Это Олимпийские игры для народных коллективов, скажем так. На сегодняшний день подтвердили участие 55 стран. Конечно, мы все находимся в режиме ограничений и надеемся, что это станет возможным. Но учитываем, что, конечно, наверное, не все к нам доедут. Но при этом готовится очень большая соревновательная программа.
При этом там всё участие будет организовывать волонтерский корпус, и вы можете стать волонтером. В Москве — помогая делегациям определиться и найти себя в аэропорту, когда они совершают пересадки. Если это длительные волонтеры, они будут проводить различные активности. Если это краткосрочно, просто помощь в навигации, скажем так.
Вторая история — это местные волонтеры, которые будут закреплены за каждой делегацией, будут рассказывать про культуру республики Башкортостан, про культуру той страны, которую они, соответственно, сопровождают. И, соответственно, будет 30 волонтеров со знанием иностранных языков, которых будет отбирать наша команда, программа мобильности, которые приедут из разных уголков нашей страны и будут помогать в сопровождении самих мероприятий с точки зрения, опять же, перевода и доступности информации, которая есть, для всех делегаций. Поэтому сейчас открыт набор — тоже на dobro.ru. Вы можете найти «фольклориада» и стать волонтером по этим 3-м направлениям.

Ю. Грязнова Просто, боюсь, мы не успеем. Что нам готовят библиотеки на лето?

А. Дятловская На самом деле библиотеки традиционно выходят за пределы своих стен, пользуясь погодой. Поэтому обычно они участвуют во всех летних фестивалях, тоже выносят книги. Тогда ты можешь взять книгу где-то в месте, где ты находишься. У нас даже есть курортные библиотеки, которые выходят на курорты. Например, на Куршской косе в Калининградской области.
Смотрите на сайте новаябиблиотека.рф, что с вами рядом, что в вашем населенном пункте. У нас там есть программа мероприятий. Вы как раз можете увидеть, где вы можете на воздухе услышать какую-то лекцию, мастер-класс, еще и взять книжку в удобном для вас месте. В принципе, да, обычно у нас такая программа.

А. Соломин А можно короткий вопрос по поводу ковида? Как вообще библиотеки пережили этот год?

А. Дятловская Все культурные учреждения, наверное, больше всего пострадали в том плане, что были закрыты. Некоторые библиотеки (кстати, многие) выдавали книги на дом, но потом они проходили дезинфекцию с помощью всех этих инфракрасных ламп и так далее. Это до сих пор происходит. У нас есть несколько дней, когда книга лежит, и ее никто не может трогать, в специальном помещении. Потом ее там дезинфицирует. Конечно, все перешли в онлайн. В этом плане, конечно, библиотекарям пришлось перестраиваться, потому что это всё-таки другой формат мероприятий и взаимодействия.

Ю. Грязнова Мы слышали — в Бурятии они прекрасны перестроились. Она практически специалист по smm.

А. Дятловская На самом деле очень многие здорово перестроились. Теперь у нас библиотеке говорят: «Давайте нам в показатели работы включайте работу в интернете». Потому что мы теперь и в ТикТоке, и в Инстаграме. Это всё наша площадка работы.

А. Соломин Спасибо большое! Наше время подходит к концу. Я напомню, что мы сегодня говорили о нацпроекте «Культура» — о той его части, которая посвящена библиотекам, модельным библиотекам и волонтерскому движению в сфере культуры «Волонтеры культуры».
Сегодня наши гости — директор департамента модельных библиотек Российской государственной библиотеки Анастасия Дятловская и руководитель организации «Волонтеры культуры» Дарья Жукова. Эфир провели Юлия Грязнова, руководитель дирекции стратегии, исследований и аналитики АНО «Национальные приоритеты», и Алексей Соломин. Это была программа «Нацпроекты: инструкция по применению». Спасибо большое и до свидания!

Ю. Грязнова До свидания!

Д. Жукова, А. Дятловская До свидания!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире