Время выхода в эфир: 12 августа 2011, 00:00

История была такая.
Значит, История была такая.
Значит, я в августе 91-го был депутатом в Долгопрудном у себя местным и был зампредседателя горсовета. И как раз 16-го или 17-го августа я поехал в отпуск.
Отпуск заключался в том, что я сел за руль своей «Копейки» и поехал в костромские какие-то леса, там был пансионат, дом отдыха.

Ну ехал, ехал, 19 августа включаю приёмничек в своей «Копеечке» и слышу, думаю – какая странная пьеса дурацкая, какая-то постановка.
Что-то Горбачёва нет. Думаю – какой дурак написал такую пьесу?
Переключаю на другой канал – там то же самое.

Тут я почуял неладное.
Думаю – что такое. Как вы понимаете, в то время не было сотовых телефонов. А я в лесу на турбазе на какой-то нахожусь, что-то надо делать.

И первым делом, думаю, надо позвонить в свой Долгопрудный в горсовет, узнать там, что вообще происходит.
А как позвонить? Нет же телефонов. Я поехал в райсовет местный, какой-то костромской поселковый совет, приехал, там такое здание, похожее на такую большую трёхэтажную деревянную избу, захожу туда и вижу – там слева вывеска «Райком партии», а справа – «Райсовет».
Ну я иду в райсовет, там сидит председатель совета, я показал ему своё удостоверение, говорю – я свой, мне нужно звонок в Москву сделать. Он набрал, я поговорил со своим председателем горсовета долгопруднинского.

Он мне всё объяснил, что да, путч, что весь город раскололся, как раз там в Долгопрудном демократы в физтехе были у власти, то есть у нас там Московский камнеобрабатывающий комбинат, мы возили эти бетонные блоки к Белому дому, сидели в засаде в … шоссе, контролировали танки, и так далее.

А я председателю совета говорю – а что вообще происходит?
А он сидит, говорит – понимаешь, как? У нас там, вот, напротив через коридор сидит райком партии, а здесь сидит советская власть. Мы за Ельцина, они за ГКЧП. И мы все ждём, не разговариваем друг с другом, чем всё кончится. Если, говорит, Ельцин победит, мы их расплющим, так, всё, ну а если, говорит, ГКЧП, тогда они нас.

Выпили мы с ним водки и поехал я в Долгопрудный обратно следить за танками и всё такое.
Там было тоже масса интересного, была битва за ксерокс, в городе был всего один ксерокс, и коммунисты пытались его отнять, чтобы печатать воззвания к ГКЧП, а я и мои сотрудники из горсовета демократического пытались отнять наоборот.

Победила молодость, надо сказать, ну мы молодые тогда были, мне сколько там, лет 25-26 было, мы отняли этот ксерокс, значит, выгнали старых коммунистов.
Так в городе возникла советская власть уже новой России.. И как раз 16-го или 17-го августа я поехал в отпуск.
Отпуск заключался в том, что я сел за руль своей «Копейки» и поехал в костромские какие-то леса, там был пансионат, дом отдыха.

Ну ехал, ехал, 19 августа включаю приёмничек в своей «Копеечке» и слышу, думаю – какая странная пьеса дурацкая, какая-то постановка.
Что-то Горбачёва нет. Думаю – какой дурак написал такую пьесу?
Переключаю на другой канал – там то же самое.

Тут я почуял неладное.
Думаю – что такое. Как вы понимаете, в то время не было сотовых телефонов. А я в лесу на турбазе на какой-то нахожусь, что-то надо делать.

И первым делом, думаю, надо позвонить в свой Долгопрудный в горсовет, узнать там, что вообще происходит.
А как позвонить? Нет же телефонов. Я поехал в райсовет местный, какой-то костромской поселковый совет, приехал, там такое здание, похожее на такую большую трёхэтажную деревянную избу, захожу туда и вижу – там слева вывеска «Райком партии», а справа – «Райсовет».
Ну я иду в райсовет, там сидит председатель совета, я показал ему своё удостоверение, говорю – я свой, мне нужно звонок в Москву сделать. Он набрал, я поговорил со своим председателем горсовета долгопруднинского.

Он мне всё объяснил, что да, путч, что весь город раскололся, как раз там в Долгопрудном демократы в физтехе были у власти, то есть у нас там Московский камнеобрабатывающий комбинат, мы возили эти бетонные блоки к Белому дому, сидели в засаде в … шоссе, контролировали танки, и так далее.

А я председателю совета говорю – а что вообще происходит?
А он сидит, говорит – понимаешь, как? У нас там, вот, напротив через коридор сидит райком партии, а здесь сидит советская власть. Мы за Ельцина, они за ГКЧП. И мы все ждём, не разговариваем друг с другом, чем всё кончится. Если, говорит, Ельцин победит, мы их расплющим, так, всё, ну а если, говорит, ГКЧП, тогда они нас.

Выпили мы с ним водки и поехал я в Долгопрудный обратно следить за танками и всё такое.
Там было тоже масса интересного, была битва за ксерокс, в городе был всего один ксерокс, и коммунисты пытались его отнять, чтобы печатать воззвания к ГКЧП, а я и мои сотрудники из горсовета демократического пытались отнять наоборот.

Победила молодость, надо сказать, ну мы молодые тогда были, мне сколько там, лет 25-26 было, мы отняли этот ксерокс, значит, выгнали старых коммунистов.
Так в городе возникла советская власть уже новой России.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире