Я в это время работал заведующим РАНО в городе Оренбурге. И так как в то время ещё не было ни мобильных телефонов, ни электронки с собой, естественно, то узнал уже, скажем так, поздновато. Потому что шли ремонты, школы готовились к новому учебному году, была очень тяжёлая ситуация в одной из школы.

Мы не успевали по срокам. И я, естественно, был в этой школе. И как это ни странно, я это узнал от строителей, которые, надо признаться, достаточно испуганы, сказали – а что с нами теперь будет, если мы не сдадим школу к 1 сентября? Поэтому у меня, может быть, и своеобразная такая реакция на 19 августа, потому что строители резко ускорили свою работу, но, вы знаете, сказать, что как-то это сильно на меня повлияло, не могу. Наверное, вся ситуация уже была достаточно понятной.

И было понятно, что возврата, ну, скажем так, к идеологии ГКЧП просто быть уже не может, что всё это, скажем, явление временное, что оно обязательно пройдёт, что нужно просто работать, делать своё дело, что мы и продолжали делать, готовились к августовской конференции, мы завершали ремонты, и через несколько дней всё стало ясно. Но школу успели сделать, да.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире