'Вопросы к интервью
МАРИНА МАКСИМОВА: 16 часов и 35 минут в Москве. Итак, это 2-я часть 3-го раунда игры. Прием смс мы закончили. Вот вопрос, который мы вам задавали полчаса назад: кто является скипом мужской сборной России по кёрлингу? Правильный ответ – Андрей Дроздов. И 14-м человеком, который прислал правильный ответ, стала Елена. Номер ее телефона заканчивается такими цифрами: 4480. Она получается набор мягких игрушек-талисманов, 3 штуки, Олимпийских игр в Сочи, календарь «Эха Москвы» на 2014 год.


М. МАКСИМОВА: Наша традиционная рубрика «Московская полиция рекомендует». И в этот раз говорим о профилактике правонарушений и преступлений, совершаемых несовершеннолетними. Наш сегодняшний гость – Вера Николаевна Магомедова, начальник ОДН УМВД России по району Раменки УВД по ЗАО ГУ МВД России по городу Москве, майор полиции. Добрый день!

ВЕРА МАГОМЕДОВА: Добрый день!

М. МАКСИМОВА: Событие, которое, я думаю, потрясло не только жителей Москвы, но и, думаю, многих россиян. Это новости, которые пришли из района Отрадное. В одной из школ ученик устроил стрельбу. Я думаю, что наши слушатели, да и не только, привыкли, что похожие сообщения приходят из-за рубежа, в частности из Соединенных Штатов. Это как-то, может быть, уже привыкли. А вот чтобы в Москве происходило такое, это непривычно и это шокирует. Давайте попробуем разобраться. Есть какая-то, видимо, система, по которой проверяются подростки. И, когда мы разговаривали, в том числе с Вашими коллегами, в основном на эту тему мы говорили о подростках из неблагополучных семей, может быть, там детей, которые стоят уже на учете, то есть когда есть уже какие-то проблемы. Мы с Вами, наверное, об этом тоже еще успеем сегодня поговорить. Здесь ситуация не типична, наверное, ну, как мне кажется, еще тем, что отзывы об этом школьнике самые положительные, то есть он там чуть ли не отличник, из нормальной семьи. То есть никаких подозрений или каких-то вот таких…

В. МАГОМЕДОВА: Предпосылок, да, не было.

М. МАКСИМОВА: … предпосылок не было. И вдруг человек берет 2 ружья, убивает 2-х людей, еще один ранен. Сыпятся сейчас обвинения в адрес родителей, что это они не заметили. Сыпятся обвинения в адрес учителей, что они должны… они видят этого ребенка каждый день. Сыпятся обвинения в адрес классного руководителя, который вообще отвечает, в том числе за этого ребенка. И даже про психологов тут уже власти Москвы говорили, что всех переаттестуют после того, что случилось в Отрадном. Как работает… Как должна работать система? Проверяются ли, не знаю, отличники и как? Что здесь не сработало? Почему пропустили?

В. МАГОМЕДОВА: Тут немножко просто специфика в настоящее время работы с несовершеннолетними является такой, что… Это раньше, если неблагополучная семья, то зачастую и ребенок, там лишенный контроля, и он зачастую попадал на учет, потому что родители вроде неблагополучно характеризуются, ну, и ребеночек тоже берет пример с родителей. Сейчас такая тенденция, что больше детей попадает в поле зрения органов внутренних дел как раз из нормальных, благополучных семей.

М. МАКСИМОВА: Так?

В. МАГОМЕДОВА: Что ими движет? Ну, здесь у каждого разные причины. Кто-то хочет получить адреналин. Кто-то, имея в своем распоряжении всякие супермодные игры, доступ к интернету и все остальное, хочет попробовать это в реальной жизни и считает себя просто супергероем, которого к ответственности нельзя в принципе привлечь, как показывают во многих боевиках и во всем остальном. Вот. А кто-то в силу как раз родители благополучны, но постоянно заняты на работе, ребенка передали под контроль бабушек, которые в силу возраста, не могут уже осуществлять этот контроль за ним, или третьих лиц, то есть это няни, телохранители, водители, кто угодно, но не сами родители. Родитель всегда должен осуществлять контроль сам за ребенком, если… Ну, это мое личное мнение. То есть что у ребенка, чем он живет, не смотря на всю занятость, не смотря на загруженность, чем живет ребенок, какие у него интересы, с кем он общается – это в первую очередь обязанность родителей.

М. МАКСИМОВА: Ну, а ошибка, как Вы считаете, вот обвинения в адрес там учителей школы, классного руководителя, психологов, которых теперь повсеместно будут переаттестовывать, есть какая-то… То есть они тоже же должны по идее были следить.

В. МАГОМЕДОВА: Но они тоже должны отслеживать, учитывая то, что ребенок зачастую 70 процентов своего времени проводит в школе. То есть начиная сначала уроки. Сейчас практически в каждой школе существует группа продленного дня. И младшие классы, там до 5-го, до 6-го класса они все с удовольствием посещают. Ну, вот как бы в большинстве школ. Психологи – да. Психологи в школах – отдельная категория. Их ввели совершенно недавно. Вот. По каким критериям отбирают в школе – это уже вопрос не ко мне, а к представителям школ, к департаменту образования какие у них критерии при отборе. Но психолог в школе должен быть высокопрофессиональным, квалифицированным специалистом. Потому, что зачастую действительно, как в этом трагичном случае, признаков нет никаких, совершенно невооруженным взглядом для непрофессионала. И только психолог, работая с этим ребенком, может выявить, что там повышенная степень тревожности, повышенный уровень агрессии где-то внутри, который пока не нашел своего выхода. Возможно, в данном случае произошло именно так. Пока какие-либо выводы, я считаю… идет проверка до сих пор. Степень ответственности каждого, замешанного в эту историю, в эту трагедию, она будет определена вышестоящими органами и по результату проведения проверки. Сейчас пока рано кого-либо обвинять, потому что можно как бы немножко не в ту степь уйти, скажем так.

М. МАКСИМОВА: Правильно я понимаю, что для меня это неожиданность, что… Хорошо, Вы там проверяете детей из неблагополучных семей. А как же работать с… когда все не просто нормально, да? Ребенок – отличник. То есть все не просто нормально, все хорошо.

В. МАГОМЕДОВА: Нет, ну, я имею в виду дети из благополучных семей, все равно выходят такой момент, что они когда-то себя проявляют. То есть опять же я говорю, повышенная агрессия. То есть он постоянно сцепляется со своими сверстниками, постоянно кого-то хочет ударить, у кого-то что-то отобрать. Есть дети, которые в свое поведение срисовывают с взрослых, которые их окружают. То есть пойти и поцарапать машину, припаркованную рядом с подъездом, или взять баллончик, на моей памяти такое было, нарисовать что-то, разрисовать на той же машине просто потому, что я так хочу. То есть они все равно… То есть зачастую они даже очень хорошо справляются со школьной программой, у них отличные оценки, но выходя за пределы данной школы, то есть дети, скажем так, хамелеоны. То есть в школе он знает, что он под пристальным контролем: классный руководитель, соцпедагог, сверстники, он ведет себя, скажем так, ну, чуть-чуть потише. Выходя на улицу после занятий, он там как бы вот эту разрядку получает, совершая какие-либо антиобщественные действия, общественно-опасные деяния, к сожалению, иногда даже преступления.

М. МАКСИМОВА: Сложно за такими следить. Скажите, а как Вы, когда проводите профилактику, как Вы сотрудничаете со школами? Как вообще вот эта работает система?

В. МАГОМЕДОВА: Со школой мы… Есть такой институт «школьный инспектор» — это инспектор, который закреплен за школой, то есть от службы УДН. Он несет ответственность за работу со всеми детьми, обучающимися в этой школе. То есть инспектор постоянно общается с соцпедагогом, психологом данной школы. Вся информация, которая поступает, то есть к инспектору, она поступает как раз от соцпедагога. То есть обязательно присутствие школьного инспектора на педсоветах. То есть это не сразу… То есть вот ребенок проявил себя не с хорошей стороны. Это не означает, что он сразу поставит на профилактический учет в детскую комнату полиции. Нет. С ним вначале поработает психолог, соцпедагог, будет собран педсовет в данной школе вместе с представителем как раз полиции с психологом. К нам присоединяются достаточно часто представители комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при муниципалитете. Коллегиально педсовет вместе с родителями, законными представителями, решает вопрос, то есть вот ребенок покурил в туалете, или еще что-то, не дай Бог, случилось, соответственно мы пытаемся это решить пока вот, ну, образом таким, чтоб просто профилактировать. То есть не более глубокая профилактика, когда уже ставишь на учет, когда ребенок нуждается в контроле уже с нашей стороны именно. Мы понимаем, что ребенок провинился, но он понимает всю ответственность и вину за содеянное, и в принципе ему не обязателен постоянный контроль со стороны инспектора, просто проводится педсовет, и он предупреждается, что в дальнейшем при повторении повторных правонарушений его поставят на профилактический учет.

М. МАКСИМОВА: То есть у Вас там какая-то галочка ставится, что здесь вот есть какой-то парень…

В. МАГОМЕДОВА: Да. Он встает. А зачастую он может не встать к нам на учет в детскую комнату полиции, но встает на внутришкольный учет. Вот он ставится, и вот с ним работает соцпедагог. Как только у ребенка опять что-то пошло не так…

М. МАКСИМОВА: Если вдруг. Да. А когда школа должна Вам сообщить о том, что что-то не так.

В. МАГОМЕДОВА: Школа постоянно должна сообщать о неблагополучии как в семьях… помимо школа несет еще ответственность помимо того, помимо несовершеннолетних, еще от школы должна к нам поступать информация по поводу неблагополучных семей как и из органов здравоохранения. Дело в том, что если ребенок приходит в школу, не дай Бог, с синяками, если он приходит, не выспавшись, если он приходит, видно, что он голоден, если он приходит неопрятный, то есть психолог, соцпедагог должен поработать с этим ребенком индивидуально, один на один, ни в коем случае ни в классе, потому что это потом клеймо на весь учебный процесс. Этот ребенок до 11 класса будет как бы немножко униженным по сравнению со своими сверстниками. Соответственно они проводят, спрашивают, тот же Петя, как у тебя дела? Что? Может, дома что-то происходит? Может, с мамой какой-то конфликт? Даже, может быть, все замечательно, но вот конфликтные отношения с мамой. То есть мама не злоупотребляет ни наркотическими веществами, ни алкогольными напитками, ну, что-то там происходит. То есть недопонимание с обеих сторон. Вот в этом случае соцпедагог должен обязательно уведомить сотрудника УДН. Вот. И уже в дальнейшем сотрудник УДН, представитель комиссии проводят работу. То есть мы выходим по адресу проживания данного подростка, изучаем жилищно-бытовые условия, разговариваем с мамой, что у вас происходит. Может, возможно, там не нужна профилактика, там нужна просто элементарная помощь.

М. МАКСИМОВА: … психолога.

В. МАГОМЕДОВА: Да. Женщина, может, оказалась в тяжелой жизненной ситуации. То есть в этом случае есть социальные центры, с которыми мы со всеми взаимодействуем, которые подчиняются департаменту социальной защиты населения. Вот. Мы сразу связываемся со специалистами, рекомендуем и просим… Там есть психологи, там оказывают материальную помощь, помощь по организации досуга того же несовершеннолетнего, если она не справляется с контролем в свободное время за ребенком. И мы сразу направляем эту семью в данные центры. Соцпедагоги постоянно предоставляют в принципе информацию, но, к сожалению, не все, не во всех школах.

М. МАКСИМОВА: Но вообще как часто сталкиваетесь с тем, что вот Вам звонят и говорят то, что вот у нас проблемный ребенок.

В. МАГОМЕДОВА: Чтоб сами родители звонили?

М. МАКСИМОВА: Чтобы родители и чтобы из школы.

В. МАГОМЕДОВА: Это опять же зависит от руководства самой школы. То есть в некоторых школах, к сожалению, опять же существует такая некая граница, когда они стараются сор из избы не выносить. В какой…

М. МАКСИМОВА: Это каждый старается…

В. МАГОМЕДОВА: Да. Вот. Нет. У нас есть школы, с которыми мы взаимодействуем. Они понимают как бы, чем раньше ребеночек начнет работать с нами там и со специалистами, с психологами специальными или еще с кем, не дай Бог, если там наркозависимость, с представителями наркологического центра, тем быстрее мы сможем откорректировать его поведение в дальнейшем, чтобы не было никаких проблем у него в жизни. Поэтому многие школы, кто соцпедагог с большим стажем, потому что соцпедагог – это достаточно ответственная роль в школе, и, скажем так, те соцпедагоги, которые имеют огромный опыт, вот с ними легко работать, потому что они сразу, как я говорю…

М. МАКСИМОВА: Наметан.

В. МАГОМЕДОВА: Наметан. Да. И они знают, что да, здесь что-то происходит. Так, этот мальчик как-то себя непонятно ведет. Тут что-то вообще даже связано, может быть, с наркотиками. То есть соцпедагоги эти, они понимают всю ответственность, которую они несут, к которой обязывает их должность, они сразу связываются с полицией, то есть с нами. А в некоторых школах, к сожалению, приходится бороться с ними, потому что в силу того, что, ну, опять же не хотят терять какой-либо статус, что отслеживается же количество несовершеннолетних, данные учащихся школ, состоящих на учете, и каждая школа боится, чем больше им кажется, тем хуже для статуса школы. Но уверяю Вас как бы, что чем раньше мы спрофилактируем, тем у нас больше возможности вернуть ребенка с этой кривой дорожки обратно в нормальную жизнь.

М. МАКСИМОВА: Да, и тем меньше проблем. Скажите, а вот немного отталкиваясь от данной ситуации. Здесь получается ребенок взял оружие из сейфа… Ну, оружие было легально зарегистрировано, просто у родителей оружие. Вот какое-то особое внимание Вы уделяете семьям, где есть официально зарегистрированное оружие, и где есть дети соответственно?

В. МАГОМЕДОВА: Значит, вопрос по оружию, по хранению, по регистрации, это все регистрационно-разрешительный отдел ведет соответственно и участковая служба участковых уполномоченных полиции. То есть какие условия хранения данного оружия, есть ли доступ у несовершеннолетних, нет, и эту всю работу должен проводить тоже, в том числе если есть дети, беседы с родителями, что ни в коем случае, что ключи в доступном месте не оставлять. Ни в коем случае доступ ребенка не должен быть к данному сейфу. Вот это все проводит участковый уполномоченный полиции.

М. МАКСИМОВА: То есть у них это тоже должно быть по идее на галочке, на контроле, что вот есть оружие, зарегистрировано, но там есть дети.

В. МАГОМЕДОВА: Да.

М. МАКСИМОВА: Скажите, какие самые частые… Ну, мы сейчас говорили в основном о том, что произошло в Отрадном, ну, вообще о системе. Что чаще, какие самые частые преступления среди несовершеннолетних вот сейчас? Есть какие-то тенденции? Чего-то стало больше? Меньше? Или что-то есть какая-то стандартная модель?

В. МАГОМЕДОВА: Вы знаете, я, в общем, не могу как бы вынести вердикт в том плане, что в принципе я отвечаю за свое территориальное подразделение, а как бы, в общем, тенденция, к сожалению, такова, сейчас поправки приняты, закон принят, но, учитывая, что очень долгое время данная сфера жизни, она немножко как бы ни была закреплена законодательно, а именно употребление этих спайсов, – да? – она дала нам такую тенденцию, что возраст употребляющих наркотики растительного происхождения, скажем так, вот этих курительных смесей, значительно снизилось – раз! – и количество употребляющих увеличилось.

М. МАКСИМОВА: А снизилось… Когда начинают?

В. МАГОМЕДОВА: Ну, у нас были случаи, когда 14 лет.

М. МАКСИМОВА: 14 лет.

В. МАГОМЕДОВА: 14, да. То есть это уже ребенок, и он не один раз попробовал, а в 14 лет как бы…

М. МАКСИМОВА: То есть он уже, как бы там условно, регулярно принимает?

В. МАГОМЕДОВА: Да. Находит лазейки, где приобрести, у кого, как.

М. МАКСИМОВА: И это тоже, наверное, дети не всегда из неблагополучных семей?

В. МАГОМЕДОВА: Уж скорее даже наоборот, потому что на это требуются деньги. И родители зачастую в таких семьях, они замечают намного позже. Потому, что если семья не благополучная, то ребенок чаще попадается на том, что он совершает ту же кражу у одноклассников, чтобы продать, ну, украденный…

М. МАКСИМОВА: И получить…

В. МАГОМЕДОВА: … и приобрести. А дети из неблагополучных семей, они достаточно… Из благополучных семей. Они достаточно много получают на карманные расходы, скажем так. Это ни в коем случае я сейчас не пропагандирую ограничить их там в денежных средствах. Но именно вот это затрудняет ранее выявление данных детишек данной категории, потому что родители зачастую сами не могут понять, что происходит. То есть они приходят к нам уже с такой жалобой, что у ребенка частая смена настроения, ребенок агрессивен. И они, учитывая, что, наверное, не каждый родитель – психолог, скажем так, хотя родитель, как я считаю, должен чувствовать своего ребенка. Им кажется, что это, наверное, перестройка организма, подростковый возраст, гормональный сбой или еще что-либо. И даже бывает зачастую так, что они обращаются за помощью, приходят, а потом да нет, нет, у нас все хорошо, все нормально, наверное, я погорячился. Вот.

М. МАКСИМОВА: Но все-таки бывает, что родители сами приходят. Как Вы находите таких детей? Или не знаю…

В. МАГОМЕДОВА: Нет, но родители приходят зачастую сами. Опять же работа, постоянная работа инспекторов. То есть соответственно, если ребенок был задержан по подозрению в употреблении наркотических веществ, соответственно сразу уведомляется его законный представитель – мама, папа или там опекун, приглашается в отдел. После того, как он приходит, значит, им предлагается пройти… чтобы мы их направили на прохождение медосвидетельствования. У них есть право отказаться как у законных представителей, так у несовершеннолетнего. Соответственно они просто пишут отказ. Если, значит, они согласны, потому что, например, бывали такие случаи, когда мама или папа говорили: «Да Вы что?! Мой ребенок не употребляет». И инспектор им объясняет, что вам, ну, давайте проверим…

М. МАКСИМОВА: Проверим, да.

В. МАГОМЕДОВА: Проверим, да. И для них бывает совершенной неожиданностью, что вот эта данная экспертиза показывает, что в крови имеются наркотические вещества. И вот тогда начинается работа. Информация передается в розыск, в отделение уголовного розыска, где с разрешения законных представителей как бы ребенок просто опрашивается, ну, где ты это приобрел, за какие средства. А в дальнейшем проводятся оперативно-розыскные действия, и уже как бы вот этот нехороший дядя, тетя, а возможно иногда даже и подросток тот же… Сосед по парте. Да. Но это уже работа розыска. Да.

М. МАКСИМОВА: Спасибо большое. Это была Вера Магомедова, начальник ОДН МВД России по району Раменки УВД по ЗАО ГУ МВД России по Москве, майор полиции. Говорили о профилактике правонарушений, совершаемых несовершеннолетними. Спасибо. До свидания!

В. МАГОМЕДОВА: До свидания!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире