'Вопросы к интервью
14 апреля 2012
Z Музейные палаты Все выпуски

Коллекция фотографий 1896-1930 гг. в Государственном музее В.В.Маяковского


Время выхода в эфир: 14 апреля 2012, 10:12

К. ЛАРИНА: 10-06. Мы начинаем программу «Музейные палаты». В студии «Эхо Москвы» Ксения Ларина, Тимур Олевский. Тимур, приветствую тебя.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Доброе утро.

К. ЛАРИНА: Сегодня мы принимаем в гостях музей Маяковского. Адольф Аксенкин, заведующий отделом научной экспозиции, наш сегодняшний гость. Здравствуйте.

А. АКСЕНКИН: Добрый день.

К. ЛАРИНА: Случайно попали, не планировали именно на сегодняшний день, но когда сегодня приехали на работу, поняли, что сегодня 14 апреля, день памяти Владимира Маяковского.

Т. ОЛЕВСКИЙ: По Сетевизору слушатели увидят потрясающую афишу выставки «Коллекция фотографий 1896-1930 гг. в Государственном музее Маяковского». Молодой такой человек, похожий на художника. Я не узнал, правда.

К. ЛАРИНА: Поскольку сегодня много мероприятий в музее, будет правильно, если мы с этого начнем, чтобы люди сориентировались по времени. Они могут начинать планировать сегодняшний день вместе с нами.

А. АКСЕНКИН: Сейчас возлагаются венки на Новодевичьем кладбище, потом у памятника Пушкину. Это наша традиция. И сегодня день открытых дверей, можно бесплатно придти.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Музей Маяковского находится на Лубянской площади, как раз в том месте, где 5 декабря оцепление ОМОНа не прорвало шествие в сторону ЦИКа. Именно там, где всё это происходило, просто чуть-чуть налево, в арку – и музей Маяковского.

А. АКСЕНКИН: Сегодня будет 3 спектакля, будет кинофильм «Барышня и хулиган», в котором Маяковский играет главную роль, будут чтецы, экскурсии. Будет экскурсия и по нашей выставке, которая называется «Маяковский. Коллекция фотографий 1896-1930 гг.».

К. ЛАРИНА: Т.е. можно приехать в любое время в музей.

А. АКСЕНКИН: До 17 часов.

К. ЛАРИНА: У нас сегодня разыгрываются потрясающие каталоги. Я каюсь – когда они у нас появились для розыгрыша, я один стырила.

Т. ОЛЕВСКИЙ: А я второй.

К. ЛАРИНА: Но я вам скажу честно, что не для себя это сделала, а сделала для своей подруги, режиссера спектакля «Маяковский идет за сахаром» Саши Денисовой, которая сделала потрясающий спектакль на малой сцене Театра имени Маяковского. Всем рекомендую посмотреть. Когда она увидела этот каталог, ей просто плохо стало – потрясающий совершенно. Это каталог фотографий Владимира Маяковского самых разных периодов его жизни. Они как постановочные, так и репортажные, просто хроника его жизни, выступлений.

А. АКСЕНКИН: Это всё, что есть в нашей коллекции. У нас было 320 фотографий до прошлого года, затем сразу же пополнились наши фонды на 50 фотографий, потому что мы нашли фотографии из коллекции Волкова-Ланнита. Леонид Филиппович писал книгу «Вижу Маяковского», и вот как раз он явился побудителем для создания этого каталога.

Т. ОЛЕВСКИЙ: А ведь очень фотогеничный человек. К тому же до чего ж Маяковский умел и любил фотографироваться, он знал, как себя подать.

К. ЛАРИНА: Так не зря в кино снимался.

А. АКСЕНКИН: В воспоминаниях написано, что он любил фотографироваться. Мы этого не замечаем. Правда, когда есть коллективные фотографии, Маяковский никогда не садился в центр, он где-то всегда сбоку. Т.е. Маяковский по характеру был скромным человеком. У нас есть такое представление, что это человек, вокруг которого вертелось всё. Когда он выступал, он и был таким – был лидером, очень остроумным. Но в обыденной жизни это был человек очень скромный, который стеснялся своей популярности. Это в нем удивляло.

К. ЛАРИНА: Очень важно сказать, что в этом каталоге не просто сборник фотографий, это не просто фотоальбом. Там вы найдете массу интересных фактов из жизни Владимира Маяковского.

А. АКСЕНКИН: Этот каталог сделан в музее, в нем есть и научная часть, в нем есть четкие описания – где, когда, почему. Здесь есть две рубрики – «Место и время», и есть вторая рубрика – «Легенда». В «Легенде» документальные воспоминания о Маяковском.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Есть там какие-то интересные истории.

А. АКСЕНКИН: Есть много историй. Конечно же, каждая фотография, в ней есть какая-то история, какой-то смысл заложен, вот он вложен в эти легенды. Я считаю, что легенды эти не менее интересны, чем фотографии.

К. ЛАРИНА: Мы не задали вопросы. Нам же это всё нужно отдать.

Т. ОЛЕВСКИЙ: У нас три вопроса. Мы их зададим вместе с Адольфом Павловичем, потому что один я не смогу повторить. Первый вопрос. Есть фотографии Маяковского из Казани, где он, как и на некоторых других фотографиях, курит. Но на этой фотографии курильщик Маяковский отличается от остальных. Чем? Какой деталью он отличается от своих других фотографий, где он тоже с папиросами? Второй вопрос. Очень известный советский фотограф в 28 году сфотографировал Маяковского на Красной площади 1 мая. Имя этого фотографа. А третий вопрос я без вас не задам.

А. АКСЕНКИН: Я мучился, к какой фотографии дать эту емкую фразу. И потом нашел фотографию, где Маяковский выступает. Фраза звучит так: «До сих пор неизгладимо в памяти: Громкий голос. Челюсть. Чеканка читки. Чеканка мыслей. Озаренность Октябрем во всем».

К. ЛАРИНА: На эти вопросы надо отвечать на смс +7-985-970-4545. За правильные ответы вы получаете каталоги и пригласительные билеты на 2 лица. Но сегодня вход в музей бесплатный. Давайте расскажем про выставку.

А. АКСЕНКИН: Зрела очень давно эта мысль, и вот наконец это осуществилось. Дело всё в том, что наша выставка на антресоли называется «Мастерская человечьих воскрешений». Мы наконец-то воскрешаем Маяковского в фотографиях, в нашей памяти. Какая трудность была? Трудность была в том, что в научном мире почему-то делят фотографии Маяковского на индивидуальные фотографии и на коллективные. Я протестовал против этого. Меня не послушали – создается сейчас указатель, где этот принцип соблюдается. Я решил, что хронологическое построение наиболее интересное. Потому что, оказывается, что из коллективной фотографии видно – когда, что, из коллективной фотографии рождается индивидуальная фотография. И вот эта динамика, она очень интересная. Интересна сама динамика изменений портретов Маяковского, каким он становится. Должен сказать, в чем еще была трудность. Сложился стереотип Маяковского – фотографы или бильд-редакторы выбирали всегда качественные фотографии, где-то штук 20 фотографий, они всё время мелькали. А есть огромное количество фотографий, которые по качеству не проходили, но интереснейшие фотографии. Допустим, первая такая фотография – это Маяковский с семьей в марте-апреле 1906 года, после смерти отца. Здесь сопоставляется фотография гимназическая, где ухоженный мальчик, и здесь фотография Маяковского, мрачная фотография, и вспоминает сестра Людмила Маяковская, что у него здесь, в этот период появилась эта вертикальная морщина на лбу, именно в детском возрасте.

К. ЛАРИНА: Вот я открыла эту фотографию семейную. Здесь еще животные присутствуют, кошка и собака. Мы не сказали, как называется эта информативная часть в каталоге. Вся драматургия очень продумана. Т.е. место и время съемки, а дальше идет под рубрикой «Легенда» рассказ о том, как эта фотография возникла.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Здесь воспоминания сестры: «Трагическая неожиданная смерть отца потрясла нас. Брат пережил это горе тяжело». В принципе, это не просто техническое или редакторское описание, как это бывает, а это, действительно, куски документов или письма от первого лица. Поэтому тут можно проследить. Это не «Википедию» прочитать. Напоминает уже художественную книгу.

А. АКСЕНКИН: Здесь 200 статей. Это мой принцип, я его взял от Вересаева – «Пушкин в жизни», «Гоголь в жизни». Вот у меня такой принцип – обязательно это сопровождать документом. И есть совершенно редкие фотографии. Допустим, фотография к приложению к прошению на имя ректора высшего художественного училища при Академии художеств в Санкт-Петербурге, куда его не приняли, потому что он был политически неблагонадежный. С бородой Маяковский. Есть характерный снимок. Я здесь выступал за серийность фотографий. Потому что фотограф не делает один снимок, а он обязательно делает несколько снимков. До нас доходит один снимок.

К. ЛАРИНА: Особенно это заметно на фотографиях, где он читает стихи. Там есть одна классическая фотография, которую мы все знаем, и рядом опубликованная в движении, чуть-чуть смазанная, когда он жестикулирует.

А. АКСЕНКИН: Да-да. Я за серийность, когда виден этот образ. У нас произошел такой случай. Есть известная фотография – Маяковский в кругу семьи Кузьминых. Маяковский держит там яблоко. Отличная фотография. И вдруг перед самым выпуском этого каталога появляются еще две фотографии, где Маяковский наливает вино. Т.е. они как бы снялись, а потом расслабились. И в это время фотограф их фотографировал. Благодаря историку моды Александру Васильеву, у которого находятся эти две фотографии, мы разместили эти фотографии.

К. ЛАРИНА: Это какой год?

А. АКСЕНКИН: Где-то 13-й год. Маяковский там улыбается. Маяковский очень редко улыбался на фотографиях.

К. ЛАРИНА: Зубы плохие были у него, стеснялся очень. Это известный факт.

А. АКСЕНКИН: А здесь Маяковский улыбающийся. Должен сказать, что Маяковский всегда улыбался, когда держал животных на руках, когда снимался с животными, с собаками. Просто он не сдерживал эту улыбку, потому что очень любил собак.

К. ЛАРИНА: Вот эта фотография – постановочная съемка, групповое фото, потом, когда фотограф сказал «всё», птичка вылетела, они тут же разлили, видимо, крепкие напитки в маленьких рюмочках. Явно с кем-то они пытаются чокнуться. И он здесь улыбается, сигарета в зубах. Совершенно чудесная жанровая зарисовка. И вообще, этот альбом и эта выставка ценны тем, что здесь можно увидеть не только Маяковского, но и всех известных людей той поры, которые его окружали, его ближайшее окружение.

Т. ОЛЕВСКИЙ: И Брики, естественно. И в самом начале знакомства, и потом.

А. АКСЕНКИН: Есть военные фотографии Маяковского. Не все знают, что Маяковский – участник Первой мировой войны, служил в царской армии два с половиной года и даже получил от нашего императора медаль «За усердие». И есть военная фотография, которую научные круги не воспринимают как фотографию подлинную. Но мы, как бывшие военные, с нашим художником Павлом Павловичем проанализировали эту фотографию. А кажется, что это не его фотография, потому что молодой человек, приходя в армию, на второй день хочет отправить фотографию домой. То же самое произошло и с Маяковским. А подогнанной формы нет. И он берет у одного, у второго. И кажется, что это не его одежда.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Просто она висит на нем.

А. АКСЕНКИН: Вот эта фотография, 15-й год. Мы утверждаем, что эта фотография подлинная. Тем более на обороте есть посвящение Баженова, который был его начальником в автомобильной школе. В подлинность фотографии мы верим, и в этом каталоге мы приводим ее как подлинную фотографию.

К. ЛАРИНА: Есть бытовые фотографии, когда он на море в купальном костюме.

А. АКСЕНКИН: Они были в Нордернее. Делал эти снимки Осип Брик. Обнаружилось, что это Осип Брик делал. И здесь очень интересное воспоминание художника, он его сравнивает с Аполлоном.

К. ЛАРИНА: Шкловский с ним.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Есть фотография с Луначарским.

К. ЛАРИНА: А зарубежные фотографии каким образом находили?

А. АКСЕНКИН: Характерные фотографии, когда он был в Мексике и в Америке. В России он почему-то не снимался на фоне города. В Мексике он снимался только в консульстве. Правда, есть один снимок, где он на бое быков, на корриде. Маяковскому очень не понравилась коррида, он увидел беззащитного животного, которого убивают. Он сказал: «Я бы на рога быка привязал пулемет, и чтобы этот пулемет убивал не только тореадора, но и толпу, которая пришла с восхищением смотреть».

К. ЛАРИНА: Молодец. Хороший человек.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Во-первых, у человека революционное сознание, максималист.

А. АКСЕНКИН: Особенно нравится фотография, где Маяковский снят на фоне Нью-Йорка.

К. ЛАРИНА: Бруклинский мост.

А. АКСЕНКИН: Здесь есть воспоминания Маяковского. Он написал очерк «Мое открытие Америки», и тут он говорит о людях, которые посетили Америку до него, пишет, что Короленко восхищался, когда было 6-7 этажей, Горький восхищался 20-ю этажами, сам он восхитился 50-ю этажами. А будущий поэт после такого путешествия запишет: «Сквозь прямые дома в неисследованное количество этажей, вставшие на нью-йоркском берегу, не были видны ни дымы, ни косые дожди, ни тем более какие-то дымки». Сейчас, действительно, Нью-Йорк такой.

К. ЛАРИНА: Давайте поговорим о фотографиях последних лет, с конца откроем наш каталог и посмотрим, что же у нас осталось из последних дней жизни Владимира Маяковского.

А. АКСЕНКИН: Давайте чуть-чуть возвратимся, что лучшие снимки Маяковского – это снимки Родченко и Темерина. Есть еще масса фотографов, которые сделали замечательные снимки. Но последние дни его фотографировал Темерин, актер Театра Мейерхольда. У него в театре была маленькая студия, в эту студию он затаскивал актеров. У него серия фотографий.

К. ЛАРИНА: Здесь как раз фотографии репетиции «Бани».

А. АКСЕНКИН: Да, репетиция «Клопа» и «Бани». И вот это всё документировал Алексей Темерин. Очень интересно – когда он сделал первые снимки и на следующий день показал Маяковскому, тот сказал: «Я здесь какой-то мрачный». И Темерин, обрадовавшись, сказал, что «я готов вас снимать еще».

К. ЛАРИНА: Здесь есть сносочка из воспоминаний Игоря Ильинского: «Последний раз я видел Маяковского на премьере «Бани» в Театре Мейерхольда после спектакля, который был не очень тепло принят публикой. Он стоят в тамбуре, в вестибюле один и пропустил мимо себя всю публику, прямо смотря в глаза каждому выходящему из театра. Таким он и остался у меня в памяти».

А. АКСЕНКИН: Здесь вот что характерно: фотограф снимал его, фотографии всегда ставит свой объект и фотографирует. И вот однажды Темерин попросил его: «Владимир Владимирович, мне хотелось бы сфотографировать вас в такой позе, какая вам наиболее свойственна. Выберите положение по своему желанию». Поэт послушно сел, закинул ногу на ногу, достал портсигар, закурил. Но почувствовал какую-то неловкость, вынул папиросу изо рта, положил левую руку на колено, правой одернул борт пиджака, большим пальцем зацепился за проем жилета, локтем на спинке венского стула. «Вот извольте, так я люблю сидеть», – сказал он. Этот фотопортрет получил с годами всеобщую известность.

К. ЛАРИНА: А вот еще фотография. Первое совещание ЛЕФа. Обратите внимание: вроде бы атмосфера обычная совковая: заседают люди за столом. Но вот Маяковский, он совершенно отдельно от всех, он смотрит куда-то вверх, совершенно отдельно ото всех. В этом во всём читается некая фронда, безусловно. Мы знаем, что там внутри был конфликт.

А. АКСЕНКИН: Главный редактор Маяковский, а ведет это совещание Осип Брик.

К. ЛАРИНА: А последнее фото чье? Последняя фотография прижизненная.

А. АКСЕНКИН: Штеренберга. Трудно сказать какая, но мы считаем, что последняя — это фотография на выставке. Снимали Маяковского в последний день выставки, 20 лет работы Маяковского. Штеренберг сказал: «Встаньте там, где вам хочется». И он встал перед «Окнами РОСТА», считая, что главное, что он сделал в своей жизни, это «Окна РОСТА». Я лично в этом каталоге вынес последней фотографией фотографию, которая была опубликована в журнале «Печать и революция». Дело в том, что выставку Маяковского бойкотировали по указу сверху.

К. ЛАРИНА: 20-летие.

А. АКСЕНКИН: На эту выставку никто не пришел – ни из руководства, ни друзья, никто. И Маяковский был очень опечален. Ни одна газета не напечатала об открытии выставки. Только маленькая заметочка в «Комсомольской правде». И вот из журнала «Печать и революция», очень весомого журнала, звонит главный редактор и говорит: «Володя, к твоей выставке мы даем твой портрет». И Маяковский, как грузин, сказал: «Благодарить не буду. Приду – отблагодарю». Это, очевидно, он с бутылкой вина пришел бы. И когда Маяковский получает этот журнал, он видит, что этот портрет физически вырван из этого журнала. И вскоре Маяковский узнает, что со всего тиража по указанию сверху был вырван этот лист. Я считаю, это последняя капля свинца в пулю Маяковского.

К. ЛАРИНА: Как жизнь оборвали…

А. АКСЕНКИН: И последней фотографией в альбоме я привожу эту фотографию.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Давайте я очень быстро отвечу на вопросы. Есть фотографии Маяковского из Казани, где он, как и на некоторых других фотографиях, курит. Но на этой фотографии курильщик Маяковский отличается от остальных. Она отличается тем, что у Маяковского во рту две папиросы одновременно. Потом, в советское время одну из папирос вымарывали. В подлиннике их две. Маяковского на Красной площади в 28 году сфотографировал Борис Игнатович. Автор цитаты…

А. АКСЕНКИН: «До сих пор неизгладимо в памяти: Громкий голос. Челюсть. Чеканка читки. Чеканка мыслей. Озаренность Октябрем во всем».

Т. ОЛЕВСКИЙ: Это Сергей Эйзенштейн.

К. ЛАРИНА: Огромное спасибо. Вы поняли по нашему с Олевским возбужденному состоянию, что выставка потрясающая.

А. АКСЕНКИН: Завтра открывается памятник Маяковскому в городе Пушкине. Приглашаются все москвичи туда, в 12 часов. А выставка продлится до мая. Но, как правило, по желанию трудящихся она продлевается.

К. ЛАРИНА: Приходите, дорогие друзья, это совершенно потрясающее событие. Поближе познакомитесь с потрясающим человеком – Владимиром Маяковским. А вам спасибо.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Спасибо большое.

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

zemljanka 15 апреля 2012 | 19:28

Спасибо. Любимый поэт моей сестры и моей младшей дочери.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире