'Вопросы к интервью
29 августа 2009
Z Музейные палаты Все выпуски

Музей-ансамбль «Архангельское»


Время выхода в эфир: 29 августа 2009, 10:15



К. ЛАРИНА: Ну что, отправляемся мы сегодня в «Архангельское». У меня почему-то действительно ассоциируется «Архангельское» с осенью, с временем года. Мне кажется, это самое красивое время для прогулки по такому роскошному месту, как «Архангельское». Здесь в студии Ксения Ларина и Майя Пешкова, которую я попросила тоже остаться на программе, и наш гость сегодня Владимир Длугач, директор «Архангельского», здравствуйте Владимир Владимирович.

В. ДЛУГАЧ: Доброе утро.

К. ЛАРИНА: Вы согласны? Осень – это время «Архангельского»?

В. ДЛУГАЧ: Самое прекрасное время.

К. ЛАРИНА: Правда?

В. ДЛУГАЧ: Пару недель сентября, это просто восторг.

К. ЛАРИНА: Когда ещё всё живое, но такое печальное, красивое, шуршащее.

М. ПЕШКОВА: И можно приехать с фотоаппаратом, всё сфотографировать, и потом долго-долго…

К. ЛАРИНА: Наслаждаться этими видами, да.

В. ДЛУГАЧ: Пошуршать листьями.

К. ЛАРИНА: Ну, мы сегодня пошуршим листьями, прогуляемся по музею – усадьбе «Архангельское», вспомним, как всё начиналось, естественно, поговорим о самых интересных каких-то уголках, местечках, и о проблемах тоже, ну и естественно, как обычно уже по традиции, наши гости приходят не с пустыми руками, а приносят подарки в эту студию, для того, чтобы подарить нашим слушателям. Но не просто так, слушатели должны будут поработать. Вопросы чуть позже мы вам зададим, а вот про подарки я думаю, что сейчас скажем, что мы сегодня предложим нашим слушателям, расскажите.

В. ДЛУГАЧ: В качестве подарка, мы предлагаем два комплекта из двух DVD дисков, посвящённых «Архангельскому», и два экземпляра путеводителя по «Архангельскому», изданный в виде альбома, очень красивый.

К. ЛАРИНА: Ну вот, так что у вас будет возможность, не выезжая за пределы собственной квартиры, погулять по «Архангельскому», если у вас нет возможности приехать, если вы живёте далеко от Москвы, пожалуйста, приобщитесь к этому чуду. Ну, давайте мы начнём с чего? Наверное, начать надо с каких-то… Как задумывалось вообще это пространство, как оно задумывалось изначально? Давайте про это вспомним.

В. ДЛУГАЧ: Изначально в XVIII веке?

К. ЛАРИНА: Да, в XVIII веке.

В. ДЛУГАЧ: Первоначально то «Архангельское», которое мы сегодня имеем, было задумано князем Николаем Алексеевичем Голицыным. И собственно им и начаты были работы по постройке основного дворца, и планировке парка. К сожалению, он не успел закончить эту работу, но её подхватил другой князь, Николай Борисович Юсупов.

М. ПЕШКОВА: Он купил у Голицыных?

В. ДЛУГАЧ: Да, он купил у вдовы Голицына эту усадьбу, и купил её преднамеренно, долго выбирая место, где он может разместить то, что было им задумано. А задумано им было следующее: он дитя эпохи просвещения, он воспитан на духе просвещения, он переписывался, и был знаком с такими титанами просвещения, как Дидро, Вальтер, и так далее. И высказывание Вальтера о том, что усадьба – это лучшее, что было изобретено человечеством, за всё его существование, стало девизом Юсупова, и он задумал создать некий идеальный облик усадьбы эпохи просвещения. Хотя, эпоха просвещения уже минула, хотя, на смену классицизму пришёл уже ампир, но он решил действовать именно в том духе, который был свойственен его молодости, его зрелой жизни, и так далее, и поэтому то, что он создавал, целенаправленное, умышленное создание классической архитектуры, классицистической планировки, и так далее. И поэтому, Архангельское, не смотря на то, что строилось приблизительно на 20-30 лет позже, чем сам классицизм был, является образцом классицизма, потому, что Юсупов, будучи чрезвычайно образованным человеком, очень культурным, высоко культурным, я бы назвал даже для своего времени, по-видимому, он был министром культуры, потому, что он в разное время, иногда и одновременно, возглавлял «Эрмитаж», «Оружейную палату», «Императорские театры», и всё остальное. Человек был в этом деле сведущ. И купив вот эту усадьбу, он решил, что это будет усадьба не для прибыли, не для хозяйствования, а для развлечения, и для удовольствия. И потому, он повелел свозить в «Архангельское» всё самое лучшее, самое диковинное, и он в этом преуспел.

М. ПЕШКОВА: В том числе и совершенно удивительные книги. Потому, что библиотека Юсупова, именно та, которая находилась в «Архангельском», была одной из лучших библиотек эпохи. И насколько я знаю, у вас сохранилось очень много томов, именно из его библиотеки.

В. ДЛУГАЧ: Да, но она была основана на библиотеке, которая досталась от Голицына. И действительно, до сегодняшнего дня, в «Архангельском», сохранилось около 18 тысяч томов редчайших изданий, которых в иной раз, вот мы сейчас ведём каталогизацию этой коллекции, и сталкиваемся с тем, что больше нигде в мире, нет ни одно экземпляра этого издания. Или может быть, один, два. И это ещё предстоит изучать, потому, что 70 лет советской власти, и существования музея при советской власти, никто, в общем-то, толком не изучал эту коллекцию.

М. ПЕШКОВА: Это только в 30-е годы, усадьба получила статус государственного музея?

В. ДЛУГАЧ: Нет.

М. ПЕШКОВА: Национализация-то прошла раньше.

В. ДЛУГАЧ: Тут интересная история. Можно несколько слов рассказать.

К. ЛАРИНА: Да, давайте перепрыгнем через эпоху.

В. ДЛУГАЧ: В 19-м году, одним указом, вместе с «Кусково» и «Останкино», «Архангельское» было национализировано, и были созданы музеи – усадьбы. Таким образом, в народе принято говорить, что им повезло. Повезло, потому, что из не разграбили в тот момент, не сожгли, не уничтожили, и так далее.

К. ЛАРИНА: а там к этому времени, кто находился? В 17-м году?

В. ДЛУГАЧ: К этому времени, владельцы уже уехали, но интересно то, что они ещё в начале XX века, написали завещание, по которому в случаи смерти всех наследников. Эта усадьба должна была перейти государству. Таким образом, их воля, так или иначе, была исполнена.

К. ЛАРИНА: Государство просто было несколько иное, другое.

В. ДЛУГАЧ: Совершенно верно.

К. ЛАРИНА: Не рассчитывали, наверное.

В. ДЛУГАЧ: И действительно, в первые годы, в первое время, усадьбе действительно повезло. Мало того, что её не разграбили, но туда наоборот свозили всё, что находили в близлежащих усадьбах. И всё ценное собиралось там. Но так продолжалось, к сожалению не долго. И вот с этого момента начинаются те проблемы, о которых тоже хотелось бы поговорить. Уже в начале 20-х годов, в усадьбе «Архангельское», размещается госпиталь для участников гражданской войны, которая тогда шла, и так далее. Потом, плавно так нарком Военмор стал преобладать на территории усадьбы, над Наркомпросом.

М. ПЕШКОВА: А, вот почему там появился санаторий?

В. ДЛУГАЧ: Совершенно верно.

К. ЛАРИНА: Он до сих пор существует.

В. ДЛУГАЧ: Да. И в середине 20-х годов, и вовсе, там была размещена ставка верховного главнокомандующего, и ещё больше того, во дворце поселился сам верховный главнокомандующий, Троцкий. И жил там, занимая практически пол этажа, и антресольный этаж вместе с женой, и практически до отъезда из России.

К. ЛАРИНА: Он пользовался всем тем, что там находилось.

В. ДЛУГАЧ: Да. И спальней Марии Антуанетты, и так далее.

К. ЛАРИНА: Посудой, да?

В. ДЛУГАЧ: Да.

К. ЛАРИНА: И книжки почитывал.

В. ДЛУГАЧ: И естественно, это способствовало тому. Что сам музей, и музейная сторона деятельности усадьбы, уходило всё больше и больше на задний план. И больше того, опять же, в 30-е годы началась активная реконструкция строительства на территории.

К. ЛАРИНА: Подождите, он там жил только в тот момент, вот время, когда там была ставка верховного главнокомандующего? Во время гражданской войны?

В. ДЛУГАЧ: Нет, и позже.

К. ЛАРИНА: И позже Троцкий оставался там, да?

В. ДЛУГАЧ: Конечно.

К. ЛАРИНА: То есть, когда он оттуда уехал?

В. ДЛУГАЧ: В то время, это было, если можно так сказать, модно.

К. ЛАРИНА: Да уж, то есть, кто первый папа заселился, тот и сидит там. Да?

В. ДЛУГАЧ: Да. И селились. Ленин в «Горках», Луначарский в «Астафьево», Троцкий в «Архангельском».

К. ЛАРИНА: И сколько он там прожил?

В. ДЛУГАЧ: 4 года. И к середине 30-х годов, уже довольно сильно изменился вид «Архангельского», Потому, что на месте замечательных редких по своему содержанию и замыслу стеклянных оранжерей, которые стояли на бровке Москвы реки, появились 2 каменных сооружения, спальных корпуса.

К. ЛАРИНА: Для прислуги?

В. ДЛУГАЧ: Нет, санатория. Вместе с их строительством абсолютно изменился замысел вот этой вот перспективы, центральной оси, которая продлевается как с севера, до бесконечности, так и на юг до бесконечности. Вот сколько видно, всё это является частью замысла планировки «Архангельского».

М. ПЕШКОВА: То есть, никакого вертикального строения, сплошная горизонталь.

В. ДЛУГАЧ: Совершенно верно. И центральная его часть прозрачна абсолютно. Но сейчас, в 34-м году, появились 2 корпуса, которые в значительной степени эту перспективу прикрыли. Дальше – больше. Вообще, 30-е годы ознаменовались тем, что музейные фонды сильно перелопачивались, передавались в другие места, и эта чаша не минула и «Архангельское».

М. ПЕШКОВА: То есть, утряска и усушка произошли?

К. ЛАРИНА: Уплотнение.

В. ДЛУГАЧ: Произошли, в очень большой степени. Если так приблизительно сказать, то где-то около половины экспонатов, было передано в другие музеи. Слава богу, что в том числе и такие музеи, как «Эрмитаж», и «Музей имени Пушкина», который к этому времени как раз создавался. И основу его живописной коллекции, кстати говоря, составляет именно Юсуповская коллекция из «Архангельского».

К. ЛАРИНА: Владимир Владимирович, давайте мы сейчас остановимся на этом, а потом продолжим наше путешествие по времени, по истории. И в большинстве своём, как я понимаю, печальной истории усадьбы «Архангельское». Сейчас слушаем новости, потом вернёмся в программу.

Идут новости.

К. ЛАРИНА: Мы в «Архангельском», напоминаю я вам, дорогие друзья. У нас сегодня в студии Владимир Длугач, директор музея усадьбы «Архангельское», программу ведут Майя Пешкова и Ксения Ларина, и вспоминаем мы годы печальные. Вот тут на Троцкого ругаются уже, наши слушатели, правильно делают, спасибо вам, дорогие друзья. Но что было, то было, ничего не переделаешь, к сожалению. Давайте, перед тем, как продолжить наше путешествие во времени, зададим вопросы нашим слушателям, Владимир Владимирович, да? Чтобы наши слушатели подумали, и могли на СМС, у нас не работает телефон, сообщаю я вам, дорогие друзья что-то у нас там залипло всё, надеюсь, что починим в ближайшее время, но пока ответы на вопросы будете присылать по СМС. Напомню, +7-985-970-45-45. И давайте прямо сразу все прочтите, и наши слушатели, по одному вопросу выбирайте, и присылайте ответ.

В. ДЛУГАЧ: Вопрос первый. Два полотна, какого художника, являются гордостью коллекции Юсупова в «Архангельском»? Второй. Кто придумал идею, и спроектировал театр в «Архангельском»? Третий. «Откуда пошло название села Архангельское? И четвёртый вопрос, Какой фестиваль проходит в «Архангельском» ежегодно, в начале июня.

К. ЛАРИНА: Прекрасно. Давайте мне ответы, чтобы я следила за исполнением, да? И продолжим. На чём мы с вами остановились?

В. ДЛУГАЧ: Остановились на печальном, как вы сказали, но давайте мы уже с той порой немножко закончим, потому, что…

К. ЛАРИНА: Нет, вот вы сказали по поводу того, что многое из коллекции ушло, в годы советской власти, и сколько это вообще продолжалось? Из-за такой вот… Не знаю, как назвать, грабёж, не грабёж. Это же не продавалось, это же передавалось, что называется?

В. ДЛУГАЧ: Передавалось. Нет, но были моменты…

К. ЛАРИНА: Просто грабили, да?

В. ДЛУГАЧ: Грабежа. Безусловно, грабежа. Такого, который так же, поскольку к этому времени музей стал частью военного санатория, и перешёл в ведение министерства обороны, то здесь решалось так: приказ начальника, исполнитель…

К. ЛАРИНА: То есть, весь музей перешёл в ведомство министерства обороны?

В. ДЛУГАЧ: Совершенно верно. И стал называться, «Подразделение обеспечения центрального военно-клинического санатория».

К. ЛАРИНА: И туда попасть было невозможно? Никаких экскурсий не было, ничего?

В. ДЛУГАЧ: Нет, были экскурсии, но режим был довольно жёсткий. Так продолжалось практически до 60-х годов. В 60-е годы произошло некое послабление, и «Архангельское» стало одним из самых посещаемых мест. Посещаемых, в каком смысле? Туристических групп, особенно «Интурист». Они уже включили в свою программу, это в качестве обязательной программы. Посещение Загорска, в то время, Сергиево — Троицкой лавры, «Оружейной палаты», и «Архангельского». Больше того, «Архангельское», в тот момент, стал единственным направлением, по которому иностранцам было разрешено выезжать за пределы Москвы. Только до «Архангельского». Поэтому, там был построен в то время и ресторан, ставший знаменитым.

К. ЛАРИНА: Да уж, легендарный, мечта любого советского человека, хоть раз в жизни туда попасть.

В. ДЛУГАЧ: Совершенно верно, да. И опять же, всё это длилось не долго, по той причине, что состояние сохранности памятников архитектуры, стало просто критическим, и аварийным, остро аварийным. И поэтому, поскольку музей был на остаточном принципе у министерства обороны, художественный музей, конечно, ему не сильно был нужен, то и финансирование на его содержание, шло по остаточному принципу. И тут, под давлением общественности, прямо так скажем, вынуждены были закрыть музей, дворец, и начать там реставрационные работы. К сожалению, это был конец 80-х годов уже, и они как начались, так быстро и закончились эти реставрационные работы, и до 96-го года, эти все объекты и памятники просто совсем пришли практически в руинное состояние.

М. ПЕШКОВА: Два десятилетия?

К. ЛАРИНА: Кошмар какой!

В. ДЛУГАЧ: Да. Два десятилетия. И опять же, под давлением общественного мнения, журналисты, искусствоведы, специалисты, и просто любители «Архангельского», заставили принять решение об выделении из состава центрального военно-клинического санатория памятников, и передачи их в ведение министерства культуры, и создание на их базе государственного музея-усадьбы «Архангельское».

К. ЛАРИНА: Это, в каком году случилось?

В. ДЛУГАЧ: Это было в 97-м году.

К. ЛАРИНА: Как же так могло уже при новом времени? Я не пойму? Вот в начале 90-х, неужели никто не заботился?

В. ДЛУГАЧ: Начало 90-х? О чём тут заботиться?

М. ПЕШКОВА: Никого не интересовало, абсолютно.

В. ДЛУГАЧ: Конечно, ну конечно.

К. ЛАРИНА: А вы, сколько лет там работаете?

В. ДЛУГАЧ: Вот как раз, с 97-го года я туда пришёл, и с этого времени, как бы, отсчитывается новый этап в жизни музея, хотя бы потому, что мы решили вернуть туда жизнь. Ещё не имея ничего отреставрированного, и только — только приступив к масштабным работам, мы стали привлекать туда посетителей, потому, что к 97-му году, посетителей был ноль, просто ноль. Все двери были закрыты на замки, вся скульптура была демонтирована и убрана, парк не стригся не убирался, и не содержался.

К. ЛАРИНА: Там же был какой-то штат сотрудников, там до вас-то был директор какой-то?

В. ДЛУГАЧ: Да, но вот к моему туда приходу, там оставалось 32 сотрудника, которые к счастью, сохранили коллекцию музея. Потому, что это была их основная задача. Во-первых, нужно было перенести экспозицию, экспонаты из дворца, во временные хранилища. Как тогда считалось, что переносят на пару лет, 2-3 года, и всё. А получилось 25 лет. В этом году, 25 лет. Такой вот юбилей. И, безусловно, сохранить это всё в очень мало приспособленных условиях, было довольно сложно. Но, слава богу, всё сохранили. И постепенно, после 97-го года, мы смогли понемножечку, сначала начали с малой архитектуры, с парка. Потому, что это было то, куда можно было уже сразу приглашать людей, мы начали реставрационные работы. Одновременно с этим, у нас восстановились связи с одной замечательной организацией. Эта организация называется «Американские друзья русской усадьбы». Во главе её стояла, и стоит до сих пор, госпожа Присцелла Рузвельт, которая своим авторитетом сумела добиться того, что один из объектов нашей усадьбы, вошёл в список ста особо ценных памятников мировой культуры, требующих немедленной помощи. Этот список создаётся каждые 2 года. И дважды, театр «Гонзаго», в этот список попадал.

К. ЛАРИНА: Слушайте, вот не стыдно, правительству Российской Федерации понимать, что ругая при этом без конца американцев проклятых, пользоваться услугами «Американских друзей русской усадьбы»? Вот скажите, вот как не стыдно? Просто какой-то кошмар.

В. ДЛУГАЧ: Для меня вообще, всё это некоторый абсурд, потому, что, во-первых, американцы настолько больны русской усадьбой, как не один русский этой темой не озабочен. И, по-видимому, для этого нужно как-то созреть, что ли?

К. ЛАРИНА: То есть, они выделяют деньги какие-то?

В. ДЛУГАЧ: Нет, ну они два раза, через «Американ-экспресс», выделяли нам не большую, прямо скажу, не большую помощь. Но эта помощи нам нужна была не столько в материальном выражении, сколько в моральном.

К. ЛАРИНА: Сколько статус, да.

В. ДЛУГАЧ: Моральная поддержка в этот момент явилась очень серьёзной, и практически с 2002 года, у нас началась очень широкомасштабная реставрация по всем объектам.

К. ЛАРИНА: Борис, по-моему, до сих пор на реставрации, да?

В. ДЛУГАЧ: Да, конечно. И он ещё по видимому, теперь уже с новым кризисом, опять будет не так скоро пущен в ход, но мы решили пойти по другому пути, и не ждать, когда мы окончательно его закончим весь, а будем частями открывать и показывать публике. И вот такова начальная часть печальной истории. Но печальная история не кончается. Не кончается ещё и потому, что известно ли вам, что на сегодняшний день, в российском законодательстве, нет такого понятия, как музей-заповедник, и музей-усадьба. То есть, сами слова и словосочетания произносятся, они есть, но что под ними…

М. ПЕШКОВА: Юридически, это не закреплено.

В. ДЛУГАЧ: Не закреплено, и что под этим подразумевается, никто твёрдо сказать не может. Это тянет за собой в наше время особенно, проблемы, связанные с землёй. Потому, что усадьба без земли, без территории, это не усадьба, а музей-усадьба. Я часто задаю себе такой вопрос, вот когда в 19-м году создавался музей-усадьба, что под этим подразумевалось? Комплекс сохранения всего содержания усадебного. Усадебной жизни, усадебный быт, что невероятно интересно. И тем более, такая культура русской усадьбы – это уникальная совершенно культура, которую, безусловно, надо было сохранить, воссоздать и пропагандировать. Или это вот то, что мы имеем на сегодняшний день, формально? Это музей в усадьбе, или музей усадьбы. Потому, что в нашем, например новом уставе, который был в прошлом году утверждён министерством финансов, отсутствуют все возможные виды деятельности, которые могли бы воссоздать, возродить, вот эту вот усадебную культуру. И ладно «Архангельское». Здесь, это такая репрезентативная усадьба, где можно устраивать фестивали, концерты, какие-то такие действия культурного центра, а взять, допустим, ясную поляну? Которая без школы, без домов приезжих, без конюшни, без псарни, они не могут существовать. Они должны это всё иметь. А всё это, они иметь не имеют права.

К. ЛАРИНА: Подождите, а земля получается ничья?

В. ДЛУГАЧ: Земля закреплена за музеем, но использовать её для хозяйственных целей…

К. ЛАРИНА: Вы не имеете права.

В. ДЛУГАЧ: Мы не можем, да.

К. ЛАРИНА: А большая площадь, сколько вообще?

В. ДЛУГАЧ: 62 гектара.

К. ЛАРИНА: У вас там не пытались застраиваться?

В. ДЛУГАЧ: Вот на этих 62-х гектарах, нет.

М. ПЕШКОВА: Как? До сих пор никто не откусил кусочек?

В. ДЛУГАЧ: От 62-х гектаров нет, но существует понятие музей – это музей. У нас своя территория, но памятник – это понятие более широкое. И он располагается по постановлению правительства Московской области, на территории в 600 га. И вот эта территория является, безусловно, лакомым кусочком, и она уже практически вся разделена, и передана в аренду. Но арендаторы, понимая стоимость этой земли, это сейчас самая дорогая земля в Подмосковье. Дороже нет, даже на Рублёвке дешевле, чем в «Архангельском». Они взяли её, но они не могли себе представить, что они ничего на ней сделать не могут. Потому, что это территория памятника.

К. ЛАРИНА: То есть, они не имеют права там построить дома, свои личные усадьбы?

В. ДЛУГАЧ: Ничего не могут. Дерева не могут срубить.

К. ЛАРИНА: Ну, хоть так.

В. ДЛУГАЧ: Но. Это хоть так, да? Но они борются за то, чтобы изменить и скорректировать эти границы. А значит, изменить и режимы их использования. А значит уже дать возможность там и для построек. Причём, иногда на прямую. Я лично не общался ни с одним из них. Но иногда доходят такие отголоски, что мол: «Мы хотим помочь музею, мы хотим воссоздать усадебную жизнь, мы хотим воссоздать планировки рощи», и так далее, но конкретно, никаких предложений, ни музею, ни органам охраны памятников не поступает.

К. ЛАРИНА: На чём может зарабатывать музей-усадьба? На фестивале наверное, вот вы проводите усадьбу-джаз, её можно уже назвать, поскольку уже правильный ответ нам дали на вопрос. Это всё-таки такое дорогое удовольствие, и для вас, и для зрителей, посетителей? Вот на таких концертных программах?

В. ДЛУГАЧ: Вы знаете, на этом мы практически не зарабатываем. По той причине, что мы вынуждены иметь партнёров. И партнёры вкладывают деньги в проведение этого фестиваля, и мы получаем только за ту часть работы, которую выполняет сам музей. Ну, в том числе охрана, уборка территории, электроэнергия, ещё какие-то такие вещи, и некоторые услуги наших сотрудников. Но это даёт нам престиж, безусловно, понимаете? Привлекает людей и тех, кто никогда не слышал об «Архангельском», они приходят на этот джазовый фестиваль, и как оказалось, что это именно та публика, которая более всего подготовлена к восприятию самой усадьбы. Потому, что их привлекает на этом фестивале, может быть, не столько сам джаз, который лучше слушать, наверное, где-то в закрытом помещении, сколько атмосфера вот этой свободы, импровизации воздуха, а это то, что может тать только усадьба, Причём, усадьба же, «Архангельское», она и ограничивает, сдерживает некоторый такой энтузиазм, если он вдруг возникнет у тех, кто пива немножко больше выпил.

К. ЛАРИНА: Возвращаясь вот к этим пробелам в законодательстве ещё раз надо это проговорить, что поскольку нет такого юридического статуса, как Майя сказала, музей-усадьба. Это может повлечь за собой самые непредсказуемые последствия.

В. ДЛУГАЧ: Самые непредсказуемые, совершенно верно.

К. ЛАРИНА: Каким образом, на ваш взгляд, всё-таки, можно себя на сегодняшний день обезопасить, и сохранить усадьбу? Я так понимаю, что это проблема не только вашего ведомства, не только «Архангельского», но и вообще, всех музеев-усадеб в России?

В. ДЛУГАЧ: Вот вы знаете, последние 2-3 года, этой темой занимались очень многие. И причём уже и на самом верху. Активно занимается Совет Федерации, очень активно. Этим занимается и сам Миронов. Он несколько раз собирал директоров музеев, для того, чтобы каким-то образом поддержать подготовленное законодательство. Есть законопроект, который ну никак не может получить поддержку тех, от кого зависит его принятие. То не время, то наоборот, давай быстрее, быстрее, а получается сырой материал, и вот на сегодняшний день, есть законопроект, но сдвинуть его с места пока никак не возможно. Вроде как все за, а хвост и ныне там.

К. ЛАРИНА: Но государственное финансирование всё равно, у вас же есть? Вы получаете же какую-то дотацию?

В. ДЛУГАЧ: Да, это ещё одна проблема, которая нас ждёт, по-видимому, в будущем. Потому, что ну, во-первых, год не самый удачный. Следующий год обещают, что он будет ещё тяжелее, и поэтому, финансирование будет сокращено, безусловно. В том числе, и на капитальный ремонт, и реставрацию. Что особенно обидно, потому, что любая затяжка, она уже влечёт за собой повтор. Ну, снова всё начинать. И это только удорожает сам процесс. Это, во-первых, а во-вторых, нас вроде как собираются сделать казёнными. Это казённые учреждения, теперь это новая форма. Которая подразумевает, что теперь всё, что мы будем сами зарабатывать, оно же будет уходить в казну. И мы сами тем, что заработали, распоряжаться не сможем. То есть, ситуация – пояса затягиваются ещё туже. Может быть, это временное явление. Может быть, нас заставляют шевелиться, и что-то придумывать ещё, но боль на выдумку хитра.

К. ЛАРИНА: Ну, а нужно не только к Миронову ходить, когда вас всех собирают, а самим каким-то образом активизироваться. Потому, что учитывая, что проблемы одинаковые у всех, я думаю, что необходимо какое-то сообщество организовать. Или оно есть наверняка, да? Вот вы встречаетесь, есть какая-то совместная жизнь?

В. ДЛУГАЧ: Оно есть, конечно. Безусловно, и у нас у всех абсолютно одинаковые проблемы. Мы когда делимся между собой, то получается, что ситуация абсолютно одинакова. Взять «Михайловское», «Пушкинский заповедник», где такая же история. Там некий человек, выстроил в непосредственной зоне видимости из «Михайловского» себе дом, причём, высоченный дом, и у него-то открывается вид замечательный на «Михайловское», но он абсолютно не думает, что этот вид, который связан с именем Пушкина, обезображен его сооружением.

К. ЛАРИНА: Да, башней.

В. ДЛУГАЧ: Вот ведь, в чём история.

М. ПЕШКОВА: Да и у вас, Александр Сергеевич был, когда-то был, и стихи писал.

В. ДЛУГАЧ: Был, да. Причём, замечательные стихи. «Ода к вельможе», которые, в общем-то, и в школе проходили. И она посвящена ведь Юсупову. Близкому другу Пушкина, и любимому человеку для Пушкина.

М. ПЕШКОВА: И бюст стоит его?

В. ДЛУГАЧ: И бюст стоит, и к столетию Пушкина была там открыта, и даже сформирована Пушкинская аллея, это ещё при прежних владельцах.

Ведущая» Так что, есть, что посмотреть в «Архангельском»?

К. ЛАРИНА: Да о чём там говорить? У нас есть, что посмотреть в «Архангельском», и мы хотели ещё, у нас остаётся последняя минута эфира, поговорить о двух книгах, которые принёс к нам Владимир Владимирович в студию, но это подарок для «Эха Москвы». Мы его, к сожалению, не можем вам. Подарки не передаривают. Это книга «Юсуповский фарфор», это выставочный каталог, я так понимаю?

В. ДЛУГАЧ: Сейчас у нас проходит замечательная, уникальная, я бы так сказал выставка, которая из 11-ти музеев России, из частных собраний, собрано практически всё, что сохранилось от фарфора, изготовленного на Юсуповском заводе в «Архангельском». Этот завод существовал в «Архангельском».

М. ПЕШКОВА: И где крепостные крестьяне расписывали этот фарфор?

В. ДЛУГАЧ: Да.

М. ПЕШКОВА: И расписывали в каждой-каждой семье?

В. ДЛУГАЧ: Совершенно верно. Это был уже такой их коллективный труд. И вот эта выставка, на мой взгляд, очень красивая, и очень интересная, и приглашаю её посетить.

М. ПЕШКОВА: И второй альбом-путеводитель, который вы сегодня принесли, расскажите об этом издании. Оно мне очень понравилось.

В. ДЛУГАЧ: Мы давно готовили это издание, и удалось нам его издать на собственные средства, которых может быть, к сожалению, у нас скоро не будет.

К. ЛАРИНА: Заграница вам поможет.

В. ДЛУГАЧ: Да. К сожалению, всё, что мы издаём, всё, что мы делаем, это на те деньги, которые зарабатываем. Никаких других денег, из бюджета, или ещё откуда-то, мы не (неразборчиво).

К. ЛАРИНА: А журнал вот этот издаётся, тоже, вы сами его издаёте?

В. ДЛУГАЧ: Да.

К. ЛАРИНА: Называется, «Жизнь в усадьбе».

В. ДЛУГАЧ: Этот журнал мы издаём с 2002 года,

М. ПЕШКОВА: Какая периодичность?

В. ДЛУГАЧ: Как получится.

К. ЛАРИНА: Вот тут вот первый и второй номер 2009 года.

В. ДЛУГАЧ: Да. Как получится, потому, что он стоит денег.

К. ЛАРИНА: Он дорогой?

В. ДЛУГАЧ: Да. И стачала, мы его издавали сами, потом мы нашли партнёра, в лице Российского фонда, национального фонда, «Возрождение русской усадьбы», который несколько номеров нам помог издать, но, а сейчас они сами обеднели. И вот этот номер, который я вам сегодня показываю, первый, второй за 2009 год, это издан на деньги собственно «Архангельского». Потому, что он в основном и посвящён «Архангельскому».

К. ЛАРИНА: Мы должны уже дать ответы на вопросы, у нас есть наши победители, давайте я ещё раз вопросы прочту, а Владимир Владимирович нам ответы даст. Два полотна какого художника являются гордостью коллекции Юсупова в «Архангельском»?

В. ДЛУГАЧ: Жан Батист Этьеполо.

К. ЛАРИНА: Об этом знает Светлана. Телефон, 725. Кто придумал идею, и спроектировал театр в «Архангельском»?

В. ДЛУГАЧ: Гонзаго.

К. ЛАРИНА: И об этом знает Наталья, телефон 574. Откуда пошло название села «Архангельское»?

В. ДЛУГАЧ: Это церковь Михаила Архангела.

К. ЛАРИНА: И об этом знают многие, победитель Олег. Телефон 811. И последний вопрос, какой фестиваль проходит а «Архангельском» ежегодно в начале июня, мы уже это назвали, это усадьба-джаз. Даша победительница, 746 телефон. Мы должны уже завершать нашу печальную программу, но, тем не менее, не смотря на все эти проблемы, и весьма туманные перспективы, «Архангельское» живёт и существует, и мы ещё раз приглашаем вас посетить это уникальное место под Москвой, напомню имя нашего сегодняшнего гостя, Владимир Владимирович Длугач, директор-хранитель музея-усадьбы «Архангельское». Спасибо вам большое.

В. ДЛУГАЧ: Спасибо вам большое.




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире