'Вопросы к интервью
15 сентября 2007
Z Музейные палаты Все выпуски

Патриарх Филарет и Чудов монастырь


Время выхода в эфир: 15 сентября 2007, 12:08

К.ЛАРИНА: Ну, что? 12 часов 17 минут.

Мы начинаем программу «Музейные палаты», и сегодня возвращаемся к нашим старым добрым друзьям — к музеям московского кремля.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А то вы спрашивали: где «Музеи московского кремля»? Вы что, отказались от них?

К.ЛАРИНА: Вот они! Вот они!

Это Ксения Басилашвили. Еще раз добрый день.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Добрый день.

К.ЛАРИНА: Добрый день, да.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Нет, никогда!

К.ЛАРИНА: Виктория Меняйло, старший научный сотрудник музеев московского кремля у нас в гостях. Добрый день, Виктория, здравствуйте!

В.МЕНЯЙЛО: Здравствуйте, Ксении, здравствуйте!

К.ЛАРИНА: «Здравствуйте, Ксения, здравствуйте, Ксения»! (Смеется).

У нас очень красивая тема сегодня: «Патриарх Филарет и Чудов монастырь». Но, наверное, это нужно объяснить, да, Ксюш, почему эту тему сегодня мы решили взять?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Ну, мы в принципе и с «Музеями кремля» тоже начинаем новый цикл в рамках «Музейных палат», это уже не «Кремлевские палаты», а «Музейные палаты», куда, в том числе и кремль к нам приходит. То есть, мы решили, как можно по-новому представить кремль, потому что уже три года мы о нем рассказывали, даже больше.

К.ЛАРИНА: Исходили, да все уголки.

К.БАСИЛАШВИЛИ: И даже новые протоптали, неведомые, те, которых не было! И мы решили, что будем, наверное, рассматривать кремль через одну личность. Вот одна передача – одна личность, крупная личность, которая изменила ситуацию и в стране, и, конечно, ситуацию в самом кремле изменила.

И начинаем мы с Филарета, патриарха Филарета.

Ну, а почему? Ну, наверное, потому, что можно сказать, что все-таки можно сказать, что и от него тоже идет династия Романовых. И он тоже руку приложил.

В.МЕНЯЙЛО: Бесспорно! Как отец царя Михаила.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Конечно!

В.МЕНЯЙЛО: Ну, во-первых, хоть вы три года трудились, люди трудятся энное количество веков, и кремль – это безграничная тема. Тропок еще мало протоптано. Работы здесь больше, чем достаточно. Больше, чем достаточно!

К.ЛАРИНА: За три года? Раз в неделю? Да! Конечно!

В.МЕНЯЙЛО: А патриарх Филарет сегодня нас интересует потому, что кремль как бы вступает в новую эру – у нас 4 декабря должна пройти презентация нового проекта. Проект этот связан с тем, что в бюджетной организации деньги на реставрацию крупного комплекса дает Фонд, Фонд «Русская культурная традиция». Он был основан в 1995 году. Основатель его Виталий Владимирович Кириллов сделал уже очень многое: Фонд провел целый ряд интереснейших выставок. Они проходили и в Женеве, Фонд в Женеве был организован. Проходили у нас в Москве, в Музее изобразительных искусств имени Пушкина, — вот «Оффорты Рембрандта» — это на деньги этого Фонда была выставка.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А сейчас они восстанавливают иконостас Чудова монастыря.

В.МЕНЯЙЛО: А сейчас они расширяют свою деятельность, и согласились помочь музею в реставрации икон из Чудова монастыря, целого иконостаса. Вот такой новый этап, когда не государство, а берет на себя Фонд, общественная организация.

Работа предстоит колоссальная, потому что иконостас из Собора Архангела Михаила в Хонех, он очень сильно пострадал.

Сам Чудов монастырь находился около стены – он постоянно горел. К тому же, такие катаклизмы, как там: захват Москвы поляками, французами – все это сказывалось на кремлевских памятниках.

К.БАСИЛАШВИЛИ: В конце-концов, монастырь был просто взорван.

В.МЕНЯЙЛО: В конце-концов, в 1929 году монастырь был взорван. Но тут важно то, что нет самого монастыря. Мы должны реконструировать – как там что-либо было, для того, чтобы определить, когда были созданы те, или иные произведения искусства, те, или иные иконы написаны, когда фрески были созданы. И все это приходится делать по обрывкам письменных источников, и на неполном, конечно, далеко не полностью спасли сокровища Чудова монастыря. Ведь комендант кремля Петерсон дал музейным работникам неделю на то, чтобы освободить занимаемые ими помещения.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А почему Филарет?

В.МЕНЯЙЛО: Почему Филарет? Потому что Чудов монастырь был основан главой русской церкви в Х1У веке святым митрополитом Алексеем.

Митрополит Алексей прославился тем, что он был воспитателем Дмитрия Донского. Он очень многое сделал в дни его малолетства. Дмитрий Донской стал великим князем

12-летним мальчиком: чумовое поветрие, его дяди старшие и младший брат – отец Дмитрия Донского – Иван Иванович они погибли. Поэтому именно митрополиту Алексею удалось сохранить за Московским великокняжеским домом право на великое княжение, не отдать его ни в Суздаль, ни, так сказать, в другие княжества. Он, таким образом, дальше почитался как покровитель великих князей. И с его мощами связано большое количество чудес, большое количество исцелений. Они были обретены нетленными через 60 лет после его смерти во время разрушения храма.

И вот этот монастырь как бы всегда находился под патронатом главы церкви. Его даже называли лаврой в определенные периоды времени. То есть, что значит «лавра»? Чем лавра отличается от остальных монастырей? — Она подчинена только главе церкви, светские власти к ней отношения не имеют, и не имеет церковное начальство вот этой епархии, только главе церкви он подсуден. Поэтому, конечно, патриарх Филарет, вернувшись из польского плена в 1619 году, оказывал Чудову монастырю, как монастырю, который находится под патронатом патриархии, большое внимание.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Давайте с самого начала, с Филарета. Вот Вы сейчас уже сказали о том, что он был в ссылке, что он был… точнее, не в ссылке, а в….

В.МЕНЯЙЛО: Но в этом нет ничего удивительного!

К.БАСИЛАШВИЛИ: Но он начинал же как воевода, далеким, в общем-то, от высоких церковных дел был человек.

В.МЕНЯЙЛО: Он родился где-то в 1555-56 году, и он был сыном брата любимой жены Ивана Грозного. Поэтому род Романовых…

К.ЛАРИНА: Брата жены?

В.МЕНЯЙЛО (смеется): Анастасия Романовна была сестрой Никиты – отца Федора – Федора Никитича. То есть, детям Ивана Грозного Федор Никитич приходился двоюродным братом, он был двоюродным братом Федора Иоанновича, который царствовал.

Филарет Никитич начинал свою жизнь в одном из самых почитаемых, уважаемых людьми роде России. В страшный террор Грозного Никита Романов вел очень строгий образ жизни, хотя они были огромными поместьями пожалованы, и считался заступником людей. Невероятное богатство. Когда скончался отец, то он становится боярином. Вообще-то, довольно поздно: где-то около 30 лет, в 1586 году.

Он очень богато одевался. Есть воспоминания иностранных путешественников и дипломатов Гарсея (англичанина) и Исаака Массе. Массе писал о том, что если портной шил кафтан и он на ком-то хорошо сидел, то про него говорили: «Это второй Федор Никитич».

Он настолько великолепно держался в седле, что собирались толпы, когда он выезжал. Он любил и мог себе позволить очень богатое убранство своего коня, замечательных коней. И поразительно держался в седле.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Вот как-то все это немножечко не вяжется с образом главы церкви потом.

В.МЕНЯЙЛО: Он попросил Гарсея написать для него славянскими буквами латинскую грамматику. Какой интерес к Западу, когда…

К.ЛАРИНА: Для того чтобы читать, что ли?

В.МЕНЯЙЛО: Да! Чтобы научиться читать, чтобы познать

как-то, правда, славянскими буквами, но, тем не менее, латинскую грамматику.

К.ЛАРИНА: Ну, все равно!

К.БАСИЛАШВИЛИ: Вообще-то, он был европейским человеком.

В.МЕНЯЙЛО: Он был очень ей рад! Гарсия пишет, что он очень радовался тому, что получил от него, насколько он смог, все-таки он не писал, так сказать, учебных пособий – он был дипломат и купец.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А вот эти кафтаны, вообще одежда светская Филарета не сохранилась в музеях московского кремля?

В.МЕНЯЙЛО: Вы знаете, более позднего времени. Сохранилось, по-моему, облачение и сохранился посох. Но дело в том, что после смерти Федора Иоанновича к власти приходит избранный царь – Борис Годунов. А уж как там он избирался – это своя история! Но Федор Никитич ему помогал при этом.

Однако самым первым наследником на престол и легенды прочно утверждают, что власть передал умирающий Федор Иоаннович своему брату – Федору, а не Борису Годунову, хотя он был лоялен, помогал. Тем не менее, Борис Годунов боялся.

И 600-й год – это страшная опала дома Романовых, когда их всех ссылают, насильственно постригают 45-летнего мужчину в монахи, постригают его жену. У них за десять лет брака было семь человек детей.

К.БАСИЛАШВИЛИ: И вот здесь вот я как раз прерву рассказ Виктории Анатольевны, потому что задам вопрос. Вопрос связан с личной жизнью Федора Романова, будущего патриарха Филарета.

Итак: На ком женился Федор Никитич Романов, будущий патриарх?

Присылайте, пожалуйста, ваши правильные ответы к нам на SMS: +7 (985) 970-45-45.

К.ЛАРИНА: Он один раз женился?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Вот один раз, да. Может быть, он не успел больше жениться, потому что постригли.

В.МИНЯЙЛО: Знаете, он поздно женился. Это очень вообще таинственный брак.

К.БАСИЛАШВИЛИ: (напоминает номера телефонов): Я думаю, что мы сможем принять один ответ после новостей и анонсов по телефону: 363-36-59. И у нас есть подарки. Это: билеты на выставку иконописца царя Михаила Романова и каталоги иконописца царя Михаила Романова. Выставка проходит в Одностолпной палате московского кремля.

Так что же там за история женитьбы?

В.МЕНЯЙЛО: Гарсия пишет в своих записках, что Федор Никитич вынужден был жениться. Девушка была незнатного рода, но она была дворянка. Она входила в свиту его сестры Марфы, которая была женой князя Черкасского. По-видимому, там какая-то таинственная история.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Только Вы не называйте, кто это!

В.МЕНЯЙЛО: Нет, не называю.

Но она отличалась сильным характером, вот как показали дальнейшие события.

Став женой одного из первых лиц России десять лет, будучи очень почитаемой, так сказать, и богатой боярыней, она оказалась в ссылке буквально без средств к существованию. Детей у нее отняли – их отправили с теткой в другое место – все Никитичи были братья по разным монастырям отправлены и фактически…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Но они вышли из заключения?

В.МЕНЯЙЛО: Выжили из них только Федор, имя монашеское Филарет, и его брат Никита, а остальные все погибли в ссылке.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А что с ними было?

В.МЕНЯЙЛО: Очень суровые условия. Когда там из Еренска переводили зимой в кандалах одного из братьев.

Александр, по-моему, в северных монастырях просто задохнулся, погиб. Так что это очень грустная история.

И детство царя Михаила, вот четыре года…

К.БАСИЛАШВИЛИ: А после того, как он стал патриархом Филарет, он его не вызволил?

В.МЕНЯЙЛО: После того, как его поставили, послабление в его ссылке произошло значительно…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Жену-то он свою не…

В.МЕНЯЙЛО: Конечно, нет.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Даже когда он стал патриархом?

В.МЕНЯЙЛО: Нет, когда он стал патриархом, но это уже

много-много позже было, великая старица инокиня Марфа жила (это ее монашеское имя, а не светское имя), в Вознесенском монастыре, а он жил в патриарших палатах, но они соблюдали монашеские обеты.

К.ЛАРИНА: У нас сейчас Новости. Потом продолжим нашу программу. Уже есть правильные ответы, но еще немножечко подождем, да?

НОВОСТИ



НОВОСТИ ИЗ-ЗА КРЕМЛЕВСКОЙ СТЕНЫ

К.БАСИЛАШВИЛИ: Ну, а теперь отправимся, как всегда, за кремлевскую стену, как вы, наверное, привыкли, как всегда мы

это делали раньше по субботам, и возобновляем эту практику: обязательно будете раз в месяц узнавать о тех проектах, которые происходят за кремлевской стеной.

Я, во-первых, напоминаю, что там проходит выставка до 21 октября иконописца царя Михаила Романова в Одностолпной палате Патриаршего дворца московского кремля, и билеты вы можете приобрести у Кутафьей башни. Все дни, кроме четверга. Четверг – выходной день музеев московского кремля.

Кроме того, поскольку начался учебный год, волнует вас, наверное, и как работает лекторий. Так вот: 22 сентября лекторий московского кремля открывает новый сезон. Слушателям предлагают 19 циклов лекций, вот какие:

«Дворцы кремля», «Загадки старинных символов», «Мир Фаберже», «Оружейная палата — национальная сокровищница», — это привычные циклы, они и в предыдущие циклы тоже существовали.

Есть и новые программы. Например: «Неизвестный кремль», «Иван Грозный и его время», «Архангельскому собору 500 лет», «Дела посольские», «Коронные ценности в мировых сокровищницах» и многие другие.

Кроме того, продолжает действовать программа «Музеи Петербурга в гостях у музеев московского кремля». И, как мне известно, совсем скоро откроется выставка фарфора из собрания Эрмитажа, потому что императорский фарфоровый завод и его коллекция теперь находятся на балансе, на хранении у Государственного Эрмитажа.

Школьникам – лекции предназначены о придворном быте и церемониале московских государей, также лекции будут и для самых маленьких посетителей — «Беседы об искусстве» и «Раскроем драгоценную шкатулку природы». Это ребята занимаются геологией, изучают камни.

Лекции проходят в будние и в выходные дни в помещении лектория в Оружейной палате.

Если вы хотите приобрести абонементы, то можете сделать это в экскурсионном бюро музея: улица Волхонка, дом 3/4, ежедневно, кроме субботы и воскресенья, с 10 до 16.30.

И теперь ВНИАНИЕ! Телефон – можете получить по нему более подробную информацию о работе лектория. Внимание! Записывайте: 203-41-15. Это Лекторий московского кремля.

Ну вот, пожалуй, все новости из-за кремлевской стены. И мы можем приступить вновь к нашим музейным – (тире) «Кремлевским палатам». Ксения!

К.ЛАРИНА: Да, Продолжаем передачу. Слушай, а может быть, победителей уже можно назвать?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Я думаю, что можно, нам, правда, не принесли пока список.

К.ЛАРИНА: Ну, а телефон-то можем мы уже включить?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Я думаю, что да, потому что ответ уже есть.

К.ЛАРИНА: Да, да. Давайте, мы сейчас телефон включим.

К.БАСИЛАШВИЛИ: (Напоминает номер телефона и повторяет вопрос).

К.ЛАРИНА: Алло, здравствуйте! Наушники возьмите, пожалуйста, уважаемая Виктория.

Алло, здравствуйте, говорите. Нет, у нас тут нет никого.

Сейчас. Никого и нету.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Алло!

К.ЛАРИНА: Алло, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте! Это Ксения Ивановна.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А фамилия?

В.МЕНЯЙЛО: Да! Как ее фамилия, как ее род именовался? И откуда она?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Забыла.

К.ЛАРИНА: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Это Галина.

К.ЛАРИНА: Галина, а Вы откуда?

ГАЛИНА: Из Москвы.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Галина, мы Вам дадим обязательно, все равно, поощрительный приз, поэтому записываю Ваш телефон. И все-таки хотелось бы услышать…

К.ЛАРИНА: Фамилию и из какого рода?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Имя и отчество были названы правильно – это наша тезка – Ксения.

К.ЛАРИНА: Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Алло!

К.ЛАРИНА: Да! Пожалуйста!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте, это Ксения Ивановна Шастова, в монашестве – Марфа.

К.ЛАРИНА: Да, да!

В.МЕНЯЙЛО: Совершенно верно, совершенно верно!

К.ЛАРИНА: Да, да! Блестящий ответ. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Меня зовут Катя. Я из Тольятти.

К.ЛАРИНА: Из Тольятти Катерина. Спасибо Вам за правильный ответ.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Катя из Тольятти, Вам уходит Каталог иконописца царя Михаила Романова. Поздравляем Вас!

К.ЛАРИНА: Отлично!

К.ЛАРИНА: Тогда давайте мы, все-таки, про Катерину Ивановну-то все-таки скажем сразу поподробнее.

В.МЕНЯЙЛО: Про Ксению Ивановну?

К.ЛАРИНА: Да. Ксению Ивановну. Простите.

В.МЕНЯЙЛО: Вот, так же, как и муж, она насильственно приняла постриг.

Но женщина эта обладала сильным характером. Она сумела как-то разжалобить священника.

К.ЛАРИНА: Что значит – насильственно? Как это происходило?

К.БАСИЛАШВИЛИ: То есть, каков порядок был?

В.МЕНЯЙЛО: Она не давала согласия своего на постриг.

К.ЛАРИНА: Так.

В.МЕНЯЙЛО: Это был приказ царя Бориса Годунова.

К.ЛАРИНА: Как наказание?

В.МЕНЯЙЛО: Это ссылка. Это лишение всех имущественных прав. И она была отторгнута от своих детей в ссылке. Вот благодаря помощи священника и некоторых монахов, она получала все-таки какие-то сведения о своих детях. А потом позволил им в одной из деревень Романовых воссоединиться с дочерью Татьяной и с сыном Михаилом Борис Годунов.

После смерти Бориса Годунова Василий Шуйский пожаловал патриарха монаху, человеку и его рукоположили в сан архиепископа Ростовского, он жил в Ростове.

А вот когда Москву осаждало второе ополчение, и часть его захватила Ростов, он насильственно был переведен в лагерь Тушинского вора, то есть, вот его благодетель Василий Шуйский находился в Москве, а он оказался в стане врага. И там его сделали патриархом. Но хотя имели право русские епископы (у нас же автокефальная была церковь), не надо было поставления в Константинополе, как во времена митрополита Алексея, он считался…

К.БАСИЛАШВИЛИ: А какой порядок был? Как это произошло?

В.МЕНЯЙЛО: Ну кто такой епископ? – Это наследник апостолов. И для того, чтобы сказать, что на нем почивает дух святой, это обязательно должны сделать два епископа. То есть, один епископ может рукоположить священника, но рукоположить епископа он не может – нужен второй епископ, для того, чтобы традиция сошествия святого духа как бы была передана. И передается она через возложение рук и перечисление совершенно определенного порядка молитв. Но это очень схематично.

К.БАСИЛАШВИЛИ: То есть, участия царя не требовалось?

В.МЕНЯЙЛО: Нет, конечно. Нет, конечно. Но, поскольку эта фигура очень крупная и фигура политическая, то обыкновенно, если не было таких экстраординарных ситуаций, как во время смуты, то, разумеется, глава государства высказывал свое мнение, и, так сказать, просил того, или другого себе главу церкви. Но это не всегда получалось. Вспомните знаменитую историю с любимым священником Дмитрия Донского – Митяем, которого хотел он поставить во главе русской церкви, но, благодаря сопротивлению монашества, и, в частности, Сергия Радонежского, так и не был…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Вот такой светский человек, о котором Вы нам рассказали, был Романов Федор Никитич. Когда он превращается сначала в монаха, затем – в епископа Ростовского, потом – в главу русской церкви, меняется характер? Вот есть какие-то, сохранились какие-то записи, свидетельства? Это уже совсем другой человек?

В.МЕНЯЙЛО: Вы знаете, думаю, что….

К.БАСИЛАШВИЛИ: Не светский, но строгий, властный, но карающий такой….

Там не было никаких.. Вот я начала рассказ с того, что семья была благочестивая, они как бы при всем своем богатстве держались несколько особняком. О них во времена опричнины говорили как о заступниках.

Тут нужно вспомнить то, что эти люди были очень богатые. И поэтому он с младенчества приучался править, приучался вести это огромное хозяйство. Это он умел. Так что, я не думаю, что тут какие-то резкие такие изменения произошли.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Кто был сильнее? – Он, или его сын первый, Романов Михаил? Они же, в общем-то, правили вдвоем?

В.МЕНЯЙЛО: Вы знаете, я думаю, что это неправильная постановка вопроса. Так же и последние исследователи считают.

Михаил Романов очень мудрую вел политику. Он многое смог сделать. Но он глубоко почитал отца, и они вели совместную политику, он прислушивался к тому, что говорит, у них не было конфликтов. У Михаила не было конфликтов еще и потому, что вот после смуты он как бы простил всех тех, и он не говорил: «Ты в первом ополчении, ты, понимаешь, за Лжедмитрия был». Он всех их принял, — вот как служите, так и служите.

К.ЛАРИНА: То есть, не как сейчас – что вы делали 19 августа 91 года? Да?

В.МЕНЯЙЛО: Один из первых актов – он просил, чтобы при венчании на царство по местам не сидели, то есть как бы это его борьба с местничеством, хотя, конечно, она дальше вспыхивает и со страшной силой процветает в течение 17 века. Но вот сами такие попытки были сделаны.

И вот страшный пожар 1626 года, когда остается от кремля горстка пепла, когда приходится отстраивать заново только что возведенные палаты, в 1613 году, приехав летом в Москву, жить было негде: дворец стоял без крыши, там несколько палат только покрыли для того, чтобы можно было сделать хоть какие-то очень скромные были помещения. И вот только более или менее наладилась жизнь, как такой чудовищный, страшный пожар, во время которого сгорел и Чудов монастырь.

Вот в этот момент и царь Михаил, и Филарет Никитич, то есть, после пожара 1626 года очень активно восстанавливают кремль.

Вот здесь созданы два великих произведения живописи, сохранившихся до наших дней, два иконостаса: иконостас для церкви при патриаршем дворе, церкви Ризоположения, во имя положения ризы Богоматери, и иконостас собора Чудова монастыря.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А в чем был здесь вклад самого Филарета? Ну, писали иконописцы?

В.МЕНЯЙЛО: Писали иконописцы, но кто их оплачивал?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Это был его заказ?

В.МЕНЯЙЛО: Мы не имеем точных документов, что это он заказал. Но об этом свидетельствуют сами иконы, их уникальность. Чем отличается этот иконостас? – Да вот в дейсусном ряду, в ряду, который – каждый ряд иконостаса он имел свое символическое значение.

Дейсусный ряд напоминал о грядущем страшном суде. И по старой традиции, идущей из конца Х1У — начала ХУ века, в русском варианте, то, что создавали Андрей Рублев, Дионисий, Дейсусный ряд должен был иметь иконы, на которых представлены все чины святости. В центре – изображения судьи и Бога, а по сторонам – предстатели за него: Богоматерь, Иоанн Предтеча, силы небесные. И вот дальше-то и начинается.

Продолжатель апостольского дела …

К.БАСИЛАШВИЛИ: А у Филарета по-другому было, при Филарете?

В.МЕНЯЙЛО: Да. То есть, не по-другому, но он очень хитро изменил эту традицию. Почему? Потому что там апостолов два, а святителей, которые после апостолов шли…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Почему он это сделал? Это программа какая-то новая?

В.МЕНЯЙЛО: Конечно, программа. Конечно, программа! Но письменного-то ее изложения нет. Мы можем только догадываться: а кто эти святители? Но отцы-литургисты — Иоанн Златоуст и Василий Великий они и у Рублева были, были иконостасы, когда изображали Григория Богослова и Николая Мерзликийского в дейсусном ряду. А вот, чтобы туда подключали еще двух, или четырех московских святителей – Петра, основателя московского Успенского собора, митрополита Алексея, погребенного в Чудовом монастыре, и являвшегося покровителем великих князей. Царь Михаил настолько с большим почтением относился к митрополиту Алексею, что по примеру Ивана Грозного продолжил традицию крещения. И первенец его – царевна Ирина была крещена. И дальше царь Алексей Михайлович был крещен, его дети…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Это была политическая программа, которую все считывали.

В чем она состояла, если отойти от иконостаса?

В.МЕНЯЙЛО: В том, что патриарх Филарет претендовал на равенство со вселенскими патриархами, тем, что он, так сказать,

выделял роль святителя в жизни общества. И завершался этот ряд святым покровителем Ивана Калиты Иоанном Синайским – родоначальник московского Княжеского дома и преподобным Михаилом Молейном, святым покровителем царя Михаила.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Что еще вскрылось в кремле, что еще происходило в кремле при Филарете?

Я знаю, что Греко-Латинская академия возникла, все-таки латинский пригодился.

В.МЕНЯЙЛО: Да. Просвещение начинает действовать. Основывается в Чудовом монастыре школа, которая сначала была здесь, потом была переведена в Закиноспасский монастырь, но и там еще при Борисе Годунове в ХУ1 веке тоже была школа при Чудовом монастыре.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А где она физически находилась в кремле Греко-Латинская академия?

В.МЕНЯЙЛО: В Чудовом монастыре.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А! В самом монастыре?

В.МЕНЯЙЛО: В самом монастыре.

К.БАСИЛАШВИЛИ: И кто там мог обучаться? Только мальчики?

В.МЕНЯЙЛО: Приглашенный грек— Епифаний Славенецкий, он и был в результате погребен в Чудовом монастыре, основатель грамматики.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А кто обучался там? Открытая была школа?

В.МЕНЯЙЛО: Нет. Она открытой не была. И там обучались и худородные дворяне, и дети священства.

Можно сказать, что вот тут происходит очень много явлений, связанных с художественной жизнью России. И патриарх Филарет делает большие заказы иконописцам. У нас сохранились эти произведения живописи. Я считаю, что в этот период, в такой сложный период обедневшей, измученной России он сделал очень многое для культуры, для образования, для просвещения России.

К.ЛАРИНА: Можно я процитирую вам несколько фрагментов из

биографии Филарета на православном сайте? Очень красивые здесь написаны слова. Я думаю, что Виктория согласится с этой оценкой.

Итак: «Пользовался большим авторитетом и влиянием. Отличался большим умом, любознательностью, начитанностью, был приветлив. По наружности отличался такой красотой, что не было в Москве человека мужского пола красивее его. Так что его красота вошла в пословицу.

В сфере церковного управления он не оставил глубокого следа. В делах церковных всячески поддерживал чистоту православия. При нем было усилено книгопечатание. Много заботился об исправлении богослужебных книг, открывал школы», — ну, это мы с вами сказали – и Греко-Славянское училище в Чудовом монастыре, строил и украшал храмы, был милостив к духовенству, щедр до нищей братии, заботился о благолепном праздновании церковных торжеств и порядке в службе.

При нем составлен целый Устав о трезвонах, за выполнением которых он строго следил. Был опаличев и мнителен и такой владетельный, что и сам царь его боялся. Строгий к провинившимся, но справедливый.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А вот как его мог царь не бояться, если это был его сын? Вопрос.

К.ЛАРИНА: Сын его родной. Конечно.

А еще: «Не любил иностранцев. Велел уничтожить две немецкие церкви. При нем возобновились сношения Руси с восточными патриархами, и в Москву стали охотно приезжать и представители. Был несребролюбив и отличался чувством благодарности, жаловал всех, кто стоял твердо на службе государя и в безгосударное время. Любил во всем порядок. Был расчетлив, нерасточителен, скромен и прост в своих издержках.

Менял верх на шубе, отдавал старые сапоги в починку. С необыкновенной предосторожностью отдавал чистить и мыть свой единственный белый шелковый вязаный клобук с шитым золотом и серебром херувимом.

Ему постоянно покупали к столу на рынке хлеб да калачик на 4, или на 3 деньги и на две деньги клюквы.

Покупка оловянной да деревянной посуды в свою очередь свидетельствовала о простоте повседневных потребностей этого святителя».

Простите за длинную цитату. Мне кажется, очень такая говорящая. Да?

В.МЕНЯЙЛО: Очень хорошая цитата и как бы подкрепляет все то, о чем мы говорили. Но хочу заметить, что оловянная посуда – это дорого.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А откуда эти свидетельства? Были какие-то летописцы, которые записывали?

В.МЕНЯЙЛО: Вот я вам только что цитировала Гарсея,

По-видимому, точно так же…

К.БАСИЛАШВИЛИ: Гарсея – иностранец.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А какова его история? Какова история? Он что, жил при дворе?

В.МЕНЯЙЛО: Я вам только что рассказывала.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Жил при дворе.

В.МЕНЯЙЛО: Он – нет, не жил при дворе, но он посещал двор. И, конечно, очень интересовался тем, что происходит вокруг. И вот он писал о том, что «Если на ком сшили кафтан и хорошо сидел, то все говорили, что «Второй Федор Никитич».

К.БАСИЛАШВИЛИ: Кстати, наружность Романовых, всего рода благородная. Я вот наблюдала в том году, когда в Данию ездила и встречалась там с одним из Романовых, уже немолодой человек, но вот это благородство черт, о котором ты сейчас говорила по процитированному этому источнику, действительно оно сохраняется.

К.ЛАРИНА: Красота такая, порода, да?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Да. Что-то есть.

К.ЛАРИНА: А вот существует ли его прижизненный образ?

Кто-то его писал?

В.МЕНЯЙЛО: Образ прижизненный в это время, это был образ-символ. Но какие-то черты определенно есть. Вот на выставке, которая сейчас проходит в кремле, там есть икона Молению Богоматери Боголюбской. Очень интересная икона, которую стали называть «Моление о народе», и вот там есть изображение царя Михаила и Филарета Никитича. И они друг с другом похожи, хотя Михаил безбородый. Что-то прослеживается – вот эта круглолицесть, и, по крайней мере, впоследствии у Петра. А икона 628-29 года.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Это единственное изображение, да, которое дошло Филарета?

В.МЕНЯЙЛО: Нет, их больше. Но все-таки это идеализированный образ, хотя в этом идеализированном образе так же, как на иконе любой, какие-то черты сохраняются. Ведь не даром же икону ХП века апостола Павла и икону Х1Х века ты в лицо узнаешь, даже если нет написанного имени.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А вообще, вот эта традиция изображать особ живущих – и светских, и церковных на иконах.

В.МЕНЯЙЛО: Вживе сущих стогласность решил изображать, и ничего не имел против. А Византия по традиции и древняя была… …

К.БАСИЛАШВИЛИ: А сейчас, сейчас она осталась?

В.МЕНЯЙЛО: То есть?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Иконой изображать живых людей. Ну, вот правителя, предположим, президента на икону?

В.МЕНЯЙЛО: Нет. Президента никто не венчает на царство.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Нет, ну предположим?

К.ЛАРИНА: Подожди еще. Вот если будет у нас, монархия если вернется, если это будет действительно помазанник Божий, да? Тогда вполне естественно, что он будет изображен и на иконах, как я понимаю.

В.МЕНЯЙЛО: У него особая связь с Богом – он отвечает за всю страну перед Богом.

К.БАСИЛАШВИЛИ: А икону с Петром Великим я тоже не припомню.

В.МЕНЯЙЛО: Ой, да это скандал был, когда он узнал себя в одном из храмов, и храм велели закрыть.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Да что Вы! Да?

В.МЕНЯЙЛО: Да.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Это где было? В Петербурге?

В.МЕНЯЙЛО: Где-то в Поволжье. Кто-то из Строганов, что ли, вот я сейчас твердо не помню, в каком храме.

К.ЛАРИНА: А можно еще вопрос вот по поводу Филарета?

А какие-нибудь труды его дошли до наших времен?

В.МЕНЯЙЛО: Его в актах исторических я читала из переписки. К нему письма великой инокини Марфы и царя Михаила чрезвычайно почтительные. Но я, по крайней мере, не читала. Я – специалист по живописи. (Смеется).

К.ЛАРИНА: У нас победители там появились у тебя, Ксюша, да?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Да. Победители появились. Они получают – кто из Москвы – билеты на выставку в Одностолпную палату, а жители других городов – каталоги. (Перечисляет имена и номера телефонов победителей).

Но у меня есть еще вопросы к нашей гостье по поводу грядущих проектов в музеях Московского кремля. Может быть, просто проанонсировать что-то.

В.МЕНЯЙЛО: Да. Откроется выставка, посвященная ХУ1 веку. Я очень советую всем нашим слушателям посетить выставку иконописца царя Михаила Романова, потому что начинается реставрация Чудовских икон, и это будет очень длительный процесс, вы их очень долго не увидите. А сейчас можно их там увидеть. Это редкий случай.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Скажите, а вот Чудов монастырь сам, нет таких идей – восстановить? Вот сейчас же восстановили Царицыно? Чудов взорвали, а может быть, восстановить? Как Вы к этому относитесь?

В.МЕНЯЙЛО: Но это невозможно.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Нет, но почему невозможно?

В.МЕНЯЙЛО: Потому что нужно сносить.

К.ЛАРИНА: Ну, подождите. Храм Христа-Спасителя восстановили тоже взорванный?

В.МЕНЯЙЛО: Потому что сносили бассейн, а так вам надо сносить наше правительственное здание для того, чтобы это восстановить.

К.ЛАРИНА: Батюшки! А там что?

В.МЕНЯЙЛО: Ну, если вы зайдете в кремль, встанете около Царь-пушки, у вас, значит, за спиной будет Храм 12 апостолов, посмотрите налево – здание сената. Вот его десятое окно, оно заканчивалось на уровне (непонятно), это как раз начинается здание РЭР ЦК.

К.ЛАРИНА: Понятно.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Ну что? Можно… Мало ли… Ну, в принципе, если бы гипотетически?

В.МЕНЯЙЛО: Нет, ну, знаете, дикая идея. Дикая идея! У нас огромное количество храмов, которые нужны людям. Вот они находятся в селах, которые в них нуждаются.

Вы едете по шоссе, вы только и видите разрушенные храмы.

Поэтому в данный момент это, конечно, совершенно абсурдная идея, не имеющая смысла никакого.

К.ЛАРИНА: Спасибо! Мы закончили. Спасибо Вам огромное. На этом мы завершаем программу «Музейные палаты». И там у нас – «Шедевр» ты нам хочешь представить, Ксения?

К.БАСИЛАШВИЛИ: Да. Там небольшой шедевр, к которому меня вчера подвела Виктория Анатольевна на замечательной выставке в Одностолпной палате Патриаршего дворца.

Можно всем прийти, пока выставка открыта до октября, до середины.

Заставка



Складень с изображением Богоматери с младенцем и двух святых – Сергия и Никона Радонежских чуть было не пропал навсегда в анонимной частной коллекции. Но при попытке вывоза за рубеж был конфискован таможней.

Как выяснилось позже, у этого экспоната не только художественная, но и, безусловно, историческая ценность. Ведь именно этими иконами получил благословение на постриг в монахи человек легендарный – Авраам Пальцин, воевода и писатель. В монастырь ушел при Борисе Годунове. По одной версии принял постриг насильно, шел, как в ссылку – с лишением имущества, по другой – скрывался в монастыре добровольно, дабы избежать репрессий.

При Шуйском был помилован, переведен в Троице-Сергиевую лавру на должность келаря, то есть, заведущего монастырским хозяйством.

Щедр на благотворительность – во время голода раздавал народу хлебные монастырские запасы.

Сейчас ценный экспонат находится на хранении в музеях московского кремля и его можно увидеть на временной выставке в Одностолпной палате.











Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире