'Вопросы к интервью


Т. ОЛЕВСКИЙ: Тимур Олевский, «Музейные палаты» начинаем мы в 10 часов 11 минут. Стремительно, потому что они у нас состоят из двух частей. в первой части у нас будут одни гости, а во второй другие. Вот сейчас я с удовольствием представляю: Наталья Самойленко, генеральный директор музея-заповедника «Царицыно». Здравствуйте.

Н. САМОЙЛЕНКО: Доброе утро.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Доброе утро. Дмитрий Бак, директор Литературного музея.

Д. БАК: Здравствуйте.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Доброе утро. Библионочь прошла, а вы как будто и спали, в общем, выглядите прекрасно.

Д. БАК: Не полагается спать в Библионочь.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Отлично, тема выставки: «Литературный музей: воспоминание о будущем». Что-то происходит странное в Царицыно: какие-то гастроли, Литературный музей туда приезжает. Все с самого начала. Во-первых, что такое Царицыно, что туда теперь приезжают музеи? Это для чего вообще? Что это за гастроли такие? Наталья Самойленко.

Н. САМОЙЛЕНКО: Ну, Царицыно – это такая громадная вотчина императорская…

Т. ОЛЕВСКИЙ: Это понятно.

Н. САМОЙЛЕНКО: … где есть где развернуться. И, собственно говоря, для Царицыно, которое сейчас у нас стало существовать как музей фантазий, иллюзий и утопий, история про всевозможные мечтания самая родная. Поэтому нам очень важно, чтобы Царицыно превратилось в такой музейно-выставочный центр. То есть, не просто в самостоятельный музей со своей экспозицией, но и место, где происходят активности разных музеев. И первым таким проектом…

Т. ОЛЕВСКИЙ: То есть, вы становитесь площадкой.

Н. САМОЙЛЕНКО: Мы становимся площадкой…

Д. БАК: Партнером, не только площадкой.

Н. САМОЙЛЕНКО: И не просто выставок, а чего-то большего. Потому что вот то, что представляет на нашей площадке Литературный музей – это, как я понимаю, мечта Литературного музея о том, каким бы он хотел быть.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Каким бы он хотел быть, Дмитрий?

Д. БАК: Вы знаете, это воспоминание о будущем, то есть, это то, что нам не удалось сделать на протяжении тех 80 лет, в течение которых мы существуем. В этом году Литературный музей, Государственный литературный музей отмечает юбилей, ему 80 лет. И на протяжении последних 50 лет у музея нет главного здания, нет больших экспозиционных площадей. То есть, мы вспоминаем о том, что могло бы быть, если бы эти годы мы провели иначе. Это выставка, которая, вместе с тем, намечает и пути будущего нашего развития. У нас около миллиона предметов в фондах, а выставляется постоянно меньше 1,5%.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Да-да-да. А что привозим?

Д. БАК: Вот сейчас…

Н. САМОЙЛЕНКО: Это на самом деле не совсем даже выставка, я бы сказала. Это модель экспозиции музея, там больше 1 200 предметов.

Д. БАК: Совершенно верно.

Н. САМОЙЛЕНКО: И там совершенно разные подходы к тому, как можно представлять литературу. И, более того, это не просто выставка, а выставка, которая сопровождается самыми разнообразными активностями.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Вот это интересно, потому что…

Н. САМОЙЛЕНКО: Лекциями, фестивалями. Собственно говоря, музей действительно к нам вот как большой слон, как у нас на витрине…

Д. БАК: На нашей пригласительной афише…

Н. САМОЙЛЕНКО: Да, как на нашей афише, как большой слон входит в пространство Царицыно. Входит действительно во всех своих ипостасях.

Д. БАК: Очень много активностей, действительно, будет, потому что мы рассчитываем на разную аудиторию. У нас есть профессиональная программа, гвоздем ее является презентация музея в Марбахе – это Архив Шиллера, самый большой литературный музей в Германии. У нас будут мастер-классы для музейный работников по поводу того, как, например, музеефицируется образ писателя, история музеефикации Шиллера. Вот это одна из сторон дела. У нас будут очень веселые мероприятия, с другой стороны, рассчитанные просто на тех, кто посещает Царицыно.

Н. САМОЙЛЕНКО: «Небо в рифму».

Д. БАК: Да, например, «Небо в рифму» — это фестиваль воздушных змеев, где каждый обучается запускать змея плюс пишет любимую цитату из какого-то поэта и запускает змея.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Это когда?

Н. САМОЙЛЕНКО: И стихи летят в небо.

Д. БАК: Это будет в одно из воскресений летом…

Н. САМОЙЛЕНКО: По-моему, 11 мая, нет?

Д. БАК: Нет-нет, это будет попозже… Это будет у нас 11 мая в воскресенье в 12:00. 11 мая. 11 мая в 12. Это можно сделать и взрослым, и детям. 11-го в 12 фестиваль воздушных змеев.

Т. ОЛЕВСКИЙ: А как это вообще все умещается? Я пытаюсь представить себе Царицыно, вспоминаю, правда, еще до вас Царицыно, да? Но все равно в моем представлении это парк. Туда приходишь в выходной с кем-то там пройтись.

Н. САМОЙЛЕНКО: Но если сил хватает, то можно дойти до дворца.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Да.

Н. САМОЙЛЕНКО: Хлебного дома. И попасть, собственно говоря, в музей, в большие выставочные пространства музея.

Т. ОЛЕВСКИЙ: А если не хватает сил, то Литературный музей присутствует где-то на территории?

Н. САМОЙЛЕНКО: Ну, вот, на большой поляне, на танцплощадке. Или у нас еще будет фестиваль «Пища для ума».

Д. БАК: Фестиваль «Пища для ума» — это будет просто феерия, потому что это одновременно фестиваль интеллектуальных издательств, где они будут представлять свои книги. И главное, что это фестиваль рестораторов московских, которые смогут накормить посетителей блюда по рецептам литературных героев. Не только накормить, но и можно приготовить блюдо под руководством ресторатора. Это действительно будет пища для ума.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Ищите дату.

Д. БАК: Дата – очень просто, 25 мая, воскресенье, с 11:00 до 18, целый день, целый воскресный день в Царицыне.

Н. САМОЙЛЕНКО: А мы к этому времени постараемся запустить книжный магазин.

Т. ОЛЕВСКИЙ: В парке.

Н. САМОЙЛЕНКО: Да.

Т. ОЛЕВСКИЙ: На территории.

Н. САМОЙЛЕНКО: На территории парка. Мы работаем с «Додо», и я надеюсь, что у нас появится магазин «Книги и волшебство». То есть, Царицыно, я хочу, чтобы вот после общения с Литературным музеем превратилось еще и в читающий парк.

Д. БАК: У нас еще будет цикл мастер-классов, как ставить классику в анимации, в кино, в театре. У нас будет Серебренников, у нас будет Рыжаков, у нас будет Хотиненко. Целая линейка вот таких мероприятий. Будет лекция Дмитрия Быкова об его видении истории русской литературы.

Н. САМОЙЛЕНКО: «Москва – Петушки». И, кстати говоря, это замечательно рифмуется с той выставкой, которая в Царицыно была открыта весной. Я имею в виду «Мечту о саде» Владимира Яснецова. Это небольшая выставка, но выставка-впечатление…

Д. БАК: Художник по фарфору.

Н. САМОЙЛЕНКО: … которая на самом деле как-то очень соотносится вот с «Москвой – Петушками». И рассказ о художнике, он неразрывно связан, конечно, с Ерофеевым.

Д. БАК: 9 мая у нас современные поэты будут читать стихи о войне, 9 мая стихи о войне. Обо всех войнах, не только о Второй мировой, Великой Отечественной. Современные поэты будут это делать. А 1 мая… 1 июня, простите, в День защиты детей, дети поэтов будут читать стихи своих родителей и классические стихи. Это тоже один из гвоздей нашей программы.

Т. ОЛЕВСКИЙ: То есть, следить за программой Царицыно, Литературного музея в Царицыно, надо пристально, потому что запомнить сейчас…

Д. БАК: Нет, невозможно.

Н. САМОЙЛЕНКО: Запомнить нельзя, но на самом деле мы живем, естественно, и на сайтах, мы активно живем в Фейсбуке. Любое мероприятие отражается сейчас в социальных сетях, поэтому следите, заходите, дружите, предлагайте. Это наша политика.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Не маловат Литературный музей как проект для огромного Царицыно?

Н. САМОЙЛЕНКО: Ну, это же первая литературная гастроль.

Т. ОЛЕВСКИЙ: А что дальше?

Н. САМОЙЛЕНКО: Дальше…

Т. ОЛЕВСКИЙ: Какие-то наметки есть, как будет развиваться площадка, я имею в виду, Царицыно?

Н. САМОЙЛЕНКО: Ну, во-первых, мы надеемся, что осенью мы откроем для посетителей не только дворцовые помещения, но мы еще откроем средний дворец, то есть Оперный дом, и Малый дворец. Да, они были на реставрации.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Я так не был ни разу.

Н. САМОЙЛЕНКО: Это абсолютно волшебные пространства. Если говорить о ценностях Царицыно, художественных ценностях, то главное и самое загадочное в Царицыно – это действительно пространство внутри вот этих двух павильонов Баженова. А сейчас мы начали вместе с музеем-усадьбой Останкино подготовку к выставке, которая развернется как раз в Оперном доме. Там будет несколько лет жить скульптура Останкино. То есть, это следующая наша гастроль, где мы будем рассказывать и о музее Останкино в целом.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Ну, а то, что музей, то, что парк превращается в интеллектуальное развлечение, вот это не пугает людей? Не знаю, мне кажется, что концепция развития парков московских, она всегда подразумевает такой… ну, я просто видел, как развивается, вот мы долго хвалили Парк Горького, сейчас Сокольники, прочее – это те парки, которые находятся в зоне доступности. Вы же тоже находитесь, по сути, как, да, хоть и усадьба, но тоже…

Н. САМОЙЛЕНКО: Это очень доступный парк, две станции метро просто рядом, все очень удобно. Но нам надо, чтобы это парк был со своим лицом.

Т. ОЛЕВСКИЙ: То есть, у вас получается парк интеллектуальных развлечений, так выходит? Или нет?

Н. САМОЙЛЕНКО: Я бы хотела, чтобы вот центральная зона парка, которая в ограде, да, где сохранилась планировка парка 19-го века, где сохранились павильончики, где очень приятно гулять и созерцать разные виды, она существовала все-таки в особом режиме. Но при этом нам очень хочется, чтобы дворец и парк были неразрывны. Поэтому летом у нас появятся еще и выставки прямо в парке. Сейчас мы готовим баннерные выставки, которые расскажут о фондах Царицыно посетителям парка. Поэтому те, кто находится внутри дворца, они попадают вот в эту «Мечту о саде», а те, кто гуляет по парку, могут получить информацию о наиболее интересных вещах в Царицыно.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Кроме гастролей в Царицыно, Литературный музей чем живем?

Д. БАК: Вы знаете, я бы хотел вернуться к выставке.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Давайте.

Д. БАК: Потому что она совершенно удивительная. Это крупнейшая выставка за 80 лет нашего существования. И дело не в объеме и не в размере. Наталья Юрьевна правильно сказала, что это целый набор стратегий экспонирования литературы. Это ведь большая проблема на самом деле. у нас сравнительно мелкие экспонаты, у нас нет конных статуй и так далее.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Трудно привлечь надолго внимание посетителя неподготовлено.

Д. БАК: Именно. И вообще Литературный музей, является ли это трендом – большое сомнение, потому что дело в том, что то удовольствие, которое мы получаем от чтения, никак не сопоставимо с тем ощущением, которое мы имеем, когда видим страницу текста в витрине. Это очень скучно получается. Мы отказались от сплошной хронологии. Это не история литературы от 17-го века до 21-го, а это 11 разных выставок. То есть, по сути дела, разные срезы. Приведу пример. Звучащая литература, у нас целый зал посвящен звучащей литературе, то есть тому, как писатели, поэты читают свои произведения. Отдельный подход. Два акцента здесь. Во-первых, во-первых, гастроли литераторов начались в Серебряном веке, мы знаем, что Игорь Северянин, Маяковский, Есенин и другие, Бальмонт, ездили на гастроли. Во-вторых, 60-е годы, стадионные чтения стихов. Когда ты входишь в зал, там такая какофония из звуков, одновременно разные голоса, но, подойдя к каждой витринке, мы можем послушать направленный звук: слышим песню Галича, слышим стихотворение Ахмадулиной, слышим стихотворение Тарковского. Кроме писателя, читающего стихи, звучащего, есть писатель воюющий – это отдельный зал, посвященный тому, как это было на войне. Есть писатель путешествующий, и здесь тоже несколько таких важных акцентов.

Н. САМОЙЛЕНКО: Фотографирующий.

Д. БАК: Фотографирующий. Там удивительные фотографии Михаила Михайловича Пришвина и Соколова-Микитова, и Эренбурга и т.д. и т.п. И есть представления музеев, которые хранятся у нас в таком свернутом виде…

Т. ОЛЕВСКИЙ: Слушайте, еще вопрос. Вы говорите, я ловлю себя на мысли, что я всегда Литературный музей воспринимал как музей исторический.

Д. БАК: Ну, так оно и есть.

Т. ОЛЕВСКИЙ: И рассказывать о истории, о явлениях и вообще об эпохе можно по-разному. Можно через призму жизни одного конкретного человека, любого можно взять известного очень и тем более великого русского писателя начала 20-го века – это часто очень трагическая судьба. Ну, самый простой пример, взять Булгакова музей – и вот пожалуйста тебе разворачивается целая история, неважно, от какой чернильницы это начинается. Почему не так? Д. БАК: Это история не совсем наша. Потому что, конечно, у нас в составе Гослитмузея есть отдельные музеи: Чехова, Пастернака, Чуковского, Герцена, Лермонтова и так далее. Но мы музея русской литературы как таковой. Даже не только литературы…

Н. САМОЙЛЕНКО: Важен процесс еще.

Д. БАК: Да, да, важная жизнь, не только отдельные авторы. Например, у нас в такой стереовитрине представлена манжета Булгакова подлинная. Причем она лежит, а дальше голографическое изображение, видное сразу с четырех сторон, и там бегут буковки. Это один из таких наших мультимедийных шедевров, я считаю.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Что значит важен процесс?

Н. САМОЙЛЕНКО: Вы знаете, я сейчас про другое даже хочу сказать. Важен процесс, важно воспринимать литературу как часть жизни. Мне кажется, что выставка, она про это. Но я еще про другое. Дмитрий Петрович, он с точки зрения литературы, а я визуал. И для меня эта выставка еще чрезвычайно интересна потому, что Литературный музей показывает, ну, собственно говоря, шедевры изобразительного искусства на этой выставке.

Д. БАК: Конечно, конечно.

Н. САМОЙЛЕНКО: На самом деле на этой выставке есть совершенно дивные акварели: прекрасная акварель начала 19-го века, чудесный портрет Жуковского работы Соколова, есть целая серия дивных волошинских акварелей, есть… я даже нашла художника, о котором я когда-то писала дипломную работу…

Д. БАК: Да, я видел…

Н. САМОЙЛЕНКО: … Михаил Ксенофонтович Соколов и вот эти вот его ускользающие дамы 30-х годов. То есть, на этой выставке большой, мне кажется, каждый найдет что-то для себя. Те, кого больше интересует зримый образ, найдут зримые образы. Те, кто любит вчитываться и смотреть на рукописи, они, безусловно, остановятся перед совершенно нового типа витринами. Кстати говоря, для Литературного музея эта выставка – еще прорыв с точки зрения…

Д. БАК: … технологий.

Н. САМОЙЛЕНКО: … технологий.

Д. БАК: Конечно.

Н. САМОЙЛЕНКО: И я саама впервые увидела витрины, где прозрачная поверхность является тачскрином.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Ух ты!

Н. САМОЙЛЕНКО: Да. Где, собственно говоря…

Д. БАК: ... прикоснуться к стеклу…

Н. САМОЙЛЕНКО: ... прикоснувшись, ты вызываешь…

Д. БАК: … вызываешь образ, можешь прочесть всю рукопись, которая обычно неразборчива, старый почерк. Кроме того, ты можешь прочесть комментарий научный к ней и информацию о том фонде, той коллекции Литмузея, где эта страничка присутствует.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Ну, интересно же.

Д. БАК: Это замечательно.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Прекрасно.

Д. БАК: Это такая прекрасная интеллектуальная игра.

Т. ОЛЕВСКИЙ: А если я прихожу туда неподготовленный совершенно, я приду туда не подготовленный и не знаю никакого художника Соколова, у которого ускользающие дамы, то что мне?..

Н. САМОЙЛЕНКО: На самом деле будут, конечно, экскурсии для желающих, будут аудиогиды. Но, опять же, для меня прелесть вот всей этой большой выставки в том, что она дает возможность человеку неподготовленному, человеку, идущему по своей траектории, при помощи вот как раз этих мощных таких вот визуальных образов, сделанных в формате новых технологий, собственно говоря, во многом разобраться. В этом отношении это принципиально отличает, конечно, вот эту экспозицию Литературного музея от той экспозиции, которая, например, была в Петровском монастыре на Петровке 28, где без экскурсовода шагу ступить было нельзя.

Д. БАК: Там тоже шедевры, да, абсолютно…

Н. САМОЙЛЕНКО: Но они абсолютно молчащие, а здесь выставка построена так, что ты сам находишь информацию.

Д. БАК: Она тебя вовлекает, она тебя ведет и показывает, насколько многостороння и интересна литература.

Н. САМОЙЛЕНКО: Да, и вот в этом плане как раз я и хотела сказать, что такое музейные гастроли, да? Это действительно, в моем понимании, возможность сотрудничества, партнерского сотрудничества двух музеев, когда, работая над проектом, ну, в одном плане, так сказать, больше задействован Литературный музей, в каких-то вещах – Царицыно. Но, тем не менее, общаясь друг с другом, мы обогащаем друг друга знаниями о новых приемах, о новых технологиях.

Д. БАК: Безусловно.

Н. САМОЙЛЕНКО: Это такой творческий процесс.

Д. БАК: Мы будем это продолжать, конечно, не в таких гигантских масштабах…

Н. САМОЙЛЕНКО: Но мысли есть.

Д. БАК: У нас есть проекты, есть замыслы и на будущее, там, где книга сходится с культурой, там, где литература граничит с обычной жизнью, мы будем это продолжать.

Н. САМОЙЛЕНКО: Потому что Царицыно – это ведь не художественная галерея, да?

Т. ОЛЕВСКИЙ: В общем-то, да.

Н. САМОЙЛЕНКО: Да, это совершенно особый музей, где культура может представать целостно, в разных своих аспектах.

Т. ОЛЕВСКИЙ: И большие музеи точно так же могут быть вашими гостями, как и…

Н. САМОЙЛЕНКО: Да.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Я имею в виду, большие музеи, у которых свои помещения есть.

Н. САМОЙЛЕНКО: Да. И у нас осенний проект, который вот сменит эту большую выставку Литературного музея, где будет участвовать Эрмитаж, Императорский фарфоровый завод и коллекция Царицыно. И это будет рассказ о самых выдающихся явлениях в русском фарфоре от 18-го века до наших дней.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Как долго ваша выставка длится?

Д. БАК: Выставка до конца июля.

Т. ОЛЕВСКИЙ: То есть, практически… а, до середины лета.

Д. БАК: И в это время будет более 60 мероприятий. То есть, практически каждый день что-то будет происходить. Вот сегодня будет мастер-класс как раз музейщиков из Марбаха, будет вечером чтение стихов студентами ГИТИСа. И так далее и так далее.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Сегодня прямо?

Д. БАК: Да, да, сегодня. В три часа, пожалуйста, все музейные работники – в Царицыно, там будет Магдалена Хак и фон Бюлов, замечательные немецкие музейщики.

Н. САМОЙЛЕНКО: Ну, я надеюсь, что как раз вот эти новые наши гости, которые, может быть, из них многие никогда не были в Царицыно, тоже откроют для себя это дивное место Москвы.

Д. БАК: Дальнейшие наши планы – это фестиваль Бабеля к юбилейной дате, в 120-летию, в июне. А потом мы везем нашу выставку в Германию, выставку фотографий, которые сделаны во время путешествия Чехова на Сахалин. Абсолютно эксклюзивные. Например, как расковывают Соньку Золотую Ручку на Сахалине.

Т. ОЛЕВСКИЙ: А обратно когда приедет эта выставка, посмотреть ее?

Д. БАК: Потом будем строить планы и про ее представление здесь. Пока два места в Германии: Марбах и Баденвайлер. Вот наши ближайшие крупные планы. Хотя есть и другие.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Прекрасно. Значит, все это сейчас… а когда мы стихи читаем в Царицыно сегодня?

Д. БАК: В 19:00.

Т. ОЛЕВСКИЙ: То есть, у вас вообще ночная жизнь…

Н. САМОЙЛЕНКО: Да.

Т. ОЛЕВСКИЙ: … там присутствует.

Д. БАК: Каждый день, каждый день там что-то происходит, и скучать точно не придется.

Н. САМОЙЛЕНКО: Ну, и, наконец, просто весна, все распускается.

Т. ОЛЕВСКИЙ: 20 невест, да?

Н. САМОЙЛЕНКО: 20 невест на большой поляне.

Д. БАК: Именно, именно так.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Это здорово очень, это очень интересно. Посмотрим. Мне, конечно, хочется посмотреть, как Царицыно будет развиваться сейчас, Наталья Самойленко, как превратится в действительно такое место культурного обмена музеев. Это интересно. Мне кажется, что нет ничего подобного. Была история, попытка сделать Интермузей, когда Манеж превращался в площадку, но чтобы целое пространство, с дворцами, со всеми возможностями… А, кстати, насчет возможностей. Технические возможности вам позволяют принимать любые музеи или нет сейчас? Что вы делаете?

Н. САМОЙЛЕНКО: Ну, на самом деле Царицыно – это вполне оборудованная площадка. И еще об одном я хотела сказать в самом конце. Сейчас Большой дворец превращен в площадку для образовательных программ. Вот эти удивительные и сказочные пространства, они сейчас отданы детям.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Спасибо большое. Наталья Самойленко, генеральный директор музея-заповедника Царицыно, и Дмитрий Бак, директор Литературного музея. Всех зовем в Царицыно на…

Н. САМОЙЛЕНКО: ... музейные гастроли.

Т. ОЛЕВСКИЙ: На, музейные гастроли Литературного музея. Спасибо.

НОВОСТИ

Т. ОЛЕВСКИЙ: В эфире. 10 часов 35 минут, Тимур Олевский в студии. новая система у нас состава. Передача «Музейные палаты», но, стойте, прежде чем я вам расскажу, кто к нам пришел, я вам отвечу… вы мне ответили, а я вам расскажу, как вы ответили на вопрос «Красной площади, д. 1» Анны Трефиловой. В Успенском соборе Московского Кремля хранится золотой крест, поврежденный ударом пули. Назовите последнего человека, носившего этот крест. Это, конечно же, Петр Первый. Пуля была при Полтаве, ударила в крест. Петр Первый, а не Николай Второй, коллеги. И телефоны правильно ответивших, что это Петр Первый: Алексей, кончается телефон на 413, Борис 145, Наташа 285, Алексей 658 и Алла 833. Главный приз у Михаила с номером 799, Михаил получает книгу «Россия и Голландия. Пространство взаимодействия». Боже, я вам сейчас… я потом вам скажу название издательства обязательно в конце передаче. А Софья Федорченко «Народ на войне» — это другая книга, издательство Лениздат, Санкт-Петербург, 2014-й год, тоже, соответственно, получают все остальные правильно ответившие про Петра Первого.

«Музейные палаты» поехали дальше. Приглядываем нервно, волнуясь и тревожно, за Политехническим музеем, который находится на реконструкции. А скажи мне пожалуйста, как издательство главного приза зовут? Я вот тебя очень прошу. Потом, пожалуйста, пожалуйста. Что? Исторический музей, мне подсказывают, это был Исторический музей.

Так вот, Политехнический музей, возвращаемся мы. Политехнический музей на реконструкции. Что там происходит – мы не знаем. Но Наталья Сергиевская, заместитель генерального директора, к нам пришла – привет.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Здравствуйте.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Ура.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Доброе утро.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Рассказывать о чем-то страшно важном, произошедшем в жизни музея. И это не открытие самого здания, а это открытие выставки. То есть, как будто музей существует на самом деле…

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Он существует.

Т. ОЛЕВСКИЙ: … но в другом помещении.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Он существует, он существует довольно активно. Это не… ну, по-честному, это не просто выставка, это наша временная экспозиция на то время, когда закрыто историческое здание.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Политехнический музей переехал и открылся в новом здании на какое-то время.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Он переехал на ВВЦ и открылся до 17-18 года с постоянной экспозицией под названием «Россия делает сама».

Т. ОЛЕВСКИЙ: Это современная…

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Это современная экспозиция про… посвященная российским изобретениям и российским открытиям, известным нам или не известным широкой публике, сделанным за последние два века. Такая большая очень интересная…

Т. ОЛЕВСКИЙ: То есть, там и телевизор, да, и…

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Там не только телевизор и лампы. Мы все. в общем, знаем более-менее про телевизор и лампы, даже некоторые знают, скажем, про терменвокс и, там, я не знаю, про спутник. Но мало кто из наших постоянных посетителей представляет себе, например, гидроинтеграторы, то есть, компьютеры, построенные на принципе аналогов исчисления за счет наблюдения воды, да…

Т. ОЛЕВСКИЙ: Кажется, по-моему, я слышал в детстве, что такие…

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Это очень красивая вещь. Это потрясающий совершенно компьютер…

Т. ОЛЕВСКИЙ: Они же в ракетах, по-моему.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Они где угодно, они в течение 50 лет после изобретения, то есть, в общем, до недавнего времени довольно активно использовались для расчета сложных дифференциальных уравнений. И, в общем, это такое удивительное совершенно творение мысли. Вообще на самом деле вся эта экспозиция, она не столько про предметы, сколько про идеи. Про идеи, потому что российская наука, она, как известно, богата футуристическими какими-то придумками, идеями, открытиями. Менее богата и менее известна таким воплощением, прям таким мирового масштаба…

Т. ОЛЕВСКИЙ: Ну, часто воплощают потом где-нибудь за рубежом…

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Правда. Вот. И поэтому на самом деле такой важной фигурой, вдохновлявшей нас на создание этой экспозиции, был философ Николай Федорович Федоров. В общем, все его идеи русского космизма, вся идея вообще переселения людей за пределы Земли, воскрешения людей, они же, в общем, никуда не ушли, они никуда не пропали. Воскрешение людей или создание бессмертного человека – вот вам аватары, вот вам полеты в космос, вот вам идеи сегодняшние терраформирования на планетах Солнечной системы. Все это живо, просто мы забыли…

Т. ОЛЕВСКИЙ: Как я люблю, когда передача – подожди, Наташа – когда в передаче «Музейные палаты» звучит слово «терраформирование». Скажи это еще раз, терраформирование.

(смех)

Т. ОЛЕВСКИЙ: Наконец-то.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: И вот оно пришло к нам, терраформирование.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Люблю я это.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Создание условий жизни на далеких планетах, жизни, пригодной для нас. На самом деле самое любопытное, что все идеи, которые появлялись, которые озвучивались, которые казались совершенно фантастическими идеями во времена Циолковского и Федорова, о том .что человек будет совершенствоваться, о том, что человек будет обретать какие-то совершенно новые свойства, характеристики, какие-то новые умения, ну, собственно, мы их наблюдаем, мы просто не заметили, что у нас появилась возможность общаться силой мысли, у нас уже есть почти что встроенные в нас компьютеры, мы выращиваем себе дополнительные органы. Просто мы, когда говорим об этом, не знаю, в новостях, узнаем из новостных программ в телевизоре или когда мы читаем это в газетах, мы не связываем никогда вот эти открытия сегодняшнего дня с теми мыслями, с теми мечтаниями, которые сформулировали философы, российские философы довольно давно, да. И когда ты открываешь это, это очень здорово. Картинка становится связанной и мир становится более объемным, более насыщенным.

Т. ОЛЕВСКИЙ: И вот про это выставка.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Про это выставка.

Т. ОЛЕВСКИЙ: А что касается образовательных программ, вот всего этого объема жизни Политехнического музея…

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Она развивается семимильными шагами. Наш центр, такой хаб в культурном центре ЗИЛ, он процветает, там открыто множество лабораторий, и на лето мы открываем несколько городских лагерей там.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Кстати, хотел сказать, хотел сказать комплимент ЗИЛу. Просто ЗИЛ зажил, по-моему, абсолютно…

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Да, да.

Т. ОЛЕВСКИЙ: … и превратился в удовольствие от посещения. Особенно вот Фестиваль науки, он был, по-моему, в том числе и с вашим участием…

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Да, да.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Последний, который прошел. Это была просто толпа счастливых детей.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Ну, там был, я не знаю, там…

Т. ОЛЕВСКИЙ: Там все было, все самое интересное.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Все, что есть в Москве, там все поместилось. Но мы сейчас будем активно очень развивать нашу фестивальную жизнь. В конце мая как раз на Последний звонок у нас будет фестиваль науки и любознательности на ВВЦ. Приходите. Это будет что-то совершенно удивительное. Мы привозим…

Т. ОЛЕВСКИЙ: Когда?

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Это 23 – 25 мая.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Что вы привозите? Я перебил, прошу прощения.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Что мы только не привозим. Кроме наших уже ставших традиционными, но, тем не менее, всеми любимых открытых лекции, лабораторий, встреч с учеными, у нас приезжает удивительная выставка кибернетической скульптуры Тео Янсена, которая разместится в прекрасном павильоне Космос, прям совсем рядом с нашим павильоном «Россия делает сама». Это потрясающие совершенно огромные скульптуры, созданные голландским художником. Он долгое время, в течение 15-20 лет изучал строение и вообще принцип функционирования насекомых. И его ходящие скульптуры 12-метровые – это такие ожившие насекомые. Это почти что искусственный разум. Ну, не разум, конечно, но очень искусственный.

Т. ОЛЕВСКИЙ: 12 метров искусственного разума беспокоит…

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Это очень здорово. Это потрясающее совершенно впечатление производит. Это как раз к разговору о создании новых живых существ. Это очень… это все идеи очень близкие.

Т. ОЛЕВСКИЙ: И это можно будет посмотреть, они будут ходить ногами прям?

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Они будут ходить ногами, будут ходить, там, по сеансам мы их будем запускать, чтобы они всех не затоптали.

Т. ОЛЕВСКИЙ: На ВВЦ.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Да, на ВВЦ. А внутри этого фестиваля мы также снова показываем спектакль «Икар на краю времени», который мы привозили в прошлом году в театральный центр «На Страстном». И еще будет несколько спектакле, будут перформансы, детский лабиринт книжный. В общем, очень насыщенная программа, очень интересно, приходите.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Вас ремонт в небытие никак не…

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Вы знаете, даже нельзя себе представить, с какой огромной скоростью мы живем и насколько насыщенна наша жизнь. Потому что каждый раз, когда мы начинаем новый сезон, планируем новый год, нам кажется, что, ну, вот будет несколько проектов ключевых, и остальное так немножечко мы будем развивать. Но мы так хотим поскорее раскрыть Политех, развернуть все возможности, которые заложены внутри этого музея, что мы сами себя опережаем.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Слушай, это ведь интересная история, что на самом деле благодаря реконструкции, прости господи, у вас появилась возможность экспериментировать на новых площадках…

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Это очень здорово, это на самом деле огромная возможность. Мы надеемся, что осенью, кроме всех наших выставочных проектов, наших лабораторий, лекций, фестиваля кино и прочего, мы еще постараемся открыть там, где у нас сейчас хранилище фондов на территории АЗЛК в Технолополисе «Москва», мы откроем пространство открытого хранения. Если нам это удастся, это будет настоящий подвиг, потому что на самом деле разработка этого проекта, она ведется, но пока еще недостаточно она развернута. И мы будем пускать внутрь в хранение группы школьные, взрослые, там будут, для детей будут разработаны игры внутри экспозиции, квесты, образовательные игры.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Жалко уезжать будет.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: А мы не уедем. У меня ощущение такое, что мы будем развиваться на многих площадках. Ну, потому что каждой аудитории, каждому типу активности, конечно, нужна своя площадь. И понятно, что та публика, которую мы уже видим на ВВЦ, вот наши вчерашние посетители – вчера был первый день, когда наша экспозиция работала – они, конечно, очень сильно отличаются от тех людей, которые приходили на Новую площадь. Это в основном молодежь – сегодня вот мне уже звонили коллеги с утра – это семьи с детьми, это… потому что на Новой площади к нам чаще приходили школьные группы, туристические группы. Немножечко другая публика. Естественно, они хотят другой активности, другой жизни.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Вы говорите, что философская концепция существует, вот взгляд на мир, который воплощался в изобретения – это на выставке. А это как-то видно на выставке?

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Да. Вообще пространство выставки построено… ну, во-первых…

Т. ОЛЕВСКИЙ: Выставка на ВВЦ, напоминаю, которая идет прямо сейчас.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Она идет и она будет продолжаться еще до 17-го года совершенно точно.

Т. ОЛЕВСКИЙ: То есть, это не выставка, это целый проект.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Да, это постоянная экспозиция. Это наша временная, но постоянная экспозиция, верно. Вообще то, как построена экспозиция визуально, когда вы попадаете в это пространство – это такой очень интересный опыт, потому что, с одной стороны, вы предоставлены сами себе, вы можете исследовать экспозицию, вы можете общаться с интерактивными экспонатами, у вас достаточно много информации вложено в электронные этикетки, видеогиды. Кстати, видеогиды – это такие персонажи, которые приветствуют вас в начале каждого раздела. Разделов всего семь, они так вполне себе взаимосвязаны, можно ходить в одну сторону по экспозиции, можно ходить в другую сторону, можно найти себе собственный маршрут. Но для нас было очень приятно, для Политеха это такой первый опыт, персонажи, которые изображаются в видеогидах, их играли довольно известные российские актеры, от Екатерины Васильевой до Татьяны Друбич. Для нас это очень приятно.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Да, теперь вопросы. Один вопрос такой очевидный, который приходит каждый раз в передачу, посвященную Политехническому музею. «Я очень беспокоюсь, вернут ли Политех в старое здание и будет ли существовать исторический лекционный концертный зал». Я думаю, коротко.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Обязательно вернется Политех в старое здание. Ведется большая работа…

Т. ОЛЕВСКИЙ: Что там вообще сейчас происходит?

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Там началась реконструкция, там сейчас, физически там сейчас происходит расчистка старых, в советское время созданных перегородок. Вот это вот… потому что на самом деле здание Политеха внутри, оно построено… вот его архитектура внутренняя изначальная, она очень красивая. Это высокие залы, это большие пространства, большое холлы. За время существования в Политехе было выстроено очень много маленьких комнат. Из-за того, что внутри было хранение, из-за того, что была внутри библиотека, все это требовало все более и более…

Т. ОЛЕВСКИЙ: Дополнительных перегородок.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: … мелкой нарезки то что называется. И, конечно, здание от этого внутри изуродовано. Сейчас оно очищается, оно освобождается от всего вот этого лишнего наносного. И сейчас одновременно происходит доработка архитектурного проекта. Мы уточняем функциональные зоны с нашими архитекторами, с нашими партнерами и консультантами зарубежными. Это большая очень интересная работа для нас, потому что мы сейчас на самом деле уже представляем себе, как будет функционировать музей, какой опыт вы будете переживать, приходя, как вы будете попадать в музей, из какого входа, что вы будете видеть на входе, какие инсталляции там будут стоять, что вас будет встречать, как будет работать кафе. Это такая на самом деле очень интересная визионерская работа, потрясающая, очень захватывающая. И…

Т. ОЛЕВСКИЙ: Терраформирование.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Да, это оно, правда-правда, это терраформирование. Мы себя чувствуем сейчас не Федоровым, но Циолковским. Потому что мы знаем, что все это обязательно полетит в космос, это все будет удивительным местом жизни, жизнь будет пульсировать, бить ключом.

Т. ОЛЕВСКИЙ: А на ВВЦ какие-то планы есть остаться после?..

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Вы знаете, это сложно всегда сказать, это же не только от нас зависит, мы все-таки арендаторы. Но, во-первых, на ВВЦ сейчас происходит очень… там есть планы обновления ВВЦ…

Т. ОЛЕВСКИЙ: И даже переименования, чего уж там.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: И переименования, да. Но на самом деле это, конечно, очень здорово. Я вот, поскольку я в детстве много времени провела на ВДНХ с родителями, со старшими родственниками, для меня это пространство сказки. И если вот это место, если этот парк, если это удивительное такое пространство заживет новой жизнью, активной, культурной, разной, для разных людей, это будет, конечно, очень здорово.

Т. ОЛЕВСКИЙ: «Очень хочется поработать со старыми экспонатами по электронике. Нужны ли вам люди в этом направлении» — спрашивает Анатолий.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Нужны.

Т. ОЛЕВСКИЙ: То есть, просто волонтер…

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Во-первых, на самом деле мы действительно зовем всех, кто готов помогать и участвовать в жизни Политеха. Мы с удовольствием сейчас набираем волонтеров и на работу в экспозициях, в выставках, в университете детей, в лабораториях, от химический, до робототехнической, до лаборатории биохакинга, которая откроется в конце мая у нас на ВВЦ и можно будет поработать на генетическом уровне с инфузориями…

Т. ОЛЕВСКИЙ: Подождите, это серьезно вы сейчас?

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Абсолютно серьезно.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Я просто…

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Вообще совсем не шучу.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Вообще не шутите. Потому что мне всегда казалось, что на базе Политехнического музея можно сделать, если делать образовательные какие-то, то очень серьезные вообще-то можно сделать, прям совсем-совсем серьезные.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Да.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Не развлекательные, пришел в группой, увидел, как из пробирки в пробирку вылили, и ушел, да? Урок химии, который проводился, кстати, тоже, там были уроки…

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: И сейчас проводятся.

Т. ОЛЕВСКИЙ: А просто можно же заниматься изучением чего-то…

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Да. Ну, у нас, собственно, вот, например, робототехническая лаборатория на ЗИЛе, она работает уже сейчас так. Там есть совсем детские занятия, где вы можете просто понять, как устроен робот, попробовать собрать своего собственного робота. Но в этой же лаборатории работают и студенты, которые просто отрабатывают там свои проекты. То есть, на самом деле Политех – это такой полигон, это такое место возможностей, место идей.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Он просто превращается в образовательное учреждение?

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Это не образовательное учреждение. Образовательное учреждение – это про… образовательное учреждение дает вам знания, а мы даем вам возможности. Это немножечко разное представление. Мы… наша задача в большей степени вдохновить и пробудить это желание, дать вам какие-то инструменты.

Т. ОЛЕВСКИЙ: А кто занимается в этих лабораториях, откуда у вас люди, которые?..

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Откуда у нас энтузиасты?

Т. ОЛЕВСКИЙ: Да.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Ну, вот видите, сейчас же…

Т. ОЛЕВСКИЙ: Вот как Анатолий.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: … появился Анатолий. Мы собираем всех энтузиастов…

Т. ОЛЕВСКИЙ: Куда звонить энтузиастам?

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Телефоны Политеха на сайте.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Просто вот на сайте…

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Да, да, звонить, предлагать. Мы открыты к общению.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Татьяна просит уточнить, когда открывается выставка ходячих насекомых. Татьян, вы хотите, чтобы вас задавило 12-метровое насекомое?

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Не задавит, не задавит. Эти прекрасные кинетические скульптуры открываются с 24 мая и будут работать до конца, до середины июля, чтобы не наврать вам точные даты… Приходите.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Так… разрушение фондов, нас Аня спрашивает про разрушение фондов. Разрушение фондов, насколько я знаю, не происходит.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: У нас не разрушаются фонды, они у нас пополняются сейчас.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Да. Ну, вы знаете, мы уже не успеем выяснить, ориентируются ли во время реконструкции музея на какие-то иностранные политехнические музеи, Максим, к сожалению, сейчас не успеем мы об этом и поговорим еще. Мы просто, видимо, сделаем еще одну передачу…

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Это будет замечательно.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Политехнический музей, как выяснилось, не закрылся, а работает…

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Только открывается.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Да. И поэтому поводов позвать Наталью Сергиевскую, заместителя генерального директора Политехнического музея, к нам сюда даже еще до официального открытия здания на Новой площади будет немало. Что посетить с ребенком 5 лет? Ольга, все, главное, сходите на ЗИЛ и на ВДНХ, вот сейчас прям можете идти, там будет, мне кажется…

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Приходите, там очень здорово.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Все, спасибо.

Н. СЕРГИЕВСКАЯ: Спасибо.

Т. ОЛЕВСКИЙ: Через неделю встретимся.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире