'Вопросы к интервью


Л. ГУЛЬКО: 10 часов 11 минут, Лев Гулько у микрофона. Я сразу представлю гостей. Александра Вахрушева, заместитель директора Библиотеки-читальни имени Ивана Сергеевича Тургенева – здравствуйте.

А. ВАХРУШЕВА: Доброе утро.

Л. ГУЛЬКО: Инициатор акции Библионочь – о ней мы сегодня будем говорить. Не только о ней, но это, так сказать, одна из главных тем. Библионочь – это не только библиотеки. И Ксения Белькевич, заведующая отделом музейной педагогики Государственного литературного музея – здравствуйте, Ксения.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Доброе утро.

Л. ГУЛЬКО: В рамках нашей передачи «Красная площадь, д. 1», которая прозвучала, я сейчас задам вопрос для радиослушателей, а после новостей, пока наши радиослушатели будут отвечать, +7-985-970-45-45, после новостей озвучим победителя, которому достанется соответствующий замечательный приз. Значит, вопрос. Один австрийский дипломат, посетивший в 17-м веке Москву, отметил, что на циферблате часов на Спасской башне обозначено не 12 часов, а 17, оказывается. Я вот тоже не замечал. Назовите день, в который куранты отбивали время 17 раз. Вопрос нашим радиослушателям.

А. ВАХРУШЕВА: Ого.

Л. ГУЛЬКО: Вот так. 970-45-45, +7-985-970-45-45. После новостей, после 10:35 мы назовем имя победителя по смс нашему.

Ну, а теперь давайте, Библионочь – это не только библиотеки…

А. ВАХРУШЕВА: Библионочь – это огромное книжное пространство, которое просто на всю Россию 25 апреля, более 1 200 площадок, на которых происходят разнообразнейшие книжные фестивали, события, мастер-классы, библио-квесты и так далее и так далее и так далее. И это все происходит уже третий раз.

Л. ГУЛЬКО: Она одна, ночь, или их несколько?

А. ВАХРУШЕВА: Она одна ночь, и она была приурочена к 23 апреля – это международный день книги и авторского права. А в этом году мы еще и совпадаем с юбилеем Шекспира, ему исполняется 450 лет, поэтому английской литературы, и Шекспира, и вообще английских традиций, авторов будет просто море.

Л. ГУЛЬКО: Она для всех вообще такая, всехняя Библионочь, да? Ну, я имею в виду возраст.

А. ВАХРУШЕВА: Абсолютно.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Если мы говорим об аудитории, то, наверное, ноль плюс.

А. ВАХРУШЕВА: Конечно. Там есть специальная еще программа вечерняя, Библиосумерки, она начинается чуть-чуть пораньше, чем наступает…

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Конечно, тьма спускается на землю. И там очень много программ для малышей. Это, мне кажется, лет от четырех, трех…

А. ВАХРУШЕВА: Это отдельный, да, спецпроект, и я думаю, что о нем тоже еще много будут говорить, потому что мы, конечно, ориентируемся больше всего на семейную аудиторию. Потому что мы точно понимаем, что если дети не придут с родителями в библиотеки, или на книжный фестиваль, или в Литературный музей, то они потом, когда вырастут, тоже туда не придут.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: И хочется сразу нашим слушателям как-то дать еще понять, что не путайте, пожалуйста, Библионочь и Ночь музеев – это два разных проекта. Если в Ночи музеев принимают участие любые музеи, то в Библионочи есть такой акцент, конечно, в первую очередь на библиотеки и на разные книжные…

А. ВАХРУШЕВА: … пространства.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: … пространства. Это могут быть как книжные магазины, как книжные кафе, ну, и, конечно же, вот я представитель Государственного литературного музея, и не только наш, но и другие литературные музеи тоже к этому проекту присоединяются.

А. ВАХРУШЕВА: И, собственно, Литературный музей был просто одним из инициаторов этого проекта.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Да, дело в том, что этот проект задумал Илья Николаев, замечательный человек, он имел большую дружбу с нашим музеем и он является сыном заведующей нашего отдела в Трубниковском Анны Эмильевны Рудник. И именно он придумал этот проект, увидев замечательный ролик библиотеки Тургеневской о том, как они присоединились к Ночи музеев, он придумал, что нужно из этого сделать сетевую акцию. Кажется, что провести какой-то вечер интересный в библиотеке – это какой-то… ну, что в этом необычного? Но придумать то, чтобы объединить между собой библиотеки, впервые дать возможность им такого мощного информационного повода, мощного объединения и возможности общаться друг с другом, видеть друг друга на разных самых концах России – это была действительно, проектная идея состояла как раз в этом. И ее автор Илья Николаев. К сожалению, он ушел из жизни, даже не увидев первую Библионочь.

А. ВАХРУШЕВА: И когда мы, собственно, разрабатывали с ним эту историю, да, мы говорили о том, что библиотеки не должны замыкаться только в себе, они должны искать себе партнеров, да? И первый раз это были библиотеки, второй раз к нам присоединились книжные магазины, много сетевых книжных магазинов. В этом году к нам присоединяются уже антикафе, парки, какие-то общественные пространства и даже просто инициативные группы граждан. Вот у меня был недавно звонок на телефон, когда мне позвонила инициативная группа граждан Северо-Западного административного округа, которые именно так себя именовали, не жители, а именно граждане – это, конечно, удивительно. Которые предложили свою программу для районной библиотеки, вместе с ней туда пришли. Сказали: можем мы зарегистрироваться на сайте Библионочь? Ведь единственное условие для участия в акции – это нужно просто зарегистрироваться на сайте Библионочь и придумать свою книжную историю. То есть, все-таки мы идем от литературы, от книги, от чтения. И они зарегистрировались, и я считаю, что это очень хороший просто пример, даже немножко про гражданское общество.

Л. ГУЛЬКО: Скажите пожалуйста, а чем ночь привлекательнее, чем день? Это больше мистики что ли вот как-то, да? Или что там?

А. ВАХРУШЕВА: Вы знаете…

Л. ГУЛЬКО: Зеленая лампа, вокруг там как-то что-то вот… нет?

А. ВАХРУШЕВА: Есть два примера. Вот если мы возьмем от истоков, да, когда в мае 11-го года библиотека-читальня имени Тургенева приняла участие в Ночи музеев, мы столкнулись с тем, что к нам пришло очень большое количество молодых людей, которые вообще не знают, что такое библиотека, вот просто.

Л. ГУЛЬКО: Ну, так случилось, да.

А. ВАХРУШЕВА: Да, не знают. И мы поняли, что это не их беда, это наша беда. И когда мы второй раз участвовали уже в акции, мы понимаем, что библиотека должна быть открыта в неурочное время, да? И ее нужно показать другими глазами, с другими форматами, которые меньше всего ассоциируются именно с тем, что в ней происходит. Ну, скучно, просто библиотека книжки выдает. А когда они приходят и видят, что библиотека не просто книжки выдает, а еще есть вот это, вот это, вот это и вот это, а еще есть, там, театр открытых чтений, а еще есть лекции, а еще есть семинары, они уже к этому относятся совершенно по-другому. А когда они еще узнают, что, например, вот в этом году антикафе «Циферблат» устраивает поэтический батл, и это специальный проект в акции «Чемодан слов», а еще будет аудиоинсталляция на Крымской набережной и видеоинсталляция во дворе Тургеневки, то отношение меняется, меняются вот эти стереотипы, и это одно из, ну, собственно, целей и миссий акции, изменить отношение. И, естественно, подспудно это чтение, это самообразование, потому что мы знаем, насколько сейчас с этим у нас плохо.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Да, эта акция дает возможность самим библиотекам подыскать какие-то новые форматы общения со своей публикой, со своей аудиторией. Это, мне кажется, очень важно.

А. ВАХРУШЕВА: И не только с библиотеками.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Да, и для музеев тоже. Ведь 25-го числа в одном из наших музеев, музее-квартире Алексея Николаевича Толстого, будет большая Петровская ассамблея, разговоры на разные интересные темы, от курительных трубок до гипсовых барельефов. А завершится это все фантастическим фейерверком во дворе музея-квартиры. Так что, приглашаем вас на Спиридоновку. А, там еще будет экскурсия. В общем, это будет какая-то совершенно феерия. А ночь, мне кажется – ну, это то время, когда люди более-менее свободны, город утихает, это просто само по себе такое пространство… не пространство, ну, другое настроение, другое ощущение.

А. ВАХРУШЕВА: И, кстати, программа «Волшебный фонарь».

К. БЕЛЬКЕВИЧ: А, конечно, еще наши коллеги в Борисоглебском переулке в Музее Марины Цветаевой устраивают прекрасную программу «Волшебный фонарь» – и это не просто наблюдение перед экраном каких-то картин, созерцание, это чтения, поэтические чтения. Ведь «Волшебный фонарь» — это не просто название старинного аппарата, да, для показа светящихся картин, а еще название первого юношеского сборника Марины Цветаевой. И все это сопровождается, я говорю, не то что люди сидят перед экраном и смотрят, а неожиданными какими-то проекциями с помощью маленького карманного проектора вдруг разные фрагменты экспозиции, они высвечиваются и оживают в темноте. В общем, мне кажется, что это очень хорошая задумка. Не буду остальных секретов рассказывать.

А. ВАХРУШЕВА: Лучше приходите.

Л. ГУЛЬКО: Скажите пожалуйста, а ночь продлится с…

А. ВАХРУШЕВА: С 17:00 и до 1, 2, 3 — это уже зависит от того, да… у всех площадок разное время окончания. Детская программа начинается с 5 часов.

Л. ГУЛЬКО: В Москве все это происходит. Или это куда-то выливается, так сказать, за пределы?..

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Не только.

А. ВАХРУШЕВА: По всей России.

Л. ГУЛЬКО: Я услышал, да, что по всей России, но я уточнил.

А. ВАХРУШЕВА: От Сахалина до Калининграда. Мы начинаем Библионочь на Сахалине и выходим на прямую видеотрансляцию из областной научной библиотеки Сахалина, вот. И так вот, следуя нашим часовым поясам, каждый следующий часовой пояс будет так же выходить на видеотрансляцию. Это будет проходить в Центральной научной универсальной библиотеке имени Некрасова в Москве, вот такой видеомост. Наши коллеги в Карелии, в карельской библиотеке, они сделают просто еще дальше, они сделают видеомост с Норвегией. И там в 7 часов вечера начнется видеотрансляция норвежских поэтов, и у них будет свой поэтический батл, между Россией и Норвегией.

Л. ГУЛЬКО: Вот я хотел, да, спросить, между прочим, как к этому относятся наши, как теперь говорят, иностранные партнеры.

А. ВАХРУШЕВА: Иностранные партнеры к нам относятся с большим удивлением, потому что у них сам формат Ночи в библиотеке, он не новый. И, собственно говоря, очень многие библиотеки и в России, и за рубежом этот формат, так или иначе, применяют в своей обычной такой жизни.

Л. ГУЛЬКО: А вы готовы с ними сотрудничать со всеми?

А. ВАХРУШЕВА: Мы готовы, да, при том, что к нам присоединяются библиотеки и Белоруссии, и Украины. И когда к нам приезжал специалист такой замечательный известный Аюб Хан – это английский библиотекарь, и он специально со мной разговаривал о том, что как нам удалось именно сделать сетевую акцию. Потому что, например, те же библиотеки Англии, Германии, они это проводят исключительно локальным событием, им еще ни разу не приходила в голову мысль, да, вот как французские музейщики придумали эту ночь в музеях… правильно понимаю? Это же проект идет из Франции. И они сразу задумали как сетевую. А библиотекари, они, ну, вот каждая библиотека, так или иначе, да, устраивает вот эти вот чтения ночные, ночь в библиотеке, но им ни разу не приходило в голову объединиться. И то, что вот Россия дала такой пример – это, конечно, какое-то уникальное событие.

Л. ГУЛЬКО: Ксения, вы хотели что-то спросить у Александры, нет? Я вас перебил.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Нет, я уже не хотела, спасибо.

Л. ГУЛЬКО: Тогда я спрошу вас, потому что, так сказать, ну, это имеет все равно отношение и к Библионочи, и к библиотекам. Государственному литературному музею исполняется…

К. БЕЛЬКЕВИЧ: 80 лет.

Л. ГУЛЬКО: 80 лет.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: В этом году мы отмечаем юбилей, да, действительно, конечно же. Дело в том, что для нас Библионочь очень важна, мы делаем большой сейчас проект совместно с музеем-заповедником Царицыно, мы выезжаем туда на музейные гастроли и делаем так огромную на три месяца программу. Там 36 событий, огромная выставка Литературного музея «Воспоминания о будущем», которая откроется 24 апреля. Мы приглашаем вас, дорогие друзья, на просмотр, потому что это совершенно удивительная история о том, как писатель соприкасается с разными сферами своей жизни. Там будет писатель рисующий, писатель фотографирующий, писатель отдыхающий, писатель на войне. И вот для этой выставки мы готовим целую программу событий. И открывает ее как раз Библионочь 25 апреля – это одно из первых событий, там будет вечерняя программа. В 7 часов будет «От любви до ненависти», стихи и проза в исполнении молодых артистов. Потом будет старая театральная Москва, литературные чтения по произведению Дорошевича. И Арт-веранда в Царицыно – это соединение на одной площадке разных форматов, ну, в этот вечер будут тоже молодые поэты, чтение устроят, и будет выступление музыкального коллектива. Но это только начало огромного проекта, дальше на весь май, на начало июня у нас заготовлена целая серия событий, следите за новостями. Все это называется литературный сезон Государственного литературного музея. Например, будет ярмарка «Пища для ума» 25 мая там вот прямо в Царицыно, мы едем, приглашаем кафе и рестораны, они готовят блюда, упомянутые в литературных произведениях, или блюда из поваренных книг разных семей писателей. Вот. К нам в гости приезжает музей Толстого «Ясная поляна». В общем, событий множество, и самого разного формата, потому что в Царицыно есть где развернуться нам, это для нас огромная возможность вообще себя показать, все наши богатства Литературного музея.

Л. ГУЛЬКО: Давайте еще раз уточним, потому что много вопросов. Во-первых, когда все это будет, повторите, пожалуйста.

А. ВАХРУШЕВА: 25 апреля – это в ночь с пятницы на субботу, с 17:00 начинается детская программа и далее переходит просто в программу взрослую нон-стоп и до уже первых петухов.

Л. ГУЛЬКО: Спрашивают, куда бежать в первую очередь.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Может быть, сайт сказать, там посмотреть программу?

А. ВАХРУШЕВА: Да, конечно. biblionoch.ru – заходите. Там, правда, программа не только Москвы, но и практически всех регионов. Можно задать любой регион и прочитать. Там есть электронная карта проекта. То, что касается отдельно московской программы – это bibliogorod.ru, там тоже указаны все площадки. Поэтому, пожалуйста, приходите, смотрите на программу. И отдельно в этом году еще будет детская программа «Открытая сцена» — это спектакли для детей, которые живут в Новой Москве. Это тоже отдельный большой спецпроект, поэтому тоже смотрите на сайте, все расписания там указаны, детские спектакли.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Я правильно понимаю, что все мероприятия бесплатны в рамках этой акции? Или есть какие-то специальные, на которые нужно покупать билет?

Л. ГУЛЬКО: Сейчас посмотрите на лицо Александры…

(смех)

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Это очень важно на самом деле. Ну, есть, наверное, какие-то отдельные, где по билетам.

А. ВАХРУШЕВА: Я, честно говоря, даже не знаю, где по билетам.

Л. ГУЛЬКО: Тогда я задам вопрос, который напрашивается сам собой. На это же нужны деньги, на организацию Библионочи, да?

А. ВАХРУШЕВА: Безусловно. Ну, смотрите, книжные магазины это делают из своей просто…

Л. ГУЛЬКО: Нет, это понятно.

А. ВАХРУШЕВА: Это понятно, да? Библиотеки делают чаще всего из своего текущего бюджета, но в этом году впервые Московский департамент культуры объявил грантовый конкурс среди библиотек, и те библиотеки, чьи программы получили одобрение, они получили финансовую поддержку. И благодаря этой финансовой поддержке, например, в библиотеку культурного центра Волошина приезжает уникальная коллекция миниатюра атаманской, бухарской и персидской.

Л. ГУЛЬКО: Ух ты!

А. ВАХРУШЕВА: Да, и это все приезжает совместно с Министерством иностранных дел Турецкой республики. Это потрясающее, конечно, сотрудничество, просто уже международного уровня. И библиотека готовит вот эту экспозицию, поэтому, пожалуйста, библиотека культурного центра имени Волошина.

Л. ГУЛЬКО: Меценаты не участвуют в этом проекте? Не открывая имен, конечно.

А. ВАХРУШЕВА: Да, в общем, открывать некого.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Меценаты, ждем вас в гости.

Л. ГУЛЬКО: Ну, потому что как-то мне кажется, что мы же все-таки… у нас такая огромная история у России, в том числе и меценатства. Она немножко прервалась, конечно, но хотелось бы, чтобы она снова возобновилась.

А. ВАХРУШЕВА: Да конечно. И вообще это такое событие, которое объединяет всю Россию, потому что, ну, что у нас…

Л. ГУЛЬКО: Можно назвать это скрепой, как хотите, пожалуйста, можете скрепой назвать, как сейчас принято это делать.

А. ВАХРУШЕВА: Да, это в тренде.

Л. ГУЛЬКО: Да. Так что, вот пожалуйста, дорогие друзья. еще раз просят повторить, когда это.

А. ВАХРУШЕВА: 25 апреля, с 17:00 площадки, программы, афиши смотрите на сайте bibliogorod.ru, biblionoch.ru. И приходите, мы будем всем очень рады.

Л. ГУЛЬКО: Анатолий, никаких документов при себе иметь не надо, я так понимаю.

А. ВАХРУШЕВА: Вот видите, вот это вот штамп библиотечный. Конечно, не надо, это специально сделано открыто для вас.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: А если записаться в библиотеку хочется в этот вечер, то как вообще? Можно же это сделать? Тогда нужно какой-нибудь документик.

А. ВАХРУШЕВА: Конечно. Только для этого. Но для того, чтобы пройти, не нужно.

Л. ГУЛЬКО: Спасибо вам огромное. Александра Вахрушева, заместитель директора Библиотеки-читальни имени Тургенева, инициатор акции Библионочь, и Ксения Белькевич, заведующая отделом музейной педагогики Государственного литературного музея. Библионочь – это не только библиотеки. Спасибо вам.

А. ВАХРУШЕВА: Спасибо вам.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Спасибо.

Л. ГУЛЬКО: Удачи.

НОВОСТИ

Л. ГУЛЬКО: 10:35. Перед тем как наши гости начнут рассказывать про замечательную выставку «Александр Головин, Фантазии Серебряного века», мы задавали вопрос в рамках программы «Красная площадь, д. 1». Напомню вопрос. Один австрийский дипломат, посетивший в 17-м веке Москву, отметил, что на циферблате часов на Спасской башне обозначено не 12 часов, а 17. Нужно было назвать день, в который куранты отбивали время 17 раз. Вот. Гости тоже сейчас задумались. Сейчас я представлю вас. На самом деле часы считали 22 июня, самый длинный день в году, часы считали с восхода солнца и до заката.

И. ШУМАНОВА: А не год Октябрьской революции.

Л. ГУЛЬКО: Да, вот такая история. 22 июня. Правильно ответившая на вопрос первая Алла с телефоном 7-919-760 получает главный приз – каталог Государственного исторического музея «Россия и Голландия. Пространство взаимодействия». А Павел, Лена и Ольга, соответственно, 7-985-766, 7-919-319 и 7-905-578 – книгу Андрея Пионтковского «Третий путь к рабству». Вот такая история, поздравляем всех, кто правильно ответил на этот вот такой интересный вопрос, который придумала Анна Трефилова.

Ну, а теперь я представляю наших гостей. Ирина Шуманова, куратор выставки, заведующая отделом графики Третьяковской галереи – здравствуйте.

И. ШУМАНОВА: Здравствуйте.

Л. ГУЛЬКО: И Элеонора Пастон, куратор выставки, научный сотрудник Третьяковской галереи – добрый день, здравствуйте.

Э. ПАСТОН: Здравствуйте.

Л. ГУЛЬКО: Александр Яковлевич Головин, «Фантазии Серебряного века». Выставка проходит на Крымском валу, Государственная Третьяковская галерея. Пожалуйста. Я, просто я был на выставке. Вошел и сразу, так сказать, захотел – мы с вами говорили об этом там – захотелось жить. Сразу обрушилась масса позитива.

И. ШУМАНОВА: Нам тоже очень понравилось работать, мы получили большое удовольствие от работы над этой выставкой, хотя она очень сложная, потому что материал, представленный на ней, относится к разным, к различным областям изобразительного искусства. То есть, там есть декоративно-прикладное искусство, и керамика есть, и резьба по дереву. И есть объекты, экспонаты, связанные с театром – это костюмы, это ткани. Есть живопись, графика. Ну, как бы весь спектр областей изобразительного искусства, к которым обращался художник. И это очень сложно соединить в едином выставочном пространстве.

Л. ГУЛЬКО: Но вы же смогли это сделать.

И. ШУМАНОВА: Но если удается, да, если это получается, то это дает удивительный такой эмоциональный эффект и заряд. И вы вот говорите о том, что выставка позитивная. Она очень праздничная. То есть, соединение вот этих различных форм искусства дает очень наполненную картину творчества художника. Поэтому, наверное, такой эффект.

Л. ГУЛЬКО: Вы знаете, где-то, не помню, где я читал, по поводу выставки Головина, да? И там была такая фраза: незаслуженно забытый художник.

Э. ПАСТОН: Вы знаете, это недалеко от истины, да. Почему? Нет, есть книги о Головине, так они с периодичностью выходили и до Октябрьской революции, и после, вот. Это я сразу вспоминаю споры, которые происходили…

И. ШУМАНОВА: И во время подготовки выставки тоже.

Э. ПАСТОН: Да, и во время подготовки. Театральный ли это, считать ли его театральным художником, или он станковист, который взялся за театр…

Л. ГУЛЬКО: А надо прям поделить?

И. ШУМАНОВА: Нет, вот я не согласна совершенно.

Э. ПАСТОН: Вы знаете…

И. ШУМАНОВА: Художник либо есть, либо нет его.

Э. ПАСТОН: … спорили и отстаивали свою точку зрения, а нам вот была близка та точка зрения, и мы ее всячески проводили и в экспозиции, в работе над экспозицией, что это художник, синтетически мыслящий. Это художник настолько же театральный, насколько и станковист. Он просто видит так, он видит. Вот как он видит, как он чувствует, так он и работает. И ему неважно действительно, работает ли он в театре или он работает над портретами. Это все было, переваривалось в его творческом сознании, это была все его, собственно, копилка такая художественная, творческая. И поэтому мы вот с самого начала хотели погрузить зрителя вообще в Серебряный век. Отсюда у нас называние «Фантазии Серебряного века».

Л. ГУЛЬКО: А почему начинается выставка, заходишь – и сразу кусочек панно с Метрополя?

И. ШУМАНОВА: А потому что мало кто знает, что одно панно на Метрополе… все знают врубелевское панно…

Л. ГУЛЬКО: «Принцессу Грезу» знают все.

И. ШУМАНОВА: Да, а остальное-то – Головин.

Л. ГУЛЬКО: Потому что Врубель его пригласил.

Э. ПАСТОН: Нет, это Савва Иванович Мамонтов пригласил.

Л. ГУЛЬКО: А, Савва Иванович Мамонтов.

Э. ПАСТОН: Нет, просто начинается справа с Метрополя, а слева его декоративно-прикладные вещи. Он очень много работал, начинал работать… то есть, его талант декоративиста, прежде всего, выразился вот в этой области искусства, в декоративно-прикладном. Он делал интерьер вместе с Еленой Поленовой Марье Федоровне Якунчиковой на Наре – он, к сожалению, утрачен. Но есть репродукции в Мире искусства. Он оформлял «Теремок». Но это уже после того, как он обратился к театру. Он оформлял интерьер выставки 900-го года, всемирной выставки 900-го года кустарной, и там же его были представлены работы. То есть, это была его такая лаборатория что ли, откуда идут все его орнаменты, вот это вот, весь его декоративизм.

Л. ГУЛЬКО: Который потом он, так сказать, превознес в театр.

И. ШУМАНОВА: В театр.

Э. ПАСТОН: Ну, и в театр, вы знаете, и во все, во все свое творчество.

И. ШУМАНОВА: Время требовало универсальных солдат.

Л. ГУЛЬКО: Так почему же он все-таки малоизвестный?

И. ШУМАНОВА: Вы знаете, наверное…

Л. ГУЛЬКО: Скажем, Леон Бакст как-то вот да…

Э. ПАСТОН: Да.

Л. ГУЛЬКО: … а Александр Головин… хотя они похожи.

Э. ПАСТОН: Головин, узурпировали его театроведы, потому что Головин – это неразрывная какая-то очень важная часть биографии Мейерхольда, с которым он работал.

Л. ГУЛЬКО: Конечно. Автопортрет которого там, кстати…

И. ШУМАНОВА: Портрет.

Л. ГУЛЬКО: В смысле, портрет, да, пардон.

И. ШУМАНОВА: И совместные спектакли представлены на выставке, великолепный «Маскарад» во всем своем блеске. И поскольку Мейерхольд очень хорошо изучен, и каждая часть его биографии, и очень много издано, и Головин поэтому стал как бы частью жизни Мейерхольда, частью его творчества. А вот станковое творчество Головина, то, что он был замечательным портретистом, превосходным пейзажистом, его натюрморты безумно хороши – это как-то немножко в тени его театральной биографии. И вот прекрасно сказала Елена Струтинская, один из авторов нашего каталога, сказал, что даже если бы Головин, от него остались только его станковые произведения, пейзажи, портреты, натюрморты, это было бы достойное место в истории русского искусства. Но лишь театр вознес его на ту высоту, которая была недостижима ни для кого.

Э. ПАСТОН: Но, вы знаете, еще и парадоксальным образом он ведь народный артист республики. Не художник народный, а артист.

И. ШУМАНОВА: Вообще в советское время же было разделение…

Э. ПАСТОН: Ему дали такое звание.

И. ШУМАНОВА: ... в Союзе художников: вот монументальное искусство, вот графика. А дальше, если ты хочешь, если ты график, а хочешь заниматься монументально-декоративным – пожалуйста, дома факультативно. Это вот такое наследие советского периода.

Э. ПАСТОН: И вот мы думаем, что мы вот нашей выставкой изучение творчества Головина очень значительно подвинем. Не только выставкой, но ведь издан фундаментальный каталог такой очень серьезный, и сейчас вот-вот выйдут подряд два номера журнала «Третьяковская галерея», большая часть их будет посвящена Головину, со статьями, которых нет в каталоге. А потом в конце октября еще будет конференция научная серьезная, и мы издадим по итогам конференции сборник. И вот этот год, то есть, у нас вот так вот основательно, основательно Головина, изучение Головина подвинет. А одновременно и изучение Серебряного, искусства Серебряного века.

Л. ГУЛЬКО: А в выставке же участвует не только Третьяковская галерея, Русский музей, Бахрушинский музей, но еще и, так сказать, музеи, наверное, какие-то и наши, так сказать, из наших регионов.

И. ШУМАНОВА: Да, новый партнер очень значительный на этой выставке – это Александринский театр, который предоставил, наверное, единственный раз вывез и показал московской публике, как они сами говорят, и мы их понимаем, костюмы, сохранившиеся аутентичные костюмы к «Маскараду», в которых «Маскарад» игрался практически до войны, и именно поэтому весь комплекс костюмов реальных к «Маскараду» сохранился. И вот он был обнаружен, долгое время он считался утраченным. Потом эти произведения, эти экспонаты были приведены в экспозиционный вид…

Э. ПАСТОН: Считают (неразб.) даже, говорят, настолько они свежи, что…

Л. ГУЛЬКО: Но это правда.

И. ШУМАНОВА: Ну, они живые, понимаете, в них играли спектакли, поэтому они вот такие замечательные.

Э. ПАСТОН: Они подлинные, они настоящие.

И. ШУМАНОВА: Да-да. Это костюмы 17-го года. Кроме единственного костюма неизвестного, который был восстановлен, заново сделан чуть позже.

Л. ГУЛЬКО: Какой Александр Яковлевич Головин был… понятно, неизвестный художник. А что известно о его жизни вообще, что вот?.. Для того чтобы наших радиослушателей как-то, так сказать, познакомить, может быть.

И. ШУМАНОВА: Таинственный печальный маг.

Л. ГУЛЬКО: Совсем другой.

Э. ПАСТОН: Нет, мы очень много действительно, готовя выставку, работали в архивах, очень много удалось по воспоминаниям художников, которые с ним учились, по вот… так косвенные сведения. Но, действительно, вот существуют прямо лакуны. Например, его учеба в училище живописи, ваяния и зодчества – это прямо вот только какие-то вот сведения такие официальные что ли: вот поступил, медаль, закончил, или какая-то поездка, которая обычно сопровождалась разрешением, там, всякими бумагами, поездка не только за границу, но и по стране раньше. А так он родился на Плющихе, он москвич, москвич до мозга костей, он вот с московской статью, с мышлением таким вот был московским.

И. ШУМАНОВА: Петровско-Разумовский, кстати.

Э. ПАСТОН: Да. А потом семья переселилась в Петровско-Разумовское, потому что его отец был священником и преподавал богословие в академии. И вот, кстати, вот сохранился ведь дом, где…

Л. ГУЛЬКО: Пока, я бы сказал так, пока.

И. ШУМАНОВА: Да, мы должны просто воспользоваться случаем, да, и обратиться в Правительство Москвы, потому что дом, в котором жил Головин в детстве, дом его отца-священника на улице нынешней Прянишникова, дом 21, бывшая Вязовая в Петровско-Разумовском, объявленный объектом культурного наследия, и в 94-м году Академией художеств было принято решение об установлении там мемориальной доски. Вот этот дом сейчас находится в плачевном состоянии, разрушается. По известной нам всем схеме, его накрыли какой-то черной тканью, под которой дерево должно разрушиться, дальше маленький пожар – и объект будет устранен. Вот мне кажется, что мы должны в юбилейный год художника как-то воспрепятствовать этому и сохранить его. Тем более что объектов культурного наследия, находящихся на периферии города, а не в центре, у нас совсем немного. Поэтому вот мы обращаемся и к вам в том числе…

Л. ГУЛЬКО: Ну, через нашу радиостанцию…

И. ШУМАНОВА: Да.

Л. ГУЛЬКО: … мы сейчас обращаемся ко всем людям, которые имеют какое-то отношение, имеют силы и власть, я бы сказал так, для того чтобы исправить это положение, да? Считайте наше обращение официальным.

И. ШУМАНОВА: Да, конечно.

Л. ГУЛЬКО: А будет ли какое-то официальное обращение, кстати, от Третьяковской галереи? Может быть, письмо какое-то…

И. ШУМАНОВА: Вы знаете, эта информация поступила к нам вчера.

Л. ГУЛЬКО: Ну, я так уж на будущее…

И. ШУМАНОВА: Поэтому мы не подготовились, да, наверное, мы еще даже не обсуждали это, но, может быть, это стоит сделать, действительно.

Л. ГУЛЬКО: Потому что я думаю, что руководитель Департамента культуры Сергей Капков, он человек как бы абсолютно…

И. ШУМАНОВА: Тем более что это парк.

Л. ГУЛЬКО: Да, тем более что это парк.

Э. ПАСТОН: Представляете, когда все так восхищаются творчеством Головина и просто действительно потрясены, когда приходят на выставку, мы видим людей, которые просто: а-а-х!.. Вот такое вот ощущение. Вот. А, кстати сказать, вот я хочу сказать, у нас выставка будет до конца августа. Я хочу зрителей предупредить, что медлить не стоит и рассчитывать на какие-то последние дни, потому что это такая выставка, которую очень захочется посетить не один раз.

Л. ГУЛЬКО: Конечно.

Э. ПАСТОН: Не еще раз, а много. Потому что сначала действительно вот зрителя охватывает вот это счастье красоты, гармонии. А потом хочется разобраться, из чего состоит вот этот вот… в этом стиле художника, во всех вот этих замечательных его графических линиях, в сочетаниях цветов, в орнаментах, во все это снова и снова хочется погрузиться, а возможности не будет. Поэтому идти надо сейчас.

Л. ГУЛЬКО: Смотрите, значит, вопрос Николай не первый раз задает, но сейчас так он конкретно задал вопрос. Поскольку он пишет, что он, так сказать, человек не профессиональный, но любит ходить на выставки, вот с чего начинать знакомиться с художником? Он вошел в зал, да? Дальше как мне быть? Вот человек вошел и потерялся. Как идти? Идти так, идти вот так? Или вот как?

И. ШУМАНОВА: Там лежит маленький план навигации, в котором указано, как нужно двигаться. Нужно взять на столе. Нужно сказать, что выставка построена как бы… вокруг станкового творчества, произведений станкового творчества (портретов, пейзажей, натюрмортов), расположен театр. Таким образом, чтобы пересечения, которые были в творчестве Головина, перетекания мотивов, перекличка…

Л. ГУЛЬКО: Ну, как у Головина, когда театр перетекает к зрителям, а зритель – в театр.

И. ШУМАНОВА: Да, вот чтоб показать единство как бы его мышления во всех видах искусства. Например, когда… мы раздел, посвященный спектаклю «Орфей и Эвридика», позволяет видеть и пейзаж, из которого как бы возникает декорация, реальный пейзаж Павловска, который эхом отдается в декорации. А также портрет Михаила Кузмина на фоне декорация к «Орфею и Эвридике», что неслучайно, потому что эта опера была любимой оперой Кузмина, посвятившего ей специальную аналитическую статью, опубликованную в журнале «Аполлон». И на смерть Головина Кузмин откликнулся, туда обращаясь к нему, туда, откликнулся стихотворением, в котором вспоминает эту постановку «Орфея», сравнивает Головина с Орфеем.

Э. ПАСТОН: То есть, масса тонкостей. Вот именно поэтому надо много-много раз ходить.

И. ШУМАНОВА: Вот эта вязь, вот насколько она будет воспринята зрителем – вот это нам очень интересно. Потому что выставка сложная.

Э. ПАСТОН: Очень сложная.

И. ШУМАНОВА: Такая многоплановая.

Л. ГУЛЬКО: Спасибо вам огромное. Наше время, к сожалению, подошло к концу. Еще раз напомню, Александр Головин, «Фантазии Серебряного века», Третьяковская галерея на Крымском валу, второй этаж. Приходите, дорогие друзья. И с детьми тоже можно прийти.

Э. ПАСТОН: Да, там «Теремок» какой замечательный!

Л. ГУЛЬКО: Замечательное вообще все…

Э. ПАСТОН: Для детей масса, масса интересного.

Л. ГУЛЬКО: Я просто видел, как дети, оттолкнув родителей (и правильно сделав), сами ходят и смотрят выставку. Спасибо огромное. Ирина Шуманова, куратор выставки, заведующая отделом графики Третьяковской галереи, и Элеонора Пастон, куратор выставки и научный сотрудник Третьяковской галереи. Спасибо вам большое.

И. ШУМАНОВА: Спасибо вам.

Э. ПАСТОН: Спасибо вам.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире