'Вопросы к интервью


Л. ГУЛЬКО: 10 часов 11 минут, оставшийся Лев Гулько у микрофона, Тимур Олевский решил сачкануть, я так понимаю. Вот. Поэтому приходится отдуваться в эти праздничные дни, отдельное ему за это спасибо и низкий поклон. Шутка.

Ну что же, мы начинаем наши «Музейные палаты», и Ксения Белькевич, куратор выставочных проектов, сотрудник Государственного Литературного музея, у нас сегодня в гостях. Здравствуйте, Ксения.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Здравствуйте.

Л. ГУЛЬКО: С Новым годом!

К. БЕЛЬКЕВИЧ: С Новым годом!

Л. ГУЛЬКО: Да, с Новым годом. И в музее, я так понимаю, тоже что-то случится в новый год. Тема у нас такая, знаете, обширная: «Чему учить в музее?» Не сказано, кого учить, потому что «Детская площадка» закончилась, но все подразумевают, что учить надо детей. Не обязательно на самом деле, правда?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Конечно же. И, тем более, еще не сказано, в каком именно музее. Речь пойдет о Государственном Литературном музее.

Л. ГУЛЬКО: А я сказал, сотрудник Государственного Литературного музея.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Спасибо.

Л. ГУЛЬКО: Да. Ну, итак, мы с чего начнем? Давайте мы начнем со всяких разных событий, которые у вас происходили, происходят, будут происходить.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Ну, начнем, наверное, с самых актуальных событий.

Л. ГУЛЬКО: Давайте.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Дело в том, что сейчас у нас, конечно же, новогодняя пора, предрождественская пора, и в нашем музее проходит традиционный фестиваль камерных театров. Этот фестиваль уже проходит в девятый раз, девятый год подряд, его кураторы Дарья Спивякина, Наташа Сарафанова. Эта замечательная традиция празднования Рождества удивительным образом сочетается с местом, где проходит этот фестиваль, на Петровке, 28, в здании нашего музея, в Нарышкинских палатах в Высоко-Петровском монастыре. Представьте себе огромный зал таинственный с высокими сводчатыми потолками, где артисты из разных стран показывают рождественские вертепы. И в этом году к нам приехали театры из Польши, из Белоруссии, из Литвы. Например, сегодня у нас покажут рождественскую драму театра «Три лика», потом, 5 января, будет белорусский театр «Провинция», 8-го – «Настольный театр» из Литвы, 10 января – польский театр Блюм. А завершит фестиваль театр Душегреи.

Л. ГУЛЬКО: Давайте я сразу какие-то обыденные вещи у вас буду спрашивать. Это можно просто попасть туда или надо как-то заранее билеты, что-то вот?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Желательно, конечно, позвонить и заказать себе билетик. Могу сказать телефон.

Л. ГУЛЬКО: Конечно.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: 8 (495) 625-12-26. Это Литературный музей.

Л. ГУЛЬКО: Вообще во всякие разные выходные праздничные дни наблюдается такой ажиотаж вокруг всяких разных музеев. Вдруг выстраиваются очереди, что неожиданно.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Конечно, сейчас бесплатный вход в московские музеи. Но наш музей, к сожалению (может быть, и к счастью, неизвестно еще) не относится к московским музеям, это федеральный музей, поэтому вход в наш музей сейчас платный. Но это как раз здорово…

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Но это не останавливает людей.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: … да, для тех, кто не успел или не хочет мерзнуть в очереди, сейчас во многие музеи московские выстроилась очередь, ведь известно, вот. Поэтому, наш музей сейчас доступен для посетителей – приходите пожалуйста.

Л. ГУЛЬКО: Что еще?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Что еще? Ну, на самом деле сейчас у нас не только новогодние праздники, у нас в этом году большой юбилейный год в нашем музее, 80 лет (он был образован в 1934-м году). И, конечно же, такой праздник, такую дату, 80 лет, нельзя отметить в один день, поэтому весь год этот, начиная вот с нынешнего, с сегодняшних дней, будет юбилейным для нашего музея. И для этого приурочено очень много разных событий: конечно же, и выставки, и, конечно же, серьезные научные заседания для профессионалов. А озаглавит все это большая юбилейная выставка. Дело в том, что программа вообще юбилейных мероприятий настолько масштабна, что нам придется выйти за пределы своих привычных площадок. А всего Литературный музей – это 12 музейных площадок: мемориальные дома-музеи, квартиры в Москве и Подмосковье. И даже вот на этом, представляете, огромном пространстве мы не помещаемся, нам приходится выходить за пределы своих привычных площадок.

Л. ГУЛЬКО: А вы здесь рядом с нами тоже есть, по-моему,

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Да, конечно, в Трубниковском переулке есть дом Остроухова, музей Лермонтова здесь на Молчановке, который сейчас на реставрации, музей Толстого, Алексея Толстого, квартира на Спиридоновке. Весь исторический центр Москвы, конечно же. И даже вот наш, стратегический наш партнер, дружественным является музей Царицыно, там тоже пройдет часть юбилейных событий. Следите за новостями, мы приготовили массу интересных проектов.

Л. ГУЛЬКО: Кстати, ваш партнер музей Царицыно был у нас в прошлый раз…

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Наталья Юрьевна Самойленко, конечно.

Л. ГУЛЬКО: Да, в прошлые наши «Музейные палаты». Тоже рассказала много любопытного. Ну, давайте мы так, потихонечку подбираться к нашей основной теме. Так чему учить в музее?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Ну, я не зря здесь…

Л. ГУЛЬКО: С чего это начинается вообще?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Спасибо. Я не зря здесь сегодня, я заведующая отделом музейной педагогики в нашем музее. Это очень для тех, кто не посвящен, очень такое странное сочетание, музейная педагогика. Да, действительно, чему учить в музее? И специально учить, казалось бы…

Л. ГУЛЬКО: И можно ли это сделать вообще?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: И можно ли это сделать?

Л. ГУЛЬКО: Вопрос.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: И с кем это делать? Вот вы правильно сказали: с детьми ли только? Конечно же, нет. И, конечно же, ну, у такого отдела, как наш, задача рассказать о музее интересно, доступно, и не только детям, но и взрослым. Наш отдел появился благодаря замечательному проекту «Сказка выходного дня» — это студия для детей по изучению литературы. Каждый месяц мы проводим детские выставки, посвященные детским писателям, и проводим занятия на них. И сейчас вот мы как раз пытаемся поделиться этим опытом. За три года мы, ну, наработали интересный очень опыт проведения детских выставок и занятий. И распространить его на все наши остальные музеи созвездия ГЛМ, на 12 наших площадок. Для этого мы, конечно же, придумываем разные образовательные межмузейные проекты. Например, с февраля мы планируем запустить образовательный проект, кстати, для детей и для взрослых. И, что самое важное, не для маленьких детей, а для подростков. Сейчас очень мало программ, ориентированных на подростков…

Л. ГУЛЬКО: Да вообще их нет практически.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: … которые были бы им интересны. Да. Мы придумали межмузейный маршрут. Что он включает? Конечно же, посещение музея и традиционную экскурсию.

Л. ГУЛЬКО: Так.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: И вторая часть каждого визита в музей будет очень интересно проходить, это будет творческая работа. Например, в Музее Чехова мы подготовили фестиваль по рисованию комиксов. В Музее Герцена будет литературный салон, и все, и дети, и родители, смогут стать участниками такой, ну, исторической реконструкции. В других музеях… в каждом музее своя программа. В Музее Серебряного века у нас будет мастер-класс по анимации. Все это будет объединено в такое большое межмузейное путешествие. Могут принять участие и дети, и родители.

Л. ГУЛЬКО: Вот у многих, я так понимаю, и взрослых тоже, музей ассоциируется, ну, с чем-то… ну, так скучно что-то, да? Сидят какие-то тетеньки…

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Тем более такой сложный музей, как Литературный…

Л. ГУЛЬКО: Да. И вот это все занудно, вот это бу-бу-бу-бу-бу… Как вот это дело как-то, понимаете, изменить? Как убить, отбить вот это все? К. БЕЛЬКЕВИЧ: Ну, конечно же, самая главная задача, наверное, любого музейного сотрудника – правильно интерпретировать материал, который показан в музее, и сделать его, как я уже говорила, доступным и понятным. Потому что бывает так, что непосвященный посетитель не может даже, ну, считать информацию, да? Понять, насколько это интересно. И это делается разными способами. Чаще всего, традиционный способ – это экскурсовод, который является проводником. Но мне кажется, что постепенно от этого нужно уходить и давать возможность людям самостоятельно посещать. Для этого существуют разные проекты, например, как музейные путеводители интересные.

Л. ГУЛЬКО: То есть, берешь в руки путеводитель, да?..

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Да. Но это не просто бумажка с достаточно сухим каким-то рассказом, да, впечатлениями, это должен быть вопрос – ответ, и с заданиями разного типа. У нас, кстати, сейчас проходит такой проект в музее, в нем участвуют 6 наших музеев. Называется этот проект олимпиада «Музеи, парки, усадьбы», он объединяет десятки московских музеев, парков и усадеб. И вот в наши 6 музеев можно прийти, получить путевой маршрутный лист и, пройдясь по экспозиции, попробовать ответить на вопросы. Дело в том, что самая хитрость в том, что на эти вопросы невозможно ответить, не находясь в музее. Только поглядев на экспонаты, только подглядев этикетку, можно…

Л. ГУЛЬКО: Эта вся штука работает на интерес, да?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Да, конечно.

Л. ГУЛЬКО: Я имею в виду, там, всякие, знаете, там, призы, подарки. Ну, какая-то мотивация должна быть

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Нет, я, простите, не поняла вопрос. Я считаю, что вообще…

Л. ГУЛЬКО: Не-не-не, это я просто в продолжение, да? Я к чему? Сначала человек должен вообще захотеть прийти, вообще в принципе захотеть прийти, для того чтобы чего-то сделать. Вот как это сделать?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Ну, наверное, я здесь для того и есть (смеется), чтобы напомнить о том, что…

Л. ГУЛЬКО: Тем более подросток.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Тем более подросток, конечно. Это самая сложная аудитория для нас.

Л. ГУЛЬКО: Конечно. У которого существуют там всякие гаджеты современные – ну, что ему ходить? Он нашел где-то там чего-то в интернете…

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Именно поэтому, например, я против мультимедиа, обилия мультимедиа в современной экспозиции, потому что все сейчас это настолько доступно, и у каждого есть свой, пожалуйста, и планшет, и телефон, на котором можно все это…

Л. ГУЛЬКО: Вы против этого?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Я, честно, вот я против, потому что…

Л. ГУЛЬКО: А если включить это как-то в сам процесс? Это сделать невозможно?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Это можно сделать. Это очень интересный вопрос, потому что, представьте, если делать, например, игру по литературным мотивам, допустим, представляете, кто становится конкурентом нашим? Это становятся современные очень качественные игры компьютерные, которые делают настоящие профессионалы, уже много-много лет, там, уже десятилетия работающие в этой области. И, действительно, тут надо…

Л. ГУЛЬКО: Нет, они работают в другой области, они работают в области стрелялок, пугалок…

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Они работают в области графики, написания ролевывх сценариев и так далее и так далее. И уже знают, ну, там уже такой бэкграунд огромный, конечно, это очень сложно. Но при этом можно работать совместно с такими организациями, уже выходить на них, конечно…

Л. ГУЛЬКО: Конечно, да, вот и я об этом.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: … создавать такие проекты.

Л. ГУЛЬКО: Вот таким образом

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Да, конечно. Тогда это будет действовать. Если стоит панель где-то в углу, то ее не будут трогать

Л. ГУЛЬКО: А еще такая штука, как, знаете, вот ни в одном музее – ну, как правило, да? – нельзя ничего трогать руками…

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Ну, не ни в одном…

Л. ГУЛЬКО: Не-не-не, если это не какой-то специальный там музей, да?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Конечно, да.

Л. ГУЛЬКО: Вот что-нибудь можно как-то это все, как-то что-то потрогать, даже в Литературном музее? Полистать, я не знаю, там, что-то, так сказать, вот к чему-то прикоснуться.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Для этого, конечно же, существуют различные музейные занятия, и они обычно позволяют прикоснуться к каким-то копийным материалам или типологическим предметам, похожим на предметы, представленные в экспозиции. Вот. Ну, на самом деле мне кажется, что это не самое… это скорее для детишек совсем маленьких…

Л. ГУЛЬКО: Ну, конечно.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: … у которых ведущая деятельность – предметно-ролевая деятельность.

Л. ГУЛЬКО: Для подростков тоже это интересно.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Ну, да, не могу не согласиться, конечно же, тоже.

Л. ГУЛЬКО: А может быть, даже, бог знает, может быть, даже и для взрослых.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Смотря какой, конечно же, предмет.

Л. ГУЛЬКО: Конечно.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Если речь идет о книге, ну, да, наверное, ее интересно разглядеть вблизи побольше, получше, но трогать ее – в принципе, мне кажется, что это не самое сильное впечатление о музее.

Л. ГУЛЬКО: Но, тем не менее, да. Давайте дальше пойдем, да? Чему учить в музее? Значит, понятно, чему, хотя, так сказать, много всяких вариантов есть. Теперь давайте поближе, может быть, ко взрослым, да? Обратим наше внимание на взрослых людей. Потому что люди приходят, люди вроде тянутся, люди вроде хотят знать, но приходят, и им почему-то становится тоже скучно. Как-то вот, так сказать, когда не знаешь… как это называется? Бэкграунд, да? По-современному. Вот когда его нету, тогда, собственно, люди приходят и уходят из музея. Вот как этого человека, у которого нету бэкграунда за душой, заинтересовать?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Конечно же, для этого в наших музеях, вот всех 12, на всех, ну, сейчас 11 площадках, проходят… ну, это называется сухим словом «мероприятия»…

Л. ГУЛЬКО: Да.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: … а на самом деле это удивительная – ну, есть такое слово у музейщиков тоже – путешествие, погружение в историю, в контекст. Проходят различные встречи с писателями. Наш музей очень интересный, понимаете, у нас не только музей истории литературы, это музей культуры чтения. Конечно же, мы рассказываем о том, что было, но нам важно рассказать о том, что сейчас. И вот сейчас у нас в музее проходит невероятное количество встреч с современными писателями. И вот мы планируем тоже запустить такой интересный проект, когда о литературе для подростков рассказывают не специалисты, филологи, историки, ну, там, педагоги, какие-то лекторы, а рассказывают современные писатели. И они рассказывают свою личную историю русской литературы.

Л. ГУЛЬКО: Это всегда интересно.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Да, это просто получается совершенно такой другой рассказ, эмоционально окрашенный. Сейчас же весь мир наполнен личными историями: ЖЖ, социальные сети – это же все об этом. И мы стараемся тоже идти в ногу со временем, с этим трендом, и рассказывать другую историю литературы. Не такую, не стереотипы, что он был великий гений, он родился, сразу все это поняли – конечно же, нет. У него была своя история, свои взлеты и падения. И об этом могут рассказать как раз не специалисты. Конечно же, есть и специалисты. И вот с этой весны мы намереваемся запустить, этот проект будет называться «Хрестоматия», для подростков, опять же, тоже.

Л. ГУЛЬКО: Для подростков. Но взрослый человек тоже туда, собственно, может прийти…

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Конечно же, может прийти. У нас работают лекции, и различные встречи, и музыкальные, и творческие, и театральные вечера, конечно же, очень много. Но есть у нас детский образовательный проект «Сказка выходного дня», и мы вот в ближайшее время готовим выставку Аркадия Гайдара, очень действительно сейчас для современников спорного писателя. Я родителям рассказываю о том, что у нас будет выставка Гайдара, на их лице я вижу грусть и тоску.

Л. ГУЛЬКО: Почему?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Да, вот представляете? Такой стереотип. Действительно, задача нашей студии, нашего музея – рассказывать интересно детям, родителям об интересных книгах.

Л. ГУЛЬКО: А выставка, она… там что будет на этой выставке Аркадия Гайдара?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: На выставке… сейчас я до этого дойду (смеется). Конечно же, интересно и приятно рассказывать о книгах, которые все читают и любят. Правда? Сразу находится такой эмоциональный отклик. Вот вы читали эту книгу? Конечно! Давайте о ней поговорим. А как говорить о книге, которую не читали? И родители, когда тебе говорят: ну, на, почитай Гайдара. Вот есть такое сейчас…

Л. ГУЛЬКО: Когда-то его читали все.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Да, конечно же

Л. ГУЛЬКО: Это же все зависит от моды.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Да, конечно.

Л. ГУЛЬКО: Или от времени.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Но есть авторы, которых несправедливо забыли или помнят об их книгах совсем не то, что в них написано. И вот мы считаем, что Аркадий Гайдар – как раз такой автор. И сейчас 22 января будет его 110-летний юбилей.

Л. ГУЛЬКО: Да.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Между прочим, «Гайдаровка» –наш тоже друг и партнер этой выставки, готовит сейчас большую, обширнейшую программу юбилейную. Ну, а мы подготовили выставку. При том, что мы сделали очень, мне кажется, интересный ход. Мы пригласили современных художников молодых проиллюстрировать его книги. Совсем молодых, студентов из Строгановки, Полиграфа, Суриковского. Объявили конкурс этой осенью. И они читали его, первый раз некоторые даже, ну, вспоминали о том, кто это. И проиллюстрировали. Сейчас мы 9 финалистов – вот как раз, состав выставки – мы покажем их работы на этой выставке, современное прочтение. Это очень было сложно для них, потому что нужно быть, конечно же, очень сильно в контексте, знать историю, знать эпоху, предметы все эти. И поэтому…

Л. ГУЛЬКО: Ну, они же художники, они же историю свою тоже должны знать на самом деле, да? К. БЕЛЬКЕВИЧ: Ну, на самом деле очень сложный был конкурс, но результат был очень хорошим, мы довольны, у нас очень классные, хорошие…

Л. ГУЛЬКО: Скажите, а параллельно с работами молодых художников старые работы будут выставляться?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Конечно! Вот как раз, спасибо, Лев! Понимаете же, к чему я клоню. В одном зале будут собраны художники молодые совсем еще, ну, такие, начинающие иллюстраторы по большей части. А в другом зале мы покажем работы мастеров книжной графики: конечно же, Герман Алексеевич Мазурин и Давид Дубинский. И один зал у нас будет посвящен биографии Гайдара. Мы показываем материал к его биографии: фотографии редкие, книги. И делаем это при поддержке, при участии главного биографа Гайдара и хранителя, собирателя памяти о нем Бориса Николаевича Камова. Он нам дает некоторые фотографии тоже для этой выставки. Но, конечно же, наша задача – дальше, я уже говорю, это интерпретировать, весь этот материал, всю эту выставку, сделать ее приятной и интересной детям. Поэтому в центре нашей выставки будет разбит штаб Тимура и его команды.

Л. ГУЛЬКО: Шалаш?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Нет, нет, вы что! Он был на втором этаже, на чердаке маленького домика, да, и там стояли деревянные ящики, и стояло рулевое колесо, от него были протянуты во все концы провода сигнальные. У нас тоже будут эти провода, которые, правда, будут сигналить, там, не сигналы тревоги, а разные… можно будет по которым протянуть сигналы к разным историческим датам эпохи и судьбы Гайдара. Вот, тоже такая история у нас.

Л. ГУЛЬКО: А Мишка Квакин у вас будет? К. БЕЛЬКЕВИЧ: Обязательно, но это будет ролевая игра. Мы сейчас как раз разрабатываем сценарий. И вот дело в том, что у нас проблемы в студии, ну, мы маленький проект, и у нас уже все места по выходным заняты. Но мы приглашаем всех вас, уважаемые радиослушатели, прийти к нам на выставку вместе со своим классом, ну, прийти со школьной экскурсией, вот, или заказать экскурсию для своих друзей – это тоже очень интересно. По будним дням. Приходите. Сейчас эта выставка будет работать в Музее Серебряного века на Проспекте мира, дом 30.

Л. ГУЛЬКО: Да. Скажите пожалуйста, вот у нас осталось 30 секунд до новостей, даже меньше. Вообще ситуация в стране, в том числе и какая-то моральная, политическая, она как-то влияет на работу музея? Вот вы сказали, раньше «Гайдар!», а теперь «Гайдар…» вот как-то, да?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Я думаю, что не ситуация в стране все-таки…

Л. ГУЛЬКО: Ну, я как-то так, неправильно выразился…

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Я думаю, что не приказ какого-то верхостоящего… ну, хотя вы государственный музей, от этого мы тоже…

Л. ГУЛЬКО: Атмосфера.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Атмосфера, конечно, влияет. Музей – это часть общества. Ну, как мы можем быть отдельно?

Л. ГУЛЬКО: Хорошо, Давайте мы об этом, может быть, поговорим после новостей, пока послушаем новости, затем вернемся в студию, продолжим разговор.

НОВОСТИ

Л. ГУЛЬКО: 10:35, мы продолжаем Музейные палаты. Ксения Белькевич, куратор выставочных проектов, сотрудник Государственного Литературного музея. «Чему учить в музее?» — такая большая тема. Я, понимаете, не зря спросил о том, влияет ли какая-то атмосфера моральная в стране. Раньше красные были хорошие, белые – плохие, да? Теперь белые хорошие, красные… Не бывает так, эти хорошие, эти плохие. И, смотрите, мы с вами заговорили, вы говорите о выставке Гайдара, да? Тут же пришла смска два раза подряд: «Музеи в тренде! Культивирование совка, ностальгия!» Пожалуйста.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Прошу прощения…

Л. ГУЛЬКО: Музей в тренде, в современном тренде музей, да?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Да.

Л. ГУЛЬКО: Музей в тренде. Ну, сейчас мы кровавый режим вспоминаем сразу, да.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Культивирование совка?

Л. ГУЛЬКО: Культивирование совка и ностальгия по совку.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Не могу сказать…

Л. ГУЛЬКО: Понимаете, вот я к чему спросил, как влияет моральная атмосфера на музей? Музей же вообще вне, он же должен быть вне всего, я так понимаю. Просто Гайдар – хороший писатель, там были хорошие иллюстрации. Почему у людей возникают такие вещи? Этому тоже как-то надо, наверное, научить.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Конечно же. У нас большая программа выставочная, мы говорим о разных писателях в течение года. Сейчас были сказки Пушкина, дальше была голландская выставка, потом будет Мэри Поппинс. Мы рассказываем, конечно, прежде всего, не о каких-то исторических явлениях или героях, а говорим о хорошей литературе. И сейчас это будет Аркадий Гайдар.

Л. ГУЛЬКО: Да, который жил в свою эпоху, творил в свою эпоху…

К. БЕЛЬКЕВИЧ: В свою эпоху, в свое время, очень непростое, очень страшное.

Л. ГУЛЬКО: … когда смотрю «Неуловимых мстителей», мне хочется больше помочь им, а не белым, честно вам скажу. Ну, такой фильм хороший, да, так он был создан. Хорошо.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Конечно, можно ругать его за, там…

Л. ГУЛЬКО: Можно, конечно.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: … за советские реалии, там… но это было свое время. Но почитайте без этого просто, уважаемые радиослушатели. Прочитайте снова «Голубую чашку» рассказ, попробуйте не на это обращать внимание, что там мальчика фашистом обзывали, а на личную семейную трагедию. Ведь Гайдар пишет именно об этом, это биографическая его история. Это такая очень… даже голос задрожал у меня. Это история, ну, горькая, о том, как распалась молодая семья. Его вот любовь, его жена первая… и о том, как, просто из-за того, что было очень сложное тяжелое время, из-за того, что они пережили, такую чашу горя испили, что, ну, не смогли быть вместе. У них и ребенок погиб… Это рассказ как раз о том… такая попытка хотя бы в книге пережить хороший финал. Вот об этом рассказ. Почувствуйте этот ритм, почувствуйте этот удивительный рассказ, этот слог. Это совершенно такая терапия на самом деле, о другом книжки. И я буду об этом говорить на нашей выставке, конечно же, не о том, что красные хорошие, а белые – плохие…

Л. ГУЛЬКО: Или наоборот.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: … давайте, ребята, возьмем все шашки, белым головы посрубаем!.. Ну, я же не какой-то там сумасшедший. Ну, хотя, может, и в это поиграем для истории, потому что детям тоже важно понять, что за контекст был, почему он так именно относился.

Л. ГУЛЬКО: Конечно.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Ну, к этому нужно быть… не буду говорить, осторожно, просто внимательно и вдумчиво к этому отнестись.

Л. ГУЛЬКО: Давайте мы с вами отвлечемся, поскольку мы тут до программы, в рамках «Красной площади, д. 1», нашей передачи, задавали вопрос: чем заедала вина пушкинская старуха, став царицей? А до этого она их заедала другим, я так понимаю, вообще, наверное, вина не пила.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Конечно, она с золота стала есть. Дети говорят мне: что, она золото стала есть? Я говорю: нет, с золота.

(смех)

Л. ГУЛЬКО: Вот. Правильный ответ – печатным пряником. И тут масса есть правильных ответов. Но я скажу, кто наш победитель. Значит, главный приз – это каталог «Купеческий портрет XVIII – начала XX века из собрания Исторического музея. Живопись. Дагерротипия. Фотография». Его получает Сергей, первые цифры его телефон 7-918-828. А остальные четыре человека, тоже правильно ответивших, но они позже, позже ответили, не успели, получают книжку Льва Рубинштейна «Скорее всего». Вот. «Рубинштейна читать необходимо, чтобы все замечать и ничего не забывать», — такой вот эпиграф Петра Вайля к этой книжечке. Вот эти люди: Надя 7-905-647, Алла 7-904-989, Людмила 7-915-340 и Алексей 7-964-581. Так что, всех поздравляем, у каждого есть свой приз.

Поехали дальше про нашу с вами сегодняшнюю тему: чему учить в музее?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Ну, я думаю, что задача Литературного музея – учить любить книги. И мне вот сейчас интересно очень, мы ищем новых сотрудников, кстати, в наш отдел музейной педагоги, ко мне приходят разные люди. И когда они говорят: ну, я вот считаю, что на детей нужно прививать любовь к чтению.

Л. ГУЛЬКО: Прививку делать?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Прививку, да. Я сразу… ну, я мило улыбаюсь и как-то, ну, вот все, я понимаю, что не наш человек. Потому что привить любовь к чтению – это невозможно. Ну, это не нужно, это только у ребенка оскомину вызовет и отвращение. Знаете, как мне говорят, я вот спрашиваю родителей: а как вот вы с ребенком читаете? Ну, вот вы знаете, он такой у меня непослушный. Вот если он не сделал уроки, то я ему говорю: сегодня будешь читать и сегодня планшет не получишь! Вы представляете? У ребенка чтение становится наказанием.

Л. ГУЛЬКО: Сладкого не получишь, планшет не получишь, телевизор смотреть не будешь, только будешь читать.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Только будешь читать. И чтение… он, может быть, и любил когда-то читать, но он понимает, что это у него его наказание, он уже психологически готов к этому, у него стереотип рождается такой, рефлекс, что, фу, книга – это гадость, я не могу читать, не давайте мне ее, пожалуйста, ни в коем случае. У нас очень интересные истории, дети приходят в студию, студию по изучению литературы, и они с удовольствием занимаются у нас и слушают лекции. А у нас очень интересно занятия проходят: мы показываем какие-то слайды, рассказываем про писателя, потом мы читаем его, обсуждаем, потом это творческая работа, съемка фильма или мультфильма – ну, там, каждый раз это что-нибудь новенькое. Спектакли ставим, там, все что угодно. И этот ребенок, оказывается, что он не любит. Он говорит: я не люблю читать. Но я читал уже, вот пока я в студии, я читал это, это. Но вообще я читать не люблю. Главное, по-другому к этому отнестись.

Л. ГУЛЬКО: А как?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Ну, вот я как раз и рассказываю, что главное не заставлять, а…

Л. ГУЛЬКО: Ну, а как, если этого требуют, например, в школе?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Знаете, что требуют от детей чтения чаще всего те родители, которые сами не читают. Если родители сами читают, ребенок видит их с книгой, то, скорее всего, это уже такая традиция…

Л. ГУЛЬКО: Неважно с какой, с электронной или с печатной?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Я за печатные книги…

Л. ГУЛЬКО: Нет, я тоже за печатные, потому что можно понюхать, потрогать…

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Да, она шоколадом пахнет, правда? Новая книга, или старая даже. Л. ГУЛЬКО: Конечно. Иллюстрации, опять же. Так же не передает электронная книжка такие иллюстрации.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Да, конечно.

Л. ГУЛЬКО: Вот. Но это все равно, какая книжка, электронная или печатная.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Конечно. Главное, чтобы читали. Конечно, важно не какая книга, а о чем. Это гораздо важнее, наверное, все-таки.

Л. ГУЛЬКО: Конечно.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Пусть это будет не бульварный роман, а исторический, пусть это будет…

Л. ГУЛЬКО: А бульварных романов хороших не бывает?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Ну, бывают, конечно, тоже, ну, что ж делать. Ну, такие, интересненькие. Я их не читаю (смеется). Ну ладно, давайте… вы меня смутили (смеется).

Л. ГУЛЬКО: Нет, почему? Нет, я просто спросил, правда. Потому что…

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Стереотип просто, я опять тоже…

Л. ГУЛЬКО: А мода, скажите, вот раз мы заговорили, бульварные романы, исторические, «Гарри Поттер», например, да?..

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Ну, это уже… нет, вы что, «Гарри Поттера» уже забыли, это уже у самих дети, кто «Гарри Поттера» читал.

Л. ГУЛЬКО: Вообще как-то мода вообще существует на музейные экспозиции, вообще мода, мода и музеи, они как вместе сосуществуют?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Ой, конечно, вы что! Ну, вот как раз о «Гарри Поттере» замечательная есть история, что в Дарвиновском музее, когда… ой, нет, в Биологическом музее Тимирязева это было, рассказывали историю, что у них была… приходили школьники и, ну, в общем, как-то себя так вели, что не хотят это смотреть, им скучно, телефоны достали. Ну, и были такие приманки у экскурсовода: дети, посмотрите, это сова, как у Гарри Поттера, Букля!

Л. ГУЛЬКО: И?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Ну, они сразу же внимание, он завоевывал их какое-то внимание, авторитет, свой авторитет завоевывал, и, в итоге, они его слушали.

Л. ГУЛЬКО: Да, а теперь перекидываемся на моду в литературе, в Литературном музее. Существует как-то влияние каких-то модных книг?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Да, конечно, влияет это.

Л. ГУЛЬКО: Ну, например?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Ну, «Сумерки», например. Сейчас все все, кто постарше, и фильмы, и книжка тоже немножко такое… когда рассказываешь о мистике, о таких вот потусторонних вещах, они очень хорошо это считывают, и у них можно к этому, ну, апеллировать к этому просто.

Л. ГУЛЬКО: А вы пользуетесь, то есть, этим?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Я, честно – нет, потому что я работаю немножко с другой аудиторией, помладше. Они читают то, что читаю я, то, что читали их родители. Эти дети, дети до 9 лет, им дают книги родители те, которые они читали сами в детстве.

Л. ГУЛЬКО: А что сейчас читают дети?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Да все то же самое, детскую классику. Ну, нет, ну, конечно же, очень много сейчас выходит новой литературы, и ее читают тоже в том числе. Ну, я-то работаю немножко с другим контекстом, поэтому мне здесь гораздо удобнее. Вот. Это еще приходится сейчас изучать нам. Ну, у нас есть сотрудники, которые этим профессионально занимаются и которые это видят и хорошо знают.

Л. ГУЛЬКО: Я знаю, что Литературный музей, ну, было очень много хороших выставок вот как раз по иллюстрации детских, детских и не детских книг. Вообще иллюстрация, она же … вот с чего начинается книга, с текста или с иллюстрации?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Для детей – конечно, с иллюстрации.

Л. ГУЛЬКО: Для детей, в частности, да?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Да, конечно. Ну, конечно. Наши выставки все, детский вот проект у нас, «Сказка выходного дня», мы за три года провели, не ошибусь, 16 выставок детских. И, конечно, ядро каждой выставки – это самые лучшие книжные иллюстрации. Ну, вот мы делаем выставка Бажова, мы показываем иллюстрации к нему. Кстати, это был очень интересный опыт. От иллюстрации очень много зависит. И у нас когда планировалась эта выставка, родители немножко с опасением относились, потому что у них в памяти Бажов – это что-то очень мрачное, скучное и про вот, опять же, про этих вот рабочих, которые, там, восстают, которых угнетают…

Л. ГУЛЬКО: У меня как-то этого не осталось от Бажова в памяти…

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Были такие. О том, что это совершенно колоритные удивительные уральские сказы…

Л. ГУЛЬКО: Конечно.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: … со своим, там, пантеоном мифологических этих существ, богов даже, да? Об этом они как-то забыли. И помогли нам в этом иллюстрации. У нас были иллюстрации Кошкина, Александра Кошкина, Ольги Ионайтис и Бориса Диодорова. Яркие, цветные, красочные, они такие… там, не то чтобы они жизнерадостные, они сказочные настоящие. И родители, которые пришли, они: о, как здорово, нам нужно найти эту книгу и начать именно с этой книги давать детям читать Бажова! Вот, да, конечно, иллюстрация очень важна.

Л. ГУЛЬКО: Конечно. А теперь, смотрите, по-моему, вы сказали, да, что вот в этой вот мультикультурной вашей затее… могу я так назвать?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Можно так (смеется).

Л. ГУЛЬКО: Мультикультурная ваша затея, значит, сначала, скажем, рассказ, потом дети сами рисуют или пишут. А какое-нибудь театральное действие не планируется в конце по этим книжкам?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Конечно. У нас занятия состоят из трех блоков. Первый блок – это литературная мастерская, когда дети изучают… я говорю сейчас о «Сказке выходного дня» о занятиях.

Л. ГУЛЬКО: Да.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: У нас абонементная система, в течение года, у нас 165 детей занимается, каждый выходной почти приходят. Ну, то есть, по расписанию. И первый блок – это литературная мастерская, когда детям рассказывают о жанре, в котором работает автор, пытаются, ну, изучить творческий метод этого автора, самим попробовать поработать в этом жанре. Ведет занятия детская писательница настоящая, работающая. Кто еще может рассказать литературную кухню лучше, чем сам автор? Ой, не автор, извините, а писатель работающий. Потом художественная мастерская, Маргарита Лагун ведет их. Здесь, конечно же, это фантазия абсолютно. Каждый раз что-то новое. Например, на Викторе Драгунском мы строили ракету, потому что это было очень важное явление же в ту эпоху, когда были написаны «Денискины рассказы», в 61-м году первая вышла книга. И мы строили с детьми ракету, но не из самовара, из ящика, как это было описано в книжке, а мы строили из такого полипропиленового материала, знаете, туристические коврики, куда можно было в эту ракету залезть и отправиться в путешествие. Финальное занятие обычно у нас – это театр. Каждый раз это разный театр. Это может быть театр марионеток, или театр теней, или пластический театр, или съемка фильма или мультфильма. У нас на сайте музея goslitmuz.ru можно посмотреть в разделе «Видеоролики» фильм о нашей студии. Там есть мультфильмы по сказкам Сергея Козлова и фильмы по сказкам Софьи Прокофьевой. Скоро появятся, дорогие мои, я не забыла об этом, появятся фильмы по Виктору Драгунскому.

Л. ГУЛЬКО: По Виктору Драгунскому, замечательные, должны быть, фильмы. Много вопросов, знаете, вот как попасть, как с детьми, с какого возраста? Родители спрашивают.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Для детей от 5 до 12 лет.

Л. ГУЛЬКО: От 5 до 12.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Да, но сейчас у нас уже, к сожалению, места все в студии заняты. Но можно приходить с классами на экскурсии. И для вашего класса мы точно так же проведем экскурсию и творческое занятие по вашему выбору. Это может быть ролевая игра, или театр теней, или, там, какой-то художественный мастер-класс. Вы просто выбираете, для каждой выставки мы готовим свою программу. Ну, конечно же, вот с февраля-месяца у нас будет запущен проект, межмузейный абонемент семейный. И там пока что… я вот сейчас его анонсирую, и там еще можно попробовать, то есть, не попробовать, а можно будет записываться с, ну, вот сейчас после выходных, звоните по телефону музея. Так, можно тоже сказать его?

Л. ГУЛЬКО: Конечно. Можно сайт сказать.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Смотрите контакты на сайте goslitmuz.ru, Государственный Литературный музей. Там все, в общем-то, хорошо подробно написано, очень много информации, есть что почитать и изучить, вот. Если какие-то вопросы, звоните в «Сказку выходного дня».

Л. ГУЛЬКО: Тут нам пишет Ксения Авилова, я так понимаю, что она уже внучка: «В этом году 150 лет писательнице Лидии Авиловой. Вы не хотите отметить его на базе музея?»

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Ну, спасибо большое, Ксения, да, действительно, мы… к сожалению, не успеваем отметить все юбилейные даты, но, скорее всего, будем проводить какое-то мероприятие. Просто посвятить этому именно выставку или сделать какое-то масштабное событие… дело в том, что выставочный план формируется за 2 года, и делать что-то спонтанно не всегда удается. Ну, к сожалению, действительно, не все даты удается отметить.

Л. ГУЛЬКО: Еще есть такой вопрос от родителей, я так понимаю, что и от учителей тоже: сколько чего стоит?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: У нас очень… как сказать?

Л. ГУЛЬКО: Демократично.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Демократичные цены, как у настоящего музея. Это должно быть, конечно. Мы, к сожалению, не можем бесплатно всех пускать, как, например, по специальным путевкам, потому что мы не московский музей. И это, кстати, наша тоже беда (смеется), в этом конкуренты наши московские музеи. Но в этом, кстати, есть хорошие тоже свои плюсы. Но об этом я не буду говорить в эфире. Так, и стоит у нас занятие очень недорого. Билет в музей стоит для взрослого 150 рублей, для школьников – 50. А экскурсионное обслуживание на 15 человек стоит 1 500 рублей. Занятие по абонементам вот у нас стоит 280 рублей. Это полуторачасовое занятие, там, со всеми расходными материалами, прочими-прочими… Мне кажется, для Москвы это очень скромно.

Л. ГУЛЬКО: Да, совсем. А вообще такая тема, конечно, я понимаю, что она больная, в хорошем смысле слова: музей и деньги. Вообще музей должен зарабатывать деньги, может?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Музей может зарабатывать деньги, но, конечно же, это не должен быть… он не может быть… как сказать? Нет, вот, например, наш проект, опять, извините, «Сказка выходного дня» — коммерчески успешный проект, мы сколько зарабатываем, мы тратим… Понимаете, тут очень интересно, тут же мы не вычитаем, там, стоимость аренды помещения, потому что мы его не арендуем, и стоимость расхода электроэнергии.

Л. ГУЛЬКО: Ну да.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Весьма условно это можно назвать какой-то сметой. Я считаю, что музей должен зарабатывать на развитие: на новые программы, на новые проекты. И тогда это будет, ну, во-первых, зрители будут туда стремиться приходить…

Л. ГУЛЬКО: Конечно.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Посетители. Зрители, кстати, видите, говорю, не посетители, а зрители.

Л. ГУЛЬКО: Зрители, конечно.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Зритель, участник. И тогда и музею будет интересно работать. Потому что сидеть на одном месте – это очень скучно, это очень деморализует, надо самим развиваться, двигаться. И сейчас у нас в музее очень много разных проектов в связи с приходом нашего нового директора Дмитрия Петровича Бака, и я надеюсь, что у нас все удастся.

Л. ГУЛЬКО: Спасибо. Мы желаем вам удачи.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Спасибо большое! И спасибо, что пригласили.

Л. ГУЛЬКО: Со всех сторон удачи. В общем, музей уже открылся после праздников, да? Все уже работает?

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Да.

Л. ГУЛЬКО: Так что, дорогие друзья, спешите, торопитесь. Государственный Литературный музей, можно зайти в поисковике вбить, и все там станет известно.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Конечно.

Л. ГУЛЬКО: Спасибо огромное. Ксения Белькевич, куратор выставочных проектов и сотрудник Государственного Литературного музея. Спасибо.

К. БЕЛЬКЕВИЧ: Спасибо. С Новым годом!





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире